авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Содержание "Провалы государства": теория и политика Автор: А. Радыгин, Р. Энтов.............................................. 1 Экономическая координация и динамика: некоторые особенности ...»

-- [ Страница 3 ] --

а поскольку принять это как само собой разумеющееся мы не можем, поддержание полной занятости в растущей экономике требует целенаправленной политики управления спросом... Кейнс не был учеником Вальраса. Но уже Маршалл (особенно в книге V, в теории ценности для краткосрочного периода) дал достаточно оснований для сомнений. Почему все рынки не принуждают целиком использовать свои ресурсы? В теории Маршалла предполагалось, что сбережения образуют предложение "ссудных фондов", которое, при условии существования эффективного рынка капитала, уравнивающего спрос и предложение, управляет понесенными затратами капитала. Это означает отказ от всякой идеи об экзогенном источнике спроса и предполагает, что предложение и спрос на сбережения уравниваются путем изменения дохода и занятости, а не через "цену" сбережений на рынке капитала, то есть процентную ставку. Чтобы объяснить, почему рынок займов не расчищается в том же смысле, что и другие рынки, Кейнс предложил теорию процента, основанную на предпочтении ликвидности, которая, как следует из его позднейших сочинений, была добавлена в большей или меньшей степени задним числом" (Kaldor, 1983. Р. 172 - 175).

И, позвольте добавить, это была дурная, эмпирически притянутая "за уши" и теоретически неверная идея, давшая возможность Патинкину, Модильяни и т. д. показать, что модель Кейнса была просто DSGE-моделью с негибкими переменными. Я же предлагаю пойти по совершенно иному пути и проанализировать совместно свойства эндогенных флуктуации и многочисленных траекторий неравновесного роста, в зависимости от различных механизмов формирования спроса.

Динамика финансового рынка Немало работы ожидает и исследователей финансовых рынков. Здесь, как представляется, существует две концепции, между которыми можно было бы навести мосты. С одной стороны, в ряде исследований в рамках так называемых "эволюционных финансов" всерьез стр. учитывается неоднородность агентов (по крайней мере, в терминах неприятия риска) и изучаются свойства рынков как сред, в которых происходит отбор. (См., например: Levy et al., 2000;

Blume, Easley, 1992, 2010;

Anufriev, Bottazzi, 2010;

Anufriev, Dindo, 2010.) С другой стороны, рассматриваются разнообразие и динамика ожиданий, в различной степени отклоняющихся от "фундаментальных параметров". Среди таких исследований значительную часть составляют "поведенческие финансы". Кроме того, они включают исследование таких явлений, как несовершенное обучение, имитация, стадное поведение, "конкурсы красоты" и "рыночная рефлексивность", изменение когнитивных фреймов (см.:

Frydman, Goldberg, 2011 и более явные модели социальной имитации, миметизма и т.д. в:

Kirman, 2010). Я не отстаиваю здесь некую синтетическую "метамодель", объединяющую эти два направления работы, но систематизация связей между данными группами исследований поможет понять необратимое эволюционное движение в бездну финансового кризиса, которое мы переживаем. Однако предстоит также понять, как связаны динамика финансовых рынков и реального сектора. Мы еще далеки от логичного, последовательного соотнесения финансовых процессов типа Мински (Minsky, 1982;

1986) с развитием децентрализированной экономики.

*** Выше много говорилось о формальных теориях, но не потому, что я считаю другие формы анализа менее важными. Напротив, другие подходы - начиная от исторически фундированного "оценочного" (качественного) теоретизирования, статистического анализа и заканчивая исследованием отдельных случаев - могут быть существенными дополнительными инструментами. Но проблема в том, что интерпретация экономических явлений и политические дискуссии в значительной степени опираются на очень плохую теорию, что может иметь пагубные практические следствия.

Перевод с английского И. Болдырева и Г. Петренко Список литературы Akerlof G. А. (2002). Behavioral Macroeconomics and Macroeconomic Behavior // American Economic Review. Vol. 92, No 3. P. 411 - 433.

Anderson P. W., Arrow K. J., Pines D. (eds.) (1988). The Economy as an Evolving Complex System I. Redwood City, CA: Addison-Wesley.

Anufriev M., Bottazzi G. (2010). Market equilibria under procedural rationality // Journal of Mathematical Economics. Vol. 46, No 2. P. 1140 - 1172.

Anufriev M., Dindo P. (2010). Wealth-driven Selection in a Financial Market with Heterogeneous Agents // Journal of Economic Behavior and Organization. Vol. 73, No 3. P. - 358.

Arthur W. B., Durlauf S., Lane D. (eds.) (1997). The Economy as an Evolving Complex System II. Redwood City, CA: Addison-Wesley.

стр. Ashraf Q., Gershman B., Howitt P. (2011). Banks, Market Organization, and Macro-economic Performance: An Agent-Based Computational Analysis // NBER Working Paper. No 17102.

Aversi R., Dosi G., Fagiolo G., Meacci M., Olivetti C. (1999). Demand Dynamics with Socially Evolving Preferences // Industrial and Corporate Change. Vol. 8, No 2. P. 353 - 408.

Becker G. S. (1976). The Economic Approach to Human Behavior. Chicago: University of Chicago Press.

Becker M. C., Lazaric N., Nelson R. R., Winter S. G. (2005). Applying Organizational Routines in Understanding Organizational Change // Industrial and Corporate Change. Vol. 14, No 5. P.

775 - 791.

Becker M. C. (2005). A Framework for Applying Organizational Routines in Empirical Research: Linking Antecedents, Characteristics and Performance Outcomes of Recurrent Interaction Patterns // Industrial and Corporate Change. Vol. 14, No 5. P. 817 - 846.

Bartelsman E. J., Doms M. (2000). Understanding Productivity: Lessons From Longitudinal Microdata // Journal of Economic Literature. Vol. 38, No 3. P. 569 - 594.

Blanchard O. (2009). The state of macro // Annual Review of Economics. Vol. 1. P. 209 - 228.

Blume L., Easley D. (1992). Evolution and market behavior // Journal of Economic Theory. Vol.

58, No 1. P. 9 - 40.

Blume L., Easley D. (2010). Heterogeneity, Selection, and Wealth Dynamics // Annual Review of Economics. Vol. 2. P. 425 - 450.

Bottazzi G., Dosi G., Jacoby N., Secchi A., Tamagni F. (2010). Corporate Performances and Market Selection. Some Comparative Evidence // Industrial and Corporate Change. Vol. 19, No 6. P. 1953 - 1996.

Caballero R. J. (2010). Macroeconomics after the Crisis: Time to Deal with the Pretense-of Knowledge Syndrome // Journal of Economic Perspectives. Vol. 24, No 4. P. 85 - 102.

Camerer C. F. (2007). Neuroeconomics: Using Neuroscience to Make Economic Predictions // Economic Journal. Vol. 117, No 519. P. C26-C42.

Cassidy J. (2009). How Markets Fail. L.;

N. Y.: Allen Lane.

Ciarli Т., Lorentz A., Savona M., Valente M. (2010). The Effect of Consumption and Production Structure on Growth and Distribution: A Micro to Macro Model // Metroeconomica. Vol. 61, No 1. P. 180 - 218.

Cohen M., Burkhart R., Dosi G., Egidi M., Marengo L., Warglien M., Winter S. (1996). Routines and Other Recurring Action Patterns of Organizations: Contemporary Research Issues // Industrial and Corporate Change. Vol. 5, No 3. P. 653 - 699.

Colander D., Foellmer H., Haas A., Goldberg M., Juselius K., Kirman A., Lux T., Sloth B.

(2009). The Financial Crisis and the Systemic Failure of Academic Economics // Kiel Institute for the World Economy Working Papers. No 1489. [Рус. пер.: Коландер и др. (2010).

Финансовый кризис и провалы современной экономической науки // Вопросы экономики.

N 6. С. 10 - 25.] Cooper R., John A. (1988). Coordinating coordination failures in Keynesian models // Quarterly Journal of Economics. Vol. 103, No 3. P. 441 - 463.

Coriat B., Dosi G. (1998). The Institutional Embeddedness of Economic Change. An Appraisal of the "Evolutionary" and the "Regulationist" Research Programme // Institutions and Economic Change / K. Nielsen, B. Johnson (eds.). Cheltenham: Edward Elgar [republished in Dosi (2000)].

David P. A. (1988). Path Dependence: Putting the Past into the Future of Economics // Technical Report No 533 / Stanford University, Institute for Mathematical Studies in the Social Science.

David P. A. (1993). Path Dependence and Predictability in Dynamic Systems with Local Network Externalities: A Paradigm for Historical Economics // Technology and the Wealth of Nations / D. Foray, C. Freeman (eds.). L.: Pinter.

David P. A. (2005). Path Dependence in Economic Processes: Implications for Policy Analysis in Dynamical System Contexts // The Evolutionary Foundations of Economics / K. Dopfer (ed.).

Cambridge: Cambridge University Press. P. 151 - 194.

стр. Dawid H., Gemkow S., Harting P., Hoog S. van der, Neugart M. (2011). The Eurace@ Unibi Model: An Agent-Based Macroeconomic Model for Economic Policy Analysis / Universitat Bielefeld, www.wiwi.uni-bielefeld.de/vpl1/researcli/eurace-unibi.litml.

Dawid H., Gemkow S., Harting P., Kabus K., Wersching K., Neugart M. (2008). Skills, Innovation, and Growth: An Agent-Based Policy Analysis // Journal of Economics and Statistics.

Vol. 228, No 2 - 3. P. 251 - 275.

Delli Gatti D., C. Di Guilmi, Gaffeo E., Giulioni G., Gallegati M., Palestrini A. (2005). A New Approach to Business Fluctuations: Heterogeneous Interacting Agents, Scaling Laws and Financial Fragility // Journal of Economic Behavior and Organization. Vol. 56, No 4. P. 489 512.

