авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«ЛОГО ИЗО СТИХО МУЗЫКО КНИГА БОЖЕСТВЕННАЯ СИМФОНИЯ ВЛАДИМИР ЯНКЕ 2012 1 ...»

-- [ Страница 2 ] --

На Руси поэт замечен, Богом, тот поэт отмечен. Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный, Ликом чист. Упокой душу человека божьего Сергея Есенина, Дан голос свыше И прости ему грехи его вольные и невольные.

И звенит – все выше, выше.

Он, однажды, на рассвете, Человек божий Марина Цветаева – лишила себя жизни в г. Елабуге в По какой-то там примете году. 49 лет от роду. Точное расположение ее могилы неизвестно.

Загасил в избушке свечку, И поставил Богу свечку, Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный, Спрыгнул с русского крылечка, Упокой душу человека божьего Марины Цветаевой, Впрыгнул в поезд. И прости ей грехи ее вольные и невольные.

Скорый.

Встречный. Человек божий Осип Мандельштам – сгинул в сталинских лагерях в И умчался поутру году. 47 лет от роду. Умер от тифа в пересыльном лагере под Владивостоком.

Прямо в алую зарю. Место захоронения неизвестно.

Остроумно. Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный, Безупречно. Упокой душу человека божьего Осипа Мандельштама, И прости ему грехи его вольные и невольные.

Так ведут себя беспечно Только те, кто вечны. Аминь.

Вечны!

Сколько дорог ими вскрыто нехоженых, Если хочешь их увидеть, Сколько Если хочешь их услышать, Проклятий им брошено вслед, Встань пораньше, Стоптанных ног, Встань повыше, А каменьев сколь брошенных… Ты увидишь, Надо ль считать, если теплится след.

Ты услышишь, След на дорогах.

Как течет по миру речка, В пыли.

В храме как мерцает свечка, И в заброшенных Как поет, звенит сердечко, Храмах.

А бессмертное словечко И в душах.

Трех поэтов И в чьих-то делах.

Трех времен След – на века, По-над миром – пусть слегка припорошенный – Бом-дин-Бом-м-м-м. Теплится, светится в их письменах.

98 Светится, Сергей Александрович Есенин – (1895 – 1925) – русский поэт.

Родился в селе Константиновка Рязанской области в крестьянской семье. Что и святится за все страдания, определило главную интонацию его поэзии.

Коих сверх меры в дорогах легло, В 19 лет были опубликованы его первые стихи. В 21 год издан сборник «Радуница». В Были – гордыня, России появился поэт уходящей крестьянской Руси, с мощнейшим лирическим даром и грехи, пронзительной, личностной, часто интимной мелодикой стиха. Пришло признание, как покаяние, со стороны коллег по цеху, так и со стороны власти. К тридцати годам его называют Было и то, «первым поэтом России».

что прощеньем пришло … Жил Есенин открыто, размашисто, бурно, со скандалами, драками и «любовью до зубовного скрежета». Имел порядка десяти судимостей, трижды женился и один раз побывал в гражданском браке. Не скрывал своего неприятия новой власти, но и не являлся убежденным ее противником. В этом смысле показательно его признание:

Поэт от Бога Осип Мандельштам?

«Белогвардейцу я не позволю говорить о Советской России то, что говорю сам. Это — моё, и этому я — судья».

Жив!

Последнее, предсмертное есенинское стихотворение было написано кровью: «… В этой жизни умирать не ново / Но и жить, конечно, не новей».

Поэт от Бога Марина Цветаева? 28 декабря 1925 года Есенин был найден мертвым (повесился) в ленинградской гостинице «Англетер».

Жива! Более трехсот композиторов обращались к творчеству С. Есенина и более тысячи музыкальных произведений различного жанра создано на его стихи. Первая песня, мгновенно ставшая всенародной, «Письмо матери» (композитор Василий Липатов) Поэт от Бога Сергей Есенин?

появилась при жизни поэта в 1924 году.

Памятники, улицы, учебные заведения и литературные премии его имени, фильмы, Жив!

музеи, тысячи исследований и сотни произведений, посвященных поэту – все это составляет внешнюю форму столетней есенинианы. За ней стоит тонкий лирический, бесшабашный по жизни, и, быть может, самый русский поэт, оборвавший свою жизнь в 30 лет.

Красота недолговечна?!

http://wikibit.net/ (Сергей Есенин - слушать) http://gendelev52.wordpress.com/ (Сергей Есенин - слушать) http://iplayer.fm/ (Сергей Есенин - слушать) Марина Цветаева – (1892 – 1941) – русский поэт.

Родилась в Москве в интеллигентной семье. Писать начала в шестилетнем возрасте, Георгий Свиридов "Поэма памяти Сергея Есенина" для смешанного хора, сразу на русском, французском, немецком языках. Мать (пианистка) мечтала видеть симфонического оркестра и солиста (тенор) дочь музыкантом. В 18 лет был опубликован первый сборник ее стихов.

Венок С. Есенину После революции 1917 года (с1922 года) почти восемнадцать лет жила в эмиграции.

Тосковала по России. Писала мало, да и ее поэтическое творчество за границей не получало признания. Сама Цветаева по этому поводу как-то сказала: « «Моя неудача в Петров Андрей, Марина Цветаева — Романс `Под лаской плюшевого пледа` эмиграции — в том, что я не эмигрант, что я по духу, то есть по воздуху и по размаху — Марина Цветаева. Андрей Петров. там, туда, оттуда…».

Венок М. Цветаевой Последнее десятилетие жизни Цветаева почти не обращалась к поэзии, доминирующее положение в ее творчестве занимает проза и переводы. Жила в нищете.

После возвращения на Родину (СССР), были арестованы ее дочь Ариадна и муж Сергей Венок О. Мандельштаму №1 Эфрон, впоследствии расстрелянный.

Венок О. Мандельштаму №2 31 августа 1941 года повесилась. В маленьком городке Елабуге (Татарстан). При Венок О. Мандельштаму №3 отъезде в Елабугу упаковывать вещи ей помогал Борис Пастернак. Он принес веревку, чтобы перевязать чемодан и пророчески пошутил: «Веревка все выдержит, хоть вешайся». К этой веревке и обратилась Марина Цветаева, уходя из жизни.

Через 50 лет в 1990 году патриарх Алексий II дал благословление на отпевание М.

Цветаевой, хотя, как известно, отпевание самоубийц в русском православии запрещено.

Стих Цветаевой экспрессивный, страстный, весь в ломке традиционностей: лексики, 100 ТАНЦЫ ПОЭТА метрики, ритмики, синтаксиса. Часто построен на эксперименте со звуком, оркестровкой стиха.

Эпизоды с читаются синхронно, Стих Цветаевой – исповедальный.

т.е. одновременно.

Формулируя свой путь в творчестве, она написала: «Единственный справочник:

Вальс.

собственный слух … Единственный учитель: собственный труд. И единственный судья:

Вальс. Вальс.

будущее».

Вальс поэта, вальс поэта.

В круге света, в шуме ветра, http://wikibit.net/ (Марина Цветаева - слушать) То со вздохом, то со смехом, http://gendelev52.wordpress.com/ (Марина Цветаева - слушать) В лунных бликах, в тихих вскриках, http://iplayer.fm/ (Марина Цветаева - слушать) Вальс поэта до рассвета.

До рассвета. До рассвета… Осип Мандельштам – (1891 – 1938) – русский поэт.

Родился в Варшаве в еврейской купеческой семье, мать была музыкантом. Быть может, И-и-и … именно от нее и вошло дыхание музыки в творчество выдающегося поэта России. Когда Мандельштаму исполнилось шесть лет, семья переехала в Петербург, город, в который Пустая страница. Какой хоровод будущий поэт влюбился: «Я вернулся в мой город, любимый до слез …». Учился в С поэтом она затевает, Петербургском университете, Сорбонне, Гейдельбергском университете.

Манит и пугает, как призрачный грот, В 19 лет состоялась первая публикация его стихов. Его поэтический дар получает Грозит, холодит, призывает.

признание Б. Пастернака, М. Цветаевой, А. Ахматовой, А. Белого и большинства наиболее ярких коллег по цеху. О, если бы я только мог, Писал непрерывно, за исключением последних лет жизни. Однако в последнее Какой хоровод. Хотя б отчасти, десятилетие жизни его уже не публиковали.

Жил с женой в нищете, перебиваясь переводами, подработкой в газетах и театре. Какой хоровод. Я написал бы восемь строк, Пишет убийственный и самоубийственный стих: «Мы живем под собою не чуя страны, / Какой хоровод затевает. О свойствах страсти … Наши речи за десять шагов не слышны …». Услышали. Арестовывался. Ссылался. Во время ссылки в Воронеж (где сейчас ему есть памятник) создает «Воронежские А где-то челнок уж прядет и ведет тетради», которые считаются вершинным достижением его творчества.

То слово, то рифму на круги, О беззаконьях, о грехах В 1938 году на имя наркома внутренних дел Ежова поступает донос на Мандельштама, И скоро немую гортань разовьет Бегах, погонях, в котором его стихи названы «похабными и клеветническими». Поэт вторично арестовывается и отправляется в лагерь на Дальний Восток.

До голоса, Нечаянностях впопыхах, 27 декабря 1938 года Осип Мандельштам умирает от тифа в пересыльном лагерном Связки разбудит. Локтях, ладонях … пункте Вторая речка во Владивостоке.

«Я один пишу с голоса» - сформулировал однажды Мандельштам ключ к пониманию В стихи б я внес дыханье роз … своего творчеству. Сначала к нему приходило «проборматываение», «движение губ», Рука и перо, вот и ваш час настал начинал звучать ритм, постепенно укладываясь в метрику стиха, где финал порой Ворваться в пустое пространство, полностью «опровергал» начало. Никакой заданности. Всё «от процесса», от Страница сдается, страницы финал внутреннего звучания музыки стиха.

В простом рукописном убранстве.

Огромную роль в сохранении творчества Мандельштама сыграла его жена Надежда Яковлевна Мандельштам, которая знала наизусть едва ли не все его стихи – на тот случай, если все будет уничтожено властью. Которая хранила рукописи поэта в самых И-и-и … неожиданных местах: в обуви, в кастрюлях.

Почти полвека стихи Осипа Мандельштама ходили в СССР в списках, не издавались. Вальс.

Ныне – памятники, в том числе, мемориальная доска в Сорбонне, переводы на Вальс. Вальс.

иностранные языки, хрестоматии, песни и романсы на его стихи, и огромное количество Вальс поэта – танец страсти, посвящений и подражаний. Вальс поэта – танец счастья, Танец горя, танец власти, http://wikibit.net/ (Осип Мандельштам - слушать) Танец вздоха, танец смеха, http://gendelev52.wordpress.com/ (Осип Мандельштам - слушать) Танец шепота и эха – http://iplayer.fm/ (Осип Мандельштам - слушать) Не пропасть бы.

Не пропасть бы … О, если бы я только мог – Б. Пастернак.

102 НЕОЧЕМ ПИСАТЬ? Огорчённый / нерождённый Оскорблённый / никчёмный Возмущённый / непокорённый Она называла себя – поэтесса.

Резонно / возмущённый Она твердила пьяно, Тёмный / смущённый Монотонно – …………………………… Мне неочем писать.

Мне неочем писать. Она твердила томно, Монотонно – Орал в кустах безумно кот бездомный, Мне неочем писать.

Мерцал в верхах зазывно мир бездонный, Мне неочем писать.

