авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 ||

«ISSN 2072-2087 ВЕСТНИК Брянского государственного университета The Bryansk State University Herald №2 2012 ...»

-- [ Страница 21 ] --

Поскольку толковые словари существуют прежде всего ради толкования значений слов, в том числе и специальных, то актуальным является вопрос о дефинициях, представленных в этих слова рях. П. Н. Денисов в книге «Лексика русского языка и принципы её описания» называет составление дефиниций вершиной лексикографического искусства. «В дефиниции надо резюмировать содержа ние слова, а это предполагает тонкий семантический анализ, или описать предмет, что требует знания реалий и умения их рассматривать с позиции семиотической релевантности дифференциальных и интегральных признаков», - пишет автор [11, с.191].

В лингвистической науке имеются различные классификации типов определений слов, ис пользуемых при составлении лексикографических изданий. Так, по терминологии Г.Н. Скляревской, выделяется четыре типа дефиниций: денотативные (предметные, реальные, описательные), логиче ские (родо-видовые), эквивалентные (лингвистические, синонимические), отсылочные (функцио нальные, соотносительные) [3, с.24].

З.И. Комарова в книге «Семантическая структура специального слова и ее лексикографиче ское описание» выделяет аналитические, описательно-логические и релятивные типы толкований [5, с.6]. Эта классификация типов толкований (с некоторыми изменениями) применима и для номинаций растительного мира, так как они являются принадлежностью ботанической науки и в то же время входят в состав общелитературного языка, употребляются в речи неспециалистов.

Полная выборка номинаций растений из толковых словарей русского языка (БАС, МАС, «Толковый словарь русского языка» С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой) позволяет сделать вывод, что эти лексические единицы описываются в данных лексикографических изданий при помощи следую щих типов дефиниций: описательно-логических, синонимических, отсылочных и комбинаторных толкований (см. таблицу 1).

Таблица Типы толкований номинаций растений в словарях русского языка БАС МАС Ожегов Всего -734 Всего - 554 Всего - Описательно-логические дефиниции 577 464 Синонимические дефиниции 4 - Отсылочные дефиниции 56 33 Комбинаторные дефиниции Описательный + синонимичный 88 57 Описательный + отсылочный 6 - Описательный + синонимичный + отсылочный 2 - Синонимичный + отсылочный 1 - Анализ таблицы позволяет сделать вывод, что наиболее полно лексика растительного мира отражена в «Словаре современного русского литературного языка» в 17-ти томах (БАС). Из типов дефини ций, которые используются для толкования растений, во всех трех словарях преобладают описатель но-логические и отсылочные, синонимичные же дефиниции немногочисленны. Если обратиться к «Толковому словарю живого великорусского языка» В.И. Даля, то можно увидеть, что большая часть растений объясняется через синонимический ряд. Такая особенность в построении словаря, на наш взгляд, несомненно, с одной стороны, дает довольно полную картину относительно лексики расти Языкознание тельного мира, так как приводятся не только научные, но и общеупотребительные, и разговорные, диалектные названия растений. С другой стороны, такой подход несколько затрудняет понимание некоторых номинаций, не известных широкому кругу носителей языка.

Из комбинаторных дефиниций самыми распространенными являются описательно синонимические. Другие же типы комбинаторных толкований в БАС и МАС единичны, а в «Толко вом словаре русского языка» С.И. Ожегова, Н.Ю.Шведовой полностью отсутствуют.

Рассмотрим типы дефиниций растений, представленные в толковых словарях русского языка, подробнее.

Описательно-логические толкования основаны на том, что значения одних слов толкуются при помощи других слов, через выявление тех существенных признаков, благодаря которым эти зна чения каким-либо образом соотнесены друг с другом.

Определения деревьев, кустарников, трав, цветов в толковых словарях русского языка пред ставлены в основном описательной классической разновидностью. Как указывает З.И. Комарова, сущность его заключается в том, что при семантическом «наложении» одних слов на другие идет разложение их содержания на идентифицирующую и конкретизирующую части. В качестве иденти фикаторов выступают назывные слова, отражающие качественную определенность предмета и име ющие более общую семантику по сравнению с толкуемым словом. Приведем примеры.

Дрок – кустарник с желтыми или белыми цветами из семейства бобовых [БАС, т.1, с.1126].

Люцерна – травянистое кормовое растение из семейства бобовых [БАС, т.5 с.454].

