авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Юридическая психология Л. В. Алексеева содержание 1. Введение в юридическую психологию ……………………………………….….2стр 2. Криминальная ...»

-- [ Страница 3 ] --

Опосредствованность - непосредственность Поведение индивида, как любого живого существа, опосредованно. Приспособление к мощным силам среды для выживания в ней действует как механизм биологической эво люции. Но человеку дано не только адаптироваться к среде, но и преобразовывать ее (и себя как ее часть), строя свой жизненный мир и свой жизненный путь.

По сути, поведение социального субъекта, как и его развитие, не опосредовано, а опо средствованно. Это значит, что между личностью и средой в процессе развития и само регуляции встраивается промежуточное звено в виде социального значения. Для ребенка носителем социальных значений является мир людей, а проводником в мир культуры и цивилизации становится взрослый человек, и (что немаловажно) создающий у ребенка впечатление его желанности, и атмосферу теплоты и безопасности для него.

Социальные значения отличают человека разумного и духовного (как вид) от других жи вых существ. Итак, первой характеристикой опосредствованности, важной для проявле ния субъектности, является опосредствованность социальными значениями его активно сти. Она обеспечивает ребенку приобщение к культуре, формирование его личности и самосознания, приводит к разрушению его эгоцентризма, развитию его эмпатийности и возникновению децентрации.

Эмпатия обеспечивает человеку постижение состояния другого в форме сопереживания.

Под децентрацией понимают способность человека отойти от собственной эгоцентриче ской позиции, способность к восприятию точки зрения другого человека. Как показал Д.

Флейвелл, с децентрацией связано успешное и бесконфликтное принятие другого чело века. Например, с децентрацией по отношению к ребенку связано стремление принять его позицию, разобраться в мотивах и скрытой логике его поступков, понять и учесть его как субъекта межличностного взаимодействия.

Децентрация не тождественна способности встать на позицию другого, рассуждать и дей ствовать “как он”, это обеспечивается другими механизмами – идентификацией, а при воспроизведении демонстрируемого поведения - подражанием.

Социальные значения представляют собой культурные средства, выраженные речью, существующие и развивающиеся в социуме в виде знаний, умений, способов поведения, норм, ценностей и всего того, в чем материально воплощены эти средства. Осваивая эти культурные средства и проявляя опосредствованное поведение, ребенок, сдерживает не посредственные проявления, говоря себе: “Нельзя, мама не разрешает”. Взрослая лич ность действует также, думая: “это запрещено, за такие действия меня осудят люди, за такие действия я буду презирать себя”.

Заблуждение, что социальные нормы - нечто внешнее, чуждое отдельному человеку, ог раничивающее его свободу.

Во-первых, рассматривая личность, нельзя ограничиваться анализом ее индивидуально личностных потребностей (быть самим собой, быть самостоятельным, реализовать себя и др.) или потребностей в комфортном существовании. У каждой личности есть соци ально-личностные потребности (в общении, быть принятым и любимым, быть личностью), без удовлетворения которых ее жизнедеятельность не состоится.

Практически все потребности человека удовлетворяются, благодаря участию других лю дей. Соответствовать социуму – нормальное отношение, связывающее человека с окру жающим миром.

Во-вторых, без человеческого окружения ребенок не разовьется не только в личность, но и не станет уникальностью. Для этого необходимо проявление, к примеру, механизма “от раженной субъектности”. В психологических исследованиях В.А. Петровского и М.В. По левой (2001) показано, что формирование индивидуальных особенностей ребенка проис ходят при наличии о них обратной связи от значимого взрослого. Впоследствии, по-види мому, от значимых людей. Если какие-то проявления неординарности Я игнорируются значимыми людьми, они, существуя, “пропадают” для осознания их носителя. Наруша ется, как нам представляется, кольцо самоподтверждения (в самоуправлении отсутствует информация о результате). Личность, таким образом, теряет целостность, абрис Я и его границы становятся, не сплошной, а пунктирной линией, т.к. некоторые качества вслед за взрослым (значимыми другими) ребенок (человек любого возраста) в себе не видит (не осознает), не принимает, или недоумевает, как к ним относиться.

В-третьих, подчинение нормам – свободный выбор личности. Так, ребенок и взрослый мо гут думать: “Я люблю свою мать и отца и не хочу огорчать их. Я хочу жить среди других людей и получать их поддержку и любовь”. Таким образом, индивид подчиняется соци альным нормам, поскольку это соответствует его собственным потребностям. В пределах нравственных форм поведения достаточно возможностей человеку проявить себя в наи высшей степени. Люди нуждаются друг в друге и живут, благодаря взаимным вкладам.

Вначале общество вкладывает в растущее поколение, последствие само разовьется, благодаря вкладу нового поколения.