Delli Gatti D., Gallegati M., Greenwald B., Russo A., Stiglitz J. E. (2010). The Financial Accelerator in an Evolving Credit Network // Journal of Economic Dynamics and Control. Vol.

34, No 9. P. 1627 - 1650.

Delli Gatti D., Desiderio S., Gaffeo E., Cirillo P., Gallegati M. (2011). Macroeconomics from the Bottom-up. Milan etc.: Springer.

Dopfer K. (ed.). (2005). The Evolutionary Foundations of Economics. Cambridge: Cambridge University Press.

Dosi G. (1982). Technological Paradigms and Technological Trajectories. A Suggested Interpretation of the Determinants and Directions of Technical Change // Research Policy. Vol.

11, No 3. P. 147 - 162 [republished in Dosi (2000)].

Dosi G. (2000). Innovation, Organization and Economic Dynamics. Selected Essays.

Cheltenham: Edward Elgar.

Dosi G. (2012). Further Essays on Economic Organization, Industrial Dynamics and Development. Cheltenham: Edward Elgar, [forthcoming].

Dosi G., Egidi M. (1991). Substantive and Procedural Uncertainty. An Exploration of Economic Behaviours in Changing Environments // Journal of Evolutionary Economics. Vol. 1, No 2. P.

145 - 168 [republished in Dosi (2000)].

Dosi G., Orsenigo L. (1988). Coordination and Transformation: An Overview of Structures, Behaviours and Change in Evolutionary Environments // Technical Change and Economic Theory / G. Dosi et al. (eds.). L.: Pinter;

N. Y.: Columbia University Press.

Dosi G., Nelson R. R. (1994). An Introduction to Evolutionary Theories in Economics // Journal of Evolutionary Economics. Vol. 4, No 3. P. 153 - 172;

[republished in Dosi (2000)].

Dosi G., Nelson R. R. (2010). Technical Change and Industrial Dynamics as Evolutionary Processes // Handbook of the Economics of Innovation / В. Н. Hall, N. Rosenberg (eds.).

Burlington: Academic Press. Vol. I. P. 51 - 128.

Dosi G., Winter S. G. (2002). Interpreting economic change: evolution, structures and games // The Economics of Choice, Change and Organizations: Essays in Memory of Richard M. Cyert / Augier M., J. March (eds.). Cheltenham: Edward Elgar.

Dosi G., Freeman C., Nelson R., Silverberg G., Soete L. (eds.). (1988). Technical Change and Economic Theory. L.: Pinter;

N. Y.: Columbia University Press.

Dosi G., Levinthal D., Marengo L. (2003). Bridging Contested Terrain: Linking Incentive-Based and Learning Perspectives on Organizational Evolution // Industrial and Corporate Change. Vol.

12, No 2. P. 413 - 436.

Dosi G., Marengo L., Fagiolo G. (2005). Learning in Evolutionary Environments // The Evolutionary Foundations of Economics. Cambridge: Cambridge University Press.

Dosi G., Fagiolo G., Roventini A. (2010). Schumpeter Meeting Keynes: A Policy-Friendly Model of Endogenous Growth and Business Cycles // Journal of Economic Dynamics and Control. Vol. 34, No 9. P. 1748 - 1767.

Dosi G., Faillo M., Marengo L., Moschella D. (2011a). Modeling Routines and Organizational Learning. A Discussion of the State-of-the-Art // Seoul Journal of Economics. Vol. 24, No 3. P.

247 - 286.

Dosi G., Marengo L., Paraskevopoulou E., Valente M. (2011b). The Value and Dangers of Remembrance in Changing Worlds: a Model of Cognitive and Operational Memory of Organizations / Paper presented at the DIME Final Conference, 6 - 8 April 2011, Maastricht.

стр. Ethiraj S., Levinthal D. (2004). Bounded Rationality and the Search for Organizational Architecture: An Evolutionary Perspective on the Design of Organizations and Their Evolvability // Administrative Science Quarterly. Vol. 49, No 3. P. 404 - 437.

Foster L., Haltiwanger J.C., Krizan C. J. (2001). Aggregate Productivity Growth, Lessons from Microeconomic Evidence // New Developments in Productivity Analysis / C. R. Hulten, E. R.

Dean, M. J. Harper (eds.). Chicago: University of Chicago Press. P. 303 - 372.

Friedman M. (1953). The Methodology of Positive economics // Essays in Positive Economics.

Chicago: University of Chicago Press.

Frydman R., Goldberg M. D. (2011). Beyond Mechanical Markets: Asset Price Swings, Risk, and the Role of the State. Princeton and Oxford: Princeton University Press.

Gavetti G., Levinthal D. (2000). Looking Forward and Looking Backward: Cognitive and Experimental Search // Administrative Science Quarterly. Vol. 45, No 1. P. 113 - 137.

Gibbons R. (2010). Inside Organizations: Pricing, Policies and Path Dependence // Annual Review of Economics. Vol. 2. P. 337 - 365.

Hildenbrand W. (1981). Short-run production functions based on microdata // Econometrica.

Vol. 49, No 5. P. 1095 - 1125.

Hildenbrand W. (1994). Market demand: Theory and empirical evidence. Princeton: Princeton University Press.

Kahneman D. (2003). Maps of Bounded Rationality: Psychology for Behavioural Economics // American Economic Review. Vol. 93, No 5. P. 1449 - 1475. Kay J. (2011). The Map is Not the Territory: An Essay on the State of Economics. ineteconomics.org/blog/inet. [Кэй Дж. (2012).

Карта - не территория: о состоянии экономической науки // Вопросы экономики. N 5. С. - 13.] Kaldor N. (1983). Keynesian Economics After Fifty Years // Keynes and the Modern World / J.

Trevithick, D. Worswick (eds.). Cambridge: Cambridge University Press.

Kirman A. (1989). The Intrinsic Limits of Modern Economic Theory: The Emperor has No Clothes // Economic Journal, Supplement to Vol. 99. P. 126 - 139.

Kirman A. (1992). What or whom does the representative individual represent? // Journal of Economic Perspectives. Vol. 6, No 2. P. 117 - 136.

Kirman A. (2010). Complex Economics. Individual and Collective Rationality. L.: Routledge.

Kirman A., Vignes A. (1991). Price dispersion: Theoretical considerations and empirical evidence from the Marseille fish market // Issues in contemporary economics / K. G. Arrow (ed.).. L.:

Macmillan. P. 160 - 185.

Klamer A. (1984). The New Classical Macroeconomics. Conversations with the New Classical Economists and their Opponents. Brighton: Wheatsheaf Books.

Krugman P. (2011). Mr Keynes and the Moderns / Prepared for the Cambridge conference commemorating the 75th anniversary of the publication of Keynes "General Theory of Employment, Interest, and Money".

Landes D. S. (1969). The Unbound Prometheus. Cambridge: Cambridge University Press.

LeBaron B., Tesfatsion L. (2008). Modeling Macroeconomies as Open-Ended Dynamic Systems of Interacting Agents // American Economic Review. Vol. 98, No 2. Papers and Proceedings. P.

246 - 250.

Levinthal D. (1997). Adaptation on Rugged Landscapes // Management Science. Vol. 43, No 7.

P. 934 - 950.

Levy M., Levy H., Solomon S. (2000). Microscopic Simulation of Financial Markets. L.:

Academic Press.

Louga F. (2001). Intriguing Pendula: Founding Metaphors in the Analysis of Economic Fluctuations // Cambridge Journal of Economics. Vol. 25, No 1. P. 25 - 55.

Marengo L., Dosi G. (2005). Division of Labor, Organizational Coordination and Market Mechanisms in Collective Problem-solving // Journal of Economic Behavior and Organization.

Vol. 58, No 2. P. 303 - 326.

стр. Maynard Smith J. (1976). Evolution and the Theory of Games // American Scientist. Vol. 64. P.

46 - 61.

Metcalfe J. S. (1998). Evolutionary Economics and Creative Destruction. L.: Routledge.

Metcalfe J. S., Ramlogan R. (2006). Restless Capitalism: A Complexity Perspective on Modern Capitalist Economies // Complexity and Evolution / E. Garnsey, J. McGlade (eds.). Cheltenham:

Edward Elgar.

Minsky H. P. (1982). Can "It" Happen Again?: Essays on Instability and Finance. Armonk: M.E.

Sharpe.

Minsky H. P. (1986). Stabilizing an Unstable Economy. New Haven, CT: Yale University Press.

Nelson R. R., Sampat B. (2001). Making Sense of Institutions as a Factor Shaping Economic Performance // Journal of Economic Behaviour and Organization. Vol. 44, No 1. P. 31 - 54.

Nelson R. R., Winter S. G. (1982). An Evolutionary Theory of Economic Change. Cambridge, MA: The Belknap Press. [Рус. пер.: Нельсон Р., Уинтер С. Эволюционная теория экономических изменений. М.: Дело, 2002.] Olley G. S., Pokes A. (1996). The Dynamics of Productivity in the Telecommunications Equipment Industry // Econometrica. Vol. 64, No 6. P. 1263 - 1297.

Rangel A., Camerer C, Read Montague P. (2008). A Framework for Studying the Neurobiology of Value-based Decision Making // Nature - Neuroscience. Vol. 9, No 7. P. 545 - 559.

Rosser B. J. (2011). Complex Evolutionary Dynamics in Urban-Regional and Ecologic Economic Systems: From Catastrophe to Chaos and Beyond. N.Y.: Springer.

Russo A., Catalano M., Gaffeo E., Gallegati M., Napoletano M. (2007). Industrial Dynamics, Fiscal Policy and R&D: Evidence from a Computational Experiment // Journal of Economic Behavior and Organization. Vol. 64. No 3 - 4. P. 426 - 447.

