авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«№ 2 (21) ВЕСТНИК 2011 Дальневосточного ...»

-- [ Страница 5 ] --

имелось ли насилие, его характер, причинены ли ему те лесные повреждения, какие именно и каковы их последствия;

обстановку совер шения преступления и другие обстоятельства преступления.

Результаты проведенного исследования позволяют прийти к выводу, что на сегодняшний день в органах внутренних дел сложилась определенная практика успешного использования специальных познаний при раскрытии и расследовании корыстно-насильственных преступлений. Специальные познания, применяемые как в процессуальной, так и непроцессуальной формах, служат достаточно дей ственным инструментом установления истины по уголовным делам. Необходимо продолжать накапливать подобный опыт, анализируя его и определяя направле ния, требующие совершенствования.

Достижению данной цели в немалой степени будет способствовать устране ние противоречий и несогласованности в статистической отчетности ИЦ УМВД и экспертно-криминалистических подразделений. Для этого необходимо разрабо тать систему контроля за правильным и своевременным заполнением лицами, производящими расследование, статистических карточек (в частности, п. 31 Фор мы 1.1 – данные о применении криминалистических средств и методов экспертно криминалистических подразделений;

данные о результатах осмотра места проис шествия и проведенных экспертизах по раскрытым преступлениям).

Кроме того, эффективности и качеству расследования преступлений рас сматриваемой направленности будут способствовать следующие меры:

- адекватное ресурсное и техническое обеспечение подразделений правоохра нительных органов по борьбе с преступлениями рассматриваемой направленности;

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) - информирование работников о возможностях применения специальных по знаний, информационно-методическое обеспечение с демонстрацией положи тельных успешного раскрытия и расследования преступлений на основе исполь зования специальных познаний;

- совершенствование и внедрение практики повсеместного использования автоматизированных информационно-поисковых систем, систем оперативного фиксирования и проверки следов применительно к решению задач расследования корыстно-насильственных преступлений.

Литература 1. Ищенко Е.П. Специалист в следственных действиях (уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты). М.: Юрид. лит., 1990.

2. Трифонова Н.А. Понятие и виды специальных познаний при расследовании пре ступлений // Молодежь, наука и цивилизация: Межвузов. сб. тезисов и докладов адъюнк тов (аспирантов), курсантов, слушателей и студентов. В 2-х ч. Красноярск: Сибирский юрид. ин-т МВД России, 2005. Ч. 2. С. 73.

Вопросы криминалистической характеристики убийств, совершенных организованными преступными группами, скрытых инсценировками Максим Евгеньевич Степанов, адъюнкт Дальневосточного юридического института МВД России УДК 343. В статье рассматриваются некоторые вопросы криминалистической характеристи ки убийств, совершенных организованными преступными группами, скрытых инсцени ровками. Проводится краткий анализ генезиса рассматриваемой криминалистической ка тегории и ее основных элементов.

Ключевые слова: инсценировка, убийство, криминалистическая характеристика, ор ганизованная преступная группа, способ совершения преступления.

Анализ криминальной обстановки, сложившейся в стране на современном этапе, к сожалению, позволяет сделать неутешительный вывод о том, что органи зованная преступность по-прежнему представляет собой реальную угрозу нацио нальной безопасности России. Подтверждением этого является широко известная трагедия массового убийства в станице Кущевская.

Не вызывает сомнения, что убийства, совершенные организованными пре ступными группами (ОПГ), являются одним из наиболее опасных проявлений преступной деятельности. Как показывает анализ практики, способы убийств, со вершаемых членами ОПГ, в современных условиях становятся все более изощ ренными, не исключая и способы их сокрытия. В отличие от периода начала и се редины 90-х гг. XX в., когда убийства, совершенные членами ОПГ, например, в ходе открытых вооруженных столкновений между собой, при устранении конку рентов, носили ярко выраженный незамаскированный характер, в настоящее вре мя ситуация приобрела иную направленность. По нашему мнению, очевиден факт того, что на сегодняшний день, учитывая повышенное внимание к своей преступ ной деятельности со стороны правоохранительных органов, организованные пре Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ступные группы предпринимают активные действия, направленные на сокрытие совершенных преступлений. Более того, на первый план выходят неординарные способы сокрытия преступлений, в том числе и инсценировки1, как наиболее изощренный и одновременно надежный способ сокрытия.

Значимость рассматриваемой темы обусловлена объективными трудностями распознавания и разоблачения инсценировок как способа сокрытия совершенного убийства, которое преступники, в зависимости от сложившейся ситуации, могут представить как самоубийство, несчастный случай, наступление смерти от есте ственных причин и так далее. Анализ правоприменительной практики показывает, что разработка криминалистической методики выявления и раскрытия подобных преступлений значительно затруднена высоким уровнем их латентности. Слож ность раскрытия убийств, скрытых инсценировками, вызвана тем обстоятель ством, что, прибегая к такому способу сокрытия, члены организованной преступ ной группы, как правило, заранее тщательно обдумывают и планируют свои дей ствия, проводят предварительную подготовку по созданию благоприятных усло вий для совершения убийства и последующей инсценировки.

Организованность, наличие преступного опыта, необходимых сил и средств, знание некоторых особенностей профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов – все это в ряде случаев делает инсценировку доста точно привлекательной при выборе способа сокрытия убийства. Именно эти фак торы определяют высокий уровень латентности данного вида преступлений. От сутствие современных методик выявления и раскрытия убийств, сокрытых по добным образом, лишь значительно усугубляет складывающуюся ситуацию. Сви детельством этого служат результаты опросов сотрудников правоохранительных органов. Они убедительно показывают слабое знание криминалистических при знаков и особенностей рассматриваемого способа сокрытия, что также неизбежно и объективно снижает раскрываемость. Все отмеченные обстоятельства в ком плексе существенно препятствуют активизации работы по выявлению и раскры тию убийств данной категории.

В связи с вышеизложенным в настоящей статье предпринята попытка анали за генезиса общего понятия криминалистической характеристики преступлений и на основе этого такой ее частной разновидности, как криминалистическая харак теристика убийств, совершенных организованными преступными группами, скрытых инсценировкой.

Говоря о криминалистической характеристике преступлений в целом, необ ходимо отметить, что исследование проблематики данной криминалистической категории нашло свое отражение в значительном числе работ ученых криминалистов2. Наряду с этим криминалистическая характеристика преступле Инсценировка как способ сокрытия совершенного убийства – это умышленная де ятельность членов ОПГ или связанных с ними лиц, направленная на видоизменение ма териальной картины совершенного убийства, в ряде случаев сопровождающаяся соответ ствующим поведением, для придания преступлению видимости иного события в целях избежания уголовной ответственности.

См., например: Белкин Р.С. Курс криминалистики: учеб. пособие для вузов. 3-е изд., доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. 837 с.;

Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений: курс лекций: в 4-х ч. Ч. 4.

СПб.: СПб ЮИ МВД России, 1993. 80 с.;

Ермолович В.Ф. Криминалистическая характе ристика преступлений. Минск: Амалфея, 2001. 304 с.;

Танасевич В.Г., Образцов В.А. О криминалистической характеристике преступления // Вопросы борьбы с преступностью.

М., 1976. Вып. 25. С. 94-104;

Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика пре ступлений // Криминалистика / под ред. Н.П. Яблокова, В.Я. Колдина. М.: Изд-во МГУ, 1990. 464 с. и др.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ний в той или иной форме становится предметом рассмотрения и неоднократно фигурирует в многочисленных диссертационных исследованиях. Одним из пер вых предложенное А.Н. Колесниченко1 в 1967 г. и в дальнейшем принятое и раз витое другими учеными-криминалистами понятие криминалистической характе ристики в своем генезисе прошло длительный путь. Несмотря на непрекращаю щиеся до настоящего времени дискуссии и существующие критические высказы вания2, исследования в области рассматриваемой проблемы носят многогранный и всеобъемлющий характер. Неоднократно являясь предметом обсуждения на страницах различных криминалистических изданий, термин «криминалистиче ская характеристика преступлений» распространился и нашел свое признание у подавляющего большинства ученых3.

Что же такое криминалистическая характеристика преступления? По мне нию ряда авторов, «криминалистическая характеристика преступления – вероят ностная модель события и как таковая может быть основанием для вероятностных же умозаключений – следственных версий. Криминалистическая характеристика при этом играет роль своеобразной матрицы: она «накладывается» на конкретный случай и позволяет построить его вероятностную модель. Именно в этом заклю чается ее практическое значение, которое не следует преувеличивать, поскольку содержащееся в криминалистической характеристике знание носит не достовер ный, а вероятностный характер. Но на начальном этапе расследования всякое ис тинное знание, даже вероятное, имеет высокую цену, поскольку позволяет следо вателю снизить информационную напряженность»4.