Свобода, которой одарен человек, позволяет ему выйти из этих рамок и опуститься до “нечеловеческого состояния”, либо проявить устремление разрушать культурный слой жизнедеятельности. Преобладание деструктивных тенденций может приводить к разру шению отдельных личностей, групп и сообществ, например, семьи, страны, цивилизации, в целом.

В-четвертых, отношение к социальным нормам не является отношением к чему-то внеш нему, т.к. эти нормы, ограничивая жизнедеятельность, защищают каждую личность в рав ной мере, как и всех других. Социальные ценности освобождают человека из внутреннего рабства эгоцентризма, от диктатуры “принципа удовольствия”. Более того, каждая лич ность, ощущая себя субъектом, может участвовать в нормотворчестве, а также в разно образных других социальных процессах совершенствования себя и мира, творя культуру и цивилизацию. Э.Фромм пишет, что “наше знание человеческой природы ведет не к эти ческому релятивизму, а напротив – к убеждению, что источники норм этического поведе ния следует искать в самой человеческой природе;

что моральные нормы основаны на присущих человеку свойствах, и грубое их попрание ведет к душевному и эмоциональ ному разладу” (1997. С. 12). Таким образом, опосредствованность субъектной активности нужно понимать как активность, ориентированную на социальные и духовные ценности.

Второй характеристикой опосредствованности, важной для проявления субъектности, становится проявление рефлексии, позволяющей обеспечить самопознание.

Третьей характеристикой опосредствованности становится проявление мышления и во ображения человека, которые позволяют ему выйти из непосредственно-ситуативного контекста жизни и иметь возможность не только прогнозировать активность, но и в целом ее творить, проявляя креативность.

Креативность - репродуктивность Как писала Л.И. Божович (1968), термин “субъект” обозначает важнейшее качество лич ности, как способность овладеть миром, творить себя, создавать нечто новое в социуме.

Субъект жизнедеятельности – одна из базовых характеристик человека, которая прояв ляется и развивается в процессе его жизни.

Субъектность, проявляясь комплексом способностей, развивается поэтапно. При этом развитии меняется качество субъекта, расширяется продуктивное овладение человеком жизненного пространства: субъект действий, деятельности, социальный субъект, субъект учебной деятельности, профессиональной, субъект межличностных и семейных отноше ний, субъект развития и творчества и др.

Быть субъектом, значит быть функциональным в незаданной полностью системе коорди нат, достраивая их. Человек в той степени субъект, в какой в данном виде жизнедеятель ности он может проявить субъектную функциональность. Развитие жизни, изначальная ее незаданность (ни по целям, ни по смыслам) и противоречивость – все эти условия под черкивают, что, надеясь на репродуктивную тенденцию, нельзя совладать с жизненным процессом. Нельзя, например, формировать новое поколение, уповая на репродукцию, в итоге, оно не сможет соответствовать новым требованиям жизни.

Без знакомства с опытом поколений, а также людей, живущих рядом трудно научиться жить. Человек “обречен” использовать в своей жизни социальные стереотипы, созданные до него или им самим. Однако стремление решать проблемы стереотипно, или лишь под ражая или используя советы – не конструктивно, тем более, что в проблемах присутст вует не только типичное, но и уникальное, а в решениях, принятых другими в прошлом, не только позитивное.

Установка творчески преодолевать жизненные барьеры и противоречия снимает с чело века налет жертвенности и страдательности. И абсолютно не обязательно, чтоб творче ство проявлялось в профессии, связанной с созданием нового и процессом творения че го-то. Жизнь каждого человека – главный продукт его творчества, поэтому он настолько успешен в изменчивом жизненном контексте, насколько креативен.

Деформация и депривация субъектности Проявление и формирование субъектности может быть блокировано (депривировано) или деформировано. Такие примеры уже приводились. Не проявляя субъектность, или проявляя ее не в полной мере, человек оказывается объектом внешних воздействий, как физических, так и социально-психологических. При физическом воздействии, например, развив скорость, он не справляется с инерционными силами при управлении автомоби лем.

Очевидно, что более глобальное воздействие на человека оказывают природные и соци альные катастрофы. Так, опыт боевых действий свидетельствует, что войска, наряду с неизбежными физическими, несут ощутимые психологические потери. Они связаны с по лучением военнослужащими и сотрудниками органов внутренних дел психических травм, которые, в свою очередь, приводят к расстройствам психической деятельности, полной или частичной потерей боеспособности и жизнеспособности в мирных условиях.

При социально-психологическом воздействии, депривирующем или деформирующем субъектность, возможно влияние различного рода идолов-авторитетов от широких обще ственных до интимно-семейных, от гуманных до преступных. На снижение субъектности человека направлены воздействия деструктивных культов, акции “черного пиара” или другого типа манипулятивного воздействия, формирующих запрограммированное лично стное и общественное мнение, которое даже получило название “зомбирование”.