Sapio A., Kirman A., Dosi G. (eds.). (2011). The Emergence and Impact of Market Institutions:

the Wholesale Market for Fish and other Perishable Commodities // Journal of Economic Behaviour and Organization. Special Issue. Vol. 80, No 1. P. 1 - 67.

Savage L. J. (1954). The Foundations of Statistics. N. Y.: Wiley.

Saviotti P. P., Pyka A. (2008). Micro and Macro Dynamics: Industry Life Cycles, Inter-Sector Coordination and Aggregate Growth // Journal of Evolutionary Economics. Vol. 18, No 2. P. - 182.

Schneider W., Shiffrin R. M. (1977a). Controlled and Automatic Human Information Processing:

I. Detection, Search, and Attention // Psychological Review. Vol. 84, No 1. P. 1 - 66.

Schneider W., Shiffrin R. M. (1977b). Controlled and Automatic Human Information Processing:

II. Perceptual Learning, Automatic Attending and a General Theory // Psychological Review.

Vol. 84, No 2. P. 127 - 190.

Siggelkow N., Rivkin J. W. (2005). Speed and Search: Designing Organizations for Turbulence and Complexity // Organization Science. Vol. 16, No 2. P. 101 - 122.

Silverberg G., Verspagen B. (2005). Evolutionary Theorizing on Economic Growth // The Evolutionary Foundations of Economics / K. Dopfer (ed.). Cambridge: Cambridge University Press.

Simon H. A. (1969). The Sciences of the Artificial. Cambridge, MA: MIT Press.

Simon H. A. (1983). Reason in Human Affairs. Stanford: Stanford University Press.

Solow R. M. (2008). The state of macroeconomics // Journal of Economic Perspectives. Vol. 22, No 1. P. 243 - 246.

Stiglitz J. E. (1994). Endogenous Growth and Cycles // Innovation in Technology, Industries, and Institutions: Studies in Schumpeterian Perspectives / Y. Shionoya, M. Perlman (eds.). Ann Arbor: University of Michigan Press. P. 121 - 256.

Stiglitz J. E. (2011). Rethinking Macroeconomics: What Failed, and How to Repair It // Journal of the European Economic Association. Vol. 9, No 4. P. 591 - 645.

Sutton J. (1998). Technology and Market Structure: Theory and Evidence. Cambridge, MA: MIT Press.

стр. Tesfatsion L., Judd K. L. (2006). Handbook of Computational Economics: Agent-based Computational Economics. Amsterdam etc.: Elsevier.

Winter S. G. (1964). Economic "Natural Selection" and the Theory of the Firm // Yale Economic Essays. Vol. 4, No 1. P. 225 - 272.

Economic Coordination and Dynamics: Some Elements of an Alternative "Evolutionary" Paradigm Giovanni Dosi Author affiliation: Sant'Anna School of Advanced Studies (Pisa, Italy). Email:

giovanni.dosi@sssup.it.

The paper is devoted to the new methods of evolutionary modeling. The author demonstrates the shortcomings of standard economic theory and suggests analyzing dynamic, non-equilibrium processes. The rejection of maximization and equilibrium postulates gives another perspective on the behavior of individual agents and organizations, industrial dynamics, economics of innovation, and macroeconomic parameters. The outcome of those developments can be a new paradigm where the macroeconomic ideas of Keynes are synthesized with Schumpeter-like notion of technological change.

Keywords: Keynes, Schumpeter, evolutionary economics, disequilibrium, dynamics, economic growth, innovation.

JEL: B41, B52, C53, E12, O30.

стр. Мировая экономика: перспективы и препятствия для Заглавие статьи восстановления Автор(ы) М. Ершов Источник Вопросы экономики, № 12, Декабрь 2012, C. 61- МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И ФИНАНСОВАЯ ПОЛИТИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 52.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Мировая экономика: перспективы и препятствия для восстановления Автор: М. Ершов Согласно последним прогнозам, мировой экономике потребуется 10 лет, чтобы снова обрести "приличную форму". Есть более резкие оценки: через 5 - 10 лет "весь западный мир будет охвачен колоссальным беспорядком". Регуляторы ряда основных стран существенно и за короткое время пересматривают собственные прогнозы в сторону ухудшения. Это свидетельствует о неясности и неопределенности перспектив дальнейшего развития. Действительно, интенсивные антикризисные меры снизили остроту прежних проблем, однако сами проблемы никуда не исчезли. Более того, ухудшилась ситуация по ряду других направлений: кризис в зоне евро, избыточная долговая нагрузка, чрезмерная глобальная ликвидность при ее одновременном дефиците в ряде сегментов рынка. Вновь - как и до кризиса - растут объемы рынка деривативов, а также высокорискованных операций с "мусорными" облигациями;

обостряются бюджетные проблемы: "фискальный обрыв" (fiscal cliff) в США и др. Все это вынуждает регуляторов идти на беспрецедентные по своему масштабу и характеру меры. Удастся ли им переломить ситуацию?

Ключевые слова: антикризисные меры, "длинные" деньги, денежно-кредитная политика, ликвидность.

JEL: E44, E51, E58, F34, G21.

Согласно оценкам МВФ (октябрь 2012), "риски серьезного глобального замедления экономики выглядят тревожно высокими" (IMF, 2012). В начале июня занимавший тогда пост президента Всемирного банка Р. Зеллик был не менее категоричен: "Лето 2012 г.

демонстрирует жуткое эхо 2008 г. Рынки показывают нервозность по основным классам активов. Внутри группы риска суверенные долги еврозоны пришли на место ипотеки.

Банки находятся под стрессом... Качество залогов ухудшается" (Zoellick, 2012). В такой ситуации вполне понятна та активность, которую проявляют регуляторы в ведущих странах, чтобы нормализовать ситуацию.

Ершов Михаил Владимирович (SDorofeeva@mx.rosbank.ru), д. э. н., старший вице-президент Росбанка (Москва);

www.ershovm.ru.

* Статья отражает личное мнение автора.

стр. Новые оценки состояния экономики требуют дополнительных мер поддержки В конце августа 2012 г. глава ФРС США Б. Бернанке заявил, что "экономическая ситуация, очевидно, далека от удовлетворительной". Он отметил проблемы в сфере занятости и в области ипотечного кредитования, сложности в фискальной политике, наличие стрессов на кредитном и финансовом рынках, что сдерживает развитие экономики (Bernanke, 2012a).

Американская экономика демонстрирует некоторый рост - в пределах 2% за первое полугодие. Однако вызывает удивление, что апрельские прогнозы роста, сделанные в ФРС на 2012 г., были пересмотрены летом в сторону снижения на 20%! (см. табл. 1). Значит, высокоинформированные эксперты ФРС за два месяца сумели узнать о развитии своей экономики какие-то факты, которые заставили их масштабно пересмотреть прогноз? Или появились новые, доселе не учтенные обстоятельства, вызвавшие такую серьезную переоценку за столь короткое время?

Таблица Прогнозы ФРС темпов роста ВВП США, 2012 г. (в %) 2012 Июньский прогноз 1,9 - 2,4 2,2 - 2, Апрельский прогноз 2,4 - 2,9 2,7 - 3, Источник: US Fed, July 2012.

Отметим также, что регуляторы используют беспрецедентные, ранее не применявшиеся меры для борьбы с кризисом. В дополнение к "накачке" ликвидностью и снижению ставок даже ниже уровня инфляции используются "вербальные" интервенции относительно будущей политики, причем содержащие конкретные цифры. Так, ФРС заранее и на несколько лет вперед объявила устанавливаемый ею уровень процентных ставок (federal funds rate). Сначала было заявлено, что до середины 2014 г. ставки останутся на нынешнем уровне - в диапазоне 0 - 0,25% (сейчас их фактический уровень составляет около 0,15%). Затем эту дату сдвинули до середины 2015 г. Такой долгосрочный сигнал рынку может означать, что настроения участников действительно плохие, и для оживления ситуации не только требуется столь низкая цена ресурсов - ниже инфляции (что иногда наблюдалось), но и ее уровень надо объявлять заранее (что крайне необычно для ЦБ).

В ответ на кризис практически все развитые страны существенно удешевили свои финансовые ресурсы, снизив процентные ставки, которые сейчас в основном находятся на уровне ниже темпов инфляции (см. рис. 1а). В связи с этим растут масштабы явления, известного как "ловушка ликвидности" (liquidity trap). В результате на первый план выходит задача стимулирования спроса для оживления экономики.

При этом развивающиеся страны (а также Россия) проводят гораздо более жесткую монетарную политику (см. рис. 1б, 2). В них процентные ставки ЦБ существенно превышают инфляцию.

стр. Ставка рефинансирования и инфляция в ряде стран (в %) Источники: Банк Англии, Банк Японии, ЕЦБ, ФРС США, ЦБ РФ.

Рис. Реальные ставки рефинансирования по группам стран, 2012 г. (в %) Источники: BIS, June 2012;

ЦБ РФ.

Рис. В результате всех принятых мер масштабно возросли балансы главных эмиссионных центров - национальных банков (см. рис. 3). С учетом ведущей роли, которую они и минфины развитых стран сыграли и продолжают играть в нормализации ситуации после кризиса, все более важным в системном плане становится вывод о том, что главную роль в современной глобальной экономике играет государство.

Рост балансов центральных банков ряда стран, 2008 - 2012 гг. (индекс, 2008 = 100) Источники: Банк Англии, ЕЦБ, ФРС США, ЦБ РФ.

Рис. стр. Причем это заметнее проявляется в развитых странах, где раньше, казалось бы, преобладали рыночные механизмы частного сектора и свободный рынок в целом.

