авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |

««Возвращение». Юлиан Гжесик Книга польского теолога и историка Юлиана Гжесика в оригинале называется «Алия ...»

-- [ Страница 10 ] --

Во время осуществления этих стремлений была начата усиленная плановая акция, ускоряющая эмиграцию евреев с территории Рейха, что было лишь временным решением.

На основании распоряжения маршала Рейха в январе 1939 г. было создано Центральное государственное ведомство по делам еврейской эмиграции, руководство которым поручено шефу полиции безопасности и СД. Основными заданиями этого ведомства были:

а) предпринять все шаги с целью подготовки к более интенсивной эмиграции евреев;

б) управлять эмиграционной волной;

в) в отдельных случаях ускорять эмиграционную кампанию.

Целью этих заданий было очищение законным путем немецкого жизненного пространства от евреев.

Все инстанции отдавали себе отчет в отрицательных моментах подобного форсирования эмиграции. Однако необходимо было заранее смириться с этим из-за отсутствия других путей, ведущих к решению вопроса.

III. После предварительного подтверждения фюрером в настоящее время эмиграция заменена эвакуацией евреев на восток, что является еще одним возможным способом решения проблемы.

Однако эту кампанию следует рассматривать лишь как временную, хотя в ходе ее осуществления накапливается практический опыт, имеющий огромную ценность в связи с приближением окончательного решения еврейского вопроса.

В течение реализации плана «Окончательное решение еврейского вопроса» в Европе будут иметься в виду 11 миллионов евреев. Это количество распределяется по отдельным странам следующим образом:

Во время осуществления окончательного решения еврейского вопроса следует использовать евреев для работ на востоке под соответствующим руководством и должным образом.

Сформированные в большие колонны с учетом пола, способные к труду евреи будут направлены на эти территории для строительства дорог;

при этом значительная часть из них путем натурального отбора отпадет. С остальными следует обращаться соответственно, так как это будет, несомненно, самая устойчивая часть как результат натуральной селекции.

Следует считаться с тем, что в случае их освобождения они стали бы зародышем нового возрождения еврейства (чему нас учит история).

В ходе практической реализации окончательного разрешения Европа будет обыскиваться с запада на восток. Прежде всего это следует провести на территории Рейха, включая протекторат Чехии и Моравии – хотя бы из-за жилищного вопроса и других общественно политических потребностей.

Эвакуированные евреи будут размещены в так называемых временных гетто, откуда впоследствии они будут перемещены на восток.

При проведении эвакуации важным вопросом является – по словам обергруппенфюрера СС Гейдриха – точное определение круга лиц, подлежащих эвакуации. Евреи в возрасте свыше 65 лет не должны эвакуироваться, а должны быть перемещены в гетто для стариков, местом для которого намечен г. Терезин. Кроме этой возрастной группы – а в Рейхе и в осточном Маркграфстве из 280 000 проживающих там евреев на 31 октября 1941 г. около 30 процентов в возрасте старше 65 лет – в те же гетто для стариков будут помещены тяжело пострадавшие евреи, военные инвалиды, а также евреи, отмеченные боевыми орденами (Железный Крест I степени). Подобное решение позволит одновременно избежать многочисленных ходатайств.

[165 - Имеются в виду евреи, имеющие военные заслуги перед Германией и получившие боевые награды, а также инвалиды Первой мировой войны.] Начало отдельных эвакуационных мероприятий будет в большой мере зависеть от военного положения. Что касается разработки плана окончательного решения еврейского вопроса на оккупированных нами и находящихся в сфере наших влияний европейских территориях, то было выдвинуто предложение, чтобы соответствующие специалисты Министерства иностранных дел провели совещание с соответствующим референтом полиции безопасности и СД.

IV. Государственный секретарь Нойманн заявил по поводу влияния эвакуации евреев на хозяйственную жизнь, что евреи, занятые на предприятиях, важных в военном отношении, не могут быть эвакуированы, пока им не будет найдено замены.

Обергруппенфюрер СС Гейдрих заметил, что эти евреи, в соответствии с принятыми им директивами, касающимися проводимых сейчас эвакуационных мероприятий, и так не были бы эвакуированы.

Государственный секретарь доктор Бюлер заявил, что Генеральное Губернаторство было бы радо, если бы решение этой проблемы началось с него, так как здесь проблема транспорта несложна и учет характера занятости не тормозил бы развития этой акции. С территории Генерального Губернаторства следовало бы удалить евреев как можно быстрее, так как именно здесь еврей представляет серьезную опасность как носитель заразы и, кроме того, вызывает регулярные расстройства в экономической структуре края, постоянно занимаясь нелегальной торговлей из-под полы. прочем, из 2,5 миллионов здешних евреев большинство являются «нетрудоспособными».

Государственный секретарь доктор Бюлер сказал далее, что руководство при разработке решения еврейского вопроса в Генеральном Губернаторстве принадлежит шефу полиции безопасности и СД и что ему в работе будут помогать власти Генерального Губернаторства.

Одна только просьба – чтобы еврейский вопрос на этой территории был как можно быстрее решен.

Под конец были обсуждены разные возможные пути, ведущие к решению, причем и гауляйтер доктор Мейер, и государственный секретарь доктор Бюлер выразили мнение, что в ходе осуществления окончательного решения следует предпринимать сразу на всех соответствующих территориях некоторые подготовительные шаги, стараясь, однако, не вызывать беспокойства населения.

Конференцию завершил шеф полиции безопасности и СД, обратившись к участникам совещания с просьбой оказывать ему соответствующую помощь в работе по решению этой проблемы.

3. Люблин, 19. 07. 42. Приказ Гиммлера верховному командующему СС и полицией в Генеральном Губернаторстве Крюгеру устанавливающий окончательный срок завершения выселения еврейского населения из Генерального Губернаторства (Нюрнбергский документ № 5574).

Копию этого приказа Брандт переслал (из штаба Гиммлера) 23 августа 1942 г. в Главное управление безопасности Рейха и Грейфельду (уполномоченному Гиммлера).

Приказываю, чтобы переселение всего еврейского населения Генерального Губернаторства было проведено и закончено к 31 декабря 1942 г. С 31 декабря 1942 г. никакие лица еврейской национальности не имеют права пребывать в Генеральном Губернаторстве, разве что они будут находиться в концентрационных лагерях в Варшаве, Кракове, Ченстохове, Радоме и Люблине. Все другие работы, на которых заняты еврейские рабочие, должны быть к этому времени закончены, или – если окончание их невозможно – перенесены в один из тех концентрационных лагерей.

Эти меры необходимы для проведения этнического разделения рас и наций, согласно принципам нового порядка в Европе, а также с целью безопасности и чистоты немецкого Рейха и сферы его интересов. Любое нарушение настоящего распоряжения представляет собой опасность для спокойствия и порядка во всей области германских интересов, поддержку для движения сопротивления, а также нравственных и физических очагов заразы.

По причине всего этого полное очищение является необходимым, и поэтому оно должно быть проведено. случае, если предвидится, что срок не будет соблюден, следует уведомить меня об этом своевременно, чтобы я смог вовремя это предотвратить. Все заявления других ведомств о разрешении на изменения, а также разрешения в исключительных случаях следует направлять мне лично.

4. Краков, 28. 10. 42. Распоряжение верховного командующего СС и полицией Крюгера о создании еврейских жилых кварталов в некоторых населенных пунктах Варшавского и Люблинского округов.

Полицейское распоряжение о создании еврейских жилых кварталов в округах Варшава и Люблин от 28 октября 1942 г.

На основании § 3 распоряжения о безопасности и порядке в Генеральном Губернаторстве от 26 октября 1939 г. (журнал распоряжений 22, стр. 5) приказываю:

§ 1.

1) округах Варшава и Люблин создаются еврейские жилые кварталы в следующих городах и округах (далее идет перечень городов и их окрестностей).

§ 2.

…2) С 1 декабря 1942 г. не разрешается ни одному еврею в округах Варшава и Люблин без полицейского разрешения находиться вне еврейского квартала или покидать его. С 1 декабря 1942 г. разрешается другим лицам пребывать в еврейском квартале или заходить в него только по разрешению полиции. Разрешения выдает соответственно – в еврейский квартал – староста повета, в варшавское гетто – комиссар еврейского квартала.

3) От обязанности выбора места жительства в еврейском квартале освобождаются евреи, работающие на военных предприятиях и в военной промышленности и содержащиеся в закрытых лагерях… § 3.

1) Евреи, нарушающие правила § 2, подвергаются, согласно существующим решениям, смертной казни.

2) Такому же наказанию подвергается тот, кто сознательно предоставляет такому еврею убежище, т. е., в частности, размещает еврея вне еврейского квартала, кормит его и прячет.

3) связи с этим, по отношению к тому, кто получит известие о том, что какой-то еврей незаконно пребывает за пределами еврейского квартала, и не сообщит об этом полиции, будут применены полицейские меры безопасности.

4) Лица, не являющиеся евреями, которые, вопреки правилам § 2, не покинут вовремя еврейский жилой квартал или войдут в него без разрешения полиции, будут подвергнуты наказанию в административном порядке – штрафу до 1000 злотых или наказанию в виде заключения на срок до трех месяцев. Распоряжение о наказании выдает городской староста.

§ 4.

1) Администрирование еврейских кварталов ведется отдельно.

2) Руководство еврейским жилым кварталом принадлежит «юден-рату».

3) Конкретные вопросы будет решать соответствующий губернатор округа (командующий СС и полицией).

4) Применяются параграфы распоряжения об учреждении еврейских советов от 28 ноября 1939 г. (журнал распоряжений 22, стр. 72). «Юденрат» отвечает за размещение евреев в еврейском жилом квартале и за правильное распределение средств для жизни, выделенных поветовыми властями.