При психологическом или физическом насильственном воздействии ограничено проявле ние субъектности лица, т.к. внешние обстоятельства превышают его возможности (к при меру, преступник вооружен), либо ограничивают его способность оказать сопротивление и овладеть ситуацией (например, при угрозе близким людям или шантаже).

Любой тип отношений, в которых человек не может чувствовать себя и действовать как автономная единица, снижают его субъектность, будь это детско-родительские, любов ные отношения или отношения круговой поруки в банде или среди коррумпированных чи новников. Такие отношения подходят под характер симбиотических. Симбиотические от ношения в биологии понимаются как “сожительство живых существ, приносящее взаим ную пользу”. Это явление существует и как психологическое, так Дж. Шоттер и Дж. Нью сон понятием “психологический симбиоз” обозначили отношения в диаде “мать - ребенок”.

Хотя, как сказано выше, это не единственный их вид.

С одной стороны, психологический симбиоз – проявление нормальных социальных отно шений, в которых люди образуют взаимодополняющую диаду, группу. С другой стороны, такие отношения приводят к неразвитости или потере автономности, когда связь со зна чимым другим или группой людей характеризуется определенной неотъемлемостью, без нее человек не целостен.

В процессе жизнедеятельности ребенок не только развивается в личность, обретая соци альную сущность, он также должен развиваться и как субъект своей жизнедеятельности.

И этому развитию необходимо способствовать.

Симбиотическая сращенность в семье проявляется в разных аспектах привязанности, на пример, матери к ребенку. Позитивный аспект психологического симбиоза – в безуслов ной любви, негативный – в задержке развития ребенка, в трагедии для матери и трудно стях для ребенка при его отделении в “свою жизнь”. Нельзя ожидать от молодого чело века самостоятельного и ответственного поведения, если все время принимать решения за него. Именно этим обусловлены цели императивной педагогики в тоталитарном госу дарстве: штамповать личностей по заказу власть предержащих, чтоб без этого руково дства у них возникало чувство покинутости и беспомощности.

В нашей стране, где пал тоталитарный режим и была предоставлена свобода, возникли ряд неожиданных, лишь на первый взгляд, проблем. Свободное проявление одних при вело к хаосу и беспределу, свободное проявление для других стало непомерным бреме нем и стремлением к зависимым, иждивенческим, симбиотическим отношениям. Про блема субъектного проявления нашла свое выражение в правонарушениях и преступно сти, социальном отчуждении, наркомании и алкоголизме, псевдо-безработности и бомже вании, уходу в секты или болезнь, а также в несчастливом, страдательном существова нии.

Так, в современной России стремительно выросло число религиозно-культовых сект.

Среди субъективных причин, вызывающих легкую вовлекаемость в них наших сограждан выделяются такие: сформировавшийся “научно-мистический” менталитет, неблагоприят ные социально-психологические и бытовые условия, возникновение большой потребно сти в духовной опоре, которую надеются получить в религиозной среде (считающейся ду ховной и безопасной).

Однако такого рода секты функционируют как деструктивные культы, подавляя субъект ность личностей и используя их в своих целях, в основном, для обогащения, а также как орудие своей власти. Использованную для этого технологию вовлечения и воздействия на культистов в зарубежной литературе назвали методикой, вызывающей DDD-синдром (deception, dependency, dread – обман, зависимость, страх).

Вначале поддержка пришедшему в секту обеспечивается атмосферой любви, сочувствия и заботы, используемые как средство привлечения. Однако эти средства построены на основе отработанных технологий, создающих лишь иллюзии искренней заботы. Предла гаемое спасение от одиночества, беззащитности, гарантированная счастливая жизнь на деле оказывается зависимостью, формирующейся не только псевдо-любовью, органи зуемой в секте командой психотехнологов, но также суггестивными методами, страхом перед разрывом с неокультовой группой или невыполнением требований руководителя.

Зависимость или синдром зависимости по мнению психиатров может проявиться как пси хопатологическое расстройство (вследствие нахождения в группе или по причине обост рения латентно существующей психопатии). Уровень разрушающего воздействия на лич ность, по мнению психологов и психиатров, может иметь разную глубину: от снижения способности к критической оценке своего положения в “секте” и всей ее деятельности “до тяжелых психотических состояний” (Кондратьев, Осколкова, 2000).

Таким образом, способность проявлять себя субъектом требует специального развития для того, чтобы человеку состояться, сумев противостоять в жизнедеятельности прин ципу удовольствия, жертвенной уязвимости от жизненных травм, стремлению к психоло гическому симбиозу, потере границ Я, регрессу или деструкции своей личности.

