авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

««Возвращение». Юлиан Гжесик Книга польского теолога и историка Юлиана Гжесика в оригинале называется «Алия ...»

-- [ Страница 6 ] --

Во время пребывания в Лондоне Козелевский встретился не только с поляками, он беседовал со многими выдающимися представителями политической жизни англосаксонского мира. Его принял У. Черчилль, руководитель лейбористов А. Гринвуд, министр торговли доктор Дальтон, члены парламента, послы США и Великобритании при польском правительстве в Лондоне. Козелевский выступил перед комиссией союзнических стран по изучению военных преступлений. После этого он добрался до США, где встретился с президентом Рузвельтом. марте 1945 г. Козелевский издал книгу на английском языке, посвященную, в частности, положению европейских евреев.

В конце 1942 г. Ш. Зигельбойм («Артур») на заседании Национального Совета в Лондоне представил доказательства массового уничтожения евреев, жертвами которого были и его жена с сыном, погибшие в аршавском гетто, о чем в то время он еще не знал. Чтобы привлечь общественное внимание и получить помощь правительства и американских евреев, он поехал в США, откуда, не добившись успеха, вернулся в Лондон и в мае 1943 г., доведенный до отчаяния, в знак протеста покончил жизнь самоубийством.

Национальный Совет потребовал немедленных совместных действий по прекращению геноцида. Польское правительство в эмиграции своими выступлениями, нотами, обращениями по радио и в прессе пыталось привлечь внимание мира к трагическому положению евреев в Польше. 3 мая 1941 г. оно передало через послов правительствам союзнических стран ноту о терроре и дискриминации евреев, а 10 декабря 1942 г. – повторную ноту «Массовое уничтожение евреев в оккупированной немцами Польше». ней Э.

Рашинский подсчитал, что из 3 130 000 евреев, проживавших в Польше накануне войны, более трети погибло за три прошедших года.

17 декабря 1942 г. союзники в совместной декларации двенадцати государств осудили геноцид и потребовали наказания преступников. 1 марта в парке Мэдисон Сквер состоялась демонстрация десятков тысяч жителей Нью-Йорка. На ней выступал X. ейцман. С этого времени информация о страшном положении европейских евреев все чаще стала доходить и до рядовых американцев, в том числе – до американских евреев. Однако настоящая лавина информации о зверствах гитлеровцев обрушилась на американцев только в 1944 г., особенно после вступления их войск в лагерь Берген-Бельзен. Сообщения об уничтожении евреев были сильнейшим шоком для Запада. Само понятие «холокост» [94 - «Холокост» (англ.

Holocaust – «всесожжение») – общепринятый термин для обозначения катастрофы евреев в годы Второй мировой войны. Эквивалентен понятию «Кидуш-Гашем» (др. – евр. «освящение Имени Божьего»), которое в течение многих веков обозначало мученическую смерть от руки врагов севышнего и Израиля.] – «жертвоприношение» – придало религиозную окраску страшной смерти, которую прежде никто не мог бы вообразить. Из Польши через Словакию, Венгрию и Турцию добрались до Палестины беглецы-евреи, передавшие руководителям тогдашнего ишува подробный отчет о ситуации в Польше. 1943 г. информация о газовых камерах еще считалась выдумкой и не передавалась британским Министерством иностранных дел. Отражение такой ситуации – совместное заявление Сталина, Рузвельта и Черчилля, подписанное 1 ноября 1943 г.

В 1943 г. контакт с польским правительством в Лондоне поддерживался с помощью отлично функционировавших подпольных радиостанций. актах правительственных представительств в стране находится множество копий депеш, высланных членами Еврейского национального комитета и Совета помощи евреям на имя Зигельбойма, доктора Шварцбарта и Шерера с просьбами о помощи и даже обвинениями в бездействии. Весной 1943 г. Комитет по делам спасения евреев в оккупированной Европе прислал из Лондона в Еврейский национальный комитет в Польше следующую депешу: «На протяжении всего военного времени ищем пути и способы взаимных контактов и оказания вам помощи. К сожалению, встречаем непреодолимое равнодушие и сопротивление со стороны тех, кто мог бы вас спасти».

В 1943 г. несколько эмиссаров привезли в Лондон важные документы. Среди них был микрофильм изданной в стране тиражом 2000 экземпляров брошюры «Год в Треблинке», в которой содержались показания очевидца – еврея Я. ерника. о время бунта, вспыхнувшего в Треблинке в августе 1943 г., ернику удалось бежать. Кроме того, была доставлена вторая брошюра, «Из пропасти», изданная в стране тиражом 3000 экземпляров. Эти брошюры оказали огромное влияние на западное общественное мнение.

В августе 1942 г. в лагерь в Белжеце прибыл немецкий офицер К. Герштейн, который должен был там «обеспечить порядок» и проинструктировать коменданта, капитана СС Готтлиба Геринга, о преимуществе «циклона» перед газами, с помощью которых умерщвлялись жертвы. На обратном пути Герштейн встретил в поезде шведского дипломата и под влиянием остатков человеческих чувств рассказал ему о происходящих в Белжеце ужасах. Дипломат составил рапорт и отправил его в Стокгольм. Шведские власти более года удерживали в строгом секрете существование рапорта и только в конце 1943 г. отправили его в Лондон. О его существовании польские власти узнали в начале 1944 г. и придали этому делу широкую огласку, но это было уже после уничтожения европейских евреев.

Наш рассказ завершат слова Яна Козелевского:

«Если речь идет о европейской части моей миссии, то она, как известно, потерпела неудачу.

Шесть миллионов евреев погибли, и никто не оказал им эффективной помощи. Ни одно из правительств, ни один из народов, ни Церковь. Помощь, героическую помощь оказывали лишь отдельные личности. Как же относиться к раздавшимся вдруг отовсюду голосам возмущения после разоблачения страшных фактов? Как к лицемерию. Все, кто хотел узнать правду о зверствах фашистов по отношению к евреям, могли знать ее, и не только от меня.

Но эта правда не могла „пробиться“, и не только из-за злой воли. Ведь холокост, систематическое уничтожение целого народа, происходил в истории впервые, и человечество не было подготовлено к восприятию подобного. Отсюда, видимо, подсознательное отрицание самых страшных, хотя и достоверных, свидетельств. Есть вещи, которые разум, сердце, совесть не хотят принимать к сведению».

7. Отношение союзников к истреблению евреев Информационные службы США и Англии в 1942–1943 гт. старались избежать широкой огласки фактов уничтожения евреев. Лишь в декабре 1942 – январе 1943 гг., в связи с принятием декларации союзников, этой проблеме было уделено большое внимание. Но затем, в 1943 г., средства массовой информации неделями и даже месяцами не публиковали об этом ни слова. Как уже говорилось выше, мир был в достаточной мере проинформирован о происходящем, но результат был незначительный и кратковременный. Акция гитлеровского режима «Окончательное решение еврейского вопроса» развивалась постепенно, поэтапно как с точки зрения хронологической, так и географической, но западная демократия была не способна это осознать.

В США каждый эмигрант-еврей должен был, по обязательным тогда правилам, предъявить официальное свидетельство о благонадежности, выданное полицией его родного города в Германии. 13 мая 1939 г. из Германии в Гавану отплыл пароход «Сент-Луис» с еврейскими беженцами на борту. Несмотря на полученное ранее от кубинского эмиграционного управления официальное разрешение, 908 из них было отказано в праве на въезд в страну. Американский госдепартамент тоже отказался принять беженцев, и «Сент Луис» отправился обратно в Гамбург. С борта парохода Рузвельту была направлена телеграмма с просьбой о помощи жертвам нацизма, среди которых было 400 женщин и детей.

Ответа от президента не последовало.

Иная судьба постигла немецких моряков в 1940 г. – еще до вступления Америки в войну.

Они выпрыгнули за борт в тот момент, когда их корабль выходил из Нью-Йорка.

Пограничники помогли им выбраться. Их поместили на острове Эллис.

Во время войны свыше 100 000 немецких пленных прибыли в США. И все они получили нормальные условия содержания – пищу и жилье. Еврейские же беженцы, отнюдь не стремившиеся, в отличие от гитлеровцев, уничтожить Америку, не удостоились такого отношения.

В 1940 г. власти Мексики отказались принять пароход с еврейскими беженцами из Франкфурта и приказали им вернуться в Германию. Когда пароход сделал короткую остановку в Норфолке (штат ирджиния), чтобы запастись водой и продовольствием на обратный путь, к госсекретарю Халлу отправилась делегация евреев во главе с председателем Еврейского агентства доктором Гольдманом. Он попросил Халла предоставить несчастным убежище, несмотря на то что у них не было эмиграционных документов. Халл, указывая на висящий за его спиной американский флаг, сказал: «Доктор Гольдман, я поклялся защищать этот флаг и свято соблюдать законы моей страны, а вы хотите, чтобы я их нарушил?» Гольдман, ссылаясь на случай с немецкими матросами, предложил Халлу позвонить беженцам в Норфолк, чтобы они тоже бросились за борт: «Им ведь наверняка не дадут утонуть, береговая охрана их выловит, и они окажутся в безопасности до конца войны». «Доктор Гольдман, – резко ответил Халл, – Вы самый циничный человек, которого я когда-либо встречал». На что тот возразил: «Позвольте Вас спросить, господин секретарь, кто из нас циничен? Я, старающийся спасти невинных людей, или Вы, отправляющий их на смерть?» Халл отослал просителей ни с чем, не подав Гольдману руки, и только благодаря вмешательству жены Рузвельта беженцы были спасены.