§ 5. Исполнительные распоряжения к настоящему полицейскому распоряжению будут выданы командующим полиции безопасности в Генеральном Губернаторстве.

§ 6. Настоящее полицейское распоряжение вступает в действие с 1 ноября 1942 г.

Верховный командующий СС и полицией в Генеральном Губернаторстве, статс-секретарь по делам безопасности Крюгер 5. Полевая комендатура, 16. 02. 43. Приказ Гиммлера верховному командующему СС и полиции в Генеральном Губернаторстве Крюгеру относительно полного уничтожения Варшавского гетто после предварительного вывоза всех ценностей (Нюрнбергский документ № 2494).

По соображениям безопасности приказываю, чтобы аршавское гетто, после перемещения концлагеря, было разрушено, причем следует предварительно использовать имеющие какую либо ценность части домов и разного рода материалы.

Разрушение гетто и перемещение концентрационного лагеря необходимы, так как иначе мы никогда не добьемся спокойствия в Варшаве, а до тех пор, пока существует гетто, преступность не может быть ликвидирована.

Мне должен быть предложен общий план разрушения гетто. Любой ценой следует добиться, чтобы нынешнее пространство для проживания 500 000 недочеловеков, абсолютно непригодное для немцев, исчезло с горизонта, и чтобы миллионный город Варшава, являющийся постоянным очагом разложения и восстания, уменьшился.

6. Варшава, 13 марта 1943 г. Циркуляр командующего СС и полиции в округе Варшава фон Заммерна старостам округа относительно выявления и ликвидации укрывающихся евреев.

Документы старостам повета Остров Мазовецкий. Секретно.

Ссылаясь на мое объяснение от 11 числа текущего месяца, приказываю немедленно со всей энергией приступить к выявлению и передаче жандармерии – с целью ликвидации – всех евреев, пребывающих еще в некоторых городах или селах, в особенности тех, которые передвигаются свободно, без повязки, и которых ввиду этого не удалось схватить в процессе проведенных кампаний по выселению.

Для выполнения этого задания следует привлечь, в первую очередь, Специальную Службу, польскую полицию и доверенных лиц, которые, возможно, там найдутся. Для этих же целей можно также использовать, в самом широком объеме, и польское население. о время ареста таких евреев их имущество следует отдавать соответствующему коменданту отряда жандармерии и передавать его моему отделу по сбору ценностей, невзирая на то, будет ли это движимость, наличные деньги или другие ценные предметы. По поручению рейхс-фюрера СС в качестве комиссара Рейха по делам укрепления всего немецкого, я осуществляю такой сбор ценностей во всем аршавском дистрикте. Командиры отрядов жандармерии должны составить списки этого имущества, хранить его в соответствующем помещении и надлежащим образом охранять до моего дальнейшего распоряжения. Лица, которые подали соответствующие донесения, делающие возможной поимку и ликвидацию таких евреев, получают в каждом отдельном случае до одной трети имущества, изъятого у обнаруженного ими еврея. Притязания на премии следует предъявлять командиру отряда жандармерии, премии же должны распределяться им после получения моего утверждения.

Прошу провести это мероприятие по своему усмотрению после согласования с соответствующими командирами отрядов жандармерии.

Фон Заммерн.

7. Отчет Ю. Штроопа Крюгеру об уничтожении Варшавского гетто. Копия телефонограммы от 16. 05. 43.

Отправитель: Командующий СС и полиции Варшавского округа. – Варшава, 16 мая 1943 г.

Относительно крупной операции в гетто Высшему командующему СС и полиции «Восток»

обергруппенфюреру СС и генералу полиции Крюгеру в Кракове.

Ход крупномасштабной операции 16 мая 1943 г. Начало в 10 часов. Уничтожено 180 евреев, бандитов и недочеловеков. Бывший еврейский квартал в Варшаве перестал существовать.

Крупная операция была закончена в 20 часов 15 мин. взрывом аршавской Синагоги.

Командиру батальона полиции Ш/23 дано поручение, после соответствующей подготовки, издать распоряжения по образованию на территории бывшего гетто закрытых районов.

Общее количество уничтоженных евреев составляет 56 065. Без собственных потерь.

Окончательный отчет я представлю 18 мая 1943 г. на совещании командующих СС и полиции.

Командующий СС и полиции Варшавского округа Юрген Штрооп, командующий бригадой СС и генерал-майор полиции.

Верно: Иезуитер, штурмбанфюрер СС.

8. Львов, 30. 06. 43. Из отчета командующего СС и полиции округа Галиция Ф. Кацмана верховному командующему СС и полиции Г. Г. Крюгеру об уничтожении еврейского населения в Галиции.

Решение еврейского вопроса в округе Галиция.

Галиция была, из-за понятия «галицийский еврей», наверное, самым известным на земле местом, бывшим на устах всего мира в связи с еврейством. Евреи жили здесь большими компактными скоплениями, образуя обособленный мир, который постоянно подкреплял новыми молодыми кадрами остальную часть мирового еврейства. о всех частях Галиции можно было встретить сотни тысяч евреев. Согласно статистике 1931 г., количество евреев здесь составляло около 502 000. Оно, несомненно, не уменьшилось с 1931 г. по лето 1941 г.

Точно назвать количество евреев, находившихся в Галиции в момент вступления туда немецких войск, невозможно. «Юденраты» Галиции только в конце 1941 г. сообщили число 350 000. Однако это число, как следует из приведенного в конце количества выселенных, не является точным. одном только городе Львове в июле-августе 1942 г. проживало около 000 евреев.

Влияние галицийского еврейства, значительное уже во времена австрийского и польского господства, невероятным образом возросло после того, как эта территория была занята Советской Россией в 1939 г. Все важные посты в крае находились в их руках. Этим объясняется тот факт, что после занятия этой территории в 1941 г. немецкими войсками повсюду встречались евреи. Поэтому по возможности быстрое решение этой проблемы должно было стать нашим самым срочным заданием.

Первым мероприятием было пометить всех евреев белыми нарукавными повязками с голубой звездой Давида. Согласно распоряжению генерального губернатора, ответственность за мечение и регистрацию евреев, а также за образование «юденратов» ложится на Управление внутренних дел. Наше задание как полиции состояло прежде всего в как можно более эффективной борьбе с сильно разросшейся во всем крае подпольной торговлей, которой занимались евреи. частности, надо было предпринять самые решительные шаги против разных слоняющихся лодырей и бездельников.

Самым лучшим средством для этого было создание командующим СС и полиции лагерей принудительного труда. озможность занять их работой предоставлялась прежде всего при расширении особо важной для всего южного сектора фронта Dg 4 (шоссейной дороги. – Ю.

Г.), состояние которой было катастрофическим. 15 октября началось строительство лагерей возле шоссе, и уже через несколько недель, несмотря на значительные трудности, возникло семь лагерей, в которых было помещено 4 тысячи евреев. После этих первых лагерей вскоре возникли следующие, так что в самый краткий срок можно было доложить высшему командующему СС и полиции об образовании пятнадцати лагерей такого типа. Через эти лагеря прошло около 20 тысяч еврейских рабочих. Несмотря на всевозможные встречающиеся трудности, сегодня можно доложить об окончании строительства около км шоссе.

… Тем временем энергично велись дальнейшие выселения, так что к 23 июня 1943 г.

можно было ликвидировать все еврейские жилые кварталы. Округ Галиция является свободным от евреев, за исключением тех, которые находятся в лагерях, состоящих под контролем командующего СС и полиции. Евреи, обнаруживаемые поодиночке, подвергаются арестам постами полиции и жандармерии. К 27 июня 1943 г. было выселено 434329 евреев.

Еврейские лагеря находятся еще в следующих населенных пунктах: Львов, инники, Остров, Куровичи, Якторов, Ляцке, Плугов, Косаки, Зборов, Озерная, Тернополь, Глубочек, Борки Великие, Каменки, Дрогобыч, Борислав, Стрый, Сколе, Болехов, Брошнев, Небилов – всего 21 156 евреев. Это количество все время сокращается. Одновременно с действиями по выселению проведена конфискация еврейского имущества. Удалось обеспечить и передать в распоряжение специального штаба «Рейнгард» огромные богатства. Кроме собранной мебели и большого количества текстильных изделий и т. д., в частности, было конфисковано и передано в штаб «Рейнгард» следующее (приведен перечень имущества. – Ю. Г.).

…Во время операции мы столкнулись и с другими огромными трудностями, так как евреи всячески пытались избежать выселения. Они пытались не только бежать, но и прятались по всем углам, каких нельзя себе даже вообразить, в канализации, в дымоходах и даже в выгребных ямах и т. д. Они баррикадировались в подземных ходах, в подвалах, превращенных в бункеры, в ямах, в изощренных укрытиях на чердаках и сараях, в мебели и т.

д.

Чем меньше оставалось евреев, тем больше было их сопротивление. Для защиты они использовали оружие всякого рода, между прочим, особенно оружие итальянского происхождения. Итальянское оружие евреи покупали по высокой цене у итальянских солдат, расквартированных в дистрикте.

Поскольку поступали все более тревожные известия о возрастающем вооружении евреев, на протяжении 14 последних дней июня одновременно во всех частях дистрикта Галиция были приняты самые крутые меры с целью ликвидации еврейского бандитизма.

Применения особых мер потребовала ликвидация еврейского жилого квартала во Львове, где были устроены бункеры, показанные на прилагаемых фотоснимках. Чтобы избежать собственных потерь, здесь надо было с самого начала действовать особенно жестко, причем необходимо было много домов взорвать или поджечь. Удивительным оказался факт, что во время этой операции удалось поймать в общем 20000 евреев, вместо учтенных 12000. о время расчистки местности надо было извлечь из всевозможных укрытий по крайней мере 3000 трупов евреев, которые покончили с собой, приняв яд… 9. Краков, 02. 08. 43. Из отчета генерального губернатора Г. Франка об истреблении 3, миллионов евреев.