Важнейшим качеством, характеризующим субъекта, является его способность разрешать противоречия, лежащие в основе такого явления как жизнь. Неразрешенные противоре чия становятся преградой деятельности, межличностным отношениям, любви, личност ному росту, ощущению счастья, жизнедеятельности человека, в целом. Среди психологи ческих противоречий, создающих криминальные ситуации и способствующих аномалии развития личности, нужно отметить не только межгрупповые, межличностные, но и внут риличностные противоречия.

2.14. Психологическая характеристика субъекта в контексте законодательства Психологическое понятие “субъект” связано и соотносится с такими юридическими поня тиями как “субъект преступления”, “возраст уголовной ответственности”, “вменяемость”, “беспомощное состояние”, “физическое или психическое принуждение”, “дееспособность”.

Субъектность личности может быть не развита в связи с календарным возрастом. По этой причине и из соображений гуманности законодателем установлена нижняя граница воз раста наступления уголовной ответственности - 16 и 14 лет (ч. 1 и 2 ст. 20 УК РФ).

Субъектность личности может не проявляться в связи с психопатологией, этот факт уста навливается с помощью судебно-психиатрической экспертизы. И тогда человек, нару шивший закон признается невменяемым (ч. 1 ст. 21 УК РФ). Законом усматривается не виновное причинение вреда (ст. 28 УК РФ).

Субъектность личности может проявляться, но не в полной мере в связи с болезненными нарушениями, т.е. психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (ч. ст. 22 УК РФ), а также неболезненным отставанием (отклонением) в психическом разви тии несовершеннолетнего (ч. 3 ст. 20 УК РФ). Снижение субъектности происходит в аф фективных преступлениях (ст. 107, 113 УК РФ).

Субъектность затрагивается при квалификации преступлений, совершенных по неосто рожности (ст. 26 УК РФ). Использование терминов “легкомыслие” и “небрежность” под черкивает субъектно-личностный подход, т.к. это понятие подразумевает не только не достаточно развитые, но и недостаточно проявившиеся психологические возможности субъекта в прогнозе его деятельности, которые зависели от его понимания и отношения к происходящему.

Сложная взаимосвязь личностных и субъектных проявлений выражается в понятии “жес токое обращение”. “Жестокое поведение – это намеренное, т.е. умышленное, осмыслен ное причинение субъектом другому существу мучений и страданий ради них самих или даже ради достижения других целей, например, самоутверждения, подчинения своей власти и пр., либо как угроза такого причинения. Это насильственные действия, совершая которые субъект осознавал или предвидел подобные последствия. Поэтому неосторож ные действия, поступки даже с самыми тяжелыми последствиями не могут считаться жес токими” (Антонян, 1995. С. 11, 21.) В преступлениях, совершенных с особой жестокостью (п. “и” ч. 1 ст. 63, п. “д” ч. 2 ст. 105, ст. 110, п. “б” ч. 2 ст. 111, п. “в” ч. 2 ст. 112, ч. 1 ст. 356 УК РФ), субъект функционирует ра ди этого. Особая жестокость, истязание жертвы – это проявление садизма. Личность са диста проявляется при страстном стремлении к доставлению мучений и страданий, по лучении от этого наслаждения. В этих случаях также необходимо, используя специаль ные познания в области психиатрии и психологии экспертно устанавливать причины са дистических устремлений, среди них возможны психопатологические. В этих случаях при нарушенной субъектности лицо признается невменяемым (ч. 1 ст. 21 УК РФ).

Соотношение (в виде несоответствия) свойств субъекта и требований ситуации отражены при учете психофизиологических качеств человека и экстремальных условий, а также нервно-психических перегрузок (ст. 28 УК РФ), условий психотравмирующей ситуации (ст.

106, 107, 113 УК РФ), проявления субъекта в ситуациях риска (ст. 41, п. “ж” ч. 1 ст. 61 УК РФ), предполагающее его эмоционально-волевую устойчивость.

Субъектность может не проявиться или проявиться не в полной мере по причине физиче ского и психического принуждения, препятствующего процессам волеизъявления потер певшего (ч. 2 ст. 40, п. “к” ч. 1 ст. 63 УК РФ), либо у беспомощного лица, либо лица нахо дящегося в зависимости от виновного (п. “и” ч. 1 ст. 63 УК РФ). Субъектность может не проявиться в беспомощном состоянии при изнасиловании (ст. 131 УК РФ) или при на сильственных действиях сексуального характера (ст. 132 УК РФ).

Согласно УПК РСФСР подлежат доказыванию по уголовному делу “виновность обвиняе мого в совершении преступления и мотивы преступления”, “обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого…”, “подлежат выявлению также при чины и условия, способствовавшие совершению преступления” (ст. 68 УПК РСФСР).

