авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Юридическая психология Л. В. Алексеева содержание 1. Введение в юридическую психологию ……………………………………….….2стр 2. Криминальная ...»

-- [ Страница 2 ] --

Изучение психологии преступной личности и личности преступника актуально для юриди ческой психологии, развитие которой определяется не только внутренней логикой разви тия научного знания, но и социальными факторами. Эта проблема решается благодаря работе юридических и клинических психологов в НИИ при Генеральной Прокуратуре и МВД РФ, ГНЦ СиСП им. В.П. Сербского и других научных центров и кафедр вузов. Про дуктивность ее решения зависит не столько от субъективного фактора в виде наличия или отсутствия исследователей-энтузиастов, сколько от объективного фактора в виде четкой государственной политики и константности социального заказа.

2.8. Психология преступления Изучение преступной личности возможно только через ее проявление, получившее такую квалификацию. Употребление термина “личность, склонная к совершению преступлений” противоречит принципу презумпции невиновности.

В.Н. Кудрявцев (1990) пишет: “Структура конкретного правонарушения может быть про анализирована с разных точек зрения. Юридический подход характеризует его как дея ние, состоящее из четырех элементов: объекта, объективной и субъективной сторон, субъекта. Для криминологии, социологии и психологии более продуктивен динамичный, генетический подход, позволяющий изучить видение человека в развитии. С этой точки зрения конкретное правонарушение есть процесс, развертывающийся как в пространстве, так и во времени. Более того, поскольку нас интересуют причины правонарушений, необ ходимо учитывать не только сами действия, образующие запрещенный законом поступок, но и некоторые предшествующие им события. Таким образом, раскрывается генезис про тивоправного поведения, т.е. его происхождение и развитие”.

При изучении преступной личности всегда ставились вопросы, почему человек совершает преступление, несмотря на тяжесть установленного наказания, почему не останавлива ется, испытав его, почему совершает корыстные преступления, не имея порой матери альной нужды. В чем стержневая причина правонарушений вообще и для каждого случая в отдельности?

По-разному у личностей происходит принятие преступного умысла, разный смысл имеет совершенное деяние, как действие, так и бездействие. Преступление характеризует своеобразие замысла и способов его воплощения. Таким образом, психология преступ ления может быть понята через рассмотрение преступления как деятельности личности, а также через виды самоуправления в жизнедеятельности, поскольку кроме преступле ния, совершенного умышленно (ст. 25 УК РФ), оно может быть совершено по неосторож ности (ст. 26 УК РФ) или как невиновное причинение вреда (ст. 28 УК РФ).

Преступление, рассматриваемое как вид деятельности, будет иметь ту же структуру, что и любая деятельность, в которую входит потребность, цели, мотив, действия и операции (по А.Н. Леонтьеву). Преступное деяние будет побуждаться потребностью, направляться на мотив и окрашиваться им в личностный смысл. “Немотивированных”, т.е. преступлений без мотива не бывает, бывают трудности в установлении мотива, т.к. он может быть скрытым не только для окружающих, но и для субъекта преступления, поскольку не все гда осознается.

Так, например, о наличии хулиганских мотивов свидетельствует ряд признаков: вздор ность притязаний к окружающим, отсутствие существенных поводов к конфликту, пренеб режение общественными нормами и принципами. В то же время, в сознании хулигана его поведение представляется борьбой за справедливость, за уважительное отношение.

Человеком не всегда осознаются мотивы его поступков, смыслы принятых решений (без относительно правонарушение это или нет), даже если он объясняет, почему действовал.

Чтобы понять себя целостно, человеку необходимо ставить перед собой ряд взаимосвя занных вопросов. Что я чувствую? Что я хочу? Что я делаю? Зачем я делаю это? Что мне мешает сделать это?

Как и любая деятельность, преступная состоит из различных действий, направленных на достижение промежуточных результатов – целей. Каждое из действий может выполняться своеобразным способом – операцией. Для осуществления действий необходимы знания, умения, опыт. Если на пути проявления деятельности или действия возникает барьер, си туация приобретает проблемный характер и должна решаться как не учебная, а жизнен ная задача.

При анализе преступной деятельности, чтобы определить основные элементы в ее струк туре необходимо задать вопросы. Для определения операции: каким образом выполня ется действие? Для определения действий: из каких актов состоит сложная деятель ность? Для определения целей: какие промежуточные результаты достигались? Для оп ределения мотива: ради чего (зачем) человек действовал или бездействовал?

Преступный по характеру мотив делает преступной деятельность в целом. Она может быть совершена ради корысти, мести, сокрытия другого преступления. Преступными так же могут быть цели действия: украсть (цель), чтобы поесть и выжить (мотив);

нанести те лесные повреждения (цель), чтобы защитить свою жизнь (мотив). Как видно из примеров, основу квалификации деяния составляет соотношение целей и мотива. Так, например, мотивы участия в очередном групповом преступлении у членов банды могут быть разны ми. У одних - завладеть чужим имуществом, у других - самоутвердиться в собственных глазах, либо приобщиться к референтной группе и жить “воровской романтикой”, у треть их – сохранить свою жизнь, боясь расправы за неповиновение.

Возможно, что в деятельности ни цель, ни мотив не являются преступными, например, испугать (цель), чтобы пошутить (мотив), но для осуществления шутки выбираются опас ные способы (операции). Кроме этого, характер наступивших последствий может не выте кать из поставленной цели, а наступить как побочный результат, неожиданный для чело века. Очевидно, что для понимания совершенного и правильной его юридической квали фикации необходимо установить все элементы в структуре деятельности человека.

По закону в числе обстоятельств, подлежащих обязательному установлению по каждому уголовному делу, указаны мотивы преступления (п. 2 ч.1 ст. 68 УПК РСФСР). В ряде ста тей УК РФ в качестве специальных квалифицирующих обстоятельств выступают различ ные побуждения, которые должны быть установлены. Например, в ст. 105 УК РФ в каче стве специальных квалифицирующих признаков убийства указаны корыстные, хулиган ские побуждения, мотивы национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, кровной мести.

Некоторые побуждения учитываются судом либо в качестве обстоятельств, смягчающих наказание виновному за содеянное (например, мотив сострадания: п. “д” ч. 1 ст. 61 УК РФ), либо отягчающих его вину (например, совершенные с особой жестокостью, садиз мом, издевательствами, мучениями для потерпевшего: п. “и” ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Анализируя мотивообразующие силы человека, необходимо изучать его личность в це лом, а затем в ее конкретном взаимодействии с условиями криминальной ситуации. Ре шение действовать определенным образом принимается на основе функционирования мотивационной, интеллектуальной и эмоциональной сфер психики. При принятии реше ния когнитивный компонент в психике должен преобладать, в этом случае, оправдывая свое предназначение, человек будет “Человеком разумным”. Но не всякое побуждение конструируется человеком на сознательном уровне, оно может быть создано в конти нууме от осознанного до бессознательного, и проявиться, например, в виде неосозна ваемого влечения или установки (готовности реагировать или действовать определенным образом).

Побуждение человека может быть ситуационным проявлением и зависеть от временного психического состояния, например, патологического или эмоционального. Побуждение может быть как элементарным, непроизвольным психическим проявлением, так и резуль татом проявления личностных черт, мировоззрения человека, его жизненной позиции, со держания и устойчивости его ценностных ориентаций, которые либо ставят заслон пре ступному проявлению, либо способствуют ему. Если ценности антисоциальны, а убежде ния циничны, они будут основой устойчивости преступного проявления. Личность такого рода будет способна проявлять себя преступной, не только благодаря сложившейся си туации, но и вопреки ей. Поэтому неоднократность проявления относится к квалифици рующим признакам особо опасного преступления (например, убийства: п. “и” ч. 2 ст. УК РФ).

Для анализа преступной деятельности необходимо определение всех ее элементов. Та кое проявление, как серия ударов, выстрелов, может быть как операцией или действием, так и деятельностью, в целом, т.е. разными по психологической структуре видами актив ности. Например, серия ударов может проявляться как особо жестокое деяние, ради дос тавления жертве мучений, а может как автоматическое, стереотипное проявление в со стоянии аффекта.

Разные виды деятельности человек осваивает в процессе социализации и своего разви тия. При развитии деятельности вначале она осваивается, как серия сознательных дей ствий, которые при упражнении начинают превращаться в навыки и автоматизироваться, переходя в разряд операций. Освоенная сложная деятельность может сократиться либо до действия, либо до операции, уже не контролируемой сознанием человека в момент выполнения. Например, вначале человек учится новым видам деятельностей, например, ходить, шить, писать, рисовать, драться, стрелять и т.п., а затем делает это на уровне действий или автоматизированных операций, включенных в различное проявление своей жизнедеятельности.

Формируясь человек не только осваивает разные виды деятельностей, чтобы соответст вовать требованиям жизни, но и утверждается в готовности учиться и развиваться всю жизнь, создавать новое, т.е. творить, а не только заниматься репродукцией деятельно стей, подражая другим. В связи с динамичностью и сложностью жизни, человек должен осознать объективную конфликтность своего существования, принять ее как норму своей жизнедеятельности и стремиться совладать с жизненными противоречиями просоциаль ными способами.

