авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Научно-экспертный совет при Председателе Совета Федерации

Федерального Собрания Российской Федерации

Здоровье населения

как ключевой фактор социально-

экономического развития

регионов России

Москва • 2013

Научно-экспертный совет

Настоящий сборник подготовлен в рамках деятельности

Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации

и посвящен концептуальным вопросам сбережения здоровья населения.

Развитие отечественного здравоохранения, направленное на обеспечение всем гражданам доступа к современным медицинским технологиям и лекарственным средствам, требует междисциплинарного подхода и консолидированной деятельности органов государственной власти, представителей практического здравоохранения, научного сообщества, бизнеса, некоммерческих организаций и граждан.

В сборнике рассмотрены вопросы влияния правовых, социально-демографических и экономических факторов на здоровье населения. Эксперты исследуют актуальные проблемы современной государственной политики в сфере здравоохранения, представлен широкий круг научных взглядов по данной теме.

В числе авторов сборника – члены Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации, представители Министерства здравоохранения Российской Федерации, научных и общественных организаций.

Сборник содержит также предложения законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации по совершенствованию федерального законодательства в сфере охраны здоровья граждан Российской Федерации. Указанные предложения были получены и обобщены Научно-экспертным советом при Председателе Совета Федерации.

Выражаем глубокую признательность всем авторам за сотрудничество и предоставленные материалы.

Данная публикация может быть использована в законодательной деятельности членов Совета Федерации, федеральных органов власти и законодательных и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации.

Научно-экспертный совет СОДЕРЖАНИЕ Осипов Г.В., директор Института социально-политических исследований РАН, член Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации, академик РАН Здоровье, продолжительность жизни и смертность населения России и направления совершенствования демографической политики в данной сфере........................................... Гринберг Р.С., директор Института экономики Российской академии наук, член-корреспондент РАН, д.э.н., профессор, член Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации Чубарова Т.В., заведующая центром экономической теории социального сектора Института экономики РАН, к.э.н.

Здоровье в социально-экономической системе координат.................... Володин В.Д., Президент Центра «Национального санитарного просвещения населения (САНПРОСВЕТ)», член Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации, д.м.н., профессор Об актуальных вопросах развития здравоохранения:

идеологические и правовые аспекты....................................................... Эскиндаров М.А., ректор Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, член-корреспондент РАО, д.э.н., профессор, член Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации К вопросу о повышении эффективности системы здравоохранения и внедрение оценки медицинских технологий................................................................................................. Петров Ю.А., директор Института российской истории РАН, член Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации, д.и.н.

Заболеваемость населения и демографическая ситуация в СССР и Российской Федерации (историческая справка)........................ Бобков В.Н., генеральный директор Всероссийского центра уровня жизни, д.э.н., профессор, член Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации Научно-экспертный совет Елизаров В.В., руководитель Центра по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ, к.э.н.

Методологические основы разработки региональных программ демографического развития с учетом региональных особенностей (на примере Дальневосточного федерального округа)................................................................................ Яковлева Т.В., заместитель Министра здравоохранения Российской Федерации Основные направления государственной политики в сфере охраны здоровья граждан.......................................................................... Приложение Резюме предложений органов государственной власти субъектов Российской Федерации о совершенствовании законодательства в сфере охраны здоровья граждан........................... Приложение Предложения органов государственной власти субъектов Российской Федерации о совершенствовании законодательного и нормативно-правового регулирования в сфере охраны здоровья граждан............................................................... Научно-экспертный совет Здоровье, продолжительность жизни и смертность населения России и направления совершенствования демографической политики в данной сфере Осипов Г.В., директор Института социально-политических исследований Российской академии наук, член Научно экспертного совета при Председателе Совета Федерации, академик РАН Здоровье населения страны является той ключевой проблемой, на которой сходится внимание политиков, общественных деятелей, представителей различных сфер науки, культуры, религиозных конфессий, средств массовой информации. В этой проблеме сфокусировались различные аспекты восприятия государства, как на мировой арене, так и внутри страны.

Международный контекст проблемы выглядит следующим образом. Здоровье и продолжительность жизни населения рассматриваются ВОЗ как критерии развития страны, уровня и качества жизни населения, как важнейшая составляющая человеческого развития.

Современная Россия получила от советского периода существования государства крайне противоречивое наследие в отношении здоровья населения и условий его формирования. С одной стороны, его определяла идеология достижения социальной однородности общества с предоставлением всем гарантированного минимума социальных услуг: здравоохранения, образования, просвещения и т.д. С другой стороны, сохранение исторических традиций низкой цены жизни человека, как в глазах государства, так и в глазах самого человека. Это во многом определяет тот факт, что достигнутая степень равенства означала, как справедливо отмечают сегодня, - равенство в бедности, но, подчеркнем особо, отнюдь не в нищете. Кроме того, это означало отсутствие стимулов для перестройки индивидуального образа жизни в направлении заботы о собственном здоровье.

В результате в советский период смертность продолжала снижаться от тех причин и в тех возрастах, на которые была нацелена социальная система, включая компонент здравоохранения (в младенческих и детских возрастах, а также от инфекций, болезней органов дыхания и др.). Но параллельно шел рост смертности от причин (от травм и отравлений, сердечно-сосудистых заболеваний), которые не были осознаны как новые приоритеты и профилактика которых, как медицинская, так и социальная, отсутствовала. Суммарный итог оказался отрицательным.

Научно-экспертный совет Соотношение Динамика продолжительности продолжительности жизни населения России жизни населения России и развитых стран Европы Так, в середине 1960-х годов Россия имела сопоставимые с развитыми странами уровни продолжительности жизни, прежде всего, для женщин. За два последующих десятилетия (1965-1984 годы) страна потеряла 2,6 года продолжительности жизни мужчин и 0,4 года – для женщин. Таким образом, в течение этого периода Россия несла количественные потери продолжительности жизни в противовес развитым странам, где отмечался ее прогресс. К середине 1980-х годов отставание России от развитых стран по продолжительности жизни выросло до 10 лет для мужчин и 5,6 лет для женщин.

На этапе социально-экономических реформ ситуация со смертностью приобрела принципиально новые черты. Помимо увеличения масштабов потерь, произошли качественные деформации в их формировании, которые свидетельствуют о негативной роли факторов, связанных с социальным кризисом. В целом за период 1985 2003 г. продолжительность жизни мужчин снизилась более чем на года, женщин – на 1,6 года. Кроме того, произошло существенное омоложение потерь продолжительности жизни за счет того, что смертность опережающими темпами росла в подростковых и молодых трудоспособных возрастах. Во-вторых, в период реформ более негативные тенденции смертности во всех возрастах старше 15 лет отмечались у женщин. В-третьих, произошла деформация структуры причин смерти за счет увеличения вклада социально обусловленных причин.

Если количественные потери продолжительности жизни и качественная картина роста смертности в советский и постсоветский период принципиально различается, то и механизмы этих изменений не Научно-экспертный совет могут быть едиными. Главный процесс, который определял лицо этапа социально-экономических реформ - это существенное социальное расслоение населения, приведшее к стремительной маргинализации российского общества. Причем, с одной стороны, существенно более разнообразным стал состав маргинальных групп, с другой – колоссально увеличилась их численность, в результате чего именно они стали определять «лицо» российской смертности, прежде всего, в группах риска – молодых трудоспособных возрастах. В первой половине 2000-х годов отставание России от развитых стран по продолжительности жизни населения выросло до 17,5 лет для мужчин и 10 лет для женщин.

С 2005 г. после двух лет относительной стабилизации, начался новый этап, характеризующийся заметным ростом продолжительности жизни населения. В целом по стране продолжительность жизни мужчин выросла с 2005 г. по 2012 г. на 5,6 года, у женщин – на 3,5 года. Вместе с тем, страна лишь восстановила те позиции, которых ей удалось добиться в прошлом (середина 1960-х годов, 1987 г. – на фоне антиалкогольной кампании).

В сравнении с развитыми странами разрыв также сократился, но он остается крайне высоким, поскольку продолжительность жизни продолжает расти и в развитых странах. На рубеже 2-го десятилетия XXI века разрыв составил около 13 лет для мужчин и более 6 лет для женщин.

Перспектива сокращения отставания от развитых стран по продолжительности жизни населения связана с развитием политики инвестиций в человеческое развитие. Если опережающие темпы сокращения смертности, которые сложились в России в ушедшее пятилетие, сохранятся, то в пределах двух предстоящих десятилетий, т.е. к 2030 г. уровни продолжительности жизни населения России достигнут показателей развитых стран. Напомним, что в Концепции демографической политики ставится задача достижения 75-летнего рубежа к 2025 г. При нынешних темпах роста продолжительности жизни эта цель может быть достигнута досрочно.