Лук – овощное огородное растение со съедобной луковицей и съедобными трубчатыми листь ями [БАС, т.5, с.391].

Ясень – дерево семейства маслинных с перистыми листьями и плотной древесиной, идущей на различные изделия [БАС, т.17, с.2104].

Апорт – сорт яблони, а также ее крупные, долго сохраняющиеся яблоки приятного кисловато сладкого вкуса [МАС, т.1, с.42].

Белоус – травянистое злаковое растение с жесткими щетиновидными листьями, встречающее ся на плохих пастбищах, лугах [МАС, т.1, с.78].

Как видно из данных дефиниций, в толковых словарях приводятся научные определения рас тений с минимумом энциклопедических сведений о них. Это, в первую очередь, обусловлено тем, что в задачу толковой лексикографии не входит пространный рассказ о том явлении, которое обозначено вокабулой, но в то же время для широкого круга читателей при толковании растений не всегда будет достаточным указания на их биологические характеристики (род, вид, семейство). Именно поэтому в толковых словарях присутствуют и некоторые энциклопедические сведения о растениях (место их произрастания, применение и использование и т.д.), которые помогают сопоставить имеющиеся зна ния о том или ином представителе растительного мира у неспециалиста с определением этого расте ния в словаре. Поэтому мы считаем, что кроме выделения типов толкований растений в соответствии с традиционной классификацией дефиниций, в толковых лексикографических изданиях словарные статьи о растительных реалиях можно классифицировать и по характеру содержащихся в них энцик лопедических сведений, то есть по виду конкретизирующей части.

Таким образом, выделяется несколько групп словарных дефиниций:

1) указывающие на место произрастания растения:

Щучка – многолетнее травянистое растение семейства злаков, растущее по лугам и по бере гам рек [БАС, т. 16, 1708].

Ситник – травянистое растение семейства ситниковых, растущее преимущественно по сырым местам [БАС, т.13, 860].

2) указывающие на вещества, содержащиеся в растениях:

Ладанник – кустарник из семейства ладанниковых, содержащий эфирное масло [БАС, т.6, 23].

Мирт – южное вечнозеленое древесное растение из семейства миртовых, содержащее эфир ное масло [БАС, т.6, 1052].

3) указывающие на применение и использование растения в быту, медицине и других областях:

Укроп – однолетнее огородное растение семейства зонтичных с пряным запахом, употребляе мое как приправа к пище [БАС, т.16, 502].

Фенхель – эфиромасличное растение семейства зонтичных, используемое в медицине, пище вой и парфюмерной промышленности [БАС, т.16, 1311].

4) указывающие на отличительные биологические признаки растения (размеры, особен ности корневища, стебля, строение листьев, наличие цветов, ягод, форма семени и т.д.):

Ежевика - кустарник или полукустарник семейства розовых с ползучими, обычно покрытыми шипами стеблями [БАС, т. 3, 1249].

Вестник Брянского госуниверситета. №2(2) (2012) Переступень – многолетняя вьющаяся трава с клубневидными корнями семейства тыквенных [БАС, т. 9, 923].

Персик – дерево семейства розовых с листьями ланцетовидной формы, приносящее сладкие сочные ароматные плоды [БАС, т. 9, 1092].

5) указывающие на тип питания растения:

Сапрофит – растение, питающееся разлагающимися органическими веществами из остатков растений и животных [БАС, т.13, 180].

Мухоловка – насекомоядное растение из семейства росянковых [БАС, т.6, 1395].

6) словарные дефиниции, содержащие несколько сведений энциклопедического характера:

Калужница – травянистое растение семейства лютиковых с желтыми или белыми цветами;

растет по болотам и берегам водоемов [БАС, т. 5, 715].

Наперстянка – лекарственное растение с цветами, имеющими форму наперстка, настой из листьев которого употребляется при болезнях сердца [БАС, т.7, 375].

Релятивные типы, по З.И. Комаровой, - это толкования, в которых нет прямого раскрытия со держания понятия, выраженного толкуемым словом;

значение слов толкуется через отношение к дру гим словам. Эти толкования используются для раскрытия значений той части системы языка, элемен ты которых находятся в наиболее близких отношениях, то есть они вскрывают лексико грамматические отношения между словами. Основное преимущество таких толкований состоит в со кращении объема описания, в устранении ненужных повторений.