Среди российских предпринимателей оказалось немало людей с низкими возможностями, амбициозными притязаниями и слабыми нравственными ограничениями своей деятель ности, которые свое неумение организовать бизнес, а в ряде случаев нормальные не конфликтные взаимоотношения с окружающими компенсировали агрессивными дейст виями. У этих “бизнесменов” преступное поведение становилось способом разрешения конфликтной ситуации, которую они сами провоцировали.

Чтобы соответствовать решению жизненных задач, человеку недостаточно лишь побуж дения, необходимо, чтобы мотивационно-потребностной стороне деятельности соответ ствовала операциональная, т.е. чтобы человек знал, как достичь результат. А при возник новении противоречия, чтобы возможности личности увеличивались, благодаря ее разви тию, приобретению разнообразных способов и техник, включая и основанные на психоло гии - психотехники. Например, с разнообразными психологическими приемами в работе юриста можно познакомиться в книге А.М. Столяренко (2000). Благодаря появлению но вых знаний и умений, возникают потребности в новых достижениях, так деятельности че ловека и он сам развиваются через разрешение указанных противоречий.

Итак, проявляя жизнедеятельность как ряд разнообразных деятельностей, человек по знает мир, окружающих людей и себя самого, общаясь, учится взаимодействию, опробы вает и реализует себя через учебную деятельность, спорт, искусство, ремесло, отлажи вает свой быт, организует отдых, развлекается и осуществляет профессиональную дея тельность, семейные взаимоотношения, напряженную работу своего внутреннего мира.

Внешние проявления деятельности у него находятся в единстве с внутренней (психиче ской) деятельностью, и психическая имеет ту же структуру, независимо от того, что чело век собирается делать: организовывать свое внимание, запоминать, сдерживать свои эмоции или строить планы на будущее.

2.9. Проблема переформирования личности Используя психологию деятельности, можно охарактеризовать личность закоренелого преступника и объяснить, в чем заключается трудность ее перевоспитания. При форми ровании преступной личности возникает автоматизирование преступного проявления, оно становится для личности привычными, не зависимо от того, какой это вид преступления, воровство, взяточничество, изнасилование. У личности формируется установка, т.е.

своеобразная предрасположенность в виде сознательной или бессознательной готовно сти к определенному поведению, в том числе, противоправному.

Если такая форма жизнедеятельности закрепилась, она была “выгодна” личности, приво дила к удовлетворению ее потребностей и приносила положительные переживания. Та ким образом, необходимо переформировывать не пагубную, инертно проявляющуюся привычку, а принципиальную, обобщенную, устойчивую личностную или жизненную пози цию, в целом. Рассмотрим, как это становится возможным.

Для переформирования свойств или каких-то нежелательных проявлений, включая пре ступные, личности необходимо, осознав их пагубность, поставить барьер этому проявле нию. Это можно сделать при возникновении или специальном создании нового мотива, который окрасит в личностный смысл новую форму поведения и высветит в самосозна нии человека вредность или бессмысленность старого. Процесс переформирования мо жет потребовать постоянного контроля личности над собой. Кроме этого необходимо соз дать новый тип деятельности (поведения) человека, который в формировании должен быть доведен до привычного выполнения (до автоматизма). Таким образом, психическое самоуправление человека, состоящее из мотивирующего, ориентировочного, программи рующего, исполнительного и контролирующего блоков должно изменить содержание сво его функционирования. Если эти условия не выполняются, происходит возврат к старым способам.

Изменения человека всегда связаны с расширением жизненного контекста, созданием новых жизненных смыслов, формированием новых стратегий, открывшимися перспекти вами и устремлениями к ним. Перерождение личности предполагают, в общих чертах, следующее:

1. Принятие нормальной жизненной позиции.

2. Замену понятия о сиюминутной выгоде перспективной.

3. Изменение эгоцентризма (умения и установки вести отсчет только от себя) на децентрацию (способность отойти от собственной эгоцентрической позиции, способность к восприятию точки зрения другого человека, успешное и бесконфликтное принятие другого человека).

4. Повышение ранга жизненного принципа: изменение “принципа удовольствия” на “принцип реальности”, а последнего, в свою очередь, на “принцип ценностей”.

5. Отработку новых жизненных стратегий от эпизодического до привычного проявления.

Итак, образование новых смыслов у человека обычно сопряжено не с личной сиюминут ной выгодой, а с более широким взглядом на жизнь, например, с заботой об окружающих или близких людях, с временной жизненной перспективой, с появлением обобщенных ценностей, которые в буквальном смысле расширяют мировоззрение человека. Так, эго центрическая позиция, меняясь на группоцентрическую, позволяет оценивать происхо дящее с учетом групповых норм. Если последняя меняется на гуманистическую, то чело век в своей жизни начинает пользоваться нравственными императивами. Когда же ранг принципов переходит на эсхатологический уровень, человек становится духовным, по скольку высота его позиции позволяет посмотреть на себя и весь мир глазами Создателя, перед которым все равны, и все, что существует - ценно.

В связи с вышесказанным трудно надеяться на самоизменение личности эгоцентричной, отчужденной, агрессивной, живущей по принципу удовольствия, самодовольной, не спо собной к рефлексии и осмыслению своих поступков. Но это не единственное “слабое ме сто” переформирования. Формирование нового типа поведения требует больших лично стных вложений и сопряжено с напряжением, дискомфортом, муками по поводу отсутст вия знаний и возможностей осуществить “новую жизнь”. Все вышеназванные условия пе реформирования личности и ее жизнедеятельности свидетельствуют о том, что такой путь чреват срывами и разочарованиями в его результативности.

Переформирование (самовоспитание) по плечу замотивированной и сильной личности, либо личности, имеющей возможность получать при затруднении социально-психологи ческую поддержку от близких или значимых людей или специальных социальных и психо логических служб. Развивающемуся человеку необходимо научиться постановке целей, оценке жизненных ситуаций, способам исполнения и контроля поведения или жизнедея тельности.

Решению задач по организации жизнедеятельности помогает практическая психология в виде консультаций и социально-психологических тренингов для разного контингента лич ностей, включая пенитенциарные и реабилитационные учреждения. Например, психоло гами предлагается такой алгоритм разрешения затруднительной ситуации.

Итак, чтобы решить жизненную задачу, надо:

хотеть ее решить (вначале решить проблему побуждения);

• верить, что ее решение возможно (вера компенсирует наличие неопределенности в жизни);

• ее решать (не бояться, не оттягивать действие, а действовать продуктивно, чтобы не пере • делывать недоделанное, добиться результата и насладиться победой);

в преграде увидеть путь к ее решению (барьер показывает, что какой-то ресурс не исполь • зован;

если не помог репродуктивный путь, нужно придумать нечто новое, если са мостоятельная стратегия решения исчерпана, нужно не отчаиваться, а ее поменять, не изо лироваться или отчуждаться, а искать помощь во вне: у других людей, в книгах и т.п.).

Важную роль в жизнедеятельности личности играют защитные механизмы, среди кото рых, по З. Фрейду, “сопряженные с Я, автоматические бессознательные механизмы, обеспечивающие психическую защиту”. Человек, защищая себя, проявляет оправдания, агрессию, избегание и др. Психическая (психологическая) защита обеспечивает охрану психики и личности человека от опасных для нее негативных и деструктивных действий внутрипсихических и внешних стимулов. До определенного времени человек, проявляя защиты, обеспечивает себе адаптацию, но затем сама защита может играть деструктив ную роль, “консервируя” поведение личности при изменяющихся условиях.

Защитные механизмы преступной личности при ее переформировании должны быть сня ты, т.е. осознаны и перестроены. Преступник ставит себя вне общества или против обще ства. В то же время, личности, как социальному существу, не свойственна потребность быть изгоем в группе или обществе, быть “плохим”. Самым элементарным проявлением защитного механизма является снижение значимости нарушения, развенчание ценности нормы. Примером являются следующие умозаключения: “грабил награбленное”, “госу дарство обо мне не беспокоится и не дает мне примера нравственного проявления, зачем я буду беспокоиться о нем и стремиться быть порядочным”.

Для оправдания асоциальных потребностей (или поведения) у личности подключаются защитные механизмы в виде проекции, каузальной атрибуции, когнитивного диссонанса, избегания неудач, вытеснения травмирующей информации, гиперкомпенсации, агрессии и др., в которых существенную роль играет функционирование бессознательного. Рас смотрим некоторые из них.

Проекция действует как наделение других людей собственными качествами, т.е. другой человек или мир становятся экраном, на котором проявляется внутренний мир личности, отсюда следует: мир жесток, все воруют и изменяют. Механизм проецирования заключа ется в неосознаваемом наделении другого человека собственными мотивами, приписы вании ему переживаний и качеств, которые присущи самому оценивающему. В исследо ваниях А.А. Бодалева, Г.А Ковалева (1986) показано, что эта тенденция проявляется у людей, отличающихся малой самокритичностью и слабым проникновением в свою лич ность. В психологии каузальной атрибуции появилось даже представление, что человек не столько познает другого, сколько приписывает ему свойства своего Я.