Нельзя не вспомнить и о позиции «восточного союзника». После подписания в августе 1939 г. пакта о ненападении и разделе Польши сотрудничество Германии и СССР активно развивалось. результате советская сторона в рамках взаимного обмена населением передавала немцам евреев – граждан Польши. Советские пограничники под покровом ночи депортировали через демаркационную линию и тех евреев, которые бежали из Генерального Губернаторства и не были сосланы в лагеря ГУЛага.

22 июня 1941 г. Гитлер напал на СССР. С началом войны началась ужасная драма еврейского населения СССР. Советские власти, зная, что может случиться с евреями, казалось, должны были бы оказать им особую помощь. Однако этого не произошло. Не последнюю роль сыграл здесь и антисемитизм Сталина. Без сомнения, разведка направляла правительству достоверную информацию о совершавшихся преступлениях, но советская пресса уделяла истреблению евреев мало внимания. газетных статьях подавалась обобщенная информация об убийствах оккупантами мирного населения, судьба евреев специально не выделялась, и трактовать это можно скорее как попытку приуменьшить масштабы истребления. Отсутствием правдивой информации объясняется и то, что советские евреи не были готовы к тому, что ждало их в случае оккупации.

В связи с позицией президента Рузвельта в вопросе о спасении болгарских евреев и разрешении им (менее 70 000) эмигрировать в Палестину категорический протест выразил министр иностранных дел Англии Иден. Такая позиция британского правительства объяснялась тем, что в случае подобного прецедента оно было бы вынуждено под нажимом общественности спасать и польских евреев. По мнению кабинета министров, если бы Гитлер на это пошел, то у Англии не нашлось бы достаточного количества транспортных средств для доставки евреев из Польши в Палестину. [95 - Основной причиной нежелания англичан «открыть Палестину» для евреев был страх перед возможным в этом случае арабским восстанием. ожди арабов на землях, подвластных Англии, и так симпатизировали Гитлеру и тайно помогали ему.] В апреле 1943 г. состоялась Бермудская конференция, участники которой ограничились обменом мнениями по проблеме еврейских беженцев и решили, что вопрос об оказании помощи уцелевшим евреям следует отложить до окончания войны!

Во время Второй мировой войны и по ее окончании правительство Англии делало все, чтобы не допустить оставшихся в живых евреев в Палестину и другие части империи. Более того, оно не соглашалось признать их ни пленными, ни политэмигрантами. Позорными страницами в истории Англии тех лет стали события, развернувшиеся вокруг трех кораблей с евреями-беженцами.

В ноябре 1940 г. в порт Хайфа после многодневного плавания прибыл пароход «Атлантики с 1800 пассажирами на борту. Английские власти интернировали их и всех до единого депортировали в Мавританию.

Другой корабль – «Сальвадор» (несколько сотен беженцев, в том числе дети) – затонул в декабре 1940 г. у берегов Палестины, так и не дождавшись помощи.

И, наконец, «Струма». Этот румынский корабль, рассчитанный всего на 100 пассажиров и находящийся к тому же в аварийном состоянии (пробоины, неисправность машин), взял на борт в румынском порту Констанца 769 беженцев и 16 декабря 1941 г. отплыл в Хайфу. Он потерпел аварию недалеко от Стамбула, но турки заявили, что не позволят беженцам сойти на берег, если у тех нет разрешения английских властей на въезд в Палестину. Англичане такого разрешения не дали. Десять дней корабль простоял на якоре, а 24 февраля 1942 г., несмотря на уверения капитана, что судно непригодно к плаванию, турки отбуксировали его в открытое море.

«Струма» затонула в шести милях от берега. Спаслись лишь два человека. Перед выходом судна в открытое море чиновники получили от английских властей разрешение на въезд в Палестину всего лишь для 70 детей.

В это время в Румынии происходили страшные события. Еще в январе 1941 г.

американский посол в этой стране Гантер сообщил о резне, устроенной «железной гвардией», в результате чего погибло более 700 евреев.

Три недели спустя трагедия кораблей стала предметом запроса депутата Липрона. Он обвинил правительство в том, что, если бы «Струма» была неприятельским судном, тогда немцев, итальянцев или японцев наверняка интернировали бы и содержали до конца войны, в то время как в отношении евреев-беженцев оно отказалось сделать это.

Г. Макмиллан, помощник секретаря в Министерстве по делам колоний, заявил в ответ: «Мы не должны предпринимать действия, которые противоречат нашей политике в вопросе о нелегальной иммиграции». Госсекретарь лорд Крэнборн цинично заметил: «той ситуации, в которой находится нынешний мир, необходимо в какой-то степени привыкнуть к подобным зверствам».

Все как будто сговорились против евреев. Даже шеф швейцарской полиции Ротмунд, распорядившийся 13 августа 1942 г. предоставлять убежища политэмигрантам, предупредил, что «беженцы по расовым мотивам таковыми считаться не будут».

Черчилль с трудом признал: «Евреи были первыми жертвами Гитлера и с самого начала находились на передней линии борьбы с национал-социализмом». Дальше этих слов дело не пошло. 23 марта 1943 г. в палате лордов состоялись дебаты по вопросу спасения евреев, но ворота Палестины и после этого остались для них закрыты. Тем не менее в период с 1939 по 1945 г. до Палестины нелегально добрались около 90 000 евреев.

Болью и гневом звучат слова Бен-Гуриона, сказанные им в 1943 г.: «Вы, народы, проповедующие идеалы свободы и справедливости, считающие себя защитниками демократии и поборниками социального прогресса, почему не спешите на помощь, видя, как беспрестанно и безжалостно проливают нашу кровь? Почему издеваетесь над нашим горем, произнося дешевые и бессмысленные соболезнования?»

8. Ватикан Пия XII и уничтожение евреев Чтобы избегнуть изложения собственных, быть может, субъективных взглядов на роль атикана в трагедии евреев, представим суду читателя несколько достоверных свидетельств по данному вопросу.

Приведем содержание речи бывшего генерального секретаря семирного еврейского конгресса доктора Г. Ригера (Женева), произнесенной в костеле св. Анны в Дрездене и озаглавленной «Предостережения, услышанные лишь немногими, – действия семирного еврейского конгресса в гитлеровские времена» (цитируем по «Знакам света» – сборнику совместных трудов Католической Церкви и синагоги от 5 марта 1986 г.): «Прежде всего он сказал, что очень взволнован тем, что спустя 52 года может снова обращаться к немецкому народу. Свой родной город Берлин и Германию он покинул в 1933 г., когда вместе с семьей был выслан на основании „арийского параграфа“ Нюрнбергского закона. Характерной для того времени была недооценка людьми происходящих событий. Многие думали, что национал-социализм – только эпизод, и лишь немногие понимали, что нацизм не знает никаких границ, ни моральных, ни этических.

Как вице-председатель Конгресса, доктор Ригер говорил прежде всего об отношении к атикану. Первые контакты между Конгрессом и атиканом были установлены лишь в 1942 г., перед лицом надвигающейся трагедии. результате Ватикан вмешался в события, происходящие в Словакии, и там установилось недолгое затишье. Однако этого не произошло в других странах, прежде всего в Германии.

Второй этап начался после обращения правительства США осенью 1942 г. к атикану с просьбой о подтверждении информации об уничтожении евреев. Секретарь атикана кардинал Маглиони ответил, что он не верит в существование данных, подтверждающих эти серьезные опасения.

В последующие месяцы в Ватикан поступили многочисленные донесения, подтверждающие подозрения о происходящем «уничтожении евреев посредством массовых убийств». декабре 1942 г. опубликовано заявление союзнических стран с публичным осуждением «экстерминации» евреев. Аналогичное заявление поступило и от польского правительства в эмиграции. Правительства США и многих латиноамериканских стран потребовали от папы публичного осуждения (декларации). Пий XII в своей речи по поводу празднования Рождества Христова, произнесенной им в 1942 г. по ватиканскому радио, охарактеризовал сложившуюся ситуацию, но при этом не подчеркнул особого положения евреев. По словам референта, осуждение было «очень смелым»;

с точки же зрения сегодняшнего дня его можно назвать «крайне слабым».

Чрезвычайно убедительной была реакция Англиканской Церкви в Англии на уничтожение евреев. 1944 г. этой церковью была оказана эффективная помощь венгерским евреям во время их депортации. Благодаря вмешательству атикана и енгерской церкви в Венгрии было спасено множество евреев. Однако, по словам доктора Ригера, ватиканская дипломатия так и не сумела понять всей трагичности сложившейся ситуации. Совершенно иной была позиция временного семирного Совета церквей, при этом особого упоминания заслуживают две личности: ставший впоследствии генеральным секретарем Совета иссерт Хофт и его предшественник на этом посту, немецкий дипломат, пастор конфессиональной церкви Адольф Фрейденберг, руководивший оказанием помощи беженцам. отличие от атикана, семирный Совет церквей постоянно поддерживал обмен информацией со семирным еврейским конгрессом».

9. Поляки в деле спасения евреев Историческая правда о помощи, которую поляки оказывали евреям, иногда по разным причинам искажается. Классический пример манипуляции документами – реферат Стефана Краковского «Польское общество и скрывающиеся еврейские беглецы, 1942–1944». ноябре 1984 г. в Институте польско-еврейских исследований в Оксфорде состоялась Первая международная Конференция, посвященная польско-еврейским отношениям в свете новой истории. И вот каким образом видит эти отношения С. Краковский.

Первоисточники, на которые он опирался, – это дневники, рассказы, воспоминания оставшихся в живых евреев и поляков, которые контактировали с прячущимися евреями или были свидетелями оказываемой им помощи. Дополнительный материал составляет подпольная литература. исследованиях не брался во внимание аршавский округ и территории, принадлежавшие немцам, но была проанализирована ситуация на землях Второй Речи Посполитой в границах перед 1938 г., что и обусловливает статистику, приведенную автором. Ведь С. Краковскому было хорошо известно, что бендеровцы истребили там тысячи поляков, а еще десятки тысяч спасались бегством. На этих территориях осталось слишком мало поляков, чтобы можно было упрекать их в плохом отношении к евреям.