Из ст. 72 УПК РСФСР следует: “Не могут допрашиваться в качестве свидетеля 2) лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела. И давать о них правильные показания”. Идентично и в ГПК.

Согласно законодательству, “никто не может быть ограничен в правоспособности и дее способности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом” (ч. 1 ст. 22 ГК РФ).

“Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным…” (ч. ст. 29 ГК РФ).

“Гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотиче скими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности…” (ч. 1 ст. 30 ГК РФ).

Законом защищаются нематериальные блага, среди которых “личная неприкосновен ность” и “неприкосновенность частной жизни” (ст. 150 ГК РФ). По закону (ст. 151 ГК РФ) компенсируется моральный вред (физические или нравственные страдания).

В Законе РФ “О психиатрической помощи” ст. 4. “Добровольность обращения за психиат рической помощью” указывается, психиатрическая помощь оказывается при доброволь ном обращении лица или его согласия, за исключением случаев, предусмотренных Зако ном (ч. 1);

несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет, а также лицу, признанному … не дееспособным, психиатрическая помощь оказывается по просьбе или с согласия их за конных представителей… (ч. 2).

Субъектность, как комплекс способностей личности, в праве характеризуется через субъ ектные возможности проявлять сознательно-волевую регуляцию.

2.15. Преступник как аномальная личность Преступление можно рассматривать как отклонение от нормы во взаимодействии лично сти с социальной средой. В личностных аномалиях кроме социально-психологического фактора не должен игнорироваться и биологический (связанный с функционированием организма), являющийся либо причиной, либо “благодатной почвой” для социально-пси хологического отклонения. Психические аномалии такого рода “препятствуют усвоению социальных норм, регулирующих поведение людей, затрудняют получение высокой ква лификации и образования, выполнение отдельных социальных ролей… Гораздо чаще, чем у здоровых, мотивация поведения у таких лиц является бессознательной, а само по ведение менее опосредовано сознанием” (Антонян, Гульдан, 1991. С. 46-47).

Такие характеристики, например, свойственны психопатизированным, невротичным лич ностям, а также личностям с явной патологией психики. При таких характеристиках сни жаются адаптационные возможности психики, задерживается психическое развитие, они “снижают сопротивляемость к воздействию ситуаций, в том числе конфликтных, сужают возможности выбора решений и вариантов поведения;

облегчают реализацию импуль сивных, случайных, непродуманных, в том числе противоправных поступков” (Дубинин, Карпец, Кудрявцев, 1989. С. 277-278).

Аномальность может усугубляться снижением уровня интеллектуального развития, узо стью, конкретностью или выхолощенностью мышления, затрудняющих принятие такими личностями адекватных решений в ситуации выбора. Неудовлетворенные потребности постоянно провоцируют состояние фрустрации с сопутствующей агрессивностью, рас торможенностью эмоциональных процессов, снижением сознательного контроля и воле вой регуляции. Например, у дезадаптированных подростков в результате школьной неус пешности и порицаемости возникает чувство враждебности к окружающим, провоцирую щее формирование агрессивных, антиобщественных установок.

Рассматривая данный вид аномалии личности, мы также видим дефект или деформацию субъектности личности. Изучение личностей совершивших убийства выявляет у них сильную психологическую зависимость от другого лица. Убийцы в целом относятся к та кой категории людей, для которых свободная и самостоятельная адаптация к жизни все гда проблема. Выход из контакта с жертвой для них – практически невозможный способ поведения, т.к. связан с проявлением механизма “выученной беспомощности”.

Этот механизм, по Е.Г. Самовичеву (1988), формируется и проявляется следующим об разом. Ребенок в семье (будущий преступник) поставлен в ситуацию хронического не удовлетворения базовых потребностей и постоянно зависит от матери, с которой у него кроме социально-психологической связи, существует биологическое (витальное) един ство. Мать либо не может, либо не хочет, либо не умеет своевременно и полно удовле творить его потребности, тем самым как бы отвергая ребенка. По этой причине для него складывается ситуация экстремальности существования, при которой мать становится для ребенка жизнеугрожающим фактором при своей жизнеутверждающей роли. Ребенок начинает пребывать в ситуации внутриличностного конфликта, разрешить который ему не по силам. При таком состоянии усиливается его зависимость от витального фактора и снижаются его возможности социальной адаптации и личностной автономии. Это приво дит к дисгармонии его развития (задержке, инфантильности), проявляющейся в ограни чении его возможностей в особенности при изменении обстоятельств (например, в ситуа ции школьного обучения, межличностного общения). Формируется комплекс неполноцен ности и, как его результат, происходят либо проявление гиперкомпенсации, основанной на переоценке своего “Я”, либо полная податливость жизненным ситуациям. Если возни кает ситуация отвержения для такого подростка или взрослого человека, она в силу “вы ученной беспомощности” и оценки фактора (сознательно или бессознательно) как ви тально угрожающего приводит к принятию решения обретения независимой жизнеспо собности путем уничтожения угрозы.