Играли свадьбы.

Где-то похоронный Так не пиши, ебёна мать!

Играли марш Шопена. Заткнись.

Полусонно Позвал ребенок – Мама! Иди, ложись.

Крест поклонный Вон там – кровать.

Внимал униженным и оскорблённым.

Вставало-заходило Солнце.

И зелёный Скакал кузнечик по траве.

Чуть томно Она твердила пьяно, Монотонно – Мне неочем писать, Мне неочем писать.

Играли рифмы в полутьме смягчённо, И подчинялись.

Тихо.

Отрешённо.

На лист ложились, в целом, благосклонно:

За каждым словом (за каждой рифмой) мир.

И мир – О-гром-ный!

Сожжённый / бездомный Запрещённый/ учёный Приговорённый / беззаконно Обречённый / новорождённый Влюблённый / обострённо Восхищённо / просветлённый Озлоблённый / резонно Исконно / суконный Незатейливый рифмованный ряд-кластер, приведенный в стихе работает в любых соотношениях и комбинациях. Он неисчерпаем по ассоциативным построениям. И Посконно / говённый любое соотношение может послужить стартовой площадкой для любого сюжетного Стрёмно / неуёмный хода. Так что это действительно целый мир.

Увлечённый / искушённый И мир – О-гром-ный!

104 ПЕРЕДО МНОЙ СИДЕЛО ТЕЛО Всем, вышедшим в тираж.

Передо мной сидело тело, Лет сорок, может, – сорок пять.

Когда-то это тело пело, Умело слушать, и мечтать.

Когда-то это тело звали В концерты, в роли, и в кино.

Любили тело, целовали, В ответ, любило и оно.

И как ни странно, в этом теле, Е Когда-то, музыка жила.

От этой музыки хмелели, В + = Шале … А Была.

Была.

Была.

Бы-ла!

Весной, когда-то, было дело, Хотелось жить, любить, летать… И вот – передо мною тело, Ему – лет сорок-сорок пять.

Оно потело, и смердело, Пыталось что-то вспоминать.

И это тело, вдруг, запело, Да так, что в бога, в душу – м-м-мать!

_ ПРЕЦЕДЕНТ 106 Я ИСКАЛ В МУЗЫКЕ ДОБРОТУ (Стих создан с заносом в ритмо-технику заклинаний.

Получилось это непроизвольно.) Я искал в музыке доброту – я искал, Я искал в музыке доброту – Не нашел в музыке доброту – не нашел, Я искал. Но сказать, что ее там нет – не скажу, Доказать, что она там есть – не смогу.

Я нашел в музыке красоту – Я нашел. Похожу я ещё на кругу – И божественный звук в Моцарте – Похожу, Услыхал, Покружу я ещё – покружу.

И возвышенный слог в Шуберте – Покружу.

Прочитал.

Видно, я не там доброту ищу.

Есть поэт музыки и любви – Нет не там.

Есть Шопен. Поищу ещё. Поищу ещё.

Виртуоз музыки, пианист – А то – срам.

Это Лист.

Паганини с легендой скрипичной – Князь тьмы.

Есть великий Глухой – Гений против Судьбы.

Я нашел мудреца, Бога в музыке – Бах, Малер, Брукнер и Вагнер – Мощь, воля, размах.

Легкость Гайдна нашел, И Россини игру.

Шостаковича Дерзость, гротеск, остроту.

Берлиоз фантастический есть, И Равель.

Есть Стравинского Терпкий, языческий хмель.

Я Чайковского Лирику, драму нашел.

Я нашел. P.S.

Я нашел. Отсутствует в музыковедении определение музыки, как добрая. Отсутствует. И похоже, Я нашел. данная категория в музыкальном искусстве всецело применима, может быть, только к творчеству сказочника и миниатюриста Н. Лядова.

Я нашел.

Стих создан с заносом в ритмо-технику заклинаний – когда стих проговариваешь, Но абстрагируясь от содержания и ориентируясь исключительно на метро-ритм, то это Но становится заметно даже неподготовленному уху.

Но Значок в нотном стане означает – пауза (целая).

108 ЕСЛИ БЫ НЕ БЫЛО АНГЕЛОВ Рождественский канон Если бы не было ангелов.

Было бы в мире бы странно бы.

Грустно бы было, Если бы не было ангелов, Незванно бы.

Было бы в мире бы странно бы. Если бы не было ангелов.

Страшно бы было, ужасно бы. Музыки не было б ясной бы, Если бы не было ангелов. Елки с гирляндами, Карлсона.

Сказки нам хочется – сказки нам! Чуда бы Юда бы – доброго, Музыки ясно-прекрасной бы, Счастья да жизни бы долгой бы.

Чуда бы Юда бы – доброго, Жизни бы – долгой бы, долгой бы. Если бы не было ангелов.

Было без них бы ужасно бы.

Если бы не было ангелов.

Было бы в мире бы бранно бы. Сказки бы не было.

Бренно бы было, Сказки бы.

обманно бы. Сказки бы не было.

Сказки бы.

Если бы не было ангелов.

Сказки бы.

Все мы, как дети, да малые, Сказки бы.

Всё бы в нас детство играло бы, Слева бы счастье, да справа бы, Сверху бы – ангела. Главного.

Если бы не было ангелов.

Было бы в мире неладно бы.

Грешно бы было, нечестно бы.

Если бы не было ангелов.

Елка с гирляндами – ангелы!

Братик родился – от ангелов!

Карлсон с подарками – ангел он!

Мам, мы с тобой, как два ангела!

Если бы не было ангелов.

Было бы в мире незванно бы, Грустно бы было, туманно бы, Если бы не было ангелов.

Каждому – ангела! Каждому!

Светлого, строгого, важного, Канон – произведение, в котором основная мелодия сопровождается несколькими Ангел-хранитель – учитель он, мотивами похожими на нее, и которые вступают последовательно один за другим через определенные промежутки времени.

Ангел-хранитель – воитель он.

110 СТРАННИКАМ РОССИЙСКИМ Святится За все страдания, Св. Сергию Радонежскому Коих сверх меры в дорогах легло, Афанасию Никитину Были – гордыня, Сергию Рахманинову Грехи, Покаяние, Было и то, что прощеньем пришло.

Странник.

Котомка. Странник.

Глухое сияние в тихих глазах, Котомка.

Да размеренный шаг. Глухое сияние в тихих глазах, В слове скупом сила (тайная) Знания – Да размеренный шаг.

Знак испытания, В жестах, словах обретенное Знание – Преображения, Знак испытания, Знак Посвящения, Преображения, Верую! – знак. Знак Посвящения, Вечности – знак.

Странники вечные, Странники вечные, Странники русские. Странники русские.

Сколько их шло Сколько их шло по дорогам России, по дорогам России, Сколько по миру Сколько по миру ушло из России, ушло из России, Сколько легло Сколько легло на дорогах России, на дорогах России, Сколько дошло? Сколько дошло?

Ни один – без России. Ни один – без России.

Сколько дорог, Сколько истин захоженных, Сколько проклятий им брошено вслед, Стоптанных ног, А каменьев сколь брошенных… Надо ль считать, если теплится след.

Св. Сергий Радонежский – (1314 (предположительно) – 1392) – монах. Построил в глухом Радонежском бору небольшую деревянную церковь, которая стала основой След на дорогах.

будущего Троицкого монастыря, ныне – Троице-Сергиева лавра. Чудотворец.

В пыли.

Вдохновитель Дмитрия Донского на победу в Куликовской битве. Почитается как И в заброшенных великий подвижник земли российской, как преподобный, т.е. весьма подобный, Храмах. достигший подобия Христу.

И в душах. Афанасий Никитин – (Неиз. – прибл. 1474) – русский путешественник, купец, автор И в чьих-то делах. записок «ХОжение за три моря» (Хождение за три моря). Записки оказались первыми След – на века, русскими записями именно путешественника, а не купца или паломника. За шесть лет пусть слегка припорошенный – прошел Кавказ, Персию, Индию, Крым. БОльшая часть хОжения посвящена Индии. На обратном пути, не добравшись до дома (Твери) Никитин умер под Смоленском. После Теплится, его смерти рукопись оказалась в Москве и вошла в летописный свод.

Светится в их письменах.

Сергей Рахманинов – (1873 – 1943) – русский композитор. После революции 1917 года Светится, оказался вне России. Писать в эмиграции, т.е. почти четверть века своей жизни не смог.

112 ХОЖДЕНИЕ МОНАХА АНДРЕЯ РУБЛЕВА В ночах.

ЗА «СВЯТОЙ ТРОИЦЕЙ» Во днях.

И босый.

Искал – … еси на небеси… Зима.

Снега. Искал средь сирых и болящих, Сума. Искал в страданьях, и слезах.

И посох. А голос звал – Ищи – обрящешь.

Монах, идущий по Руси. И он искал.

В ночах. Искал монах.

Во днях.

В постах. И он нашел.

И босый. Нашел в дорогах Чтоб возвестить – Иже еси… Земных.

Страстных.

Был божий странник неприметен, Нашел в глазах И лишь в глазах синела высь, Руси раздробленной.

И было ясно, что – отмечен, Убогой.

Что призван Нашел в снегах ее.

истовым – Молись! В сердцах.

Нашел он Свет, Единство, Бога – Молись, монах, «Святую Троицу».

тебе призванье – Святую Русь познать собой, В веках Пройти ее. Андрей Рублев.

И с покаяньем Андрей монах.

Просить тот вышний мир Святой О дарованье благодати – Прозреть святые Образа, И воссоздать их, написать их, И Дух святой, и Лик Отца.

Иди, монах, в пути обрящешь Через страданье и тоску, Средь сирых, нищих и болящих Андрей Рублев – (около 1360/75 – 1428) – иконописец, церковный художник, Свой крест, оставивший свой след в монументальной живописи и книжной росписи. Канонизирован свой свет, в 1988 году в лике преподобного, т.е. «весьма подобного», достигшего подобия Христу.

свою судьбу.

«Святая Троица». Вершинным достижением, шедевром творчества А. Рублева почитается «Живоначальная Троица», созданная им в начале 15 веков. Хранится в Зима. Третьяковской галерее. В иконе Рублев отошел от традиционной иконографии. По Снега. разному смотрится “Святая Троица» с ближней и дальней точки зрения. Великая Сума. творческая работа, в которой достигнуты высшее согласие духа, мира, человека.

И посох.

В честь Андрея Рублева назван кратер на Меркурии.

Святой монах шел по Руси.

В постах.

www.andrey-rublev.ru/ (Андрей Рублев – смотреть) 114 ЗОДИАКИ ЗОДИАКИ Рулетка Русская рулетка \./ | /\ \./ | /\ 116 ПЕЛА ПТИЧКА, СИДЯ В КЛЕТКЕ Пела птичка (ритмо-трансовый стих) Смот-реть.

Сверх-путь.

Хра-нить.

Мир-мать.

Пела птичка, сидя в клетке Ве-леть.

Сверк-нуть.

Цвирк-цвирк. Не-выть.

Чирк-чирк. Петь-блядь.

Свирк-фьюрк. Шу-меть.

Цирк-цирк. Жизнь-суть.

Це-нить.

Петь-петь. Иг-рать.

Фьють-фьють.

Жить-жить. Пела птичка Спать-спать. Су-меть.

Хо-теть. Хлест-нуть.

В путь-путь. Не-льстить.

Па-рить. Всем-встать.