Несмотря на это, сами подвергаясь смертельной опасности, поляки, в меру своих возможностей, помогали преследуемым евреям. от, например, показания Адама Ландесберга:

«Особенно на восточных территориях рыскали украинские банды, выдавая немцам людей, убивая и грабя. В этом районе, около Жолкиева, евреям постоянно помогала польская деревня Костеев. Люди из этой деревни голодным давали еду, а нагим одежду».

Еще пример: во Львове в своем доме на улице Стрыйской Иосиф Соха скрывал несколько десятков человек, а после окончания войны не хотел и слышать о каком-либо вознаграждении, считая сделанное своим христианским долгом. Подобные случаи, скорее всего, автор реферата во внимание не принял.

В реферате было исследовано 2000 документов, описана 1000 случаев, произошедших в 767 населенных пунктах. Исходя из этого отнюдь не показательного материала, Краковский пришел к следующим выводам: благодаря помощи, оказанной поляками, спаслись человека еврейской национальности. Число идентифицированных поляков, которые скрывали или помогали в сокрытии евреев, – 965. За помощь, оказанную евреям, были расстреляны 80 поляков.

Число идентифицированных евреев, убитых или выданных поляками немцам, – человек. 120 населенных пунктах зарегистрированы убийства евреев подпольем (Национальные вооруженные силы и, частично, Армия Крайова), в том числе совершенные «людьми АК» уже после формальной ликвидации АК в январе 1945 г.

На основе столь произвольно анализируемых данных автор реферата подытоживает:

«Поэтому мы считаем себя полномочными подчеркнуть, что в то время, как большинство преступлений против скрывающихся еврейских беглецов было совершено подпольными организациями, акты помощи евреям носили, в своем большинстве, индивидуальный характер, опирались на добрую волю благодетелей и не были связаны с действиями подполья. Исходя из общего числа преступлений и насилий, роль польского подполья не может быть не оценена как определенно отрицательная».

Трудно найти подходящее определение для этого «научного труда», при том, что такого рода публичные выступления неединичны.

Описывая мученичество еврейского народа на польских землях, нельзя не затронуть вопрос о помощи, оказывавшейся поляками преследуемым евреям. Чем объяснить, что помощь евреям на территориях, оккупированных немцами, в том числе в Польше, была так мала?

Проблема эта в разных странах разрешалась неодинаково. Это зависело от многих обстоятельств, в том числе от того, была ли данная страна «подданным» оккупанта, каким был уровень жизни ее жителей, кто руководил государством.

Польше дела обстояли не лучшим образом. После 123 лет зависимости от других держав нужно было сплотить народ, реставрировать самые основания государственной, экономической и других систем. Страна была разрушена войной, оставалась глубоко отсталой, бедной, ее населяли граждане разных национальностей, в том числе представители многочисленной еврейской общины. Польское правительство за двадцатилетний период сделало очень много для страны, но также совершило немало ошибок в национальной и конфессиональной политике. ластью распоряжалась армия при поддержке буржуазии и Католической Церкви.

Пасторское послание кардинала Хленда – главы Церкви в 1936 г. – дает нам возможность ознакомиться с позицией Польской Церкви по отношению к евреям: «Еврейская проблема существует и будет существовать, пока евреи будут евреями… Факт, что евреи настроены против Католической Церкви, являются вольнодумцами, авангардом безбожия, большевистского движения и подрывной работы. Факт, что еврейское влияние на нравы пагубно, а их учреждения и издательства пропагандируют порнографию. Правда и то, что евреи занимаются обманом, ростовщичеством, торговлей живым товаром. Также правда, что в школах влияние еврейской молодежи на католическую, в религиозном и моральном плане, в большинстве случаев является отрицательным. Но будем справедливыми. Не все евреи таковы. Очень многие евреи – люди верующие, порядочные, справедливые, милосердные, творящие добро. о многих еврейских семьях царит теплая, здоровая атмосфера. Мы знаем, что в еврейской среде есть люди в моральном отношении выдающиеся, благородные, почтенные».

Вот пример традиционного римско-католического антииудаизма, осуждающего применение насилия по отношению к евреям, который отличается от этнического антисемитизма и расизма. Можно сказать, что предвоенная Церковь была народной и национальной с националистическим и антиеврейским уклоном.

Профессор Рауль Хилберг, который выступает в фильме Shoah главным свидетелем специалистом, рассказывает: «С самого начала христиане говорили евреям: „Вы не можете жить среди нас как евреи“. Светская власть в конце средневековья решила: „Вы не можете жить среди нас“. Наконец, гитлеровцы провозгласили: „Вы не можете жить“».

Общество предвоенной Польши, в огромном большинстве своем католическое, находилось под антисемитским влиянием, насаждаемым клиром, епископатом и его органами печати.

Польские власти видели частичное разрешение проблемы безработицы и контроля со стороны евреев над различными сферами экономической жизни в массовой эмиграции их в Палестину.

Через несколько десятилетий Израиль оказался в подобной ситуации с арабским населением. Во времена войны с арабами в 1967–1968 гг. были насильственно выселены около 500 000 палестинцев. Средства израильской массовой информации сообщали, что 22 % израильтян считает «наилучшим выходом» «отделаться» от палестинцев, являющихся гражданами Израиля. Этот процент оказывается намного выше, когда речь идет о выселении палестинцев из сектора Газа и с западного берега реки Иордан.

Подобного рода практика, независимо от того, кто ее осуществляет, не может быть оправданной. Но, оглядываясь назад спустя десятилетия, можно утверждать, что различного рода давление, оказанное перед Второй мировой войной на восточно-европейских евреев, в том числе на польских, принуждающее их эмигрировать, было попыткой со стороны Бога спасти их от неминуемого уничтожения. Можно только сожалеть, что этот шанс использовало лишь малое число евреев.

Красная Армия, вступая на восточные територии Второй Речи Посполитой на основе пакта Рибентропа – Молотова, встретила восторженный прием со стороны местной еврейской бедноты, что естественно, т. к. это было для нее временным спасением. Но нужно также понять и поляков, видевших предательское поведение евреев, бывших граждан Польского государства. этой ситуации не было возможности опровергнуть множество выдумок и преувеличений относительно евреев, равно как и привести доказательства того, что евреи предатели составляли ничтожный процент по сравнению с другими национальностями.

Активная позиция на стороне сталинской власти, занятая евреями-отступниками от религии Моисея, бросила тень на всех представителей этого народа, настраивая против них местное население. какой-то мере этим объясняется то, что когда 22 июня 1941 г. немцы вошли на упомянутые польские территории, часть местного населения принимала их с радостью как избавителей от большевистского режима. Бресте над Бугом выпущенные из советских тюрем заключенные устроили погромы местных евреев.

Этот случай передает атмосферу тех дней. Слухи о занятой евреями позиции во время советской оккупации были преувеличенны, евреям приписывались все преступления, совершенные сталинским режимом. Это отчасти и объясняет равнодушие и даже враждебность населения по отношению к евреям.

25 сентября 1941 г. главнокомандующий АК генерал Грот-Ровец-кий в телеграмме правительству в Лондоне докладывал: «Является реальным фактом, что огромное большинство населения страны настроено антисемитски… Антисемитизм в стране широко распространен».

В августе 1942 г. писательница Софья Коссак писала от имени небольшой католической группы «Фронт возрождения Польши» в брошюре под названием «Протест»: «Кто молчит, видя, как совершается убийство, становится сообщником убийства. Кто не осуждает, тот позволяет… Мы, польские католики, хотим высказаться. Наши чувства по отношению к евреям не изменились. Мы не перестаем их считать политическими, экономическими и идеологическими врагами Польши. Более того, мы осознаем, что они ненавидят нас больше, чем немцев, что перекладывают на нас ответственность за свои несчастья. Почему, на каком основании – остается тайной еврейской души, хотя это подтвержденный факт. Однако осознание этих чувств не освобождает нас от осуждения преступлений».

Такая позиция известных представителей польского общества упрощает проблему. Факт, что большинство поляков оказалось равнодушным к беде евреев. Но равнодушие – это не сообщничество в преступлении и не проявление антисемитизма. Однако многие евреи, исследуя сегодня данный вопрос, не замечают этого.

В Польше, в отличие от других занятых германскими войсками стран, с самого начала оккупации власть захватила немецкая администрация, которая с методической точностью исполняла все приказы ермахта. Только переживший пекло оккупации может понять те страшные и сложные условия, в которых находилось большинство населения оккупированных стран. Подчеркнем – значительная его часть не помогала преследуемым евреям, что объяснялось не столько антисемитизмом, сколько дезориентацией простого жителя, его малой сознательностью и просвещенностью, но чаще всего – страхом перед местью оккупанта. Поэтому сегодня нельзя делать слишком поспешные и поверхностные выводы о людях, живших как по одну, так и по другую сторону стен гетто;

это было время тяжких испытаний.

Избежать смерти могли лишь отдельные евреи, народ же в целом никто не был в состоянии спасти;

изменить ход событий могли только те, кто уехал из страны. Никто не имеет права требовать, чтобы для спасения ближнего человек отдавал собственную жизнь. А именно такой, увы, была цена спасения евреев. Нужно было заранее приготовиться не только к собственной смерти, но и к смерти всей своей семьи. А ведь многие поляки избрали именно такой путь.

Наши размышления над этой проблемой закончим словами выдающегося польского писателя Анджеевского: «Для всех честных поляков судьба гибнущих евреев была особенно болезненной, т. к. умирали люди, которым наш народ не имел права смотреть в глаза прямо и с чистой совестью. Полячкам и полякам, погибающим за свободу, польский народ мог смело смотреть в глаза. Евреям, умирающим в горящем гетто, – нет!»