В свете сказанного также следует согласиться с мнением В.Ф. Ермоловича, который полагает, что «в обобщенном виде наиболее полно и точно практическое назначение криминалистической характеристики можно представить в следую щей редакции: для повышения эффективности разработки и использования реко мендаций по анализу следственных ситуаций, построению и проверке версий, планированию расследования, организации и тактики проведения отдельных следственных действий, ревизионных и иных мероприятий, тактических операций и комбинаций, взаимодействию следователя с сотрудниками органов дознания, использованию помощи общественности и связанных с этим более частных задач по выявлению, раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений»5.

Являясь одним из базовых элементов частной криминалистической методи ки расследования убийств, совершенных организованными преступными группа ми, криминалистическая характеристика выступает информационным макетом рассматриваемого вида преступлений. В связи с этим заслуживает внимания точ ка зрения Н.П. Яблокова, подчеркивавшего значимость криминалистической ха рактеристики отдельных видов организованной преступной деятельности. «Част Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений: автореф. дис. … д-ра. юрид. наук. Харьков, 1967. 254 с.

Так, Р.С. Белкин, пересмотрев свои прежние взгляды на проблему криминалисти ческой характеристики, отмечал, что «…криминалистическая характеристика преступле ния, не оправдав возлагающихся на нее надежд и ученых, и практиков, изжила себя и из реальности, которой она представляла себя все эти годы, превратилась в иллюзию, в кри миналистический фантом». См.: Белкин, Р.С. Криминалистическая характеристика пре ступления: реальность или иллюзия? // Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня.

Злободневные вопросы российской криминалистики. М.: НОРМА, 2001. С. 223.

Полагаем, что концептуальные проблемы понятия, структуры и особенностей криминалистической характеристики преступлений исследованы достаточно и нет необ ходимости останавливаться на них более подробно.

Криминалистика: учеб. / Т.В. Аверьянова [и др.]. 3-е изд., перераб. и доп. М.:

Норма, 2008. С. 657.

Ермолович В.Ф. Указ. соч. С. 15.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ные задачи криминалистов в этой области исследований, – отмечает Н.П. Ябло ков, – связаны с разработкой криминалистических характеристик отдельных ви дов организованной преступной деятельности и методик их расследования. Это тоже очень важные задачи, поскольку без исследования криминалистических осо бенностей организованной преступной деятельности, специфики их расследова ния, а также умелого выбора наиболее эффективных в конкретных следственных ситуациях криминалистических приемов и средств выявления, раскрытия, рассле дования и предупреждения ОПД организовать эффективную систему противодей ствия этой преступности вряд ли удастся»1.

И, наконец, нельзя не поддержать точку зрения В.П. Бахина, отмечавшего, что «по вопросам теории криминалистической характеристики имеется множе ство публикаций, но это лишь подходы и основа для разработки рабочего инстру ментария расследования. А вот в этом направлении практически ничего не сдела но. Все говорят и пишут о том, какие возможности предоставляет криминалисти ческая характеристика для раскрытия и расследования преступлений. Однако ни кто предметно не занимался созданием таких систем данных о признаках кон кретных видов преступлений, хотя в настоящее время информационные техноло гии позволяют не только накапливать эти данные, но и «отслеживать» их законо мерные взаимосвязи, являющиеся выражением практического смысла и назначе ния данной категории»2.

Вышеприведенные цитаты, на наш взгляд, актуализируют значимость науч ной разработки криминалистической характеристики убийств, совершенных ор ганизованными преступными группами, скрытых инсценировками, как одного из наиболее опасных и сложно распознаваемых проявлений организованной пре ступной деятельности. Высказываясь в поддержку последней точки зрения, пред ставляется очевидным, что знание криминалистических особенностей исследуе мого вида преступлений во многом будет способствовать оптимизации процесса их выявления и раскрытия.

Что же составляет структуру криминалистической характеристики убийств, совершенных организованными преступными группами, скрытых инсценировка ми? Не вызывает сомнения, что перечень элементов криминалистической харак теристики не должен быть строго ограничен и может варьироваться в сторону расширения либо сужения, в зависимости от конкретного вида или группы харак теризуемых преступлений. При этом необходимо заметить, что в ряде случаев от дельные элементы криминалистической характеристики как составляющие ин формационной модели одного вида преступлений теряют свое значение для ха рактеристики других видов. Наряду с этим элементы криминалистической харак теристики, выступая инструментарием расследования, должны неукоснительно отвечать критерию практической значимости. Таким образом, излишняя инфор мационная перегруженность криминалистической характеристики путем включе ния неоправданно завышенного, не имеющего практического значения количе ства элементов, с нашей точки зрения, не допустима.

Говоря о криминалистической характеристике убийств, совершенных орга низованными преступными группами, скрытых инсценировками, следует обра тить внимание на ее специфику. По своей сущности она синтезирована из элемен тов криминалистической характеристики убийств, с одной стороны, и общих черт криминалистической характеристики преступлений, совершенных организован ными преступными группами, с другой стороны. Именно такая, своего рода двой Яблоков Н.П. Расследование организованной преступной деятельности. М.:

Юристъ, 2002. С. 46.

Бахин В.П. Криминалистическая характеристика преступлений как элемент рас следования // Вестник криминалистики. Вып. 1. М.: Спарк, 2000. С. 18.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ственная структура с акцентированием способа сокрытия преступления выделяет рассматриваемую характеристику из общего ряда.

Исходя из указанных выше особенностей, по нашему мнению, в криминали стическую характеристику убийств, совершенных организованными преступными группами, скрытых инсценировками, представляется целесообразным включение следующих основных элементов:

- способ совершения преступления;

- следовая картина преступления;

- обстановка совершения преступления;

- особенности личности преступника;

- особенности личности потерпевшего.

Рассмотрим, что же представляют собой обозначенные составляющие.

Касаясь способа совершения преступления, специально отметим, что инсце нировка как способ сокрытия убийства является одним из элементов системы со вершения преступления. В силу этого мы разделяем позицию Г.Г. Зуйкова, счи тавшего, что способ совершения преступления включает в себя комплекс взаимо связанных действий по его подготовке, совершению и сокрытию1. Как представ ляется, способы подготовки, совершения убийства и сокрытия его инсценировкой объединены единым замыслом лидера и членов ОПГ, совершающих преступле ние. Именно способ совершения убийства является детерминирующим фактором по отношению к выбору способа инсценировки и наоборот. Иллюстрируя пред ставленный тезис, можно сказать, что основными способами совершения убийств рассматриваемой категории будут являться причинение смерти с помощью уду шения, огнестрельных повреждений, сбрасывания жертвы с высоты, введение яда в организм (суррогаты алкоголя, наркотики и т.д.)2. Соответственно способами сокрытия будут выступать инсценировки самоубийства с помощью повешения или огнестрельного ранения, несчастного случая при падении с высоты, смер тельной передозировки наркотиками, отравления и так далее. Таким образом, мы видим, что способ совершения и способ сокрытия убийства напрямую взаимосвя заны между собой.

Рассматривая подготовку к преступлению в качестве составного элемента способа его совершения, следует выделить значимость ее роли. Объясняется это тем, что убийства подобного рода в подавляющем большинстве случаев не явля ются спонтанными, а заранее тщательно продумываются и готовятся. Об этом свидетельствуют результаты анализа судебно-следственной практики. В процессе подготовки, исходя из изучения и оценки сложившейся ситуации, исполнители заранее тщательно просчитывают возможные варианты развития событий. Созда ется своеобразное мысленное представление планируемого убийства и, исходя из этого, определяется наиболее подходящий вариант инсценировки. И мы вновь констатируем наличие непосредственной взаимосвязи способа совершения убий ства и способа его сокрытия. После принятия решения подыскиваются надлежа щие орудия совершения преступления и предметы, используемые для последую щего сокрытия или фальсификации следов. При необходимости рассматриваются и подбираются кандидатуры соучастников, как правило, членов группировки, способных оказать помощь в осуществлении либо самостоятельно выполнить ин сценировку по требованию организатора. Детально разрабатывается линия пове дения на следствии, продумываются объяснения, рассчитанные на то, чтобы убе Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления: ав тореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1970. С. 10.

В связи с широтой диапазона способов совершения убийств рассматриваемой ка тегории, автор не ставит задачи и не считает возможным в рамках настоящей статьи предпринимать попытку их полного рассмотрения.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) дить других лиц, прежде всего работников правоохранительных органов, в реаль ности обстоятельств инсценированного события и его причин. Значительная роль отводится подготовке соответствующего алиби как лидера, так и рядовых членов группировки, задействованных в совершении и сокрытии убийства.

Следующими элементами анализируемой криминалистической характери стики являются следовая картина и обстановка совершения преступления. Оба элемента тесно взаимосвязаны, поэтому представляется логичным рассмотреть их особенности единым блоком.