Перейдем от международного контекста рассмотрения проблем здоровья и смертности населения к внутреннему ракурсу.

Для такой огромной страны как Россия, с разнообразием климато географических, социально-экономических, этно-культурных и конфессиональных особенностей, продолжительность жизни населения, как показатель степени однородности страны по комплексу условий жизни, является важнейшим индикатором стабильности федеративного государства.

В России сохраняются значительные абсолютные различия продолжительности жизни населения: до 14,7 лет для мужчин и до 10,4 лет для женщин. Отметим, что региональный разброс смертности в России сопоставим с масштабами отставания страны в целом от Научно-экспертный совет сообщества развитых стран.

Региональный профиль смертности постепенно меняется, но в целом, несмотря на существенную динамику трех последних десятилетий сохраняется его достаточно высокое сходство. Устойчивой закономерностью регионального распределения продолжительности жизни в России является ее северо-восточный вектор, в основе которого лежат различия в смертности от травм и отравлений и болезней системы кровообращения в трудоспособных возрастах. В более общем плане можно сказать, что природа этих различий определялась степенью социальной обустроенности территорий, существенно различной в европейской и азиатской части страны в целом, и стереотипами потребления алкоголя, тяжесть которых нарастает при движении с юга на север. Несмотря на значительные сдвиги 1990-х годов, общие контуры этого вектора сохранились.

Новым, что принесли 90-е годы, является формирование вектора, связанного с экономическими перспективами территорий в рыночных условиях. Можно было ожидать, что на региональном уровне внутри России мы увидим те же закономерности между уровнем жизни населения и состоянием его здоровья, что и при сравнительном межстрановом анализе. Однако следует констатировать, что к концу 1990-х годов при очень значительных различиях на территориях страны среднедушевого валового регионального продукта (ВРП) (в 18 раз) и фактического конечного потребления домашних хозяйств (в 16 раз), соответствующая им вариация продолжительности жизни только складывалась.

Надежды, сформулированные по итогам исследований в 1990-х годах, не получили подтверждения в мониторинговом анализе ситуации спустя практически десять лет – в 2010 г. Оказалось, что между уровнем жизни населения в регионах России и продолжительностью жизни населения ожидаемая зависимость по-прежнему отсутствует, причем картина по сравнению с той, что получалась в 1999 г., практически не отличается.

Более детальный анализ позволяет понять, в чем причина того, что десятилетие выхода из кризиса оказалось временем упущенных возможностей с точки зрения формирования цивилизованных социально-демографических закономерностей.

Во-первых, существовавший в конце 1990-х годов перекос в распределении экономического богатства по регионам страны к настоящему времени еще более усилился. Если в 1999 г. только 7 субъектов федерации имели среднедушевой валовой внутренний региональный продукт в 1,5 и более раз выше, чем в среднем по стране, то к 2010 г. таких осталось только 4 субъекта. Вместе с тем число бедных регионов (со среднедушевым ВРП в два и более раз ниже, чем в среднем по стране), выросло с 12 в 1999 г. до 26 в 2010 г. Если Научно-экспертный совет неравномерность экономического развития страны в конце 1990-х годов была отчасти объяснима условиями кризиса, то к концу первого десятилетия XXI века сужение полюса, концентрирующего богатство, и разрастание полюса бедности, свидетельствует о неэффективной региональной политике.

Во-вторых, далеко не во всех экономически успешных регионах страны экономический рост реализовался в увеличении продолжительности жизни населения. Пока устойчивой зависимостью в России является зависимость между низким уровнем жизни и низкой продолжительностью жизни. Противоположный полюс не сформирован.

Экономическая успешность региона до настоящего времени не является достаточным условием для обеспечения роста продолжительности и улучшения качества жизни населения.

В-третьих, несомненно, позитивным результатом прошедшего десятилетия является повышение роли социальной политики, позволяющей добиться результатов в сохранении здоровья и повышении длительности жизни населения даже в условиях ограниченных экономических возможностей. Так, в 1999 г. из числа территорий с более низким, чем в среднем по стране среднедушевым валовым внутренним продуктом, пятая часть смогли добиться заметных сдвигов в продолжительности жизни. В 2010 г., в аналогичной по экономическим возможностям группе, четверть территорий улучшили свои позиции, а большая часть регионов сохранила свое положение, что в условиях ограниченных экономических возможностей также может рассматриваться как позитивный результат.

В-четвертых, сохраняются значительные внутрирегиональные различия смертности.

Смоленская область Ханты-Мансийский АО мужчины женщины мужчины женщины Максимальный показатель СПЖ по 59,8 75,5 68,2 муниципальным образованиям, лет Минимальный показатель СПЖ по муниципальным 46,8 64,6 53,8 68, образованиям, лет Различия, лет 13,0 10,9 14,4 9, Внутрирегиональные различия продолжительности жизни населения в субъектах федерации с высокой и низкой продолжительностью жизни в середине 2000-х годов, лет Этот фактор имеет значение и для благополучных, и для средних по продолжительности жизни, и для неблагополучных регионов. Так, Научно-экспертный совет различия в продолжительности жизни населения различных муниципальных образований хоть и несколько меньше регионального российского разброса, но вполне сопоставимы с ним. Для мужчин, проживающих в различных городах и районах Ханты-Мансийского АО с высокой продолжительностью жизни, они составляли 14,4 года, в Смоленской области с низкой продолжительностью жизни – 13,0 лет.

Для женщин в соответствующих регионах различия по муниципальным образованиям составили 9,5-10,9 года соответственно.

60 лет и 30- 0-14 лет 15-29 лет 45-59 лет года старше мужчины Поселки городского типа 106,8 365,9 893,8 2265,8 7955, Малые города: до 10 тыс. 145,9 271,6 1001,0 2502,3 8349, 10-19,9 тыс. 99,8 331,9 891,4 2326,0 8152, Средние города: 20-49,9 тыс. 104,5 310,5 896,1 2252,9 8054, 50-99,9 тыс. 117,3 332,9 862,2 2241,0 8252, 79,9 230,0 776,8 2043,1 7431, Крупные города: 100 тыс. и более Центр субъекта федерации 93,2 243,3 752,1 1932,7 7169, женщины Поселки городского типа 85,8 102,9 273,5 690,9 5321, Малые города: до 10 тыс. 53,0 135,8 264,1 807,0 5625, 10-19,9 тыс. 72,4 99,3 291,3 717,1 5471, Средние города: 20-49,9 тыс. 77,9 91,4 272,7 661,2 5299, 50-99,9 тыс. 69,4 96,3 250,4 678,1 5335, 55,3 54,1 248,8 625,1 4902, Крупные города: 100 тыс. и более Центр субъекта федерации 73,6 67,5 224,7 577,3 4735, Возрастные коэффициенты смертности (на 100 тыс. соответствующего населения) в зависимости от типа и населенности городского поселения в Центральном федеральном округе России, 2008-2009 г.

В-пятых, внутрирегиональная неоднородность состояния здоровья и смертности населения определяется не только долей сельского населения, как можно было подумать. Существует значительная вариация смертности и внутри городского населения. Анализ, проведенный на примере областей Центрального федерального округа, показал, что смертность населения минимальна в крупных городах и административных центрах субъектов федерации, а максимальные показатели отмечены в малых городах численностью до 10 тыс.

человек. При этом, между городскими поселениями численностью от до 100 тыс. человек не обнаружено заметных различий в смертности населения. Это свидетельствует о сближении качества жизни в средних и малых городах, но не в направлении роста его в малых городах, а в направлении снижения его в средних по численности населения городах.

Итак, сохранение высокого территориального разброса здоровья и смертности населения тормозит темпы увеличения продолжительности жизни в целом по стране. Это становится фактором не только Научно-экспертный совет демографического, но и социально-экономического разобщения страны.

В середине 2000-х годов региональные различия смертности были даже выше, чем в середине 1990-х годов, а в период 2005-2012 годы на фоне общероссийского снижения смертности региональные различия продолжительности жизни изменились незначительно. Необходима целенаправленная политика, ориентированная на преодоление меж- и внутрирегионального разброса здоровья и смертности населения, отражающая географическое неравенство условий жизни.

Демографический ракурс (естественная убыль, человек) Третий важнейший аспект рассмотрения проблем здоровья и смертности населения – демографический, влияние на динамику численности и структур населения. 1992 год явился переломным в современной российской демографической истории, поскольку это был год начала депопуляции – сокращения численности населения в общенациональных масштабах. Максимальные масштабы естественной убыли населения пришлись на конец 1990-х годов, когда ежегодно умирало около 950 тыс. человек.