Однако, наперекор этому высказыванию, попробуем посмотреть правде в глаза и в обрывках истории тех лет найти повод для оптимизма. о всех оккупированных странах отдельные граждане спешили евреям на помощь. Но только в Польше эта помощь стала централизированной, охватившей территорию всей страны. Кто-то спросит: почему это произошло так поздно? Скорее всего, потому, что тогда никто не мог предвидеть, что геноцид приобретет невиданные в истории масштабы.

Выше уже рассказывалось о создании в 1942 г. отдела по еврейскому вопросу и временного комитета помощи евреям имени Конрада Жеготы. 4 декабря 1942 г., при сотрудничестве политических сторон, представительство правительства учредило Совет помощи евреям «Жегота». Делегатом представительства при Совете был избран начальник «еврейского отдела» Витольд Беньковский.

О том, какое значение представительство Польши в эмиграции придавало еврейскому вопросу, свидетельствуют записи, сделанные Беньковским в 1948 г.: «Как начальник отдела „Жегота“, я получил прямую связь с Управлением гражданской борьбы, отделом финансов, Главным штабом Армии Крайовой, а также со всеми информационными каналами (радио, полевая почта, эмиссары). Факт этот (единственный случай в структуре нашей тайной государственной администрации) свидетельствует об очень серьезном отношении к проблеме евреев. В то время как лидеры партий и высшие чиновники целыми неделями ждали связи по радио с Лондоном, я мог во время Варшавского восстания в гетто по семь раз в день передавать в Лондон известия с места событий. Что касается вынесения смертных приговоров шантажистам, то я был наделен специальными полномочиями. Собственноручно я подписал 117 смертных приговоров, из которых 89 было приведено в исполнение… Отдел „Жегота“ занимал важную позицию в политическом отношении… Организация Отдела охватывала все структуры, занимавшиеся „еврейским вопросом“: политику (внутреннюю и зарубежную), разведку, социальную помощь».

Совет помощи евреям «Жегота» имел финансовый, жилищный, идеологический, детский отделы, отдел одежды, а также отдел провинциальных дел, документирования и отдел по борьбе с шантажом. Весной 1943 г. была организована деятельность Совета в Кракове и Львове, а также в Радоме, Енджееве, Ченстохове, Скаржиске-Камен-ной, Петркове Трыбунальском, Тырнове, Перемышле, Саноке, Люблине, Замости и других городах.

На основе рассказа начальника финансов «Жеготы» Ф. Арчинского обрисуем для примера сферу действия некоторых его отделов. Отдел идеологии через сеть корреспондентов получал данные об экстерминации евреев, о бежавших и скрывающихся евреях, их потребностях и самочувствии. Издавались бюллетени, которые получали власти, политические партии и подпольная пресса. 1943 г. опубликовано три брошюры тиражом 000, и еще одна на немецком языке, под видом публикации немецкого движения Сопротивления;

брошюры были распространены среди немцев и в их учреждениях.

брошюрах описывались маштабы преступлений нацистов и содержались призывы к общественности помогать гибнущим евреям. Брошюра «Год в Треблинке» была издана тиражом 2000 экземпляров, а сборник поэзии «Из бездны» – тиражом 3000. Обе брошюры распространялись не только в стране, но были переброшены и на Запад.

Высылаемые за границу рапорты должны были информировать общественность на Западе и вызывать специальные репрессии по отношению к Германии со стороны союзников. Но все старания были напрасны. Так, например, в одной из депеш, посланных в период ликвидации гетто, содержался призыв к мести за убийства евреев. Полученное разъяснение было таким:

«Воздушные силы Н-ской воинской части не призваны исполнять акты мести, а призваны к выполнению исключительно боевых заданий».

Детский отдел «Жеготы» заботился о тысяче и более еврейских детей и подростков.

Считается, что «Жегота» покровительствовала более чем 20 000 евреев. Варшаве и ее окрестностях отдел документации выдавал фальшивые документы всем подопечным евреям, в том числе свидетельства о рождении, смерти, церковном венчании, прописки и т. д.

среднем в день выдавалось около 100 именных документов. Более того, этот отдел обслуживал в Варшаве местные отделения Совета всей страны, выдавая «слепые»

документы, т. е. бланки без имен и фамилий, которые вписывались на местах. Перед началом Варшавского восстания, в 1944 г., было изготовлено 50 000 документов, из них 80 % – для скрывающихся евреев.

Финансовый отдел получал субсидии от представительства из средств, пересылаемых правительством из Лондона. Приведем лишь несколько общих данных.

За два года деятельности «Жеготы» 90 % расходов понесли польские власти, а 10 % – еврейские организации за границей. Польские парашютисты («тихотемные») доставили для нужд Бунда с октября 1942 г. по август 1944 г. 420 000 долларов, эквивалентных 30 000 оккупационных злотых. Имеющиеся данные говорят о том, что финансовая помощь западных евреев начала прибывать в большем количестве, когда живых польских евреев осталось уже немного. клад представительства был очень значительным. При этом у представительства были огромные расходы на разные цели (в том числе военные), финансовые же дотации от польского правительства в Лондоне были ограничены, т. к. оно само вело войну с немцами на деньги, полученные, главным образом, от союзников в кредит.

Такова правда о некоторых формах оказывавшейся евреям помощи. Однако остаются целые области, которые до сих пор не были и, похоже, уже никогда не будут исследованы, т. к. мрак забвения покрыл множество событий, а живых свидетелей остается все меньше.

Кто же сегодня может установить точное число евреев, спасенных поляками, или сказать, сколько поляков погибло, давая им убежище или пропитание? Свидетели подтверждают, что в варшавском гетто не было и дня, когда хотя бы несколько «контрабандистов», передающих в гетто еду, не были застрелены. Необходимо помнить, что с марта 1941 г. гитлеровцы исключили евреев из городской системы отоваривания аршавы. Тем не менее поляки доставляли в гетто более 250 тонн продуктов в день, и это в то время, когда в большинстве польских городов (в том числе во Львове и Варшаве) царил голод.

Нужно также подчеркнуть, что до акции люблинского гестапо под предводительством Хоффле, т. е. до 13 сентября 1942 г., в основном благодаря полякам, мастерские, работавшие в гетто, имели сырье и могли реализовывать свою продукцию, т. е. у евреев была работа. Что уж говорить о помощи оружием, благодаря которой горстка защитников гетто смогла довольно долго продержаться в борьбе с хорошо вооруженными и имеющими большой опыт гитлеровцами!

Можно ли подсчитать, сколько польских семей прятало у себя евреев, не имея никакой помощи извне, ибо мало кто имел возможность контактировать с законспирированными организациями Сопротивления или «Жеготой». Может ли тот, кто не пережил оккупации, представить себе, как семья, прячущая евреев, обеспечивала себя продуктами питания, боясь увеличенным объемом покупок привлечь внимание окружающих?

Кроме того, случалось, что прячущийся самовольно, без ведома «опекуна», временно покидал свое убежище, как это было, например, в Оссове под Варшавой с «подопечным»

Зеленкевича евреем Шапиро, который, будучи пойманным, привел гестаповцев в свое убежище. Чудом избежали смерти лишь жена и сын Шапиро: им удалось убежать, но Зеленкевич был казнен. При подобных обстоятельствах погибли священники ордена Паулинов во Львове.

Слухи об этих событиях обостряли чувство тревоги и опасности. Сегодня очень трудно поставить себя на место тех, кого Институт «Яд-ва-Шем» в Иерусалиме называет «праведниками народов мира». И не зря столь почетный титул дан лишь немногим.

В 1941 г. только в одной из оккупированных стран – в Польше – грозила смертная казнь за предоставление не только убежища, но и пищи еврею. За это «преступление» на Западе не погиб ни один бельгиец или француз. Чтобы представить себе картину господствовавшего в Польше террора, опишем некоторые из произошедших тогда трагедий.

Как показывают рапорты Главной комиссии исследования гитлеровских преступлений в Польше 1968 г., за помощь евреям погибло 343 поляка, из них 243 жертвы были идентифицированы, среди них – 64 женщины и 42 ребенка. Цифры эти сильно занижены, на основании результатов новых исследований можно говорить о более чем 900 поляках, погибших за оказание евреям помощи, что подтверждает Еврейский исторический институт.

В трех частях книги Those who help («Те, кто спасал»), изданных в 1993, 1996, 1997 гг., не только перечислены фамилии награжденных в Иерусалиме. Там есть поименный список поляков, казненных гитлеровцами за помощь евреям во время Второй мировой войны.

Список этот еще не завершен, исследования продолжаются.

Папа Римский причислил к лику святых отца Максимильяна Колбе за спасение евреев в Освенциме. За подобные поступки казнены множество поляков, проявивших не меньший героизм. Но мало кто из поляков (и из евреев), помнит о них, тем более – об их осиротевших семьях.

Вот несколько примеров такого героизма: 6 декабря 1942 г. в селе Чепелово-Старе (Келецкое воеводство) за сокрытие евреев отдел СС сжег три польские семьи в их домах (всего 23 человека, из них 15 детей). Варшаве подобным образом погибли две семьи с улицы Груецкой – Марчаки и ольские. Они были членами «Жеготы» и давали убежище более тридцати евреям, в том числе бежавшему из концлагеря историку варшавского гетто доктору Е. Рингельблюму (1900–1944). 7 марта 1944 г. все, кто находился в квартире, – и поляки, и евреи – были расстреляны. селе ерховиска под Люблином группу местных евреев скрывал в своем хозяйстве Иосиф ардзинский. Проверяя постройки, гитлеровцы нашли евреев и расстреляли их. о время перестрелки (евреи защищались, пока хватало боеприпасов) хозяин успел убежать. Скрывался он в лесу вместе с оставшимися в живых евреями и бежавшими из плена русскими. о время облавы в Минковицком лесу погибли все, кроме двух человек.