Говоря о следовой картине, сопровождающей совершение убийства и его маскировку, целесообразно напомнить, что основной задачей инсценировщиков является придание инсценированному событию максимальной достоверности. В противном случае инсценировка будет разоблачена. С этой целью преступниками формируется ложная материально-следовая картина произошедшего. При этом следы, свидетельствующие о насильственном характере наступления смерти, уничтожаются, а следы, которые должны говорить об отсутствии «криминала», выставляются на первый план. В ряде ситуаций это не всегда становится возмож ным, в результате чего возникают негативные обстоятельства, указывающие на инсценировку. Что же такое негативные обстоятельства и какова их роль? По мнению С.И. Медведева, «негативные обстоятельства представляют собой любые фактические данные, которые противоречат обычному объяснению факта в соот ветствии с определенной версией»1. Не вдаваясь в более подробный анализ, пола гаем, что роль негативных обстоятельств в распознании преступной инсцениров ки весьма значительна. Именно их наличие позволяет выдвинуть и обосновать версию о насильственном характере смерти потерпевшего. При рассмотрении об становки совершения преступления, заслуживает внимания основной характери зующий ее аспект. Он заключается в том, что обстановка совершения убийств, замаскированных инсценировками, должна исключать нахождение посторонних лиц. Не вызывает сомнения и представляется вполне очевидным факт того, что наличие потенциальных свидетелей сводит на нет все усилия инсценировщиков.

Наряду с этим часто сама окружающая обстановка влияет на выбор способа со вершения и сокрытия убийства. Например, проживание потерпевшего в много этажном доме делает возможным совершение убийства и инсценирование несчастного случая либо самоубийства в результате падения с высоты.

Обратимся к анализу некоторых особенностей личности преступника. Как отмечалось выше, инсценировка выступает одним из самых изощренных спосо бов маскировки убийств, совершенных организованными преступными группами.

Прибегая к столь сложному способу сокрытия, члены группировки должны ясно представлять себе все признаки, характеризующие инсценируемое событие, пред видеть потенциальную реакцию органов расследования на представленную им ложную картину. Иными словами, в ходе подготовки к убийству преступники как бы ставят себя на место следователя, пытаются предугадать ход его мыслей.

«Здесь не последнюю роль играют преступный опыт субъекта и его изобретатель ность, обладание им своеобразным чувством меры при фальсификации доказа тельств, а при сочетании инсценирования материальных следов события с при творным поведением и ложными сообщениями – умение строить многоходовые комбинации, где опять-таки нельзя обойтись без развитого воображения»2. Ска занное позволяет сделать вывод о том, что инсценировщик – это лицо, которое потенциально должно обладать определенным, довольно высоким уровнем ин Медведев С.И. Негативные обстоятельства и их использование при расследовании преступлений. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1973. С. 157-158.

Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования пре ступлений. М., 1957. С. 70.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) теллекта. Во многом этому способствует организованность, сплоченность, коор динирование усилий, в том числе и интеллектуальных.

И, наконец, последним важным элементом является характеристика лично сти потерпевшего. Значимость личности потерпевшего объясняется тем, что вы бор способа совершения убийства и инсценировки детерминирован прежде всего личностной характеристикой потерпевшего. Так, например, значительную роль при выборе самоубийства как способа инсценировки может играть социально психологический тип жертвы. Речь идет об общественно неблагополучной, име ющей определенные жизненные проблемы прослойке общества. Сюда входит до статочно широкая категория граждан. Лица, склонные к суициду, тем более пред принимавшие такие попытки ранее, страдающие алкоголизмом или наркозависи мостью, неизлечимо больные, находящиеся в состоянии глубокой депрессии, по павшие, как им кажется, в неразрешимую жизненную ситуацию, и так далее. Са моубийство, совершенное такими людьми, не вызовет особых подозрений со сто роны окружающих. Таким образом, можно видеть, что часто сама жертва косвен но предопределяет выбор способа инсценировки.

Подводя итог рассмотрению криминалистической характеристики убийств, совершенных организованными преступными группами, скрытых инсценировка ми, можно отметить, что данная криминалистическая характеристика как элемент частной криминалистической методики расследования выступает в качестве свое образной информационной модели конкретной, узкосегментированной категории преступлений. Современные научные исследования криминалистических особен ностей убийств, совершенных организованными преступными группами, скрытых инсценировками, в общем, и их криминалистической характеристики, в частно сти, позволят существенно развить, обогатить и пополнить практику противодей ствия данному виду преступности.

Литература 1. Бахин В.П. Криминалистическая характеристика преступлений как элемент рас следования // Вестник криминалистики. Вып. 1. М.: Спарк, 2000.

2. Белкин Р.С. Курс криминалистики: Учебное пособие для вузов. 3-е изд., доп. М.:

ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. 837 с.

3. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные во просы российской криминалистики. М.: НОРМА, 2001.

4. Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования преступлений. М., 1957.

5. Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений: Курс лекций: В 4-х ч. Ч. 4. СПб.: СПб ЮИ МВД России, 1993. 80 с.

6. Ермолович В.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений. Минск:

Амалфея, 2001. 304 с.

7. Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления:

Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1970.

8. Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы расследования отдельных ви дов преступлений: Автореф. дис. … д-ра. юрид. наук. Харьков, 1967.

9. Криминалистика: Учебник / Т.В. Аверьянова и др. 3-е изд., перераб. и доп. М.:

Норма, 2008.

10. Медведев С.И. Негативные обстоятельства и их использование при расследова нии преступлений. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1973.

11. Танасевич В.Г., Образцов В.А. О криминалистической характеристике преступ ления // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1976. Вып. 25. С.94-104.

12. Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступлений // Кримина листика / Под ред. Н.П. Яблокова, В.Я. Колдина. М.: Изд-во МГУ, 1990. 464 с.

13. Яблоков Н.П. Расследование организованной преступной деятельности. М.:

Юристъ, 2002.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Трибуна молодых ученых Опыт правового регулирования демографической политики Российской Федерации на Дальнем Востоке в 1920-1940 годы Ксения Сергеевна Нежинская, адъюнкт Дальневосточного юридического института МВД России УДК 342.721. В статье анализируются актуальные проблемы правового регулирования демогра фической политики на Дальнем Востоке России. Исследован опыт переселенческой по литики на Дальнем Востоке с 1922 по 1941 г. Выявлены положительные и отрицательные стороны, а также возможность его применения в современных условиях.

Ключевые слова: нормативно-правовое регулирование, демография, переселенче ская политика, Дальневосточный федеральный округ.

История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков В.О. Ключевский Одна из основных внутренних угроз, стоящих перед современной Россией, – это огромная убыль населения1, которая происходит по различным причинам и в целом учитывается при проведении демографической политики.

Федеральное законодательство, законодательство субъектов РФ и норма тивно-правовые акты местного самоуправления содержат нормы, которые, так или иначе, затрагивают демографическую политику государства. Но статистиче ские данные из года в год доказывают несовершенство этих норм. Без Дальнего Востока невозможно представить Россию, ведь Дальний Восток в Российской Фе дерации – это стратегическая пограничная территория, занимающая около 36 % всей площади страны, с. населением 6,5 млн чел., соседствующая с Китаем, Япо нией, США и др. При этом территориальная договоренность достигнута еще не со всеми вышеперечисленными странами.

Сегодняшнее состояние внешнеполитических отношений между Россией и Японией еще раз доказывает необходимость проведения более выверенной демо графической политики в Дальневосточном регионе.

При анализе нормативно-правовой базы по регулированию социально демографической политики Российской Федерации в области формирования по стоянного населения на Дальнем Востоке России стоит обратиться к практике пе реселенческой политики, сложившейся в 1922-1941 гг. Обобщенный историче ский материал о степени эффективности нормативно-правовой базы государ ственной политики по переселению и закреплению переселенцев на новой терри тории, о государственных мерах социальной поддержки семей этого периода представляет практический интерес для современных органов управления, столк нувшихся с проблемой оттока населения с Дальнего Востока России по причине низких жизненных стандартов и суровых природно-климатических условий. Сто ит отметить, что советский период хозяйственного освоения и заселения дальне восточных земель является, по мнению многих авторов, наиболее значимым эта Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 г. // Собрание законодатель ства РФ. 2009. № 20. Ст. 2444.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) пом в истории1. Он наиболее ярко раскрывает не только положительные стороны переселенческой политики, проводимой советскими властями, но и отрицатель ные, связанные с непродуманностью реализации нормативно-правовой базы, со зданной в этой области.

Объективности ради необходимо указать, что в период с 1922 по 1941 г. пе ред Советской Россией стояли те же задачи в отношении дальневосточных окра ин, что и обозначенные Президентом России в Послании Федеральному Собра нию Российской Федерации в 2010 г., да и проблемы, связанные с их решением, мало чем отличаются от проблем реализации демографической политики преды дущего советского периода в отношении восточных окраин.

