авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 21 |

«ISSN 2072-2087 ВЕСТНИК Брянского государственного университета The Bryansk State University Herald №2 2012 ...»

-- [ Страница 12 ] --

Как считает, Давид Р. и Жоффре-Спинози К., принципы, которыми руководствуются неза падные страны, бывают двух видов. Одни признают большую ценность права, но само право пони мают иначе, чем на Западе. Другие отбрасывают саму идею права и считают, что общественные от ношения должны регламентироваться иным путем. Первые – это страны мусульманского, индейского и иудейского права;

вторые – это страны Дальнего Востока, Африки и Мадагаскара [5, с.25].

- идеологическое право (социалистические и постсоциалистические правовые системы), революцион ным путем и искусственно возникшее между основными типами права в мире как основанное на примате и принципах правящей в государстве коммунистической идеи, которой подчинено правовое развитие страны.

В рамках исследуемой темы остановимся на правовых системах бывших союзных республик, которые можно условно объединить понятием «постидеологическое право» и отнести к постсовет ской правовой семье, которая формируется на основе сравнительно однородного правового про странства Содружества Независимых Государств. Эта группа в силу своего прошлого и не столь по следовательного разрыва с ним находится в переходном режиме между основными объединениями правовых систем с постепенно укрепляющейся тенденцией сближения с континентальным правом.

Правовые системы постсоветских государств продолжают сближать:

- правопреемственность, определяемая длительным нахождением в едином государстве в условиях идеологической изоляции на основе строжайшего подчинения центральной власти, в том числе в области правотворчества и правоприменения;

- идентичные основы построения правовых систем;

- общее правопонимание, базирующееся на юридическом позитивизме в традиционном стиле;

Право - действующий массив прежних нормативных актов, которые принимались в соответствии с союзным законодательством и политикой правового унитаризма;

- координация правовой деятельности в рамках межгосударственных союзов (СНГ, Евразий ского экономического сообщества, Договора о коллективной безопасности, Союзного государства Белоруссии и России, Таможенного союза).

В настоящее время страной-идентификатором в рамках постсоветской правовой семьи является Рос сийская Федерация, в правовом развитии которой наметились в последние годы позитивные сдвиги, в том числе активно происходит перестройка законодательства, активизировалась судебная реформа, создается внутригосударственная система гарантий прав человека и гражданина, выполняются взятые на себя междуна родные обязательства в отношении осуществления общих цивилизационных принципов права [7, с. 417].

Отметим также, что компаративисты склоняются к выводу о том, что наметился процесс сближения или интеграции российской правовой системы с европейским правом. Так, Саидов А.Х. утверждает, что «родство российского права с романо-германским правом не вызывает сомнений» [6, с. 337]. Давид и Жоф фре-Спинози заявляют, что Россия всегда «входила в романо-германскую правовую семью» [8, с. 118].

Однако более импонирует утверждение Марченко Н.М. о том, что «российская правовая система как наиболее мощная и влиятельная из всех прежних социалистических правовых систем находится в настоящее время в открытом для обмена идеями, опытом и для взаимодействия с любой правовой системой переходном состоянии. И нет никакой необходимости, как представляется, пытаться предвосхищать события и искус ственно подверстывать российское право под романо-германское или любое иное право» [9, с.594].

The article is devoted problems of classification of legal systems of the present. Criteria of classification of legal sys tems and formation on their basis of legal families are analyzed.

The key words: legal system, classification, a legal family, comparative jurisprudence, the Post-Soviet states.

Список литературы 1. Марченко М.Н. Правовые системы современности. М., 2001.

2.Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности: Пер. с фр. В.А.

Туманова. М.: Междунар. Отношения, 1998.

3. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебное пособие/ Под ред. М.Н.

Марченко. М.: Юристь, 2001.

4.Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности: Пер. с фр. В.А.

Туманова. М.: Междунар. Отношения, 1998.

5.Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности: Пер. с фр. В.А.

Туманова. М.: Междунар. Отношения, 1998.

6. Саидов А.Х. Сравнительное правоведение. М.: Юристъ, 2003.

7. Оксамытный В.В. Теория государства и права: Учебник для вузов. М., Изд-во ИМПЭ-ПАБЛИШ.

8.Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности: Пер. с фр. В.А.

Туманова. М.: Междунар. Отношения, 1998.

9. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебное пособие/ Под ред. М.Н.

Марченко. М.: Юристь, 2001.

Об авторе Винниченко Е.А. – аспирант Брянского государственного университета имени академика И.Г.

Петровского, katerinvinniche@mail.ru.

УДК-348. К ВОПРОСУ О РАСШИРЕНИИ ПОЛНОМОЧИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В ПРОЦЕССЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ А.В. Гулякевич Статья посвящена рассмотрению и анализу полномочий Конституционного Суда Республики Беларусь как спе циализированного органа судебного конституционного контроля за конституционностью нормативных право вых актов Республики Беларусь;

специально созданного в качестве отдельной ветви юрисдикции для разреше ния споров на основе Конституции, независимого от других органов государственной власти. Автором обосно вана необходимость наделения Конституционного Суда дополнительными полномочиями в целях осуществле ния функции конституционного контроля.

Вестник Брянского госуниверситета. №2(2) (2012) Ключевые слова: Конституционный Суд Республики Беларусь, конституционный контроль, конституционная законность, выборы, референдум.

Конституционный контроль является составным элементом правовой охраны Конституции Республики Беларусь, призванный обеспечивать юридическими средствами соблюдение конституци онной законности в государстве.

В соответствии с устоявшейся мировой практикой общепризнанно, что высшим непосредственным проявлением власти народа являются референдум, свободные выборы, а также народная инициатива. Они имеет решающее значение для политической и общественной жизни страны, определяют ее развитие на ближайшую перспективу, касаются каждого жителя страны. Полагаем, поэтому они могут быть предметом конституционного контроля. Конституционные суды осуществляют контроль за организацией и проведени ем референдумов в Армении, Грузии, Италии, Молдове и других государствах.

Широкие рамки судебного конституционного контроля за организацией и проведением выбо ров существуют в Австрии, Армении, Болгарии, Монголии, Португалии, Словакии, Союзной Респуб лике Югославии и некоторых других государствах.

В результате проведенного исследования автор приходит к выводу о том, что Конституционному Суду Республики Беларусь должен быть поручен контроль за формированием высших органов предста вительной (законодательной) власти, а также за проведением общереспубликанских референдумов.

Главным направлением деятельности Конституционного Суда Республики Беларусь является кон троль за конституционностью действующих нормативных правовых актов, который представляет собой его конституционную функцию. Под функцией традиционно понимается основное направление (вид) деятель ности, отражающее цель и задачи того или иного органа. Известные ученые в области конституционного права и конституционного контроля выделяют общие и специальные функции конституционных судов [1, с.110-114]. Функция конституционного контроля в Республике Беларусь получила надлежащее закрепление на конституционном уровне. Так, согласно статье 116 Конституции Республики Беларусь (далее – Консти туция) Конституционный Суд по предложениям Президента Республики Беларусь, Палаты представителей, Совета Республики, Верховного Суда Республики Беларусь, Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, Совета Министров Республики Беларусь дает заключения:

о соответствии законов, декретов, указов Президента, международных договорных и иных обязательств Республики Беларусь Конституции и международно-правовым актам, ратифицирован ным Республикой Беларусь;

о соответствии актов межгосударственных образований, в которые входит Республика Бела русь, указов Президента, изданных во исполнение закона, Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам и декретам;

о соответствии постановлений Совета Министров, актов Верховного Суда, Высшего Хозяй ственного Суда, Генерального прокурора Конституции, международно-правовым актам, ратифициро ванным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам;

о соответствии актов любого другого государственного органа Конституции, международно правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам [2].

В соответствии с Декретом Президента Республики Беларусь № 14 от 26 июня 2008 года «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного Суда Республики Бела русь» Конституционный Суд осуществляет обязательный предварительный контроль конституцион ности всех законов, принятых Парламентом, до подписания их Президентом Республики Беларусь.

Конституционный Суд исходя из изученных и рассмотренных материалов ежегодно осу ществляет анализ состояния конституционной законности в республике и направляет соответствую щие послания Президенту Республики Беларусь и палатам Парламента.

На наш взгляд, обеспечение конституционной законности должно заключаться не только в осуществлении Конституционным Судом обязательного предварительного контроля конституцион ности законов, но и других полномочий, возложенных на него указанным Декретом (изложение по зиции о конституционности международных договоров;

дача официального толкования декретов и указов Президента, касающихся конституционных прав, свобод и обязанностей граждан;

принятие решения о наличии фактов систематического или грубого нарушения местным Советом депутатов требований законодательства;

изложение своей позиции о документах, принимаемых (издаваемых) иностранными государствами, международными организациями и (или) их органами и затрагиваю щих интересы Республики Беларусь, в части соответствия этих документов общепризнанным прин ципам и нормам международного права).