Ле-тать. Не-тлеть.

Риск-нуть.

Пела птичка Рвать-нить.

Клеть-смерть. Всё-взять.

Жуть-жуть. Го-реть.

Бить-бить. Чуд-нуть.

Стра-дать. Сме-нить.

Взле-теть. Сбе-жать.

Вспорх-нуть. И-петь.

Быть-быть. Фьють-фьють.

Про-щать. И-жить.

Зве-неть. Не-спать.

Звезд-нуть. Хо-теть.

Свет-лить. В свет-путь.

Дать-пять. Па-рить.

Летать.

Пела птичка.

Жа-леть. Цвирк-цвирк.

Чуть-чуть. Чирк-чирк.

Да-рить. Свирк-фьюрк.

Про-щать. Цирк-цирк.

Свис-теть.

Будь-будь. Так Чу-дить. Пела птичка, сидя в клетке Те-рять.

Ре-веть.

Муть-жуть.

Ритмо-трансовый стих – при чтении стиха появляется весьма интересное ощущение.

Чудь-вить.

Достигается это благодаря остинатному, т.е. повторяющемуся ритму созвучий Сеть-рвать. (оформлены через дефис), при их разносмысловых и полизвуковых характеристиках.

118 ВЕСЕННИЕ ГОЛОСА Классичность снова в моде – (совсем не по И. Штраусу) Сердца.

Признания.

Цветы.

Весна.

Наяривает солнце. А ты весной Орут восторженно коты. Дарил цветы?

В экстазе ритуальных танцев Писал стихи?

Вопят, Тащил в кусты?

Трубят, Выл от тоски?

Ревут Мечтал ли ты?

Самцы. Хотел ли ты?

Любил ли ты?

А как весной Шалеешь Да жил ли ты?

Танцуешь Взываешь Весна.

Горюешь Тональность – в ми-миноре.

Дуреешь Сюжетов сколько!

Ликуешь А исто-орий… Ты? Здесь не коты и соловьи-и-и … Влюбленных шёпоты и стоны, Весна. Но есть здесь и свои хиты, И ночи – для концертов: А в них Жужжат, звенят, То вздох, А соловьи-и-и … То вскрик, Есть исполнители, То взвизг, Есть жертвы, То писк, Ах, волчий вой – у-а-а, у-и-и … То взвой, И вой. То – о-ой!

И вой – лишь о любви. То – ах, То – ох, А как в ночи Она Взываешь + ВзВы-ваешь Она Тоскуешь + То-куешь Она Хмелеешь И – ты.

Желаешь Ты?

Весна.

Тональность – в ля мажоре:

И Моцарт царствует в лесах, Весенние голоса – вальс Иоганна Штрауса (сына). Один из самых известных вальсов В полях – Вивальди, композитора.

А на море, Ликуя, торжествует Бах. www.classic-music.ru (Иоганн Штраус «Весенние голоса»– слушать) www.poiskm.ru (Иоганн Штраус «Весенние голоса» – слушать) Весна.

120 ЦВЕТНОЙ АПРЕЛЬ ВЕСЕННЕЕ ГРЕХОПАДЕНИЕ (цвето-табличный опыт) Есть отпущение грехов, Хитрец, Апрель, ты – ироничен, Благословенье, вознесенье Я раскусил твой хитрый склад, В зеленой музыке лесов, Ты верен вроде бы привычкам, В ее весеннем наступленьи.

А сам все метишь невпопад.

В ее весеннем исступленьи, 1. Ведешь по улицам степенно, В роскошном буйстве голосов Мотив сквозь зубы из Рамо, Призыв, томленье, искушенье.

Ах, эта музыка лесов.

Весь согласован, но в движеньях Ах, этот первородный зов, 2. Есть плутоватость Фигаро.

По всем эфирам и каналам, Зов совращенья, зов основ, Зов обращения к началам.

3. Начнешь о медленной капели, 4. А в мыслях тянешь про пургу, Ах, этот первородный грех, 5. Ты в среду все еще в метелях, Безумство ритмов и влечений, Хочу, 6. И паводком вдруг к четвергу.

хочу, хочу 7. Три дня вальяжен в реверансах утех, Продленья рода, приключений.

Воздушных солнечных лучей, 8. Тоскуешь же о преферансе Хочу, чтоб музыка лесов Под сонный аккомпанемент дождей. Зеленоглазая пленяла, Чтобы распутностью основ Весна беспутная играла.

9. Ворчишь устало об устоях, Мол бес попутал всё и вся, Есть отпущение грехов И светлое грехопаденье 10. Что жить пора бы, мол, достойней, В весеннем буйстве голосов, Молитвы богу вознося. В роскошном буйстве наслажденья, В зеленой музыке лесов.

11. Ворчишь сердито, 12. но шальная Весной.

Весны творца – твоя рука, Насмешливою кистью тая, Что свыше нам – благословеньем.

13. Выводит символы греха.

«Мотив сквозь зубы из Рамо» – Жан Филипп Рамо (1683 – 1764) – французский www.classic-online.ru (Вивальди. «Времена года». 1 часть – «Весна» – слушать) композитор, органист, клавесинист, скрипач и теоретик музыки эпохи барокко. www.classic-online.ru (Стравинский. «Весна священная» – слушать) www.classic-online.ru (Рамо. Пьесы для клавесина – слушать) www.music.privet.ru (Весна – слушать) 122 БОЖЕСТВЕННАЯ СИМФОНИЯ Ты послушай Мир в себе в восьми контрастах и себя в мире.

Вам – Музыкантам, Поэтам, Артистам. Себя и Мир – Художникам.

Мир и Себя, Творцам.

Послушай Вы хорошо знаете, СебяМир-МирСебя – Что такое – голоса в ночи.

СебяМир-МирСебя, Что такое – Ночной гость.

Мир в Себе, В Себе Мир, Вам знакомо движение, МирбяСе, СеМирбя, Когда рассудок скользит за грань, Когда накатывает Нечто БяСеМир, СербяМи, И ты рискуешь СирМебя, БарСеми, Навсегда остаться там:

МирбяСе, Мир в Себе, В тех состояниях, И во мне, и в тебе, В тех пространствах.

МирбяСе В тех мирах.

Всем нам Контраст № дан, Как черный храм.

ТЫ НЕ ПРОТИВЬСЯ ГОЛОСАМ Как белый храм.

||: :|| Ты не противься голосам, Которые поют, Ты не противься голосам, зовут, Которые звучат.

Которые с ума сведут Звенят И непременно доведут Чуть слышно.

До «Лунной», Строго по ночам.

«Гамлета», По закоулкам, «Кармен».

по углам Твоей души.

Но могут довести до стен, Ты запиши, В которых выл Эмиль Золя, Как в полнолунье тут и там Сходя от голосов с ума, Созвучья смутные скользят Иль можешь – дай им только срок – И шепотятся, Закончить, как Винсент Ван Гог.

и шуршат – Шу-ут-свя-ат, Ты не противься голосам, свя-ат-шу-ут.

В них – жизнь, В них – смерть.

Как будто сто во сне сонат – И – ад, Еще не созданных скулят, и – рай.

И тянутся к твоим рукам.

Дорога, Ты не противься голосам, и на ней - разлад.

Которые в ночи зовут, Распад.

Которые в ночи поют И шелестят – Дорога, свя-ат-шу-ут.

И в конце дороги Храм.

Ты просто слушай.

124 Контраст №2 Еще, я слышал, говорят, Что ты талантливый поэт.

А может быть, ты просто шут?

НОЧНОЙ ГОСТЬ Как те писаки, что плетут, Ну вот! Нанизывая на плетень, Лирическую дребедень.

Высокий, мрачный, как фагот Обиделся.

Гость на пороге. Вот это зря.

В черном. Ты – трус, по правде говоря.

Тот. Тебя страшит, что, вдруг, снесет, Кого в душе мы втайне ждем, Твою головушку с ума Себе, не признаваясь в том. Вся та ночная кутерьма Кто может дать, а может взять, Из вскриков, всхлипов, голосов, Конечно, если есть, что брать. Что шелестит, звенит, поет, Гость в черном. И не на грань, Что на этот раз? за грань зовет.

В углу мерцает «Дивный Спас», В тиши часы про что-то ткут – Тебя страшит, Шу-ут-свя-ат, Что, обольщая, свя-ат-шу-ут. душу рвет Вдруг, встали – Тот зов немыслимой тоской, чики-таки-дам-м-м-м. Той восхитительной игрой, Которую лишь Кант, да Бах И гость с ленцою, в тишине, Чуть уловить смогли в трудах.

Легонько так: Тебя страшит, - Ха-ха, Что зов манит.

Хе-хе. Что зов зовет.

Не веришь, значит, голосам, Душа готова налегке Которые звучат. То ль вверх рвануть, Звенят то ли в пике Чуть слышно. Свалиться, Строго по ночам. нагоняя страх, По закоулкам, И раствориться в тех мирах, по углам Возврата из которых нет.

Твоей души. А может есть, Кхе-хе, но не для всех.

Хи-хи. И неизвестно, в их числе Ну, посмотри, Ты есть, иль нет.

он голосам Беда.

Не верит, что в ночи поют, Хе-хе.

Что истово тебя Так может душу на засов?

(тебя!) Зовут. Я повторю.

А ведь, я слышал, говорят, Я говорю – Ты – музыкант, Так может творец. душу Иль нет? на за-сов?

126 И всё, Как те писаки, что плетут, проблема решена. Нанизывая на плетень, Тогда уж точно, никогда Лирическую дребедень.

Ты не услышишь голоса, И ни-ког-да – за грань!

Которые в ночи живут, Ну вот!

Порой – дают, порой – берут. Высокий, Душа не вскинется на зов мрачный, как фагот, Таинственных миров, Гость растворился.

Что вслушаться зовут в себя, Звон, В тебя, в меня. тоска, В мир, страница, что вокруг меня, тебя. рваная строка, Зовут во тьме Золя, Послушать ночь Бетховен, и Мир в Себе, и Ван Гог, И МирбяСе, Мефисто и соблазны.

и СеМирбя, Бог.

И СеМбяри, и Да тихо эхо по углам – БарСеМи, Ты не противься голосам.

И БяриСеМ, В них – жизнь, и СирМебя… В них – смерть, В них – ад, Зовут, В них – рай.

Поют, Шуршат, А к ним Звенят.

Дорога, Как будто сто во сне сонат – и на ней - разлад.

Еще не созданных – скулят, Распад.

И тянутся к твоим рукам.

Та-та-та-там, Дорога, Та-та-та-та-там. И в конце дороги Так, кажется, стучит судьба Храм.

В дверь у Бетховена?

Так?

Да?

||: :|| Что ж, точка.

Всё.

Пора.

Ну а собой все ж разберись, Mon cher ami.

Определись – Художник ты?

||:

- знак повтора. Первые две части симфонии могут звучать с самого начала. Без Творец?

каких-либо изменений. Но уже в другое время. И для другого Музыканта, Поэта, Иль шут?

Художника. Творца. И для … шута. Только, если этот шут – Гамлет.

128 Контраст №3 МОЛЕНИЕ О ВДОХНОВЕНИИ Ответ МОЛЕНИЕ О ВДОХНОВЕНИИ молящимся и просителям Молитва Благослови, Господи!

Благослови, Господи!

Благослови, Господи!

На труд.

Ты вдохнови, Господи!

Ты вдохнови, Господи!

Ты вдохнови, Господи!