По оценкам Банка международных расчетов, суммарные активы всех центральных банков составляют в настоящее время около 18 трлн долл. (30% мирового ВВП). Десять лет назад это соотношение было в два раза меньше1.

В этих новых условиях центральные банки не только предоставляют дешевую ликвидность экономике, но и все больше вынуждены поддерживать приоритетные сферы частного сектора. По словам главы Банка Японии М. Сиракавы, банк продолжит мощное денежное смягчение путем сохранения нулевых уровней процентных ставок и увеличит покупку активов, причем не только бумаг японского Минфина, но и рискованных инструментов частного сектора (корпоративных облигаций и др.), что является исключительно необычной практикой для центрального банка (Shirakawa, 2012) (см. табл.

2).

Таблица Программа покупки активов Банком Японии (трлн иен) Раздел Октябрь 2010 г. Конец Конец (создание 2012 г. 2013 г.

программы) Общий размера около 35 Около 65 Около б Облигации правительства 3,5 33,5 48, и векселя казначейства Коммерческие бумаги и 1,0 5,0 5, облигации корпораций Финансирование по 30,0 25,0 25, фиксированным ставкам под портфель залогов Прочиев 0,5 1,72 1, а Объем программы составил 60,2 трлн иен на 10 сентября 2012 г. б Банк Японии регулярно осуществляет покупку облигаций правительства в размере 21,6 трлн иен в год помимо облигаций, приобретенных по программе покупки активов.

в Финансовые ресурсы, торгуемые на бирже и связанные с фондовыми индексами (TOPIX, Nikkei 225), инвестиционные ценные бумаги ипотечных инвестиционных корпораций.

Источник: Банк Японии.

Аналогично, ФРС большую часть эмиссии долларов осуществляет путем покупки ипотечных бумаг, чтобы оживить эту важнейшую сферу экономики (см. рис. 4). В результате процентные ставки на данном сегменте рынка существенно снизились: если в конце 2008 г., когда ФРС объявила о планах покупки активов, ставки по 30-летним ипотечным кредитам превышали 6%, то к октябрю 2012 г. они снизились до 3,5% (Bernanke, 2012b).

Укажем, что осуществление денежно-кредитной политики в увязке с антикризисными мерами в развитых экономиках заставило в полной мере говорить о формировании "денежно-промышленной" политики (mondustrial policy). Она означает реализацию денежных подходов в увязке с промышленными приоритетами - ее отраслевыми и корпоративными элементами2.

BIS, June 24, 2012.

www.investopedia.com.

стр. Структура денежной базы США по срокам, сентябрь 2012 г. (в %) Источник: ФРС США.

Рис. В результате принятых антикризисных мер мировая денежная масса существенно возросла, значительно опередив рост ВВП (см. рис. 5). Таким образом, сохраняются риски дестабилизирующего влияния избыточной ликвидности за счет масштабной "миграции капиталов", в первую очередь "горячих" денег, усиления волатильности сырьевых рынков, нестабильности валютных курсов.

Прирост денежной массы (М2) и ВВП ряда основных экономик*, 2007 - 2011 гг. (трлн долл., в %) * Еврозона, США, Великобритания, Япония, Китай, Россия.

Источники: рассчитано по данным Eurostat, US Fed, BEA, Bank of England, Bank of Japan, National Bureau of Statistics of China, ЦБ РФ, Росстата.

Рис. Более того, с учетом потребности в дополнительном финансировании ведущих стран в связи с предстоящими платежами по долгам в ближайшие годы эмиссия может возрасти еще почти на 28 трлн долл. (см. рис. 6). При этом денежная масса вследствие увеличения ликвидности может вырасти еще больше.

Потребности в финансировании, 2012 - 2014 гг.* (в % ВВП) * Потребности в финансировании складываются из необходимости погашать долговые обязательства (в большей мере) и осуществлять расходы на обслуживание долга.

Источник: IMF, Oct. 2012.

Рис. стр. Отметим, что в большинстве развитых стран денежная база росла значительно более высокими темпами, чем денежная масса (см. рис. 7). Это стало следствием как общеэкономических причин (например, попыток регуляторов, в первую очередь в США, нейтрализовать инфляционный риск), так и технических обстоятельств. В числе последних можно назвать хранение в ФРС избыточных резервов американских банков, что препятствует поступлению эмитируемых долларов в экономику и тормозит действие мультипликатора, превращающего денежную базу в соответствующий агрегат денежной массы (в октябре 2008 г. ФРС установила платежи по размещенным в ней резервным требованиям банков - в настоящее время ставка составляет 0,25%). Этому способствует и политика ведущих банков США по формированию больших запасов наличности, которые фактически выступают своего рода "резервом" (см. рис. 8).

Прирост денежной базы и денежной массы, 01.01.2008 01.08.2012 (в %) * Прирост за 2008 - 2011 гг.

Источники: Банк Англии, Банк Канады, Банк Японии, ЕЦБ, ФРС США, ЦБ РФ, Natixis.

Рис. Кассовая наличность корпораций в 2000 и 2010 гг. (в % ВВП) Источник: McKinsey Global Institute, 2011.

Рис. Также укажем на "эффект объема" (значительно большего по размеру показателя денежной массы по сравнению с деньгами "высокой эффективности"). Он существенно сглаживает темпы прироста больших по масштабу показателей (в нашем случае денежной массы) по сравнению с меньшими величинами (денежной базой).

Важным фактором, сдерживающим рост денежной массы на данном этапе, выступает снижение объемов кредитования коммерческими стр. банками (см. рис. 9). Это ограничивает поступление ликвидности в экономику и тормозит рост денежной массы.

Среднегодовой прирост кредитов* (в %) * В реальном исчислении, за три года, по данным на июнь 2012 г. Источник: BIS, June 2012.

Рис. "Здоровые банки, способные кредитовать, крайне важны для глобального оживления"3, говорилось в резолюции встречи G20 летом 2012 г. При этом падение объема кредитования и формирование больших объемов ликвидности, которая фактически не работает и не поступает в экономику, в целом отражают сохраняющуюся неуверенность участников рынка относительно своей устойчивости и возможностей развития (см. врезку 1).

Врезка Противодействие кредитному сжатию Ситуация с кредитным сжатием столь тревожная, что в некоторых странах начинают принимать специальные программы по оживлению кредитования. Так, Банк Англии объявил программу "финансирования кредитования" - funding for lending, которая будет осуществляться совместно с Казначейством и предполагает предоставление коммерческим банкам финансовых ресурсов по цене ниже рыночной для расширения кредитования нефинансового сектора. Причем предусматривается скользящая шкала, когда стоимость заимствований растет при снижении кредитования и наоборот. Другие страны (в частности, США) допускают возможность использовать схожие подходы (см.:

Bernanke, 2012с).

В результате сокращения активных операций и роста капитализации банков их показатель "кредитного плеча" (leverage) несколько улучшился по сравнению с предкризисными значениями, хотя в ряде случаев по-прежнему остается высоким (см. рис. 10). При этом укажем, что нормализация балансов банков связана с их более консервативным поведением на рынке и, как следствие, с менее активным участием в экономических процессах.

Определенную обеспокоенность вызывает зависимость ведущих банков от краткосрочного фондирования. По данным ЕЦБ, в балансах европейских банков значительно возросла доля краткосрочных обязательств (пассивов), превысив соответствующий рост "коротких" активов и обострив тем самым проблему взаимного несоответствия срочности активов и пассивов (maturity mismatch). В целом в самих G20. Los Cabos, June 2012.

стр. Банки США и Европы с самым высоким уровнем левереджа, 2011 г. (раз) Примечание. Существующие различия в особенностях отражения финансовых операций искажают итоговую картину (в частности, операции РЕПО, которые учитываются американскими банками на принципах "нетто", а европейскими банками - в категориях "гросс", естественно, меняют значения совокупных активов и увеличивают расхождения при сравнении итоговых величин).

Источник: JP Morgan, June 2012.

Рис. депозитах также преобладают "короткие" или даже "сверхкороткие" средства (в основном "овернайт") (см. рис. 11 - 12).

Балансы денежных финансовых посредников в зоне евро, II кв. 2011 г. (по срокам обращения, трлн евро) Источник: ЕСВ, April 2012. Рис. Структура МЗ еврозоны, июль 2012 г. (по секторам и срокам, в %) * От общей суммы 100%.

Источник: ЕСВ.

Рис. Аналогичная картина характерна для ряда ведущих американских банковских холдингов, где доля собственно депозитов, как относительно более устойчивых источников фондирования, в ряде случаев остается крайне низкой, а "короткие" источники значительны (см. рис. 13). Это в целом усиливает неустойчивость системы, что может быть особенно нежелательным при кризисном развитии ситуации.

При этом с 2011 г. регуляторы начали применять нормативы, оценивающие возможность погашения краткосрочных обязательств (будут введены в полном объеме в 2015 г.). В настоящее время, однако, для большинства банков коэффициент покрытия ликвидности ниже рекомендуемых 100%, что создает определенные риски для их балансов (см. рис.

14).

стр. Пассивы американских банковских холдинговых компаний, на конец 2011 г. (в %) Источник: IMF, Oct. 2012.

Рис. Коэффициент покрытия ликвидности, на конец 2011 г. (в %) Источник: JP Morgan, June 2012.

Рис. Низкая доходность вновь провоцирует высокие риски Очевидно, удешевляя финансовые ресурсы для экономики, низкие процентные ставки одновременно задают вектор общего снижения доходности финансовых инструментов в мире. Особенно это касается такого важного инструмента размещения ресурсов, как фондовый рынок. Так, по оценкам, в последние годы наблюдаются наименьшие значения доходности на рынке акций за последние 100 с лишним лет (см. рис. 15).