Каузальная атрибуция (от лат. causa – причина, attribuo – придаю, наделяю) – это своеоб разное субъективно выгодное наделение явлений причинной связью. Например, прояв ление экстернальности личности, т.е. отнесение причины своих поступков вовне снимает с личности ощущение ответственности, а наделяет ею других людей или стечение об стоятельств. Такая защита проявляется в детстве в виде: “он первый начал”. Потом, на пример, у преступника оказывается, что женщина провоцирует его своей сексапильно стью, а девочка, так вообще совращает. Очевидная абсурдность таких рассуждений пра вонарушителей возникает при развитии этой мысли: обеспеченный человек, таким обра зом, провоцирует своей собственностью, а беззащитный – слабостью, все его провоци руют, он – жертва обстоятельств и сам себе не хозяин. Последнее, впрочем, соответст вует пониманию виктимности личностей не только жертвы, но и преступника.

Под когнитивным диссонансом в психологии понимается негативное состояние, испыты ваемое в ситуации неопределенности от противоречивых знаний, мнений, знания и не знания, являющееся само по себе основой побуждения нейтрализовать или снизить дис комфорт при принятии важного или ответственного решения. Если бессознательно сня тие дискомфорта для личности является более значимым фактором, чем правильность выбранной альтернативы, она упорно впоследствии будет стремиться отстаивать или оп равдывать ценность сделанного выбора (тем самым и себя), выискивая искусственные или притягивая нелепые аргументы, а также игнорируя неприятную для себя информа цию. При оценке нежелательного результата, наступившего впоследствии от неправильно принятого решения, личность, находящаяся в состоянии когнитивного диссонанса, будет стремиться повысить его ценность. Например, у правонарушителя это может проявляться в виде отрицания реальности вреда, а у следователя в настойчивости доказывания не верной версии.

Замена у ребенка при формировании его личности мотивации достижения мотивацией избегания неудач способствует тому, что он временно избавляется от дискомфорта и не гативных переживаний, поэтому такой механизм может играть роль защиты. Когда же он превратится в жизненную установку, то начинает способствовать неуспешности и непро дуктивности личности, а в целом, ее беспомощности перед жизнью. Механизм избегания неудач способствует проявлению ригидности, стереотипности мышления и поведения, выбору апатии или агрессии как крайней меры поведения.

Агрессия часто проявляется как перенос акцента конфликта из делового контекста в межличностный, ведь именно здесь можно изменить способ оценки совершенного, вплоть до уничтожения автора этой оценки, при этом у агрессора возникает иллюзия: если нет оценки, исчезает и проблема.

Большую роль в проявлении личности ребенка, а также взрослого могут играть неосозна ваемые тревожность от незащищенности, страх изоляции и покинутости. Порой именно они лежат в основании создания человеком “защитных” стратегий тотального подчинения или подавления других для объединения с людьми при недоверии к миру и людям.

Не сняв барьера психологических защит, личности нельзя не только достичь позитивных результатов в ее переформировании, но даже осознать ей, что перемены необходимы.

Привлечение к уголовной ответственности не является обязательным условием для та кого осознания и появления чувства ответственности и переживания сожаления о соде янном.

2.10. Психическое самоуправление человека Самоуправление человека осуществляется, благодаря трем функциям психики: отраже нию, отношению и регуляции. Они обеспечиваются тремя сферами психики, составляю щими ее строение: познавательной, эмоциональной, мотивационной. Даже построив об раз действительности, сориентировавшись и оставаясь пассивным, человек не только не сможет преобразовать действительность, но и приспособиться к ней. Чтобы этого не про изошло, должна проявиться регулирующая функция психики. Регуляция - это налажива ние, приведение механизма и его частей в такое состояние, что они могут работать. Ре гуляция человека, как исполнение его решений, осуществляется за счет проявления взаимосвязанных движений, действий, деятельностей, осуществляемых как во внутрен нем, так и во внешнем плане.

Психическая регуляция невозможна без предварительной оценки, или проявления субъ ективного отношения к происходящему, вследствие которых возникает побуждение к ак тивности или отказ от нее. Отношение предполагает взаимосвязь, взаиморасположение объектов или субъектов, а также их свойств. Таким образом, психическое отношение свя зано с оценкой: ранжированием явления в определенной системе координат, или по шка ле, где есть “нулевая” отметка, а также полюса “плюс” и “минус”. Человек что-то любит, ценит, к чему-то стремится (+), к чему-то равнодушен (0), что-то не принимает или боится (-). Отношение в виде оценки проявляется человеком как рационально, с помощью ин теллекта, так и эмоционально. Оценка может быть выражена через личностные смыслы и высшие ценности.

В психологической литературе регуляцию часто используют как синоним управлению, хо тя они соотносятся как часть и целое. Управление определяется как функция системы, обеспечивающая сохранение ее определенной структуры, поддержание режима ее дея тельности, а регуляция – как исполнение решений, выполнение деятельности, проявле ние деяний или бездействия.

Психическое самоуправление человека предполагает самовоздействие с целью упорядо чивания, сохранения, изменения, развития функционирования себя как целостной сис темы в различных контекстах жизни. Самоуправление человека осуществляется путем построения образа действительности, его оценки и осуществления на этой основе регу ляции. Психическое самоуправление (управление) состоит из мотивационного, ориенти ровочного, планирующего, исполнительного, контролирующего, оценивающего блоков и осуществляется как процесс, состоящий из функциональных звеньев, объединенных по принципу обратной связи.

Если под механизмом понимать цепочку взаимосвязанных действий, приводящих к опре деленному результату, то механизм самоуправления должен быть представлен комплек сом функциональных звеньев. Например, произвольная регуляция, по О. Конопкину (1980), включает следующие звенья: 1) принятие субъектом цели деятельности;

2) по строение субъективной модели значимых внешних и внутренних условий активности;

3) формирование программы исполнительских действий;

4) создание системы субъективных критериев успешности достижения цели;

5) получение информации о результатах;

6) кон троль и оценка полученных результатов;

7) принятие решения о коррекции системы са морегулирования в любом звене.

Итак, можно поставить перед собой цель: получение высшего образования. Для того что бы утвердиться в этой цели анализируются значимые внешние условия: где, каким обра зом это возможно. А также значимые внутренние условия, т.е. собственные возможности в достижении этой цели: уровень занятости и доходов, характер семейных и про фессиональных обязанностей, уровень развитости и образованности, степень работоспо собности и здоровья и т.п. После проектирования тех действий, которые необходимы для получения студенческого билета, каждый потенциальный студент делает предположения о степени своих вложений и своей успешности, т.е. создает систему субъективных крите риев успешности достижения цели. Здесь возможны разнообразные варианты: от стрем ления стать компетентным и получить диплом с отличными оценками (красный диплом) до “лишь бы сдать” положенные экзамены и зачеты. Несомненно, регуляция только в том случае осуществится, когда подключится реальная активность. Когда же первые резуль таты получены, происходит сличение (контроль) с желаемым или ожидаемым результа том и оценка, которую каждый студент, прежде всего, увидит в зачетке и почувствует в виде эмоциональной реакции: удовольствие или неудовольствие разной степени. Ну и, наконец, последнее звено, после которого начнется новый цикл, принятие решения о продолжении учебы, учтя предыдущий опыт, вкусив радость познания и трудность ус пеха, или горечь неуспеха и разочарования. И снова ставится новая цель и так - всю жизнь.

Человек не всегда является в полной мере хозяином своих психических проявлений или автором своего самоуправления. Обозначение психики человека как “сознание” и “само сознание” не должно приводить к заблуждению, что все, что происходит с ребенком или взрослым и развитым человеком, осознается, и всем, происходящим в психике, человек может руководить. Это не так.

2.11. Сознание, правосознание и самосознание В процессе развития жизни на земле психика прошла длительный путь своего преобразо вания, благодаря которому данное свойство живых существ, необходимое им для выжи вания, приобрело качество сознания. Сознание – высший уровень развития психики, ко торым обладают не животные, а люди. Функции психики в проявлении сознания обрели специфику: оно позволяет человеку отражать мир (включая и самого себя) в социальных значениях, а в отношениях к миру и в регуляции использовать социальные ценности, нормы и способы.

А.Н. Леонтьев определяет значение так: “Ставшее достоянием моего сознания обобщен ное отражение действительности, выработанное человечеством и зафиксированное в форме понятия, знания или даже умения как обобщенного “образа действия”, нормы по ведения и т.д.” (Леонтьев, 1972. С. 290). Однако нельзя считать содержанием обществен ного сознания научно-теоретические понятия. Оно включает как научные, так и житейские знания, как результат человеческой мудрости и постижения истины, так заблуждений и предрассудков, дань традициям, которые изжили себя. Кроме значений содержанием сознания человека являются личностные смыслы.