На песнь.

И одари, Господи!

И одари, Господи!

И одари, Господи!

Тропой.

И вознеси, Господи!

И вознеси, Господи!

И вознеси, Господи!

Судьбой.

И ты прости, Господи!

И ты прости, Господи!

И ты прости, Господи!

Меня.

О сём молю, Господи!

О сём молю, Господи!

О сём молю, Господи!

Тебя.

2х2= \./ \./ \./ \./ \./ \./ \./ \./ I I I I I I I I /\ /\ /\ /\ /\ /\ /\ /\ 130 Контраст №4 Так искал всю ночь и утро Музыкант седой и мудрый Звук с оттенком темно-синим ИСКАНИЯ ЗВУКА На уставшем клавесине.

Клавесин был чуть картинным, Шли года, Чуть манерным, века.

чуть невинным, Упрямо Не любил цветы, Он уже за фортепьяно закаты, Звук искал.

Он предпочитал staccato. Средь звезд лучистых Улыбался Лик Пречистый.

Чтобы было серебристо, Быстро – Presto и искристо, Чтобы было филигранно.

Только музыкант вот – оч-чень странный.

Музыканту было грустно, Музыканту было пусто, Он искал на клавесине Звук с оттенком темно-синим.

Чтобы был слегка прохладным, В ре-миноре – лунным, ладным, Чуть восторженно беспечным, Даже пусть не будет вечным.

Пусть звучит он ломко-ломко, Колко-колко, но негромко.

Пусть ответят ясно, просто Ему звезды – остро-остро.

Пусть средь звезд чуть улыбнется Лик Пречистый.

И вздохнется Клавесину пусть тревожно, Он, по правде, фат, Staccato – (от итал. staccato — «оторванный, отделённый») музыкальный штрих, безбожник.

прием, придающий звучанию остроту, колкость, отрывистость.

Presto – от итал. – быстро.

132 Контраст №5 /Бах любил жизнь восторженно.

Он любил жизнь неистово, шумно, / шумно Было 20 детей, был размах / Но жил Бах – музыкой, РОЖДЕНИЕ В МУЗЫКЕ ВЕЧНОСТИ И в любви, и в застольях подлунных, / Бах музыкой дышал.

(ИОГАНН СЕБАСТЬЯН БАХ) Был и нежным, и страстным, и струнным … Это всё он – Прокатилась волна по Вселенной классический Бах. / Бах в музыке летал.

И вздохнула Вселенная – Ах! / Искал.

Это Фугу с финалом отменным / Творил.

/ Обожествлял.

Безупречно и самозабвенно / Родился Бах.

В небо вбил основательный Бах. / Родился триста лет назад. Прокатилась волна по Вселенной, / Идут столетья… Всколыхнулась Вселенная – Ах!

У парнишки застыли слезинки, Это мощно, И вздохнулось легко и … надежно, смешно – / Играют Баха все, отменно Иоганн сыновьям клавесинки, / На белом-белом свете, Заявил о себе – Как картинки – чуть надменно / самозабвенно триольки, искринки – / И звездные артисты, / вдохновенно Сочинял иногда озорно. / И взрослые, и дети. Впрочем, / Играют Баха все. тут же склонившись смиренно – Во Вселенной блистательный Бах.

Прихожане, воскресная месса, / Бах высветляет души За органом весь в черном монах, / Бах потрясает души, Stabat Mater, хорал, занебесье, / Бах души возвышает.

Храм, аскеза, креста перекрестье – И таким был неистовый Бах. / Бах восхищает нас.

Он не думал о вечных вопросах – Он не тратил себя в пустяках.

- Жизнь и смерть? – это, в общем-то, просто, То забавно, то странно, то остро.

Вот смотри.

И к органу шел Бах.

/ Бах и Бог – это главная тема - Бог и мы? – чуть сложнее, но тоже … / в жизни Баха.

Это – мы, это – мир, это – Боже … Вы пробуйте Баха в дождях, Когда скрипки прекрасны до дрожи, Скрипки Баха расскажут вам, может, Что есть Бог, что есмь мы, дождь и Бах.

134 Контраст №6 Контраст № НА ВЕРШИНЕ ОБРАЗ В CRESCENDO и DIMINUENDO Звал себя он – композитор, Отдал этому всю жизнь.

Незаметный композитор, Незаметно прожил жизнь.

Жил бездарный композитор, Прожил он бездарно жизнь.

Бездарно жил, Бездарно умер.

Жил.

Умер.

Жил?

?

136 Контраст №8 Он играл – Безусловно.

(Fine) Как дышат.

Запредельно.

В ЭТОТ РАЗ ОН ИГРАЛ ПЕРЕД БОГОМ За гранью мечты.

В этот раз он играл перед Богом. Он рискнул.

Он стоял перед Богом.

Он рискнул. Было тихо.

Рассвет.

В этот утренний час Облака.

Был рояль по-особому строгим, Стыл рояль.

Было небо особо глубоким, Было ясно, что будет дорога, Облака – словно иконостас. И что будет она нелегка.

Он и прежде играл – Бог смотрел иронично, То планете, Нестрого.

То любимой, То звездам, - Что ж, иди!

Себе, Так играл, как никто в белом свете. И взмахнула рука Он ИГРАЛ. В три перста, И по этой примете В три перста, Сам вязал узелки на судьбе. В три перста.

В этот раз он играл перед Богом.

Он рискнул.

Он призвал со стоянье, Где потеря сознанья – как вздох облегченья.

Где звуко-писанье Обретает черты рас стоянья – Бах, Бетховен, До звучного – Бог.

Он играл, Понимая, что вышел За пределы стандартной судьбы Музыканта под Богом.

Божественная симфония. Искать в названии данного опуса аналогии с изредка Стал выше?

упоминаемой в Интернете «Божественной симфонией» Рихарда Вагнера не надо. У Вагнера сочинения с таким названием нет.

138 РАДУГА МУЗЫКИ – МУЗЫКА РАДУГИ Белая музыка – вьюга метельная, Ave Maria – Гуно.

Колыбельная Всех матерей.

Музыка синяя – музыка сильная.

И Христа Вознесение, Синь – занебесная, Давшее сирому веру в спасение.

Сила – двужильная, Гендель – гигант, Белая музыка – музыка белая, Оратория музыки, Белая-белая, Белая-белая.

Бах – Прародитель, В музыке белой есть пятнышко темное – Мессия от музыки.

Шум.

Белый шум.

Пустота, Да бездонная.

Если Вам музыку нужно зеленую, Значит Вам нужно:

Желтая музыка? – звонко и искренне:

1. Мотив от влюбленного, Гайдн озорной или даже чуть выспренный, 2. Лето.

Моцарт, но ранний, 3. Вивальди.

Влюбленный 4. И ночь соловьиную.

И солнечный, 5. Рукопись.

Лист – ну, конечно же – там, где он з-звон-н-чатый.

6. Бога.

7. Молитву старинную.

Жолтая музыка – ночь полнолуния, Знайте, что музыка темно-зеленая – Выход в бессмертие и сход в безумие, Древность, «Лунный Пьеро», Волхвы.

Или бог одиночества – И все то, что исконное.

Леший на флейте играет пророчества.

Светло-зеленая музыка – славная – Яблочный Спас и забавы купавные.

140 Страстью опасное Solo Плисецкой-Кармен … Но прекрасное.

Скрябин, Его Прометей.

Музыка черная – Моцарта Реквием. И всевластное Чувство вершины – простое и ясное.

Гроб Паганини – скиталец-гроб – Реквием.

Тайна Чайковского смертная – Реквием.

И Шостакович в Пятнадцатой – Реквием.

Чувство вершины – простое и ясное.

Чувство вершины – простое и ясное.

Чувство вершины – простое и ясное.

Красная музыка – музыка страстная:

Чувство вершины – простое и ясное.

Гимн революций, Чувство вершины – простое и ясное.

Бунтарка горластая.

Чувство вершины – простое и ясное.

Людвиг. Лунный Пьеро – сочинение Арнольда Шенберга на стихи Альбера Жиро.

Великий. Гроб Паганини – тело Паганини церковь не разрешала хоронить в освященной земле.

Более десяти раз гроб с телом предавали земле и вновь откапывали, и вновь он Глухой.

путешествовал из одного города в другой, пока, наконец, не было получено разрешение Патетический. на захоронение.

5-ой симфонии гений готический. Тайна Чайковского – существует несколько версий неожиданной смерти композитора, среди которых и версия об убийстве, и версия о самоубийстве.

Шостакович в Пятнадцатой – 15 симфония последняя, предсмертная симфония Страстный Рахманинов. композитора и великий музыкант это прекрасно понимал, о чем и говорит затухающий почти инфернальный финал произведения.

142 Дорогой мой читатель! Возможно, коллега!

Я специально сделал данную двухстраничную отбивку-паузу.

Впереди почти тридцать страниц самого сложного текста в данной книге – «Сонатный цикл» из трех сонат и трех дайджест-прологов к ним.

Если и есть в музыке наиболее сложный как для композитора, так и для слушателя инструментальный жанр, то это именно соната.

В ней невозможно спрятаться, к примеру, за декоративностями и красочными отвлеченностями (оркестровка в симфонии).

В ней и композитор, и слушатель наедине с одним инструментом (в лучшем случае с двумя: соната для скрипки и фортепиано).

!

В ней внешние эффектности, - вроде технических сложностей и наворотов, вторичны. Первичны – дух, душа, в зависимости от специфики дарования композитора.

+ – Слу-шай Соната требует от слушателя не только предельной собранности, но и особой готовности к ее восприятию. Определенного настроя.

Настроя на внутреннюю, часто очень сложную работу!

Настроя на восприятие трудного, многозначного, порой исключительно ?

субъективного, или даже интимного содержания произведения.

Иногда бывает так, что уходишь с концерта неудовлетворенным. И не из-за исполнителя. А как раз из-за того, что оказался внутренне неподготовленным, несобранным, неготовым для восприятия предельно напряженного и крайне сложного сочинения.

Именно напряженный, крайне сложный, многозначный, порой исключительно интимный тридцатистраничный текст ждет Вас впереди.

Или не ждет, если Вы его просто пролистнете. И вернетесь к нему когда нибудь в следующий раз.

Или не вернетесь.

Впереди:

- Сонатный цикл. «Интермеццо Люцифера» – пролог к «Сонате ангелов».............. - Сонатный цикл. «Соната ангелов»......................................................................... - Сонатный цикл. «Танго с осенью» – пролог к «Сонате осени».............................. - Сонатный цикл. «Соната осени»............................................................................ - Сонатный цикл. «Вальс в ночи» – пролог к сонате «Соната ночи»........................ - Сонатный цикл. «Соната ночи».............................................................................. 144 В искусстве высшем есть СОНАТНЫЙ ЦИКЛ безумие искуса – Творить.

ИНТЕРМЕЦЦО ЛЮЦИФЕРА-АНГЕЛА Творить, как Он.

(Дайджест-пролог к «Сонате ангелов») Не ведая греха.

Творить даже тогда, – как в драме Иисуса, – Есть в творчестве Когда в награду крест и пошлое – ха-ха.

Пространство ангела – великого изгоя Из круга светлого божественных друзей – Не в-ведая греха Пространство странное, Творить, как Он?

изысканное, злое, Пространство гениев, А-х-ха убийц и сволочей.