Доходность акций в США*, 1881 2010 гг. (в %) * Распределение скользящей средней 10-летней годовой доходности акций. Каждый блок представляет конечную точку 10-летнего периода и показывает годовую общую доходность для акционеров.

Источник: McKinsey Global Institute, 2011.

Рис. стр. В условиях преобладающей низкой доходности, а также избыточной свободной ликвидности, которая ищет сферы применения, сохраняется устойчивый спрос на казначейские облигации США. Этот инструмент в достаточной мере удовлетворяет запросы инвесторов, хотя доходность по ним низкая и сама американская экономика испытывает серьезные трудности (см. рис. 16).

Покупка и доходность казначейских ценных бумаг США Источник: ФРС США.

Рис. Вновь становятся популярными "мусорные" инструменты низкого качества, обеспечивающие более высокую доходность (см. рис. 17). При этом рост цен на эти инструменты приводит к снижению их доходности, которая сейчас может достигать 4 5% (а не 10% и выше, что обычно свойственно бумагам такого качества). Ожидается, что спрос на более рискованные и более доходные долговые инструменты, как на альтернативу казначейским облигациям, сохранится (Lattman, 2012). Другими словами, вновь начинают формироваться негативные процессы, которые обострили развитие последнего кризиса.

Не меньшую обеспокоенность вызывает рост объемов производных инструментов у крупнейших финансовых институтов. Так, у первых шести банков США (на них приходится 50% активов американской банковской системы) объем деривативов более чем в 1,5 раза превысил докризисный максимум (см. рис. 18). При этом нужно помнить, какую Рост "мусорных" облигаций (млрд долл.) Источники: a) Lattman, 2012;

б) Financial News. 2012. Sept. 25.

Рис. стр. Объем активов и деривативов 6 крупнейших банков США (трлн долл.) Источник: US Comptroller of the Currency.

Рис. негативную роль они сыграли в развертывании кризиса 2007 - 2009 гг. И хотя опять говорят, что наблюдаемый рост - следствие реструктуризации портфелей, а также попытки уменьшить и распределить риски, подобные доводы мы слышали и в преддверии кризиса.

В целом, несмотря на кризисные процессы в мире, объем глобальной финансовой системы после кризиса возрос (см. рис. 19). При этом увеличились объемы банковских активов и рынка долговых ценных бумаг, а капитализация фондового рынка снизилась.

Объем глобальной финансовой системы (млрд долл.) Рис. Масштабное создание "длинных" денег в мире Центральные банки всех развитых стран продолжали эмиссию "длинных" финансовых ресурсов и в целом расширяли предложение "длинных" денег в экономике (см. рис. 20 23). Например, в США в начале 2012 г. был анонсирован подход, предполагающий рост доли "длинных" казначейских облигаций при снижении доли "коротких" бумаг в портфеле ФРС (operation twist), который был позднее неоднократно стр. Денежная база доллара * Другие включают: средства в расчетах, свопы, золото, кредиты и др.

Источники: US Fed;

рассчитано по данным US Fed.

Рис. Денежная база фунта стерлингов (трлн фунтов) * Гилты (государственные ценные бумаги), купленные через механизм покупки активов.

Источник: BIS, June 2012.

Рис. подтвержден (включая заседание FOMC в сентябре 2012 г.). В результате свыше 90% всей существующей эмиссии долларов осуществлено на основе покупки ФРС "длинных" казначейских облигаций (до 30 лет)4.

Аналогичную ставку на формирование "длинной" базы сделали и другие центральные банки. При этом ЕЦБ начал реализацию программы долгосрочного рефинансирования (LTRO), в рамках которой только в ходе двух проведенных аукционов более участников получили свыше 1 трлн евро. Больше всего средств привлекли банки Италии и Испании (см. рис. 24).

Подходы к предоставлению необходимой ликвидности в экономиках развитых стран и России принципиально отличаются. Объем ликвидности, полученной российской экономикой от экспорта сырой нефти в течение 10 лет (!), в еврозоне был обеспечен двумя чисто Подробнее см.: Ершов, 2011.

стр. Денежная база японской иены * Государственные облигации (составляют 65% денежной базы).

** Другие включают в том числе финансирование под обеспечение различных инструментов (облигации, коммерческие бумаги и т. д.).

Источник: Банк Японии.

Рис. Денежная база евро (трлн евро) (1) Обеспеченные облигации, приобретенные по программе покупки обеспеченных облигаций 1 и 2.

(2) Ценные бумаги, приобретенные по программе покупки ценных бумаг.

* РЕПО.

Примечание. В составе активов баланса ЕЦБ находятся также золото, требования к резидентам за пределами зоны евро в иностранной валюте, требования к резидентам зоны евро в иностранной валюте, требования к резидентам за пределами зоны евро в европейской валюте и др.

Источник: BIS, June 2012.

Рис. эмиссионными раундами за несколько месяцев (что, отметим, не сопровождается истощением невозобновляемой ресурсной базы).

Вновь подчеркнем главенствующую роль центрального банка (ЕЦБ) в укреплении основ финансовой системы региона после кризиса (см. рис. 25). Более того, ситуация с ликвидностью в еврозоне столь сложна, что позволяет ЕЦБ заключить: "Если не будут использоваться операции рефинансирования евросистемы, банковский сектор не сумеет покрыть свою потребность в ликвидности"5. Другими словами, проблемы экономики и финансового сектора еврозоны столь значительны, что без поддержки регуляторов самостоятельно банковский сектор не сможет нормально функционировать в нынешних посткризисных условиях. Очевидна также ЕСВ, April 2012.

стр. Еврозона: долгосрочные операции рефинансирования ЕЦБ (LTRO) Источники: ЕСВ;

BIS, June 2012.

Рис. Требования национальных банков еврозоны к ЕЦБ (% ВВП) Источник: IMF, July 2012.

Рис. Размещение средств на депозитах национальных центральных банков евросистемы (млрд евро) Источник: BIS, June 2012.

Рис. и решающая роль ЕЦБ относительно будущего европейской валюты. По мнению руководства ЕЦБ, с учетом того "объема политического капитала, который был инвестирован в евро... ЕЦБ сделает все, что необходимо для сохранения евро (курсив мой.

- М. Е.)" (Draghi, 2012). Мы ранее указывали, что "как при создании евро решающим был политический фактор, а не экономический, так, вероятно, будет и в будущем" (Ершов, 2011. С. 247). С учетом политических усилий, которые были приложены для создания евро, представляется, что единая европейская валюта сохранится. "Если на повестке дня не стоит глобальная дестабилизация, то очевидно, что решения международных участников должны быть направлены на сохранение позиций евро в международной валютно-финансовой системе" (Ершов, 2011. С. 247 - 248).

Участники рынка стремятся сохранять большой объем доступной ликвидности. В этих целях они размещают свободные средства на процентных депозитах в своих центральных банках (см. рис. 26).

стр. Масштабное предоставление ликвидности банкам и рост их капитализации в целом привели к тому, что стоимость их акций приблизилась к показателям балансов (до кризиса разрыв между этими показателями был значительным) (см. рис. 27). Причем в ряде стран (Германия, Франция) котировки акций банков выросли. Это свидетельствует о росте их капитализации, что в целом формирует "центры устойчивости" системы. (Напротив, в Италии, Испании и ряде других стран котировки акций банков снизились, то есть меры по их капитализации оказались недостаточными, и рынок по-прежнему воспринимает перспективы этих банков с недоверием.) Более того, в целом в странах еврозоны формируется фрагментация рынка, тормозящая переток ресурсов и мешающая выравниванию процентных ставок (напомним, что фрагментация рынка была свойственна и позднему СССР).

Отношение рыночной стоимости акций ведущих банков развитых стран к их балансовой учетной стоимости (раз) Источник: Bank of England, June 2012.

Рис. Проблема достаточности капитала может вновь потребовать дополнительного внимания при переходе на принципы учета в соответствии с Базелем III. Помимо прочего, они предполагают вывод из капитала различных элементов, которые сейчас продолжают в нем учитываться и играют значительную роль (см. табл. 3).

С учетом характера и масштаба проблем, стоящих перед развитыми странами, необходимо укрепить фискальную интеграцию в дополнение к существующей валютной.

На повестку дня встает вопрос формирования банковского союза, который будет четче регламентировать и гармонизировать вопросы надзора и контроля в странах-участницах.

В связи с этим Европейская комиссия предполагает к концу 2012 г. принять законопроект, который гармонизировал бы национальные экономические нормативы для банков, процессы их реорганизации, страхование вкладов и т. д. Важными представляются меры по использованию дополнительных требований к капиталу системообразующих банков (SIFI), что особенно актуально в свете сохраняющихся проблем капитализации 6.

Принимая во внимание мас Нестабильность американской и мировой экономики вынуждает отдельные страны, в частности Германию, принимать дополнительные меры по укреплению своих финансовых систем. Так, в октябре 2012 г. Бундесбанк принял решение переместить в Германию часть своего золотого запаса, хранящегося в США (золото было вывезено в период обострения отношений со странами Варшавского Договора). Часть немецкого золота хранится также в Великобритании и Франции.

стр. Таблица Ценные бумаги в режиме доверительного управления (TruPS) в ряде крупнейших банков* Банк Доля TruPS в капитале, % JPMorgan Chase 10, Citigroup 9, SunTrust Bank 8, Capital One Financial 8, Bank of America 6, Goldman Sachs 3, * Данные на 31 марта 2012 г.

Примечание. Предполагаются, в частности, ограничения для капитала первого уровня на наличие в нем так называемых гибридных инструментов (имеющих характеристики долга и капитала), например, trust-preferred securities (TruPS) - гибридного инструмента, который учитывается в капитале первого уровня и имеет высокие значения. В американских банковских холдинговых компаниях (с балансом более 15 млрд. долл.) TruPS будут полностью выведены из состава этого капитала к 2016 г., то есть даже быстрее, чем по плану Базель III.