Почему нужно рассматривать именно смысловое поле субъекта? Рассмотрим сложное соотношение социальных значений и личностных смыслов в сознании человека, обозна чив важные позиции:

1. В процессе социализации индивид усваивает социальные значения и ценности.

Значение – это общее для всех содержание понятий, например, “дом”, “родина”, “любовь”, “семья”, “труд”, “налоги”, “собственность” и др.

2. Социальное значение, преломленное через потребности и окрашенное эмоциями человека превращается в лично значимое значение или личностный смысл.

3. Социальное значение не будет иметь ценности для человека, если не перейдет в разряд личностного смысла. На уровне личностного смысла – это пережитое, а значит, вживлен ное, т.е. больше, чем просто усвоенное, как знание, значение. Проявление личностного смысла объединяет в функционировании когнитивную, мотивационную и эмоциональную сферы психики. Сравните: всем известно, что жить надо честно, но не для всех в этом есть смысл. Но тот, для кого это имеет смысл, так и живет.

1. Если учесть, что личностные смыслы образуются не только опосредствованно на осознанном уровне и на основе осознаваемых значений, но и на бессознательном уровне, такое их формирование сближает их функционирование с непосредствен ными биологическими смыслами. В таких случаях говорят, например, о порядочно сти, “впитанной с молоком матери”, или природной нравственности.

2. Социальное значение будет иметь противоположную ценность, т.е. противоположный лич ностный смысл, если расходится со значимыми потребностями человека. Вот почему, про возглашая, что человек – ценность, одно дело - любить все человечество, другое – кон курента. Соотношение личностных смыслов и социальных значений (например, в заповеди:

не убий!) заключается в том, что в социальных правилах не непосредственно, а опосредо ванно учтена выгода каждого человека, но непосредственно правило может пониматься как преграда. Так, например, декларация принципа неприкосновенности личности, сущест вующая на уровне социальных значений, создает безопасность общественных отношений, хотя может противоречить позиции, основанной на личностных смыслах у человека, же лающего очисть себе жизненную тропу.

3. Формирование личностных смыслов зависит от такой характеристики общественных значе ний как их однозначность, т.е. константность. По аналогии с физическими значениями со циальные значения могут характеризоваться константностью. Константность социальных значений двойная. Во-первых, по А.Н. Леонтьеву, она обеспечивается исторически фикси рованной константной функцией предмета или явления. Например, функциями ложки, одежды, денег или предназначения человеческой жизни. Во-вторых, константность значе ний обеспечивается знаковой формой их существования. Фиксированность значения в сло ве порождает не только его константность, но и, по Гегелю, объективность. Значения, вы раженные словом, могут существовать самостоятельно и функционировать независимо от обозначаемого явления и действующего субъекта, субъект также имеет свободу, что дает возможность, как изменять и развивать социальные значения, так и нарушать их предписа ние.

4. Константность и объективность социальных значений порождают, с одной стороны, суще ствование возможности сохранять и передавать их из поколения в поколение, обеспечивая общественную стабильность. Однако те же качества социальных значений порождают их формальность и отчужденность. Например, необходимо подчиняться даже неспра ведливому закону, пока он не изменен. Несомненно, что константность и однозначность социальных значений (в виде вечных ценностей) упорядочивают возникновение личност ных смыслов. Это своеобразная “палата мер и весов”, без использования эталонов которой жизнь превращается в хаос.

5. “Безальтернативность неотвратимости наказания” и “самоценность человека” – два соци альных значения, раскрывающие, по моему мнению, два основных пути предотвращения преступного поведения. Я хочу сказать, что совершение преступления было бы невоз можно, как минимум, если бы наказанию не было альтернативы, и личностный смысл пла тежа за совершенное деяние был оценен как издержка. И, как максимум, если бы у чело века было сформировано самоценностное отношение к другому человеку и себе, т.е. соци альное значение “человек самоценен” имело бы личностный смысл у каждого члена обще ства и выступало его объединяющим фактором.

Каким образом в самосознании (правосознании) человека начинают доминировать лич ностные смыслы, которые не только не тождественны социальным ценностям, но и отчу ждены от них?

Во-первых, в связи с “размытостью” социальных значений и ценностей, или их противо речивостью, например, существование таких значений как “самоценность человека” и “самоценность денег”, “человек как ценность и средство”. Например, казалось бы, эконо мически выгодное предприятие: узаконить бизнес на проституции для получения дохода в государственную казну. Сделать так, значит ввести новую социальную норму отношения между мужчиной и женщиной. Но ведь такие отношения существуют, скажет каждый из нас. Существование их на уровне личностного смысла есть индивидуальная позиция.

Существование их на уровне социального значения – норма для социального поведения, за принятие которой отдельная личность даже ответственности не несет. Мы можем до пустить, что такие характеристики как “преступник” или “фашист” могут пониматься и как оскорбление, и как комплимент, но только не на уровне общесоциального значения.

Во-вторых, если формирование социальных значений, например, “самоценность чело века” декларативно задается общественными институтами, однако личный жизненный опыт показывает человеку, что эта ценность в отношении к нему не проявляется, вероя тен категоричный отказ от такой ориентации. В этом случае “комплекс неполноценности” носителя такого смысла может проявиться как “комплекс сверхполноценности”. Тогда у человека вместо объединяющего начала, проявляющегося в уважении, взаимопомощи, открытости, терпимости, стремлению к взаимной выгоде проявляется отчуждение, эго изм, цинизм, агрессия. Поскольку личности нормальной, душевно здоровой свойственно ценностное отношение, как к себе, так и к другим людям, таким образом, “проблемное” общество способствует формированию аномальных личностей.

Дж. Морено в опубликованной в 1925 году “Речи перед судьей” писал об отчужденности как огромной общечеловеческой проблеме уходящего века: “Человечество пожирает эпидемия Я”… “Каждый хочет быть властелином мира”. Идол “Я” управляет эпохой… По скольку эта эпидемия распространяется со скоростью, какой не знал ни один другой по рок, грядет всеобщая война, война против всех, война, какой прежде еще не знали, и как следствие – все виды разврата наводненной “Я” природы: каннибализм, не из тяги к убий ству, а из корыстолюбия, человекоубийство, не от вожделения, а из бахвальства... Поли тика, театр, кино и радио – не что иное, как танец выжившего из ума золотого тельца, ко торый заглатывает человечество… Где же спасение? Единственным средством против эпидемии снова является “Я”. Нельзя укрыться за пределами “Я”, только внутри. И тот, кто хочет выбраться из этого лабиринта, должен пройти его до конца. “Я”, осмысленное до конца, выводит из этого лабиринта “на ружу”, к центру”. Итак, встреча с богом, по Морено, это объединение с целым, космосом.

Исцеление возможно лишь через объединение в целое. Человек лишь часть, и отсечен ная часть – безжизненна или временно жизненна (как отсеченная ветка дерева).

Отчужденность, наряду с пристрастностью личностного смысла и возможностью его не посредственного проявления, способствуют тому, что личность становится склонной к ре активному поведению в виде варварства, хамства, жлобства, преступности на бытовом уровне. А в экономическом пространстве нашего времени на государственном уровне проявляется психологией временщика с чертами продажности и бесчестия.

Рассматривая, какие факторы способствуют отчуждению личностных смыслов от соци альных значений и правовых ценностей, остановимся на том, что, в-третьих, этому спо собствует неустойчивость социального значения “безальтернативность неотвратимости наказания”, “размытость” принципа гуманизма, отказ на уровне государственной политики от перевоспитания правонарушителей, а также условия отбывания наказания.

Итак, у социального субъекта ценностное отношение к человеку может деформироваться.

Хотя можно предположить, что ценностное отношение как досознательное, должно быть на уровне природного предрасположения у каждого ребенка. Такое отношение, как выра жение потребности в другом человеке, наряду с потребностью себя защищать, проявля ясь у ребенка, обеспечивает его вхождение в социум. Такое отношение формируется в нормальном социуме как нравственное отношение. В случае аномалии личности воз можны различного рода расхождения в значениях и ценностях: расхождение усвоенных социальных знаний с их истинным значением;

усвоение противоречивых знаний и обще ственных норм;

расхождение социальных значений и личностных смыслов.

Понятию “норма” в психологии должно противопоставляться не только понятие “патоло гия”, но и понятие “аномалия”. Аномальная личность, во-первых, это личность душевно неразвитая, для которой культурные нормы – излишество или преграда. Во-вторых, это личность внутренне дисгармоничная, душевно нездоровая в социально-психологическом, а не медицинском значении этого слова. Согласно исследованиям О.И. Даниленко (1988), психическое здоровье альтернативно болезни, а душевное – неврозу, имеющему куль турно-историческую природу. Аномалия личности противоположна душевному здоровью, т.к. связана со страданием самой личности и/или людей, ее окружающих, а страдание входит в характеристику нездоровья. Отсюда для юридической психологии могут быть полезны исследования и технологии, разработанные в психотерапии и психологической коррекции.

