авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«Содержание "Провалы государства": теория и политика Автор: А. Радыгин, Р. Энтов.............................................. 1 Экономическая координация и динамика: некоторые особенности ...»

-- [ Страница 6 ] --

Изд. дом ГУ ВШЭ. [Volkov V. (2005) Violent Entrepreneurship: Economic and Sociological Analysis. Moscow: HSE Publishing House].

Кордонский С. (2006). Рынки власти. Административные рынки СССР и России. М.: ОГИ.

[Kordonsky S. (2006) Markets Authorities. Administrative Markets in USSR and Russia.

Moscow: OGI].

Кудюкин П., Малева Т., Мисихина С., Сурков С. (2001). Сколько стоит Трудовой кодекс?

М.: Московский центр Карнеги. [Kudykin P., Maleva Т., Misikhina S., Surkov S. (2001). How Much Does the Labor Code Cost? Moscow: Carnegie Moscow Center.] Паппэ Я., Галухина Я. (2009) Российский крупный бизнес: первые 15 лет. Экономические хроники 1993 - 2008 гг. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ. [Рарре Ya., Galukhina Ya. Russian Big Business: First 15 years. Economic Chronicle of 1993 - 2008. Moscow: HSE Publishing House].

The Shadow Economy in the Framework of "Razdatok" Svetlana Barsukova Author affiliation: National Research University Higher School of Economics (Moscow, Russia). Email: svbars2012@gmail.com.

The paper elaborates on the theory of "razdatok" economy that covers the institutional characteristics and historical forms of razdatok and was developed in O. Bessonova's article (Voprosy Ekonomiki. 2012. No 8). The author analyzes the shadow economy in Russia. The theory of razdatok as a specific institutional matrix of Russia is a theoretical frame of this analysis. Razdatok-type economy has a cyclical nature with four phases - growth, stable existence, crisis and transformation. The model of razdatok economy is extremely important for understanding the essence of the shadow economy and its functional specificity on different phases of a cycle.

Keywords: razdatok-type economy, shadow economy, corruption, institutions.

JEL: D73, E26.

стр. Заглавие статьи История крестьянства России в XX веке Автор(ы) Данилов В. П.

Источник Вопросы экономики, № 12, Декабрь 2012, C. 146- КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 24.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ История крестьянства России в XX веке Автор: Данилов В. П.

Избранные труды: в 2-х ч.

М.: РОССПЭН, 2011. Ч. 1 - 863 с.;

Ч. 2. - 831 с.

Истории российского крестьянства в XX в. посвящены работы Виктора Петровича Данилова (1925 - 2004). В два тома под общим названием "История крестьянства России в XX веке" включены ранее не опубликованные инициированные им коллективные и его собственные исследования;

основные труды Виктора Петровича, которые удалось собрать издателям, источниковедческие и историографические работы;

подробные комментарии к опубликованным под его руководством архивным материалам;

библиография ученого;

очерк "Виктор Петрович Данилов - фронтовик, гражданин, ученый, борец за демократию и свободу". В предисловии описана обстановка, в которой приходилось работать В. П.

Данилову.

В исследовании российского крестьянства XX в. Данилов придерживался теоретико методологических подходов к анализу исторических фактов, стремился вписать их в общеисторический контекст, выявить истоки и последствия исторических событий. Он создал теорию крестьяноведения и определил важнейшие направления исследования крестьянства дореволюционного и советского периодов, раскрыл причины крестьянских революций и определяющую роль крестьянства в Октябрьской революции 1917 г.

Данилов считал архивы важнейшими источниками истории крестьянства, опирался на архивные данные для обоснования своих взглядов. В начале 1990-х годов, когда был открыт доступ ко многим архивам, он отказывался от исследовательской работы ради подготовки архивных материалов к публикации. Глубоко исследовав историю советского крестьянства, Данилов не соглашался с официально признанными результатами коллективизации в стране, раскрывал причины проблем в сельском хозяйстве в ходе социалистического строительства.