ардзинский погиб 9 июля 1943 г., он был застрелен на дереве, где прятался. селе Карчмиска (Люблинское воеводство) за помощь евреям погибла С. ишневская и ее 12-летняя сестра София, а также семья С. Марчиняка, хозяйство которого было сожжено. Нафталине (район Ястков) вместе с прячущимся евреем Нафталием Брутером был расстрелян С. Касиора, а в Томашовицах за помощь евреям были казнены семьи Петраков и исмульских. 10 декабря 1942 г. в оли-Пшибыславской (Люблинское воеводство) погибли ладислав Абрамек, Иосиф Афтыка (54 года), Анеля (52 года), Марианна (14 лет), София (17 лет). Эти примеры наглядно иллюстрируют степень самоотверженности тех непризнанных героев.

Медаль «Праведник народов мира», которой Институт народной памяти («Яд ва-Шем», Иерусалим) награждает тех, кто спасал евреев, – косвенное свидетельство отношения оккупированных народов к преследуемым евреям. Этими медалями не награждают посмертно, не награждаются ими и те, кто сам на них не претендует. Многие из еще живущих остаются безымянными героями, не ища никаких наград. А сколько их уже умерло?

Самая большая награда для них – чистая совесть и сознание до конца исполненного долга.

Из документов, а также из сопоставления количества награжденных из разных стран следует, что поляки составляют самую большую группу (если же соотнести количество награжденных с численностью населения, то на первом месте оказываются голландцы).

Но дело не в цифрах. Значение этих данных, к сожалению, недооценивают те, кто должен помнить о них и о многих других фактах более чем 800-летней истории пребывания евреев на территории Польши.

Отдельная тема – благодарность спасенных своим благодетелям, и здесь далеко не все сделано. Известный еврейский поэт Хаим Хефер в поэме «Праведники мира» приглашает нас задуматься над этим.

…При звуках этих слов – спасителей своих Я вспомнил, и объят сомнением суровым:

Когда б вокруг ревел той ненависти вихрь, — Сумел бы я чужих укрыть под отчим кровом?

На риск, на смертный страх – обрек бы я семью, А душу – на разлад, на мрак ночей бессонных?

Сумел бы обуздать и мысль, и речь свою Пред всеми, кто вокруг, – в приветствиях, в поклонах?

Вот так – за часом час, вот так – за годом год, Доносчиков боясь, сумел бы продрожать я — За благодарный взгляд, что лишь в конце мелькнет, За слова теплоту, за миг рукопожатья?

Нет платы за добро. За верность нет наград.

И небольшая честь – отдать чужим излишки.

Лишь в самый страшный день увидишь, кто твой брат, Об искренней любви узнав не понаслышке.

И снова я ищу – и нахожу ответ:

Суметь бы стать таким не на словах, на деле!

Ведь, чтобы выжил я, чтоб видел солнца свет, — Они презрели смерть и ей в глаза глядели.

За смелость в черный час, за высший ваш талант — За жар души – поклон вам, искренние братья.

О ты, что не даешь пасть небу, как Атлант, — О Праведник! Тебе хочу хвалу воздать я! [96 - Перевод Д. Щедровицкого.] 10. Евреи в Польше после 1944 г Кошмар, пережитый во время оккупации, вселил в сознание народов, и в том числе поляков, желание мира, безопасности и стабильности. Однако сложившееся в стране положение отодвинуло на несколько лет эти перспективы. Это произошло в результате перемен в общественном строе. Крайне левые силы, которые по воле Москвы взяли власть в стране, ликвидировали существующие структуры подпольного государства. Они заполнили тюрьмы десятками тысяч бывших солдат Армии Крайовой, еще десятки тысяч репрессивные органы СССР депортировали в Сибирь. это время было совершено много непоправимых ошибок в национальной политике, в том числе – ив отношении евреев.

В борьбе за власть противостоящие силы старались сыграть на антисемитизме, тем более что гитлеровская политика и пропаганда оставили следы в сознании части граждан.

В таких обстоятельствах не составляло труда подбить толпу на антиеврейские выступления и даже на погромы. Такие погромы прошли в Кракове (11 августа 1945 г.), Ржешове (4 июля 1946 г.), в Кельце (в тот же день). них погибли 40 евреев. Поводом к последнему погрому, согласно одной из версий, послужило умышленное укрытие в подвале восьмилетнего Хенрика Блашика, согласно другой, отец будто бы отослал его в село. Мальчику велели говорить, что евреи держали его в погребе дома по ул. Планты, 7, в Кельце. [97 - То есть это была попытка очередного кровавого навета из серии печально известных обвинений евреев в употреблении «крови христианских младенцев».] Как сообщило потом государственное прессагентство, подстрекатели, переодетые в мундиры армии генерала Андерса (польской армии на Западе), будто бы кричали: «Бей жидов! Да здравствует правительство в эмиграции!

Да здравствует Лидере!»

Раввин Д. Каган определяет количество участвовавших в этом погроме в 2 000 человек и так описывает все событие: «Евреи закрылись в доме и были готовы защищать свою жизнь имеющимся у них оружием. 12 часов прибыла группа вооруженных милиционеров под командованием сержанта. Блахута… который приказал сдать ему оружие… и выйти во двор.

Когда евреи отказались повиноваться, Блахут стал бить их рукояткой пистолета по головам, кричал… Следствие установило, что Блахут был единственным милиционером, посланным из отделения милиции, а его помощниками были „убийцы из толпы“.

Знакомый с этим делом с удивлением спросит, что же делали местные и центральные власти, которым об этом событии было, конечно же, сообщено? Возможно ли, чтобы в воеводском городе с большим гарнизоном войск, милиции, службы безопасности, во время беспорядков действовал, да еще таким образом, один только милиционер Блахут? «Дело», начатое против мнимых виновников событий, больше было похоже на фарс (как и другие подобные судебные процессы тех мрачных времен).

Католическая Церковь в краковской газете «сеобщий еженедельник» осудила и кельцский погром, и антисемитизм вообще. Через неделю после этих событий, 11 июля 1946 г., архиепископ примас Хленд, осудив погром, завершил свое заявление такими словами:

«Поляки, сами истребляемые, поддерживали евреев, укрывали их и спасали с опасностью для собственной жизни. Многие евреи в Польше обязаны жизнью полякам, польским священникам. Ответственность за то, что это доброе отношение к евреям меняется, в значительной мере ложится на тех евреев, которые сегодня занимают в Польше руководящие государственные посты и стремятся навязать Польше общественный строй, которого подавляющее большинство народа не желает. Это опасная игра, ведущая к напряжению. В этих столкновениях в политической борьбе погибают, к сожалению, евреи, но также погибает и много поляков».

Историк Кристина Керстен в еженедельнике «Солидарность» (1981, № 36) в статье «Кельце, 4 июля 1946 г.» утверждает, что эта провокация была делом рук спецслужб и остается до сих пор нераскрытой тайной тогдашних властей ПНР. Это мнение разделяет также Михаль Хенцинский [98 - Chencinski М. Poland: Communism – Nationalism – Anti Semitism. NY., 1982. – Ю. Г.] в своей книге. Профессор И. Гутман [99 - Гутман И. Евреи в Польше после Второй мировой войны. – Иерусалим, 1985.] из Иерусалима комментирует эту гипотезу так: «Автор, знакомый с деятельностью секретных служб изнутри, видит в большинстве политических событий в Польше после войны следствие вмешательства этих служб. Келецкий погром также связан с секретными службами…».

В то же время распространялись слухи, что эту провокацию организовали сионисты (агенты «Брихи») для того, чтобы в рамках кампании «алия бет» поторопить польских евреев к эмиграции в Израиль. Нет нужды обосновывать абсурдность такого мнения.

Другие события, отзывающиеся болью в сердце, – это убийства евреев поляками после 1944 г. И. Гутман в своей книге, ссылаясь на «нутренний циркуляр польского правительства», утверждает, что до конца 1945 г. в Польше был убит 341 еврей. Количество же евреев, убитых к лету 1947 г., он оценивает примерно в 1000 человек. Он по известной лишь ему причине использует «приблизительный» метод исчисления, хотя в то время уже четко действовали бюро по учету движения населения и власти регистрировали все случаи, которые могли использовать в борьбе с политическими противниками. Гутман приводит еще один сомнительный довод.

В разговоре с журналистами, приехавшими с Гувером (бывшим президентом США), президент Польши Болеслав Берут сказал, что «нет возможности установить точную цифру, но в течение года были убиты несколько сотен евреев остатками антисемитских организаций, которые в Польше нелегальны». нормальных условиях даже такая приблизительная цифра, сообщаемая государственным деятелем высокого ранга, имела бы значение, но не в тогдашней Польше, да к тому же высказанная с политической целью такой неоднозначной личностью, как Болеслав Берут, называемый польским Сталиным. ПОРП на съезде в 1989 г.

заявила, что «Болеслав Берут… инспирировал многочисленные судебные процессы и вынесение суровых приговоров. По его инициативе проводились необоснованные аресты и фальсифицированные обвинения групп ведущих деятелей ПРП…».

Ученый такого масштаба, как профессор Гутман, должен знать, как часто еврейскую кровь использовали в политических целях. Поэтому не стоит делать окончательные выводы, опираясь на подобные «доказательства».

Существуют объективные трудности при определении фактического количества польских евреев, избежавших уничтожения гитлеровцами. Многие тысячи их по разным причинам, преимущественно личным, все еще находились в СССР. Значительная часть в момент окончания войны оказалась в концлагерях в Германии и больше не вернулась в страну.