Что собой представляет экономический преступник государственного масштаба? Это – личность с недоформированными социальными субъектными способностями. Нести от ветственность за свои поступки она может, поскольку понимает социальное значение происходящего и для самоуправления имеет альтернативы. Почему же принимает реше ние нарушать или обходить закон, почему не останавливается при обогащении? Даже будучи интеллектуально одаренной личностью, это духовно нездоровая личность, это че ловек, вероятно, с обывательским неврозом, или с невротичной неполноценностью, про являющейся как сверхполноценность. А невротичную потребность, как известно, насы тить невозможно.

Существование феномена сознания (как совместной совокупности знаний и ценностей, которыми располагают люди) предполагает развитие самосознания у каждого человека, включенного в социум. Самосознание позволяет ему осуществлять психическое само управление, включающее самоотражение (осознание и понимание себя), самоотношение и саморегуляцию. Самосознание обеспечивает внутреннюю работу человека по обрете нию им самости (своего Я), формированию аутентичности (тождественности себе), само развитию и самореализации своей Я-концепции (собственной теории о себе) в своей жиз недеятельности.

Правильное понимание себя и своих поступков способствует формированию позитивно продуктивного отношения к себе, примерами которого может быть самопринятие, любовь к себе, самоуважение. Такое отношение дает возможность человеку, опираясь на досто инства и, видя недостатки, доверять самому себе и быть себе опорой и точкой отсчета принятых решений, все это, в целом, и говорит, что он будет результативен (продукти вен). Позитивное (т.е. положительное) отношение к себе способствует формированию адекватной, устойчивой самооценки, при которой человек не завышает и не принижает себя, свои возможности, не стремится заработать одобрение окружающих, естественно принимает комплименты и спокойно - критику в свой адрес. Правильная самооценка спо собствует формированию адекватного уровня притязаний и принятию решений, приво дящих к достижениям в деятельности, межличностных отношениях и в саморазвитии.

При проявлении самосознания личности автоматизация основных функциональных звеньев самоуправления приводит к формированию важных черт и отношений, среди ко торых, например, целеустремленность, решительность, сдержанность, рискованность, наблюдательность, оперативность, расчетливость, креативность, притязательность, иро ничность, нравственность, ответственность, совестливость, самокритичность, организо ванность и др.

По этому перечню можно заметить, что любой сбой в самоуправлении, т.е. изменение даже одной черты может способствовать правонарушению или даже обусловить его.

Ведь такое изменение будет снижать субъектные способности личности. В то же время многие из этих черт характеризуют успешность самоуправления без акцента на том, бу дет ли это правомерное или неправомерное поведение личности. Значит, они могут про явиться у субъекта как для осуществления идеального поведения, так и идеального пре ступления.

В юридической психологии криминальная деятельность традиционно связывается с поня тиями “правосознание”, “личность преступника”, “субъект преступления”. Согласно сло варю “Психология” (1990. С. 288) правосознание – сфера общественного или индивиду ального сознания, включающая правовые знания, отношение к праву и правопримени тельной деятельности. Этот термин получил широкое распространение в связи с сущест вованием правоприменительной деятельности, хотя его неточность сразу становится яс ной, стоит задаться вопросом: если иметь в виду сознание или самосознание человека, в котором выделено правосознание, то почему нет нравственного и эстетического созна ния, хотя существуют как такие знания, так и отношения. Так или иначе правосознание (индивидуальное, групповое, общественное) выполняет те же функции, что сознание и самосознание: познавательную, оценочную и регулятивную, но обеспечивающие способ ность к правовому управлению и самоуправлению.

Особенности правового самоуправления можно продемонстрировать на примерах суще ствования правовых знаний, отношения к праву и регуляции и их взаимосвязи.

1. Девиантная личность – это личность с поведением, отклоняющимся от правовых норм. Нельзя сказать, что такие личности плохо знают закон, напротив подавляю щее большинство из них обладают большими правовыми знаниями, чем законо послушные граждане.

2. У правонарушителей отмечается особое отношение к закону. Подобная личность вообще склонна рассматривать право и законы как произвольные, выдуманные, сковывающие сво боду.

3. Лица молодежного возраста чаще совершают преступления агрессивного, импульсивного характера. Противоправное поведение лиц старших возрастов более обдумано, в том числе и с точки зрения последствий.

4. Правосознание проявляется в знаниях, взглядах, идеях, в представлениях личности о том, что является правомерным и неправомерным, оно выражается в отношении людей к праву, законности, в установках и поведении. Познавательная, оценочная и регулятивная функции правосознания взаимосвязаны. Так, статистика подтверждает: чем раньше подросток встает на путь правонарушений, тем чаще совершает он преступления, тем меньше надежд на его исправление.

Для осуществления системного подхода в исследовании человека, наделенного психи кой, необходимо объединять знания о нем, чтобы разделы “самосознание”, “внутренний мир”, “индивидуальные особенности”, “поведение личности”, “личность”, “бессознатель ное”, изучаемые отдельно, не отчуждали эти психические феномены друг от друга. По этой причине в юридической психологии продуктивно анализировать психологическую сущность человека не через его правосознание, а через психическое самоуправление.

Классической психологией установлено, что самоуправление человека может осуществ ляться на сознательном и бессознательном уровне. Однако в новейшей психологии вы делены 4 вида самоуправления: бессознательное, эмоциональное, сознательное, реф лексивное, - связанные с четырьмя режимами работы психики человека. Эти знания зна чительно углубляют понимание различных возможностей человека в управлении собой в разнообразных (а не только криминальных) жизненных ситуациях.

2.12. Режимы функционирования психики человека и виды самоуправления Все три функции психики могут осуществляться в различных режимах ее работы, своеоб разные условия которых накладывают ограничения на ее возможности. Примерами раз личных режимов работы психики являются такие феномены как сновидения, аффектив ный взрыв, воспоминание о прошедшем, осознание человеком посильности цели, кото рую он ставит перед собой.

Психика, функционируя, может работать в единстве четырех режимов, а именно, бессоз нательно, в режимах переживания, сознавания и рефлексии, либо при доминировании одного из них. Эта типология строится на различении при психическом отражении во вся ком феномене сознания двух фигур – “наблюдателя” и “наблюдаемого” (Василюк, 1984;

1988). Так, человек в качестве “наблюдателя” отражает окружающую действительность, она для него выступает как “наблюдаемое”. В свою очередь, каждая из этих фигур может находиться как в активном, субъектном состоянии, так и в пассивном, объектном. Краткие характеристики возможностей этих режимов приведены ниже.

В режиме бессознательного “наблюдатель” и “наблюдаемое” пассивны.

В режиме переживания “наблюдатель” пассивен, а “наблюдаемое” активно.

В режиме сознавания “наблюдатель” активен, а “наблюдаемое” пассивно.

В режиме рефлексии “наблюдатель” и “наблюдаемое” активны.

Активность либо пассивность проявляется во всех трех функциях психики: отражении, выражении субъективного отношения, а также регуляции. Согласно обсуждаемой типоло гии, субъектом, в полном значении этого понятия, человек является, когда его психика функционирует в режиме сознавания и рефлексии. В режиме переживания субъектность снижена, а в бессознательном режиме такая способность отсутствует: отражение, отно шение и регуляция проявляются помимо сознательного намерения человека, либо во преки ему.

Режимы функционирования психики в соответствии с их возможностями можно предста вить и структурно в виде уровней строения психики, т.е. как ее этажи, начиная с глубин ного – бессознательного (подвал), выше находятся уровни переживания (1 этаж), созна вания (2 этаж), и вершинный уровень - уровень рефлексии. В онтогенезе бессознатель ное функционирование психики ребенка начинается еще до рождения в виде ощущений.

В раннем детстве большую роль играет режим переживания. Формирование режима соз навания происходит с развитием сознания ребенка, проявление уровня рефлексии свя зано с формированием его самосознания. Таким образом, термины “сознание”, “самосоз нание”, “сознавание” и “осознание” обозначают разную психическую реальность.

Если взять обычное функционирование психики человека, оно происходит в режиме соз навания, но может либо самопроизвольно, либо по желанию человека перейти работать на другой уровень. Таким образом, работу психики можно схематично представить как процесс, меняющий уровни и условия функционирования.

Итак, режим сознавания является доминирующим при нормальном функционировании личности. Проявляя познавательную функцию, к нему относятся произвольные психиче ские процессы восприятия, внимания, запоминания, мышления, воображения. Т.е. чело век, в соответствии со своими потребностями отбирает необходимую для себя информа цию, сам ставит перед собой познавательные задачи: разглядеть, сконцентрироваться, запомнить, проанализировать, -0 и доступными ему способами решает их.