У нас дела совсем ясные. Если кто-нибудь спросит, что будет с НСНРП, можем ответить, что НСНРП наверняка переживет евреев. Мы начали здесь с трех с половиной миллионов евреев, из них еще существуют немногие рабочие роты, остальные – скажем наконец – переселились.

10. Триест, 04. 11. 43. Отчет Глобочника Гиммлеру от 4 ноября 1943 г. об окончании операции «Рейнгард».

Верховный командующий СС и полиции в прибрежной оперативной полосе Адриатического моря.

Рейхсфюреру СС и шефу немецкой полиции Генриху Гиммлеру.

Господин рейхсфюрер!

19. 10. 43 г. я закончил проводимую мною в Генеральном Губернаторстве операцию «Рейнгард» и расформировал все лагеря.

Я позволил себе предложить вам, господин рейхсфюрер, в прилагаемой папке представление завершенного дела.

В Люблине я констатировал, что Генеральное Губернаторство и особенно Люблинский округ представляют собой особый центр распространения еврейства. Поэтому я попытался представить опасные моменты в графическом изображении. Привлечение внимания к тому, как предотвратить эту опасность, может оказаться полезным в будущем.

Кроме того, я попытался представить объем выполненной работы. Из данного представления можно увидеть не только, сколько было вложено труда, но также и то, как, используя небольшое количество немцев, было выполнено такое великое дело.

Эта работа настолько срослась с вопросом организации работы вообще, что важные отрасли промышленности заинтересовались ею.

Эти трудовые лагеря я передал обергруппенфюреру Полю.

Прошу вас, господин рейхсфюрер, посмотреть эту папку.

Во время одного посещения вы, господин рейхсфюрер, сказали о возможности, после окончания работы, пожаловать несколько Железных Крестов за особые заслуги, положенных при выполнении этого трудного задания. Прошу господина рейхсфюрера сообщить мне, могу ли я представить соответствующее заключение.

Позволю себе указать на то, что за участие в варшавской операции, составляющей относительно небольшую часть всего задания, было разрешено пожаловать такие награды тамошним отрядам СС и полиции.

Буду весьма благодарен господину рейхсфюреру за благоприятное решение этого дела. Я очень хотел бы, чтобы мои люди получили награду за свой тяжкий труд. Хайль Гитлер!

Глобочник, группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции.

11. 30. 11. 43. Ответ Гиммлера Глобочнику.

Рейхсфюрер СС. Полевое командование, 30 ноября 1943 г.

Верховному командующему СС и полиции прибрежной адриатической полосы группенфюреру СС Глобочнику в Триесте.

Подтверждаю получение ашего письма от 4. XI. 43 и ашего рапорта об окончании операции «Рейнгард». Одновременно благодарю Вас за переданную мне папку.

Выражаю Вам благодарность и признание за ами больших и единственных в своем роде заслуг перед всей немецкой нацией при выполнении операции «Рейнгард». Хайль Гитлер!

Искренне Вам преданный Г. Гиммлер.

12. 05. 11. 43. Просьба Глобочника Г. Гиммлеру утвердить его отчет.

Верховный командующий СС и полиции в оперативной полосе адриатического побережья.

Рейхсфюреру СС и Министру внутренних дел Рейха Генриху Гиммлеру в Берлине.

Господин рейхсфюрер!

Осмеливаюсь представить приложенный к настоящему отчет о выполнении операции «Рейнгард» в хозяйственном отношении, так как Вы дали мне поручение письмом от 22. 9.

1943 года закончить ее и отчитаться о ней до 31. 12. 1943 года.

Также и признание, которое я получил за проведение операции «Рейнгард», обязывает меня сдать господину рейхсканцлеру отчет об экономической стороне операции, чтобы Вы убедились, что и в этом отношении работа была добросовестной. Если у обергруппенфюрера СС Поля не было до сих пор времени провести расчеты по операции «Рейнгард», я все же надеюсь, что представленные доказательства дадут возможность утвердить мой финансовый отчет. Окончание дела надлежащим образом и утверждение моего отчета необходимо также по той причине, что я провел операцию «Рейнгард» в рамках СС, и поэтому она должна быть образцово закончена соответствующими органами Рейха. Кроме того, операция «Рейнгард»

была весьма опасна.

Кроме того, на мне лежит упрек, что во всех делах хозяйственного характера я не соблюдаю необходимого порядка, так что я вынужден в данном случае бесспорно доказать, что это не так.

Весь отчет состоит из двух частей:

1) Хозяйственная часть операции «Рейнгард», которая разделена на:

а) отчет о собранных и сданных ценностях, а также б) отчет о доходах, полученных от работы;

2) Об экономическом сообществе колонистов, экономический базис которого также опирался на мою работу. Сейчас оно переходит под управление гражданских властей.

При полном завершении расчетов по операции «Рейнгард» следует иметь в виду еще и то, что доказательства, послужившие для составления отчета, должны быть как можно быстрее уничтожены, как это уже было сделано после выполнения всех других заданий, связанных с операцией «Рейнгард».

Что касается экономического сообщества колонистов, дело не только в точности расчетов, но также в том, чтобы это учреждение оставалось и в дальнейшем предназначенным для поселенцев.

Только после того, как я получу утверждение отчета по этим двум вопросам, мои функции, связанные с ним, прекратятся. Прошу Вас, господин рейхсфюрер, определить срок, когда на основании моих документов должен быть проведен расчет.

Копию этого письма я посылаю обергруппенфюреру СС Полю.

Готов к услугам.

Хайль Гитлер! Глобочник.

13. 25. 01. 44. Письмо обергруппенфюрера СС Поля Гиммлеру.

Начальник Главного хозяйственного и административного управления СС. Берлин, января 1944 г. Рейхсфюреру СС в Берлине. Касается утверждения отчета группенфюрера СС Глобочника.

Господин рейхсфюрер!

Само собой разумеется, что группенфюрер СС Глобочник получит утверждение отчета.

Однако понятно также, что это может наступить только после проверки всей работы.

Такая проверка близится к завершению. Я представлю Вам проект такого подтверждения в свое время.

Группенфюрер Глобочник очень нетерпелив. Последние недели он постоянно бомбардировал меня письмами и телефонограммами.

Однако не может быть и речи о том, чтобы, как он вообразил себе, с 21. 12. 1943 г. – как звучал Ваш приказ – он мог быть освобожден от всякой ответственности. Эту дату следует скорее понимать так, что он является ответственным по названный день. Однако он не должен ждать, что 1 января 1944 г. рано утром за завтраком я положу ему на стол утверждение. Для этого необходима проверка, о которой я говорил вначале.

Хайль Гитлер! Обергруппенфюрер СС и генерал частей СС Поль.

14. Нюрнберг, 26 ноября 1945. Показания ильгельма Хёттля, чиновника Главного управления безопасности Рейха, данные Международному военному трибуналу в Нюрнберге относительно количества евреев, уничтоженных гитлеровцами в годы оккупации.

Я – Вильгельм Хёттль, штурмбанфюрер СС. До поражения Германии я занимал должность референта и заместителя руководителя группы в VI отделении Главного управления безопасности Рейха.

VI отделение Главного управления безопасности Рейха – это было так называемое заграничное отделение службы безопасности, занимающееся информационной службой во всех странах мира. Это более или менее соответствует английской Интеллидженс сервис.

Группа, к которой я принадлежал, выполняла информационную службу в юго-восточной части Европы (Балканы). конце августа 1944 г. я разговаривал с известным мне с 1938 г.

оберштурмбанфюрером СС Адольфом Эйхманом. Разговор этот произошел в моей квартире в Будапеште.

Насколько мне известно, Эйхман в то время был руководителем отделения IV управления (гестапо) Главного управления безопасности Рейха, а кроме того, Гиммлер дал ему полномочие арестовывать евреев во всех странах Европы и переправлять их в Германию.

Эйхман был тогда под сильным впечатлением отказа Румынии принимать дальнейшее участие в войне. По этой причине он пришел ко мне, чтобы получить информацию о военном положении, которую я каждый день получал от венгерского оенного министерства и командующего Ваффен-СС в Венгрии. Он выразил мнение, что Германия уже проиграла войну и что у него лично нет уже тем самым никаких шансов. Ему известно, что Объединенные Нации считают его одним из главных военных преступников, так как на совести у него миллионы еврейских жизней. Я спросил его об их количестве. Он ответил, что, хотя эта цифра является совершенным государственным секретом, он все же сообщит ее мне, так как меня, как историка, это должно интересовать, а он, по-видимому, уже не вернется в Румынию, куда был командирован. Как раз перед этим он составил отчет для Гиммлера, который хотел знать точно количество уничтоженных евреев. На основании своих данных он пришел к следующему результату.

В разных лагерях смерти было уничтожено около 4 миллионов евреев и еще 2 миллиона погибли другим образом, причем большинство их ликвидировали путем расстрела оперативные группы полиции безопасности во время похода против России.

Гиммлер остался недоволен этим отчетом, так как, по его мнению, количество убитых евреев должно было составлять больше, чем 6 миллионов. Он сказал, что пошлет к Эйхману кого-то из своего статистического управления, чтобы, на основании материалов Эйхмана, составить новый отчет, в котором было бы выведено точное количество.

Я склонен допускать, что информация, данная мне Эйхманом, была правильной, так как из всех причастных к этому лиц он, несомненно, был лучше всех информирован относительно количества умерщвленных евреев. Он, во-первых, с помощью своих зондеркоманд «снабжал», так сказать, евреями места уничтожения и поэтому знал точно это количество, во вторых, как руководитель отдела в IV отделении Главного управления безопасности Рейха, был компетентен также в еврейских делах и, наверное, лучше всех знал количество евреев, погибших другим образом.