Первый подтип релятивных толкований – релятивно-парадигматические толкования. По мне нию Д.Н. Шмелева, «синонимы и антонимы можно рассматривать как крайние, предельные случаи отношений взаимозаменяемости и взаимопоставленности» [12, 140], поэтому в этом случае могут быть выделены две группы толкований: синонимические и антонимические.

Среди определений растений в словарях русского языка антонимические, как правило, не встречаются. Иначе обстоит дело с синонимичными толкованиями. Еще Ш. Балли в своей книге «Общая лингвистика и вопросы французского языка» отмечал, что «при устном объяснении слов мы всегда охотно используем синонимические пояснения, и только недостаточное знание синонима за ставляет нас прибегать к описаниям» [1, с.122].

Приведем примеры описательных дефиниций, представленных в толковых словарях:

Белладонна - бешенница, бешеная или волчья ягода;

красавица, огурник, песьи вишни, сонная одурь, черные псинки. (псинка, паслен) [Даль, т.1, с.81].

Базилик - пахучка, змеевикъ, матерникъ, дикий василекъ [Даль, т.1, с.38].

Томат – помидор [БАС, т.15, с.590].

Тута – тутовое дерево, шелковица [БАС, т.15, с.1166].

Фундук – произрастающий на юге орешник или лещина [БАС, т.16, с.1590].

Из деривационных толкований медицинских терминов в словарях русского языка представле ны только отсылочные толкования, которые дают отсылку к другой дефиниции, дающей дополни тельные сведения, достаточные для полного раскрытия значения определяемого слова:

Далия – то же, что георгин [МАС, т.1, с.363], купава – то же, что кувшинка [БАС, т.5, с.1841], лакрица – то же, что лакричник [БАС, т., с.46], мангифера – то же, что манго [БАС, т.6, с.587].

Различные типы дефиниций в рамках одной словарной статьи часто взаимодополняются, комбинируются. Среди комбинаторных толкований растений можно выделить следующие.

1. Описательный + синонимичный:

Аконит – травянистое растение семейства лютиковых, с желтыми, синим, фиолетовыми цвет ками;

борец [МАС, т.1, с.47].

Мирика – кустарниковое растение с продолговатыми, вырезанными, как у дуба, листьями, и плод, содержащий вещество, похожее на воск;

медвежья лапа [БАС, т.6, с.587].

Репейник – сорное растение с колючими цепкими соцветиями или плодами, лопух [БАС, т.12, с.1226].

2. Описательный + отсылочный:

Огнецвет – растение с цветками желто-синего цвета;

то же, что иван-да-марья [БАС, т.8, с.621].

Омег – ядовитое двулетнее растение из семейства зонтичных;

то же, что болиголов [БАС, т.8, с.851].

Петушок – растение семейства касатиковых;

то же, что петушок [БАС, т.9 с.1118].

3. Описательный + синонимичный + отсылочный:

Печерица – шляпочный гриб семейства пластинниковых;

шампиньон;

то же, что белый гриб [БАС, т.9, с.1146].

Смоковница – субтропическое дерево семейства тутовых из рода фикусов с твердой древеси ной и съедобными плодами;

сикомор;

то же, что инжир [БАС, т.13 с.1401].

Отметим, что дынный вид дефиниций встречается редко и представлен в словарях единичны ми примерами.

Языкознание Таким образом, анализ дефиниций растений, обозначающих названия болезней, показал, что в толковых словарях русского языка представлены различные типы определений названий предста вителей растительного мира: от описательных до комбинаторных, что свидетельствует о широком употреблении этих номинаций в речи неспециалистов.

The article is devoted to the analysis of definitions of plants’ names in Russian explanatory dictionaries. The descriptive – logical, synonymous, referential, combinatorial types of plants’ interpretations are considered. The classification of definitions is presented according to the maintenance of encyclopedic data on vegetative realities.

The key words: an explanatory dictionary, lexicography, interpretation type, a definition, a plant.

Список литературы 1. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка / Пер. с франц. Е.В. и Т.В.

Вентцель. М.: Иностранная литература,1955. 416 с.

2. Гак В.Г. От толкового словаря к энциклопедии языка: из опыта современной французской лексикографии // Известия АН СССР. Отделение литературы и языка,1971. Вып.6. С. 524.

3. Денисов П. Н.Лексика русского языка и принципы её описания. М.: Русский язык, 1980.253с.

4. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 томах. М., 2005.

5. Комарова З.И. Семантическая структура специального слова и ее лексикографическое опи сание. Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1991. 156 с.

6. Котелова Н.З. Значение слова и сочетаемость (к формализации в языкознании) Л.:

Наука,1975. 164 с.

7. Ожегов С. И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологиче ских выражений / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Азбуковник, 1999. 944 с.

8. Скляревская Г.Н. Очередные задачи русской академической лексикографии. СПб.: Инсти тут лингвистических исследований, 1995.

9. Словарь русского языка: В 4 томах (МАС) / Под ред. А.П. Евгеньевой. М., 1980-1984.

10. Словарь современного русского литературного языка: В 17-ти томах (БАС). М.-Л., 1950-1965.

11.Соколова А.Г. Лексикографическая дефиниция как предмет лингвистического описания:

Автореферат…канд. филол. наук. Архангельск, 2011.

12.Шмелев Д.Н. Современный русский язык. Лексика. М.: Просвещение,1977. 335 с.

Об авторе Трафименкова Т. А. - кандидат филологических наук, преподаватель русского языка Брянско го медицинского колледжа имени академика Н.М.Амосова, tanya-bryansk@yandex.ru.

УДК – 808. 2: 801. 559. ЗОНА ПЕРЕСЕЧЕНИЯ КАТЕГОРИИ МОДАЛЬНОСТИ, ТЕМПОРАЛЬНОСТИ, ПЕРСОНАЛЬНОСТИ И АСПЕКТУАЛЬНОСТИ В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ Е. В.Шлык Модальность или отношение к действительности лежит в основе таких актуализационных категорий, как время (и шире – темпоральность), временная локализованность, т. е. различие конкретных / неконкретных, локализованных / нелокализованных во времени (повторяющихся, узуальных, «временных») ситуаций, а также лицо (персональность).

Ключевые слова: модальность, темпоральность, локализованность, персональность, аспектуальность.

Категория модальности, в частности модальность реальности, определяет свободную реали зацию разнообразных темпоральных отношений и наиболее полное проявление их грамматикализа ции в системе форм времени.

В русском языке обнаруживается взаимосвязь и взаимозависимость категории темпорально сти и аспектуальности: временная парадигма зависит от вида (несовершенный вид определяет состав временных форм открывал – открываю – буду открывать, отличающийся от состава временных форм, определяемого совершенным видом открыл – открою). Одновидовость глагола обусловливает неполноту парадигмы времени.

Функционирование видов зависит от временного плана. План настоящего актуального допус кает только несовершенный вид;

абстрактное настоящее, а также прошедшее и будущее времена по вторяющихся, обычных действий – позиции преимущественного использования несовершенного ви да;

употребление совершенного вида в этих позициях ограничено определенными условиями.

Модальные оттенки изъявительного наклонения по-разному проявляются в различных вре менных формах, что связано и с глагольным временем, и с видом. Наиболее богата модальными от Вестник Брянского госуниверситета. №2(2) (2012) тенками форма настоящего – будущего совершенного, особенно в значении настоящего неактуально го, что может быть обусловлено трудностью сочетания значений совершенного вида и настоящего времени [1, с. 134]. Беднее модальными оттенками формы настоящего несовершенного и формы прошедшего времени обоих видов.

В английском языке проблема вида до сих пор сохраняет много неясностей. Для всех индоев ропейских языков, в том числе и для английского, характерно своеобразное переплетение времени и вида [5, с. 70]: «В английском языке вид можно точнее определить как категорию, передающую ха рактер протекания действия по отношению к моменту / отрезку времени, указанному формой. По этому видовые формы названы видовременными формами / разрядами, чтобы подчеркнуть нераз рывную связь вида и времени в английском» [4, с 62].

Более того, если глагольная категория времени (Tense), опирающаяся на объективное время (Time), может сопоставляться в разных языках, потому что имеет реально существующий эталон сравнения, то вид этим не обладает и относится к числу уникальных категорий («Как реальный факт отдельного конкретного языка категория вида – явление объективное, но как специфическое поня тие, отражающее особенности осмысления мира представителями данной языковой общности, вид по своей природе субъективен» [6, с. 83]), определение которых вызывает большие трудности (например, “I will use Aspectual in this inclusive sense [i.e. covering both aspect and Aktionsart] reserving Aspect for the simple category” [9, с. 8], [13, с. 14-17]).