Многие из тех, кто пережил оккупацию с помощью «арийских бумаг» (паспортов), порвали с иудаизмом и либо уехали на Запад, либо ассимилировались внутри страны. И те, и другие не вступали в контакт с еврейскими общинами. Не регистрировались в общинах и еврейские коллаборационисты, стремившиеся поскорее уехать на Запад. Данные, полученные от филиалов еврейских организаций в Польше, приблизительны и не отвечают окончательно на вопрос о том, кто, когда и как спасся. Результаты исследований, проведенных поляками, неполны и противоречивы.


Сектор по делам помощи еврейскому населению при Комитете национального освобождения на 10 октября 1944 г. имел на учете всего 8000 евреев в Люблине и других населенных пунктах той части воеводств, которая была освобождена Красной Армией. ноября 1944 г. был создан Центральный комитет евреев в Польше (ЦКЕП). июле 1946 г. в Польше жили уже 244964 еврея, в том числе с февраль по июнь 1946 г. на основании договора о репатриации между Польшей и СССР были репатриированы 136550 человек. Еще 108000 – это евреи, либо пережившие оккупацию, либо к февралю 1946 г. очутившиеся в Польше в результате нелегальной репатриации с Украины, из Белоруссии и Литвы. Как утверждает Президиум ЦКЕП, в 1945 г. таким образом в Польшу сумели пробраться около 000 евреев.

В 20-е годы, когда Англия ограничивала въезд евреев в Палестину, для поддержки нелегальной иммиграции был провозглашена «алия бет» («вторая алия», т. е. нелегальная).

Были также «алия гимель» и «далет» (от следующих букв еврейского алфавита) – эмиграция по поддельным удостоверениям или путем многократного их использования разными лицами. 30-е годы «алия бет» перевозила контрабандой эмигрантов в основном из Германии и других стран Центральной и осточной Европы. Для этого она создала подпольные группы, называемые «Бриха» (евр. «бегство», «неожиданный уход» в Эрец-Исраэль – «землю Израиля»).

Уже в ноябре 1945 г. агенты «Брихи» организовали нелегальную эмиграцию евреев из Польши. С февраля 1946 г. они вывезли на грузовиках более 10 000 евреев. месте с репатриацией из СССР началась также «большая алия», особенно после прибытия последних эшелонов репатриированных (июнь – июль 1946 г.) и после прошедшего в то время келецкого погрома. Из четверти миллиона евреев к весне 1947 г. в Польше осталось всего 100 000.

Во время репатриации немцев из Щецина в английскую зону «Бриха» присоединила к их эшелонам вагоны с евреями (около 700 человек), имевшими поддельные документы, из которых следовало, что они – граждане бывшего Третьего Рейха. лагерях беженцев в Германии было свыше 200 000 евреев (большинство из Польши), ожидавших там «открытия ворот Палестины».

Трудности, которые мандатные власти создавали евреям, после ужасающих переживаний военных лет пытавшимся добраться до Палестины, следует описывать отдельно. Яркий пример – судьба пассажиров корабля «Сент-Луис», который англичане вернули в Гамбург.

После решения ООН о разделе Палестины сионисты начали акцию «Фонд помощи борющейся Палестине». Все еврейские организации, действовавшие в Польше, включая коммунистическую еврейскую фракцию Польской рабочей партии, к сентябрю 1948 г.

собрали почти 113 000 000 злотых для этого Фонда. Кроме того, вербовались добровольцы в «Хагану», которых после переподготовки с легальными паспортами отправляли в Палестину.

С этой целью в Болькове под Зеленой Гурой был создан тренировочный военный лагерь.

результате кампании по вербовке и подготовке добровольцев для «Хаганы» в нем оказались около 3200 евреев.

В ноябре 1945 г. возобновила свою деятельность организация «Гехалуц» («Пионер») с центром в Варшаве. 1948 г. кибуцы в Нижней Силезии, в которых были сосредоточены свыше 2000 халуцианцев, получили от правительства пособие в размере около 40 000 злотых. Они готовили еврейскую молодежь к предстоящей работе и борьбе в Палестине.

В 1944–1956 гг. в Народной Польше у евреев был свободный доступ к самым высоким политическим, административным и хозяйственным постам. Еврей-министр, генерал, воевода, судья, прокурор, начальник милиции, руководитель Комитета безопасности, директор не были редкостью. Легально действовало больше десятка еврейских организаций, в том числе и сионистские. эти годы издавалось более 12 еврейских газет.

В январе 1949 г. правительство США признало государство Израиль де-юре и предоставило ему 1 000 000 000 долларов займа. Разбились надежды на образование «Еврейской Советской Республики» в Палестине, Израиль не стал «социалистическим островом в капиталистическом мире». Компартия Израиля на выборах 1949 г. в Кнессет, состоявший из 120 депутатов, получила 4 мандата. Но это не помешало польским властям выдать 40 паспортов для эмиграции в Израиль. До 1950 г. из Польши эмигрировали легально и нелегально еще несколько десятков тысяч евреев.

На переломе 1949/50 гг. ЦКЕП и его местные комитеты были признаны националистическими и превращены в «Общественно-культурное общество евреев» (ОКОЕ).

Одновременно распоряжением министра общественной администрации от 13 декабря 1949 г.

были определены сроки ликвидации всех сионистских партий и организаций.

Последняя трагедия евреев в послевоенной Польше случилась в 1968 г., после мартовских студенческих выступлений протеста. Поводом послужила шестидневная израильско-арабская война и связанный с ней разрыв дипломатических отношений с Израилем всем коммунистическим блоком (за исключением Румынии) и рост антисемитизма в этих странах, принявшего форму борьбы против «сионизма и космополитизма».

Для оправдания антисемитской кампании власти ссылались на то, что многие евреи в стране заняли тогда критическую позицию по отношению к политике польского правительства, что они демонстративно выражали поддержку «агрессии Израиля против арабских стран», что в израильской армии даже на высших должностях находились эмигранты из Польши, в том числе офицеры.

Как уже говорилось, поводом для расправы с сионизмом стали массовые студенческие протесты. 8 марта 1968 г. мирный митинг студентов Варшавского университета был разогнан отрядами милиции и вспомогательных служб. Это стало началом митингов и забастовок почти во всех университетах, которые были также подавлены силой. Пропаганда подчеркнуто указывала на студентов-организаторов этих событий, происходивших из семей отдельных влиятельных лиц, особенно еврейского происхождения, которые к тому времени потеряли свои общественно-политические посты.

Вот как 20 лет спустя освещает подоплеку этих событий орган ЦК партии «Трибуна люду»

от 2 марта 1986 г.: «конце 40-х – начале 50-х годов много руководящих постов в партии и в армии, в учреждениях идеологического фронта, в государственной администрации, в том числе в карательных органах, заняли граждане еврейского происхождения. Память о беззакониях тех лет, о нарушениях закона и о виновниках тех действий сохранилась в сознании польской общественности. На этой почве легко было воспринять в 1968 г.

утверждение, что „чуждая польскому народу группа была источником всех зол“. речи от июня 1967 г. секретарь ЦК партии Гомулка даже употребил выражение „5-я колонна“. Но по его же инициативе 24 июня 1968 г. было запрещено подчеркивать в печати тему сионизма и еврейское происхождение участников мартовских событий. результате имело место сведение личных счетов, разделение людей по их происхождению. Из разных областей жизни были удалены многие даже заслуженные евреи, независимо от их политической позиции».

На этой волне в 1968–1971 гг. из Польши уехало около 13 000 евреев. Сегодня еврейская общественность насчитывает несколько тысяч человек.

11. Евреи в Советском Союзе В размышлениях о еврейском вопросе нельзя обойти вниманием положение советских евреев. Сегодня можно говорить об обстоятельствах, которые до недавнего времени были окружены стеной молчания. Однако в этой книге нет возможности с достаточной полнотой осветить проблему евреев в СССР. Поэтому мы сосредоточимся на нескольких вопросах.

Один из них – это положение евреев в условиях системы, для которой отдельные из них выработали теоретическое обоснование, а другие активно способствовали его воплощению в жизнь. 1920 г. из 22 народных комиссаров 17 были евреями. оенном комиссариате из членов 33 – евреи. остальных комиссариатах они составляли от 80 до 100 % членов.

Поль Джонсон в «Истории евреев» так комментирует эту ситуацию: «Непосредственно перед Первой мировой войной, во время и после нее „нееврейские“ евреи [100 «Нееврейскими» евреями автор называет тех, кто сознательно отошел от традиций Иудаизма, прервав многотысячелетнюю преемственность иудейской религиозной культуры в своих семьях.] были значительными фигурами в каждой революционной партии и в каждой европейской стране. Они сыграли главную роль в восстаниях, произошедших после поражения Германии и Австрии. Бэла Кун (1886–1939) был диктатором коммунистического режима, пришедшего к власти в Венгрии с марта по август 1919 г. Курт Эйснер (1867–1919) возглавлял революционное восстание в Баварии в ноябре 1918 г. и руководил республикой месяца, пока не был убит. Убийство Розы Люксембург, бывшей «мозгом» революционной берлинской группы «Спартак», произошло за несколько недель до убийства Эйснера.