Источник: IMF, Oct. 2012.

штаб американской финансовой системы, а также ее роль в кризисных процессах последнего времени и проблемы, с которыми она продолжает сталкиваться, отметим продвижение законопроекта (H.R.459) об аудите ФРС, который был одобрен Конгрессом США 327 голосами "за" при 98 - "против" (см. врезку 2).

Врезка Об аудите ФРС США До настоящего момента по-прежнему не аудируются такие важнейшие области деятельности ФРС, как денежно-кредитные операции, в том числе кредиты через дисконтное окно (позволяющие осуществлять прямое кредитование участников финансового рынка);

операции на открытом рынке;

операции с иностранными правительствами и иностранными центральными банками*. Вызывает недоумение тот факт, что основные функции центрального банка (такие как проведение денежно кредитной политики) не подлежат контролю со стороны налогоплательщиков.

В этой связи вообще не понятно, как в принципе современная экономическая система, провозглашающая себя открытой и транспарентной и требующая открытости от других, остается столь нетранспарентной в ключевых областях своего функционирования. И почему этот вопрос не был поставлен на повестку дня (причем еще много десятилетий назад!) и сразу же положительно решен? Не до такой же степени безразличен (или бесправен?!) налогоплательщик в условиях так называемой "развитой демократии", чтобы игнорировать важнейшие вопросы функционирования собственной экономики. Лишь в результате масштабного и глубокого кризиса стало возможным озвучить данную проблему и попытаться решить ее, как в других странах цивилизованного мира.

Указанные инициативы, естественно, вызвали неприятие со стороны руководства ФРС, охарактеризовавшего широкий аудит как "ночной кошмар" (Dinan, 2012). Несмотря на подобную негативную реакцию, вероятность утверждения закона пока сохраняется.

* The Federal Banking Agency Audit Act, 1978 (31 U.S.C. 714).


стр. О некоторых российских рисках в посткризисном мире В условиях сохранения высоких внешних рисков нужно четко контролировать тенденции развития российской экономики, которые могут быть особенно ощутимыми при внешних осложнениях. Важной особенностью функционирования экономики России в последние годы стало повышение роли внутренних факторов по сравнению с внешними. Отметим, что переход от роста, опирающегося на экспорт и внешний спрос, к росту с главной опорой на внутренние "двигатели" характерен для более зрелой экономики (в большинстве развитых стран внутренний спрос - определяющий фактор роста) и в целом свидетельствует об улучшении его качества. Об этом говорит и повышение роли обрабатывающих отраслей по сравнению с добывающими, что также отмечается в России в последние годы (см. рис. 28 - 29).

Прирост промышленности и ее отраслей в РФ (в % к соответствующему периоду предыдущего года) Источник: Росстат.

Рис. Элементы использования ВВП в РФ (в ценах 2008 г., в %) Источник: Росстат.

Рис. Рост ВВП РФ по компонентам (в % к соответствующему периоду предыдущего года) Источник: Всемирный банк, окт. 2012.

Рис. Аналогично, возросло значение неторгуемых операций, фактически иллюстрирующее вклад неэкспортных секторов в экономический рост (см. рис. 30). В связи с этим можно согласиться с заявлением руководства МЭР о том, что "поддержка экономики государственным спросом особенно уместна в нынешней макроэкономической реальности, когда экспортный сектор утратил роль мощного драйвера экономического роста". Причем если в 2003 - 2007 гг. внешнеэкономический фактор определял более половины экономического роста стр. (3,5 - 4 п. п. из 7 - 8% прироста ВВП), то в предстоящие три года вклад этого фактора, как ожидается, будет меньше 1 п. п. Напомним, что в российской денежно-кредитной политике вплоть до последнего времени делали акцент на внешние источники денежного предложения (прежде всего экспортную выручку и внешние займы). В результате финансирование внутриэкономических процессов зависело от возможностей привлекать внешние займы и от мировой конъюнктуры, что фактически не позволяло осуществлять денежно-кредитную политику с учетом внутренних потребностей экономики (как в развитых странах).

Кроме того, указанные подходы не решают давнюю, по-прежнему актуальную проблему формирования "длинных" денег в экономике. Напомним, что в зрелых финансовых системах именно монетарные власти всегда стояли у истоков этих процессов, а после кризиса их роль стала решающей. Учитывая, что без формирования адекватного объема "длинных" инвестиционных ресурсов российской экономике не удастся решить долгосрочные системные задачи, в таких условиях для достижения стоящих перед ней целей есть две принципиальные альтернативы. Либо выйти на международные рынки, где эти ресурсы имеются в достаточном объеме и по относительно невысоким ценам, поскольку именно монетарные власти делают там для этого все возможное (см. выше).

Такой путь, однако, будет означать для российской экономики рост внешней задолженности. Либо - и этот путь представляется более оправданным для страны, которая видит себя системообразующим участником мировой экономики, - сделать наши собственные денежно-кредитные и финансовые подходы сопоставимыми с теми, что практикуют в развитых и зрелых финансовых системах. Это крайне важно и с учетом вступления России в ВТО, где наши конкуренты имеют возможность опираться на масштабные и "длинные" финансовые ресурсы с невысокой стоимостью, а регуляторы принимают серьезные меры по оживлению экономики.

В последнее время в условиях посткризисной нестабильности наши регуляторы также активизируют свое присутствие в российской экономике (см. рис. 31). Они, в частности, увеличивают денежное предло Структура валового кредита Банка России кредитным организациям и задолженность Банка России по операциям абсорбирования (млрд руб.) Источник: Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2013 год и период 2014 и 2015 годов: Проект (окт. 2012 г.) / ЦБ РФ.

Рис. 7 government.ru. 20.09.2012.

стр. жение за счет расширения валового кредита банкам (за январь - июль текущего года его объем приблизился к 1,5 трлн руб.).

В 2012 г., по оценкам Банка России, "сокращение объема предоставления денежных средств по валютному каналу будет замещено увеличением объемов рефинансирования кредитных организаций"8. В то же время, поскольку в ближайшие годы ожидается уменьшение положительного сальдо торгового баланса, это "при возрастающей потребности экономики в ресурсах для финансирования внутренних инвестиций обусловит необходимость увеличения средств из внешних источников"9.

Об этом свидетельствуют и планы возобновить формирование денежного предложения на основе внешнего фактора, уже начиная с 2013 г. (см. рис. 32). (В 2015 г., впрочем, предусматривается изменение тенденции вновь в сторону роста внутреннего компонента.) Предполагается, что резиденты расширят привлечение финансирования из-за рубежа.

а) Фактический прирост показателей денежно-кредитной программы (на конец периода, трлн руб.) б) План прироста денежно-кредитной программы от 2012 г.* (трлн руб.) в) Источники формирования денежной базы рубля (трлн руб.)* * 2012 г. - оценка ЦБ РФ (окт. 2012 г.), 2013 - 2015 - прогноз ЦБ РФ, основной (второй) вариант денежной программы от 2012 г.

Источник: Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики за соответствующие годы.

Рис. Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2013 год и период 2014 и годов. С. 17.

Там же. С. 23.

стр. В настоящее время вновь повышается роль международных источников финансирования.

Снова растет внешняя задолженность российских компаний и банков (см. рис. 33).

Внешний долг РФ (млрд долл.) * Оценка.

Источник: ЦБ РФ.

Рис. В процессах фондирования российских банков в последнее время увеличивается доля ресурсов нерезидентов. Кроме того, повышается роль самого центрального банка, а вклад участников внутреннего рынка меняется незначительно (см. рис. 34).

Структура пассивов банков РФ (в %) Источник: ЦБ РФ.

Рис. Также обращает на себя внимание тенденция опережающего роста активных операций банков (в первую очередь кредитования) относительно прироста капитала, что приводит к постепенному снижению достаточности капитала, уменьшая тем самым устойчивость банковской системы (см. рис. 35). При этом для стран БРИК в целом характерны опережающие темпы реального кредитования относительно темпов прироста реального ВВП (см. рис. 36).

Темп роста потребительских кредитов в России был столь высоким (по оценкам, годовые темпы роста составят 60%)10, что ЦБ РФ объявил о планах по ужесточению соответствующих норм регулирова Центральный банк начал опасаться быстрого роста потребительского кредитования Ведомости. 2012. 5 окт.

стр. Достаточность капитала, H1, РФ (%) Источник: ЦБ РФ.

Рис. Прирост реального ВВП и кредитования в странах БРИК (в %)* * В реальном исчислении, за три года, по данным на июнь 2012 г.

Источник: BIS, June 2012.

Рис. ния. В частности, он собирается с 1 марта 2013 г. в два раза повысить резервирование по необеспеченным розничным кредитам.

О ВТО Отмеченные тенденции в экономике и банковской системе приобретают первостепенное значение в связи со вступлением России в ВТО. Российская финансовая система теперь должна обеспечить не только собственную конкурентоспособность, но и адекватное финансирование остальных секторов экономики, причем уже в гораздо более жестких конкурентных условиях.

Выше мы показали, как регуляторы ведущих стран помогают своим экономикам. Если подходы российских регуляторов будут неадекватными, а условия ведения бизнеса (возможности финансирования, наличие необходимого объема "длинных" денег, их цена и т. д.) - более жесткими, то это фактически означает, что каждая российская компания окажется в менее благоприятных условиях по сравнению с зарубежными конкурентами. В таком случае будет нарушен базовый принцип ВТО о "реально равных конкурентных условиях". (По аналогии с боксом - формально правила одинаковы для всех, однако на один ринг не выходят супертяжеловес и спортсмен полулегкого веса. Причем, с учетом различий в регулировании и возможностях подготовки, спортсмен полулегкого веса обут в более тяжелые ботинки, ограничивающие его подвижность.) Кроме того, по мировым меркам наши компании (за отдельными исключениями в виде представителей сырьевого сектора) пока невелики - в списке Forbes за нынешний год среди 2000 крупнейших компаний только 20 российских, причем в первую сотню вошло лишь 4. Для сравнения: в этот список входят около 530 американских компаний (в первую сотню - 31), около китайских (в первую сотню - 8) и около 100 немецких (в первую сотню - 7)11.

forbes.com/global2000.