Кроме того, категория вида по сравнению с категориями времени и модальности менее из вестна среди неязыковедов (хотя еще стоики описали завершенность / незавершенность действия, но позже эти понятия соотнесли с категориями глагольного времени [11, с. 704]), а некоторые лингвисты даже считают вид категорией необязательной, так как аспектуальные значения указываются контек стом, и только если говорящему это необходимо [12, с. 71].

При изучении вида в английском языке русские и зарубежные грамматисты сталкиваются со мно гими проблемами, подтверждающими несоразмерность накопленного грамматического материала целям обучения языку и требующими его пересмотра [14, с. 70]. Существуют разные точки зрения относительно вида и способов действия (СД) в английском языке (см. [3, с. 6-7;

15, с. 1-20;

10, с. 9-30;

8, с. 4-5, 8, 41-42]).

Понятия вид и СД в славянских языках не совпадают с понятием Aspect и Characters of Ac tion/Aktionsarten в английском языке. Однозначный ответ на вопрос о наличии или отсутствии кате гории вида в английском языке неправомерен, так как употребление этих грамматических терминов базируется на универсально-понятийной основе, следовательно, и русский, и английский язык обла дает общим понятийным инвариантом, определяющим характер протекания и распределения во времени, при всех различиях в структуре и средствах выражения – английский Aspect и Aktionsarten являются функционально обусловленными [см. 7, с. 35].

Темпоральные и персональные отношения устанавливаются говорящим в момент его речи и заключают в своем семантическом содержании ориентацию на исходную позицию актуализации как на точку отсчета в отличие от категорий модальности, временной локализованности и аспектуально сти, связанных с точкой зрения (позицией) говорящего, а не с отношением к комплексу «говорящий в момент его речи» как к точке отсчета [см. 2, с. 7].

Связь глагольного лица с категориями времени и наклонения обнаруживается, прежде всего, в том, что от времени и наклонения зависит парадигма лица. Связаны между собой и ФСК, которые стоят за грамматическими категориями времени, наклонения и лица. В ряде случаев в одной и той же форме, в одном и том же типе структуры предложения сходятся и темпоральность, и модальность, и персональность, например, в формах инфинитива:

– Да что же серчать-то, – сказал Тихон, – что ж, я не видал французов ваших? [16, с. 462] – темпоральность конкретного настоящего времени сочетается с реальной модальностью и безличной персональностью.

В английском переводе вопросительно-повествовательные предложения, начинающиеся с why, репрезентируют своего рода совет, не требующий, тем не менее, осуществления действия. В та ких конструкциях инфинитив употребляется без частицы to. Возможно употребление восклицатель ной конструкции what + имя существительное, констатирующей наличие, бытие факта в речи с эмо циональной качественной оценкой – неодобрения (ср. 'что за болтовня!', 'какое пустословие!'). Значе ние нецелесообразности действия репрезентируется при переводе на английский язык вопроситель ным предложением с формой Present Indefinite, представляющей факт в настоящем, при этом теряется эмоциональный оттенок высказывания, ср. 'да что же серчать-то' / 'почему вы серчаете (сердитесь)?' ‘But why are you angry?’ remonstrated Tkhon, ‘just as if I’d never seen your Frenchmen! Only wait till it gets dark and I’ll fetch any of them you want – there if you like.’ [17, p. 1152] Формами, объединяющими упомянутые категории, являются и обороты типа вот и стой, Языкознание междометия хлоп, хвать и т. п. Ср. также предложения с простым именным сказуемым: – Ты здоро ва? [16, с. 581];

неполные предложения: – Все о том же и о том же, – сказал Пьер, оглядываясь во круг себя [16, с. 589]. Различные типы односоставных предложений: – Ужасно. Ужасно! [16, с. 599] Формы императива выступают в несобственной функции – функции «драматического импе ратива» с оттенком вынужденности (ср. вот и стой – вот и стоим – вот и вынуждены стоять). При этом высказывание получает дополнительную эмоциональную окраску недовольства, злости – ком поненты сферы прагматики.

– То-то торопили выступать, а выступили – стали без толку посереди поля, – всё немцы проклятые путают. Эки черти бестолковые!


– То-то я бы их и пустил наперед. А то небось позади жмутся. Вот и стой теперь не емши [16, c. 300].