Его искусство это Пространство Достоевского, Забавы ангела – мятежного изгоя Франсиско Гойи, Замеса светлого, играющего мглой – Пространство Вагнера и сумрачных страстей, Забавы Князя Тьмы, не знавшего покоя, Пространство Байрона, не знавшего покоя, Забавы Игрока Пространство выстрела людьми, и возгласа – Убей!

судьбой, собой.

Пространство ужаса у приоткрытой двери, Пространство пропасти, к которой рвешь на взлет, Забавы Моцарта, Пространство Библии но с оттиском Сальери, и в ней явленье Зверя, Забавы Дьявола, Пространство нищего, что быстрой смерти ждет.

когда ты рвешь на взлет, Забавы Сатаны Пространство Моцарта, у приоткрытой двери, но с оттиском Сальери, Где завершают путь, Пространство первенства «Mein Kampf»

где предъявляют счет.

перед «Mein Gott», Пространство и в нем круг, круг Данте Алигьери, Где завершают путь, где предъявляют счет.

В искусстве есть манящие пространства … Пространства ангела – седого Люцифера, Интермеццо – от. лат. – промежуточный. Обычно небольшая музыкальная пьеса, Пространства светлые, отравленные тьмой, которая звучит между двумя частями произведения и отличается по своему характеру и Пространства Князя Тьмы, построению.

Шута и Лицемера, В качестве самостоятельного произведения, имеющего подчеркную характерность, Великого в игре. интермеццо ввел в композиторский обиход Роберт Шуман.

Великого судьбой.

146 Спит добро, и зло, и лихо, СОНАТНЫЙ ЦИКЛ Стылая луна.

По-над всей планетой сонной СОНАТА АНГЕЛОВ Он один не спит, Вдруг кому-то ночью темной Эпизоды с читаются синхронно, т.е. одновременно. Нужен будет гид Тысяча тьма небесная, По полуночным маршрутам, Рамо Сила защитная и чудесная, По престранным снам, Скарлатти Ангелы передо мной, Их крыла надо мной. По бормочущим минутам – Тартини Скрипка solo.

Чики-таки-дан-н-н… Вивальди Чакона И.С. Баха.

Дан-н-н… и где-то там Мефисто Букстехуде Есть в творчестве Проронил – Пора! Иоганн Себастьян Бах Пространство ангела – великого изгоя Завихрились «Вальсы» Листа Гайдн, Моцарт Из круга светлого божественных друзей – Люцифер В росчерках пера. Людвиг Ван Бетховен Пространство странное, изысканное, злое, Вельзевул Сел за «Бесов» Достоевский, Шуберт, Шуман Пространство гениев, убийц и сволочей.

Сели Братья Гримм, Шопен Сел за «Реквием немецкий» Ференц Лист Пространство Достоевского, Самаэль Франсиско Гойи, Борхес… чики-дин-н-н… Брамс Пространство Вагнера и сумрачных страстей, Дон-н-н… и в черном Паганини Страдивари Пространство Байрона, не знавшего покоя, Велиал Взвихрился волчком, Верди Пространство выстрела В «Трелях дьявольских» Тартини Берлиоз и возгласа – Убей! Сатана Вскинулся… дин-дон-н-н… Россини Пространство ужаса у приоткрытой двери, Дон-н-н… и Гоголь у камина – Вагнер Мефистофель Он с ума… С ума… Бизе Подножка близкого, когда ты рвешь на взлет, Сумасшедшая картина – Дебюсси, Равель Пространство Библии и в ней явленье Зверя, Дьявол Пространство нищего, что быстрой смерти ждет. Горе от ума. Мусоргский Пространство Моцарта, но с оттиском Сальери, Ангел света Дан-н-н… безумство Мопассана, Даргомыжский Пространство первенства «Mein Kampf » перед «Mein Gott», Дин-н-н… Винсент Ван Гог, Чайковский Пространство и в нем круг, круг Данте Алигьери, Князь тьмы Обреченность Левитана, Рахманинов Где завершают путь, где предъявляют счет.

Мусоргского рок. Скрябин Ткут безумные узоры Стравинский Есть в творчестве пространство… Ночи – чики-дан-н-н… Прокофьев В мире – тихо. Тихо-тихо – Потому стоит дозором Шостакович Со-стоянье сна.

Ангел по ночам. Родион Щедрин 148 Искусство ангела – седого Люцифера – На полуночных маршрутах, Шнитке Искусство светлое, отравленное тьмой, У ночных дорог, Шенберг, Веберн Искусство Князя Тьмы, Где обрывисто, где круто, Янис Ксенакис Шута и Лицемера, Бретера-игрока людьми, Там, где вышел срок. Эдгар Варез судьбой, собой.

Он дежурит на планете Джон Кейдж Судьбой, собой … Строго по ночам, Лигети ||: В небо лестница вела – Ведь поэты – те же дети, Эрик Сати Лишь бы – мир к ногам. Оливье Мессиан Лестница-кудесница, В синеву с собой звала – Лестница-прелестница.

Мир теней и сновидений, Штокхаузен Мир, где разум спит, Хиндемит Предлагала мне пойти Рамо Мир, где правит вдохновенье, Пьер Булез По ступенькам-крестницам Нелепая смерть Мир, где нужен – гид. Евгений Костицын Вверх по синему пути Скарлатти Он дежурит на планете Лестница-чудесница. Умер в нищете Строго по ночам, Ведь поэты – те же дети, Там в прозрачной синеве Вивальди Лишь бы – мир к ногам.

Есть дороги встречные, Умер в нищете Их всего-то только две, Джованни Перголези Ангел ночи, Ангел ночи – Темное крыло, Вдруг, на них и встречусь я Умер в Вот опять ты, Ангел ночи, Не успел, о Бо… С тем, с кем пишем мы вдвоем Моцарт Рифмы, строчки, песенки, Умер в бедности. В Наш дуэт – престранный он, Людвиг Ван Бетховен В искусстве есть манящие пространства Но итог – чудесненький. Глухота в Пространства ангела – седого Люцифера, Пространства светлые, отравленные тьмой, Без него я сам не свой, Шуберт Без него – не дышится, Умер в бедности. В Пространства Князя Тьмы, Вельзевул Без него – за сбоем сбой, Шуман Шута и Лицемера – Без него – не пишется. Сошел с ума. В Великого в игре, Самаэль великого судьбой.

Там в прозрачной синеве В искусстве высшем есть Велиал Есть дороги встречные, безумие искуса – Их всего-то только две, Творить, как Он, как Бог, Сатана Вдруг, на них и встречусь я не ведая греха, С тем, Творить даже тогда, – Мефисто с кем пишем мы вдвоем как в драме Иисуса, – Рифмы, строчки, песенки, Когда в награду крест Князь тьмы Наш дуэт – престранный он, и пошлое – ха-ха.

Но итог – чудесненький.

150 Без него я только тень, Паганини В небо лесенка легла Скрябин Чистый лист и прочерки, Умирал в муках В синеву сердечную, Странно ушел в И вот так, который день – Шопен Где чудесные дела, Прокофьев Ни строки, ни строчечки. Ушел из жизни в 39 Где дороги встречные. Унижения и преследования Где ты, кто диктует мне Ференц Лист На ступеньки я шагнул Шостакович Рифмы, ритмы строчные, Умер в гостинице Лесенки-чудесенки, Унижения и преследования Где ты тот, кто сам в себе, Россини Си-не-ва! Ну что ж, вздохнул, Кто весь – многоточие. 40 последних лет молчал И вперед, да с песенкой.

А потом.

Кто ты, кто приходит вдруг, Мендельсон Потом.

Потом В смутностях и шепотах, Ушел из жизни в Силуэт наметился, Не наперсник, друг не друг, Берлиоз Я вприпрыжку, я бегом.

Весь в стихах и хлопотах. При жизни не признан – Здравствуй!

И когда по нервам стон – Вот и встретились :|| Значит – он… И когда по нервам – дон-н Значит – он… Ангел-хранитель мой!

И когда в ушах трезвон, Значит, где-то Ангел-хранитель мой рядом он. Я знаю, ты здесь, Со мной.

Дон-н. Я верю в тебя всегда, Я верю в тебя тогда, Он-н. Когда ни во что уже Не верю я.

На вираже Он врывается грозой, Бизе Любой крутизны дорог Ангеле Божий, С ливнями и рифмами, Умер в 37 непризнанным Ты выведешь.

Разом, вдруг, да со слезой, Дебюсси Да ты строг, Хранителю мой святый, С красками, да с ритмами. Слава пришла после Но дал ведь тебя мне Бог, И значит всегда ты прав, На соблюдение мне от Господа.

Дальше просто – я и он, Равель Какой бы там ни был нрав.

Он и я, да в очередь, Опухоль мозга, смерть Ангел-хранитель мой, С небесе данный.

Слово к слову, тон на тон, Мусоргский Я знаю, я не святой, Звук на звук, и прочее… Умер в 40. Алкоголизм Бываю тупым и злым, Прилежно молю тя, Пустым и слепым.

И неясно как ведем Чайковский Глухим, Ты мя днесь просвети, Мы дуэт несложненький, Самоубийство??? Когда я в стихах ищу На земле я. Где же он? Рахманинов Мелодию. От всякого зла сохрани, Не грущу, Неужель, у Боженьки? Четверть века – молчание 152 Когда все кругом грустят, Ко благому деянию настави, Вельзевул Надеюсь, они простят, Асмодей А нет, то и нет беды, И на путь спасения направи. Самаэль Велиал Мне важно – простишь ли ты.

Сатана Мне важно, что ты вот есть – Дьявол От Бога мне лично весть. Шайтан Азазель Непросто тебе со мной, Бафомет Ангел-хранитель мой, Но ты уж меня прости, Князь тьмы Тебе же меня вести Мефистофель Всю жизнь.

А потом, потом, Светоносный ангел Не знаю я, что потом.

Искусство ангела – седого Люцифера – Но знаю, что где-то есть Искусство светлое, отравленное тьмой, Пространства моих страстей, Искусство Князя Тьмы, Пространства моих идей, Шута Безумных моих ночей, и ПолУночных тех гостей, Лицемера, Что … Бретера-Игрока Впрочем, всего не счесть, людьми, Родной мой, судьбой, Все это есть! собой.

Есть Пространства ангела – бретера, И изгоя Из круга избранных, божественных друзей – Пространства светлые, пронизанные мглою.

Пространства истовых, но сумрачных людей.

Пространство Моцарта, но с оттиском Сальери, Пространство первенства «Mein Kampf »

Перед «Mein Gott», Перечисление имен наверху – имена Дьявола.

Пространство Люцифер – от лат. Светоносный, ангел, стремившийся быть равным Богу и за это И в нем круг, низверженный с небес. Был в ранге херувима – наивысший ангельский чин после серафимов.

Круг Данте Алигьери, Тысяча тьма небесная … – православная молитва.

Где завершают путь, Ангеле Божий, на соблюдение мне от Господа … – православная молитва.

Где предъявляют счет.

Чакона И.С. Баха – 5 часть из Партиты №2 для скрипки solo. Важный дополнительный контрапункт в «Сонате ангелов». Время и звучность звучания Ad libitum (по желанию).


Пространства ужаса у приоткрытой двери, ||: :|| – Реприза (знак повторения от ||: и до :||. При первом исполнении левая Пространство пропасти, к которой рвешь на взлет, Пространства Библии и в ней явленье Зверя, часть доминирует. При повторе левая и правая части стиха читаются в одинаковой Пространство зверя в нас, что час свой тихо ждет. звучности. Явственно возникает третья составляющая эпизода.