С начала 2000-х годов на фоне оздоровления социально экономической обстановки в стране, произошло некоторое восстановление уровней рождаемости и стабилизация смертности. С середины 2000-х годов началось проведение целенаправленной государственной политики и в сфере стимулирования рождаемости и снижения смертности, что позитивно повлияло на соответствующие тренды. Ежегодная естественная убыль снизилась к концу 2000-х годов почти вчетверо до 230-240 тыс. человек, а в 2012 г. впервые сократилась до 4,3 тыс. человек.

Научно-экспертный совет Перспективы дальнейшего снижения естественной убыли населения и выхода из депопуляции определяются не только успехами демографической политики в сфере увеличения рождаемости и снижения смертности, но и сдвигами возрастной структуры населения, которые становятся все более значимым фактором демографической динамики. Эти сдвиги аккумулируют вступление в детородный возраст малочисленных поколений женщин и выход в пенсионные возраста многочисленных поколений групп старших трудоспособных возрастов. В этой ситуации очевидно, что без дальнейшего усиления мер политики демографическая ситуация будет ухудшаться. Современного уровня воздействия на демографическую ситуацию недостаточно даже для того, чтобы сохранить ее неизменной.

В условиях европейского типа демографического развития с низкой рождаемостью и низкой смертностью, здоровье и продолжительность жизни людей становятся важным социально-экономическим ресурсом, повышая эффективность инвестиций в образование и иные качественные характеристики рабочей силы.

С позиций социально-экономического видения смерть людей отнюдь не равноценна. Одним из значимых параметров является возраст. Чем в более раннем возрасте произошла смерть, тем большие потери несет общество, поскольку это потеря непрожитой и непроработанной жизни. Таким образом, с позиций социально экономического рассмотрения населения каждый человек обладает определенным потенциалом, важнейшим из которых является предстоящая продолжительность жизни, в том числе в трудоспособном возрасте.

Население трудоспособного возраста в России начало сокращаться значительно позже, чем страна вступила в полосу депопуляции, поскольку, прежде всего, начала снижаться численность детских контингентов из-за резкого падения рождаемости. Но, по мере того, как малочисленные поколения вступали в трудоспособный возраст, приходя на смену более многочисленным поколениям, выходившим за его пределы, численность населения трудоспособного возраста также начала снижаться.

Перспектива сокращения численности трудоспособных контингентов перестает выглядеть однозначно, если от анализа численности населения в рабочих возрастах перейти к оценке его жизненного и трудового потенциала. Рассмотрим эту ситуацию на примере мужчин. Начало 1990-х годов характеризуется ростом численности лиц трудоспособного возраста, однако при этом потенциальное время трудоспособности резко сокращалось. Это было связано с резким уменьшением длительности жизни, прежде всего, в рабочих возрастах.

Период первой половины 2000-х годов характеризуется Научно-экспертный совет практически стабилизацией жизненного потенциала мужчин, несмотря на продолжающийся рост их численности в рабочих возрастах, поскольку длительность жизни в рабочем возрасте продолжает снижаться, хотя и не такими темпами, как в начале 1990-х годов. И только в 2005-2007 г. потенциальный период трудоспособности у мужчин рос как за счет продолжающегося увеличения рабочих контингентов, так и в результате начавшегося роста длительности жизни. Период этот был крайне непродолжительным, поскольку источники количественного роста трудоспособных контингентов исчерпались, а увеличение продолжительности жизни в рабочих возрастах идет слишком медленными темпами, чтобы компенсировать убыль лиц трудоспособного возраста.

Приведенная оценка свидетельствует о нескольких проблемах.

Грядущая убыль численности трудоспособного населения задана уже сложившейся демографической динамикой. Она может быть компенсирована внешними источниками – миграцией, со всеми вытекающими отсюда, в том числе и демографическими последствиями.

Однако более эффективный путь – увеличение жизненного потенциала населения, в том числе в рабочих возрастах, что позволяет сохранить и даже нарастить общий фонд рабочего времени даже при уменьшении числа лиц рабочего возраста.

Необходимость улучшения здоровья и сокращения смертности населения ставит перед здравоохранением комплекс проблем.

Наслоение не полностью решенных задач предыдущих этапов эпидемиологического перехода актуализирует в повестке дня отечественного здравоохранения не только задачи, характерные для современных обществ с демографически старым населением, но и проблемы, специфичные для развивающихся стран с актуальными проблемами смертности детей и трудоспособного населения от причин, предотвратимых при современном уровне развития здравоохранения.

Если воспользоваться европейским списком предотвратимых причин и возрастными границами предотвратимой смертности, которые получили высокий уровень поддержки среди российских экспертов в разных регионах России, то оказывается, что в середине первого десятилетия XXI века вклад предотвратимой смертности в общую смертность составлял около 53% для мужчин, и 22% для женщин.

Международный опыт свидетельствует, что смертность от предотвратимых причин должна снижаться быстрее, чем смертность от непредотвратимых причин, в случае, если здравоохранение работает эффективно.

В России в целом за весь двадцатилетний период с рубежа 1990-х годов по настоящее время общая смертность российских мужчин в возрасте до 65 лет снизилась на 25%, предотвратимая – на 3,8%, общая смертность женщин этого возраста сократилась на 22%, Научно-экспертный совет предотвратимая не изменилась.

1400, Смертность (на 100 ты с.) 1200, 1000, 800, 600, 400, 200, 0, Общ ая, мужчины Общая, женщ ины Предотвратимая, мужчины Предотвратимая, женщ ины Динамика предотвратимой и общей смертности населения России Таким образом, наблюдалась картина, обратная европейской:

тенденции предотвратимой смертности хуже, чем непредотвратимой, что свидетельствует о ненацеленности политики здравоохранения на решение первоочередных задач охраны здоровья населения.

В странах «старой Европы» предотвратимая смертность снижалась быстрее всего от причин, зависящих от эффективности первичной профилактики (дорожно-транспортные травмы, перинатальная смертность, цирроз печени и рак легких), а наиболее низкие темпы снижения были характерны для причин, зависящих от качества лечения.

В странах Центральной и Восточной Европы наблюдалась иная картина. Там в связи с переходным периодом отмечались кризисные явления в работе системы здравоохранения, в результате чего предотвратимая смертность росла, и в основном за счет группы болезней, предотвратимых на уровне своевременной диагностики и адекватного лечения.

В России структура предотвратимой смертности оставалась относительно стабильной с доминированием причин, предотвратимых преимущественно мерами первичной профилактики.

Научно-экспертный совет Причины 1989 1994 1998 2005 Мужчины Суммарно 100 100 100 100 Группа 1 Смертность зависит от эффективности 83,2 82,5 82,8 80,4 79, первичной профилактики Группа 2. Смертность зависит от эффективности вторичной профилактики (раннее выявление 0,4 0,2 0,3 0,3 0, болезней) Группа 3. Смертность зависит от эффективности третичной профилактики (адекватное лечение и 16,4 17,2 16,8 19,3 20, высокое качество медицинской помощи) Женщины Суммарно 100 100 100 100 Группа 1 Смертность зависит от эффективности 65,7 73,0 70,7 71,7 67, первичной профилактики Группа 2. Смертность зависит от эффективности вторичной профилактики (раннее выявление 16,0 11,6 15,1 12,3 14, болезней) Группа 3. Смертность зависит от эффективности третичной профилактики (адекватное лечение и 18,3 15,4 14,2 16,0 17, высокое качество медицинской помощи) Структура причин предотвратимой смертности населения России в возрасте до 65 лет (%) При постановке задач снижения смертности от предотвратимых причин перед здравоохранением с очевидностью возникает вопрос об уровнях, до которых она может быть снижена. Возможно несколько подходов к оценке уровней, основанных на межрегиональном или историческом сопоставлении. Ориентация при расчетах на уровни смертности, достигнутые в прошлом, позволяет назвать такой подход к оценке предотвратимых потерь «историческим», тогда как подход, в котором в качестве ориентира используются наименьшие значения в какой-то территории, можно назвать «территориальным».

ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОДХОД РЕГИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД (по отношению к уровню (минимальные значения в округе) смертности 1989 года) 2005 2012 2005 Группы Группы причин причин Мужчины Женщины Мужчины Женщины Мужчины Женщины Мужчины Женщины смерти смерти число число число число число число число число % % % % % % % % Группа 1. Группа 1. 85,1 40830 82,3 73689 71,3 27081 70, 206283 80,0 58678 67,1 91094 80,7 32285 77, Группа 2.