Полагаем, Конституционный Суд должен также следить за конституционностью некоторых Право процессов, происходящих в стране и имеющих огромное значение для формирования демократиче ского правового государства и общества в целом. Это будет в полной мере способствовать Конститу ционному Суду в его деятельности по обеспечению верховенства Конституции и ее непосредствен ного действия, защите конституционного строя и правопорядка, поддержанию баланса интересов личности, общества, государства, в котором человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью.

В зарубежных странах за проведением референдумов, свободных выборов, проявлением народной инициативы следят специально уполномоченные органы, осуществляющие конституци онный контроль.

К примеру, в Болгарии Конституционный Суд выносит решения по спорам о законности вы боров Президента и вице-президента, народного представителя (депутата Народного Собрания).

Конституционный Суд Республики Армения признает непреодолимыми или устраненными препятствия, возникшие для кандидатов в Президенты Республики, и решает споры, связанные с ре зультатами референдумов, выборов Президента Республики и депутатов.

Основной Закон Литовской Республики предусматривает, что Конституционный Суд пред ставляет заключения относительно того, имелись ли нарушения законов о выборах в ходе выборов Президента Республики или членов Сейма.

Конституционный Совет Республики Казахстан по обращению Президента Республики Казах стан, Председателя Сената, Председателя Мажилиса, не менее одной пятой части от общего числа де путатов Парламента, Премьер-министра решает в случае спора вопрос о правильности проведения вы боров Президента Республики, депутатов Парламента и проведения республиканского референдума.

Широкими полномочиями обладает Конституционный Суд Словацкой Республики. Так, он принимает решения о том, соответствует ли Конституции либо конституционному закону предмет референдума. Если Конституционный Суд своим решением постановит, что предмет референдума не соответствует Конституции либо конституционному закону, референдум нельзя объявлять.

Конституционный Совет Франции обладает достаточно широкой компетенцией в отношении из брания Президента республики, поскольку уполномочен следить за правильностью избрания Президента, рассматривать протесты и объявлять результаты голосования. Конституционный Совет также выносит решение о правильности избрания депутатов и сенаторов, если результаты их выборов оспариваются. Со вет дает оценку законности парламентских выборов, соблюдения установленной выборности и совмести мости выборных постов с иными должностями. Совет также следит за законностью и обоснованностью финансовых ассигнований на проведение избирательных кампаний. Конституционный Совет осуществ ляет надзор за правильностью проведения референдума и объявляет его результаты.

В соответствии со статьей 23 Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации» Президент Российской Федерации (далее – РФ) не позднее, чем за 10 дней со дня поступления документов, на основании которых назначается референдум, направляет их в Конституционный Суд РФ с запросом о соответствии Конституции РФ инициативы проведения референдума по предложенному вопро су (предложенным вопросам) референдума [3]. Конституционный Суд РФ проверяет соблюдение требова ний, предусмотренных Конституцией Российской Федерации. Несмотря на то, что Конституционный Суд РФ не имеет прямых полномочий по проверке на соответствие Конституции практики организации и про ведения референдумов и выборов, он неоднократно обращался к вопросу о соответствии Конституции по ложений законодательства о выборах и референдуме.

Оценивая сегодня основную функцию Конституционного Суда Республики Беларусь и его полно мочия по ее реализации в сравнении с органами конституционного контроля других государств, следует отметить, что именно эта функция конституционного контроля свидетельствует о развитии демократии.

Она будет выступать в качестве действенного механизма ее защиты и может органично дополнить полно мочия Конституционного Суда Республики Беларусь в целях эффективности конституционного контроля.

В связи с изложенным считаем целесообразным возложить на Конституционный Суд обязан ность осуществлять контроль за проведением республиканских референдумов, а также за ходом вы боров Президента Республики Беларусь и депутатов Палаты представителей Национального собра ния. Данный контроль будет выражаться в проверке соблюдения требований Конституции Республи ки Беларусь о порядке проведения республиканских референдумов и выборов Президента Республи ки Беларусь и депутатов Палаты представителей. Проверке также подлежит соблюдение установлен ного порядка организации и проведения референдумов, выборов, перечень вопросов, выносимых на республиканский референдум. На основании результатов указанной проверки Конституционный Суд составляет заключение о соблюдении требований Конституции о проведении республиканских рефе рендумов или выборов Президента Республики Беларусь, депутатов Палаты представителей и Вестник Брянского госуниверситета. №2(2) (2012) направляет его Президенту Республики Беларусь, Национальному собранию, Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов.

На наш взгляд, целесообразно также наделить Конституционный Суд обязанностью выносить решения о законности проведенного республиканского референдума, избрания Президента, депута тов Палаты представителей, а также правом проверки законности формирования избирательных фон дов и обоснованности финансовых расходов на проведение избирательных кампаний.

Полагаем, данное полномочие Конституционного Суда будет способствовать утверждению конституционной законности, развитию конституционной демократии, обеспечению верховенства права, защите прав и свобод личности, прав и интересов организаций и государства в целом.

В заключение следует отметить, что контрольная функция Конституционного Суда Республи ки Беларусь имеет свою специфику. Конституционный контроль охватывает сферу нормотворчества в полном объеме. Оценивая статус Конституционного Суда в сравнении с органами конституционно го контроля других государств, следует отметить, что наделение его обязанностью осуществлять кон троль за проведением республиканских референдумов, а также за ходом выборов Президента Респуб лики Беларусь и депутатов Палаты представителей Национального собрания будет свидетельствовать о дальнейшем развитии демократии и наличии действенных механизмов ее защиты, и сможет орга нично дополнить полномочия Конституционного Суда в целях эффективного осуществления функ ции конституционного контроля.

The article is devoted to investigation and analysis of the powers of the Constitutional Court of the Republic of Belarus as a specialized agency of judicial constitutional control over the constitutionality of normative legal acts of the Repub lic of Belarus;

specially created as a separate branch of the jurisdiction to resolve disputes on the basis of the Constitu tion, independent of other government agencies. The author substantiates the necessity of lodging the Constitutional Court with additional powers in the area of the constitutional control.

The key words: Constitutional Court of the Republic of Belarus, constitutional control, constitutional legality, elec tions, referendum.

Список литературы 1. Танчев Е. Функции Конституционного Суда по защите демократического конституционно го порядка // Вестник Конституционного Суда Республики Беларусь. 2012. № 1. С. 108-121.

2. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). Минск : Амалфея, 2006. С.

39-40.

3. О референдуме Российской Федерации: Федер. конституц. закон Рос. Федерации, 28 июня 2004 г., № 5-ФКЗ : в ред. Федер. конституц. закона Рос. Федерации от 24 апреля 2008 г. // URL:

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;

base=LAW;

n=76494;

div=LAW;

mb=LAW;

opt=1;

ts=F 3C210CB02EE0426775D018100ABCEFB (дата обращения: 10.07.2012).

Об авторе Гулякевич А. В.- юрисконсульт ООО «Франдеса», магистр государственного управления.

Республика Беларусь, г. Минск, e-mail: avgminsk@mail.ru УДК – 343.985. ТАКТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ УСТАНОВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНТАКТА С НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ ПРИ ИХ ДОПРОСЕ В.А. Дударев В статье дается понятие психологического контакта, как необходимого условия проведения допроса несовершенно летних участников уголовного судопроизводства. Рассматриваются функции и стадии психологического контакта.

Ключевые слова: допрос, несовершеннолетние, психологический контакт, функции психологического контак та, стадии психологического контакта.

Процессы и явления политического, экономического, идеологического, культурно воспитательного, демографического характера определяют в общей форме условия жизни в обще стве, влияют на характер межличностного общения граждан и, не в последнюю очередь, на такие негативные явления как преступность.

Мировой финансовый и экономический кризис привел к снижению и так невысокого уровня Право жизни большинства семей, особенно – живущих в небольших городах и сельских поселениях. Все эти и многие другие негативные факторы, имеющие место в современном обществе, отрицательно влияют как на состояние преступности в целом, так и на ее составную часть – подростковую преступность.