После разгрома войск Колчака политическая обстановка в Дальневосточном регионе осложнилась. Находившиеся здесь интервенты могли начать войну с Со ветской Россией, которая была к ней не готова, так как в это время воевала с Польшей. Вести военные действия на два фронта Россия не могла, поэтому она прибегла к оригинальной тактике: на восточной окраине бала образована буфер ная Дальневосточная республика (1920-1922 гг.). Вследствие этого социалистиче ские преобразования стали осуществляться на пять лет позже, в особых услови ях2. Именно поэтому важной задачей новой власти стало укрепление обороноспо собности страны на восточных рубежах. С учетом этих факторов советское пра вительство так же, как в свое время царская власть, столкнулось с проблемой хо зяйственного освоения Дальнего Востока. Реализовать хозяйственные планы воз можно было только при условии достаточности трудовых ресурсов, которых в начале восстановительного периода катастрофически не хватало.

К концу 1925 г. население восточной окраины не превышало 1700 тыс. че ловек, которые проживали на территории в 2 647 523 км, крайне неравномерно заселенной3. Исторический опыт освоения этого региона в дореволюционный пе риод подсказывал, что нехватку трудовых ресурсов может компенсировать лишь переселение, которое в 20-30-х гг. ХХ в. занимало ведущее место в планах Совет ского государства по развитию Дальнего Востока.

Конкретные вопросы переселения на восточную окраину нашли отражение в перспективном плане колонизации Дальневосточного края на 1926-1935 гг., в со ответствии с которым за десятилетие намечалось переселить в край 400 тыс. че ловек4.

Плановое сельскохозяйственное переселение на Дальний Восток началось в 1925 г. Оно регламентировалось законодательными актами, предусматривающи ми численный контингент переселенцев, условия передвижения на восток. Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 6 июня 1925 г. «Об открытии планового переселения в районы Поволжья, Сибири и Дальневосточной области»5 предусматривал подго товку земельного фонда для размещения переселенцев, а также меры по обеспе чению перевозки семей железнодорожным и водным транспортом.

Мотрич Е.Л., Кравчук С.А. Государственная политика хозяйственного освоения и заселения Дальнего Востока с конца XIX в. // Вестник Дальневосточного отделения РАН.

2006. № 6. С. 120-128.

В хозяйстве преобладал капиталистический сектор. В обращении оставались аме риканские, японские, китайские денежные знаки. Сохранялась напряженность с соседни ми азиатскими государствами по поводу территорий.

Флеров В.С. Дальневосточный период восстановления народного хозяйства.

Томск, 1973. Т.1. С. 105.

Три года советского строительства в Дальневосточном крае: отчет Дальревкома за 1922-1925 гг. Хабаровск, 1926. С. 121.

СУ РСФСР. 1925. № 49. Ст. 371.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) В Декрете ВЦИК и СНК РСФСР от 17 августа 1925 г. «О плановом пересе лении на 1925-1926 гг.»1 содержалось задание переселить на Дальний Восток 25 000 человек (из Белорусской ССР и из Центрально-земледельческого района).

Были разработаны специальные условия для переселения, опубликованные 10 и 17 марта 1925 г. Наркомземом РСФСР. В них отмечалось, что к «переселению до пускаются хозяйства, имеющие не менее 2 работников2 и материальное обеспе чение в деньгах, инвентаре и постройках … для Дальнего Востока – 900 руб.»3.

Земельные участки предоставлялись «на началах безвозмездной аренды с обяза тельным выполнением к определенному сроку условий, установленных планом заселения данного района»4. Определялся размер материального обеспечения се мьи переселенцев как сумма средств, необходимых для подготовки переселенче ского участка к сельскохозяйственному использованию, приобретения инвентаря и хозяйственного оборудования, возведения жилых и хозяйственных построек, обеспечения продовольствием семьи переселенца не менее чем на год со дня вы дворения, оплаты проезда и провоза скота по льготному переселенческому тари фу. Оговаривались условия посылки ходоков (при выдаче ходаческих удостове рений предпочтением пользовались ходоки от коллективов)5.

Общее руководство переселенческими мероприятиями было возложено на Дальневосточное переселенческое управление, которое было открыто согласно приказу Наркомзема РСФСР № 3166 и Положению об органах Наркомзема, ве дающих делом передвижения переселенцев от 25 августа 1926 г. В соответствии с этими нормативными документами были образованы переселенческие пункты, за которыми были закреплены следующие обязанности: жилищное, продоволь ственное, справочно-информационное обслуживание ходоков и переселенцев;

надзор за беспрепятственным передвижением ходоков и переселенцев по желез нодорожным и водным путям;

наблюдение за выполнением правил перевозки пе реселенцев;

выдача ходокам и переселенцам путевых ссуд;

регистрация и стати стический учет переселенческого движения.

Вся территория края была разделена на переселенческие районы, где бази ровались переселенческие отряды и организовывались пункты приема переселен цев, которые состояли из нескольких жилых бараков, больницы, амбулатории, ба ни, пункта санобработки и красного уголка7.

Советские органы власти так же, как в свое время царское правительство, широко использовали льготы и ссуды для привлечения переселенцев и оказания помощи в устройстве на новом месте8, которые регулировались следующими нормативно-правовыми актами:

СУ РСФСР. 1925. № 57. Ст. 453.

Полными работниками считались трудоспособные мужчины в возрасте от 18 до 55 лет и женщины от 18 до 45 лет. Полурабочими – подростки от 14 до 18 лет и трудо способные старики.

ГАХК. Ф. Р-304. Оп.1. Д. 24. Л. 115.

Переселенческое дело: сборник декретов и распоряжений по переселению. М., 1927. С. 45.

См. подробнее: Васильченко Э.А., Васильченко О.А. Переселение и организация жизнедеятельности семей на Дальнем Востоке России (1860-1941 гг.): монография. Вла дивосток, 2008. С. 182-259;

Васильченко Э.А. Женский социум на Дальнем Востоке (1860-1940 гг.). Иваново: Изд-во «Юнона», 2000;

Пикалов Ю.В. Переселенческая полити ка на Дальнем Востоке в 1923-1930 гг. Хабаровск, 2006. С.4-13.

Переселенческое дело. С. 46.

ГАХК. Ф. Р-304. Оп.1. Д. 11. Л. 1.

Условия для переселения в Сибирь и на Дальний Восток // Переселенческое дело.

С. 142-144.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) - Постановлением ЦИК и СНК СССР «О льготах крестьянскому населению по землеустройству и переселению»1 и Положением о едином сельскохозяйствен ном налоге на 1925-1926 гг.2. В них предусматривалось освобождение пересе ленцев от единого сельскохозяйственного налога на срок от года до пяти лет;

- Постановлением ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1927 г. «О льготах пере селенцам на о. Сахалин»3, освобождавшим переселенцев и их семей от действи тельной военной службы;

- Постановлением СНК СССР от 31 декабря 1927 г. «О порядке выдачи и по гашения ссуд переселенцам, выдворяемым на переселенческие фонды общесоюз ного значения»4 (были увеличены размеры ссуд);

- циркуляром Наркомзема РСФСР от 11 января 1926 г. «Об открытии хода чества в 1926 г.»5. В соответствии с ним один ходок мог направляться не более чем от 10 семей, а также определялись льготы на железнодорожный транспорт для ходоков;

- циркуляром Наркомздрава «О санитарном надзоре за переселенцами»6, согласно которому органами власти уделялось большое внимание медицинскому обслуживанию переселенцев;

- Постановлениями ЦИК и СНК СССР от 11 декабря 1933 г. «О льготах для населения Дальневосточного края»7 и от 17 ноября 1937 г. «О льготах по сель скохозяйственному переселению»8 устанавливался конкретный перечень льгот для переселенцев.

Итогом проводимой властями переселенческой политики стало прибытие на Дальний Восток с 1924 по 1930 г. около 130,3 тыс. сельскохозяйственных пересе ленцев9.

Данная политика имела и ряд отрицательных черт, которые связаны с осу ществлением переселенческой политики на местах. Одними из наиболее серьез ных недостатков этих социально-экономических реформ стали:

- во-первых, перекладывание ответственности за обеспечение переселенцев государственными льготами на краевые и районные советы, правления совхозов и колхозов региона, которые относились к данной обязанности как второстепенной.

В итоге не все планы по хозяйственному устройству переселенцев были выполнены;

- во-вторых, тяжелые жилищные и материальные условия, нехватка детских садов, школ, интернатов привели к массовому оттоку населения и неполной во влеченности трудоспособных членов семьи в производственную деятельность;

- в-третьих, в местах выхода местные органы не выполняли требования Наркомзема СССР изучить колонизационную способность своей территории;

- в-четвертых, в местах выхода работа райисполкомов часто сводилась к ме ханической выдаче разрешений на переселение и к заполнению переселенческих билетов;

- в-пятых, иногда переселение использовалось крестьянскими семьями в ко рыстных целях (например, сезонные рабочие оформляли свою семью как колхоз и получали соответствующие льготы);

Известия ЦИК СССР 1926. № 232.