Кроме того, Эйхман в то время из-за происходящих событий был в таком расположении духа, что совсем не имел намерения сказать мне что-то, не соответствующее правде.

Что касается меня, я потому так точно помню детали этого разговора, что он – понятно само собой – очень меня потряс;

так что я еще до разгрома Германии передал точную информацию об этом одному американскому ведомству в нейтральной стране, с которым я тогда поддерживал контакт.

Клянусь, что это показание я сделал добровольно и без принуждения и что приведенные данные соответствуют правде по моему лучшему пониманию и совести.

Др. Вильгельм Хёттль.

15. Люблин, 18. 03. 42. Отчет Ройтера, референта по делам выселения из округа Люблин.

4. III. 1942 я получил телеграмму от городских властей города Кракова, подписанную господином председателем отдела Зибертом, последняя фраза которой звучит следующим образом:

«Прошу оказать помощь СС и полицайфюреру при выполнении его распоряжений». 7. III.

власти в лице майора Реггера обратились ко мне по телефону в связи с выселением из Мельца в Люблинское воеводство и потребовали, чтобы я договорился с СС и полицайфюрером и был с ним в постоянном контакте, и отметили, что этому сотрудничеству придается самое большое значение. Поэтому я немедленно попробовал договориться со штабфюрером Немецом. Сделать это мне не удалось, несмотря на многократное телефонирование ему в течение трех дней. Только после того, как обратился в отдел кадров ГГ, я получил известие, что штабфюрер Немец находится в отпуске. 12. 3. 42 г. меня направили к оберштурмфюреру Полю, который, однако, не был референтом по делам выселения евреев. Он направил меня к гауптштурмфюреру Хеффле, Шрекказарне, тел. – 25… С гауптштурмфюрером Хеффле мы договорились о совещании (фраза зачеркнута чернилами), а именно в 17. 30. о время совещания гауптштурмфюрер Хеффле объяснил мне следующее:

1. Следовало бы, чтобы поступающие в Люблинское воеводство транспорты евреев сортировались уже на станциях отправления на способных (и неспособных) к труду. случае, если бы это оказалось невозможным на станциях отправления, следует произвести разделение транспорта в Люблине, согласно отмеченному выше подходу.

2. Евреи, неспособные к труду, едут все в Белжец, конечную станцию в повете Замосьц.

3. Гауптштурмфюрер Хеффле начинает строительство большого лагеря, в котором должны быть помещены способные к труду евреи, рассортированные по своим профессиям, и откуда можно было бы направлять их на работу.

4. Пяски следует очистить от евреев из Польши, и они должны стать сборным пунктом евреев, прибывших из Рейха.

5. Травниках временно евреи размещены не будут.

6. Гауптштурмфюрер спрашивает, можно ли на линии Демблин – Травники высадить 60 евреев. Получив информацию относительно транспорта евреев, уезжающего сегодня от нас, Хеффле сказал, что из Сусеца 1500 евреев могли бы быть отсортированы и неспособные к труду отправлены в Белжец. Из телеграммы правительства от 4. Ш. 42 г. было известно, что из Протектората отправляется транспорт евреев с местом назначения в Травниках. Этих евреев не выгрузили в Травниках, но они были перевезены в Избицу. опрос старосты из Замосьца, можно ли оттуда выписать 200 евреев для работы, получил со стороны Хеффле утвердительный ответ. Под конец он заявил, что он мог бы каждый день поставлять 4– транспортов по 1000 евреев на конечную станцию Белжец. Эти люди перейдут границу и больше не возвратятся в Генеральное Губернаторство … Польские документы 1. Апрель 1942 г. Центр уничтожения в Хелмно-над-Нером. Варшава – гетто. Рапорт организации «Онег Шаббат», составленный Г. Вассером, адресованный главному редактору Информационного бюллетеня Александру Каминскому, о центре уничтожения в Хелмно-над Нером, охватывающий период со второй половины ноября 1941 г. по апрель 1942 г.

Уважаемый пан!

Считаем себя обязанными информировать Вас о подлинных, несомненных событиях, которые имели место во входящих в Польшу западных районах. Сведения об этих событиях до сих пор не дошли до широких кругов польской общественности. ерим, что уважаемый пан сохранит их не только для себя …. начале декабря 1941 г. было выселено все еврейское население из Кола (2000 чел.) и Демба-над-Нером (1000 чел.). ыселение охватило всех без исключения евреев. На автомашины были погружены младенцы, дети, старики и больные. Их вместе с имуществом привезли в деревню Хелмно, расположенную в 12 км от Кола по дороге на Дембу. Посланники еврейских общин из Клодава, Избицы Куявской, Бугая и Сеполни, которые должны были узнать, что случилось с выселенными, смогли только убедиться, что разместили их на территории Хелмно, откуда уже никто не может выйти. Местные жители рассказали, что туда не подвозят никакой еды, что несколько раз в день к этому месту подъезжает серая грузовая автомашина и возвращается в сторону Жуховского леса. Позже удалось установить подробности совершившихся в Хелмно событий: евреев привозили партиями по 60 человек, а позже – по 90 человек, их вещи складывали в местном костеле, все постройки вокруг которого были реквизированы гестапо, далее автомашины подъезжали к зданию, где «выселенцев» высаживали. Это здание в Хелмно является руиной одноэтажного дома, построенного еще во время предыдущей войны.

Помещение, куда привозили арестованных, было комнатой больших размеров… ходные ворота вели во двор, а другие ворота во второй двор здания. Офицер СС, а также шестидесятилетний немец, который своим необычайно сердечным поведением еще при высадке из автомашин заслуживал симпатии «высланных», произносили теперь речи, уверяя, что арестованные будут высланы в гетто в Лодзи, где для всех найдется работа, а их дети будут ходить в школу. Но прежде чем они поедут в Лодзь, будет проведена дезинфекция с посещением специально устроенной бани;

мужчинам было приказано раздеться до кальсон, женщинам – до рубашек. Документы и драгоценности было приказано завязать в платочки, а все зашитые в одежду деньги выпороть, чтобы они не были уничтожены во время дезинфекции.

После этих приготовлений людей провожали в «баню» через дверь, ведущую на платформу.

Здесь температура была намного ниже, так как коридор совсем не обогревался. На жалобы вежливо отвечали, чтоб имели терпение, пока не дойдут до бани;

«баня», однако, оказывалась платформой, с которой несчастных загоняли с помощью батогов, прикладов и автоматных очередей в машины, стоящие на противоположной ее стороне.

Автомобиль, в который загонялись несчастные жертвы, имел размеры большого грузовика серого цвета, герметично закрывающегося, снабженного плотно прилегающими дверьми, которые закрывались снаружи. Стенки автомобиля были обиты жестью… По обе стороны размещались выходы газовых труб, покрытые сеткой. Обе трубы выходили в кабину, где соединялись с газовым аппаратом.

После загрузки автомобиль с герметично закрытыми дверями отправлялся в лес, расположенный на расстоянии 7 км, в направлении Кола, где находилось место казни. Это была поляна, окруженная со всех сторон жандармами, вооруженными автоматами, поперек которой пролегала приготовленная заранее общая могила, 5 м в глубину, по 1,5 м в длину и ширину.

Автомобиль останавливался на расстоянии около 100 м от могилы. Шофер-палач (эсэсовец) нажимал кнопки расположенного в кабине аппарата и выходил наружу. Из автомобиля начинали доноситься приглушенные человеческие крики и удары в стенки. Менее чем за четверть часа все затихало. Тогда палач-шофер возвращался в кабину и заглядывал сквозь окошко внутрь машины, используя для освещения электролампу. Убедившись, что все жертвы уже мертвы, он подъезжал ближе к могиле и спустя пять минут приказывал открыть дверь автомобиля.

Функции могильщиков выполняли несколько десятков принужденных к этому евреев. По приказу коменданта – офицера СС – они приступали к выносу трупов, которые пахли газом и экскрементами и лежали в беспорядке. Трупы хватали грубо и быстро за волосы, руки и ноги. Их бросали на кучу земли, после чего два гражданских немца обыскивали теплые еще трупы, чтобы забрать драгоценности …. После осмотра тела бросали в могилу, где два могильщика-еврея укладывали их лицом к земле, таким образом, чтоб ноги одного находились около головы другого.

Ежедневно закапывали умерших – от 6 до 9 автомашин. Каждый слой трупов засыпали землей, и, начиная с 17. 01. 42. г., поливали хлоркой. Восемь могильщиков, непосредственно занятые трупами, не покидали могилу на протяжении всего дня. После окончания рабочего дня офицер СС убивал их из автомата. Оставшиеся поспешно засыпали могилу и по приказу жандармов и под их неустанным наблюдением отправлялись на ночь в свои жилые подвалы.

«Лагерь смерти в Хелмно-над-Нером был организован 8. 12. 1941 г. в центральной части так называемого артелянда, около 60 км от Лодзи и 14 км от города Кол. Действовал он до 7.

4. 1943 г. и далее, после перерыва, в июне-июле 1944 г.;

убито здесь около 300 тыс. человек, в основном евреи из артелянда, Германии, Австрии, Венгрии и оккупированных западноевропейских стран, а также поляки (между ними значительное число детей из округа Замосьца), а также цыгане и советские военнопленные».

(. Беднарж. Лагерь смерти в Хелмно-над-Нером. Варшава, 1946 г.).

«В материалах упоминаются имена трех беглецов из Хелмно. начале февраля 1942 г.