Но самым ярким и показательным примером отождествления некоторых евреев с революционнным насилием была Россия. Стратегом переворота, давшего власть большевикам в октябре 1917 г., был нееврей, Ленин. Но исполнителем был Лев Давидович Троцкий (Бронштейн). Его отец был украинским крестьянином или, как позднее стали называть зажиточных крестьян, «кулаком», сам Троцкий являлся «плодом»

космополитической атмосферы Одессы (ходил в лютеранскую школу). Троцкий утверждал, что ни иудаизм, ни антисемитизм не влияли на развитие его личности. Но это неправда. его атаках на еврейских бундовцев на II съезде РСДРП в Лондоне в 1903 г. было что-то неестественное, близкое к ненависти. Эти нападки стали причиной ухода с собрания бундовцев, в результате чего большевики победили. Троцкий называл Герцля «бессовестным скандалистом», «сомнительным типом». Как и Роза Люксембург, он не хотел замечать страданий евреев. В то время, когда Троцкий был у власти, он постоянно отказывался принимать еврейские делегации. Как и другие «нееврейские» евреи, он подавлял свои чувства к собственной семье, как того требовала его политическая позиция. Его не интересовали несчастья собственного отца, который во время революции все потерял и позднее умер от тифа.


Нереализованное чувство причастности к собственной нации переродилось у Троцкого в безжалостную, вулканическую энергию революционера. Маловероятно, чтобы без него большевистская революция могла бы победить и выстоять. Именно Троцкий указал Ленину на значение Советов рабочих и научил их использовать. Именно Троцкий организовал и возглавил вооруженное восстание, свергнувшее ременное правительство и предоставившее власть большевикам. Именно Троцкий сформировал Красную Армию и руководил ею до 1925 г., он помог физически выстоять коммунистическому режиму во время Гражданской войны. Троцкий более чем кто-либо воплощал насилие и демоническую силу большевизма в своем намерении «зажечь весь мир». И более чем кто-либо несет ответственность за распространенное отождествление революции с евреями.

Для евреев последствия этого – непосредственные и отдаленные, в местном и в мировом масштабе – трагичны. Войска Белой армии в стремлении расправиться с большевистским режимом всех евреев считали врагами. На Украине гражданская война переродилась в самый крупномасштабный погром в еврейской истории. Зарегистрировано более тысячи отдельных убийств евреев, преследования, во время которых были убиты от 60 до 70 тысяч евреев, коснулись более 700 еврейских общин на Украине и нескольких сотен в России.

В странах осточной Европы отождествление евреев с большевиками привело к преступным атакам на еврейские общины. Особенно кровавыми были преследования евреев в Польше после большевистского вторжения и в Венгрии после падения режима Бэлы Куна.

Преследования евреев продолжались 10 лет (1920–1930). о всех этих странах коммунистические партии чаще всего создавали и возглавляли «нееврейские» евреи, а расплачивались за это не связанные с политикой традиционные верующие евреи из гетто и местечек.

Трагическая ирония в том, что рядовые евреи не получили никакой пользы от революции, наоборот, их положение сильно ухудшилось. ременное правительство Керенского признало за евреями все гражданские права, в том числе право организации собственных политических партий и культурных учреждений. На Украине евреи вошли в состав ременного правительства;

еврей руководил специальным министерством еврейских дел.

Литве, которую большевики не сумели занять до 1940 г., гарантии для национальных меньшинств были действенны, а положение еврейской общины между Первой и Второй мировыми войнами было наилучшим во всей осточной Европе. Для евреев большевистский переворот повернул вспять часы истории, а большевистский режим стал несчастьем.

Поначалу Ленин и его сторонники приравнивали антисемитизм к контрреволюции. Совет Народных комиссаров в декрете от 27 июля 1918 г. приказывал «всем советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов предпринять шаги, которые привели бы к уничтожению антисемитского движения и его корней». Правительство опубликовало речь Ленина, осуждающую антисемитизм. Эти вялые усилия были перечеркнуты яростной атакой Ленина на «эксплуататоров» и «демократов», что относилось к евреям и именно в таком смысле было понято – как атака на евреев. Режим, основанный на идеях марксизма, который в свою очередь опирался на антисемитскую теорию заговоров, режим, который свою деятельность начал с того, что целые общественные группы объявил «врагами народа», а затем подвергнул преследованиям, – такой режим неминуемо должен был создать вокруг евреев атмосферу враждебности. Евреи-купцы были одними из первых жертв ленинской политики террора, направленной против «антиобщественных групп»;

многие были «ликвидированы», некоторые (около 300000) бежали в Польшу, в балтийские страны, в Турцию и на Балканы.

Правда, однако, и то, что евреи составляли значительный процент верхушки Коммунистической партии (как и рядовых ее членов). На съездах партии 15–20 % делегатов были еврейского происхождения. Но это были «нееврейские» евреи. Партия большевиков была единственной партией послецарского периода, которая враждебно относилась к евреям.

Рядовые же евреи только страдали из-за еврейской активности на политической сцене.

Евреи-большевики составляли значительное число комиссаров ЧК, налоговых инспекторов, бюрократов. Они играли главные роли в организованных Лениным и Троцким экспедициях, отбиравших у крестьян зерно. За все это евреев ненавидели. И, как это уже не раз случалось в истории еврейского народа, их преследовали по совершенно противоположным причинам.

С одной стороны, евреи были «антиобщественными элементами», с другой – большевиками.

Единственный советский архив, содержание которого было известно на Западе, касающийся ситуации в Смоленске в 1917–1938 гг., показывает, что крестьяне часто отождествляли большевистскую диктатуру с еврейскими посредниками. 1922 г. крестьяне угрожали: если комиссары вынесут из церкви золотые украшения, то «ни один еврей не выживет, убьем всех в течение одной ночи». Толпы кричали на улицах: «Бей жидов, спасай Россию!» 1926 г. вновь появились обвинения в ритуальных убийствах. Однако архив свидетельствует, что евреи боялись режима: «Боятся милиции, как когда-то боялись царского жандарма».

Опасения евреев имели веские основания. августе 1919 г. были ликвидированы все еврейские религиозные общины, конфискована их собственность и закрыто большинство синагог. Было запрещено обучение древнееврейскому языку и публикация на нем нерелигиозных произведений. Можно было печатать на идиш, но только в фонетической транскрипции [101 - Имеется в виду модернизированная передача на письме идишистских слов, в отличие от традиционной, осуществлявшейся по правилам написания слов древнееврейского языка (с употреблением «конечных форм» некоторых согласных, с обозначением гласных посредством особых точек – «некудот», и т. п.).] (идишистская культура была разрешена, хотя и находилась под неусыпным наблюдением). Функции надзора исполняли специальные еврейские отделы (Евсекции), организованные в ячейках компартии из «нееврейских» евреев, важной функцией которых была регистрация признаков «еврейского культурного партикуляризма». Был уничтожен Бунд, начались преследования русских сионистов. 1917 г. это было самое сильное политическое течение среди русских евреев, с 300000 членов и 1200 отделений. Численно это движение было намного сильнее большевизма. С 1919 г. Евсекция начала наступление на сионистов, используя для этого ячейки ЧК, возглавляемые «нееврейскими» евреями. Санкт-Петербурге был занят главный штаб сионистов, арестован персонал и закрыта газета. То же произошло в Москве. апреле 1920 г. сероссийский Сионистский съезд был прерван вторжением отделения ЧК, возглавляемого молодой еврейкой. Были арестованы семьдесят пять делегатов. Начиная с 1920 г. тысячи сионистов сослали в лагеря, откуда вернулись немногие. 26 августа 1922 г.

было заявлено, что Сионистская партия «под прикрытием демократии стремится развратить еврейскую молодежь и толкнуть ее в объятия контрреволюционной буржуазии в интересах англо-француского капитала. Представители еврейской буржуазии, стремясь восстановить Палестинское государство, поддерживаются реакционными силами, в том числе такими яростными империалистами, как Пуанкаре, Ллойд-Джорж и Папа Римский».

Давление на евреев возросло с приходом к власти Сталина. конце 20-х годов все «еврейские» формы активности были уничтожены или лишены подлинности. этой ситуации Сталин ликвидировал Евсекции, оставив надзор тайных служб. Евреев сместили почти со всех внутрипартийных должностей. Антисемитизм стал значительной партийной силой.

«Правда ли, – писал Троцкий Бухарину 4 марта 1926 г., – возможно ли, чтобы в нашей партии в Москве безнаказанно проводилась антисемистская пропаганда?» Увы, эта кампания не только проводилась безнаказанно, но и поощрялась. Евреи, особенно члены партии, составили непропорционально большую часть жертв Сталина.

Одной из них стал Исаак Бабель (1894–1940?), вероятно, единственный большой еврейский писатель, которого дала миру русская революция. Его трагедия – своего рода притча о евреях под властью Советов. Как и Троцкого, его воспитала Одесса, где отец Бабеля держал лавку.

Он, как и Троцкий, хотел стать «нееврейским» евреем. Он воевал в царской армии, а когда началась революция, служил в ЧК и, как большевистский активист, грабил крестьянские хозяйства. месте с казаками он воевал в Первой Конной под предводительством СМ.

Буденного. Пережитые события легли в основу шедевра Бабеля – сборника новелл «Конармия» (1926 г.), в котором он сумел передать дыхание грозного времени, этапы революции, шаги на пути достижения, как он выразился, «наиболее простой формы высокого искусства, способности убийства ближнего». Идея стать «нееврейским» евреем оказалась нереализуемой. Для Сталина Бабель был таким же евреем, как и остальные. сталинской России с почетных высот Бабель соскользнул в ад. На съезде писателей в 1934 г. он произнес загадочную, полную иронии речь. Он сказал, что партия в своей безграничной доброте лишает писателей только одной свободы: свободы плохо писать. Писатель отметил, что сам он пишет в новом литературном жанре, становясь «образцом молчания». «Я так уважаю читателя, – добавил он, – что не могу выдавить из себя ни слова». скоре Бабель был арестован и пропал (вероятно, был расстрелян).

Мир не знал, что в советской России антисемитизм возродился в новой форме, что уничтожены все еврейские организации, что сама жизнь евреев находится под угрозой.