Такая позиция ученого вызывала настороженное отношение к нему со стороны власти и критику со стороны консервативно настроенных коллег. При защите Даниловым кандидатской диссертации в 1955 г. возникали дискуссии по его трактовке материально технических предпосылок коллективизации сельского хозяйства. Но при подготовке и защите докторской диссертации (1982 г.), а также при обсуждении его работ по историографии крестьяноведения, развитию сельского хозяйства и состоянию крестьянства в доколхозный и колхозный периоды звучали и обвинения, как писал сам Данилов, "в ревизионизме", "скатывании на позиции буржуазного релятивизма", и угрозы снять с должностей (небольших), ограничить возможности публикации работ, установить персональный контроль над их содержанием" (Ч. 2. С. 650).

Авторитет Данилова как исключительно честного, принципиального, мудрого человека, фронтовика, твердо отстаивавшего свои позиции, был настолько велик, что с 1965 по г., несмотря на сложное "послеоттепельное" время и вопреки установкам свыше, его избирали секретарем "мятежного" парткома Института истории АН СССР. Уже в современной рыночной России, будучи сторонником возрождения различных форм кооперации, Данилов говорил о себе: "Диссидентом был... и остался".

У Виктора Петровича было много сторонников и последователей. Он создал научную школу, подготовил около 40 историков-аграрников, многие из которых стали известными учеными, докторами и кандидатами наук. На исследованиях Данилова воспитываются не толь стр. ко историки, но и обществоведы других специальностей, прежде всего экономисты и социологи. Его работы переведены на многие языки, а имя известно во многих странах.

Замысел составителей двухтомника заключался в том, чтобы представить все аспекты творчества Данилова. Книга опубликована в двух частях и состоит из десяти тематических разделов. Раздел I включает главы из типографского набора коллективного труда "История коллективизации сельского хозяйства в СССР", рассыпанного по распоряжению Отдела науки ЦК КПСС после Октябрьского пленума ЦК 1964 г. В пояснении к публикации издатели справедливо замечают, что в настоящее время этот труд, из-за которого его авторы претерпели немало бед, не только имеет историографическое значение, показывая уровень и характер исследований того времени, но и сохраняют свою актуальность содержащиеся в нем конкретно-исторические выводы и теоретические заключения. К пояснениям издателей следует добавить, что работа написана с такой искренней верой в российское крестьянство, что читателю не только не мешают принятые в то время в качестве подтверждения мыслей авторов многочисленные ссылки на классиков, но и в известном смысле они служат источниковедческой базой.

В раздел II "Документальные приложения" включены материалы обсуждений в Институте истории АН СССР книги "История коллективизации сельского хозяйства в СССР", а также другие документы, свидетельствующие о сложной истории издания книги.

Раздел III "Источниковедение и историография" раскрывает нравственные и методологические подходы ведения Даниловым исследований, отношение к источникам и способы их критического анализа, возможные формы интерпретации фактов и принципы разоблачения фальсификаций. Ученый осуждал "фигуру умолчания" в выступлениях и публикациях, отвергал избирательный подход к анализу различных фактов и сведений о конкретных лицах и проблемах. Он критически относился к политизации исторической науки и сожалел о падении ее престижа в мировой историографии в связи с искажениями собственного прошлого, возникновением ложных связей и образов (Ч. 1. С. 441).

В раздел IV "Сельское хозяйство и крестьянство СССР в доколхозный период" включены работы, посвященные состоянию российской деревни накануне коллективизации.

Начинается раздел с рассмотрения этапов развития крестьянского хозяйства "в его ипостаси исторически определенной формы производства... сочетания в нем естественных и исторически созданных производительных сил... присущих этой форме производства и определяющих ее положение в общественной системе" (Ч. 1. С. 464).

Возглавляя группу аграрников, считавших нэп наименее конфликтным и наиболее эффективным направлением развития страны, Данилов подчеркивал, что период нэпа характеризовался значительными успехами в различных сферах социального и экономического возрождении разоренной войной и революцией страны. Это проявилось, в частности, в таком важнейшем показателе, как рост российского населения. "С 1922 г.