Рост преступности несовершеннолетних в Российской Федерации – это реалии нашего времени. К сожалению, приходится констатировать, что несовершеннолетние стали одной из наиболее криминально пораженной и, в тоже время, наименее социально защищенной категорией населения. Ежегодно рассле дуется более миллиона преступлений с участием несовершеннолетних, значительная часть которых отно сится к категории особо опасных. На протяжении многих лет высоким остается рецидив преступности несовершеннолетних. Одним из тревожных факторов является то, что подростковая преступность в со временной России значительно молодеет. Даже с учетом ее высокой степени латентности есть основания утверждать, что значительная часть уголовно наказуемых деяний совершается несовершеннолетними, не достигшими предусмотренного уголовным законом возраста уголовной ответственности. У многих под ростков наблюдается отставание уровня психического развития от паспортного возраста.

В процессе расследования, особенно на начальном этапе, следователь сталкивается с различ ными формами сопротивления поиску истины, с той или другой пристрастной интерпретацией пре ступного события. Производство предварительного следствия по любому уголовному делу не обхо дится без проведения такого следственного действия, как допрос.

Целью допроса является получение правдивых показаний, помогающих установить истину по делу. Современные исследования в области криминалистики свидетельствуют о возможности инте грации психологических знаний в процесс предварительного расследования преступлений. Таким образом, актуализируется проблема психологического обеспечения расследования преступлений, включающего не только деятельность психологов, но и использование психологических знаний сле дователями, в том числе при допросе несовершеннолетних.

Прежде всего, для получения сведений, касающихся обстоятельств совершенного преступления, встает проблема установления психологического контакта с несовершеннолетними правонарушителями и сохранения доверия к следователю. Трудности установления такого контакта обусловлены психическим состоянием подростка, характеризующимся наличием признаков воздействия взрослого лица. В связи с этим важно добиться снижения у допрашиваемого чувства страха и тревожности, так как иначе несовер шеннолетний при допросе может замкнуться и отказаться от дачи показаний. Для нейтрализации страха и тревожности допрашиваемого разговор с ним целесообразно вести спокойным тоном.

Основная цель, которую преследует следователь, производя допрос, состоит в получении от допрашиваемого лица путем дачи им показаний достоверных, исчерпывающих фактических данных (доказательственной информации) относительно известных последнему обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Психологический контакт при расследовании, призван помочь следо вателю проникнуть в мысли и чувства допрашиваемого и оказать на них влияние, с целью получения правдивых и полных показаний. Как правило, психологический контакт носит односторонний харак тер и поэтому следователь старается сообщить допрашиваемому как можно меньше информации, не обходимой для формирования предмета допроса.

«Первой задачей при допросе… является создание у допрашиваемого благожелательного и откровенного к себе отношения, что достигается безукоризненной вежливостью и мягкостью обра щения» [1, с. 29]. При общении должен быть достигнут полноценный, психологический контакт, со здание такой обстановки способствует успешному проведению допроса. Психологический контакт является важнейшим элементом взаимоотношений в обществе. Он возникает, если есть необходи мость в осуществлении совместной деятельности или при общении. Внутренней тактической основой психологического контакта является получение необходимой для следователя информации.

В криминалистике и судебной психологии понятие психологического контакта является весь ма дискуссионным. Понятие психологического контакта имеет различные звучания и определения:

тактический прием;

тактический метод;

стадия следственного действия;

условие следственного дей ствия;

тактическое средство или способ;

тактическая операция (комбинация);

благоприятствующее состояние следователя или его партнера;

элемент криминалистической тактики и стратегии;

тактиче ский подход, центрированный на личность. Так что же такое психологический контакт?

Одни ученые под психологическим контактом понимают итог деятельности следователя при допросе [2, с. 21-22] другие – особую атмосферу допроса [3, с. 13-14] третьи – благожелательное отношение допрашиваемого к следователю [4, с. 76].

Психологи отмечают, что контакт является необходимым условием получения информации в процессе любого взаимодействия между людьми. Эта мысль полностью применима к характеристике тех отношений, которые складываются при допросе.

Вестник Брянского госуниверситета. №2(2) (2012) Н.И. Порубов рассматривает психологический контакт как «систему взаимодействия людей между собой в процессе их общения, основанного на доверии: информационный процесс, при кото ром люди могут и желают воспринимать информацию, исходящую друг от друга. Психологический контакт – это, наконец, процесс взаимовлияния, сопереживания и взаимного понимания» [5, с. 73].

Он отмечает, что психологический контакт должен сопутствовать всему ходу допроса. Для его уста новления требуется проведение ряда тактических приемов, определяемых ходом допроса, обстоя тельствами дела, наличием доказательств, а также личностью виновного.

А.В. Дулов определяет психологический контакт как «целенаправленную, планируемую дея тельность по созданию условий, обеспечивающих развитие общения в нужном направлении и дости жение его целей» [6, с. 107].

А.Б. Соловьев рассматривает психологический контакт как «способ коммуникативных связей, как возникновение своего рода «эмоционального доверия к следователю» [7, с. 42]. При производ стве допроса следователь вступает с допрашиваемым в определенные психологические взаимоотно шения. Характер этих взаимоотношений определяется специфическими задачами и условиями дея тельности следователя: они направлены на получение информации особого рода – фактических дан ных, доказательственной информации по расследуемому делу.

А.Н. Васильев, Л.М. Карнеева, Н.А. Якубович рассматривают психологический контакт, как тактический прием, являющийся предпосылкой для получения правдивых показаний [8, с. 155]. В.Л.

Васильев предлагает характеризовать психологический контакт как стадию, определяющую такие общие параметры беседы, как ее темп, ритм, уровень напряженности, основные состояния собесед ников и главные аргументы, которыми они будут убеждать друг друга в своей правоте [9, с. 357].

Л.Л. Каневский определяет понятие психологического контакта как «состояние, при котором участники следственного действия проявляют интерес и готовность к общению и восприятию ин формации, исходящей друг от друга» [10, с. 16].

В.Г. Лукашевич считает, что «психологический контакт – это образное выражение, обознача ющее взаимопонимание, доверие и желание двух лиц общаться друг с другом. Это форма взаимоот ношения лиц, обменивающихся информацией в какой-либо деятельности» [11, с. 40].

Ф.В. Глазырин определяет психологический контакт как «готовность допрашиваемого к об щению со следователем, к даче правдивых показаний». Готовность партнера к общению, можно рас сматривать как, первичный и промежуточный результат общения, который в своем развитии реализу ется в процесс дачи правдивых и полных показаний [12, с. 58]. Такого же мнения придерживается и И.А. Макаренко, она считает, что психологический контакт это наличие особой психологической ат мосферы, заключающейся в готовности следователя и обвиняемого к общению [13, с. 136].

А вот некоторые авторы, в том числе и М. И. Еникеев, вообще разделяет понятие «психологи ческий контакт» и «коммуникативный контакт» [14, с. 170-171]. Под «психологическим контактом»

он понимает лишь общую эмоциональную настроенность на основе единых целей и интересов, а «коммуникативный контакт» он определяет как взаимодействие с целью обмена информацией.

Ю.П. Михальчук под психологическим контактом понимает «умение следователя создать та кое состояние собеседника, при котором у несовершеннолетнего обвиняемого возникнет ощущение спокойствия, справедливости и доверия к следователю» [15, с. 94].

Е.В. Стрельцова психологический контакт определяет «как доброжелательные, доверительные от ношения путем создания следователем благоприятных условий и применение специальных приемов для активизации желания и стремления несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого дать правдивые показания и поддерживать процесс общения с сотрудником правоохранительных органов» [16, с. 124].

Психологический контакт в следственной практике – это профессиональное (деловое, роле вое) общение следователя с допрашиваемым. Как и в любом другом виде профессионального обще ния. В общении следователя по целям можно выделить два направления установления психологиче ского контакта. Одно – ориентировано на взаимодействие между людьми. Второе – в своей основе направлено на то, чтобы изменить самих людей. Особенность установления психологического кон такта с несовершеннолетними заключается в том, что эти два направления сливаются.

На наш взгляд, психологический контакт можно определить «как уровень взаимоотношений на допросе следователя и несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, при котором участву ющие в нем лица готовы (могут и желают) воспринимать исходящую друг от друга информацию».

Встречается мнение о функциях психологического контакта, [16, с. 125] которые при допросе имеют немаловажное значение: а) информационно-коммуникативная функция, суть которой сводится к тому, что следователь и допрашиваемый обмениваются известной им информацией;

б) регуляцион но-коммуникативная функция проявляется в том, что, познавая другого человека, формируется и сам Право познающий;

в) эмоционально-коммуникативная функция, она формирует в процессе общения, так называемые эмоциональные завязки: «приятно – не приятно», «нравится – не нравится». Они связаны со значимостью передаваемой информации.

Так как, допрос представляет собой – процесс профессионального общения, в нем нашли свое отражение все аспекты делового общения: перцептивный (восприятие людьми друг друга), коммуни кативный (заинтересованность в обмене информации) и интерактивный (взаимодействие).