Группа 2. 422 0,3 2573 5,2 388 0,4 3321 8, 856 0,3 15725 18,0 329 0,3 2917 7, Группа 3. Группа 3. 14,6 6185 12,5 29282 28,3 7795 20, 50676 19,7 13079 15,0 21387 19,0 6487 15, Всего Всего 145175 100,0 49588 100,0 103359 100,0 38197 100, 257815 100,0 87482 100,0 112810 100,0 41689 100, Группа 1 Смертность зависит от эффективности первичной профилактики Группа 2. Смертность зависит от эффективности вторичной профилактики (раннее выявление болезней) Группа 3. Смертность зависит от эффективности третичной профилактики (адекватное лечение и высокое качество медицинской помощи) Структура предотвратимых потерь российского населения в возрасте до 65 лет в 2005 и 2012 годах Использование территориального подхода показало, что если бы достигнутые в некоторых российских регионах результаты были Научно-экспертный совет внедрены во всей стране, то в 2005 г. число умерших вследствие причин, смертность от которых предотвратима силами российской медицины и здравоохранения, можно было бы снизить почти на тысяч человек детского, трудоспособного и раннего пенсионного возрастов, т.е. самых активных в экономическом и социальном плане групп. Хотя в 2012 году этот показатель вдвое ниже, тем не менее, потеря жизней 155 тысяч человек нанесла ощутимый урон стране.

Второй метод оценки масштабов потерь – это использование исторического ориентира. Общая величина потерь, оцененных с помощью «исторического» подхода, составила около 195 тысяч человек в 2005 году и около 142 тысяч – в 2012 году. Величину, полученную для 2005 года, можно рассматривать как результат повышения смертности от предотвратимых причин за период осуществления социально экономических реформ в России.

Сравнительный анализ результатов применения территориального и исторического подходов к оценке потерь за счет смертности от предотвратимых причин показал следующее.

В 2005 г., т.е. в переломный год российской смертности масштабы предотвратимых потерь с использованием территориального подхода (350 тыс. человек) были почти вдвое выше значений, полученных с использованием исторического подхода (195 тыс. человек). Это свидетельствует о чрезвычайно больших различиях в условиях жизни и оказании медицинской помощи в разных регионах страны, более существенных, чем различия условий жизни и оказания медицинской помощи в советский и постсоветский периоды.

К 2012 г. на фоне снижения смертности, в том числе от предотвратимых причин, потери снизились до 155 тыс. при использовании территориального и до 142 тыс. при применении исторического подхода. Сближение оценок за столь небольшой промежуток времени связано в первую очередь с сокращением территориальной вариации смертности от предотвратимых причин.

Результат ожидаемый, поскольку в неблагополучных территориях, где смертность в последнее пятилетие снижалась опережающими темпами, вклад предотвратимой смертности наибольший.

И в рамках территориального, и в рамках исторического подхода к оценке предотвратимых потерь центральное место – 75-80% - занимают причины, за сокращение смертности от которых ответственна первичная профилактика. Иными словами, территориальные различия образа жизни населения являются столь же значимым фактором, определяющим смертность от предотвратимых причин, как и сдвиги самосохранительного поведения населения в период реформ в сравнении с советским этапом существования страны.

Период после 2005 г. характеризовался в России позитивными сдвигами в уровне жизни населения, а, следовательно, в улучшении Научно-экспертный совет условий формирования здоровья. Вместе с тем, значимые проекты в системе здравоохранения только начали разворачиваться, и эффект их носит ограниченный характер, что и обусловило недостаточные темпы сокращения смертности, предотвратимой на этапах своевременного выявления и адекватного лечения.

Анализ показал, что эффект роста продолжительности жизни в развитых странах был обеспечен прогрессом по всем без исключения направлениям политики: формирование образа жизни, способствующего здоровью;

создание благоприятствующих здоровью физических, экономических, социальных условий;

переориентация системы здравоохранения на вопросы укрепления здоровья и профилактики болезней. Политическую и управленческую поддержку необходимым изменениям обеспечивала разработка стратегий и программ по всем направлениям политики, широкое обсуждение экспертным сообществом и достижение согласия по ключевым вопросам, вовлечение населения путем привлечения общественных организаций к процессу выработки решений и мониторингу результатов. Таким образом, только комплексный подход, воздействующий на все основные детерминанты здоровья, дает позитивный результат.

Имея в виду отставание России и большинства ее территорий по всем индикаторам, характеризующим образ и условия жизни населения, а также ориентацию здравоохранения на сокращение предотвратимых потерь, следует помнить, что для получения существенных результатов европейским странам пришлось пройти путь, длиной не одно десятилетие. Даже с учетом активного внедрения на российских территориях готовых апробированных решений, нельзя рассчитывать, что те же результаты могут быть получены за несколько лет.

Среди всех рассматриваемых индикаторов, ситуация по смертности от причин, характеризующих уровень бедности в России является и самой неблагополучной и самой гетерогенной. Причем по этому показателю ситуация неблагополучна и в тех регионах, где по другим индикаторам отмечается сближение с европейскими уровнями.

Без существенных сдвигов в решении этой проблемы трудно ожидать от населения позитивного самосохранительного поведения, в том числе и своевременного обращения за медицинской помощью.

В связи с этим, основными направлениями демографической политики в сфере снижения смертности являются:

сокращения разрыва в продолжительности жизни населения страны с государствами, обладающими аналогичным социально экономическим потенциалом;

снижение масштабов свехсмертности от предотвратимых причин преимущественно в трудоспособных возрастах, что обеспечивает наиболее экономически эффективный путь роста продолжительности жизни населения, его трудового, репродуктивного и в целом Научно-экспертный совет жизненного потенциала;

уменьшения различий в смертности разнородных по уровню доходов, образования, профессии социальных групп с тем, чтобы обеспечить устойчивое сокращение потерь продолжительности жизни населения в целом.

Научно-экспертный совет Здоровье в социально-экономической системе координат Гринберг Р.С., директор Института экономики Российской академии наук, член корреспондент РАН, д.э.н., профессор, член Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации Чубарова Т.В., заведующая центром экономической теории социального сектора Института экономики РАН, к.э.н.

1. Социально-экономические факторы здоровья Состояние здоровья населения — комплексный феномен, на который оказывает влияние большое число факторов. Они достаточно хорошо исследованы, поэтому в настоящее время основная проблема заключается в оценке относительного вклада каждого из этих факторов в состояние здоровья. Сложность заключается в том, что этот вклад зависит, с одной стороны, от конкретных обстоятельств, а с другой - от сочетания различных факторов, которые в самом общем виде можно сгруппировать следующим образом:

социально–экономические и культурные факторы (например, доход, уровень образования, занятость, социальная поддержка);

поведенческие факторы, образ жизни и состояние окружающей среды (например, курение, питание, физическая активность, доступ к воде, загрязнение воздуха);

индивидуальные факторы, такие как физиологические (генетика) и психологические (например, способность контролировать собственную жизнь);

доступ к медицинскому обслуживанию (например, профилактика и лечение).

Безусловно, биологические характеристики и генетика играют важную роль в определении состояния здоровья человека, однако их эффект опосредован социально-экономическими и поведенческими факторами как в положительную, так и в отрицательную сторону.

Поэтому в данной работе будут рассмотрены, прежде всего, социальные детерминанты здоровья, включая состояние окружающей среды и поведение человека. Причем влияние социально-экономических факторов на здоровье признается с эпидемиологической точки зрения как наиболее сильное, длительное и универсальное 1.

В 2005 г. в рамках ВОЗ была создана специальная комиссия по социальным детерминантам здоровья (Commission on the Social Determinants of Health) с тем, чтобы подчеркнуть важность влияния социально-экономической обстановки на серьезные изменения в состоянии здоровья населения, которые в последнее время происходят Social Determinants of Health: the Solid Facts. WHO, Geneva, 1998.

Научно-экспертный совет на мировом уровне. Концептуальный подход, используемый комиссией в своей работе, основан на учете влияния двух групп факторов:

структурных детерминант (социально-экономический и политический контекст, социальная структура и социально-экономическое положение) и промежуточных детерминант, которые опосредуют влияние последних, включая биологические и поведенческие факторы, конкретные условия жизни и работы, психологическое состояние и уровень развития системы здравоохранения2.

Индивидуальное поведение включает выбор и компромиссы, формирующие образ жизни индивида. Личное поведение занимает центральное место среди детерминантов здоровья, оказывая непосредственное влияние на здоровье человека. Оно в значительной степени определяется внешними стимулами, и поэтому важно, чтобы возможные меры воздействия на поведение человека учитывали происхождение такого поведения. Образ жизни опосредует, по крайней мере, часть влияния большинства других детерминантов здоровья.

Исследования показывают тесную связь уровня образования родителей, продолжительности обучения в школе и образования в области здоровья с выбором образа жизни, состоянием здоровья и продолжительностью жизни. Каналы, через которые образование оказывает влияние на здоровье, многообразны. Это, например, доходы и социально-экономическое положение человека, социальная мобильность и социальный капитал. Наконец, это реальные знания человека, его понимание самого себя, умение найти нужную информацию, сопоставить, сделать выводы, обратиться по адресу, задать нужные вопросы и т.д. При прочих равных условиях, чем выше уровень образования, тем лучше здоровье, следовательно, налицо прямая зависимость здоровья от уровня образования.