Возможны иные динамические и структурные интерпретации стиха в целом.

154 Музыка осеннего цветенья – СОНАТНЫЙ ЦИКЛ Наважденье мерного дождя, Лета бабьего томленье-тленье, ТАНГО С ОСЕНЬЮ Паутина, зыбкость, тишина, (Дайджест-пролог к «Сонате осени») Клинья журавлей и снов движенье, И глухая зябкость сентября.

Что-то зачастила осень в гости, Музыка осеннего цветенья – Норовя попасть, когда один. Фауст Гете, Мусоргский, Мане, Туз козырной масти с ходу гостья Через отреченье – постиженье, Бац на стол, и нагнетая страсти: Через постиженье – откровенье, - Срок, родной! Бах и Босх, Плисецкая-Бизе.

Ну что?

Поговорим? Осень в гости – Ты на перекрестке, В гости осень – Выбор небогат, Это ты в своих игрушках волен Осень в гости – Как же все непросто, Ставить ракурс, ритмами играть, В гости осень – Что-то я не рад.

А в моих концертах и гастролях Издавна расписаны все роли – Осень. Зачастила осень в гости.

Быть – не быть, играть иль умирать. С партитурой мерного дождя, Сумрачной напастью, сивой масти, Есть там и твоя – червовой масти, С листопадами – приливом страсти, Роль как роль, не весть что, но поверь Вдохновенностью маэстро сентября, Точно по тебе. Послушай, Мастер, С ворохом осеннего цветенья, Не кобенься. Не спросив – ты рад или не рад?

Здесь я, значит – Здрасьте! С моросью седой, гнугливым пеньем, Осень на дворе – тук-тук-тук в дверь. И вальсируя листвы круженьем, Потащила душу на закат.

Осень в гости – Ты на перекрестке, В гости осень – Выбор небогат, Зачастила. Зачастила в гости Осень в гости – Как же все непросто, Осень рыжая, В гости осень – Что-то я не рад. а с ней – тук-тук – тоска.

Осень в гости – Цвето-представленье, Птиц исход, дождей свинцовых вести, В гости осень – Красок вороха, Осень в гости – в гости Дама крести, Осень в гости – Богово круженье, Туз на стол и точка.

В гости осень – Здрасьте и … Пока?

Срок.

Зачастила в гости что-то осень, Пора.

Заливая нотную тетрадь Моросью седой, и небом в просинь, Памятью, что давностью заносит – Солнце. Детство. Музыка. И мать.

Солнце. Юность. И весна без края, А за краем – музыка взахлеб, Мир – какой! А мы! А жизнь – ка-ка-я!

И зенит. И горизонт играет. Плисецкая-Бизе – Р. Щедрин создал «Кармен-сюиту» (по опере «Кармен» Ж. Бизе») Кто же знал, что это все уйдет. для М. Плисецкой по ее страстному настоянию. Ей было в то время 42 года.

156 Как же все непросто, СОНАТНЫЙ ЦИКЛ В гости осень – Осень жизни.

СОНАТА ОСЕНИ Эпизоды с читаются синхронно, Что-то я не рад.

т.е. одновременно.

Осень в гости – Что-то зачастила осень в гости, Норовя попасть, когда один, Цвето-представленье Непростая гостья.

Туз козырной масти с ходу гостья Бац на стол, В гости осень – и нагнетая страсти – Срок, родной!

Красок вороха На подъем легка.

Ну что?

Поговорим?

Осень в гости – Я не ждал тебя, Богово круженье Золотое пенье.

Это ты в своих игрушках волен Золотая осень.

Ставить ракурс, В гости осень – ритмами играть, А в моих затеях ты неволен, Ты зачем пришла, Проседь у виска Значит всё?

В них давно расписаны все роли – Золотая гостья?

Быть – не быть, Пора?

Играть иль умирать. Ты про что мне, Зачастила в гости что-то осень, Есть там и твоя – червовой масти, Золотая осень?

Роль как роль, не весть что, Заливая нотную тетрадь Зачастила.

но поверь Моросью седой, Зачастила гостья, Точно по тебе. Что, пора мне, и небом в просинь, Послушай, Мастер, Золотая гостья? Памятью, что давностью заносит – Всё дожди, дожди, дожди.

Солнце. Детство. А ведь было лето, Не кобенься.

Музыка. И мать. Было счастье.

Здесь я, Подожди ты, осень, подожди.

Значит – Здрасьте!

Солнце. Юность.

Осень на дворе – И весна без краю, Тук-тук-тук в дверь.

А за краем – музыка взахлеб, И, казалось, Осень в гости – Сентябрь. Что весь мир у ног.

Мир – какой!

Ты на перекрестке, А мы!

А жизнь – ка-ка-я!

И зенит.

В гости осень – Октябрь.

И горизонт играет. А теперь дожди, Выбор небогат, Кто же знал, что это все уйдет. Дожди, дожди.

Подожди ты, осень, подожди.

Осень в гости – Ноябрь.

158 Осенний дождь. Ни к черту настроение, Музыка осеннего цветенья – Не помогают книги и вино. Благословенны вечера осенние, Осенний дождь, как слезы искупления, Отголоски мерного дождя, До дна, до выверта, до крика.

Где тихий Шнитке музыкой дождя, Но … Лета бабьего томленье-тленье, Как отголоском позднего Есенина Ах, как хочется жить, Паутина, зыбкость, тишина, Осенний дождь – Накатит по расхристанному я.

не слезы покаяния, Ах, как хочется петь, Клинья журавлей и снов движенье, Он словно над и вне, И глухая зябкость сентября… Играет с листопадами по сумеркам, он – над и вне… Пролететь, прозвенеть, Накоротке с дождями говорит Над жизнью, смертью, И глухая зябкость сентября… Маэстро одиночества и сумраков, в самоупоении Промотать, прокутить.

С утра до вечера Сентября… Что сентябрями начерно творит.

Октября… сам по себе. Всех неправых простить, Ноября… Он сам в себе. Всех болезных укрыть, В себе… Музыка осеннего цветенья – В тебе… И врага полюбить, Наважденье мерного дождя, И себя не забыть. Тихое цвете-томленье-тленье, Осенний дождь Паутина-тина, тишина, Клинья журавлей, листа паденье, зарядит многострочием Темной ночью повыть, И глухая зябкость сентября… Изнанку листьев желтых серебря, Пострадать, пореветь, Нет ничего, Октября… есть только средоточие – Наносное забыть, Ноября… Сентябрь… Серебряная музыка дождя. И пустое стереть. Октябрь… Ноябрь… Осенний дождь.

Ох, что-то напророчит он. А потом по рукам, Календарь поздней жизни.

Так может все же красного вина? А потом по мирам, Высший миг нашей жизни.

Подруги шалости? А потом на постой Негромок И прочая, и прочая. К той, что бродит с косой.

Звук In vino veritas.

Осеннего До дна, мой друг. Ах, как хочется … Ноктюрна, До дна! Неспешен ритм.

Неброские тона.

Музыка осеннего цветенья – Чуть подразмыта зябкая фактура, Фауст Гете, Как на полотнах Клодта и Дега.

Мусоргский, Мане, Лишь только ты и дождь, Через отреченье – постиженье. Через постиженье – откровенье, И тополей классическая стылость И больше никого, Бах и Босх, Плисецкая, Вполне уместна в глубине аллей, И больше ничего.

Бизе. Классическая русская унылость Представь себе, 160 Зачастила. Зачастила в гости, На фоне нескончаемых дождей. Лишь ты и дождь, Осень рыжая, а с ней тоска. Тоска!

И больше ничего, Птиц исход, дождей свинцовых вести, Осенний лист уместен на рояле, И больше никого. Осень в гости – в гости Дама крести, Туз на стол и точка.

Осенний сон уместен в сентябре, Лишь ты и дождь, Срок.

Осенний дождь уместен и печален, Лишь ты и дождь, По-ра!

Когда ноктюрн осенний в тишине Лишь ты и дождь, Лишь ты… Осень в гости – Сентябрь.

Чуть слышен.

Ты на перекрестке, В полутьме свеча танцует, И дождь… Рисуя трепетно-пленительные па, И всё.

В гости осень – Октябрь.

А за окном про что-то дождь толкует, И больше ничего.

И длительность ноктюрна разлита. И ни-ко-го. Выбор небогат, Весь мир – лишь ты, Осень в гости – Ноябрь.

И собеседник дождь, И музыка вполголоса про что-то.

Как же все непросто, Как хорошо … В гости осень – Осень жизни.

И одиноко, Когда есть собеседник дождь, Что-то я не рад.

И музыка – туманно и высоко… Она и есть, Вороха осеннего цветенья.

И словно нет её.

Наважденье мерного дождя, Она в тебе, Через наважденье – постиженье. Через постиженье – откровенье, Но и вовне она, Через откровенье – возрожденье. И во всем вот этом где-то – я.

Когда она вполголоса про что-то.

Осень в гости – С ней хорошо и одиноко что-то… Цвето-представленье Непростая гостья.

Осень. Зачастила осень в гости.

С партитурой мерного дождя, В гости осень – Сумрачной напастью, сивой масти, С листопадами – приливом страсти, Красок вороха На подъем легка.

Вдохновенностью маэстро сентября.

С ворохом осеннего цветенья, Осень. Осень в гости – Не спросив – ты рад или не рад?

Я ж не звал тебя, Богово круженье Золотое пенье.

С моросью седой, Золотая осень.

В гости осень – Дождливым пеньем, Я ж не ждал тебя, Золотая гостья.

Вот и всё Вот и всё И вальсируя листвы круженьем, Потащила душу на закат.

Пора?

162 ВАЛЬС-НАВАЖДЕНИЕ В НОЧИ Зовя и тревожа До звуко-видений, (Дайджест-пролог к сонате «Соната ночи») До – пьян, иль не пьян?

До ритмо-мучений … Все то же, ДАнг – небо к ногам О Боже. Упало строкою, разлилось рекою Все то же и то же – И Малиновый стОн-звОн опять по ночам Раз-два-три, Ра-два-три, Раз-два – со мною Бессонницей-странницей кружит, тревожит – ПолУночный вальс, Мол, дескать, негоже бездельничать лежа Вальс скольжений, видений – В такие вот ночи – ДилИнг-дон, Дин-дАн-н. Мелодий, и смыслов, и слов наваждений.

Вальс-вечер, вальс-полночь, и так до утра – Мол, осень все ближе к морозам, снегам, Круженье-моленье, круженье-игра, И, дескать, дуэт с ней ну очень возможен, Круженье сегодня, круженье вчера, И значит не грех обратиться к словам, Служенье, служенье, служенье – По-ра!

И к звукам, и к смыслам, мелодиям, снам, К тому, что впотьмах ворожит. Часы начинают легонько звенеть – Иль ворОжит? Двенадцать-ЧАС-два-три, Как стон – Дилинг-дОнг-дон. Четыре-пять-шесть.


Как звон – Дилинг-дАн-н.

Светает|Светлеет|Белеет| И будет высокое небо к ногам, Рас-свЕт!!!

Дождливые рифмы и слезы глазам, Мгновенья прозренья, мгновенья забвенья, Мне 20. Мне 40. Мне 70 лет.

ДилИнг – обретенье, Донг-дАн-н – вознесенье. А завтра, Свет-Боже, И будет высокую музыку множить Все снова, все то же – Томительно, длительно, сладко до дрожи, Малиновый стОн-звОн – ДилИнг-дон, дин-дАн – До звуко-видений, Бессонницей-странницей вскружит, встревожит.