Е.В. Стрельцова выделяет следующие стадии [16, с. 126] установления психологического контакта с несовершеннолетними подозреваемыми и обвиняемыми: перцептивную, коммуникативную и интерактивную.

Первая стадия – включает в себя процесс взаимного оценивания. Взаимное оценивание и созда ние на его основе первого впечатления играет важную роль в процессе общения с несовершеннолетни ми. Перцептивная сторона приобретает значение при установлении психологического контакта с несо вершеннолетними, так как подростки очень чутко реагируют как на внешний вид людей, так и на их стиль и манеру одеваться, на их жесты, мимику, на интеллектуальные способности и возможности. Ре зультатом взаимного оценивания является принятие подростком решения о вступлении в общение со следователем или отказ от него. Внутренние критерии, отвечающие за принятие подростком решения, формируются только к 18 – 21 году и поэтому ребенок не может сделать какой-либо серьезный выбор или принять решение. И вот как раз здесь на помощь следователю приходит привлеченный к участию в допросе педагог или психолог, который сглаживает внутренние противоречия подростка.

Вторая стадия – стадия взаимной заинтересованности, в том числе и передаваемой информации, ста дия накопления согласий. Со стороны подростка – это интерес не только к своей участи, но и к следователю как к человеку, к самой следственной работе. Именно здесь огромное значение приобретает действительное мастерство следователя. Он должен показать подростку, что его интересуют не только обстоятельства дела, но и взгляды, убеждения подростка, его увлечения. Задача следователя на данном этапе, обнаружить систему ценностей несовершеннолетнего и через нее воздействовать на мировоззрение и убеждения ребенка.

И.А. Макаренко считает, что установление психологического контакта, и поддержание его во время допроса зависит от а) организационных мероприятий, проведенных как при подготовке к допро су, так и непосредственно во время него;

б) от профессиональных и нравственно-психологических ка честве следователя;

в) от личностных качеств несовершеннолетнего и глубины его социальной запу щенности;

г) от готовности несовершеннолетнего к общению со следователем [15, с. 98].

Для установления психологического контакта первый дорос желательно посвятить личности несовершеннолетнего. Способы установления психологического контакта способствующего дости жению цели допроса, зависят, прежде всего, от индивидуальных психических свойств допрашивае мого. Очевидно, что войти в контакт с общительным человеком легче, чем с замкнутым. В этой связи А.В. Дулов отмечает, что «существуют психические свойства личности: откровенность, любозна тельность, общительность, вежливость которые облегчают установление с ней контакта. Но с другой стороны существуют и свойства, которые затрудняют установление контакта: раздражительность, вспыльчивость, подозрительность, агрессивность. Поэтому наличие каких-либо свойств, всегда должно учитываться при подготовке плана общения [17, с. 109].

Не менее важным условием формирования психологического контакта, способствующего дости жению цели допроса, является уяснение следователем психического состояния допрашиваемого, так как, оно во многом определяет поведение допрашиваемого. А.В. Дулов выделяет две основные направленно сти коммуникативной деятельности следователя: 1) подготовка к активному психическому воздействию на допрашиваемого;

2) подготовка к возможному противодействию со стороны допрашиваемого. В.Ю.

Шепитько предлагает выделить две подсистемы: 1) способствующую адаптации к обстановке допроса и устранению нежелательных состояний несовершеннолетнего;

2) стимулирующую установку на необхо димость общения [18, с. 20]. Таким образом, на стадии взаимной заинтересованности при установлении психологического контакта не последнюю роль играют душевные качества следователя.

Третья стадия установления психологического контакта – это синтез рациональных умоза ключений, эмоциональных впечатлений, наложение прошлого опыта на собственные намерения по отношению к партнеру. Данная стадия – это интерактивная сторона психологического контакта, ко торая заключается в организации взаимодействия между следователем и подростком.

Успешно осуществить допрос несовершеннолетнего может не каждый следователь, так как дело здесь не только в юридической подготовке, опыте следственной работы. На установление психологического контакта, который, способствовал бы достижению цели допроса, тратится много сил и времени следовате ля, а нарушить его можно очень быстро. Поэтому следователь должен постоянно контролировать психиче ское состояние допрашиваемого, устраняя все то, что отрицательно влияет на их правильное взаимоотно шение. Допрос несовершеннолетнего требует от следователя хороших знаний педагогики, общей и детской психологии, умения таким образом определить свою собственную линию поведения, чтобы при строжай шем выполнении закона обеспечить успешное выполнение поставленной задачи.

Вестник Брянского госуниверситета. №2(2) (2012) Психологический контакт складывается в ходе общения и его обязательной предпосылкой яв ляется обоюдная готовность (установка) к восприятию и пониманию лицами друг друга. Общающие ся люди посредством использования различных средств (приемов) обмениваются информацией и в итоге между ними устанавливаются определенные отношения. Отсюда психологический контакт – это и цель, детерминирующая готовность к общению, и процесс обмена информацией, предпринима емый для достижения цели, и, наконец, это результат – те отношения, которые позволяют продол жить общение и совместно решать определенные задачи.

Таким образом, трудно переоценить значение приемов следственной тактики, основанных на психологическом воздействии. Их грамотное применение представляет собой эффективное оружие в руках следователя. Без них сложно, а порой просто немыслимо раскрыть преступление. Лишь по ме ре выполнения всех необходимых следственных действий следователь получает возможность для полного и объективного исследования полученных показаний в соотношении с имеющимися по делу доказательствами, что позволяет устранить имеющиеся сомнения в виновности подозреваемого лица, либо, наоборот, подтвердить их обоснованность.

In article the concept of psychological contact, as necessary condition of carrying out of interrogation of minor partici pants of criminal legal proceedings is given. Functions and stages of psychological contact are examined.

The key words: interrogation, minors, psychological contact, functions of psychological contact, stages of psychological contact.

Список литературы 1. Якимов И.Н., Михеев П.П. Допрос. М., 1930.

2. Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого. М., 1969.

3. Роше А.Н. Процессуальные и психологические основы допроса обвиняемого. М., 1965.

4. Васильев А.Н., Карнеева Л.М., Тактика допроса. М., 1970.

5. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном процессе. М., 1993.

6. Дулов А.В. Судебная психология. М., 1973.

7. Соловьев А.Б. Допрос свидетеля и потерпевшего. М., 1974.

8. Селиванов Н.А., Танасевич В.Г., Эйсман А.А., Якубович Н.А. Советская криминалистика.

Теоретические проблемы. М.: Юрид. лит. 1978.

9. Васильев В.Л. Юридическая психология. Учебник для вузов. М.: Юрид. лит. 1991.

10.Каневский Л.Л. Расследование и профилактика преступлений несовершеннолетних. М.:

Юрид. лит. 1982.

11.Лукашевич В.Г. Тактика общения следователя с участниками отдельных следственных действий. Киев: КВШ МВД СССР, 1988.

12.Глазырин Ф.П. Психология следственных действий. Волгоград, 1983.

13.Макаренко И.А. Система тактических приемов допроса несовершеннолетнего обвиняемого с уче том следственных ситуаций и психологических свойств допрашиваемого. Дисс….канд. юр. наук. Уфа. 1998.

14.См.: Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. психология преступника и расследование преступлений. М.: Юристъ, 1996.;

Еникеев М.И. Юридическая психология. Учебник для вузов. М.:

Издательство НОРМА, 2000.

15.Михальчук Ю.П. Допрос несовершеннолетнего обвиняемого на предварительном след ствии. Дисс….канд. юр. наук. Краснодар. 2005.

16.Стрельцова Е.В. Тактические и психологические основы допроса несовершеннолетних по дозреваемых, обвиняемых. Дисс….канд. юр. наук. Саратов. 2007.

17.Дулов А.В. Судебная психология. Минск. 1975.

18.Шепитько Ю.В. Допрос несовершеннолетних: психология и тактика. Автореф. дисс... к.ю.н.

Об авторе Дударев В.А. – аспирант Брянского государственного университета имени академика И.Г.

Петровского, dudarev-vitalii@mail.ru Право УДК 34. ПРАВОВОЙ СТАТУС КОЛЛЕГИЙ НАРОДНЫХ КОМИССАРИАТОВ УСРР В 1920-Х ГГ.

О.С. Дудченко В статье исследован правовой статус коллегий народных комиссариатов в 20-х годах ХХ ст., выделены харак терные тенденции, проанализированы полномочия и структуру коллегий народных комиссариатов.

Ключевые слова: правовой статус, народный комиссариат, коллегия, народный комиссар, коллегиальность, единоначалие.