СЗ СССР. 1925. № 31. Ст. 209.

СЗ СССР. 1926. № 9. Ст. 83.

ГАХК. Ф. Р-304. Оп. 1. Д. 24. Л.111-113.

Переселенческое дело. С. 130.

ГАХК. Ф. Р-724. Оп.1 Д.8. Л. СЗ СССР. 1933. № 73. Ст. 440.

СЗ СССР. 1937. № 73. Ст. 352.

Билим Н.А. Материальные и моральные стимулы переселения крестьян на совет ский Дальний Восток в 1924-1941 гг. Хабаровск, 1979. С. 56-65.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) - в-шестых, имела место непродуманность в порядке выдачи переселенче ских ссуд. Например, переселенец, прикрепленный к Полетненскому кредитному товариществу (120 км от Хабаровска), для получения ссуды должен был приехать в Хабаровск и получить там выдворительный билет. Затем вернуться обратно в Полетное, часто пешком, и получить по билету ссуду. После этого опять ехать в Хабаровск за продовольствием, скотом, сельскохозяйственным инвентарем и сно ва возвращаться в Полетное. На все это уходило 5-6 дней с затратами в 10-15 руб.

Тем не менее, следует отметить, что заселение и освоение Дальнего Востока не было результатом самостоятельности советского населения. Это был государ ственный организованный процесс, обусловленный стратегическими интересами СССР. Без государственного патроната дальневосточные города были бы нежиз неспособны1.

Видится, что в современной России переселение на Дальний Восток воз можно не только с помощью предоставления определенных льгот, но самое важ ное, при создании условий для комфортного проживания переезжающего и по стоянного населения.

На сегодняшний день в Российской Федерации существует достаточно большой массив нормативных актов, связанных с политикой в области демогра фии. Это и Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников2, проживающих за рубежом;

и Концепция демографической политики РФ на период до 2025 г. 3;

и Федеральная целевая программа экономического и социального развития Дальне го Востока и Забайкалья на период до 2013 г.4 и многие другие. Однако в целом они малоэффективны, хотя и ведут к некоторой стабилизации демографических показателей. Более того, данная нормативная база имеет бессистемный и больше рекомендательный характер, в ней практически не учитываются региональные особенности. До сих пор не создано ни одного специализированного органа, за нимающегося переселенческой политикой. Демографические функции распреде лены между министерствами и ведомствами, для которых они являются второсте пенными и часто дублируются.

Доказательством этого послужил двухдневный Международный информа ционный форум «Интеграция соотечественников» (МИФИС), организованный Минрегионом 12 декабря 2010 г. в г. Владивостоке, в ходе которого обсуждались статистические данные о миграционных процессах на Дальнем Востоке России.

Согласно статистике, за годы действия государственной программы переселения из двух самых благополучных краев Дальнего Востока – Хабаровского и Примор ского – уехало на Запад России и за границу около 140 тыс. человек. На севере Дальнего Востока населения практически не осталось – каждый год оттуда в цен тральные районы России переезжает по 15-20 тыс. человек. Если провести анализ причин, предшествующих столь интенсивному оттоку населения, можно прийти к выводу, что на сегодняшний день государство столкнулось с теми же проблема ми, что и полвека назад, – это неэффективное использование на местах государ См. подробнее: Безруков И.С. Проблемы формирования экономически активного населения Дальнего Востока при переходе к рынку труда: дис. … д-ра экон. наук. М., 1997. С. 57-69.

Собрание законодательства РФ. 2006. № 26. Ст. 2820.

Собрание законодательства РФ. 2007. № 42. Ст. 5009.

Федеральная целевая программа «Экономическое и социальное развитие Даль него Востока и Забайкалья на период до 2013 года» (с изм. от 19 марта 2002 г., 18 декабря 2003 г., 23 декабря 2004 г., 7 июля 2006 г., 10 сентября, 21 ноября 2007 г., 19 апреля, 2 июня, 25 августа 2008 г., 10 января, 31 июля, 28 ноября, 15 декабря 2009 г.) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 17. Ст. 2007.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ственных средств, выделяемых на переселенческую политику, бюрократические препоны для соотечественников, решивших переехать на Дальний Восток;

непод готовленность социальной инфраструктуры (ясли, детские сады, интернаты, шко лы, система здравоохранения и т.п.), а то и вовсе ее отсутствие;

нерешенные жи лищные вопросы, а также вопросы трудоустройства и многие другие проблемы, с которыми столкнулись не только вновь прибывшее, но и постоянно проживающее на дальневосточных землях население. Непрестижность территорий Дальнего Во стока определяется не только суровыми природно-климатическими условиями и отдаленностью от центральных регионов страны. Одной из главных причин отто ка населения является низкий уровень доходов и качества жизни.

Таким образом, стоит согласиться с мнением ученых и политиков о невоз можности эффективной реализации программ переселения на Дальний Восток России без четко отлаженного механизма закрепления населения, а следователь но, создания мощной социально-экономической базы на Дальнем Востоке России.

Стоящая перед Российской Федерацией демографическая проблема может решаться множеством способов – либерализацией миграционной политики, сти мулированием рождаемости и другими, но эти меры требуют годы, а то и десяти летия. В то время как современное положение, связанное с катастрофической убылью населения на пограничных территориях, то есть с практически их «ого лением», является угрозой национальной безопасности России, ее суверенитету и утраты территориальной целостности. Сложившая за последнее десятилетие не благоприятная демографическая ситуация требует от российского правительства срочных мер, направленных на стабилизацию численности населения. По нашему мнению, именно грамотное расселение российских граждан по всей территории может поменять эту ситуацию в лучшую сторону.

Литература 1. Безруков И.С. Проблемы формирования экономически активного населения Дальнего Востока при переходе к рынку труда: Дис. … д-ра экон. наук. М., 1997.

2. Билим Н.А. Материальные и моральные стимулы переселения крестьян на совет ский Дальний Восток в 1924-1941 гг. Хабаровск, 1979.

3. Васильченко Э.А. Женский социум на Дальнем Востоке (1860-1940 гг.). Иваново:

Изд-во «Юнона», 2000.

4. Васильченко Э.А., Васильченко О.А. Переселение и организация жизнедеятель ности семей на Дальнем Востоке России (1860-1941 гг.): Монография. Владивосток, 2008.

5. Мотрич Е.Л., Кравчук С.А. Государственная политика хозяйственного освоения и заселения Дальнего Востока с конца XIX в. // Вестник Дальневосточного отделения РАН. 2006. № 6. С. 120-128.

6. Переселенческое дело: Сборник декретов и распоряжений по переселению. М., 1927.

7. Пикалов Ю.В. Переселенческая политика на Дальнем Востоке в 1923-1930 гг.

Хабаровск, 2006.

8. Флеров В.С. Дальневосточный период восстановления народного хозяйства.

Томск, 1973. Т.1.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Административно-правовое регулирование в сфере охраны патентных прав в России: прогресс и преемственность Николай Андреевич Кулаков, адъюнкт Дальневосточного юридического института МВД России УДК 347. Статья посвящена историческому анализу административно-правового регулирова ния в сфере охраны патентных прав в России и учету исторического опыта на современ ном этапе.

Ключевые слова: патентное право, административно-правовое регулирование, ин теллектуальная собственность, изобретательное право.

В современном мире высокие темпы развития науки и техники становятся обыденностью. Одним из приоритетов Российского государства на сегодняшний день является сохранение и приумножение национального интеллектуального по тенциала, извлечение из него максимальной экономической выгоды. Государство в лице Президента, Правительства и иных государственных органов направляет на решение данной задачи колоссальные усилия. В подтверждение этих слов можно упомянуть о Федеральном законе от 28 сентября 2010 г. № 244-ФЗ «Об инновационном центре «Сколково»1. Данный центр создан для развития исследо вательской деятельности в области энергоэффективности и энергосбережения, ядерных, космических, медицинских и стратегических компьютерных техноло гий. «Сколково» представляет собой территорию с особым правовым режим, ана логов которой в нашем государстве нет. Безусловно, меры, принимаемые государ ством в указанной сфере, обнадеживают. Однако весь этот комплекс мер может оказаться малоэффективным, если в государстве не будет создана соответствую щая система охраны прав интеллектуальной собственности.

Конституцией РФ прямо провозглашено право личности на интеллектуаль ную собственность, механизмы защиты которого предусмотрены Гражданским кодексом РФ, причем отдельное место в нем отведено патентному праву (гл. 72).

Однако на охрану интеллектуальной собственности направлены нормы не только гражданского, но и иных отраслей права. Административное право не яв ляется исключением. При этом административно-правовое регулирование обще ственных отношений в указанной сфере не ограничивается только установлением административной ответственности за нарушение прав патентообладателей.