начался исключительно быстрый... рост населения... К концу восстановительного периода численность населения в стране была уже несколько выше, чем в дореволюционной России" (Ч. 1. С. 503).

Особое внимание уделено природно-географическим и демографическим условиям, пренебрежение к которым было столь характерно "для схематизма и односторонности сталинской трактовки общественного развития" (Ч. 1. С. 500). Рассматривая население страны в целом, Виктор Петрович особое внимание уделяет крестьянству и его пространственному размещению по территории страны - системам расселения, типам поселений, географическим и природным характеристикам, анализу различных групп населенных мест, видам занятости, включая крестьянские отходы и промыслы. Природно географические условия создавали фон, "на котором развертывалась пестрая картина различий национальных, социально-экономических и культурно-бытовых" (Ч. 1. С. 508).

Исходя из теории многоукладности, столь важной для анализа пространственного социально-экономического развития России, Данилов детально характеризует социальный состав населения, выделяя социально-экономические уклады в деревне, их внутреннюю структуру, соотношение и взаимодействие накануне коллективизации. Он придавал осо стр. бое значение кооперативному укладу как сложному социальному организму, способному дифференцировать, диверсифицировать и в то же время интегрировать многообразные формы сельской жизни (естественно-природные, производственные, социальные, рыночные, организационные, патриархальные, национальные, культурно-бытовые и т. п.).

Взаимоотношения крестьянства и государства Виктор Петрович рассматривает через призму налоговой политики от "военного коммунизма" до перехода к коллективизации.

Он выделяет "три стадии в политических и хозяйственных взаимоотношениях города и деревни: продовольственная разверстка как выражение военно-политического союза рабочего класса и крестьянства... натуральный налог, постепенно реформируемый в денежный, как средство налаживания экономических связей между городом и деревней, восстановления и денатурализации народного хозяйства;

сельскохозяйственный налог с постепенно усиливавшимся прогрессивно-подоходным обложением как средство стимулирования перехода крестьянства к кооперативным формам хозяйства..." (Ч. 1. С.

689 - 690).

Для Данилова чрезвычайно важны были достоверность и убедительность выводов по всем исследуемым им проблемам. Он использовал массивы статистических данных, стараясь "получить картину подлинной динамики социального развития деревни (своего рода "мониторинг деревни"), чтобы наблюдать и фиксировать происходящие перемены с возможной непосредственностью и точностью" (Ч. 1. С. 693). Поэтому у него было особое отношение к статистике как науке, к ее месту в системе государственной организации, к ее роли в исследовании крестьянской жизни. Динамику трансформации советской статистики Виктор Петрович рассмотрел в статье "К истории советской статистики". В 1918 - 1925 гг. статистика как научная организация, основанная на принципах земской статистики, была "достаточно автономной в решении своих внутренних вопросов".

Данилов высоко оценивает деятельность П. И. Попова, главы Центрального статистического управления РСФСР (а затем ЦСУ СССР). Но когда Попов отказался признать наличие огромных запасов хлеба у кулаков, его отстранили от руководства ЦСУ.

Плодотворная деятельность государственной статистики в конце 1925 г. подверглась резкой критике со стороны высшего политического руководства страны. "С этого момента, - как пишет Данилов, - деятельность ЦСУ грубо подчиняется политике" (Ч. 1. С.

697).

В раздел IV включены работы Данилова, посвященные исследованию процесса коллективизации в СССР. В очерке "Советская налоговая политика в доколхозной деревне" налоговая политика описана в сложной системе "прямых и обратных связей с политической и социально-экономической обстановкой... сложность которых неизмеримо возрастала в условиях обостренной классовой борьбы, саботажа старого государственного аппарата, растущей хозяйственной и финансовой разрухи" (Ч. 1. С. 672). По мере проведения финансовой реформы, восстановления внутреннего рынка, введения не только натуральных, но и денежных налогов происходили денатурализация крестьянского хозяйства, развитие товарно-денежных отношений между городом и деревней, приспособление крестьянского хозяйства к требованиям рынка (Ч. 1. С. 682).