Придя к власти, большевики начали широко применять в государственного управления прин цип коллегиальности. В частности, при народных комиссариатах, которые заменили имперские ми нистерства, создавались коллегии, на заседания которых выносились и обсуждались важнейшие воп росы, отнесении к ведению народного комиссариата. В дальнейшем коллегии станут важными струк турными элементами в системе органов исполнительной власти советской Украины.

Целью данной статьи является исследование правового статуса коллегий народных комисса риатов в советской Украине в 1920-х гг.

В юридической науке существуют исследования лишь отдельных проблем правового статуса коллегий народных комиссариатов, причем преимущественно в связи с рассмотрением других вопро сов. В частности, общие сведения о работе коллегий народных комиссариатов подаются в работах В.Б. Аверьянова, И.Н. Ананова, В.А. Власова, И.Л. Давитнидзе, В.С. Калиновского, А.А. Коваленка, Ю.Н. Козлова, А.Н. Колодия, В.К. Колпакова, В.Н. Марчука, Н.Р. Ныжник и других ученых.

Термин «коллегия» происходит от латинского collegium, что буквально означает общество, братство, сотрудничество. Коллегия в широком смысле – это группа лиц, образует руководящий сове щательный или распорядительный орган, имеющий право на коллегиальное решение вопросов в преде лах своей компетенции, может осуществлять функции управления (например, коллегия министерства Украины) или правосудия (например, судебная коллегия Верховного Суда Украины ) [1, с. 149].

Впервые коллегии при органах советской исполнительной власти создаются в 1918–1919 гг в период установления советской власти в Украине. В системе государственной власти и государствен ного управления центральными органами власти были Совет Народных Комиссаров (далее – СНК) и народные комиссариаты. Деятельность народных комиссариатов на начальном этапе их формирования регламентировалась Конституцией РCФСР 1918 г. В Украине большевики не смогли сразу захватить власть, и учитывая длительную борьбу за украинскую государственность, вынуждены были пойти на создание отдельного советского украинского государства, формально сохраняя статус суверенного го сударства, в то время была подчиненного российскому центру. Учитывая это, органы исполнительной власти в Украинской Социалистической Советской Республики (далее – УССР) часто носили формаль ный характер, а их деятельность регламентировалась законодательством советской России. Во второй половине 1918 г. в народных комиссариатах УССР для руководства наркоматами создавались коллегии, деятельность которых регламентировалась Конституцией РCФСР 1918 г. Согласно ст. 44 Конституции РCФСР под председательством народного комиссара создавалась коллегия, члены которой утвержда лись Советом Народных Комиссаров. Статья 45 Конституции посвящена взаимоотношениям народного комиссара и коллегии. В частности, народный комиссар имел право принимать единоличные решения по всем вопросам, которые принадлежали к компетенции народного комиссариата, доводя их до сведе ния коллегии. В случае несогласия коллегии с тем или иным решением народного комиссара, она могла обжаловать его в Совет Народных Комиссаров или в Президиум Всероссийского Центрального Испол нительного Комитета (далее – ВЦИК). Право обжаловать было закреплено и за каждым членом колле гии, причем подача жалобы не прекращала исполнение решения, принятого наркомом. Это правило было введено для того, чтобы в случае спора не прекращался процесс выполнения неотложных реше ний. Статьей 47 Конституции предусматривалось, что народные комиссары и коллегии несут ответст венность за свою деятельность перед СНК и ВЦИК. Однако, Конституцией РCФСР 1918 г. не регламе нтировалась ответственность членов коллегии [2, с. 150].

По мнению И.Л. Давитнидзе, право членов коллегии апеллировать в СНК и Президиум ВЦИК имело важное значение для улучшения руководства наркоматом и подведомственными ему подраз делениями управления, позволяло избегать принятия наркомом ошибочных решений, а если они все таки были приняты, – ставить вопрос о прекращении их выполнения [3, с. 39].

14 марта 1919 г. на заседании ВУЦИК была утверждена Конституция УССР [4;

55–60], в основу которой было положено Конституцию РCФСР 1918 г. В Основном законе УССР 1919 г. ничего не говорилось о коллеги ях при народных комиссариатах. Их деятельность регламентировалась положениями о соответствующих народ Вестник Брянского госуниверситета. №2(2) (2012) ных комиссариатах Совета Народных Комиссаров, которые по-разному определяли статус и функции коллегий.

Например, согласно проекту Положения об организации Народного комиссариата иностранных дел, утвержден ного на заседании коллегии 5 июле 1919 г., возглавляли наркомат народный комиссар и коллегия, которые вмес те разрабатывали дипломатические международные вопросы принципиального характера [5, л. 3–6]. В соответс вии с Положением о народном комиссариате здравоохранения при народном комиссариате здравоохранения образовывалась коллегия, члены которой (ответственные руководители отделов наркомата) утверждались пра вительством [6, с. 64]. Положение «О народный комиссариат просвещения» (далее – НКП) от 6 июня 1919 г.

предусматривало, что управление и руководство НКП возлагалось на коллегию под руководством народного комиссара просвещения. В состав коллегии входили народный комиссар, его заместители и члены [7, л. 16–17].

Среди важнейших вопросов, которые решались на заседаниях коллегии были следующие: раз работка и организация структуры народных комиссариатов, распределение задач между отделами, утверждение порядка работы самой коллегии, периодичность ее заседаний и др. Коллегии народных комиссариатов и других центральных ведомств назначали и снимали должностных лиц, контролирова ли деятельность аппаратов народных комиссариатов, утверждали планы их работы, заслушаны отчеты должностных лиц и др. Как правило, на основе коллегиальности строилась в тот период и работа отде лов народных комиссариатов, а также местных отраслевых органов государственного управления.

Следовательно, при каждом народном комиссаре под его председательством образовывалась коллегия, члены которой утверждались Советом Народных Комиссаров. Порядок представления сос тава коллегии на утверждение СНК Конституцией и другими нормативно-правовыми актами не рег ламентировался. На практике этот состав подавал на утверждение народный комиссар. В УССР нор мативно-правовые акты, регламентирующие деятельность коллегий народных комиссариатов, в ос новном воспроизводили соответствующие нормативно-правовые акты РCФСР. Если в Конституции УССР 1919 г. прямого указания на это не было, то Конституция Белорусской ССР 1919 г. с дополне ниями от 29 декабря 1920 г. предусматривала, что при каждом народном комиссаре под его председа тельством образуется коллегия, члены которой утверждались Советом Народных Комиссаров. В от личие от Конституции УССР, в примечании к статье 10 Конституции БССР отмечалось, что коллегии создавались по принципу РСФСР [2, с. 255].

По окончании иностранной интервенции и гражданской войны, в Украине окончательно ста билизируется система советских органов государственной власти и управления. Важной составляю щей этой системы остаются коллегии народных комиссариатов. Их деятельность регламентировалась положениями о соответствующих народные комиссариаты. В частности, Приказом № 20 от 27 апреля 1921 г. было утверждено схему организации народного комиссариата иностранных дел УССР (далее – НКИД). Возглавляла наркомат коллегия, в состав которой входили народный комиссар иностран ных дел, его заместитель и члены коллегии. При коллегии учреждался секретариат в составе секрета ря коллегии НКИД и трех помощников секретаря. Секретариат ведал приемом посетителей нарко мом, отношениями с иностранными представителями, выполнял отдельные поручения коллегии. Не посредственно при коллегии находились советники НКИД, которые занимались разработкой общих вопросов, положений, норм, предоставлением консультаций по вопросам, которые решались в колле гии, инструктировали отделы по вопросах их работы и прочие [8, л. 11]. Несколько иной была струк тура народного комиссариата юстиции УССР. Например, согласно ст. 2 Положения Всеукраинского Центрального исполнительного комитета и Совета Народных Комиссаров «О народном комиссариате юстиции» от 5 октября 1921 г. возглавляли народный комиссариат юстиции народный комиссар и коллегия, под его руководством, в составе пяти человек [9, с. 673].

Новый этап становления коллегий органов государственного управления начинается после создания СССР. В это время утверждается Общее положение о народных комиссариатах СССР, Общее положение о народных комиссариатах УССР, в которых определялись статус и полномочия коллегий, регламентирова лись взаимоотношения между коллегией и народным комиссаром. В частности, согласно ст. 19 Общего по ложения о народных комиссариатах СССР, утвержденного ІІІ сессией ЦИК СССР 1-го созыва 12 ноября 1923 г., возглавлял народный комиссариат народный комиссар, который избирался и откликался Централь ным Исполнительным Комитетом СССР [2, с. 442–447]. Согласно ст. 20 Положения народный комиссар имел право единолично принимать решения по всем вопросам, которые принадлежали к компетенции на родного комиссариата, доводя до сведения о них коллегии, а также определять круг вопросов, принадлежа щих к компетенции каждого из его заместителей и членов коллегии.