Необходимо учитывать, что получение патента – административная процедура, которая занимает важнейшее место в системе охраны прав патентообладателей.

Следовательно, от эффективности административно-правового регулирования в сфере защиты прав патентообладателей напрямую зависит состояние защищенно сти этих прав.

В России основы административно-правового регулирования в сфере охра ны патентных прав на протяжении всей истории менялись неоднократно. На каж дом историческом этапе они отражали политические приоритеты государства.

Историю развития административно-правового регулирования в указанной сфере можно разделить на три периода: досоветский, советский и современный.


В досоветский период общим законом о привилегиях на изобретения являл ся Высочайший манифест от 17 июня 1812г. «О привилегиях на разные изобрете Российская газета. 2010. 30 сентября.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ния и открытия в художествах и ремеслах»1. В первой главе Манифеста определя лось, что «привилегия является свидетельством, удостоверяющим факт предъяв ления изобретения правительству как собственности предъявителя». В 1833 г.

данный закон был дополнен рядом моментов, наиболее важным из которых стало введение системы предварительной экспертизы изобретения2. 20 мая 1896 г.

утвержден очередной нормативно-правовой акт, регулирующий охрану патент ных прав, – Положение о привилегиях на изобретения и усовершенствования3.

Новеллой данного положения стало то, что владелец привилегии мог передавать ее по наследству, а также выдавать лицензию на право использования техниче ского решения, охраняемого изобретением4. Кроме того, Положение предусмат ривало создание первого в истории специализированного органа исполнительной власти в сфере охраны патентных прав – Комитета по техническим делам при Министерстве финансов Российской Империи. Основная функция Комитета за ключалась в выдаче патентов на изобретения, а также в выявлении нарушений патентных прав.

С начала советского периода развития Российского государства сущность административно-правового регулирования в сфере охраны прав патентооблада телей изменилась в корне. Декрет от 30 июня 1919 г. «Об изобретениях»5 внес следующие изменения в патентное законодательство:

1) отменил патентное законодательство царской России и установил социа листическую форму охраны изобретений – авторское свидетельство;

2) предоставил государству право отчуждать в свою пользу любое изобрете ние, признанное новым органом исполнительной власти в сфере интеллектуаль ной собственности – Комитетом по делам изобретений;

3) гарантировал автору изобретения лишь признание его авторства и право на вознаграждение (а не исключительное право на изобретение);

4) административный акт о признании патентных прав получил форму ав торского свидетельства;

5) государство, охраняя авторские и имущественные права изобретателей, брало на себя заботу о практическом использовании созданных ими изобретений.

В противоположность патенту, закрепляющему за его обладателем исклю чительное право на использование изобретения, авторское свидетельство сохра няло за изобретателем лишь право авторства и право на материальное вознаграж дение в случае использования изобретения.

В 1924 г. было принято Постановление ЦИК СССР и СНК СССР «О патен тах на изобретения»6, которое предусматривало только одну форму охраны изоб ретений – патент. Право на изобретение закреплялось за патентообладателем.

Патент признавался охранным документом, удостоверяющим приоритет изобре тения, авторство на изобретение, исключительное право патентообладателя на изобретение. Обладатель (владелец) патента сам решал вопрос о том, как посту Полное собрание законов Российской Империи. Т. 32. № 25143.

Высочайше утвержденное Положение о привилегиях от 22 ноября 1833 г. // Пол ное собрание законов Российской империи. Т. 8. № 6588.

Собрание узаконений и распоряжений правительства. Издание при Правитель ствующем Сенате. 1896. № 72.

Дьяконова И.А., Аэр А. Патенты в Имперской России: история русской системы привилегий на открытия в период старого режима // Отечественная история. 1998. № 4.

С. 199-201.

Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства.

1919. № 34. Ст. 341.

Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства СССР.

1924. № 9. Ст. 97.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) пить с изобретением. Роль административного регулирования сводилась к при знанию предложения изобретением, прав патентообладателей и последующей их охране1. Такое отступление от принципов жесткого административного регулиро вания сферы охраны патентных прав было обусловлено переходом к новой эко номической политике государства.

Свертывание новой экономической политики и переход к жесткой админи стративной системе привели к появлению в 1931 г. очередного нормативно правового акта, регламентирующего административно-правовое регулирование в сфере защиты прав патентных прав, – Положения об изобретениях и технических усовершенствованиях2. В результате введения данного Положения патент был вновь заменен авторским свидетельством, что означало возврат к законодатель ным нормам Декрета 1919 г.

В советское время основы административно-правового регулирования в сфере охраны прав патентообладателей пересматривались еще трижды – в 19413, 19594 и 19735 гг. Принципиальная основа их оставалась той же самой, что и в Положении 1931 г.6. Этот период в истории развития законодательства, регули рующего сферу охраны прав патентообладателей, равно как и в целом Советского государства, можно охарактеризовать как период застоя.

Последним законодательным актом в данной сфере в период советского раз вития нашего государства стал Закон от 31 мая 1991 г. «Об изобретениях в СССР»7. Этим законом была восстановлена патентная система. Патент, выданный ный государством в соответствии с установленным административным регламен том, вновь (как и в досоветский период, и в эпоху нэпа) давал его обладателю право распоряжаться своим изобретением по своему усмотрению, получать выго ду от результата своей интеллектуальной деятельности. Однако данный закон по сле распада СССР утратил силу.

Роль патентного ведомства в нашей стране в ее советский период развития исполняли различные органы исполнительной власти. После 1917 г. были перио ды централизованного – 1918-1936 гг., 1947-1951 гг., с 1956 г. и по настоящее время и децентрализованного – 1936-1946 гг., 1951-1955 гг. руководства патент ным делом. В годы централизованного руководства в роли патентного ведомства выступали: Комитет по делам изобретений (1918-1931), Комитет по изобретатель ству при Совете труда и обороны (1931-1936), Комитет по изобретениям и откры тиям (1947), Комитет по внедрению передовой техники в народное хозяйство (1947-1951), Комитет по делам изобретений и открытий при Совете министров Право изобретателя / В.С. Ем, Т.В. Мальчикова;

вступит. ст. И.А. Зенина. М.: Ста тут, 2001. С. 170.

Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства СССР.

1931. № 21. Ст. 181.

Постановление СНК СССР от 5 марта 1941 г. «Положение об изобретениях и тех нических усовершенствованиях» // Собрание постановлений и распоряжений правитель ства СССР. 1941. № 9. Ст. 150.

Постановление Совета министров СССР от 24 апреля 1959 г. «Об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях» // Собрание постановлений и распо ряжений правительства СССР. 1959. № 9. Ст. 59.

Постановление Совета министров СССР от 21 августа 1973 г. «Об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях» // Собрание постановлений прави тельства СССР. 1973. № 19. Ст. 109.

Симанович Л.Н. Интеллектуальная собственность в России: проблемы использо вания и правовой защиты. М.: Статут, 2002. С. 27.

Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991.

№ 25. Ст. 703.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) СССР (1955-1992)1. С 1992 г. патентное ведомство именовалось Комитет по па тентам и товарным знакам, в 1996 г. оно преобразовано в Российское агентство по патентам и товарным знакам. В 2004 г. федеральный орган исполнительной вла сти в сфере интеллектуальной собственности вновь подвергся реформированию и получил новое название – Федеральная служба по интеллектуальной собственно сти, патентам и товарным знакам. И, наконец, 25 мая 2011 г. главное патентное ведомство страны получило нынешнее название – Федеральная служба по интел лектуальной собственности2.

Учитывая, что на протяжении практически всего советского периода разви тия нашего государства любой объект промышленной собственности (изобрете ние, полезная модель или промышленный образец) становился собственностью социалистической, то можно говорить о том, что личные патентные права самого автора на изобретение административным правом не охранялись. Скорее, можно утверждать, что административным правом эти права ограничивались, частично изымались в пользу государства и охранялись, как социалистическая собствен ность. В связи с этим отсутствовала и административная ответственность за нарушение прав патентообладателей. В случае, если лицо незаконно использовало охраняемые авторским свидетельством объекты промышленной собственности, административная ответственность наступала по нормам, объектом охраны кото рых являлась либо социалистическая собственность, либо установленный порядок государственного управления. Согласно Положению об изобретениях и открыти ях 1931, 1941, 1959 и 1973 гг., изобретатель был вправе выбирать форму охраны своего изобретения. Формально он имел право получить патент на изобретение и самостоятельно решать судьбу своего изобретения либо получить авторское сви детельство и, получив вознаграждение, сделать свое изобретение социалистиче ской собственностью. Однако изобретатель, который теоретически мог потребо вать получения патента на принадлежащее ему изобретение, попадал под пресс негласного идеологического давления со стороны государственных структур.