В очерке "О характере социально-экономических отношений советского крестьянства до коллективизации сельского хозяйства" проанализированы работы советских исследователей по истории социально-экономических отношений в доколхозной деревне.

Эти работы Виктор Петрович разделяет на серьезные и объективные, основанные на большом массиве материалов по регионам страны, относящиеся к 1917 - 1925 гг., и на преимущественно апологетические работы 1950 -1980-х гг., построенные, как правило, на пересказе партийных документов. В этом очерке дан детальный анализ состояния крестьянской экономики накануне коллективизации (возникновение новых отношений, стимулируемых развитием различных форм кооперации с целью вытеснить частника из товарооборота, установить торговую смычку между промышленностью и мелким крестьянским хозяйством) (Ч. 1. С. 782).

В статье "Коллективизация сельского хозяйства в СССР" Данилов справедливо замечает, что обычно "внимание исследователей... приковывает к себе роль насилия как решающего фактора в реорганизации сельского хозяйства и принуди стр. тельный характер отношений коллективного хозяйства с государством... Однако все более очевидным становится и нечто иное: сущность коллективного земледелия и его значение в жизни крестьянства отнюдь не исчерпывается принудительным характером возникновения и сохранения... С этим отчасти связано распространение в общественном сознании многих исторических мифов, которые носят откровенно политизированный характер и на самом деле порождены не прошлым, а настоящим" (Ч. 1. С. 801).

Интересен взгляд В. П. Данилова на столыпинскую аграрную реформу. Он пишет, что "результатом столыпинской реформы, если бы она осуществилась, явилось бы окончательное поражение крестьянства в борьбе за землю и свободное развитие своего хозяйства (по американскому образцу), полное утверждение в России помещичьего ("прусского") типа капитализма и пауперизация основных масс сельского населения...

Административно-принудительные методы осуществления реформы только ускорили революционный взрыв, а ее массовый социальный продукт явился той силой, которая активно выступила в 1917 - 1920 гг.", поддержав революцию и борьбу "красных" с "белыми" (Ч. 1. С. 804).

Исходя из того, что еще в начале XX в., особенно после потрясений революции 1905 1907 гг., "в русском обществе распространилось и крепло убеждение, что в кооперации найдены, наконец, пути преодоления тех социальных трудностей, которые неизбежно сопровождают модернизацию экономики", Данилов рассматривает "кооперативный план в идее и действительности". Он подчеркивал, что процесс кооперирования в России не был стихийным, а опирался на научные исследования, проводимые передовой интеллигенцией (А. В. Чаянов, А. И. Минин и др.), на "серьезную разработку общей теории кооперации.

Результатом... явилось создание концепции кооперативного преобразования мелкого крестьянского хозяйства, призванного модернизировать его организацию, сделать доступными ему реальные преимущества крупного производства, прежде всего достижения науки и техники, перестроить систему его отношений на основах социальной справедливости" (Ч. 1. С. 811). Данилов рассмотрел практическое развитие различных кооперативных форм в период нэпа и сделал ряд выводов. Первый: "В 20-х годах сложилась и успешно развивалась кооперативная система, включающая коллективные хозяйства и обеспечивающая постепенное преобразование всей массы крестьянских хозяйств на основе обобществления производства и обмена, осуществляемого в интересах крестьян, их собственными силами и средствами" (Ч. 1. С. 819). Эта система была разрушена курсом на "великий перелом", "революцию сверху и раскулачивание" и привела к коллективизации, которая резко ограничивала самодеятельность и инициативу колхозов, а "тем самым и хозяйственный рост", превратила "их в объект постоянной мобилизации человеческих и материальных ресурсов на все другие - действительные и мнимые - государственные нужды" (Ч. 1. С. 855 - 856).

Второй вывод Данилова важен для понимания современного состояния сельского хозяйства: "Советское сельское хозяйство, может быть, только в 80 -90-х годах, опираясь на реально созданные возможности комплексной механизации и электрификации, подходило бы к практическому созданию системы коллективного земледелия в общегосударственном масштабе" (Ч. 1. С. 821). Но в 1990-х годах был выбран путь на фермеризацию, хотя, по мнению ученого, для ее развития в России не было условий.