Раздел IV Положения (ст. 26 и 27) был специально посвящен коллегии. Согласно статье Положения при каждом народном комиссаре под его председательством образовывалась коллегия, члены которой назначались СНК СССР. Количество членов коллегии в каждом народном комиссари ате определялась СНК СССР. Согласно ст. 27 Положения в случае несогласия коллегии с тем или Право иным решением, принятым народным комиссаром, коллегия имела право, не приостанавливая испол нения решения, обжаловать его в СНК. Такое же право имели и отдельные члены коллегии.

В Украине Общее положение о народных комиссариатах УССР было принято 12 октября 1924 г., которое в основном продублировало соответствующее Положение СССР [10, с. 273]. А 12 октября 1923 г.

ЦИК СССР утвердил и Положение о отдельные народных комиссариатах Союза ССР. В положениях го ворилось, возглавлял соответствующий народный комиссариат народный комиссар СССР при котором существувала коллегия, но состав и правовой статус коллегии в нем не регламентировались.

Таким образом, на начальном этапе формирования органов управления украинского советско го государства мы можем отметить определенный правовой нигилизм в регламентации их деятельно сти. В частности, деятельность коллегий народных комиссариатов регламентировалась Конституцией РСФСР, Конституцией УССР, положениями о соответствующих народных комиссариатах Совета Народных Комиссаров СССР, Общим положением о народных комиссариатах СССР, Общим поло жением о народных комиссариатах УССР, положениями о соответствующих народных комиссариа тах УССР, регламентами коллегий соответствующих народных комиссариатов, хотя признавался приоритет союзного законодательства над республиканским.

Первая конституция СССР, принятая в 1924 г., подтвердила провозглашенное Конституцией РСФСР 1918 г., сочетание коллегиальности и единоначалия в системе советского государственного управ ления [2, с. 457–473]. Конституция СССР 1924 г., как и Конституция РСФСР 1918 г., рассматривала колле гию народного комиссариата не только как совещательный орган при народном комиссаре. Наделяя колле гии вцелом и каждого ее члена в отдельности, правом обжаловать решение наркома в Совет Народных Ко миссаров, правотворець тем самым оказывал коллегии определенные контрольные полномочия даже по отношению к наркому, но без права приостановления или отмены его решений.

В то же время Конституция СССР 1924 г. внесла в правовом положении коллегий народных комиссариатов определенные изменения по сравнению с Конституцией РСФСР 1918 г., которые вы разились в том, что в случае несогласия с единоличным решением народного комиссара коллегия или отдельные ее члены могли обжаловать его: за Конституцией СССР – в СНК СССР (ст. 57 Конститу ции СССР), а за Конституцией РCФСР – в СНК СССР или Президиум ВЦИК.

Кроме того, в Конституции РСФСР 1918 г. (ст. 47) говорилось об ответственности перед СНК и ВЦИК как народного комиссара, так и членов коллегии, а Конституция СССР предусматривала ответственность перед СНК, ЦИК и его Президиумом только народного комиссара (ст. 60 Конститу ции СССР 1924 г.). Это свидетельствовало о централизации власти и усиления личной ответственно сти народного комиссара за руководство наркоматом.

Конституции союзных республик, принятые после Конституции СССР 1924 г., в основном во спроизводили соответствующие статьи союзной Конституции, касающиеся правового статуса колле гий народных комиссариатов. Вместе с тем в некоторых союзных конституциях были свои особенно сти. Так, в частности, согласно ст. 46 Конституции УССР, принятого 15 мая 1929 г., при народных комиссарах образовывалась коллегия в составе заместителей народного комиссара и членов колле гии, количество которых определялось постановлением Совета Народных Комиссаров УССР. Вместе с тем, Конституцией УССР 1929 г. вообще не определялся порядок разрешения споров между колле гией и народным комиссаром [2, с. 523]. Согласно Конституции РСФСР 1925 г. коллегия в случае несогласия с решением наркома могла обжаловать его как в Совет Народных Комиссаров РСФСР, так и в Президиум ВЦИК, то есть был полностью сохранен порядок обжалования предусмотрен Кон ституцией РСФСР 1918 г. Аналогично регламентировались этот вопрос и в Общем положении о на родные комиссариаты РСФСР, принятом 17 августа 1925 г. [2, с. 537].

Итак, проанализировав правовой статус коллегий народных комиссариатов в 1920-х гг., мы можем констатировать, что 1918–1924 гг. это этап формирования коллегий как структурных элемен тов органов исполнительной власти.

The article investigates the legal status of People's Commissariat of boards in the 20 years of the twentieth century., engaged and trend analysis of the powers and structure of boards of People's Commissariat.

Key words: legal status, the People's Commissariat, the Board, National Commissioner, collegiality, unity of command.

Список литературы 1. Юридична енциклопедія / Ю.С. Шемшученко та ін. (ред.), НАН України, Інститут держави і права ім.. В.М. Корецького. К. : Видавництво «Українська енциклопедія» ім. М.П. Бажана. В 3-х то мах, 1998. Т. 3. К – М. 2001. 792 с.

2. История советской Конституции (в документах) 1917–1956 гг. М. : Госюриздат, 1957. 1046 с.

Вестник Брянского госуниверситета. №2(2) (2012) 3. Давитнидзе И.Л. Коллегии министерств (правовое положение и организация работы) / Да витнидзе И. Л. М. : “Юридическая литература”, 1972. 152 с.

4. Конституції і конституційні акти України. Історія і сучасність : [збірник НАН України;

Інститут дер жави і права ім. В. М. Корецького / упоряд. : І. О. Кресін ;

відп. ред. Ю. С. Шемшученко]. К., 2006. 310 с.

5. Центральний державний архів вищих органів виконавчої влади України (Далі – ЦДАВО України), ф. 2, оп. 1, спр. 279, 22 арк.

6. Положення про народний комісаріат охорони здоров’я від 2 лютого 1919 р. // Собрание узаконе ний и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства Украины. № 5. 5 февраля 1919 г. С. 64–66.

7. ЦДАВО України, ф. 166, оп. 1, спр. 13, 36 арк.

8. ЦДАВО України, ф. 4, оп. 1, спр. 24, 47 арк.

9. Положення Всеукраїнського Центрального виконавчого комітету та Ради Народних Комі сарів «Про народний комісаріат юстиції» від 5 жовтня 1921 р. // Собрание узаконений и распоряже ний Рабоче-крестьянского правительства Украины. № 20. 1–14 октября 1921 г. С. 673–678.

10. СУ УССР. 1924. № 3. Ст. 273.

Об авторе Дудченко О.С. – кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры права и мето дики преподавания историко-правоведческих дисциплин Нежинского государственного университета имени Николая Гоголя, oksanadud@ukr.net УДК 343. ОСОБЕННОСТИ ОЦЕНКИ ПРОТОКОЛОВ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ И СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ДОПУСТИМОСТИ.

О.В. Закатова Данная статья посвящена особенностям оценки протоколов следственных действий и судебного заседания c точки зрения допустимости. В статье рассмотрены основные критерии оценки допустимости доказательства по уголовному делу: о надлежащем субъекте, правомочном проводить процессуальные действия, направленные на получение доказательств;

о надлежащем источнике сведений, составляющих содержание доказательства;

о надлежащих процессуальных действиях, используемых для получения доказательств;

о надлежащем порядке проведения процессуальных действий, используемых как средство получения доказательств Ключевые слова: доказательства, допустимость, оценка, свойства, протокол.

Оценка доказательств является неотъемлемым элементом мыслительной, логической дея тельности следователя, суда и находит свое проявление в оценочных суждениях, умозаключениях, в логических выводах следствия и суда относительно достоверности и значения доказательств при установлении фактов, составляющих предмет доказывания по делу.

Оценка протоколов следственных действий проводится как на стадии возбуждения уголовного дела, предварительного расследования так и в ходе судебного разбирательства, кроме того вышестоя щей инстанцией в случае подачи апелляционной или кассационной жалобы на решение суда. Оценка протоколов судебного заседания может проводиться только на последней стадии судебного разбира тельства, а также вышестоящей инстанцией в случае обжалования приговора суда первой инстанции.

В литературе есть мнения, что следователь реже производит оценку процессуальных докумен тов, нежели суд, «Так как в большинстве случаев следователь непосредственно воспринимает ход и результаты следственных действий, сам изготавливает процессуальные документ, оценку доказательств он производит в большей степени не по письменным результатам фиксации этих сведений, а по лич ному восприятию». Данное суждение также представляется неточным, при проведении следственных действий следователь оценивает полученные доказательства до закрепления его результатов в протоко ле. Но это не говорит о том, что сами протоколы не оцениваются. При восприятии производится оценка доказательств, а в дальнейшем оцениваются именно протоколы, составленные следователем.