это Социальные и экономические детерминанты – характеристики социально-экономического контекста, в котором люди живут и работают, от социальной иерархии до неравенства доходов, от экономического роста до социального капитала, от этнического состава до параметров рынка труда. Сюда же следует включить социальные нормы, которые пронизывают, формируют и регулируют среду, в которой люди взаимодействуют.

Состояние окружающей среды включает аспекты физической среды проживания и работы - от экологии, комфортности жилья и территории, обеспеченности транспортом, бытовых условий до уровня преступности в районе. Микро- и макроклимат, в котором находится человек в разные периоды своей жизни, безусловно, опосредует его физиологическое, психологическое и моральное состояние.

Важная роль отводится системе здравоохранения, ее способности Solar O., A. Irwin. A Conceptual Framework for Action on the Social Determinants of Health. Discussion Paper. Geneva: World Health Organization, Commission on Social Determinants of Health. 2007.

Научно-экспертный совет возможно быстро и адекватно реагировать на потребности населения.

Она включает не только медицинское вмешательство, лечение и профилактику, но и создание условий, структур и стимулов, которые ведут к более эффективному решению возникающих проблем. Все более актуальным становится вопрос о том, какая из существующих систем здравоохранения представляет собой наиболее оптимальный вариант решения тех задач, которые ставит перед ней современное общество.

Таким образом, необходимо оценить реальную связь состояния здоровья и различных обусловливающих его компонентов, что осложняется трудностью проведения эмпирических исследований.

Наиболее точные данные получены о связи состояния здоровья и уровня образования, продолжительности жизни и здорового образа жизни. Например, исследования подтверждают влияние образа жизни на хронические заболевания, в частности, связь между курением и риском заболевания раком легких. Причем все большее внимание привлекает важность соотношения различных детерминантов здоровья, так как можно предположить, что отдельные детерминанты опосредуют и изменяют влияние друг друга. На этом основании некоторые эксперты проводят разграничение между первичными (социально-экономические и демографические факторы) и вторичными (биологические и психосоциальные, включая образ жизни) важными определителями здоровья3.

Большой интерес вызывают исследования, связанные с пониманием неравенства в распределении здоровья между различными группами населения, которое сохраняется и даже усиливается в последнее время 4. Относительно более бедные домохозяйства тратят большую долю дохода на питание, чем более богатые, а различия в доходе могут иметь серьезные последствия для структуры питания и соответственно для состояния здоровья.

Одной из важнейших причин неравенства в распределении здоровья выступает уровень дохода. Связь бедности и здоровья особенно четко прослеживается не только в развивающихся, но и развитых странах. Хотя возможно, что для последних относительная важность материальных обстоятельств снижается, в то время как значение психосоциальных факторов возрастает. Если в развивающихся странах наблюдается тесная связь между уровнем ВВП и улучшениями в состоянии здоровья, то в развитых странах связь бедности и здоровья сложнее, в том числе и потому, что нет ясного понимания, что такое бедность. По мере роста экономики уровень Kosteniuk H.D. Dickinson. Tracing the social gradient in the health of Canadians: primary and secondary determinants // Social Science and Medicine. 2003. 57.

Mackenbach J.P., I. Stirbu, A.-J.R. Roskam, M.M. Schaap, G. Menvielle, M. Leinsalu, A.E. Kunst.

Socioeconomic Inequalities in Health in 22 European Countries // The New England Journal of Medicine.

2008;

358:2468-2481.

Научно-экспертный совет абсолютной бедности повышается, в то время как влияние бедности на здоровье сохраняется. Исследования показывают, например, что в районах с неравным распределением дохода уровень смертности выше, чем в эгалитарных сообществах 5. Таким образом, можно предположить, что уровень смертности зависит не просто от уровня дохода, а от того, как он распределяется.

В странах, по которым имеются соответствующие данные, наблюдаются социально-экономические различия в смертности, т.е.

граждане, которые имеют более низкий социально-экономический статус, переживают больше нездоровья. Кроме того, маловероятно, что такие люди принимают меры для профилактики болезни или ее обнаружения на ранних стадиях. Различия в рисках хронических заболеваний для разных групп населения очевидны как по социальным и этническим группам, так и по гендерному признаку.

Канадские ученые предположили, что способ распределения и финансирования услуг образования и здравоохранения является причиной различий в состоянии здоровья между социально экономическими группами. В странах, где такие услуги или физически отсутствуют или возможность их получения определяется доходом (т.е.

они производятся в частном секторе и за них взимается полная плата или соплатежи), состояние здоровья скорее отражает ограниченность доступа к медицинским услугам более низких социальных групп или отсутствие возможности платить. Напротив, в странах, где здравоохранение финансируется из общественных средств, связь между доходом и здоровьем выражена слабее6.

Однако предлагаются объяснения и психосоциального свойства, которые для понимания различного влияния на здоровье неравенства в доходах выдвигают на первый план изменение в распределении факторов риска. Неравенство влияет на состояние здоровья через осознание человеком своего места в социальной иерархии, основанной на относительном положении в зависимости от дохода.

Хотя результаты многих исследований подтверждают связь между неравенством по доходу и состоянием здоровья населения, есть данные, из которых следует, что она достаточно слабая. Так, например, анализ опубликованных исследований связи неравенства по доходам и состояния здоровья показал, что, по крайней мере, в 33 работах обнаружена существенная корреляция между этими показателями, вместе с тем в 12 исследованиях она не обнаружена 7. Хотя основная причина такого расхождения связывается с различиями в методологии и Ross N et al, (2000). Relation between income inequality and mortality in Canada and the US. BMJ 320 pp.

898-902.

Ross N et al, 2000. Relation between income inequality and mortality in Canada and the US. BMJ 320 pp.

898-902.

Macinko J et al, 2003. Income Inequality and Health: A Critical Review of the Literature. Medical Care Research and Review, Vol 60, No 4.

Научно-экспертный совет проблемах выбора показателей, авторы делают вывод о том, что связь между неравенством в доходах и состоянием здоровья до конца не выяснена.

Так, К. Джадж и И. Паттерсон считают, что роль неравенства в доходах как самостоятельного детерминанта состояния здоровья сильно преувеличена. По их мнению, новые эмпирические данные все больше подтверждают, что получаемая корреляция является побочным продуктом действия двух факторов. Во-первых, это нелинейная зависимость между индивидуальным доходом и состоянием здоровья, т.е. бедность практически всегда ассоциируется с неблагоприятными результатами для здоровья. Во-вторых, неравенство в доходах является своего рода маркером других параметров (например, этнических) или развития социальной инфраструктуры, которые влияют на здоровье8.

Международные и отечественные исследования показывают, что существует достаточно иерархичная система разветвленных причинно следственных отношений формирования здоровья индивида, которая связана не только со здоровьем каждого человека;

важным является и то, как различные факторы, влияющие на здоровье, связаны между собой. Необходимо выделить главные, воздействуя на которые можно ослабить нагрузку от побочных воздействий. Поэтому исследуются различные зависимости здоровья от полученного образования, семейного положения, условий труда.

2. Современные подходы к системе здравоохранения В последнее время понимание системы здравоохранения претерпевает существенные изменения. Все большее значение придается самому человеку, который из объекта воздействия со стороны системы превращается в ее субъект. Предполагается, что человек в современном мире должен осознавать важность здоровья и демонстрировать соответствующее «здоровьесберегающее поведение».

В основе такого поворота лежит убеждение в том, что люди могут контролировать многие риски для здоровья. Кроме того, по мере повышения уровня их благосостояния и образования граждане в состоянии брать на себя ответственность за свое здоровье. В этих условиях меняется и роль государства, которое становится своего рода помощником, создает необходимые условия для реализации человеком своей ответственности в поддержании собственного здоровья.

Меняется и понимание роли различных факторов в обеспечении здоровья населения. Так, традиционно ВОЗ оценивает вклад медицинской помощи в поддержание здоровья населения в 20%, отдавая решающую роль образу и условиям жизни, экологии, питанию и т.д. Однако в последнее время появились исследования, которые Judge K., I. Paterson. Poverty, Income Inequality and Health. Treasury Working Paper 01/29, New Zealand.

Научно-экспертный совет показывают, что в результате развития новых технологий роль медицинской помощи, очевидно, значительнее. В связи с этим появилось понятие смерти, которую можно избежать (avoidable Оно подразумевает необходимость обеспечения mortality).

своевременного доступа к качественной медицинской помощи — задача, которая поддается управлению со стороны государства. На личную сферу жизни человека влиять гораздо сложнее. Обеспечение доступа к медицинской помощи наряду с совершенствованием систем здравоохранения стало задачей не только социальной, но и политической.