Состояние сельского хозяйства в конце 1990-х годов Данилов описал в докладе "Раскрестьянивание России": "Деградация сельского хозяйства, связанная с разрушением реально существовавших форм крупного товарного производства и его материально технической базы, привела к своеобразному "окрестьяниванию" широких слоев не только сельского, но и городского населения. Рост мелкого семейного производства (личные подсобные хозяйства деревенского населения, садово-огородные участки горожан и проч.) стали заметным источником самоснабжения картофелем и овощами. Однако это "окрестьянивание" является свидетельством откатывания общества назад. Нет ничего хорошего для развития общества в том, что каждый его член должен выращивать для себя и своей семьи картофель и овощи, обрабатывая клочок земли с помощью лопаты..." (Ч. 2.

С. 700 - 701).

Раздел V посвящен сельской общине в доколхозной советской деревне. Рассматривая проблемы теории и исто стр. рии общины как мирового явления, особое внимание Данилов уделял анализу значения общины как социального института, регулировавшего в России "внутреннюю жизнь крестьянского сообщества и его связи с внешним миром". История общины - история "все большего и большего отчуждения социально-политических институтов и функций, присущих ей в полном объеме на ранних этапах развития... передачи этих институтов и функций возникающим и укрепляющимся надобщинным органам власти, в конечном итоге - государству. Этот длительный и противоречивый процесс завершается обычно вместе с завершением истории самой общины. Русская крестьянская община даже накануне революции оставалась организацией местного самоуправления, интегрированной в систему государственного управления и выполнявшей, в частности, полицейские и фискальные функции..." (Ч. 2. С. 71). Возникновение после революции сельских и волостных советов и законодательное закрепление за ними функций общины, в том числе и формирование местного бюджета, существенно уменьшили ее роль. Наряду с этими переменами возникла необходимость изменить и внутреннюю структуру общины.


Община объединяла и бедняка, и середняка, и кулака, формально предоставляя им равные права в решении любых вопросов. По мере борьбы с кулачеством роль кулака в общине стала меняться. С началом сплошной коллективизации община была ликвидирована.

Между тем "сохранявшиеся в среде общинного крестьянства традиции коллективизма и взаимопомощи, простейшие формы трудовой кооперации" были использованы при коллективизации сельского хозяйства. Но, добавим от себя, к сожалению, не использовались при введении местного самоуправления в постсоветской России.

О возможности на каждом переломном моменте российской истории крестьянства в XX в.

альтернативных путей развития свидетельствуют материалы раздела VI двухтомника.

Примерами могут быть теоретические концепции перехода от мелкохозяйственного крестьянского хозяйства к коллективному, предложенные Н. И. Бухариным ("сохранение и укрепление союза рабочего класса со средним крестьянством", Ч. 2. С. 133), А. В.

Чаяновым ("трудовое крестьянское хозяйство, Ч. 2. С. 156) и Л. Н. Литошенко ("предприятие приобретательского типа", Ч. 2. С. 194). Реальную ситуацию и последствия избранных в каждый отрезок времени форм указанного перехода исследовала А. И.

Хрящева (Ч. 2. С. 205).

Российской революции посвящен раздел VII двухтомника. Данилов считает, что революция началась в 1902 г., а закончилась в 1922 г. В предисловии к разделу написано, что "в исследованиях Данилова подчеркивается, что революционный взрыв крестьянства в 1902 г., послуживший провозвестником общероссийских революций 1905 - 1907 гг. и г., был прямым итогом непрекращавшегося стихийного движения в деревне с подъемами и спадами, происходившего в пореформенное время... Крестьяне требовали возвращения отрезков, передачи земли тем, кто на ней работает... По Данилову, в 1902 г. на историческую сцену выступил новый крестьянин - крестьянин эпохи революции" (Ч. 2. С.

208).

В этот раздел вошли работы Данилова, посвященные противостоянию крестьянства и власти. Эти исследования "воссоздают сложную и противоречивую картину отношений крестьянства с пролетариатом, дореволюционной большевистской партией" (Ч. 2. С. 209).