Для суда главным образом имеет содержательная составляющая протокола, если в ходе су дебного разбирательства выясняются обстоятельства, противоречащие ранее данным показаниям, то суд обращает внимание на процессуальную форму документа.

Все доказательства, в том числе протоколы оцениваются судом с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, достаточности. Доказательство, которое не подверглось всесторонней оценке, не может быть положено в основу приговора суда. Рассмотрим протоколы следственных дей ствий и судебных действий с точки зрения их допустимости.

Допустимость – это свойство доказательства, характеризующее его с точки зрения законности ис Право точника сведений о фактах, а также способов получения и закрепления указанных сведений в порядке, предусмотренном УПК РФ, то есть управомоченным на то лицом или органом в результате проведения им процессуального действия при строгом соблюдении УПК РФ, определяющего формы данного действия.


В теории уголовного процесса выделяются четыре критерия оценки допустимости доказа тельства по уголовному делу:

1)о надлежащем субъекте, правомочном проводить процессуальные действия, направленные на получение доказательств;

2)о надлежащем источнике сведений, составляющих содержание доказательства;

3)о надлежащих процессуальных действиях, используемых для получения доказательств;

4)о надлежащем порядке проведения процессуальных действий, используемых как средство получения доказательств[1, с.2].

Сущность первого правила оценки допустимости протоколов следственных, судебных дей ствий заключается в том, что данная разновидность доказательств должна быть получена надлежа щим субъектом, то есть лицом, правомочным по уголовному делу проводить процессуальные дей ствия по собиранию доказательств. Нарушение этого правила о надлежащем субъекте, во всяком слу чае, без каких-либо исключений влечет за собой признание полученных протоколов следственных действий и судебного заседания недопустимыми доказательствами.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации приняло за осно ву концепцию о том, что субъектами собирания доказательств являются только органы судопроизводства.

Так, ч.1 ст.86 УПК РФ гласит, что собирание доказательств производится в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем проведения следственных и иных процессуальных действий. Так, по уголовному делу Парфелюка И.В., Кулакова В.Г. и др.

лиц, суд удовлетворил ходатайство адвоката, признав протоколы некоторых следственных дей ствий недопустимыми, в связи с тем, что они были проведены ненадлежащим лицом [2].

Сущность второго правила оценки допустимости протоколов следственных, судебных дей ствий касается надлежащего источника сведений, составляющих содержание этих доказательств.

В данном случае речь идет о допустимости получения сведений, имеющих доказательствен ное значение, только из надлежащей, установленной в законе процессуальной формы. Надлежащая процессуальная форма является источником, составляющим содержание доказательств.

Сведения об обстоятельствах уголовного дела, полученные непосредственно в ходе произ водства следственных действий, согласно ч. 2 ст.74УПК РФ могут быть доказательствами только в форме протоколов следственных действий, оформленные надлежащим образом. Если оценивать про токолы следственных действий и судебного заседания с этой точки надлежащей процессуальной формы, то это должны быть письменные акты, в которых фиксируется ход и результаты самих след ственных и судебных действий. Соответственно содержание протоколов не является предметом оценки допустимости их процессуальной формы. В этой связи правильно отмечает Н.В.Григорьева, что из любого протокола следственного действия в соответствии с законом допускаются к исследова нию лишь обстоятельства и факты, установленные в процессе самого следственного действия[3, с.6].

Законодатель указывает, что только надлежащим процессуальным порядком проведения след ственных, судебных действий обеспечивается получение соответствующих протоколов следственных, су дебных действий по уголовному делу. Значит, сведения об обстоятельствах дела, полученные в результате производства следственных и судебных действий, будут допустимыми с точки зрения надлежащего источ ника, только если они получены в форме протоколов следственных действий и судебного заседания [4].

Третье правило оценки допустимости протоколов следственных и судебных действий состо ит в определении правильного процессуального действия используемого для получения этих доказа тельств. УПК РФ ст.86 предусматривает следующие способы получения доказательств: производство следственных и иных процессуальных действий органами уголовного судопроизводства, представле ние письменных документов и предметов участниками процесса для приобщения их к уголовному де лу в качестве доказательств;

собирание защитником доказательств путем получения предметов, доку ментов и иных сведений;

опроса лиц с их согласия;

истребования справок, характеристик, иных доку ментов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объеди нений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии.

Анализ указанной нормы показывает, что недопустимо получение сведений об обстоятельствах преступления путем проведения следственных и иных процессуальных действий, не указанных в законе.

В процессуальной литературе все способы собирания доказательств принято связывать с та ким понятием, как «процессуальные действия», которые, в свою очередь, делятся на следственные и иные процессуальные действия [5,с.55-73]. Вместе с тем, разграничение процессуальных действий на следственные и иные процессуальные действия, признается не всеми авторами. Так, например, некото рые ученые считают, что иные процессуальные действия осуществляются не помимо, а в рамках след Вестник Брянского госуниверситета. №2(2) (2012) ственных действий. «При всех особенностях каждого из таких приемов все они, так или иначе связаны с выемкой соответствующих материалов, либо с осмотром, либо с допросом, если лицо заявляет о том, что ему известны существенные особенности дела и др.» [6, с.112]. УПК РФ предусмотрел четкое де ление процессуальных действий по собиранию доказательств на следственные (судебные) и иные про цессуальные (ч.1ст.86 УПК РФ). В то же время не любыми процессуальными действиями по собира нию доказательств обеспечивается получение различных разновидностей доказательств по уголовным делам, перечисленных в ч.2ст.74 УПК РФ. Так, некоторые доказательства могут быть собраны и в ходе производства следственных действий, и путем истребования или представления (например, веществен ные доказательства). Другие же, наоборот, - только в рамках определенных процессуальных действий по собиранию доказательств, указанных в законе (например, показания свидетеля, заключения и пока зания эксперта). Последнее условие касается, в частности, и таких доказательств, как протоколы след ственных действий. Протоколы следственных действий получаются только в результате производства следственных действий. Соответственно названные протоколы, полученные путем проведения дей ствий, не предусмотренных законом, либо процессуальных действий, не являющихся следственными, во всех случаях должны признаваться недопустимыми доказательствами.

К числу недопустимых доказательств следует относить такие протоколы следственных действий, в ко торых происходит подмена одного следственного действия другим, либо действием, не предусмотренным зако ном.В первом случае речь идет о таких протоколах, которые получаются в результате, когда, например, следова тели, не желая обременять себя «лишними формальностями», проводить фактически обыск под видом осмотра помещения. Полученные же в подобных ситуациях протоколы следственных действий, как правильно отмечает Х.А. Сабиров, необходимо признавать недопустимыми доказательствами, поскольку для различных следствен ных действий существует особый процессуальный порядок их производства[7, с.134-135]. Для правильной оценки допустимости протоколов следственных, судебных действий с точки зрения надлежащих способов их получения представляется важным рассмотреть вопрос о том, на каких стадиях уголовного процесса допускаете проведение следственных, судебных действий, а значит и допускается возможность получения соответствую щих протоколов следственных, судебных действий в качестве доказательств по уголовным делам.

На стадии возбуждения уголовного дела ч.4 ст. 146 УПК РФ устанавливает, что постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовною дела незамедлительно направляется прокурору, к постановлению прилагаются материалы проверки сообщения о преступлении, а в случае производства отдельных следственных действий по закреплению обнаруженных вещественных доказательств пре ступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы), — соответствующие протоколы и постановления.

По существу указанное положение может быть расценено, как законодательное разрешение про водить названные следственные действия до возбуждения уголовного дела, Однако, по справедливому замечанию В. Плетнева, этот вывод не подтверждается анализом ст. ст.176, 179 и 195 УПК РФ, опреде ляющих основания и порядок назначения этих следственных действий [8, с.48]. Также он отмечает, что «только ч.2 ст. 176 УПК РФ предусматривает возможность производства осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела. Для освидетельствования и экспертизы такой оговорки не сделано. Как нам представляется, на данной стадии решать вопрос о возможности производства отдельных следствен ных действий необходимо только с учетом положений законодательства, специально регламентирующих и посвящённых порядку производства этих следственных действий в соответствующих главах УПК РФ.

Таким образом, в стадии возбуждения уголовного дела правомерным будет считаться произ водство только осмотра места происшествия. Соответственно протокол осмотра места происшествия, составленный до возбуждения уголовного дела, следует признавать допустимым доказательством с точки зрения надлежащего способа получения. Все другие протоколы следственных действий при данных условиях (в том числе и протоколы освидетельствования, протоколы различных видов осмотра, кроме осмотра места происшествия), составленные на стадии возбуждения уголовного дела, необходимо относить к недопустимым доказательствам по уголовным делам.