Таким образом, по Е.Г. Самовичеву, основным в происхождении убийств является онто генетический фактор – блокирование способности к автономии в результате отвержения потенциального преступника другими лицами, с которыми у него возникает объединение, благодаря биологическиму механизму импритинга (бессознательное запечатление, фи зический контакт на пике эмоционального возбуждения). Убийство, в русле этих рассуж дений, возникает как действие, направленное на сохранение автономной жизнеспособно сти преступника, как бы разрывающее связь с жизнеобеспечивающим фактором, который перестал выполнять эту приписанную ему функцию.

Таким образом, в описанном примере можно увидеть самоидентичность личности, нару шенную не только интроекцией, но и конфликтностью отношений матери и ребенка, когда он был способен только на симбиотические отношения. Межличностный конфликт впо следствии стал внутиличностным конфликтом в его Я-концепции, когда образы прошлого “склеились” с настоящим, и произошедшее в прошлом стало определять регуляцию пове дение в настоящем.

Чем больше в механизме самоуправления человека участвуют бессознательные и пато логичекие факторы, тем в большей мере выражается зависимость личности от них. Од нако в любом случае одного фактора отвержения ребенка матерью в начале схемы пси хологического механизма убийства и провоцирующего фактора в его заключении недос таточно для объяснения того, почему одна личность становится убийцей, а другая – нет.

Бывает, что дети, отлученные от родителей в связи с лишением тех родительских прав, в большей мере страдают от гуманной акции, чем от невыполнения родителями своих обя занностей или их образа жизни, поскольку несмотря ни на что, любят их и нуждаются только в них.

Блокирование способности к автономии может происходить в результате эмоционального “заражения” конфликтной ситуацией. В результате проявляются групповые хулиганские действия и массовые беспорядки, поскольку регуляция личности снижается до непосред ственно эмоциональной. Это временное аномальное проявление. Хотя стоит отметить, что личность может стремиться к таким состояниям, вот в этом и будет проявляться ее аномалия.

Блокирование способности к автономии может происходить как индуцирование психиче ского состояния, при котором нормальное функционирование психики изменяется на де монстрируемое патологическое состояние. Это феномен социальной психиатрии. Такое проявление наблюдается, например, при обрядах в деструктивных культах, где индуци руются различные бредовые состояния, например, обожествление предводителя секты и тотальное подчинение ему, приход “конца света”, возникновение массовых самоубийств, либо расправ с “неверными”.

Если анализировать преступления лиц, впоследствии, признанных невменяемыми, стоить отметить, что нарушение субъектности может возникнуть в любом звене самоуправления.

Например, Л. – больной шизофренией с бредом преследования, неоднократно убивал, и его тянуло убивать, чтобы обеспечить собственную безопасность. В самоуправлении та кой личности в звено “анализ значимых условий внешней среды” встраивается болезнен ная бредовая идея, обусловливающая его страх и убийства. Ю.М. Антонян (1997) приво дит некоторые результаты психологического обследования Л. как крайне тревожной, фо бической личности. Например, он продолжал неоконченные предложения таким образом.

“Если бы я занимал руководящий пост… я обеспечил бы себе безопасность”;

“знаю, что глупо, но боюсь… жить”;

“сделал бы все, чтобы забыть… страх”;

“большинство моих то варищей не знает, что я боюсь… их самих”. Он незащищен, зависим, неуверен в себе. Он боится жизни и выбирает в спутники себе смерть. Объясняет свои действия: “Я помогал смерти… Мне страшно без зла… Я слушался его призывов убивать”.

2.16. Психологическая характеристика социального субъекта Человек, будучи личностью, действует как субъект социальных отношений. Он способен к самоуправлению, благодаря своему самосознанию. Продуктивность работы самосозна ния проявляется в понимании мира и бытия, осознании себя и значения своих действий, целеполагании, программировании, прогнозе, принятии решения, самоконтроле, само оценке, коррекции, переживании, порождении смыслов, произвольной и волевой саморе гуляции, нормативно-ценностной активности и в творчестве.

Психология, несмотря на успехи, в настоящем времени испытывает недостаток возмож ностей для описания, объяснения и прогнозирования личностного проявления в связи, во-первых, с отчуждением друг от друга основных психологических категорий, а значит и феноменов, которые они обозначают, во-вторых, потому, что психика, рассматривается как субстанция, а не как комплекс психических возможностей человека. Люди, не знако мые с психологией, даже пытаются найти то место в теле, где находится психика (душа), хотя она “не место”, а “проявление”. Стремясь снять эти противоречия, обратимся к кон цепции социальных субъектных способностей (Алексеева, 1996;

1999).