В режиме сознавания регуляция психики осуществляется как произвольная, целенаправ ленная, сознательно-опосредствованная. Произвольная регуляция – это ощущаемые действия с приобретенным новым жизненным значением (смыслом), направленные на достижение результата, обусловленного не самим пусковым стимулом, а жизненной за дачей, при решении которой субъект проявляет выбор времени его начала, окончания, задержки, способа осуществления, используемых средств. Произвольная регуляция формируется и проявляется только в ситуации актуальной потребности и определяется жизненной необходимостью, но не вынуждается ею.


То есть человек, находясь в социальном жизненном контексте, проявляет себя в естест венном потоке жизни, и в соответствии со своими потребностями, сам ставит перед собой цели и достигает их. Социальным жизненным контекстом подчеркивается, что стиль его самоуправления - социально-нормативный. А естественностью жизненного потока под черкивается вовлеченность человека в него, т.е. вплетение самоуправления в жизненный процесс, без анализа норм, при их принятии и без их особого расхождения с потребно стями и устремлениями человека. Например, человек встает утром, завтракает, идет на работу, после работы вечером смотрит телевизор, в выходные идет в гости, а если захо чет, то на футбол, в начале месяца платит по счетам, а в конце года идет в отпуск. Так и живет, особенно не задумываясь о жизни, поскольку видит такой пример в социуме и бо лее-менее удовлетворен как жизнью, так и собой.

Чем ниже уровень функционирования психики, тем большая вовлеченность и зависи мость самоуправления человека от среды: натуральных закономерностей проявления психики и/или внешних условий. Полная зависимость самоуправления возникает в ре жиме бессознательного функционирования. К бессознательному относятся процессы, происходящие с психикой или в психике, но самим человеком не отслеживаемые. Бессоз нательное отражение проявляется в виде подпороговых ощущений и латентного воспри ятия (непреднамеренного отражения фона), или образов воображения в виде сновидения или галлюцинаций. Если мыслительный процесс происходит на бессознательном уровне, а на “экране” сознания появляется лишь результат, это проявляется интуитивное мышле ние.

Режим переживания наиболее ярко обнаруживает себя в эмоциональных состояниях, ко торые овладевают человеком. Таким образом, эмоции на этом уровне обладают не толь ко некой самостоятельностью, но и властью, т.е. они проявляются, а человек, его Я, их испытывает. В режиме переживания отражение, в основном, переключается на инте роцептивный канал и психический образ окружающей действительности строится при значительном участии внутренних ощущений (например, давления, напряжения, диском форта), сопровождаемых эмоции.

В этом режиме эмоции участвуют в проявлении всех познавательных процессов. Напри мер, в мышлении усиливается предвзятость рассуждений. Оно может быть также затор можено в связи с двигательной доминантой, в этом случае, благодаря энергии эмоций человек импульсивно начинает действовать, а не размышлять. Эмоционально заряжен ное воображение начинает создавать образы, соответствующие знаку эмоции, тем самым испуганный человек пугается еще больше (у страха глаза велики, да ничего не видят), а ревнивый теряет равновесие от подозрений из-за наплыва картин воображаемых измен.

Режим рефлексии также своеобразен. С помощью него проявляются феномены актив ного отношения к собственной психике. В традиционном философско-психологическом понимании рефлексию определяют, как способность встать в позицию “наблюдателя”, “исследователя”, “контролера” по отношению к своему телу, своим действиям и поступ кам, своим мыслям. В режиме рефлексии “наблюдатель” и “наблюдаемое” оба находятся в активном состоянии, т.к. человек наблюдает за самим собой.

Таким образом, отличие возможностей каждого режима психики при отражении действи тельности проявляется своеобразно: не актуализируя для себя то, что отражается (бес сознательно);

в виде удовольствия-неудовольствия, возбуждения-покоя, напряжения и его разрешения (эмоционально);

актуализируя отражаемые явления как особую реаль ность (сознательно);

отражая себя самого как бы со стороны (рефлексивно).

Остановимся на функции психического отношения. Каждому режиму функционирования психики соответствуют разное качество эмоционального отношения, разная “эмоцио нальная продукция”. Осознание собственных эмоций возможно на рефлексивном уровне.

Проявление эмоциональных процессов, которыми человек управляет, когда радуется или огорчается, соотносится с уровнем сознавания. Глубокие эмоциональные состояния, вла ствующие и подчиняющие себе человека, соответствуют уровню переживания. Такими состояниями могут быть аффект, острое горе, тревожность, стресс, фрустрация, рев ность, страсть и др.

Эмоциональные процессы и состояния, происходящие бессознательно, на “экране” соз нания не представлены. Например, это сильные эмоциональные переживания, запечат ленные в детстве;

или лишь зарождающиеся чувства у взрослого;

переживания, обуслов ленные патологией или механизмом вытеснения, как “запретные”, которые сохраняют свой энергетический потенциал и проявляются в виде психических аномалий (отклоне ний) и нарушений.

Эмоциональное проявление при обычном функционировании человека осуществляется с доминированием режима сознавания, либо при переключении на режим рефлексии, если у него возникает необходимость осознать то, что с ним происходит. При доминировании режима рефлексии естественное экспрессивно-чувственное проявление эмоций наруша ется, по этой причине изменение переживания наступает с момента его осознания.

В случаях доминирования режима переживания наблюдается феномен суженого созна ния, поскольку затруднено проявление сознавания и тем более рефлексии. Режим пере живания качественно изменяет функционирование сознания, влияет на протекание пси хических процессов, снижает субъектность личности. Например, при нормальном аф фекте глубина эмоционального состояния кратковременно переводит функционирование психики в режим переживания, а при патологическом аффекте - в режим бессознатель ного.

Рассмотрим функцию регуляции. Каждому режиму функционирования психики соответст вуют разные возможности психической регуляции: бессознательному - бессознательные, переживанию - эмоциональные, сознаванию - произвольные, рефлексивному - волевые.

Бессознательная и эмоциональная регуляция относятся к непроизвольному, реактивному виду саморегуляции (и самоуправления), произвольная и волевая – к активному. Так, рефлексивная активность – это активность второго порядка: человек, благодаря своей психике, взаимодействует со своей психической деятельностью, как с объектом.

Когда произвольная регуляция (при сознательном самоуправлении) полностью или в ка ком-то звене нерезультативна, человек подключает в психике режим рефлексии, пере водя самоуправление в рефлексивное, а регуляцию в волевую. В этом случае рефлек сивная активность надстраивается над осуществляемой психической деятельностью для понимания “неполадки” и конструирования продуктивного варианта выхода из затрудни тельного положения, снятия барьера (внешнего или внутреннего). Волевая регуляция подключается для ее исправления. Например, избыток или недостаток побуждения явля ется предпосылка построения “рукотворной” активности: волевой. В таком случае воля может рассматриваться как специальное “отлаживание” мотивов (по В.А. Иванникову).

Таким образом, рефлексивное самоуправление возникает при противоречиях в жизне деятельности, для того чтобы их разрешить. Человек как субъект, благодаря рефлексии, критически и творчески отнесясь к себе в сложившейся ситуации, создает такой вид ак тивности, который в начале не вытекал из его ситуативных потребностей, произвольных целей или его возможностей. В рефлексивной активности субъект становится не только над обстоятельствами, но и над самим собой. В этом случае он ситуативный жизненный контекст (как фрагмент целого, определяющий значение или смысл происходящего в нем) расширяет до перспективного, эмоционально-личностный - до социально-рацио нального, а последний, в свою очередь, - до ценностного. Воля проявляется как усиление себя, а не насилие над собой, хотя она и требует проявления дополнительного напряже ния.

В широком значении под рефлексией можно понимать психическую активность самосоз нания человека, возникающую в результате “разрыва” выполняемой им психической дея тельности и направленную на его преодоление. Продукт рефлексивной активности может проявиться не только в виде феноменов самопознания (как в узком значении традици онно понимают рефлексию), но и в виде самооценки, самоконтроля, прогноза активности, саморегуляции, творчества, саморазвития.

Этапами рефлексивной активности человека являются: 1) остановка выполняемой дея тельности;

2) выход в рефлексивную позицию (своеобразное раздвоение Я);

3) сличение с образцом (самоконтроль);

4) оценка;

5) осуществление внутреннего диалога при уча стии мышления и воображения;

6) создание нового продукта умственной деятельности, 7) кооперация (объединение) прерванной деятельности и рефлексивной активности;

8) при нятие решения в виде инициации деятельности в измененном виде либо ее прекращения.

Таким образом, самопознание, самоконтроль, самооценка, диалог-размышление, созда ние новых результатов и ценностей, принятие сверхнормативного решения являются функциональными звеньями рефлексивной активности. Они могут проявляться в виде действий, либо автоматизированных операций, или превратиться в самостоятельную деятельность. Последнее проявляется, когда субъект учится выходить в рефлексивную позицию, сравнивать себя и свои действия, создает нормы для сравнения, принимает решение, когда не ясны альтернативы, смыслы или последствия.