Иллюстрацией архивной деятельности Данилова является раздел VIII "Из предисловий к новейшим документальным публикациям". До последнего времени ученый изучал ставшие доступными архивные материалы и рассекреченные документы.

В раздел IX включены избранные труды Данилова рубежа XX-XXI столетий. Их можно назвать, по выражению самого Виктора Петровича, "Переживания шестидесятника крестьяноведа". Эти работы, отражающие переживания ученого в связи с происходящими в стране событиями, можно тематически разделить на три группы. В статьях первой группы раскрыта суть и "многогранность" "сталинской революции сверху" ("Сталинизм и крестьянство", "Коллективизация крестьянских хозяйств и раскулачивание по-сталински", "Сталинизм и советское общество", "К проблеме альтернатив 20-х годов" "Необычайный эпизод в истории отношений ОГПУ и сталинского Политбюро" и др.). Данилов считает, что "исследование раскулачивания и депортации... в нашей историографии велось под стр. углом зрения коллективизации крестьянских хозяйств. Они рассматривались как слагаемые единого процесса преобразования деревни, прежде всего как средство преодоления крестьянского сопротивления. И это, без всякого сомнения, является одной из главных функций раскулачивания. Однако есть основания посмотреть на все это и под иным углом зрения: решения о коллективизации крестьянских хозяйств и раскулачивании их наиболее состоятельной и независимой части продиктованы в значительной мере в целях ускоренного формирования армии принудительного труда - армии дешевой и мобильной рабочей силы для промышленных строек, лесозаготовительных работ, освоения необжитых районов и т. п." (Ч. 2. С. 688).


Статьи второй группы посвящены аграрным преобразованиям в постсоветской России ("Из истории "перестройки"", "Аграрная реформа в постсоветской России (взгляд историка)", "О происхождении и характеристике трудностей в постсоветской аграрной реформе" и др.). Многие из рассматриваемых событий Виктор Петрович не одобрял. Он писал, что сущность аграрной реформы новой России "определяется и даже исчерпывается заменой одних форм социальной организации сельского хозяйства другими, задачи же роста сельскохозяйственного производства и обеспечения населения продовольствием вообще не ставятся" (Ч. 2. С. 642). В раздел включены направленные им в высокие инстанции записки и другие документы, в которых Данилов критикует проводимую властями аграрную политику и подчеркивает, что "важнейшим условием успешной перестройки колхозного и совхозного производства является предоставление подлинного самоуправления трудовым коллективам" (Ч. 2. С. 655). Они сами решат, как им быть. Возможно, станут "кооперативами кооперативов", создадут кооперативную общественно-экономическую структуру. Данилов пояснял, что "решение задачи разгосударствления отнюдь не исчерпывается приватизацией... Разгосударствление экономики и ее переориентация на рынок предполагают предоставление подлинного самоуправления трудовым коллективам работников сельского хозяйства" (Ч. 2. С. 658).

Третьей группе статей может быть дано общее название "Так куда же пришла Россия?".

Данилов состояние российского общества начала 2000-х годов описал словами Б.

Пастернака: "Метался, стучался во все ворота, Смерчом озирался кругом с мостовой. - Не тот это город, и полночь не та, И ты заблудился..." (Ч. 2. С. 799).

Работы Данилова посвящены разным аспектам крестьяноведения, другим социально экономическим проблемам страны. Их отличают острота мысли исследователя, талантливый стиль изложения и огромная заинтересованность в донесении до читателя малейших сведений, характеризующих явление и эпоху. Во всех работах видны его тревога и озабоченность, убежденность и твердость суждений, восхищение чужими оригинальными выводами, ирония и сарказм по отношению к недобросовестности и мимикрии в науке.

Недостатком издания можно считать отсутствие даты и места издания каждой из публикуемых работ. Такие данные были бы крайне полезны читателю. В оформлении книги было бы полезно использовать колонтитулы, что упростило бы поиск материалов.