Развитие данных тенденций требует осмысления роли системы здравоохранения в обеспечении здоровья населения. В условиях диверсификации ответственности за обеспечение здоровья, комплексности факторов, оказывающих влияние на состояние здоровья, система здравоохранения должна найти свое место в области охраны здоровья населения, отвечающее современным тенденциям развития общества.


Основой таких изменений должно стать восстановление «здравоохранительного» подхода в противовес сугубо медицинскому подходу к проблеме здоровья населения. Если медицина обеспечивает лечение каждого отдельного пациента, то здравоохранительные мероприятия направлены на пропаганду здорового поведения, защиту здоровья и предотвращение болезни на уровне общества.

Хотя, как уже отмечалось выше, социальная модель здоровья практически общепринята, так называемый медицинский подход к здоровью, как показывает практика, далеко не преодолен и организационные структуры демонстрируют в этом смысле большую инерцию. Причем существуют методы, не требующие больших финансовых затрат, проверенные мировой практикой и одобренные ВОЗ. Известный пример — улучшение структуры питания, повышение или снижение его калорийности. Например, в условиях бедного типа питания, который приводит к распространению белково-калорийной недостаточности, проявляющейся у детей и подростков снижением массы тела и низкими показателями роста, простой и действенный способ улучшения ситуации — добавление йода в соль.

Можно выделить три подхода к охране здоровья населения, которые обсуждаются на международном уровне.

1. Инвестиции в здоровье. Эта идея связана с осознанием того, что здоровье является не побочным продуктом экономического развития страны, а одним из важнейших детерминантов экономического развития и снижения бедности. Расходы на здоровье рассматриваются не как затраты, а как вложения, диалектически связанные с экономическим развитием любой страны. Поэтому, касаясь развития здравоохранения, надо вести речь не об экономии и сокращении затрат на Научно-экспертный совет здравоохранение, а о том, что вложение в здоровье ведет к существенным экономическим результатам.

Система охраны здоровья должна не просто улучшать здоровье населения, но и реагировать на немедицинские потребности граждан в вопросах охраны здоровья. В итоге программа ее развития должна включать не только медицинские учреждения, но и более широкие вопросы, такие как чистая и безопасная окружающая среда, обеспеченность водой, борьба с курением, физическая активность, питание, просветительская работа.

2. Оценка государственными органами последствий для состояния здоровья населения любых мер, предпринимаемых на территории. Необходимо осознание приоритетности охраны здоровья населения и стратегической важности его улучшения для будущего страны, изменение подхода к охране здоровья населения: важны не просто приоритет здравоохранения, снижение показателей заболеваемости и т.д., а интеграция здоровья в процесс развития общества, принятия политических решений.

3. Активное участие граждан в реформах системы здравоохранения. Люди должны воспринимать предпринимаемые изменения в секторе здравоохранения как инвестиции в их собственное будущее. Степень участия граждан определяется тем, насколько учитывается мнение граждан относительно целей и структуры системы здравоохранения и какими правами они обладают в отношении влияния на принимаемые решения.

Россия имеет в этой области огромный опыт, ведь в ХХ в. она (в составе СССР), стала первой страной, которая фундаментально начала разрабатывать теоретические основы социальной медицины, успешно реализованные на практике, наиболее продвинутые, гуманистические нормы массовой системы охраны здоровья. Эти достижения признаны во всем мире, что неоднократно подчеркивалось в международных документах9. Крайне важно, чтобы эти достижения не были забыты и потеряны ни для нашей страны, ни для мира в целом.

Системы здравоохранения сегодня сталкиваются с определенными проблемами, и вынуждены искать пути их преодоления.

При этом заслуживают внимание как позитивные, так и негативные аспекты опыта разных стран. Вместе с тем, несмотря на новые объективные ограничители социальной политики, связанные, в том числе с финансированием, современные государства продолжают демонстрировать свою приверженность принципам справедливости, социальной солидарности, сохраняя достаточно высокий уровень социальных гарантий. В то же время они стремятся найти новые Международная конференция ВОЗ и ЮНИСЕФ по первичной медико-санитарной помощи. Алма-Ата, 1978 г. Резолюция «Здоровье как составная часть развития» (ООН № 34.58 от 29.11.1979 г.);

Венедиктов Д.Д. Очерки системной теории и стратегии здравоохранения. М., 2008.

Научно-экспертный совет технологии, которые позволят снизить расходы на систему здравоохранения при сохранении ее высокой эффективности.

3. Информационные технологии в здравоохранении:

методологический комментарий Развитие информационных технологий (ИТ) создало новые возможности во всех сферах жизни современного общества. Оно является одним из определяющих факторов, трансформирующих экономическую и социальную деятельность, находящих различное применение в современном обществе. ИТ стали неотъемлемой частью общества через дистанционное обучение, электронные издания и библиотеки, виртуальные сообщества, телемедицину и телесоциальное обслуживание.

Следует отметить, что социальные последствия внедрения ИТ еще мало изучены. Новые технологии не возникают на пустом месте, они всегда встроены в социальный контекст, который определяет их конструирование и использование. Можно привести много примеров важности ИТ в обеспечении новых способов организации профессиональной и социальной жизни, но есть и много примеров неравенства доступа к важной информации. Поэтому ответ на вопрос о социальных последствиях развития ИТ неизбежно зависит от того, в каких социальных условиях они внедряются и какая политическая цель при этом преследуется.

Государство в развитых капиталистических странах в качестве основной задачи ставит предотвращение появления информационного разделения (digital divide), или общества, где будут те, у кого есть информация, и те, у кого ее нет. Однако подходы к решению этой проблемы различаются в зависимости от общего политического и идеологического контекста. Это связано с попытками пересмотреть роль государства благосостояния в современном обществе, с перестройкой системы оказания социальных услуг.

Ранее подразумевалось, что использование новых технологий приведет к экономическому росту и будет больше средств, направленных на социальное развитие. Но сейчас акценты ставятся несколько иначе. Новые технологии могут привести к экономическому росту, однако ясно, что технический прогресс сам по себе нуждается (или даже требует) в снятии некоторых социальных гарантий, закрепленных ранее. В этих условиях возникает противоречие – как не допустить информационного разделения и в то же время провести изменения в социальной политике, направленные на либерализацию рынка труда.

Радикальное усиление использования ИТ при оказании социальных услуг должно приводить к повышению их эффективности, качества и снижению затрат, к изменению отношений между Научно-экспертный совет государством и гражданами. Государство убеждено в том, что ИТ могут улучшить государственные услуги и сделать их более отзывчивыми к нуждам граждан, учитывающими индивидуальные потребности независимо от социально-политического контекста. Важно, чтобы все услуги были оказаны, независимо от того, кто будет оказывать эти услуги, государство или частные организации.

Нередко государственная политика в области развития ИТ рассматривает пользователей ИТ как разумных рефлексирующих субъектов. Однако граждане не всегда способны ими пользоваться, нередко не доверяют услугам «онлайн», да и просто не желают ими пользоваться. С другой стороны, есть проблемы управления и маркетинга, например, неспособность разработать сайты, нужные и удобные для пользования.

Хотя число пользователей Интернета в большинстве стран мира постоянно растет (табл.1), доступ к Интернету может оказаться проблематичным для многих: исследования показывают, что в США, например, компьютерами больше пользуются организации, чем рядовые граждане. Проблемы, которые испытывают последние, зависят от уровня дохода, места жительства (город или сельская местность), образования и расовой принадлежности.

Для России это особенно актуально, так как российское общество характеризуется значительным неравенством. Существует реальная угроза, что неравенство если и не усилится, то будет повторяться и в новом информационном обществе. Если учесть стоимость Интернет услуг и непосредственно компьютера, сопоставить их с данными опросов о пользовании Интернетом российскими гражданами, то можно предположить, информатизация доступа к медицинским услугам (запись к врачу по Интернету) может скорее усилить неравенство, чем создать условия для его преодоления 10.

В современной России процессы информатизации тесно связаны с уровнем общей социальной мобильности: интеграция людей в информационное общество происходит тогда, когда общий уровень благосостояния человека находится на достаточно высоком уровне.

Если в западных странах такой прямой зависимости не наблюдается (более того, в некоторых случаях информационное общество содействует включению людей из групп риска в общественную жизнь), то в России развитие информационных технологий становится фактором дополнительной сегрегации.

В современной России процессы информатизации и либерализации практически синхронизированы. Поэтому можно предположить, что информатизация может стать дополнительным фактором эксклюзии социально незащищенных групп населения.

В то же самое время Россия занимает 3-е место в мире по числу абонентов сотовой связи.

Научно-экспертный совет Специальные исследования показали, что интенсивность использования ИТ в России самым тесным образом связана с уровнем дохода. С ростом уровня доходов отмечается и рост доли тех, кто пользуется компьютером на работе и дома. Причем с ростом доходов быстрее растет доля домашних пользователей, чем пользователей на работе. С ростом благосостояния увеличивается и спектр использования ИТ, существенно расширяется круг задач, при которых они используются.