В связи с этим случаев получения патента на изобретение в советский период практически не было. Подавляющее большинство изобретений охранялись по средством оформления авторского свидетельства и переходили в разряд социали стической собственности. Такое положение вещей в советский период отвечало политическим приоритетам нашего государства, однако никак не способствовало стимулированию деятельности изобретателей, которые не могли рассчитывать на то, чтобы по собственному усмотрению распоряжаться результатом своей интел лектуальной деятельности, извлекать из нее экономическую выгоду.


КоАП РФ содержит ст. 7.12, которая предусматривает административную ответственность за нарушение изобретательских и патентных прав. Данная статья расположена в главе «Административные правонарушения в сфере охраны соб ственности». Родовым объектом охраны в данной статье выступают именно иму щественные и личные неимущественные права патентообладателя. Данный факт, безусловно, является прогрессом в сфере законодательного закрепления админи стративной ответственности за нарушение прав патентообладателей. Однако нельзя не упомянуть и о положительных моментах административно-правового регулирования охраны патентных прав в советский период развития нашего госу дарства. В то время государство в лице патентного ведомства, выдавая авторам свидетельство, брало на себя контроль над практическим внедрением изобретения Казаков Ю.В. Защита интеллектуальной собственности: учеб. пособие. М., 2002.

С. 9.

Указ Президента Российской Федерации от 24 мая 2011 г. № 673 «О Федеральной службе по интеллектуальной собственности» // Российская газета. 2011. 26 мая.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) в промышленный оборот, что было закреплено нормативно1. На сегодняшний день такая функция патентного ведомства Российской Федерации правовыми нормами не предусмотрена. В связи с этим, на наш взгляд, необходимо внести до полнения в нормативно-правовую базу, регулирующую деятельность Федераль ной службы по интеллектуальной собственности Российской Федерации в целях оказания практической помощи патентообладателю по внедрению результатов его интеллектуальной деятельности в промышленность и извлечению из них эконо мической выгоды. Подобная административная процедура станет дополнитель ным и эффективным элементом системы административно-правовой охраны прав патентообладателей.

Литература 1. Дьяконова И.А., Аэр А. Патенты в Имперской России: История русской системы привилегий на открытия в период старого режима // Отечественная история. 1998. № 4.

С. 199-201.

2. Казаков Ю.В. Защита интеллектуальной собственности: Учебное пособие. М., 2002.

3. Право изобретателя / В.С. Ем, Т.В. Мальчикова;

вступит. ст. И.А. Зенина. М.:

Статут, 2001.

4. Симанович Л.Н. Интеллектуальная собственность в России: проблемы использо вания и правовой защиты. М.: Статут, 2002.

Декрет СНК от 30 июня 1919 г. «Об изобретениях».

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Есть мнение… Возможные последствия создания единого следственного комитета Алексей Николаевич Калдышев, научный сотрудник Центра правовых исследований (г. Москва), кандидат юридических наук УДК 343. Статья посвящена проблеме реформирования следственных подразделений право охранительных органов и создания единого следственного комитета. Автор пытается смоделировать возможные негативные последствия для досудебного производства по уголовным делам, которые неизбежно повлечет за собой создание единого следственного органа.

Ключевые слова: следственный комитет, предварительное расследование.

Вопрос о сближении дознания и следствия как форм предварительного рас следования возник со вступлением в силу Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и последовавших за ним законодательных актов.

Так, 6 июня 2007 г. был принят Федеральный закон № 90-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»1. Здесь, преследуя благие намерения – освободить следователей от раскрытия уголовных дел, отнесенных к компетенции органов дознания, по которым не установлены подозреваемые, законодатель увеличил сроки производства предварительного расследования дознавателями, сравняв их со сроками, определенными для следо вателей. А ведь органы дознания создавались для расследования простых уголов ных дел в наиболее короткие сроки.

Наряду с этим, 5 июня 2007 г. принят Федеральный закон № 87-ФЗ «О вне сении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»2. Замысел законода телей состоял в разделении следственной и надзорной деятельности прокуратуры.

Вначале на основании этого закона создали Следственный комитет при прокура туре Российской Федерации, номинально следователи получили определенную независимость от прокуратуры, но на практике процессуальной самостоятельно сти у них не стало, поскольку появился новый участник уголовного процесса – начальник следственного органа.

Позже в соответствии с Указом Президента РФ от 27 сентября 2010 г. Следственный комитет Российской Федерации (далее – Комитет) был выделен в отдельное ведомство. Официальный представитель следственного ведомства В. Маркин напомнил, что решение Президента о создании Комитета как самосто ятельной структуры в комплексе с повышением принципиальности прокурорско го надзора позволит «обеспечить дополнительные гарантии соблюдения прав всех Российская газета. 2007. 9 июня.

Российская газета. 2007. 8 июня.

Указ Президента РФ от 27 сентября 2010 г. № 1182 «О создании на базе След ственного комитета при прокуратуре Российской Федерации Следственного комитета Российской Федерации» // Российская газета. 2010. 28 сентября.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) участников уголовного процесса»1. Однако проблема самостоятельности не поте ряла актуальности, отдельные авторы отмечают, «…что серьезные опасения вы зывает то обстоятельство, что при обсуждении вопроса о создании единого след ственного комитета мало исследуется такой вопрос: как скажется предлагаемое преобразование на процессуальной самостоятельности следователя»2.

Что касается обеспечения ведомства кадрами, то на первом этапе планиру ется привлечь сотрудников, работавших в Следственном комитете при прокура туре Российской Федерации. Но в ближайшей перспективе в обновленную струк туру должны будут влиться и сотрудники других следственных подразделений – Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее – МВД), органов Федеральной службы безопасности (далее – ФСБ) и Федеральной службы Рос сийской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (далее – ФСКН). По этому поводу председатель Комитета по безопасности Государственной Думы Российской Федерации, бывший заместитель Генерального прокурора Российской Федерации и глава Министерства юстиции Российской Федерации В. Колесников заявил, что, «по мнению депутатов, Государственная Дума Российской Федера ции сможет до конца этого года завершить рассмотрение внесенного Президен том Российской Федерации законопроекта о создании одного следственного ко митета»3.

Что касается полномочий нового ведомства, то, как следует из законопроек та, в его ведении будет рассмотрение тяжких и особо тяжких преступлений. Когда в структуру Комитета войдут другие следственные подразделения, то, как плани руется, из МВД, ФСБ и ФСКН Следственный комитет заберет самые сложные де ла. Соответственно туда перейдет и часть сотрудников других силовых ведомств.

В ведении МВД, ФСБ и ФСКН останется расследование преступлений средней тяжести, которые можно будет перевести на уровень дознания.

В связи с этим назревает вопрос: «В чем будет принципиальная разница между следователем и дознавателем?».

Возьмем для анализа органы Федеральной службы безопасности, основные направления деятельности которых4 являются достаточно специфичными даже для силовых ведомств. Для успешной их реализации необходимы профессиональ ные следственные подразделения, способные во взаимодействии со своими опе ративными подразделениями решать задачи, стоящие перед данными органами.

Попробуем смоделировать возможные последствия создания единого след ственного комитета. Количество задач, стоящих перед ФСБ, и их объем останется на прежнем уровне, а возможности для их решения уменьшатся, так как ФСБ ли шится права производства предварительного следствия. В свою очередь, следова тели Комитета, взяв на себя дополнительные обязанности, будут просто вынуж дены обращаться в ФСБ с отдельными следственными поручениями. Поэтому, по нашему мнению, нельзя согласиться с вышеприведенным высказыванием офици ального представителя следственного ведомства об обеспечении дополнительных гарантий соблюдения прав всех участников уголовного процесса, так как сроки расследования, скорее, увеличатся, чем станут минимальными.

Полагаем, что взаимодействие Комитета и ФСБ можно будет сравнить с расследованием в настоящее время преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. УК РФ «Незаконное пересечение Государственной границы Российской Федера Козлова Н. Никто не спешит увольнять // Российская газета. 2010. 28 сентября.

Томин В.Т. Уголовный процесс: актуальные проблемы теории и практики. М.:

Изд-во «Юрайт», 2009. С. 191.

Козлова Н. Указ. соч.

Статья 8 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности» (ред. от 4 декабря 2007 г.).

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ции, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованное группой лиц либо с применением насилия или с угрозой его применения», когда пограничные органы Федеральной службы безопасности (далее – пограничные органы) выявляют преступление, проводят неотложные следственные действия или дознание по ч. 1 ст. 322 УК РФ, в ходе которого усматривают признаки пре ступления по ч. 2 ст. 322 УК РФ, а затем передают материалы уголовного дела следователям органов федеральной службы безопасности1. При необходимости следователь ФСБ затем обращается в пограничные органы с отдельным след ственным поручением, что является вполне обоснованным, так как именно погра ничные органы выполняют задачи по охране и защите Государственной границы Российской Федерации.