На стадии предварительного расследования законодатель разрешает производство любых без ис ключения следственных действий. Однако допустимость протоколов следственных действий с точки зре ния надлежащего способа их получения на данной стадии находится и зависимости от процессуальной формы, в которой протекает досудебное производство. Так, на предварительном следствии не суще ствует законодательных ограничений, касающихся возможности проведения следственных действий, а это значит, что нет и ограничений в положительном решении вопроса о допустимости протоколов след ственных действий, оцениваемых с позиций надлежащего способа их получения.

В то же самое время ст.223 УПК РФ, посвященная порядку и срокам дознания, указывает, что предварительное расследование в форме дознания производится в порядке, установленном главами 21, 22, и 24-29 настоящего Кодекса, с изъятиями, предусмотренными главой о дознании. Отсюда следует, что законодатель не предусматривает для досудебного производства в форме дознания возможности проведения процессуальных действий, связанных с порядком привлечения в качестве обвиняемого и Право предъявлением обвинения (глава 23 УПК РФ). Соответственно получается, что в ходе дознания невоз можно осуществление таких следственных действий, которые производятся в отношении обвиняемого или с его участием (например, допрос обвиняемого). Таким образом, к числу недопустимых доказа тельств с точки зрения надлежащего способа и получения по уголовному делу необходимо относить про токолы следственных действий с участием обвиняемого, полученные в ходе дознания [9,с.48].В ходе су дебного производства по уголовному делу допускается проведение судебных действий, результаты кото рых отражаются в едином протоколе судебного заседания. Поэтому возможность получения каких-либо протоколов следственных действий в рамках судебного производства полностью исключена.

Последний элемент допустимости протоколов следственных и судебных действий касается оценки надлежащего порядка проведения этих действий, используемых как средство получения доказательств.

Процессуальный порядок проведения следственного действия и фиксации го результатов в про токоле основывается на общих законодательных требованиях, относительно правил производства для всех следственных действий и их протоколов на специальных условиях, которые являются составной ча стью процессуальной формы конкретного процессуального действия, используемого как средство полу чения доказательств. Несоблюдение указанных требований может повлечь за собой признание получен ных протоколов следственных действий недопустимыми доказательствами.

В этой связи на определение допустимости протоколов следственных действий в одинаковой степени влияет нарушение как общих требований в отношении порядка производства следственных дей ствий и фиксации их результатов в протоколах, так и специальных законодательных предписаний приме нительно к отдельным следственным действиям.

При отсутствии в протоколе судебного заседания данных о порядке производства действий по иссле дованию доказательств осложняется процесс оценки допустимости их результатов в качестве доказательства по уголовному делу. Поэтому представляется необходимым п.12 ч.2 ст.259УПК РФ дополнить указанием на то, чтобы в протоколе судебного заседания находили отражение не только результаты действий по исследованию доказательств, но и ход производства таких действий. Оценка допустимости в качестве доказательства зависит в первую очередь от того, насколько при его составлении были соблюдены нормы УПК РФ.

В тех случаях, когда при его составлении протокола судебного заседания они были нарушены, оценка его юридической состоятельности будет зависеть от того, насколько такие нарушения норм УПК РФ повлияли на постановление законного и обоснованного приговора и повлекли ли они за собой отмену приговора вследствие таких нарушений.

This article is devoted to the peculiarities of investigative and judicial processes evaluation with reference to their legit imacy. The author of this article examines the evaluation peculiarities of admissibility of evidence due to the following criteria:оf competent subject rightful to hold legal proceeding to gain evidence;

оf competent source of statements drawing the content of evidence;

оf competent legal proceeding applicated for gaining of evidence;

оf competent proce dure of legal proceeding applicated as means of gaining of evidence.

The key words: Arguments, legitimacy, valuation, chararacteristics, report.

Список литературы 1.Лупинская П. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказа тельств//Российская юстиция.1994.№11.С. 2.Архив Володарского районного суда г.Брянска, Дело№1-11/092007г.

3.Григорьева Н.В.Исключение из разбирательства дела недопустимых доказа тельств//Российская юстиция.1995.№11.С.6.

4. УПК РФ ч.2 ст.74//Собрание законодательства РФ, 24 декабря 2001, N 52 (ч. I) 5. Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процес се.Саратов,1986.С.55-73;

Кипнис Н.М.Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве.

М.,1995.С.65-66, и др.

6. Горский Г.Ф. Кокорев Л.Д.Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Во ронеж, 1978.С.112.

7.Сабиров Х.А.Протоколы следственных и судебных действий как вид доказательств в рос сийском уголовном процессе: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Краснодар, 2000.С.134-135.

8.Плетнев В. Проблемные вопросы собирания доказательств по новому УПК //Российская юстиция.2002.№9.С.48.

9.Чувилев А., // Российская юстиция. 1996.№11.С. Об авторе Закатова О.В.- аспирант Брянского государственного университета имени академика И.Г.Петровского Вестник Брянского госуниверситета. №2(2) (2012) УДК-348. КОРОЛЕВСТВО КАНАДА КАК «АРТЕФАКТ»: К ВОПРОСУ О НАЧАЛЬНЫХ ЭТАПАХ СТАНОВЛЕНИЯ КАНАДСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ С.А. Кокотов Современное королевство Канада, её система права и управления явились результатом воздействия сложного комплекса исторических факторов, включая раскол «британо-американской» колониальной империи, образова ние США и эволюцию британского колониализма. Канада не была результатом самоопределения канадской нации. Здесь отсутствовали исторические, социально-культурные, экономические предпосылки для создания «государства-нации», как это происходило в Европе. Напротив, создание и последующая эволюция доминиона Канада явились ключевым фактором формирования канадской нации.

Ключевые слова: Британская империя, Британская Северная Америка, доминион Канада, канадская государственность Канада как суверенное государство сравнительно молодо даже в сравнении с США, а её правовая система до сих пор несёт на себе некоторые следы колониального прошлого. Появлению в 1867 году в со ставе британской колониальной империи федерации в статусе доминиона, известной теперь как королев ство Канада (Realm of Canada) самым непосредственным образом способствовал раскол указанной империи на Британскую Северную Америку с одной стороны и Соединенные Штаты Америки – с другой.

В свою очередь, раскол империи исторически был связан с итогами длительной, более чем ве ковой историей борьбы Великобритании и Франции за гегемонию на этом континенте. Именно это противостояние являлось стержнем всей ранней колониальной истории Северной Америки. Начав шаяся во второй половине XVII века серия из четырех колониальных войн стала не только противо стоянием двух великих европейских держав. Даже в те моменты, когда эти страны на время приоста навливали боевые действия, война французских и английских колонистов в Северной Америке все равно продолжалась. Это был вековой конфликт, имевший важные последствия и во многом опреде ливший историческую судьбу Канады и её правовой системы. Вплоть до 60-х годов XVIII века вся территория будущих английских колоний, составивших затем Канаду, представляла собой то, что в американской историографии принято называть «фронтиром» - пограничной зоной войны «всех про тив всех». В конечном счёте, этот конфликт породил устойчивое недоверие между колонистами Но вой Англии и Новой Франции, которое и сегодня можно проследить на примере Квебека.

Завершилось противостояние Великобритании и Франции тем, что сначала, в 1713 году, Франция уступила Акадию (переименованную в Новую Шотландию), причем большая часть фран цузского населения была депортирована, а в 1763 году уступила и Новую Францию (Луизиана ото шла к Испании, а затем была выкуплена США).

Переход французских владений под британскую юрисдикцию совпал с повсеместным утвер ждением здесь английского общего права. Его относительно единообразное применение с середины XVIII века позволяет сегодня многим американским исследователям делать весьма важный для нас вывод о формировании во всех североамериканских владениях британской Короны единого правово го пространства.[1, с. 425] Действительно, за отдельными исключениями (например, в вопросах по лучения титула на землю) житель любой английской колонии мог подать иск там, где мог найти за щиту, и решение данного суда сохраняло свою силу повсеместно.

В ещё большей степени сохранению единого правового пространства способствовали преро гативные права британской Короны. Они реализовывались общим правовым инструментарием в сфе ре управления (приказы короля в совете, хартии, инструкции губернаторам и т.д.), в сфере законода тельства (нередко совместно с английским парламентом, выступавшим здесь как имперский орган), а также в сфере судебной власти (Судебный Комитет Тайного совета Великобритании являлся высшей апелляционной инстанцией для всех колоний).



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.