добрался до Варшавского гетто в состоянии крайнего истощения один из них, Шломек из Избицы Куявской. Из страха перед гестаповцами, которые вели поиск бежавших из Хелмно, руководство гетто послало его в Замосьц. последнем письме Шломек дал понять, что местом уничтожения транспортов из гетто на землях Люблина, отправляемых „в неизвестном направлении“, был Белжец. 11. 4. 1942 г. гитлеровцы вывезли из Замосьца 3 тысячи евреев, в их числе был и Шломек. Его донесение, составленное в Варшаве, стало документом международного значения. На его основании организация „Онег Шаббат“ составила вышеприведенный рапорт».

(Рута Саковска. «Два этапа»).

2. Лагерь смерти в Белжеце.

Перед началом войны с СССР в 1941 г. немцы использовали евреев из рабочего лагеря в Белжеце для копания огромного противотанкового рва около своей границы. бывшем земском имении в Белжеце на протяжении определенного времени существовал временный лагерь для цыган, которых потом убили. начале 1942 г., на расстоянии около 1 км за железнодорожной станцией Белжец по направлению к Львову и в 8 км от Томашова Любельского, гитлеровцы руками евреев построили лагерь смерти. Расположили его в месте, географически подходящем для совершения массовых убийств. Почти в центре Малой Польши, в узловом пункте дорог на запад, восток и север, в живописном уголке. Ни один из еврейских строителей лагеря не дожил до апреля 1942 г. Лагерь этот «функционировал» без перерыва с середины марта до середины декабря 1942 г. Он был ликвидирован лишь в середине 1943 г. среднем сюда ежедневно прибывало 2 железнодорожных состава, состоящих из 50–60 вагонов. каждом вагоне находилось более 100 человек. лагере работало 6 газовых камер, в которые загоняли по 750 человек, т. е. одновременно уничтожалось 4500 людей.

общем принимается, что этот сатанинский инструмент уничтожения в Белжеце поглотил тысяч человеческих жизней.

Во время выезда во Львов для погрузочных работ удалось совершить побег еврею Рудольфу Редеру (род. 4. 4. 1881), который с 16 августа до конца ноября 1942 г., т. е. в период наиболее активных истребительных акций, работал могильщиком в лагере смерти в Белжеце.

Как единственный свидетель, который дождался освобождения, он дал показания разным комиссиям, в том числе доктору г-же Нелле Ростоу из оеводской еврейской исторической комиссии в Кракове. Этот документ вместе с другими показаниями об этом лагере был опубликован в брошюре «Белжец» и находится в Еврейском институте истории в Варшаве.

Ниже мы воспроизводим фрагменты свидетельства Р. Редера, касающегося этого лагеря.

«По прошествии некоторого времени я уже хорошо знал местность. Место казни было расположено в центре молодого леса. Лес был здесь густым, но для того, чтобы сюда проникало меньше света, деревья связывали друг с другом, и таким образом была удвоена густота крон в тех местах, где были расположены камеры. За ними шла песчаная дорога, по которой тянули трупы. Немцы соорудили над ней навес из гладкой проволоки, покрытой травой. Это было сделано, чтобы обезопасить территорию от наблюдения с самолетов, поэтому часть лагеря с покрытием из зелени была затемненной. От ворот дорога вела к огромному двору. о дворе был большой барак, в котором женщинам остригали волосы. Около барака располагался маленький двор, огражденный забором из плотно прилегающих друг к другу досок, без малейших щелей, высотой в три метра. Забор этот, сделанный из серых досок, доходил до самого барака. Таким образом, никто не видел, что происходит за забором.

Дом, в котором размещались камеры, был невысокий, длинный и широкий, из серого бетона, имел плоскую крышу, покрытую черепицей, а над ним – еще и покрытие из сетки, замаскированное травой. Из дворика к нему вели три ступеньки, шириной в метр, без поручней. У фасада дома располагалась большая клумба с цветами. На стене – четкая надпись: „Душевые и ингаляция“. Ступеньки вели в темный коридор, шириной полтора метра и очень длинный. Он был пустым, имел лишь бетонные стены. Из коридора налево и направо вели двери в камеры. Двери, изготовленные из дерева, шириной в метр, раздвигались с помощью деревянного приспособления. Камеры были темными, без окон, пустыми. каждой камере было небольшое круглое отверстие. Стены и пол камер были бетонные. ысота коридора и камер была ниже, чем в обычных комнатах, не более 2 метров.

На противоположной стене каждой камеры были раздвигающиеся двери, шириной 2 метра, через которые после удушения выбрасывали трупы людей. С внешней стороны дома была небольшая пристройка, размером примерно 2 х 2 м, в которой находилась „машина“ – мотор, работающий на бензине. Камеры были расположены на полтора метра ниже земли, платформа при дверях находилась на уровне камеры, с нее сбрасывали трупы на землю.

В лагере было два барака «команды смерти» – один для разнорабочих, другой для так называемых профессионалов. каждом бараке находилось 250 рабочих. Нары были двухэтажными. Бараки были одинаковые. Нары представляли собой голые доски с маленькой наклонно прибитой доской под голову. Неподалеку от бараков была кухня, дальше магазин, административное здание, прачечная, швейная, в конце – благоустроенные бараки для обслуги. По обе стороны от дома с газовыми камерами были либо пустые, либо заполненные трупами могилы… сегда была пустая резервная могила ….

С каждым транспортом происходило одно и то же. Прибывшим приказывали раздеться, вещи оставить во дворе, всегда к людям с лицемерной речью обращался Иррман, говоря:

«Сейчас вы пойдете купаться, потом вас отправят на работу». Люди радовались, я видел искру надежды в их глазах… Но после этого спустя мгновение у матерей отнимали детей, стариков и больных бросали на носилки, мужчин и маленьких девочек прикладами загоняли дальше и дальше на огражденную тропинку – прямиком в камеры, а голых женщин направляли в другой барак, где им обстригали волосы.

Я видел, в какой момент несчастные начинали понимать, что их ждет, их охватывал страх, отчаяние;

крики и страшные стоны смешивались со звуками оркестра. Мужчины первыми, подгоняемые штыками, бежали к газовым камерам. 750 человек отсчитывались сопровождающими для каждой камеры. Пока заполняли все шесть камер, люди в первой мучились уже два часа. Лишь после того, как все шесть камер были заполнены людьми – так тесно, что двери с трудом закрывались, машина приводилась в действие. Машина была размером полтора метра на метр;

это был мотор и колеса. Мотор работал через большие промежутки времени;

двигались колеса быстро, так быстро, что невозможно было различить спицы. Машина шла двадцать минут. Затем ее останавливали. Тотчас же открывались внешние двери камер, которые вели на платформу, и на землю выбрасывались трупы, из которых получалась огромная, в несколько метров высотой, куча. Сопровождающие при открывании дверей не соблюдали никакой осторожности;

мы не слышали никакого запаха, никогда не видели никаких баллонов с газом, никаких порошков, которые бы сыпали, – видели только канистры с бензином. Бензина ежедневно использовалось от 80 до 100 литров.

При машине было два сопровождающих. Но когда однажды машина испортилась, позвали меня, так как меня называли «печным мастером», я оглядел ее и увидел стеклянные трубки, которые были присоединены к трубам, ведущим в камеры. Я подумал, что машина либо образует высокое давление, либо вакуум, либо бензин производит окись углерода, которая убивает людей. Громкие крики о помощи, отчаянные стоны умерщвляемых в камерах людей продолжались 10–15 минут, затем стоны становились тише, потом все стихало. Я слышал отчаянные крики и призывы о помощи на разных языках, так как там были не только польские, но и иностранные евреи. Среди иностранцев больше всего было французских евреев, были также голландские, греческие и даже норвежские. Не помню немецких евреев.

Были зато чешские евреи.

…Самым большим праздником для палачей был визит Гиммлера. Он состоялся в середине октября. С самого утра видели, как таинственно хлопотали нацистские преступники. С этого дня процедура убийства тысяч людей стала короче. Все происходило очень быстро. Иррман предупреждал: «Прибывает высокопоставленное лицо. Должен быть порядок». Не говорили, кто, но все знали, потому что эсэсовцы шептались об этом между собой. Около трех часов приехал Гиммлер с генерал-майором Кацманом, главным палачом Львова и всего округа, с адъютантом и десятью гестаповцами. Иррман и другие провели гостей к камерам, из которых как раз выпадали трупы, и оттуда их выбрасывали на место, где росла чудовищная куча из тел молодых людей и трупов совсем маленьких, детских. Заключенные волокли трупы.

Гиммлер смотрел на это полчаса, затем уехал. Я увидел радость и возбужденное настроение гестаповцев, увидел, что они были весьма удовлетворены, смеялись …».

3. 03. 06. 42. Информационный бюллетень Армии Крайовой.

В середине марта 1942 г. оккупанты окончили строительство большого лагеря в Белжеце (Люблинский округ), куда поездами стали привозить евреев …. лагерь к настоящему моменту прибыло 70 тысяч …. Еды не доставляется почти никакой, зато несколько раз привозили известь, и отправлено назад большое количество вагонов с одеждой …. Нет подробностей ужасов, которые происходят в лагере в Белжеце, единственно, о чем можно судить, – что тут происходит одно из самых страшных немецких преступлений.

4. 31. 10. 42. Радиограмма Представительства Польского правительства в изгнании в Лондон.

Стем (псевдоним Ст. Миколайчика. – Ю. Г.).

По инициативе Представительства с помощью польских общественных организаций был организован Совет помощи евреям. Просим о предоставлении помощи – полмиллиона злотых ежемесячно. Фонда Представительства не хватает. Может быть, дадут еврейские организации.

(4 декабря 1942 г. был образован Совет помощи евреям. ел свою детельность до освобождения страны от гитлеровской оккупации. ыступал под криптонимом «Жегота». – Ю.