Человек – результат развития природы, социума и саморазвития. В нем, уникальном субъекте, содержатся признаки неживой природы (падая с большой высоты, он деформи руется, как физическое тело), биологической особи (он может испытать “животный” страх и осуществить защитные физиологические реакции) и социально-типичного существа (все мы – дети своего времени). Если понимать психическое, как особое свойство живых существ, способствующее их адаптации к среде и выживанию, то при развитии психиче ского в сознательное расширяются и качественно преобразуются возможности человека.

Уровень личности – один из этапов развития человека. Личность – это субъект, осущест вляющий жизнедеятельность в контексте социальных значений, изживший лишь непо средственное и эмоциональное реагирование, перешедший на совладающее поведение (по отношению к себе и окружающему миру). В процессе индивидуального развития (т.е.

в онтогенезе) и перед этим этапом, и после него человек выступает в иных качествах:

вначале доличностном, как субъект активности (в биологическом контексте и условиях физического мира), что характерно для раннего детства, а затем, послеличностном, если разовьется, как духовный субъект (в контексте космоса, а не только лишь социума). Бу дучи социальным субъектом, он, проявляя автономность, становится субъектом индиви дуальных поступков и собственного жизнетворчества.

Если речь идет о проявлении человека как личности, т.е. субъекта социальных отноше ний, то комплекс таких его возможностей будет называться “социальные субъектные спо собности”. Понятие “способность” как нельзя лучше выражает системный подход к пси хике человека, объединяя не только соотношение разных сфер (интеллектуальной, моти вационной, эмоциональной) и функционирование разных режимов психики (бессозна тельного, переживания, сознавания и рефлексии), внутреннего мира и поведения, но и соотношение требований среды (мира) и возможностей человека. В отличие от черт или структурных характеристик личности способности имеют безусловную ценность для лич ностного развития потому, что они непременно увеличивают свободу выбора и тем са мым однозначно обогащают личность.

Рассмотрим, как соотносится содержание понятий “социальные субъектные способности” и “личность”. Возьмем для примера классические определения личности:

1. субъект социальных отношений;

2. человек, наделенный сознанием;

3. социально-типичное существо.

Итак, все определения опираются на то, что личностью является социально компетент ный и развитый человек, т.е. обладающий социально-типичными знаниями, имеющий возможность ориентироваться на социальные нормы и осознавать себя (этот признак входит в характеристику сознания), а также способный с учетом усвоенных норм к соци ально-психологической саморегуляции.

Таким образом, “социальные субъектные способности” - понятие, объединяющее психо логический и правовой контексты, поскольку проявление обсуждаемых возможностей входит как в психологическое определение личности и субъекта, так и в юридические по нятия “беспомощность лица”, “субъект преступления”, “умысел”, “вина”, “невменяемость”, “дееспособность” - важнейших правовых категорий.

Среди юридически значимых способностей можно выделить способности: лидировать в группе, осуществлять особое психологическое воздействие на окружающих, давать сви детельские показания, осуществлять сознательно-волевое самоуправление при общест венно опасных действиях, оказывать сопротивление, понимать значение своих действий или руководить ими при совершении сделки и т.д. Таким образом, социальные субъект ные способности – разновидность в группе юридически значимых способностей.

2.17. Социальные субъектные способности Социальными субъектными способностями выражается субъектность личности в самых разнообразных жизненных контекстах. Социальные субъектные способности, имеющие юридическое значение, обеспечивают самоуправление лица в правовом контексте. Они характеризуют возможности человека со стороны внутренних психофизиологических осо бенностей как дееспособного, не беспомощного, а так же как субъекта деяния (включая преступное), а не объекта, подавленного условиями внешних обстоятельств или чьим-то воздействием и принуждением, посягающим на его права.

Поскольку субъектность лица в правовом пространстве может в конкретной ситуации:

а) проявиться в полной мере, б) проявиться не в полной мере, в) не проявиться, при анализе его социальных субъектных способностей необходимо соотносить ситуаци онные требования к нему и его психологические (психофизиологические) возможности.

Если способности - это комплекс психических (психофизиологических) возможностей, обусловливающих успешное овладение и выполнение определенной деятельности, то социальные субъектные способности, имеющие юридическое значение, обеспечивают социальное самоуправление человека и складываются из его возможностей, во-первых, понимать социальный характер действительности, во-вторых, осознавать себя и соци альное значение своих действий и, в-третьих, руководить собой с учетом социальных норм и ценностей.