стр. Еще важнее то, что из-за принципиальных различий в регулировании российским экономическим участникам придется, по сути, конкурировать не с отдельными зарубежными компаниями, а с экономическими системами развитых стран, поскольку их компании могут в полном объеме опираться на всю мощь своих экономик и на масштабные механизмы поддержки бизнеса, тогда как содействие ему со стороны наших регуляторов более сдержанно. Исход такой конкуренции очевиден.

Отметим, что нашим регуляторам действительно удалось смягчить остроту кризиса в последние годы. Однако необходимо создать системные, долгосрочные и действенные условия для диверсификации экономики и ее отхода от сырьевой и экспортной направленности, способствовать развитию несырьевых отраслей и компаний. В новой конкурентной среде регуляторам нужно принципиально модифицировать свои подходы, чтобы обеспечить российским участникам и всей экономике реально равные конкурентные возможности, адекватные новым геоэкономическим реалиям.

*** Положение в развитых экономиках по-прежнему непростое. Интенсивные антикризисные меры смягчили остроту прежних проблем, однако сами проблемы никуда не исчезли.


Принимаемые решения одновременно порождают новые риски. Более того, многие проблемы осложнились на нынешнем этапе: еврокризис, избыточная долговая нагрузка, чрезмерная глобальная ликвидность при ее одновременном дефиците в ряде сегментов рынка, перспектива "фискального обрыва"12 (fiscal cliff) в США и др. Накапливающиеся проблемы грозят системными сбоями. По оценкам известного международного инвестора М. Фабера, в ближайшие 5 - 10 лет "весь западный мир будет охвачен колоссальным беспорядком"13. Даже по более умеренным оценкам главного экономиста МВФ О.

Бланшара, "мировой экономике потребуется по крайней мере 10 лет со времени начала кризиса, чтобы вернуться в приличную форму" (Inman, 2012). Будем надеяться, что реализуются менее негативные сценарии. Но и в этом случае потребуются немалые усилия со стороны России и других стран, чтобы нейтрализовать воздействие внешних шоков и обеспечить стабильный экономический рост. С учетом вступления нашей страны в ВТО и возникающих при этом конкурентных рисков для отечественных компаний и всей экономики эти задачи становятся еще более актуальными. Очевидно, что в таких условиях сильные промышленность и банки, формирующие экономические основы страны, и активная экономическая политика государства тем более необходимы для устойчивого и долгосрочного развития России (Ершов, 2011).

Автоматическое сокращение бюджетных расходов и налоговых льгот в отсутствие достижения соглашения по сокращению бюджетного дефицита.

cnbc.com. 2012. Oct. 22.

стр. Список литературы Ершов М. В. (2011). Мировой финансовый кризис. Что дальше? Москва: Экономика.

[Ershov M. V. (2011). World Financial Crisis. What's Next? Moscow: Ekonomika.] Bernanke B. (2012a). Monetary Policy since the Onset of the Crisis / Speech at the Federal Reserve Bank of Kansas City Economic Symposium. Jackson Hole, Wyoming, Aug. 31.

Bernanke B. (2012b). Speech at the Economic Club of Indiana. Indianapolis, Indiana, Oct. 1.

Bernanke B. (2012c). Transcript of Chairman Bernanke's Press Conference. June 20.

Dinan S. (2012). House Passes Ron Paul's Fed Audit Measure // Washington Post. July 25.

Draghi M. (2012). Speech at the Global Investment Conference in London, July 26.

Inman P. (2012). No Recovery until 2018, IMF Warns // The Guardian. Oct. 3.

Lattman P. (2012). Risk Builds as Junk Bonds Boom // New York Times: Dealbook. Aug. 15.

Shirakawa M. (2012). The Bank of Japan's Efforts toward Overcoming Deflation / Speech at the Japan National Press Club in Tokyo. Tokyo, 2012, Feb. 17.

IMF (2012). World Economic Outlook. October.

Zoellick R. (2012). Europe Must Prepare an Emergency Plan // Financial Times. June 1.

World Economy: Prospects and Barriers for Recovery Mikhail Ershov Author affiliation: Rosbank (Moscow, Russia). Email: SDorofeeva@mx.rosbank.ru.

According to the latest forecasts, it will take 10 years for the world economy to get back to "decent shape". Some more critical estimates suggest that the whole western world will have a "colossal mess" within the next 5 - 10 years. Regulators of some major countries significantly and over a short time-period changed their forecasts for the worse which means that uncertainty in the outlook for the future persists. Indeed, the intensive anti-crisis measures have reduced the severity of the past problems, however the problems themselves have not disappeared.

Moreover, some of them have become more intense - the euro-crisis, excessive debts, global liquidity glut against the backdrop of its deficit in some of market segments. As was the case prior to the crisis, derivatives and high-risk operations with "junk" bonds grow;

budget problems - "fiscal cliff" in the US - and other problems worsen. All of the above forces the regulators to take unprecedented (in their scope and nature) steps. Will they be able to tackle the problems which emerge?

Keywords: anti-crisis measures, long money, monetary policy, liquidity.

JEL: E44, E51, E58, F34, G21.

стр. Перспективы рубля как региональной резервной валюты:

Заглавие статьи теоретический аспект Автор(ы) С. Наркевич, П. Трунин Источник Вопросы экономики, № 12, Декабрь 2012, C. 84- МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И ФИНАНСОВАЯ ПОЛИТИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 48.5 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Перспективы рубля как региональной резервной валюты:

теоретический аспект Автор: С. Наркевич, П. Трунин Обсуждение роли резервных валют в мировой экономике в последние годы вышло на новый уровень. Проблемы, возникающие в связи с доминированием одной резервной валюты, пока не решены, и неясно, когда и как это удастся сделать в будущем. Анализ нередко осуществляется без достаточного теоретического обоснования разных вариантов.

В данной статье представлены более строгие аргументы в защиту концепции региональной резервной валюты, рассмотрены факторы формирования резервных валют и предложены оценки потенциала российского рубля в качестве региональной резервной валюты.

Ключевые слова: глобальные дисбалансы, мировая валютная система, резервные валюты, региональные резервные валюты.

JEL: E41, E42, E58, F31, F33, F34, F36, F42, F55, G15.

Варианты реформирования мировой валютной системы Недостатки существующей системы Мировой экономический кризис 2008 - 2009 гг. выявил несовершенство существующей валютной системы. С одной стороны, доминирование доллара США привело к формированию глобальных дисбалансов, когда дефицит счета текущих операций США финансировался за счет накопления долларовых обязательств в других странах. Эти дисбалансы стали одной из причин кризиса. С другой стороны, из-за мировых экономических проблем усилились позиции доллара, что содействовало консервации диспропорций мировой валютной системы (далее - МВС). Это вновь позволило говорить о внутренних противоречиях в МВС1, основанной на резервной валюте (или валютах), которую эмитирует суверенное государство.

Глобальные дисбалансы отчасти определяются ролью резервной валюты в мировой экономической системе. Предложению резервной валюты соответствует спрос на нее со стороны иностранных экономических агентов. Несбалансированность МВС начинает проявляться, когда стремление к формированию запасов резервной валюты и активов в ней вне страны-эмитента становится чрезмерным. На практике это чаще всего связано с действиями центральных банков и суверен Наркевич Сергей Сергеевич (snarkevich@iet.ru), научный сотрудник Института экономической политики имени Е.

Т. Гайдара (Москва);

Трунин Павел Вячеславович (pt@iet.ru), к. э. н., завлабораторией денежно-кредитной политики Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара.

См.: Smaghi, 2011a;

Truman, 2010.

стр. ных фондов. Желание накапливать валютные резервы обусловлено влиянием трех факторов (Truman, Wong, 2006):

- аккумулированием резервов для финансирования возможного дефицита по счету текущих операций или неожиданного оттока капитала;

- экспортоориентированным ростом, основанным на занижении курса национальной валюты, или стремлением уменьшить влияние сверхдоходов от экспорта сырья на денежное предложение страны;

- повышенной нормой сбережений, особенно государственных, которые не могут быть эффективно абсорбированы национальной финансовой системой.

Как показал последний кризис, попытки привести мировую экономическую систему в более сбалансированное состояние также неразрывно связаны с ролью глобальной резервной валюты: инвесторы во всем мире вполне рационально решили, что наилучшим выбором в условиях экономической турбулентности будут вложения, номинированные в резервной валюте, и еще больше увеличили спрос на долларовые активы. В результате разбалансированность мировой экономики не снизилась.

Возможные пути эволюции МВС В последние годы активно обсуждают вопрос о реформировании мировой финансовой системы. Множество высказанных предложений можно свести к нескольким подходам относительно функционирования МВС и роли в ней резервных валют.

Во-первых, предлагают сохранить статус-кво с доминированием одной валюты, в частности доллара (Truman, 2010). Ключевые аргументы основаны на том, что (1) все осуществимые альтернативы вряд ли будут лучше;

(2) сбалансированность действующей системы можно относительно безболезненно восстановить, если ключевые страны будут предпринимать для этого скоординированные усилия;

(3) режимы плавающих валютных курсов в целом хорошо показали себя во время кризиса 2008 - 2009 гг.