Таким образом, если на уровне сознательного самоуправления при произвольной регуля ции возникает проблема, цепь функциональных звеньев разрывается и регуляция стано вится невозможной. Чтобы поправить положение, над “разрывом” создается новый уро вень функционирования психики с помощью режима рефлексии. Но возможны и другие варианты: в результате возникновения проблемы, как барьера, блокирующего функцио нирование самоуправления, работа психики перестраивается полностью или в каком-то функциональном звене на режим переживания или режим бессознательного. Рассмотрим их.


Бессознательная регуляция проявляется в виде физиологических реакций, безусловных рефлексов, привычек и навыков (автоматизированных действий, операций), феноменов подражания и внушенного поведения при некритичной податливости к нему, фиксирован ной установки (предметной, операциональной, смысловой), феноменов психической за щиты (вытеснения неприятного, гиперкомпенсации неполноценности, сублимации как пе реключении энергии неодобряемой потребности в просоциальную деятельность, регрес сии как инфантильного реагирования и др.).

Бессознательная регуляция заключается в сокращении функциональных звеньев при природно отработанном, или аварийном функционировании психики человека до мгно венной реакции в ответ на стимул (“стимул – реакция”), например, когда человек вздраги вает, замирает, либо отскакивает в испуге, а лишь затем анализирует, что происходило с ним. Сокращение функциональных звеньев происходит и при прижизненно отработанных способах в виде привычек, черт, установок.

При построении движения на самом первом, тоническом уровне достигается нужная сте пень напряжения для проявления активности, например, возникновение мышечного на пряжения в теле. Поскольку на бессознательном уровне осуществляется отладка состоя ния организма, то его лучше назвать тонически-гедоническом уровнем. На этом уровне функционирования человека (его организма) боль бессознательно вызывает “реакцию сброса” в форме физиологических реакций, имеющих целью избавление от внешних вра ждебных стимулов, например, в виде рвоты, поноса, плевания, чихания и кашля (ред.

Карвасарский, 1999. С. 12). Психологической параллелью “принципа сброса” является механизм вытеснения, реакции ухода и другие защиты. Страх и гнев, ощущаемые чело веком как неудовольствие, обусловливаются предвосхищением боли. Они предостере гают о надвигающейся угрозе и вызывают защитное поведение реакции бегства и напа дения (это уже примеры эмоциональной регуляции).

Некоторые функциональные звенья бессознательной регуляции могут быть фиксирован ными патологией, либо своеобразной наследственной предрасположенностью к такому реагированию, а также психической травмой. Если фиксация возникает как результат психической травмы, чтобы исправить его пагубное влияние, необходимо довести эту информацию до сознания человека и переконструировать ряд функциональных звеньев его самоуправления, изменить его жизненную позицию. Помощь в этом человеку может оказать психотерапия.

Так, например, психоанализ возник для решения фундаментальных задач обнаружения и терапии психических травм. З. Фрейд считал, что “в психическом, вообще, нет произ вола”, все детерминировано. Примеры психоаналитических объяснений:

1. Перверсии (половые извращения) объясняются, по З. Фрейду, фиксацией полового влечения, как его остановкой и закреплением на каком-то уровне (периоде) разви тия.

2. Фиксация на травме - закрепление жизненной установки человека-невротика на каком-то определенном отрезке (событии) своего прошлого, в силу чего настоящее и будущее оста ются для него в той или иной степени чуждыми, поскольку в принятии значимых решений он обращается к прошлому.

3. Компенсаторное насилие, по Э. Фромму, служит импотентному, обездоленному жизнью человеку в качестве замены продуктивной деятельности и способа мести жизни.

Рассмотрение особенностей эмоциональной регуляции начнем с характеристики эмоцио нальных переживаний или эмоций – понятий, включающих в себя все эмоциональные яв ления. Эмоциональная оценка осуществляется после произведенного сравнения (т.е.

контроля) образа действительности и потребности или ожиданий человека. Этот факт предполагает выделение оценки в отдельный функциональный блок самоуправления.

Эмоция - непосредственная субъективная оценка, значит она - реактивное образование.

Эмоциональный сигнал – это субъективная реакция, складывающаяся из ощущения и от метки значимости происходящего (оценки). Эмоция = ощущение + оценка. Ощущение свидетельствует об отражении, а проявление оценки, в свою очередь, - о контроле, а за тем ранжировании отраженного в определенной системе координат, где знак, сила и глу бина эмоции выступают критерием значимости происходящего. Отмечая значимость в виде удовольствия-неудовольствия, эмоция не только обеспечивает связь организма и среды, но и непосредственно связывает в самоуправлении процессы отражения, про граммирования и регуляции, так как сигнал это еще и побуждение к действию и его энер гообеспечению.

При выраженном отрицательном эмоциональном реагировании социальный жизненный контекст, в котором человек находится, сужается до эгоцентризма. В этом случае человек сливается с эмоцией, проявляет себя, подчиняясь ее натуральному проявлению и ее за конам, и в соответствии со своими неудовлетворенными потребностями, либо лишь вы ражает эмоцию, либо непосредственно-реактивными способами начинает себя защи щать. У человека (ведь он - разумный) есть возможности не допустить вплетение само управления в эмоциональный процесс. Он может подключить режим сознавания, при ко тором проблемы решаются с помощью разума, либо в режиме рефлексии, используя раз личные приемы для самообладания, разрушить это слияние с эмоциями.

Эмоция, по-видимому, может своеобразно выполнять те же функции, что и рефлексия, ведь они обе обеспечивают человеку получение обратной связи о себе в психическом самоуправлении. Однако, по своему проявлению эмоциональное переживание и рефлек сия отличаются, их можно противопоставить, как реактивное – активному, непосредст венное – опосредствованному, непроизвольное – произвольному и пр. Очевидно, что рефлексия – более позднее психическое обретение человека, и предпосылкой ее прояв ления является его социально-психологическая развитость.

Вот как, используя модель процесса произвольной саморегуляции, можно представить участие эмоций в разных функциональных звеньях самоуправления на этапах:

1. принятия субъектом цели деятельности - переживанием потребностного состояния;

2. построения субъективной модели значимых внутренних и внешних условий активности эмоциональным сигналом и оценкой своих возможностей, ценностей, платежей;

а также эмоциональной предвзятостью понимания действительности вплоть до замены ее рацио нальной модели состоянием переживания;

3. формирования программы исполнительских действий - отказом от цели, либо нерациональ ным принятием одного из параметров двойственной цели (снять напряжение, избавиться от функционального дискомфорта);

а также - в досознательном принятии решения об энерге тике и динамике действия, о времени его начала и собственно инициации;

4. создания системы субъективных критериев успешности достижения цели - в виде субъективных критериев успешности достижения цели, которыми являются знак, сила, продолжительность, глубина эмоции;

5. получения информации о результатах - в конкуренции отражения эмоционального состоя ния с отражением текущих и достигнутых результатов;

6. осуществления контроля и оценки полученных результатов – неэффективностью контроля, так как это рефлексивное образование, возможности которого снижены, а также потому, что эталон и результат недостаточно рациональны и сравнение происходит на уровне опе рации, либо вообще сравниваются эмоциональные показатели и как цель (эталон), и как ре зультат;

в свою очередь, оценка также происходит в эмоциональной системе координат;

7. принятия решения о коррекции системы саморегулирования в любом звене - отсутствием принятия решения о коррекции, так как контролем не зафиксировано расхождение резуль тата и цели, либо это расхождение не актуализировано как значимое, либо у субъекта нет возможности перевести регуляцию в разряд волевой.

Проведенный пример возможности участия эмоций в каждом функциональном звене са моуправления согласуется с психологическими и психофизиологическими исследова ниями, в которых выделялись самые разнообразные функции эмоций: побудительная, сигнальная (оценочная), энергообеспечивающая, интегрирующая, следообразующая, предвосхищающая, эвристическая и т.п., демонстрирующие участие эмоций в проявлении психикой отражения, планирования и регуляции.

Таким образом, если эмоция замещает рациональные компоненты в каждом функцио нальном звене самоуправления, возникает особая регуляция – эмоциональная. По-види мому, именно так происходит переход функционирования психики в режим переживания, где не субъект проявляет эмоции, а они владеют им. Эмоциональные состояния, сущест венно влияющие на субъектность личности, снижающие способности человека адекватно отражать действительность, осознавать значение своих действий и/или руководить собой в юридически значимых ситуациях, называются “юридически значимыми эмоциональ ными состояниями”.

В общем, механизм влияния эмоции как глубокого состояния, которое возникает в жизне деятельности человека, обусловлен возможностями функционирования психики с доми нированием режима переживания. Глубокое переживаемое состояние:

1. снижает субъектность лица, 2. производит “помехи” не только в канале восприятия, 3. но и затормаживает умственную деятельность в целом, 4. делает невозможным проявление полноценной произвольной активности, 5. а тем более активности с психической деятельностью, т.е. рефлексии и воли, 6. сводя проявление личности к регрессивным, реактивным (эмоциональным и/или двига тельным) способам.