В английском переводе формы Present Indefinite констатируют простые факты в настоящем.

Дополнительные оттенки утрачены (ср.: и теперь мы стоим здесь голодные):

‘They were in hurry enough to start us, and now here we stand in the middle of a field without rhyme or reason. It’s all those damned Germans’ mudding! What stupid devils!’ ‘Yes, I’d send them on in front, but no fear, they’re crowding up behind. And now here we stand hungry.’ [17, p. 289] – Пошел за другим, – продолжал Тихон, – подполоз я таким манером в лес, да и лег. – Тихон неожиданно и гибко лег на брюхо, представляя в лицах, как он это сделал. – Один и навернись, – продолжал он. – Я его таким манером и сграбь. – Тихон быстро, легко вскочил [16, c. 462].

В данном примере волеизъявление полностью устранено – тем самым полностью устраняется и императивность, императив СВ сообщает в экспрессивной форме о действии, протекавшем до мо мента. Действие представлено как факт прошлого, актуальный для говорящего, сохраняющий свою яркость, экспрессию с оттенком неожиданности, мгновенности.

В английском переводе значение репрезентируют формы Past Indefinite, констатирующие факты, относящиеся к прошлому нейтрально, без указания на способ их совершения.

‘I went for another one,’ Tkhon continued, ‘and I crept like this through the wood and lay down.’ (He suddenly lay down on his stomach with a supple movement to show how he had done it.) ‘One turned up and I grabbed him, like this.’ (He jumped up quickly and lightly.)[17, p. 1151] Формы глагольных междометий передают действие, происходящее в прошлом, которое мыс лится как мгновенный, неожиданный акт или длительный многоактный процесс, оживляющий кар тину, актуализируя происходящее. Выражая актуальность прошлого, междометия передают действие, совершившееся мгновенно, резкое, стремительное, с ярко выраженной экспрессивной окраской (ср.: я его ударил;

я ему врезал;

я ему раз, раз). В некоторых источниках они квалифицируются как особые формы глагола ультрамгновенного вида.

– Телянин!! «Так, ты нас с голоду моришь?!» Раз, раз по морде, ловко так пришлось… «А!..

распротакой-сякой…» и начал катать! Зато натешился, могу сказать, – кричал Денисов, радостно и злобно из-под черных усов оскаливая свои белые зубы [16, c. 434].

– Загорелось рядом, – бросило к нам. Девка закричала: горит! Бросились собирать. В чем бы ли, в том и выскочили… Вот что захватили… Божье благословенье да приданую постель, а то все пропало. Хвать детей, Катечки нет. О, господи! О-о-о! – и опять она зарыдала. – Дитятко мое ми лое, сгорело! сгорело! [16, c. 340] При переводе на английский язык употребляются формы императива (переход в зону неакту альности) или форма Past Indefinite, но компонент мгновенности при этом утрачивается, смягчается экспрессия (ср.: 'раз, раз! ' и 'получай!') или указывается лишь факт совершения действия без его до полнительных характеристик (ср.: 'хвать' и 'мы схватили'):

‘Telynin! ‘What? So it’s you who’s starving us to death! Is it? Take this and this!’ and I hit him so pat, stwaight on his snout… ‘Ah, what a …what a …!’ and I sta’ted fwashing him…Well, I’ve had a bit of fun I can tell you!’ cried Densov, gleeful and yet angry, his white teeth showing under his black moustache [17, p. 433].

‘The fire broke out alongside, and blew our way, the maid called out ‘Fire!’ and we rushed to collect our things. We ran out just as we were … This is what we have brought away … The icons, and my dowry bed, all the rest is lost. We seized the children. But not Katie! Ooh! O Lord…!’ and again she began to sob.

‘My child, my dear one! Burnt, burnt!’ [17, p. 1021] Как показывают примеры, грамматические формы в русском языке более емкие, объединяю щие в себе большее количество признаков разных категорий, чем их эквиваленты в английском.

Как упоминалось, категории темпоральности, модальности и персональности выражают от ношение сообщения к действительности. Традиционная триада «модальность, время, лицо» должна быть дополнена категорией временной локализованности, поскольку то или иное отношение к разли Вестник Брянского госуниверситета. №2(2) (2012) чию локализованность / нелокализованность ситуации во времени (конкретности / неконкретности референции) обязательно выражается в любом высказывании [см. 2, с. 63].