Выход в свет двухтомника работ В. П. Данилова стал большим научным событием.

Желательно, чтобы эти труды изучали не только ученые, но и практики, участвующие в разработке путей развития сельского хозяйства.

д. э. н. Т. Кузнецова, д. э. н. Л. Никифоров стр. Стратегическое управление и экономика на глобальном Заглавие статьи формирующемся рынке Автор(ы) Квинт В.

Источник Вопросы экономики, № 12, Декабрь 2012, C. КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 4.5 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Стратегическое управление и экономика на глобальном формирующемся рынке Автор: Квинт В.

М.: Бизнес Атлас, 2012. - 626 с.

Автор, доктор экономических наук, профессор, Заслуженный работник высшей школы РФ В. Л. Квинт сделал авторизованный перевод своей книги, которая издана в Великобритании и США. Автор ставил перед собой следующие цели: помочь понять современные глобальные закономерности, дать определение развивающегося глобального миропорядка, осветить роль глобального формирующегося рынка и прогнозировать динамику его развития. Книга отражает не только теоретические исследования, но и большой практический опыт автора в сфере разработки стратегии государств и корпораций. Большой фактический материал составляют карты, графики, таблицы.

Статистические данные представлены в удобной для усвоения форме.

В главе I дана стратегическая оценка базовых экономических факторов. Наряду с оценкой производства и потребления энергии (с. 67 - 82) и металлов (с. 84 - 92), что делают многие исследователи, Квинт оценивает запасы и потребление пресной воды (с. 63 - 66). Автор считает капитал базовым экономическим фактором глобального рыночного пространства (с. 104 - 114).

В главе II с философской и экономической точек зрения обоснована неизбежность падения диктатур и командных экономик (с. 127 - 131). Проанализировав большой фактический материал, автор перечисляет характеристики стран с формирующимся рынком (с. 134 - 136). В главе III рассмотрены глобальные политические, экономические и технологические закономерности, предопределившие развитие мировой экономики в XXI в. Глава IV посвящена классификации стран, и автор отмечает неадекватность распространенных подходов к такой классификации (с. 228 - 229). В главе V проанализированы формирование глобального экономического миропорядка и изменение роли многонациональных институтов (с. 323 - 331). Правила стратегического мышления (их 15) изложены в главе VI. Концептуальные модели и идеи по разработке инвестиционных стратегий вхождения на ГФР, работы в странах с формирующимся рынком, создания совместных предприятий, а также проведения успешных слияний и поглощений в этом динамичном регионе мира рассмотрены в главах VII и VIII.

На единственной в стране кафедре финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ им. М. В. Ломоносова, которой руководит Владимир Львович, с 2006 г. готовят бакалавров и магистров по дисциплине "Стратегия глобального бизнеса". Англоязычный вариант книги используется в качестве учебного пособия на этой кафедре и в других российских университетах.

Из почти 600 цитируемых в книге источников, так или иначе касающихся экономической стратегии, почти нет изданий на русском языке, то есть перед российскими читателями открывается неосвоенная сфера современных знаний. Основную целевую аудиторию книги составляют выпускники и студенты старших курсов экономических факультетов, ученые, специалисты, чиновники. Материалы данной книги помогут студентам, чиновникам и хозяйственным руководителям:

- развивать стратегическое мышление для анализа информации по стране в контексте глобальной и региональной социально-экономической среды;

- формулировать миссию, видение, цели и задачи корпоративной и государственной экономической стратегии;

- принимать практические решения относительно стратегии бизнеса и осуществления инвестиционных программ;

- понимать социальную ответственность компаний и учитывать ее при подготовке и реализации стратегии.

Возможно, тогда профессиональная подготовленность людей, разрабатывающих стратегии долгосрочного развития, возрастет, а подготовленные ими документы не будут критиковать за слабую методологическую базу.

Издательство "Бизнес Атлас" выпустило актуальную книгу, за что его следует поблагодарить. Но пользоваться ею было бы удобнее, если бы в колонтитулах использовались названия не только книги и глав, но и параграфов.

акад. В. Макаров стр.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.