В то же время, требования “простой” социальной ситуации к человеку выражаются в воз можности проявления им сознательности, осмысленности и произвольности его поведе ния. Если же социальная ситуация “сложная”, т.е. критическая, то требуется рефлексия и воля, как минимум, чтобы не дать развиться реактивности, и, как максимум, рефлексия, воля, творчество для выхода из затруднительного (критического) положения.

Вот почему эмоциональные переживания не только могут иметь власть над человеком, но и приводить к деструкции его социальные взаимоотношения и его деятельность. Приме рами этого могут быть не только профессиональные и жизненные срывы, но и “эмоцио нальные” преступления, беспомощность “жертвы” при совладании с критической ситуа цией, включая оказание сопротивления. Итак, временно в режиме переживания личность может “не в состоянии” проявить такой уровень своих субъектных способностей, который позволил бы ей совладать с собой и ситуацией, имеющей юридическое значение. Нали чие или отсутствие этого факта в ряде случаев по закону необходимо устанавливать экс пертно-психологическим путем.

Таким образом, психическое самоуправление человека значительно отличается в зави симости от того, в каком режиме функционирует его психика. Значит, виды самоуправле ния по-разному могут проявляться в преступной деятельности или во время криминаль ной ситуации, характеризуя возможность или невозможность проявления человека как субъекта.

2.13. Психологическая характеристика субъекта Если человеческую историю рассматривать как продолжение земной эволюции на каче ственно новом уровне самоорганизации, то творчески мыслящий индивид становится главной силой социальных и духовных трансформаций. Человек в процессе развития природы, получает особое качество – свободу самопроявления и становится субъектом жизнедеятельности и ее творцом. Он может оказывать влияние на внешнюю и внутрен нюю среду, проявляя стремление строить собственный мир и совладать с натуральными психофизиологическими процессами, например, преодолевая болезни и преобразуя и развивая себя.

В субъектно-деятельностной психологической теории “не психическое и не бытие сами по себе, а субъект, находящийся внутри бытия и обладающий психикой, творит историю. В процессе своей деятельности, общения, созерцания и т.д. люди все глубже познают, пре образуют, развивают, переживают и т.д. реальную действительность (природу, общество, самих себя), все полнее и адекватнее раскрывая и используя ее объективные закономер ности, стремясь выявить и преодолеть свои ошибки и заблуждения. В меру этого они соз нательно и бессознательно, рационально и интуитивно прокладывают свой жизненный путь. Детерминизм не есть предопределенность, детерминация – это процесс, т.е. она не дана изначально в готовом виде, а, напротив, формируется субъектом как самоопреде ление в ходе деятельности, поведения и т.д. А потому – вопреки издавна и до сих пор широко распространенной точки зрения - детерминизм человеческой активности не ис ключает, а предполагает свободу. Решающую роль играет здесь творчество;

оно осуще ствляется только субъектом, т.е. людьми (а не животными, не машинами, не Богом и т.д.), поскольку в истории объективные закономерности формируются и действуют “через” лю дей” (Брушлинский, 2000. С. 46).

Понятие субъекта в психологии связано с продуктивным проявлением деятельности че ловека. Когда человек является автором и хозяином своей активности, он – субъект, и та кая его психологическая характеристика будет называться субъектностью. Субъектность проявляется не как черта, а как способность или комплекс способностей (возможностей), обеспечивающих самостоятельное управление собой.

Субъектность – это особая функциональность человека, она может проявляться как по тенциально, так и реально. Она может быть разного уровня и качества, в зависимости от разных жизненных контекстов, поскольку человек может быть субъектом активности в физической среде, субъектом действия, деятельности, субъектом социально-психологи ческих отношений, субъектом жизнедеятельности. Субъект может быть функциональным в профессиональной деятельности, но иметь обратный результат в семейных или ин тимно-личностных отношениях.

Неотъемлемые атрибуты субъектности: активность, свобода, опосредствованность и творчество в психическом самоуправлении человека. Противоположные этому проявле нию такие качества: реактивность, зависимость, непосредственность, репродуктивность.

Активность - реактивность Субъектность проявляется в способности человека быть инициатором своей активности, в его возможности организовать ее таким образом, чтобы получить запланированный ре зультат, который им же и конструируется в ситуации разной степени неочевидности, в его умении взять на себя ответственность за полученные результаты.

Активность – это процесс и результат самодетермизма человека как субъекта. Инициа тивность возникает с ощущения себя и переживания собственного состояния, с позволе ния иметь собственные потребности, доверия к себе, знания своих ресурсов, наличия внутреннего плана действия, позволяющего между потребностью и действием поместить программу активности, иначе в ответ на стимул среды проявится лишь реактивность.

Активность предполагает наличие возможности и способности делать выбор при приня тии решения. При этом должны проявиться рациональные силы, а не иррациональные вектора в виде бессознательного и эмоционального толчка, что тоже свидетельствует о реактивности.

Свобода - зависимость Чтобы быть для себя источником активности или своеобразной точкой отсчета для своего творчества личность должна быть самоидентичной (эгоидентичноой). По Э. Эриксону, эгоидентичность обозначает чувство обретения, адекватности и стабильности владения личностью собственным Я, независимо от изменений Я и ситуации;

способность личности к полноценному решению задач, возникающих перед ней на каждом этапе ее развития.

Самоидентичность как целостность и стабильность Я нарушается при интроекции, кото рую можно определить как полное включение индивидом в свой внутренний мир (психику) воспринимаемых образов, взглядов, мотивов и установок других людей, когда он уже не различает собственные и несобственные представления. В теории З. Фрейда интроекция рассматривалась как одна из основ идентификации, психического механизма, играющего значительную роль в процессе формирования. Идентификация - сознательная поста новка себя на место другого, она – важный механизм социализации и развития личности, поэтому для проявления субъектности она не опасна.

Потеря границ Я происходит в связи с непрерывностью психического процесса, в резуль тате разнообразных “склеек” или объединения:

1. образов прошлого с настоящим, когда произошедшее в прошлом определяет пове дение в настоящем;

2. или доминирования образов будущего над настоящим, например, так называемое “гори зонтное” мышление советских людей, терпящих лишения ради призрачной цели (глядя вдаль), оправдывая ею не только лишения, но и террор;

3. Я с условиями среды, становясь зависимым от обстоятельств;

4. Я с близким человеком, например, при психологическом симбиозе, когда при объединении возникают преимущества, но теряется автономность, происходит слияние без целостности, т.к. Я обретает целостность в слиянии;

5. Я с лидером, которому отдается руководящая роль в самоуправлении, Я делает себя ору дием кого-либо;

6. Я с группой, учреждением;

7. Я с толпой в виде оргии, паники;

8. Я с эмоциями или их натуральным проявлением, когда им отдается руководящая роль в са моуправлении;

9. Я с наркотиками, алкоголем, гипнотическим трансом, делая себя орудием чего-то либо ко го-то;

10. Я с физиологическим состоянием;

11. Я с психической травмой;

12. Я с болезнью, когда личность больного превращается в больную личность, когда психиат рическое заболевание или психическая аномалия руководит поступками человека;

13. Я с судьбой или Богом.

Субъектность личности проявляется в свободе, предпосылками которой является ее це лостность и независимость от влияния факторов среды, как внешних, так и внутренних. К внешним факторам относятся другие люди и сложившиеся обстоятельства, в условиях которых действует личность. К внутренним средовым факторам относятся непосредст венные потребностные состояния, эмоциональные переживания личности и т.п. Будучи социальным субъектом, личность не является зависимой ни от первых, ни от вторых.

Они, несомненно, влияют на ее поведение, но не задают и не определяют его, т.е. субъ ект действует в этих условиях, но не по этим причинам.

Например, личность, действующая по “принципу удовольствия”, попадает в западню сво его состояния: страдает при возникновении напряженности взаимоотношений, легко травмируется при неудаче. Такие переживания - показатели неразвитой субъектности.

Если происходит “склейка” с физиологическими процессами, субъектность нарушается соматической зависимостью, примером которой может стать патология, наркотическая зависимость в виде “ломки” и др.

Целостность Я нарушается не только расширением границ Я, но и потерей их очертания.

Непознанное Я – зависимо. Потеря границ Я может проявляться в связи с не познанно стью себя, когда: либо не проявляется рефлексия, либо она не результативна. Рефлексия не результативна может быть в результате вытеснения из сознания травмирующей ин формации, которой может быть и образ Я. В этом случае у человека, как невротичной личности, формируется не целостный образ себя, а “осколочный”. В результате чего им теряется возможность не только понять себя, но и руководить собой, т.к. вытесненные элементы его Я бессознательно участвуют в регуляции.

Абсолютная свобода для человека невозможна, т.к. она связана не только с абсолютной понятостью им себя и бытия, но и абсолютной возможностью управления собой и миром, что не осуществимо. Если абсолютную свободу понимать как абсолютную независимость, то для человека она абсурдна, т.к. для нормального жизнеосуществления он нуждается в связях и отношениях с действительностью и другими людьми. Хотя, несомненно, оборот ной стороной процесса индивидуализации человека все равно является его растущее одиночество.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.