Г.) 5. 27. 11. 42. Резолюция Национального совета в Лондоне.

Правительство Польской Республики обратило внимание правительств союзников и общественного мнения народов союзнических стран на новую информацию о массовых убийствах евреев в Польше, проводившихся систематически немецкими оккупационными властями. Количество евреев, убитых немцами в Польше с сентября 1939 г., превышает миллион человек.


С момента покорения Польши жестокие оккупационные власти применили к польскому народу политику уничтожения, в результате которой количество поляков до сегодняшнего дня уменьшилось на несколько миллионов. Убийства и садизм оккупантов достигли своего апогея в массовых убийствах сотен тысяч евреев в Польше, и не только польских, но и привезенных из других стран с целью их полного уничтожения. Немецкие палачи послали на смерть сотни тысяч мужчин, женщин и детей, а также стариков. Их целью является ослабление польского народа и полное уничтожение евреев в Польше до конца текущего года. При реализации этого плана Адольф Гитлер и его прислужники причиняют жертвам самые страшные мучения ….

В связи с самыми крупными немецкими преступлениями, не имеющими аналога в истории человечества и совершенными против польского народа, и особенно против еврейского народа в Польше, Национальный совет еще раз выносит категорический протест и обвиняет оккупантов перед лицом всего цивилизованного мира. Национальный совет торжественно заявляет: благодаря своей отваге польский народ собирает силы ко дню справедливой расплаты, сохраняя несказанное терпение. Национальный совет обращается ко всем свободным народам и ко всем тем, кто вместе с польским народом терпит немецкий гнет, чтобы они немедленно предприняли действия, направленные против попрания и оскорбления немцами всех принципов морали и человечности, а также против уничтожения польского и других народов, особенно же против уничтожения евреев в Польше и в той части Европы, которая находится под властью Гитлера.

Тем, кто страдает в Польше – как полякам, так и евреям – всем тем, кто принимает участие в борьбе за освобождение и приближение дня возмездия, Национальный совет посылает слова надежды и непоколебимой веры в обретение свободы для всех. День победы и возмездия приближается.

(Текст из публикации Польского правительства в изгнании: «Массовое уничтожение евреев в Польше, оккупированной Германией. Нота Польского министерства иностранных дел».

Лондон, 1942 г.) 6. 10. 12. 42. Нота министра иностранных дел Польского правительства в Лондоне Эдварда Рачинского правительствам союзнических стран.

Лондон. 10. 12. 1942 г. Польская Республика – Министерство иностранных дел.

1. Неоднократно, по разным поводам, польское правительство обращало внимание цивилизованного мира – как в дипломатических нотах, так и в официальных письмах – на действия немецкого правительства и немецких оккупационных властей, как военных, так и гражданских, а также на применяемые ими методы, имеющие целью «низвести польский народ до уровня невольников и в дальнейшем полностью его уничтожить». Эти методы, вначале испытанные в Польше, позже были использованы – в разной мере – и в других странах, оккупированных вооруженными силами Рейха.

2. На конференции, прошедшей во Дворце св. Джеймса 13. 1. 42 г., правительства стран, находящихся в оккупации, «сочли необходимым объявить одной из главных целей наказание с помощью легальной юрисдикции виновников этих преступлений или ответственных за них, не принимая во внимание, отдавали ли они приказы, исполняли их или были соучастниками».

Несмотря на это торжественное предупреждение, а также заявление президента Рузвельта, премьера Уинстона Черчилля и народного комиссара иностранных дел. Молотова, немецкое правительство не прекратило использование методов насилия и террора. Польское правительство получило из страны многочисленные донесения, свидетельствующие о возрастающей активности немецких преследований завоеванных народов.

3. Последние донесения сообщают об ужасной ситуации, в которой оказались польские евреи. Используемые на протяжении последних нескольких месяцев новые методы массовой резни подтверждают факт, что немецкие власти систематически стремятся к полному уничтожению еврейского народа Польши, а также тысяч евреев, вывезенных в Польшу из Западной и Центральной Европы, а также из самой Германии.

Польское правительство считает своим долгом передать правительствам всех цивилизованных стран следующую, полученную из Польши на протяжении последних нескольких месяцев и вполне подтвержденную, информацию, которая указывает даже слишком выразительно на новые методы уничтожения, используемые немецкими властями… 4. Начало войны между Германией и Советским Союзом, а также оккупация восточных земель Польши немецкими войсками сильно увеличили количество евреев, находящихся под властью немцев. этот же период массовые убийства евреев достигли таких размеров, что вначале люди не хотели верить донесениям, достигающим аршавы из восточных земель.

Донесения эти не раз и не два находили подтверждения в отчетах ответственных свидетелей тех убийств. На протяжении зимы 1941–1942 гг. было убито несколько сот тысяч евреев.

Рапорты доносят о массовой резне более 50 000 евреев в ильнюсе, где в местном гетто осталось в живых еще 12 000 евреев. о Львове было убито 40 000, в Ровно – 14 000, в Ковеле – 10 000;

количества евреев, убитых в Станиславе, Тернополе, Стрые, Дрогобыче, а также в других небольших городах, мы не знаем. начале жертвы расстреливали. Однако позже, как нам сообщили, немцы использовали новые методы, такие, как газ, с помощью которого уничтожены люди в Хелмно, а также электрический ток, который использовался в специально открытом для этой цели лагере в Белжеце, где в марте и апреле 1942 г. были убиты этим способом десятки тысяч евреев, жителей Люблина. Сейчас там их осталось только 2500 человек.

5. Как доносят надежные рапорты, Гиммлер, посетивший в марте 1942 г. Генеральное Губернаторство, издал приказ об уничтожении до конца года 50 % евреев, живущих в Польше. После его визита немцы распространили слухи о ликвидации Варшавского гетто до апреля 1942 г. Позже эта дата была перенесена на июнь этого же года. Повторный визит Гиммлера, состоявшийся в середине июля 1942 г., стал сигналом начала акции ликвидации, которая своей жестокостью превзошла все, что когда-либо происходило в истории… 7. Май 1943 г. Воззвание Совета помощи евреям в Польше к польской общественности.

Поляки! 5 мая 1943 г. премьер Польского правительства генерал Сикорский произнес по лондонскому радио обращение к жителям страны, в котором среди прочего коснулся вопроса о совершаемом сейчас немцами преступлении – убийстве евреев. Генерал Сикорский произнес следующее:

«Немцы бросают детей в огонь, убивают женщин. Все это образовало непреодолимую пропасть между Польшей и Германией. Немцы сжигают трупы, чтобы уничтожить следы своих чудовищных преступлений. середине апреля в 4 часа утра немцы приступили к ликвидации Варшавского гетто. Окружили оставшихся евреев кордоном полиции, ввели в гетто танки и броневики и проводят свои акции по уничтожению. С этого момента длится борьба. зрывы бомб, стрельба, пожары продолжаются дни и ночи. Происходит величайшее преступление за всю историю человечества.

Знаем, что вы помогаете евреям, как можете. Благодарю вас, соотечественники, от собственного имени и от имени правительства. Прошу вас о предоставлении им любой помощи, а также о противостоянии жестокостям по отношению к ним».

8. 06. 05. 43. Заявление полномочного представителя Польского правительства в стране (опубликовано в газете «Республика Польша»).

Более года прошло с тех пор, как после продолжавшихся несколько лет преследований немцы начали во всей Польше и продолжают массовое убийство евреев. Именно в последние недели столица Польши является ареной кровавой ликвидации с помощью немецкой полиции и латышских наймитов остатков Варшавского гетто. Сейчас продолжается жестокое выслеживание и уничтожение тех евреев, которые укрываются в руинах гетто и вне его стен.

Польский народ, преисполненный христианским духом и не признающий двойной морали, с омерзением относится к антиеврейским зверствам немцев, а после того, как 19 апреля в аршавском гетто разгорелась неравная борьба, – с уважением и сочувствием отнесся к мужественно сопротивляющимся евреям и с презрением – к их немецким убийцам.

Политическое руководство страны выразило свое самое глубокое осуждение немецких зверств против евреев, и слова этого осуждения сейчас, со всей настойчивостью, повторяет.

А польская общественность верно действует, питая к преследуемым евреям чувство милосердия и оказывая им помощь. Эту помощь необходимо оказывать и в дальнейшем ….

9. Март 1943 г. Письмо Совета помощи евреям Уполномоченному Правительства в изгнании по вопросу борьбы с шантажом.

Возрастающее с каждым днем бедствие шантажа, совершаемого преступными элементами общества по отношению к евреям, становится уже массовым явлением. Ярким примером этого в последнее время стала трагическая смерть чиновника отделения Жеготы при районном совете доктора Альфреда.

Решительная борьба с этим отвратительным, гнусным вымогательством и доносительством по отношению к жертвам немецкого террора становится жгучим вопросом момента, а искоренение этого позорного бедствия – делом достоинства и чести нашего общества.

Совет помощи Жеготы на заседании 25 текущего месяца (марта) одобрил следующее обращение к Уполномоченному:

1. Публикация и наклеивание плакатов о выполнении вынесенных смертных приговоров шантажистам. Одно только появление на улицах плакатов, содержащих мотивы приговоров, а также категорическое предостережение в адрес других, вызывает желаемую реакцию и приносит реальный результат. Только таким путем подавляющее большинство народа поймет, что представительство Правительства считает шантаж преступлением, подлежащим наказанию смертью, что шантажистам, как полицейским, так и гражданским, грозит смерть за такой позорный поступок. Другой путь – заявления в подпольной прессе, однако она доходит до немногочисленных слоев населения, и то наиболее передовых, так как они связаны с движением за независимость.