Эти данные косвенно свидетельствуют о том, что люди с низким уровнем социальной мобильности и на работе не имеют возможности освоения ИТ.

В России пользование ИТ распространено меньше, чем в развитых странах (табл. 2). Это означает определенное отставание страны в формировании информационного общества, необходимость стимулировать технический доступ, поощрять распространение информационных технологий. Так, в марте 2011 г. аналитики «Левада Центра» провели опрос 1600 российских граждан в возрасте от 18 лет и выяснили, что 62% из них вообще не пользуются Интернетом. Опрос проводился по репрезентативной выборке в 130 населенных пунктах страны. В марте 2010 г. результаты аналогичного опроса публиковал ВЦИОМ – год назад 60% российских граждан не пользовались Интернетом. То есть за год ситуация с числом интернет-пользователей практически не изменилась11.

В рамках Всемирного экономического форума (World Economic Forum) разрабатывается специальный индекс – The Networked Readiness Index (NRI). Он включает показатели по трем основным направлениям:

облегчение развития и распространения ИТ, которое может обеспечить национальная среда, включая различные деловые аспекты регулирования, человеческую и физическую инфраструктуру, необходимую для ИТ;

степень готовности и заинтересованности трех основных стекхолдеров в обществе (граждане, бизнес и государство) в использовании ИТ в своей ежедневной деятельности;

реальное использование ИТ вышеупомянутыми стейкхолдерами.

Россия занимает 77 место (из 138) с индексом 3,69 при сравнении со всеми странами мира, а в своей группе стран со средним доходом занимает 19 место 12. (Первое место и максимальный индекс 5,6 у Швеции.). В других странах мира число граждан, использующих Интернет для получения информации по вопросам здоровья, питания и образа жизни, в последние годы заметно увеличилось (табл. 1).

В то же время в Китае за 2010 г. число интернет-пользователей выросло на 20,3%, составив к концу года 33,9%.

The Global Information Technology Report 2010-2011.

Научно-экспертный совет Таблица Доля домохозяйств, искавших в Интернете информацию по проблемам питания, заболеваний и травм, % домохозяйств 2007 г. 2010 г.

Люксембург 48,4 58, Финляндия 47,1 57, Канада (a) 42,4 56, Дания 38,0 51, Нидерланды 45,5 50, Германия 40,9 47, Норвегия 36,8 47, Словения 26,1 43, Исландия 43,7 41, Венгрия 22,6 40, Швеция 25,4 40, Австрия 27,4 37, Бельгия 25,1 36, Франция 28,8 36, ОЭСР среднее 25,2 35, Словакия 16,5 35, Эстония 25,6 35, Испания 21,4 33, Великобритания 19,8 32, Португалия 17,8 30, Ирландия 12,2 27, США 27, Польша 12,8 25, Италия 15,7 22, Греция 7,7 22, Новая Зеландия 21, Чешская Республика 10,7 20, Швейцария 20, Корея 16,3 19, Турция 10,2 17, Мексика 1,8 1, Источник: ОЭСР, 2011.

Научно-экспертный совет За рубежом большое распространение получили ресурсы Интернета для социально незащищенных групп: бездомных, инвалидов, мигрантов и т.д. Эти сайты пользуются особой популярностью. При ограниченности существующих путей мобилизации социального капитала распространение ИТ в социальной сфере может стать важнейшим ресурсом социальной интеграции. Это положение подтверждается данными социологического опроса, который продемонстрировал высокую мотивацию к использованию информационных технологий у людей, проживающих в регионах, имеющих невысокий доход, работающих в социальной сфере. Иными словами, положительный социальный потенциал информатизации общества может быть реализован только при проведении активной государственной политики, направленной на получение населением выгоды от информационных технологий, снижение бедности и неравенства.

Одна из основных задач государственной политики – эффективное использование ИТ для улучшения жизни и работы людей. Основной проблемой в данной области остается обеспечение доступа населения к ИТ, как технологического, так и социального. Технологический доступ – это наличие соответствующего оборудования, включая компьютеры и программное обеспечение. Социальный доступ – это возможность и умение использовать ИТ с тем, чтобы обогатить и профессиональную деятельность, и социальную жизнь. Поэтому государственная политика обычно включает:

перевод государственных служб на работу в режиме «онлайн»;

обеспечение всеобщего доступа к Интернету;

контроль над качеством информации, получаемой населением в Интернете.

В последнее время появилась и еще одна задача: обеспечение доступа к информации по всему веб-пространству.

Использование ИТ в здравоохранении идет по трем основным направлениям:

предоставление информации по вопросам охраны здоровья, причем как пациентам, так и медикам (электронная библиотека для медиков);

обработка информации (электронные истории болезни, электронные системы записи на прием, электронная передача рецептов);

непосредственно оказание медицинской помощи (телемедицина).

Применение ИТ в здравоохранении оправдано тем, что при решении вопросов охраны здоровья населения они могут вести к улучшению состояния здоровья, повышению экономической эффективности и достижению социальной справедливости в системе здравоохранения. Обычно отмечают, что в результате развития ИТ Научно-экспертный совет пациенты получают:

усиление контроля над качеством медицинского обслуживания;

расширение выбора врачей и медицинских учреждений;

расширение доступ к информации по медицине и здоровому образу жизни.

Следует иметь в виду три наиболее существенных проблемы использования ИТ в здравоохранении.

Первая проблема. Новые технологии сделали возможным операции на расстоянии, консультации в режиме «он-лайн».

Теоретически это означает расширение доступа к медицинским услугам, особенно в специфических географических условиях страны.

Однако в России одна из наиболее существенных проблем в получении достойной медицинской помощи связана с наличием финансовых барьеров. Государственные ассигнования на систему здравоохранения (с учетом ОМС) невелики. При этом предлагается расширить прямое участие населения в финансировании здравоохранения, усиленно продвигается идея приватизации медицинских учреждений и развития частного здравоохранения. При этом введение платы за услуги из кармана рядовых граждан вряд ли даст существенные результаты, особенно среди небогатого населения, в том числе и работающего. Негативные последствия такого решения хорошо известны, в то время как положительный эффект весьма ограничен.

Использование ИТ может существенно улучшить доступ к медицинским услугам, но пока внедрение ИТ практически дает только возможность физического доступа, так как услуги Интернет-медицины платные.

Вторая проблема. ИТ демократизировали доступ к медицинской информации. Они служат для передачи и хранения информации, обеспечивают ее наличие в нужном месте и в нужное время. В России была принята специальная программа развития телемедицины.

Очень важно для здравоохранения все, что связано с асимметрией медицинской информации. Речь идет о том, что врачи имеют весомое преимущество, так как они и оказывают медицинские услуги, и определяют, сколько их нужно пациенту, принимают решения о лекарствах, о необходимости стационарного лечения, и т.д. Поэтому в результате пациент выбирает врача, но сам не решает, сколько медицинских услуг он получит. Это прерогатива врача. Данная проблема получила название «асимметрия информации». Одна из сторон объективно имеет больше информации, чем другая, и потребитель неспособен оценить медицинскую услугу, даже после ее получения. Он некомпетентен при покупке товара, который сложен и обычно покупается нерегулярно. Поэтому возникает вопрос: насколько внедрение ИТ изменит положение дел в области асимметрии Научно-экспертный совет информации, поможет ли решить эту проблему?

Возможность получения более полной информации может привести к тому, что пациенты будут нести большую ответственность за принятие решений по поводу лечения. Расширение участия пациентов в принятии решения будет поощрять и политика. Основная идея состоит в том, чтобы получить информированного, активного пациента, берущего большую ответственность за выбор получаемых медицинских услуг. В будущем можно прогнозировать формирование граждан-экспертов.

Таким образом, проблема асимметрии информации может перерасти в другую проблему: изменение отношений между врачами и пациентами, оснащенными медицинской информацией из Интернета.

Однако сдвиг в принятии решений по поводу медицинских услуг от патерналистской модели к модели «совместного производства» может произойти только случае, если у пациентов будут источники соответствующей информации, надежной и в равной степени доступной всем. Сейчас в Интернете можно найти огромное количество сайтов по вопросам здравоохранения. С одной стороны, пациент имеет возможность узнать больше по своей проблеме, лучше разобраться в сложной ситуации. С другой стороны, ему трудно оценить эту информацию и проверить ее достоверность. Медицинская информация, обрушивающаяся на людей, неоднородна в плане объективности и достоверности. Растет вероятность попасть в ловушку, воспользоваться услугами непрофессиональных и нечистоплотных людей.