Важный для системы времен семантический признак локализованности действия во времени имеет отношение и к семантике времени, к темпоральности в целом: прикрепленность действия к определенному моменту (отрезку) времени или неопределенность его положения во времени, и к се мантике вида и шире – к аспектуальности: определяет характер протекания действия. Темпораль ность, временная локализованность и персональность предполагают специализированное, специфи цированное отношение к действительности, поскольку оно проходит сквозь призму той или иной ак туализационной категории. Модальность же представляет собой «отношение к действительности с точки зрения говорящего», являющееся прямым (не связанным с опосредствующим «каналом актуа лизации»), собственным содержанием данной категории.

Modality and relation to the reality form the basis of such actualization categories as the tense (and Temporality in a more comprehensive sense), temporal localization, i.e. the difference between specific / non-specific, temporally local ized / unlocalized (recurrent, usual, and temporary) situations, and the person (the personality).

The key words: modality, temporality, localization, personality, aspectuality.

Список литературы 1. Бондарко, А. В., Буланин, Л. Л. Русский глагол [Текст] / А. В. Бондарко, Л. Л. Буланин. Л.:

Просвещение, 1967. С. 134.

2. Бондарко, А. В. Реальность / ирреальность и потенциальность [Текст] / А. В. Бондарко // Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность. Л.: Наука, 1990. С. 7, 65.

3. Зуммер, С. М. Функционально-семантические взаимосвязи глагольных категорий в русском и английском языках (Футуральность, аспектуальность, таксис, модальность.) [Текст]: автореф. дис.

… канд. филол. наук / С. М. Зуммер. М., 1989. С. 6-7.

4. Иванова, И. П. и др. Теоретическая грамматика современного английского языка [Текст] / И. П. Иванова. М., 1981. С. 62.

5. Корсаков, А. К. Категория вида в современном английском языке [Текст]: автореф. дис. … докт. филол. наук / А. К. Корсаков. Тбилиси, 1970. 65 с.

6. Кравченко, А. В. К когнитивной теории времени и вида (на материале англ. языка) [Текст] / А. В. Кравченко // Филологические науки. 1990. № 6. С. 81-90.

7. Николаенко, Е. М. Аспектуальная семантика высказываний с инфинитивом в выражении ка тегории «временного порядка» (на материале романа М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита» и его ан глоязычных переводов) [Текст]: дис. … канд. филол. наук / Е. М. Николаенко. Брянск, 2001. 205 с.

8. Степкина, Т. Н. Аспектуальные средства английского языка (функциональный подход) [Текст] / Т. Н. Степкина // уч. пособие. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1980. 55 с.

9. Brinton, L. J. The development of English aspectual systems [Текст] / L. J. Brinton. Cambridge: CUP, 1988.

10. Kortmann, Bernd. The triad Tense-Aspect-Aktionsart problems and possible solutions [Текст]: Perspec tives on aspect and Aktionsart / Carl Vetters et al / B. Kortmann. Bruxelles: Ed de Univ. De Bruxelles, 1991. C. 9-30.

11. Lyons, J. Semantics [Текст] / J. Lyons. – Cambridge, London, New York, 1978. V. 2. 374-897 c.

12. Mathesius, V. A. A functional analysis of present day English on a general linguistic basis [Текст] / Ed. by J. Vachek. – The Hague Paris, Mouton: Prague Academia, 1975. 228 с.

13. McKay, John C. A guide to Germanic reference grammars: the modern standard languages [Текст] / John C. McKay. Amsterdam, Philadelphia, Benjamins, 1984. Vol. 15. 239 c.

14. Quirk, R. Essays on the English language. Medieval and modern [Текст] / Randolph Quirk.

London: Harlow, Longmans, Green and Co, 1968. 200 c.

15. Zandvoort, R. W. Is “aspect” an English verb category [Текст] / R. W. Zandvoort. Gothenburg studies in English, 1962. Vol. XIV. № 14. C. 1-20.

16. Толстой, Л. Н. Война и мир [Текст]: в 2 т. / [вступ. ст., подгот. текста и коммент. Г. Бе ленький, П. Николаев, А. Овчаренко и др.]. М.: Худож. лит., 1988. 1356 с.

17. Tolstoy, Leo. War and Peace [Текст] London: Penguin Books, 1997. 1352 c.

Об авторе Шлык Е. В.-кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков, Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского, адрес: г. Брянск, пр-т Ленина, д. 4, кв. 15, e-mail: shlykl@mail.ru.