2. Усиление текущей борьбы – всеми возможными методами – с шантажистами, с использованием наиболее действенного законного способа – смертной казни. Такое решительное отношение государственных кругов, несомненно, принесет ожидаемые результаты и радикально изменит разлагающую общество атмосферу.

10. Сентябрь 1943 г. Воззвание к польской общественности об оказании помощи евреям и наказании смертью предателей.

Поляки!

Немецкие преступники пытаются представить миру, что это мы подожгли аршавское гетто, что это мы убивали евреев, а участие немецких солдат в этом преступлении называется «военным вмешательством».

Мы и наши дети, переживая все ужасы кровавой оккупации, не имея возможности сами себя защитить, не смогли в критические дни уделить евреям действенной помощи в их борьбе. Каждый поляк, исповедующий христианскую мораль, не прилагал и не приложит руки к этому ужасному преступлению.

Лавровым венком героизма польского подполья не в меньшей степени, чем другие поступки, увенчаны будут также и героические дела в деле спасения человека от гитлеровской нечисти.

Бывший премьер правительства Польской Республики в Лондоне генерал Сикорский, заклеймив перед миром эти невиданные в истории преступления немцев, прислал стране выражение благодарности за ее достойное поведение и за оказание евреям помощи в их страшной ситуации. Руководство Подпольной борьбы и Специального суда уже карает смертной казнью предателей и шантажистов, выдающих евреев в руки немецких палачей, а вскоре меру справедливости в отношении этих лиц дополнит Суд свободной Республики Польша.

Польские Освободительные Организации.

11. 02. 09. 43. Официальное сообщение «Информационного бюллетеня».

Специальным судом в Краковском округе АК был приговорен к смерти Ян Грабец, владелец пошивочной мастерской в Кракове, на ул. св. Яна, 8, за то, что способствовал аресту многих членов освободительной организации, а также грозил донесением в гестапо и шантажировал жителей деревни угрозой доноса об укрывающихся евреях. Приговор исполнен через расстрел.

«Информационный Бюллетень» от 16. 09. 43:

Специальный Суд в Варшаве приговорил к смертной казни, а также к утрате гражданской чести Бориса Богуслава Яна Пильняка …, живущего в Варшаве, на улице Перацкого, 17, за то, что он как осведомитель выдал в руки немецким властям укрывающихся польских евреев, а также вымогал у своих жертв большие суммы денег и разнообразные ценные вещи ….

Приговор приведен в исполнение путем расстрела 25 августа 1943 г.

12. 13. 01. 43. Воззвание конспиративного Народного Еврейского комитета, представляющего различные тайные еврейские организации в Польше, ко семирному еврейскому Конгрессу, руководимому доктором Наумом Гольдманом (передано по радио).

Варшава, гетто, 13 января 1943 г. С просьбой о передаче в Нью-Йорк, Гольдману, Арбетер Ринг, Джойнт.

Уведомляем Вас о величайшем преступлении всех времен – об убийстве более 3 миллионов евреев в Польше. Перед лицом угрозы уничтожения живущих еще 400 тысяч евреев требуем от вас:

1. Мести немцам;

2. Заставить гитлеровцев прекратить убийства;

3. Оружия для борьбы за нашу жизнь и нашу честь;

4. Контактов через представителя в нейтральных странах;

5. Спасения с помощью обмена 10 тысяч детей;

6. 500 тысяч долларов на цели самообороны и помощь.

Братья! Остатки евреев в Польше живут с уверенностью, что в самые страшные дни нашей истории вы не оставите нас без помощи. Отзовитесь! Это наш последний к вам призыв.

13. 07. 02. 43. Депеша конспиративного Центрального комитета Бунда в Польше Шмулю Зигельбойму в Лондон.

Варшава, гетто, 7 февраля 1943. Передать для Зигельбойма.

В январе немцы приступили к ликвидации Варшавского гетто. Люди дали вооруженный отпор. Убито несколько десятков немцев. Евреев полегло несколько сотен, среди них ваш Мармелынтейн, Холоденко и Гитерман… После трех дней сопротивления акция прервалась.

ывезено 6000 евреев. о всей Польше и дальше продолжается ликвидация евреев. середине февраля должны ликвидировать аршавское гетто. Поднимите на ноги весь мир. Обратитесь к Папе с призывом о вмешательстве, а также к союзникам, чтоб из военнопленных сделали заложников. Тяжело страдаем. Оставшимся 200 тысячам грозит уничтожение. Только вы можете нас спасти. Ответственность перед историей падает на вас.

За ЦК «Янчии» и «Березовский»

14. Письмо Шмуля Зигельбойма («Артура»).

Г-ну президенту л. Рачкевичу, Г-ну премьеру л. Сикорскому.

Позволю себе обратиться к Вам с моим последним словом, а через Вас к правительству Польши и к польскому народу, к правительствам и народам всех союзнических стран и к совести мира.

Из последних сообщений, получаемых из Польши, становится ясно, что немцы с необычайной жестокостью уничтожают оставшихся в живых евреев. стенах гетто происходит последний акт трагедии, какого не знала история. Ответственность за жестокое уничтожение всего еврейского народа в Польше в первую очередь падает на самих убийц, но вместе с тем она ложится и на всех жителей, народы и правительства союзнических стран, которые до сих пор не предприняли конкретных действий для прекращения этого преступления. Пассивно наблюдая за жестоким уничтожением миллионов безоружных, замученных детей, женщин и мужчин, эти страны сами стали соучастниками преступления.

Хочу также заявить, что хотя польское правительство и пыталось воздействовать на формирование общественного мнения в мире, оно не сделало этого в достаточной мере. Оно не сделало ничего, что соответствовало бы той огромной трагедии, которая разыгралась в настоящее время в Польше. Из приблизительно трех с половиной миллионов польских евреев и 700 тысяч депортированных в Польшу из других стран в апреле 1943 г., по информации руководителя подпольной бундовской организации, поступившей к нам через делегатов правительства, в живых осталось только 300 тысяч. А тем временем уничтожение продолжает усиливаться.

Не могу оставаться спокойным. Не могу жить, когда оставшийся в Польше еврейский народ, представителем которого я являюсь, уничтожается. Мои товарищи в аршавском гетто полегли с оружием в руках в последнем героическом бою. Мне не было суждено погибнуть вместе с ними. Но я принадлежу им и их братским могилам. Своей смертью хочу выразить самый сильный протест против жестокости, за которой наблюдает мир, своим пассивным отношением допуская уничтожение еврейского народа. Знаю, как мало значит человеческая жизнь в наше время, но, поскольку не могу ничего сделать при жизни, надеюсь, что моя смерть разбудит равнодушных, тех, кто, может быть, в последнюю минуту еще сумеет спасти оставшихся в живых польских евреев. Моя жизнь принадлежит еврейскому народу в Польше, и потому я отдаю ее ему. Я хочу, чтобы те немногие из нескольких миллионов польских евреев, кто сегодня еще жив, дождались освобождения и смогли жить в мире социалистической справедливости вместе с остальными польскими гражданами. ерю, что будет такая Польша и что придет такой мир.

Уверен, что господин Президент и господин Премьер передадут мои слова всем, к кому я обращаюсь, и что Польское правительство немедленно предпримет соответствующие меры на дипломатическом уровне по отношению к тем, кто еще жив. Обращаюсь со словами:

«Будьте здоровы» ко всем и ко всему, что мне дорого и что я люблю.

Лондон, май 1943 г. Шмуль Зигельбойм.

15. 09. 07. 43. Обращение Совета помощи евреям в Польше к польскому правительству в Лондоне по поводу начала международной акции спасения евреев.

Немецкая акция по уничтожению поглотила подавляющее большинство еврейского населения. Его остатки продолжают и сейчас уменьшаться. Ни одно из прежних средств помощи не позволит, при существующих условиях оккупации, спасти этих оставшихся от ожидающего их неминуемого уничтожения.

Единственной возможностью сохранения этих оставшихся был бы обмен людьми, организованный на основании международного договора. Поэтому совет помощи евреям в стране обращается к Польскому правительству с горячим призывом о наискорейшем вмешательстве демократических правительств в дело обмена оставшихся евреев на немецких граждан, пребывающих еще на территориях союзников в большом числе.

16. 21. 07. 43. Депеша Игнация Шварцбарта, члена Национального Совета в Лондоне, Общему представительству евреев в оккупированной Польше.

Лондон, 21 июля 1943 г. Совету Евреев в Польше.

Дорогие! На мои прежние телеграммы от вас до сих пор не получил ответ. Наверное, вы получили уже, кроме помощи, предоставленной вам нашим правительством, также квоту в 000 фунтов. Следующие 5000 Агентство пришлет на этой неделе. От нашего правительства мы получаем всяческую помощь. Локер и я находимся в контакте с нашим правительством.

Не нужно и пояснять, как крепко мы с вами связаны. Если бы мы получили от вас точные задания, может, нам бы удалось направить вашу акцию в должном направлении.

В августе в Америке должна состояться общееврейская конференция, охватывающая все без исключения организации – от Американского Еврейского Комитета через семирный еврейский конгресс до Рабочего Комитета. Эта конференция, естественно, будет посвящена вопросу спасения вас.

Здесь, в Великобритании, мы задействовали все связи. Действия нашего правительства решительно облегчили это. Здесь возник объединенный Еврейский комитет и Британский комитет, имеющий в своем составе влиятельных лиц.

Палестине акция сбора материальных средств помощи для вас находится в полном разгаре.

Уже сейчас она дает очень значительные результаты. На ваши вопросы относительно лагеря в иттеде отвечаем, что имеем оттуда сведения. Интернированные в этом лагере чувствуют себя сравнительно хорошо и безопасно… Трудно мне вам, так страшно страдающим, прибавить бодрости, когда вы день за днем гибнете. С сердцем кровоточащим, но полным веры, кончаю это письмо. Ответьте нам подробнее.