До – пьян, иль не пьян?

Томительно, длительно, сладко до дрожи Мучительный ритм – Дилинг-дОнг, Дилинг-дАн-н.

Затеет ночной свой безумный бедлам.

Мученья – ДилИнг-дон. До звуко-видений, Паренье – Динг-дАн-н-н. До ритмо-мучений, И небо, и небо, и небо к ногам.

Сомнений, видений, падений, парений Стреножит.

Пространство сминается, вьется, качается, И с той стороны кто-то рвется ко мне, Низложит до смутного – пьян, иль не пьян?

Рывок – дАнг, рывок – дОнг, И дверь открывается, И будет высокую музыку множить И что-то, Мучительный ритм – Дилинг-дОнг, Дилинг-дАн-н-н-н-н-н-н.

И кто-то Во тьме, в тишине – шажок … И будет высокое небо к ногам!

И шажок … Как петлею внахлест На душу накатом полуночный гость – Томительно, длительно, сладко до дрожи, 164 СОНАТА НОЧИ И – полночь!

12-12- Две-над-цать!

Эпизоды с читаются синхронно, т.е. одновременно.

| | | | -дин-н, -дан-н-н-н-н-н-н…. || Все то же, о Боже, Все то же и то же – В часах Малиновый стОн-звОн опять по ночам пощелкивает Бессонницей-странницей кружит, тревожит – вечность – Мол, дескать, негоже бездельничать лежа Чик-таки-да, В такие вот ночи – ДилИнг-дон, Дин-дАн-н.

Чик-таки-ди, Рассветы, молодость, беспечность, Мол, осень все ближе к морозам, снегам, Все впереди. Все впереди.

И, дескать, дуэт с ней ну очень возможен, И значит не грех обратиться к словам, Пройдет полвека и часы – И к звукам, и к смыслам, мелодиям, снам, Чик-таки-да, чик-таки-ди, К тому, что впотьмах ворожит.

Все также мерно – тики-ти – Потом легчайший перезвон – Иль ворОжит?

Как стон – Дилинг-дОнг-дон. Все позади. Все позади… Дин-дон-дин-дон. Дин-дон-дин-дон, Как звон – Дилинг-дАн-н.

И вечный дом. И вечный дом.

Чик-таки-ты, чик-таки-он, И вечный сон. И вечный сон.

И будет высокое небо к ногам, Чик-таки-жизнь, чик-таки-сон, Дождливые рифмы и слезы глазам, Мгновенья прозренья, Чик-таки-ты, чик-таки-он, Ну а в часах – тик-тики-ти, Мгновенья забвенья, Чик-таки-жизнь, чик-таки-сон. Все те же мерные щелчки – ДилИнг – обретенье, Чик-таки-да, чик-таки-ди, Донг-дАн-н – вознесенье.

Все впереди. Все позади. Все позади. Все впереди.

И будет высокую музыку множить Все позади. Все впереди. Все впереди. Все позади.

Томительно, Чик-так-не спи, чик-так-не спи, Длительно, Чик-так-не спи, чик-так-не-спи Часы, часы. Часы, часы.

Сладко до дрожи, До звуко-видений, Чик-таки-дан-н-н-н-н.

До – пьян, иль не пьян?

Мучительный ритм – Дилинг-дОнг, Дилинг-дАн-н.

В часах пощелкивает вечность – Томительно, Мученья Дилинг-дОнг. Длительно, Паренье Динг-дАн-н-н. Сладко до дрожи, Зовя и тревожа Паденья ВорОжит.

До звуко-видений, Сомненья ТревОжит. До – пьян, иль не пьян?

До ритмо-мучений, Служенье, служенье | Круженье, круженье.

До – небо к ногам.

До-соль-фа-ре-ля-ми Ми-ля-ре-фа-соль-до Круженье| круженье| круженье| Динг-дАн-н-н-н| До-соль-фа-ре-ля-ми Ми-ля-ре-фа-соль-до 166 Пространство сминается, вьется, качается, И с той стороны кто-то рвется ко мне, Рывок – дАнг, рывок – дОнг, И дверь открывается, И что-то, Ложится за строкой строка, Это зов музыкального звука И кто-то за нотой нота, Во тьме, в тишине – шажок … И шажок … падают листы.

Как петлею внахлест Из-за плеча На душу накатом полуночный гость… подглядывают звезды и молят слезно, Напиши, Часы клавесинные вечер заводит, Когда Маэстро перечеркивает что-то.

Рамо – как всегда – безыскусен и прост, Скрипит перо, И входят секунды, секунды уходят, Из Нечто в Ничто тихо строится мост. ложится к ноте нота, Напиши, с рояля падают листы.

Валторны.

Играют секунды в серебряный мячик, Скрипки. Напиши.

Качается время в триолях и трелях, С октавы в октаву, из Нечто в Ничто, Вскинуты смычки.

И музыка лишь колыбель для него, И кто-нибудь вспомнит уда-неудачи, Бежит перо, Секунды, секунды, секунды, сгорели. А кто-нибудь скажет – Рамо? Ну и что?

в пространстве тишины Я пишу, кружат и падают листы.

Ни звезд, Слабеет ночь. Я ищу, ни Рамо, Все больше седины ни-ко-го, в окне, ни-че-го.

да у виска. Высоты.

Стремится нотная строка Ночь-вечер | ночь-вечер | ночь-вечер | ночь-вечер, к финалу.

Ночь-полночь| ночь-полночь| ночь-полночь| ночь-полночь. Падают листы.

Отброшено перо. Высота-а, И что-то, В пространстве тишины И кто-то лишь ангела крыло Во тьме, в тишине – шажок … И шажок… тихонько шелестит. Крас-с-сота-а, Как петлею внахлест За душу берется полуночный гость – Бетховен спит.

Томительно, длительно, сладко до дрожи, До ритмо-мучений, Он спит и видит сны.

До звуко-видений, Во снах, До – верь иль не верь, смеясь, До – судьба, не судьба?

мальчишка Моцарт Ночь-вечер, ночь-полночь и так до утра, бежит, зовет и … Круженье, круженье, круженье … Динг-дОн-н-н-н.

По-ра!

Ночь-полночь |ночь-полночь |ночь-полночь |ночь-полночь, Судьба Чик-таки, чик-таки, чик-таки, стучится Чик – ноч-ч-ч-ч-чь… в дверь.

168 Ночь – время ужасов, преступников и тайн. Он дежурит на планете В «Трелях дьявольских» Тартини Ночь – забытье всем нищим и убогим.

Строго по ночам, Вскинулся... дин-дОн-н-н… Ночь – детских снов безгрешный сладкий рай.

Ведь поэты – те же дети, Ночь – время творчества и разговоров с Богом.

ДОн-н-н… и Гоголь у камина – Лишь бы – мир к ногам. Он с ума… С ума… Сумасшедшая картина – Ночь – это с ух-ханьем пророчества Ноч-чь, но-оч-чь, но-о-о-оч-ч-чь. Горе от ума…, Текуч-чи чорные ноч-ч-чи, Ангел ночи, Ангел ночи – Темное крыло, Ночь – это сумрачность кларнета и фагота, Певуч-ччи чо-орные но-ч-чи, Вот опять ты, Ангел ночи, Не успел, о Бо… Ноч-чь, но-оч-чь, но-о-о-оч-ч-чь, Ночь-полночь| ночь-полночь| ночь-полночь| ночь-полночь.

Ночь – соловей + соловей. Ох, соловьи! У ноч-ч-чи оч-ч-чи мороч-ч-чьи, Ночь-утро | Ночь-утро | Ночь-утро | Ночь-утро.

Двенадцать-ЧАС-два-три, Четыре-пять-шесть.

Ночь –, и сладостное что-то. Пе-вуч-ч-чи ноч-ч-чи и оч-ч-чи.

Светает|Светлеет|Белеет| Ноч-чь, но-оч-чь, но-о-о-оч-ч-чь.

|Рас-свЕт| В мире – тихо. Тихо-тихо.

Белый цвет-белый цвет – это снежная пыль, Со-стоянье сна.

Хороводье берез в снегопадах России, Спит добро, и зло, и лихо, Это давняя детская чистая быль Стылая луна.

О волхвах, пастухах, Рождестве и Марии.

По-над всей планетой сонной Он один не спит, Вдруг кому-то ночью темной Ах, как хочется жить, Нужен будет гид Черный цвет-черный цвет – это схизма и Рок, Ах, как хочется петь, Это Реквием Моцарта, крылья рояля, Пролететь, прозвенеть, На полуночных маршрутах, И Дантеса прищур, и фашизма урок, Промотать, прокутить Дан-н-н… и где-то там Мефисто У ночных дорог, Трех вождей всероссийских повадки шакальи. Темной ночью повыть, Проронил – Пора! Пострадать, пореветь, Где обрывисто, где круто, Белый цвет-белый цвет – это стылый январь, И пустое забыть, Завихрились «Вальсы» Листа Это светлое «Да!» чуть смущенной невесты, Непростое стереть.

Там, где вышел срок. В росчерках пера.

Это мудрый, седой, но низложенный царь, А потом по рукам, И старинный дуэт для виолы с челестой. А потом по мирам, Сел за «Бесов» Достоевский, А потом на постой Ткут безумные узоры Сели Братья Гримм, Ночи – чики-дан-н-н… К той, что бродит с косой.

Сел за «Реквием немецкий»

Ночь-утро | Ночь-утро | Ночь-утро | Ночь-утро.

Потому стоит дозором Борхес… чики-дин-н-н...

Часы продолжают легонько звенеть – Ангел по ночам.

Двенадцать-ЧАС-два-три, ДОн-н-н… и в черном Паганини Четыре-пять-шесть.

Взвихрился волчком, 170 СВОБОДА ОТ МУЗЫКИ Светает|Светлеет|Белеет| Рас-свЕт!!!

Мне 20. Мне 40. Мне 70 лет.

FINE А завтра, Свет-Боже, Все снова, все то же, Малиновый стОн-звОн – ДилИнг-дон, дин-дАн – Бессонницей-странницей вскружит, встревожит.

Томительно, Длительно, Сладко до дрожи Затеет ночной свой безумный бедлам.

До звуко-видений, До ритмо-мучений, Сомнений, Видений, Падений, Парений Стреножит.

Низложит до смутного – пьян, иль не пьян?

И будет высокую музыку множить Мучительный ритм – Дилинг-дОнг, Дилинг-дАн-н-н-н-н-н-н.

| | | | -дин-н, -дан-н-н-н-н-н-н-н-н-н ….|| 172 LOGO-SONORE “Звонькает музыка» Залестно жить, где безумствуют звонкости, Здонко да Збам-з.

Впрочем, всё это – тонкости.

Пусть же над миром льет Пролилась музыка неба, + Пролилась она на музыка неба,, Пусть же под небом гуляют Омыла мелодией влюбленных.

+, Пусть расцветают за речкой И расцвели за рекою.

И стало в мире.

Пусть будет в мире + + ха-ха-ха-ха!

+ + ха-ха-ха-ха!

И зазвенела над миром звонкая мелодия И да звонькает музыка.

Музыка, музонька, муза звуокая, Звонко музыкает, цокает, звокает, Бам-з – зацветает звенистое золото, Збам-м – завивается молодо.