Языкознание ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ СТАТЕЙ В ЖУРНАЛ «ВЕСТНИК БРЯНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА»

В журнале «Вестник БГУ» публикуются статьи теоретического, методического и прикладного характера, содержащие оригинальный материал исследований автора (соавторов), ранее нигде не опубликованный.

Статьи представляются в редколлегии серий в печатном и электронном виде с использованием MicrosoftWordдля Windows. Поля страницы: левое - 2 см, правое -2 см, верхнее - 2 см, нижнее - 2 см.

Текст - шрифтом TimesNewRoman, 12 pt, межстрочный интервал - одинарный, красная строка (абзац) 1,25 см (формата А-4), выравнивание по ширине. Страницы не нумеруются.

Объем статей, как правило, не должен превышать 12 страниц, включая список литературы.

Список литературы формировать в порядке цитирования или в алфавитном порядке (в начале источ ники на русском языке, затем на иностранных языках). Работы одного и того же автора цитируются в хронологическом порядке независимо от наличия соавторов. Ссылки на литературу по тексту статьи необходимо давать в квадратных скобках. Подписи к рисункам, таблицам - шрифт TimesNewRoman, 12 pt, межстрочный интервал - одинарный.

Перед названием статьи необходимо указать УДК (слева). Название статьи оформляется про писными буквами, жирным шрифтом (12 pt) с выравниванием по центру.

Ниже через два интервала указать инициалы и фамилии авторов жирным шрифтом (12 pt) с выравниванием по центру. Ниже через два интервала указать адрес места работы, e-mail автора (соав торов) - обычный шрифт (10 pt) с выравниванием по центру.

Ссылки оформляются в соответствии с ГОСТ 7.0.5-2008 «Система стандартов по информа ции, библиотечному и издательскому делу. Библиографическая ссылка. Общие требования и право писания». П.7.4.2. (текстом.:http://protect.gost.rv/documeht.aspx?control=7&id=173511).

Аннотация статьи должна не превышать 1200 знаков (с пробелами) и располагаться ниже на два пробела от последнего адреса места работы авторов - обычный шрифт (10 pt) с выравниванием по ширине. В конце аннотации необходимо указать ключевые слова (5 - 7).

В конце статьи на английском языке приводятся название, инициалы и фамилии авторов, ад реса мест работы авторов, аннотация и ключевые слова с теми же правилами оформления, что и на русском языке.

Если статья выполнена при поддержке гранта или на основе доклада, прочитанного на конфе ренции, то необходимо сделать соответствующую сноску в заголовке статьи.

К статьям, направляемым в редколлегии серий, должна быть приложена авторская справка:

Фамилия, Имя, Отчество, научная степень, ученое звание, место работы, должность, точный почто вый адрес, контактный телефон, e-mail.

К статьям, выполненными аспирантами или соискателями научной степени кандидата наук, необходимо приложить рекомендацию, подписанную научным руководителем. Плата с аспирантов за публикацию рукописей не взимается.

Редколлегии серий направляют полученные статьи на рецензирование.

Редколлегии серий оставляют за собой право вернуть статью на доработку.

Вестник Брянского госуниверситета. №2(2) (2012) ВЕСТНИК Брянского государственного университета имени академика И.Г. Петровского ИСТОРИЯ / ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ/ ПРАВО ЯЗЫКОЗНАНИЕ Учредитель ФГБУ ВПО «Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петроовского»

Главный редактор д.ф.н., проф.А.В.Антюхов Свидетельство о регистрацииФедеральной службы по надзору за соблюдением законодательствав сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия ПИ № ФС77-515557 от 26. 10. Подписной индекс «Роспечать» -47075 годовая Адрес редакции:

241036, г. Брянск, ул. Бежицкая, Подписано в печать 04. 09.2012. Формат 60х84/8.

Печать на ризографе. Бумага офсетная.

Усл. п.л. 21,12. Тираж 500 экз. Свободная цена.

РИО ФБГУ ВПО «Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского».

241036, г. Брянск, Бежицкая, 14.

Отпечатано в типографии Редакционно-издательский отдел информационного обеспечения учебно-воспитательного процесса ФГБУ ВПО БГУ 241036, г. Брянск, ул. Бежицкая,

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.