Одним из вариантов развития такой системы выступает возможная замена доллара в качестве мировой резервной валюты другой денежной единицей, в частности китайским юанем (Eichengreen, 2011;

Prasad, Ye, 2012). Однако, по общему мнению, если глобальный переход на юань и состоится, то не скоро. Главные причины - как внутренние проблемы, присущие китайской экономике (отсутствие свободной конвертируемости юаня, неразвитость внутреннего финансового рынка и недостаток качественных и надежных активов, сильная зависимость от условий торговли, ограничение политических свобод), так и более глобальные факторы, связанные с влиянием инерции в развитии МВС и исторически сложившимся использованием доллара в международной торговле.

Во-вторых, предлагают ввести некую наднациональную валюту. Она может быть обеспечена золотом или носить кредитный характер. Данная идея восходит к предложению Дж. М. Кейнса о возможности ввести в оборот искусственную международную валюту "банкор" в рам стр. ках предлагавшегося им международного клирингового союза2. В итоге от этого предложения отказались в пользу создания специальных прав заимствования - СДР, которые, строго говоря, валютой не являются, а служат для целей покупки резервных активов (валют) в рамках МВФ.

Практика использования СДР не позволяет говорить об успешности этого эксперимента.

С самого начала их не могли использовать частные экономические агенты, а соответствующие возможности центральных банков были ограничены. Более того, попытки создать финансовые активы на основе СДР не были успешными из-за слабого спроса на международных рынках капитала. Низкая востребованность СДР во многом связана с отсутствием четкого понимания механизма формирования их курса по отношению к другим валютам (из-за необходимости учитывать большое число базовых факторов по всем валютам, составляющим корзину СДР) и с невозможностью хеджировать риски (из-за низкой ликвидности рынка активов, номинированных в СДР, и отсутствия производных инструментов) (Bordo, James, 2011). МВФ непопулярность активов в СДР объясняет относительно более высокими издержками отслеживания курсов и кросс-курсов всех валют в составе корзины СДР и необходимостью часто проводить сделки по балансированию портфеля (IMF, 2011).

Интерес к СДР вновь возрос после публикации статьи председателя Народного банка Китая, посвященной вопросам реформирования мировой валютной системы и использования СДР в качестве глобальной международной валюты (Zhou, 2009). Пока сложно говорить как о поддержке данной инициативы со стороны развитых стран, так и об искренности китайских монетарных властей и их готовности отказаться в пользу СДР от перспектив юаня в качестве резервной валюты.

В целом конструкция, в рамках которой полномочия по проведению денежно-кредитной политики концентрируются в руках одного органа в отсутствие единой бюджетно налоговой политики, не выглядит стабильной. Как показал опыт еврозоны, едва только бюджетный дефицит одной из стран-участниц становится значительным и сохраняется длительное время, под угрозой оказывается существование всей системы.

В-третьих, МВС может эволюционировать в сторону использования нескольких резервных валют. Большинство экспертов склоняются к тому, что развитие будет идти именно по этому пути (Trairatvorakul, 2011;

Smaghi, 2011a, 2011b). Тогда при сохранении глобальной роли доллара расширится использование в международных экономических отношениях евро и, возможно, других валют. На региональном уровне большое значение будут иметь местные резервные валюты.

Чтобы определить наиболее вероятный путь развития МВС, необходимо понимать, какие функции выполняют резервные валюты. При этом с точки зрения создания системы, основанной на нескольких глобальных и региональных резервных валютах, а также становления рубля в качестве региональной резервной валюты важно прежде См.: "Предложения по созданию международного клирингового союза", озвученные британской делегацией в рамках Бреттон-Вудской конференции (Proceedings and Documents of the United Nations Monetary and Financial Conference. Vol. 2. Washington: United States Government Printing Office, 1948).

стр. всего изучить факторы, влияющие на приобретение национальной денежной единицей статуса резервной. Для этого нужно рассмотреть теоретические предпосылки существования резервных валют и модели их функций в МВС.

Теоретические основы существования региональных резервных валют Факторы спроса на резервные валюты В международной торговле потребность в резервной валюте возникает естественным образом. Осуществление сделки между контрагентами из разных стран в большинстве случаев требует как минимум одной трансакции по обмену валют. Современная глобальная экономика основана на относительно свободном перемещении товаров и капитала между странами и нуждается в быстром и надежном функционировании глобального валютного рынка. Однако его работа будет осложняться из-за проблемы "двойного совпадения желаний"3: для покупки некоторой суммы валюты другой страны необходимо, чтобы кто-нибудь хотел ее продать. Проблему можно решить с помощью организации непрямого обмена: найти валюту, которая служила бы универсальным средством обмена.

В модели появления такого средства обмена, основанной на теории поиска контрагента (см.: Kiyotaki, Wright, 1989;

1993;

Lagos, Wright, 2004)4, рынок сам определит валюту, которая лучше всего отвечает требованиям экономических агентов с точки зрения облегчения международных трансакций. Международный обмен в рамках подобных моделей описан в работах ряда авторов (Krugman, 1980;

Rey, 2001), где показано, что использование валюты в качестве промежуточного средства обмена зависит от трансакционных издержек при обменных операциях. В случаях, когда издержки непрямого обмена ниже, чем прямого, будут использовать резервную валюту. Таким образом, одна из причин существования резервных валют - необходимость проводить быстрые и наименее затратные международные операции.

Чтобы объяснить низкие издержки использования резервных валют, рассматривают сетевые внешние эффекты (network externalities). Под ними понимают дополнительную ценность, которую получает потребитель блага, если общее количество его потребителей увеличивается5. Для контрагентов в международных сделках мировая валюта обладает данным преимуществом. В результате чем больше экономических агентов используют валюту в расчетах, тем выгоднее это становится.

Проблему "двойного совпадения желаний" ("double coincidence of wants") сформулировал У. С. Джевонс (Jevons, 1875).

Помимо моделей, основанных на теории поиска контрагента, существование универсального средства обмена (денег) можно объяснить с помощью введения денег в функцию полезности или используя ограничение вида cash in-advance (предоплата).

См.: Katz, Shapiro, 1985;

Chinn, Frankel, 2008;

Моисеев, 2008.

стр. К числу факторов формирования трансакционного спроса на резервные валюты принято относить исторический (Frankel, 1995). Отмечается, что процесс использования валюты в качестве резервной в значительной степени определяется сложившейся деловой практикой. Такая инерционность вполне понятна: экономические агенты склонны применять в своих расчетах валюту, которой уже пользуются все остальные.

Помимо облегчения международных трансакций резервная валюта, по аналогии с национальными деньгами, должна быть относительно надежным средством хранения сбережений. В этом смысле ключевую роль играют доходность активов, номинированных в ней, и колебания обменных курсов. Чем выше суммарная доходность активов в данной валюте, взвешенная с учетом рисков, тем больше спрос на нее. Кроме того, важны ликвидность рынка активов и долгосрочная стабильность валюты. Валюта со стабильным курсом будет пользоваться повышенным спросом в качестве резервной, если номинированные в ней активы можно легко реализовать на хорошо функционирующем ликвидном рынке.

Теоретические модели функций резервных валют Попытки создать модели, объясняющие причины появления резервных валют и функции, выполняемые ими в МВС, были впервые предприняты в конце 1970-х - начале 1980-х годов. В последние годы сформировалось несколько новых теоретических подходов к моделированию факторов использования резервных валют. Классификация моделей произведена нами в соответствии с разделением функций, выполняемых резервными валютами в мировой экономике, на используемые частными экономическими агентами и органами денежно-кредитного регулирования (Cohen, 1971;

Kenen, 1983).

Использование валюты для сделок вне юрисдикции страны-эмитента. В моделях долларизации (в том числе валютного правления, currency board) пытаются объяснить использование резервной валюты в качестве платежного средства в других странах помимо страны-эмитента. В этом случае она полностью или частично заменяет местную валюту. В работах по анализу последствий долларизации моделируется открытая экономика и рассматривается ее функционирование при нескольких режимах валютного курса: плавающий курс национальной валюты, фиксированный курс и долларизация (см.:

Mendoza, 2000;

Chang, Velasco, 2002;

Arellano, Heathcote, 2007).

В этих работах показано, как формируется спрос на использование иностранной валюты в качестве внутреннего средства платежа. Из-за недоверия к денежно-кредитной политике правительства, связанного с высокой инфляцией, спрос будет предъявляться на стабильную денежную единицу. Поэтому вероятнее всего в качестве валюты привязки обменного курса или замещающей денежной единицы станут использовать одну из резервных валют в силу характерной для них низкой инфляции. В результате важной составляющей совокупного спроса на резервную валюту выступает спрос со стороны экономических агентов стран, где доверие к денежно-кредитной политике госу стр. дарства находится на низком уровне, а восстановить его не позволяет непоследовательность проводимой политики.

В моделях оптимальных валютных зон изучают группы стран, которым выгодно использовать единую валюту, а также критерии, в соответствии с которыми использование общей валюты для них оптимально с точки зрения достижения основных целей макроэкономической политики. Эти модели похожи на модели долларизации.

Однако в отличие от них (в последних исследуют причины одностороннего решения какой-либо страны использовать иностранную валюту в качестве внутренней денежной единицы) модели оптимальных валютных зон призваны объяснить выгоды от использования единой валюты в международной торговле во всех странах валютного блока.

Для нас важен аспект теории оптимальных валютных зон, который позволяет выявить стимулы для использования иностранной валюты в межстрановой торговле или для перехода на единую валюту6. Согласно результатам изучения гравитационных моделей, основными причинами вхождения страны в валютный союз выступают: малый размер экономики;

большой товарооборот со странами, использующими данную резервную валюту;

высокий уровень инфляции. Таким образом, вероятность использования валюты в качестве общей денежной единицы валютного союза тем выше, чем крупнее экономика страны-эмитента, чем обширнее внешнеторговые связи этой страны и чем стабильнее ее денежная единица.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.