Солнце заливисто землю здоровает, Лес березОвый, моря бирюзовые, Мир заголосисто жарко цветаствует, Музыка зыбко золОтится, царствует.

Звон над Землею зазвездно звениствует, Зденькает здравицей, Взврёвно зарниствует, 174 БОЖЕСТВЕННОЕ РОНДО-ПРИТЧА Как странно здесь заведено – Туманно, зыбко и чуднО… Шагнул, ЗНАК РАВЕНСТВА МЕЖ МУЗЫКОЙ И ЖИЗНЬЮ Попал, Теперь иди, Проснется ранним утром добрый, Посмотрим, выведет куда… Пушистый сероглазый Бог, Скорее все ж не сероглазый, Ребенок заступил в межмирье А синеглазый, светлый Бог. Слегка, Опять не то, не синеглазый, Спросонья, А солнцеокий, В полусне, Солнцеликий, Но заступил Пушистый, славный, светлый Бог. И слышал то, Что смертным слышать не дано, Ребенок ранним утром встанет, И значит, счерчена судьба.

Пушистый, теплый. В полусне, Он будет счастлив лишь тогда, Спросонья, Когда напоминаньем сна Босиком, Вновь будет заступать в межмирье, Легонько, В хрустальность музыки.

Шажком по солнечной тропе Она – Туда, Теперь его судьба-беда, Где горизонты звонки, Его наперсница-проклятье.

Где мир открыт, Не мир, А приложеньем – жизнь его.

Миры распахнуты, И всё Он будет мучиться, Хрустальной музыкой созвездий Срываться, Оплетено, Ночей не спать, Во-цветено. Искать, Безумствовать, Созвучья звезд – куда уж звонче. Искать.

И иногда Все ярко, вымыто, свежо, В часы безумья улетать Как в сказке. Туда – в межмирье, Пусть немного грустно, И гроздьями созвучья рвать Но чУдно всё, Великой музыки.

И всё цветно / светло. Бросать На клавиши, А где ж хозяин, Смычки и струны Иль хозяйка? Соцветья звезд, И быть счастливым в этот миг.

В растерянности Бог – Лишь в этот миг.

Опять ребенка по тропе Лишь только в этот звездный миг.

Сюда в межмирье допустили.

Куда архангелы смотрели? Синонимы – дышать и сочинять.

Теперь-то что ж, Есть музыка и это значит – жить!

Пускай идет, Знак равенства меж музыкой и жизнью.

Посмотрим, выведет куда.

176 Он будет жить вот где-то там Нести свой крест всю жизнь, Меж музыкой и жизнью. До гроба.

Жить Нести его пока дорога Скорее музыкой, чем жизнью, Не доведет до встречи с Богом, На стыке тьмы-беды и света. Где все подводятся итоги.

И на этом Стоит вся музыка, И что же дальше?

Когда Дальше – что?

Мучительно больна она Как встретит Он?

Тоской по вечности. С улыбкой, Когда Скорбно, СтрастнА, велИка и равна Или строго?

Твореньям божеским она. Бесстрастно, Сумрачно Теперь лишь к этому Иль добро?

Всю жизнь Он будет исступленно рваться, Какой же все же Он?

Сквозь звезды, Тернии, Какой?

Богатства.

Один. Печальный Всегда один. И в печали скорбный?

Один? Пречистый, Да – нет! Мудрый Отныне рядом с ним всегда И холодный?

Безумье и бессонница-беда. Изящный, Солнечный, Проклятье это? Нет иль да? Но строгий?

Вопросы не к нему. Пушистый, Сероглазый, Бессмысленно расспрашивать того, Добрый?

Кто синеглазым, Суровый, Светлым, Сумрачный, Ясным, Предвечный?

Годков пяти или шести Скользнул во сне на зов опасный, Возобладает, что у Бога?

Скользнул в межмирье И вдохнул При встрече!

Звучанье музыки рассветной, Той самой – P.S.

Сказочной, заветной, Ребенок, что же – искалечен?

Что только в кладовых у Бога.

И смертным кладовых порога не преступить.

А преступил, Рондо (фр. Rondeau – «круг», «движение по кругу») – в художественном произведении не искупить. повторы тем, эпизодов, состояний.

178 ХУДОЖНИК, СКРИПКА, ХОЛСТ В один из таких вечеров Мастер принял решение.

Прозаическая притча Он пригласил гостью.

Она ходила по мастерской, рассматривая чистые холсты, расположенные на стенах в каком-то своем продуманном видимо динамичном характере и Скрипку он доставал только тогда, когда накатывало. Когда ощущал, что порядке.

между ним, пространством и временем устанавливается какая-то зыбкая, Возвращалась.

вибрирующая связь. Шла дальше.

Он устанавливал на мольберт очередной подрамник с чистым холстом. Отходила.

Брал в руки скрипку. Подходила ближе.

И начинал играть. Потом остановилась.

Глядя на холст, всматриваясь в него, он импровизировал, вытягивая из Надолго.

скрипки то, что попадало в его настроение, погоду за окном, его - Откуда ты узнал, что в юности у меня были длинные волосы и я любила воспоминания, его фантазии и иллюзии. красные цвета?

В его связь с пространствами и временами. - Я не знал.

Он вплетал в звучащую музыку все новые и новые мелодии. - А это? Кто тебе рассказал, что я так и не услышала от него – Я тебя люблю!

Бывало так, что вечер проходил впустую. Он погиб. Нелепо. В горах.

Бывало и так, что на пике одной из мелодий холст неожиданно начинал - Никто.

мерцать. По его поверхности скользили сполохи, смутности, неявности. И через паузу.

Создавалось ощущение, что холст начинал дышать. - Это скрипка. Музыка. Холст. Ну, может быть, немного – я. И больше никого и Звучать. ничего.

Холст вбирал в себя пассажи, пиццикато, кантиленные зависания скрипки.

Ее шепоты. Через год с началом сезона белых ночей состоялась выставка Мастера.

Ропоты. Пространство стен было заполнено чистыми холстами.

Холст любил, ненавидел, страдал вместе со скрипкой. В центре зала на подиуме лежала скрипка в раскрытом футляре.

И проявлялись на поверхности холста лица, начинались движения, Люди ходили по залу.

определялись в явственность тени. Кто-то недоуменно пройдя экспозицию до трети или половины, недоуменно Рождалась жизнь. покидал зал.

Странная. Остальные двигались, останавливались, всматривались.

Скрипка умолкала. Походили ближе, отходили.

Холст затихал. Порой возвращались и … Шла минута, другая. Мастер видел, как тот или иной холст начинал мерцать, играя сполохами.

Мастер делал шаг, другой вокруг холста. Подходил ближе. Отходил. Начинали проступать тени, неявности, лица.

Всматривался. Что-то бормотал. Что-то ему не нравилось. Кто-то светлел лицом.

Если не нравилось сильно, он отбрасывал холст в угол. Кто-то улыбался.

В груду таких же холстов раскритикованных на этом императивном Кто-то украдкой вытирал глаза.

художественном совете. Чем дольше, тем больше пространство галереи полнилось музыкой, самыми Если же холст вызывал удовлетворение Мастера, то он находил на стене невероятными мелодиями.

свободное, подходящее для холста место и вывешивал его в череде таких же Их становилось все больше и больше.

опусов с чистыми, невинными поверхностями. Казалось, что такое количество мелодий должно рождать какофонию звуков.

И еще некоторое время стоял возле него, удовлетворенно покачивая головой. Но зал наполняли гармоничные созвучия, гармоничные полифонии.

Слегка пританцовывая, в какой-то даже шутовской манере. Контрапункты согласия.

Наступал следующий вечер. В зале находились хорошие люди.

Мастер устанавливал на мольберт очередной подрамник с чистым холстом. А Мастер был все же хорошим, великим Мастером.

Брал в руки скрипку и начинал играть … Ну а скрипка была скрипкой.

Не хорошой, не плохой, не средней. Она была скрипкой.

А потом подступали вечера, когда замолкало пространство, время. Когда А, как известно, для того, чтобы рождать музыку достаточно быть просто ничего не подкатывало к горлу. Когда пустая тишина обступала Мастера. скрипкой.

Тогда скрипка оставалась в футляре, мольберт пустым, холст нетронутым. Мастер научил ее говорить с холстами.

180 Говорить так, что холсты вбирали в себя пассажи, пиццикато, кантиленные ДИАЛОГ ХУДОЖНИКА С НАТУРОЙ зависания скрипки. (Притча исключительно для взрослых, т.к. шибко матершинная) Ее шепоты.

Ропоты.

Холсты начинали любить, ненавидеть, страдать вместе со скрипкой. Один художник работает с натурой в мастерской.

Другой художник работает с натурой на натуре.

И проявлялись на поверхности холстов лица, начинались движения, Третий художник полагает главной натурой себя.

определялись в уловимости тени.

С себя и из себя он пишет темы и сюжеты.

Рождалась жизнь.

Хотя, Странная. С годами их становится все меньше, И чистая. И однажды, подойдя к зеркалу, он нарывается на неприятность.

Гармоничная.

Всему Мастер предпочитал красоту равновесия, красоту согласия.

Чтобы детство рождало юность, юность расцветало зрелостью, зрелость обреталось мудростью. Бывает, уходящая натура, Вдруг, заявляет в зеркале себя:

Выставки Мастер проводил раз в десятилетие. - Не узнаешь?

Никогда никого не извещая. А может, ляпнешь сдуру, – Длились выставки всегда ровно три дня. Почему? Не я, мол, Мастер никогда не отвечал на этот вопрос. зеркало так старит, бля?

Может быть потому, что галереи за эти дни настолько переполнялись звучащей с холстов музыкой, что пространство начинало не выдерживать и Пиздец, подкрался, Мастер, незаметно, стремилось раздвинуть стены. Ты полагал, что впереди года, И стены начинали плыть. Сюжетов буйство – звонких, разноцветных, Начинали необъяснимый завораживающий танец, движение вовне. А зеркало итожит – Словно стремились перестать быть стенами. Перестать ограничивать чтобы- пус-то-та.

то ни было, и самим превратиться в безграничность.

Превратиться в музыку? Ты выжат, мастер.

Это не злорадство, Следующая выставка Мастера состоится через десять лет. С началом сезона А данность.

белых ночей. В той же частной галерее, что недалеко от Собора. Завершается игра, Игра в бессмертье.

Подступает блядство, Что жизнью все зовут.

Ох, дохера Тебе учиться, милый мой, придется, Учиться просто жить, Как тысячи живут / жуют.

/ снуют.

Учиться просто жить.

Пить-есть, Спать-срать, День-ночь, Ночь-день.

Пить-есть, Спать-срать, 182 День-ночь, ДЖАЗОВАЯ АВАНГАРДНАЯ ПРИТЧА Ночь-день.

Чи-тать Любовь, и фигню, Пи-сать хуйню, Смо-треть херню, Лю-бить муйню.

Вот-т-т-т.

Учиться просто жить.

И может быть узнать, Что есть искусство, блядь.

Искусство – просто пить, Искусство – просто есть, Искусство – просто спать, Искусство – в морду дать.

На всё, На всех насрать.

Искусство – водку жрать, С похмелья не страдать, Искусство – с горя выть, Искусство – подло мстить, Послать всё на хуй. Свить Себе гнездо, как клеть, И в этой клетке – петь.

Искусство – просто быть, И значит – просто жить.

Ну, можешь ты понять, Что это, Мастер, жизнь?

Так тысячи живут / жуют.

/ снуют.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.