На протяжении нескольких месяцев посылаем вам через Лиссабон по 10 000 посылок ежемесячно. последнее время получили только 600 подтверждений о получении. Знаем, что это значит. Присоединяю здесь письмо Локера.

Не могу словами выразить боль, заботу, бессилие и надежду. Будьте здоровы и помните о том, что живем мы только с мыслью о помощи вам и что в этом направлении делаем нечеловеческие усилия.

Ваш Шварцбарт.

17. 15. 11. 43. Письмо Еврейского народного комитета в Польше Игнацию Шварцбарту.

Дорогой господин доктор!

Пишем Вам кровью, которая вновь проливается десятками тысяч еврейских мучеников.

Переживаем сейчас в Польше эпилог нашей страшной трагедии… Гитлеровские варвары в предчувствии своего поражения убивают небольшие остатки еще живущих евреев ….

Не вызывает сомнения, что на протяжении ближайших дней и недель будут уничтожены все оставшиеся еще места еврейского средоточия, все лагеря и немногие гетто.

Делаем сейчас отчаянные усилия, чтобы самые ценные личности из нашего общественного и культурного актива в последний момент спасти из лагерей. Но это намерение неизмеримо трудное и дорогостоящее.

Мы уверены, что в ближайшее время останется в живых от трех с половиной миллионов еврейского народа в Польше маленькая горстка, состоящая из нескольких десятков тысяч людей, укрывающихся вне лагерей и гетто в арийских районах и лесах, ведущих буквально пещерный образ жизни.

Еще в прошлом месяце мы насчитывали количество евреев на территории всей страны в 250–300 тысяч людей. Через несколько недель останется нас не более 50 тысяч ….

18. Фрагменты отчета представительства лондонского правительства в Варшаве относительно положения евреев в Генеральном Губернаторстве.

а) Генеральное Губернаторство. Рапорт от ноября 1943 г.

Ликвидирован во Львове рабочий лагерь вместе с оставшимися еще там евреями в количестве нескольких тысяч. Ликвидированы также еще две меньшие группы. Уничтожение группой евреев лагеря и места казни в Собиборе – как когда-то в Треблинке – ничего не смогло изменить в порядке вещей.

Далее, убиты на территории Польши разные группы евреев, присланных сюда из других стран. большинстве своем такие группы должны были находиться на территории руин Варшавского гетто, где особенно значительна группа греческих евреев, не приспособленных к этому климату и, конечно, лишенных одежды и нормального питания. Они гибли попросту от голода и изнеможения. Оставались лишь в небольшом количестве группы лагерных рабочих, состоящие только из людей, способных работать.

б) Генеральное Губернаторство. Рапорт от декабря 1943 г.

И дальше продолжалось уничтожение остатков евреев. Кроме упомянутого уже выше уничтожения части евреев, оставшихся во Львове у подножия горы Песковой, после этого вскоре прошла ликвидация оставшихся, за исключением большой группы евреев, предназначенных к уничтожению, которые совершили побег ….

Самой большой акцией в этом округе было уничтожение около 40 тысяч евреев в рабочих лагерях на люблинских землях, выполненное в начале ноября. С некоторых пор было предсказано приближение этой акции. Ее реализация началась 3 ноября с ликвидации лагеря в Травниках, насчитывающего около 10 000 человек, которых уничтожили на протяжении одного дня: согнали толпу ко рвам, накануне выкопанным наподобие противовоздушных траншей, а затем расстреляли эту массу (людей. – Ю. Г.) из автоматов. Одной из особенностей выполнения (этой акции. – Ю. Г.) было то, что при расстреле женщин был включен мегафон, по которому передавалась какая-то веселая музыка.

Через два дня было проведено убийство на «еврейском поле» лагеря в Майданеке, для этого в него свезли также евреев, содержавшихся в рабочих лагерях в самом Люблине;

всего погибло там около 15 тысяч человек.

Наконец, в ночь с 7 на 8 ноября началась акция в Понятове, которая продолжалась неделю;

так она растянулась, несмотря на то, что там была задействована большая армия эсэсовцев (которые «по дороге» ликвидировали остатки евреев в Налечове). Немцы натолкнулись здесь на попытку вооруженного отпора, в тех условиях она была подавлена без особого труда.

Барак с несколькими сотнями людей, попытавшихся оказать сопротивление эсесовцам, был сожжен, после чего приступили к уничтожению оставшихся жертв. Было их в Понятове около 15 000 человек. Даже погибая и не имея возможности активно сопротивляться, евреи уничтожили тут все предприятия (вместе) с хранящимися там материалами, оборудованием и т. д. Молва утверждает, что вместе с местными, в основном варшавскими, евреями погибла во время этого побоища в Понятове также большая группа евреев, привезенных из Италии.

Рвы для захоронения жертв – после сожжения трупов – были и тут приготовлены… После расправ, произведенных в рабочих лагерях на люблинских землях, нигде в Польше (кроме Лодзи) не осталось больших еврейских средоточий. Относительно большие, достигающие несколько тысяч человек, группы остались еще в рабочих лагерях в нескольких промышленных центрах Радомского округа. не этих средоточий сохранились только остатки евреев в Польше в виде групп, скрывающихся в лесах, нередко вынужденных для сохранения жизни заниматься бандитизмом (особенно на люблинских землях), или в виде отдельных людей, рассеянных по городам и время от времени обнаруживаемых и ликвидируемых.

Район Варшавского гетто не переставал быть объектом акции уничтожения, но не столько с целью поиска оставшихся там где-то в подвалах евреев, сколько с целью захвата всяких пригодных для употребления материалов и для использования строительных материалов разрушенных домов. Отзвуки взрывов стали еще одной чертой, характеризующей жизнь аршавы.

После бойни и полного уничтожения еврейских лагерей в Травниках и Львове конец ноября и декабрь привели к новым перемещениям евреев в существующих еще поселениях. Это было признаком, который знаменует приготовления к новой ликвидации.

В небольшом гетто в Радоме (около 2 тысяч евреев), после переноса его на ул. Школьную, наблюдалось постоянное ужесточение режима лагеря, связанное с возрастающей изоляцией этого поселения.

В лагере Буджина (около Красника) бытовые условия постоянно ухудшаются, а изоляция стала настолько плотной, что было почти невозможно добраться до этого места.

Районами концентрации евреев стали лагеря в Платове и Скаржиске. Последний стал одним из центральных лагерей. Скаржиск приходили со всей страны постоянно новые транспорты с евреями. Их количество доходило до 9 тысяч. Там постоянно проводились новые селекции, а отобранных отсылали в лагеря смерти. Лагерь в Скаржиске был абсолютно изолирован.

Из Лодзи приходили сведения о систематическом вывозе из местного гетто по 500 человек ежедневно.

В район бывшего Варшавского гетто в конце ноября и в начале декабря прибыло несколько транспортов с итальянскими евреями, которых тут уничтожил литовский отряд. лагере в Краснике подтвердилось разжигание немцами ненависти к полякам среди евреев.

О лагере Берген (около Ганновера) приходили вести, что был он совсем ликвидирован.

Евреев из этого лагеря перевезли в Освенцим. лесах, особенно в районах некоторых округов в люблинских землях, было несколько скрывающихся небольших групп евреев, которые по необходимости добывали пищу разбоем либо примыкали к партизанским группам Польской коммунистической партии.

На основании информации, полученной до конца декабря, пребывало на польских землях в легальных местах средоточия около 150000 евреев, притом половину из них представляли евреи-иностранцы.

19. Комиссия по изучению нацистских преступлений в Польше – Институт Народной памяти.

Варшава. Юлиану Гжесику, Люблин.

В ответ на письмо от 11 января 1988 г., врученное мне 19 февраля текущего года, охотно информирую, что:

1. От рук оккупантов за оказание помощи евреям погибло 969 поляков, известных поименно, и более 2400 – во время массовых акций;

2-е издание книги «Преступления против поляков, совершенные гитлеровцами за помощь, предоставленную евреям» содержит поименный список 872 человек. 3-е издание будет добавлено не менее 97 человек.

2. Поляков, награжденных медалью «Праведник народов мира», [166 - Медаль, которой Институт «Яд ва-Шем» в Иерусалиме награждает людей, оказывавших помощь евреям во время катастрофы. Почетное звание «Праведник народов мира» основано на учении иудаизма, согласно которому к блаженству будущего мира («Олам-Хаба») вместе с верующими евреями приобщатся праведники всех народов.] на теперешний момент насчитывается около 2013, но документально результаты комиссии до сих пор не оформлены, документы на примерно 200 человек еще находятся в стадии оформления. Уже в этом году были высланы в Институт Яд-Вашем [167 - «Яд ва-Шем» (древнеевр. «Память и имя», см.

Ис. 56:5) – институт в Иерусалиме, увековечивающий память жертв нацизма и собирающий сведения о каждом из 6 000 000 убитых евреев, а также хранящий информацию о героизме борцов против фашизма.] следующие 25 претендентов. Процент по отношению к другим народам не может быть приведен, так как числовые данные постоянно меняются.

С уважением – Прокурор, магистр ацлав Белявский, член Комиссии по изучению нацистских преступлений в Польше.

20. Еврейский исторический институт – Варшава.

Пану Юлиану Гжесику. Люблин.

Отвечая на письмо пана от 12. 02. 1987 г., охотно информирую, что число поляков, награжденных Институтом «Яд ва-Шем» в Иерусалиме медалью «Праведник народов мира», сейчас составляет более 2200 человек. Если же речь идет о числе поляков, убитых оккупантами за помощь, предоставленную евреям, – то, как установила комиссия по изучению нацистских преступлений в Польше, оно превышает 900 человек. Изучение этого вопроса продолжается и ныне.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.