Исходя из изложенного, полагаем, что создание единого Комитета приведет к нивелированию границ между следствием и дознанием, различие будет усмат риваться лишь в ведомственной принадлежности, следователи войдут в состав Комитета, а дознаватели – в состав других силовых ведомств. Таким образом, не когда существовавшие две формы предварительного расследования со своими полномочиями и назначением с точки зрения уголовного процесса станут практи чески идентичными. Останется ли необходимость применения двух различных понятий? Не приведут ли все эти масштабные реформы предварительного рассле дования к ликвидации дознания в ближайшее время?

Кроме этого, на уголовно-процессуальную самостоятельность следователей эти организационные изменения позитивно не повлияют, и в обеспечении допол нительных гарантий по соблюдению прав всех участников уголовного процесса значительных изменений мы, вероятнее всего, не увидим.

Литература 1. Калдышев А.Н. Деятельность пограничных органов федеральной службы без опасности как органов дознания (уголовно-процессуальный аспект): Дис. … канд. юрид.

наук. Хабаровск: ХПИ ФСБ России, 2009.

2. Томин В.Т. Уголовный процесс: актуальные проблемы теории и практики. М.:

Изд-во «Юрайт», 2009. С. 191.

Калдышев А.Н. Деятельность пограничных органов федеральной службы без опасности как органов дознания (уголовно-процессуальный аспект): дис. … канд. юрид.

наук. Хабаровск: ХПИ ФСБ России, 2009. С. 141-148.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Нужен ли в уголовном судопроизводстве следователь-криминалист? Процессуальный аспект Максим Анатольевич Мамошин, преподаватель Дальневосточного юридического института МВД России УДК 343. В статье анализируются вопросы, связанные с целесообразностью введения в уго ловное судопроизводство следователя-криминалиста, и перспективы его участия в рас следовании преступлений.

Ключевые слова: следователь-криминалист, прокурор-криминалист, специалист консультант, уголовное судопроизводство, следственные действия.

В уголовном судопроизводстве в последнее время стал актуальным вопрос, касающийся процессуального положения нового участника уголовного процесса – следователя-криминалиста. Это должностное лицо пришло на смену действовав шему в органах прокуратуры прокурору-криминалисту. Федеральным законом от 2 декабря 2008 г. № 226 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный ко декс Российской Федерации» часть 40 ст. 5 УПК РФ была дополнена п. 40-1, со гласно которому следователь-криминалист – это должностное лицо, уполномо ченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или производить от дельные следственные и иные процессуальные действия без принятия дела к сво ему производству.

Необходимо заметить, что, кроме этого определения процессуального стату са следователя-криминалиста, о нем больше ничего в законе не сказано. В разделе 2 УПК РФ, посвященном участникам уголовного судопроизводства, специалист криминалист также не фигурирует.

Обращает на себя внимание тот факт, что данная процессуальная фигура введена не случайно, а по аналогии с ранее действовавшим в органах прокурату ры прокурором-криминалистом. Чтобы четко себе представлять основные осо бенности этого участника, следует рассмотреть его подробнее.

Какие же функции осуществлял прокурор-криминалист в уголовном судо производстве на протяжении не одного десятилетия?

Так, профессор А.И. Винберг считал, что если прокурор-криминалист по данному конкретному делу не принимал участия как лицо, ведущее расследова ние или осуществляющее надзор за расследованием по делу, то он выступал по делу именно как техник-специалист, и в этом случае нет оснований отводить его от участия в деле с формальной ссылкой, что он – прокурор1.

Авторы, которые выступали против этого утверждения, полагаем, вполне обоснованно исходили не из факта принадлежности специалиста к определенному ведомству, а из функций, которые это лицо осуществляет. Именно это и позволя ло думать, что задачи, которые возложены на прокурора-криминалиста, далеки от соответствующих задач, предусмотренных законом для специалиста. Основная Винберг А.И. Специалист в процессе предварительного расследования // Пробле мы судебной экспертизы. М., 1961. С. 44.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) цель деятельности прокурора-криминалиста состояла в повышении квалификации следователей в области тактики и техники расследования преступлений 1.

Работа прокуроров-криминалистов была разнообразной и включала в себя проведение занятий со следователями по тактике производства отдельных след ственных действий, подготовке материалов для экспертизы, изучению оборудова ния;

составление различных методических пособий, рекомендаций следователям по вопросам методики организации и проведения следственных действий.

Очевидно, что задачи деятельности прокурора-криминалиста были намного шире той научно-технической помощи в рамках отдельного следственного дей ствия, которая предусмотрена действующим уголовно-процессуальным законода тельством для специалиста. Участие прокурора-криминалиста в производстве следственных действий преследовало главным образом цель методической, а не научно-технической помощи.

Служба прокуроров-криминалистов существовала в органах прокуратуры с 1954 г. Она была сохранена и в созданном в 2007 г. Следственном комитете при прокуратуре Российской Федерации. Однако ни в ст. 5 УПК РФ, посвященной ос новным понятиям, ни в ст. 37 УПК РФ, регламентирующей полномочия прокуро ра, процессуальный статус прокурора-криминалиста так и не был установлен.

В юридической литературе этот вопрос обсуждался неоднократно, и большинство авторов выступало за определение процессуального статуса этого должностного лица2. Но положение не изменилось и с принятием Федерального закона от июня 2007 г. «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Россий ской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации».

Назначение и роль прокурора-криминалиста не могут быть совмещены с функци ей надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного рассле дования. Поэтому фактически прокурор-криминалист участвовал в досудебном производстве «не как надзирающий прокурор, а как методист и аналитик, оказы вающий помощь в расследовании наиболее тяжких либо «резонансных» преступ лений»3. Причем, в отличие от надзирающего прокурора, при выезде на место происшествия прокурор-криминалист принимал самое активное участие в обна ружении и собирании доказательств.

Функции прокурора-криминалиста в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования определялись Положением о прокурорах-крими налистах в органах прокуратуры Российской Федерации от 23 января 1997 г. (да лее – Положение). Согласно п. 1 этого Положения, деятельность прокуроров криминалистов призвана обеспечить всестороннее, полное и объективное рассле дование;

внедрение в практику расследования и раскрытия преступлений совре менных возможностей криминалистики и судебной экспертизы, научных реко мендаций, передового опыта;

повышение профессионального уровня следствен ных кадров.

Арзуманян Т.М., Николайчик В.М. Организация работы кабинетов криминали стики. М., 1960. С. 28-30;

Мельникова Э.Б. Участие специалистов в следственных дей ствиях. М., 1964. С. 29-30;

Морозов Г.Е. Участие специалиста в стадии предварительного расследования: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1977. С. 14-15;

Петрухин И.Л.

Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 69-70.

Леканов Ю. Службе прокуроров-криминалистов – 50 лет // Законность. 2005. № 1.

С. 13-14;

Исаенко В.Н. Процессуальные полномочия прокурора-криминалиста // Закон ность. 2005. № 7. С.15-19;

Леканов Ю., Коротков А. Еще раз о полномочиях прокурора криминалиста // Законность. 2005. № 10. С. 24-25.

Гурин А. Процессуальный статус прокурора-криминалиста // Законность. 2008.

№ 11. С. 44-45.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Анализ положения прокурора-криминалиста, его прав и обязанностей поз воляет сделать вывод о том, что в условиях, действовавших до создания След ственного комитета при Прокуратуре РФ (Федеральный закон от 5 июня 2007 г.), прокурора-криминалиста нельзя было назвать надзирающим прокурором. По су ществу он выступал в роли участника расследования конкретных уголовных дел со стороны обвинения1.

Передача функции процессуального руководства от прокуроров к руководи телям следственных органов повлекла за собой и передачу прокуроров криминалистов в следственные подразделения. В Следственном комитете при прокуратуре РФ у прокуроров-криминалистов остались те же самые задачи, кото рые они решали ранее, будучи в составе прокуратур2.

Полагаем, что перемещение должности прокурора-криминалиста в структу ру следственного органа вряд ли можно признать логичным с учетом того, что многие прокурорские полномочия перешли к руководителю следственного органа.

В настоящее время в следственных органах имеется только следователь криминалист. Вопрос о том, мог ли прокурор-криминалист самостоятельно про изводить следственные и иные процессуальные действия по поручению прокуро ра, на практике и в теории оставался до настоящего времени дискуссионным, по скольку процессуальный статус его не был урегулирован законом. Утверждение ученых и практиков о том, что прокурор-криминалист по письменному поруче нию вышестоящего прокурора мог расследовать преступления в полном объеме либо производить отдельные следственные действия, не основывалось на законе3.

Анализ правового положения следователя-криминалиста порождает вопрос о степени его важности и нужности в уголовном судопроизводстве. По большому счету функциональные обязанности у следователя-криминалиста такие же, что и у обычного следователя. Мы соглашаемся с мнением В.М. Быкова, что введение законодателем этого нового участника уголовного процесса представляется недо статочно обоснованным и излишним4.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.