Третья проблема. Новое видение системы здравоохранения учитывает центральную роль ИТ в улучшении оказания услуг и каждодневной работы, развитии навыков медицинского персонала. Но внедрение новой технологии, например, электронных карт пациентов – задача сложная для всех участников. То, как люди работают и как оказывают услуги, является неотъемлемой частью процесса изменений в организации. Нужно четко понимать, где и почему возникает сопротивление, как различные группы в системе здравоохранения – пациенты, общественность, медики и управленцы – относятся к ИТ.

Научно-экспертный совет Об актуальных вопросах развития здравоохранения:

идеологические и правовые аспекты Володин В.Д., Президент «Национального Центра санитарного просвещения населения (САНПРОСВЕТ)», член Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации, д.м.н., профессор Здоровье цены не имеет. Внутренне нелегко подыскивать ему эквиваленты в денежном выражении. Это противоестественно. И все же необходимо, хотя бы для того, чтобы еще раз привлечь внимание к месту здравоохранения и медицины в экономике.

Примерные подсчеты чистого дохода, поступающего в бюджет государства в результате работы органов здравоохранения, показали, что снижение за годы Советской власти смертности населения в 4 раза давало ежегодно около 1,7 миллиарда рублей национального дохода.

За счет увеличения продолжительности жизни мы получали ежегодно на 1,2 миллиарда рублей общественного продукта.

По оценкам экспертов, за 35 лет активной деятельности человек способствует увеличению национального дохода в среднем на 325 тысяч рублей. Потерянные годы потенциальной жизни (ПГПЖ), имеют реальную стоимость. По оценкам Всемирного банка в России показатель ПГПЖ 5 тыс. долл. США.

По данным Всемирной организации здравоохранения, государственный подход по ликвидации эпидемии натуральной оспы принесла человечеству экономический эффект, равный более чем 10 миллиардам долларов. А можно ли выразить в деньгах 20 миллионов спасенных человеческих жизней и 150 миллионов, которые избежали болезни?

Опыт многих развитых стран со стабильной экономикой свидетельствует о необходимости государственного финансирования здравоохранения. Рыночные отношения далеко не всегда совместимы с медициной. Общеизвестно, что финансирование здравоохранения - в первую очередь связано с безопасностью государства, его развитием и стабильным демографическим ростом.

Достойным примером может быть правительственная стратегия Японии, базирующаяся на ее экономических достижениях, по превращению к 2025 году страны в «сверхдержаву качества жизни».

Планируется увеличить расходы государства на медико-социальное обеспечение. Общество, осуществляющее государственное финансирование своего здравоохранения, дает долгосрочный кредит развития собственного государства.

Н.Г. Чернышевский писал, что «труд доктора действительно самый производительный, - предохраняя от болезней или восстанавливая здоровье, доктор приобретает обществу все те силы, которые погибли Научно-экспертный совет бы без его забот».

В период экономического спада в нашей стране было предложено обязательное медицинское страхование (ОМС), которое, по мнению ведущих организаторов здравоохранения, не могло дать значительного результата медицине.

Использование дополнительного финансирования здравоохранения с введением ОМС в нашей стране, привело к развитию финансовых структур, задачи которых далеки от профилактики заболеваний, т.е. своевременной их диагностики, активного наблюдения больных и лечения выявленных болезней.

Причины этого заложены в основах деятельности страховых компаний. Максимальное сбережение полученных финансовых средств от застрахованных граждан. Медицинские учреждения в свою очередь готовы максимально использовать выделяемые страховыми компаниями средства на обслуживание застрахованных пациентов.

Таким образом, складывающийся альянс не может ни морально, ни финансово осуществлять профилактическую направленность медицины, т.к. одна половина не хочет, а другая не может в полном объеме осуществлять эту благородную и экономически выгодную для общества задачу.

Именно государство может и должно в полном объеме осуществлять политику профилактической медицинской практики, начиная с санитарной культуры населения, проводить диспансеризацию всех слоев, включая детей и пенсионеров. Только при таком подходе к здравоохранению возможен положительный успех в демографии нашей страны.

Инвестировать необходимо не только в медицинскую помощь заболевшим гражданам, но в укрепление здоровья здоровых граждан, так как именно здоровые граждане обеспечивают стабильный рост экономики страны, который в свою очередь позволяет решать многие социальные задачи.

Необходимо возродить практику подготовки и издания государственного доклада о состоянии здоровья населения в Российской Федерации. Такие доклады ежегодно подготавливались только до 2008 года, несмотря на то, что порядок разработки и его примерная структура установлены постановлением Правительства Российской Федерации от 3.03.1993 г. № 195.

Сегодня различные доклады о состоянии здоровья населения готовятся на региональном уровне. Минздрав России ежегодно выпускает доклад о реализации Программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

Роспотребнадзор готовит ежегодные доклады о состоянии санитарно эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации.

Указом Президента Российской Федерации от 7.05.2012 г. № Научно-экспертный совет «О совершенствовании государственной политики в сфере здравоохранения» органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации поручено ежегодно представлять в Правительство Российской Федерации доклад о состоянии здоровья населения и организации здравоохранения по итогам деятельности за отчетный год.

Такая разрозненная узковедомственная работа не позволяет сформировать целостное представление о состоянии здоровья населения, проблемах государственной политики в сфере здравоохранения. Поэтому представляется необходимым в Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» закрепить норму о подготовке государственного доклада о состоянии здоровья населения в Российской Федерации.

Обязательным условием должно стать участие в его разработке не только министерств и ведомств, а и научного сообщества, а также медицинских профессиональных некоммерческих организаций, их ассоциаций (союзов). Это будет способствовать разработке современной научно обоснованной концепции охраны здоровья населения.

Самой острой проблемой отечественной медицины является низкий уровень доступности бесплатной медицинской помощи, что влечет за собой оплату гражданами из собственных средств тех медицинских услуг, которые гарантирует государство и которые должны быть обеспечены государственным финансированием. Такие факты имеют место, даже несмотря на увеличение государственного финансирования медицины. Рост расходов на финансирование программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи за счет государственных источников за 2009 2012 годы составил почти 25%. Общий дефицит территориальных программ госгарантий за 2010-2012 годы сократился в 2 раза (с 337,3 млрд. руб. до 164,6 млрд. руб.). При этом в 2012 г. 66 субъектов Российской Федерации имели дефицитные программы и фактически выполненные объемы медицинской помощи в субъектах Российской Федерации не соответствовали нормативным объемам.

Как показывает практика, принятые Правительством России правила предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг13, в которых сделана попытка разграничить оказание бесплатной медицинской помощи в рамках обязательного медицинского страхования и платных медицинских услуг, кардинально ситуацию к лучшему пока не изменили.

Часто граждане не могут разобраться какая помощь должна быть оказана бесплатно, а за какие услуги они должны платить. При этом Постановление Правительства Российской Федерации от 04.10.2012 г. № 1006 «Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг».

Научно-экспертный совет следует отметить, что граждане предпочитают оплачивать услуги непосредственно медицинским учреждениям, а не через добровольное медицинское страхование.

Таким образом, государство сможет сохранить свои социальные обязательства, упростить управление государственными лечебными учреждениями и создать предпосылки для развития частной медицинской практики не только в крупных городах, но и малых и средних населенных пунктах.

Одним из нерешенных вопросов является отсутствие открытости и четких процедур при определении объема предоставления медицинской помощи, оказываемой ведомственными и негосударственными медицинскими организациями в системе ОМС. Необходимо создать цивилизованный рынок медицинских услуг с понятными и прозрачными правилами.

По официальным данным, в 2012 году по сравнению с 2011 годом доля частных медицинских организаций, участвующих в сфере обязательного медицинского страхования, увеличилась с 8,9% до 13%.

По оценке Минздрава, в целях привлечения негосударственных медицинских организаций в систему обязательного медицинского страхования необходимо включение в структуру тарифа на оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию инвестиционных расходов, что потребует дополнительного финансирования в объеме 136,2 млрд. руб., в том числе для оплаты медицинской помощи в амбулаторных условиях- 32,3 млрд. руб.

Согласно экспертным оценкам, доля расходов на медицинскую помощь за счет добровольного медицинского страхования не превышает 1%, в то время как за счет домашних хозяйств составляет в среднем около 4,5%. Зачастую имеют место коррупционные проявления в ситуации, когда пациенты платят деньги не медицинскому учреждению, а непосредственно медицинским работникам.

Для наведения порядка, возможно, следует рассмотреть вопрос о введении более простого механизма оказания медицинской помощи и оказывать в государственных медицинских учреждениях только бесплатную медицинскую помощь. Если же гражданин не удовлетворен качеством медицинской помощи по программе ОМС, то он должен иметь право получить лечение в частной медицинской организации, оплатить его полисом ОМС (в размере государственного тарифа) и, возможно, доплатить разницу между ценой частного врача или клиники.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.