Подразумевалось: раз евреи были вождями революции, то они больше всех и выиграли. Не делалось различия между евреями – традиционалистами, реформаторами или сионистами и той группой «нееврейских» евреев, которая действительно участвовала в установлении «революционного порядка». Это неудивительно, ведь один из тезисов антисемитской теории заговоров такой: кажущийся конфликт интересов между евреями – лишь прикрытие для достижения общих целей. Самая распространенная антисемитская клевета гласит, что за кулисами событий всегда можно обнаружить признаки еврейского сотрудничества. арварство большевиков усиливало антисемитские настроения в разных странах.

12. Евреи во Франции и США Французский антисемитизм, сосредоточенный ранее на еврейской финансовой власти, теперь переключился на евреев – общественных «диверсантов». Еврейские социалисты (например, их лидер и теоретик Леон Блюм) гордились мессианской ролью евреев революционеров. «Коллективный импульс евреев, – писал Л. Блюм, – ведет к революции;

их критицизм (я употребляю это слово в самом возвышенном значении) склоняет их к отрицанию любой идеи, любой традиционной формы, не согласующейся с фактами или не подлежащей оправданию интеллектом. Евреи в течение всей своей длинной и невеселой истории укреплялись надеждой на „неминуемую справедливость“, они были убеждены, что в один прекрасный день мир будет управляем согласно с разумом;

установится один закон для всех, так, что каждый получит то, что заслуживает. Разве это не в духе социализма? от исконный дух этой расы». Блюм написал это в 1901 г. После окончания Первой мировой войны эти слова стали еще опасней. Однако Блюм упорно повторял, что цель евреев – идти в авангарде движения социализма. Он, видимо, был убежден, что и богатые евреи примут участие в этом марше. И хотя правое французское крыло считало Блюма воплощением еврейского радикализма, многие представители левых группировок атаковали его как тайного агента еврейской буржуазии. Треть французских банкиров составляли евреи, и левые с удовольствием повторяли, что евреи контролируют правительственные финансы независимо от того, кто стоит у власти. Жан Жорес утверждал, что «их длительная связь с банковским делом и торговлей выработала у них большие способности к капиталистической преступности». послевоенные годы, когда партия левых стала «коммунистической госпожой Франции», антисемитизм – хотя и неявный – был частью репертуара оскорблений в адрес Блюма. Но Блюм и другие вожди французских евреев упорно недооценивали французский антисемитизм как правого, так и левого крыла.

Самые важные последствия прихода к власти большевиков и активного участия радикальных евреев в установлении нового порядка проявились в США. о Франции, хотя евреи подвергались атакам и справа, и слева, еврейских беженцев в 20-х и даже в 30-х годах по-прежнему принимали. Америке же страх перед большевиками повлек за собой конец политики иммиграции без ограничений, спасительной для европейских евреев в период с 1881 по 1914 г. Еще перед войной появлялись попытки ограничения иммиграции, но Американский еврейский комитет, организованный в 1906 г. для борьбы с такими угрозами, с успехом этому противостоял. Однако вместе с войной закончилась ультралиберальная фаза экспансии демократии в Америке и начался десятилететний период ксенофобии. 1906 г.

возобновилась деятельность Ку-клукс-клана, целью которого было удерживать под контролем группы меньшинств (в том числе и евреев), которые, как утверждалось, составляли угрозу американским нравственным и общественным нормам. В том же году вышла книга Мэдисона Гранта Tha Passing of Graat Raca. ней утверждалось, что расовое превосходство Америки исчезает из-за массовой иммиграции, в которой немалую роль играют евреи. Позже были изданы «Указ о шпионже» (1917) и «Указ об угрозе предательства» (1918), которые привели к отождествлению чужестранцев с предателями.

Атмосфера до предела накалилась после победы большевиков в России. Ее результатом стала «Красная тревога» 1919–1920 г., – возглавляемая генеральным прокурором Матчелом Пальмером акция против, как он их назвал, «приехавших из-за границы диверсантов и агитаторов». Он утверждал, что в США было «60 000 этих организованных агитаторов доктрины Троцкого». А сам Троцкий был «достойным презрения иммигрантом… самым худшим из всех типов, известных в Нью-Йорке». Многие материалы, издаваемые Пальмером и его приверженцами, носили антисемитский характер. одной из листовок говорилось, что из 31-го советского вождя все, кроме Ленина, были евреями. Другая анализировала состав Петроградского совета, указывая, что только 16 из 380 членов Совета были русскими, а остальные – евреями, из которых 265 происходило из нью-йоркского Ист-Сайда. Третий документ доказывал, что решение о свержении царизма в действительности приняла февраля 1916 г. группа нью-йоркских евреев, в состав которой входил миллионер Яков Шифф.

Был принят Устав об иммиграционных суммах (1921 г.), по которому ежегодное количество иммигрантов не может превысить 3 % численности данной этнической группы в США в г. Поправка Джонсона-Рида 1924 г. снизила это число до 2 %, а годом базовых данных стал 1890 г. Результатом этого было снижение общего числа иммигрантов до 154000 в год и уменьшение сумм, предназначенных для иммиграции польской, русской, румынской.

Наиболее явно это отразилось на евреях, прекратив их массовую иммиграцию в США. С этого момента еврейские организации с трудом сохраняли выделяемые суммы (потом их вообще отменили). Считается удачей, что за девять трудных лет (1933–1941) удалось помочь с въездом в страну 159 000 немецких евреев (их было почти столько же, сколько иммигрировало евреев в одном только 1906 г.).

Реализуя сталинскую национальную политику, в 1928 г. в Хабаровском крае на реке Бире образовали Еврейскую автономную область со столицей Биробиджан. 1959 г. там проживала всего 41 000 человек разных национальностей. 1989 г. на этой территории жили около 10 евреев, большинство которых не знало языка, истории и культуры своих отцов, не говоря уже о Законе Моисеевом. До последнего времени там действовала всего одна синагога. Все это свидетельствуют о провале сталинского эксперимента (в одной только Москве в конце 80-х гг. проживали около 100 000 евреев, а во всем СССР – около 2 000 000). Этот проект создания национального места обитания для евреев, как и прежние – в Аргентине, на Мадагаскаре и т.

п. – оказался иллюзией. Единственное место, магнитом притягивающее идейную часть еврейского народа, – это Палестина, а сейчас – Израиль, лучшее направление их эмиграции и лучшее место пребывания.

Вторая проблема – это антисемитизм, который в социалистических государствах искоренить не удалось. Здесь он проявлялся и в виде борьбы с «сионистами и космополитами». Как мы видели на примере Польши в марте 1968 г., эти кампании управляемы «сверху» и приглушаются по приказу. сталинский период это явно проявлялось в сфабрикованных судебных процессах Райха в Венгрии в 1949 г. или Сланского в Чехословакии в 1952 г. Евреи, преданные сталинской идеологии, все чаще обвинялись в предательстве. 1952 г. был ликвидирован цвет еврейской культуры в СССР. [102 - Имеются в виду деятели культуры, писатели, актеры, творившие на языке идиш, – П. Маркиш, С.

Михоэлс, И. Фефер и многие другие.] Кроме того, известен показательный процесс над еврейской элитой медицинского мира. [103 - Знаменитое «дело врачей», задуманное как прелюдия к геноциду евреев в СССР и прекращенное после смерти Сталина.] Лишь смерть Сталина прервала подготовку крупнейшего антиеврейского акта во всем восточном блоке.

Изменения, происшедшие в стране после 1985 г., привели к улучшению положения евреев в государствах бывшего СССР. 1989 г. Академия наук СССР пригласила в Москву раввина А.

Штайнзальца из Иерусалима для основания в СССР центра по изучению иудаизма. Он прочитал ряд лекций в Москве и Ленинграде. С 1990 г. функционирует учебное заведение для подготовки будущих раввинов. Открыты иудаистские архивы, Израильский культурный центр, а С. Визенталю [104 - Симон изенталь – еврейский общественный деятель, антифашист. Сыграл ключевую роль в поимке палача еврейского народа А. Эйхмана.] была предоставлена возможность устроить антифашистскую выставку в Москве. Эти удивительные, невероятные перемены, несомненно, опьяняют советских евреев. Но будут ли они настолько привлекательными, чтобы заставить их забыть о родине своих праотцов – израильской земле? [105 - Книга Ю. Гжесика вышла в Польше в 1989 г. С тех пор произошли огромные перемены в России, восстановлены дипломатические отношения России с Израилем, сняты ограничения на выезд евреев. Еврейская культура получила все условия для дальнейшего существования и развития. Однако за этот период территорию СССР покинули сотни тысяч евреев.] Прошло более ста лет со времени первых погромов в России. Но и сейчас там есть силы, готовые преследовать евреев. ладимир Солоухин писал в 1973 г.: «Верьте, что день их (евреев. – Ю. Г.) выселения из нашей страны уже близок. И ни Сахарову… ни вам, господин Солженицын, не удастся этому помешать никакими уловками! Попили нашей кровушки и хватит! Не уедут добровольно – поможем, у нас есть на это моральное право».

Эти зловещие голоса не одиноки. При личных контактах с отдельными московскими диссидентами можно было заметить их отрицательное отношение к евреям. Каждый раз они рассказывали о том, что еврей Лазарь Каганович, а значит, все евреи в его лице, двадцатью двумя взрывами уничтожили замечательный памятник архитектуры – храм Христа Спасителя, воздвигнутый русским народом в честь победы над Наполеоном («и над масонами»)… Мы уже заметили: при ухудшении положения евреев в «северных странах» перед ними открывались границы западных стран, но в конце концов вечный странник, попадал в свое исконное место жительства – в Израиль. Эта закономерность актуальна и сегодня.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.