Каждая из этих трех способностей имеет системное строение. В свою очередь, все эти способности системно связаны: опираясь на понимание действительности, проявляется способность осознавать себя и значение своих действий, затем обе они становятся осно вой саморегуляции. Таким образом, нарушение проявления предыдущих возможностей субъекта отражается на проявлении последующих.

Самоуправление человека происходит в контексте жизненных значений. Системой важ ных для человека значений обеспечивается объединение функционирования социальных субъектных способностей, т.к. значения выступают ориентирующей основой при понима нии действительности, образцами для контроля при осознании собственных действий и как руководство к действию при регуляции.

Правовые отношения связаны с нормативным поведением людей. Однако в обществе проявляются не только правовые нормы, а нормы, правила, эталоны, во-первых, разных аспектов общественной жизнедеятельности (этические, моральные, правовые), во-вто рых, разной степени обобщенности (всеобщие, групповые, индивидуальные) и, в-третьих, разной степени константности (как устойчивые, так и изменяющиеся, разрушающиеся, развивающиеся).

Кроме этого необходимо учитывать, что человек – социальное существо, - ориентирован не только на социальные значения среды. Он существует как диалектическое единство материального объекта, биологической особи, личности и индивидуальности и живет в контексте 4-х типов значений. Т.е., наряду с социальными, он ориентируется на физиче ские, биологические, и индивидуально-личностные значения (параметры) действительно сти. Все они присутствуют в самосознании человека, образуя 4 уровня проявления его социальных субъектных способностей.

Поуровневая модель психического самоуправления создавалась на основе анализа ис следований П.К. Анохина, А.Г. Асмолова, Л.И. Божович, Н.А. Бернштейна, П.Я. Гальпе рина, А.В. Запорожца, Б.В. Зейгарник, В.А. Иванникова, О. А. Конопкина, А.Н. Леонтьева, Ю.Л. Метелицы и С.Н. Шишкова, Г.С. Никифорова, В.А. Петровского, С.Л. Рубинштейна, В.В. Столина, Г.П. Щедровицкого и многих других.

При анализе неадекватного самоуправления у обвиняемого должны быть установлены причины, которые обусловят его наказание, лечение и/или воспитание. Анализ адекват ности самоуправления у потерпевшего позволит понять его возможность оказывать со противление.

Рассмотрим способность правильно понимать действительность, обеспечивающую про цесс и результат присвоения и создания необходимой человеку информации. Эта спо собность лежит в основе его социальной компетентности, а от того, какая картина мира субъектом построена, как понято конкретное явление, будет зависеть проявление двух других обсуждаемых способностей. Отражение человеком мира в разных значениях (фи зических, биологических, социальных и индивидуально-личностных) выражает глубину охвата действительности.

Раскроем уровни понимания, используя параметр глубины. При понимании самого слож ного феномена - человека, на первом уровне он в физических параметрах рассматрива ется в таких характеристиках как вес, рост, скорость движения и т.п. Например, глядя, как танцуют в ансамбле И. Моисеева, поражаешься разнообразием движений, придуманных маэстро в том месте, где ты можешь предложить только "три притопа". Очевидно, что предпосылкой эстетическое наслаждение от квадрата Малевича является отражение его физических параметров. Стоит обратить внимание, что понимание этого шедевра может дальше “предпосылки” не углубиться.

На втором уровне при функционировании биологических значений субъект получает ин формацию о том, что с воспринимаемым человеком (или любым отражаемым явлением) может быть связано: чувство удовлетворения или опасность, болевые ощущения.

На третьем уровне происходит понимание социальных характеристик человека. Это могут быть его социально ролевое или статусное (ребенок, педагог, спортсмен, начальник), или социально-ценностное значения (“человек – мера всех вещей”, “самоценность”).

Наконец, индивидуально-личностным значением, т.е. личностным смыслом понятия “че ловек”, может быть то, что он значит для воспринимающего. Он может быть другом, род ственником, партнером, конкурентом, средством, преградой, ничем и т.п. Несомненно, при тождественности личностного смысла и социального значения, можно примерами личностных смыслов сделать перечень социальных значений и ценностей, сформиро вавшихся в результате развития цивилизации и культуры. Только став личностным смыс лом, значение приобретает ценностный статус у человека, который может совпадать или расходиться с принятым в обществе. Например, в советские времена было общепринято, что человек человеку – друг, товарищ и брат, а для кого-то все же он был, как волк.

Итак, рассмотрев глубину охвата действительности, введем еще одну координату. Взрос лый человек от маленького ребенка отличается как глубиной, так и шириной охвата дей ствительности при ее понимании. Ширина охвата действительности обеспечивается уровнем проявления познавательной сферы психики: от элементарного и непосредствен ного отражения до отражения обобщенного и опосредствованного. Поскольку ширина по нимания зависит от степени сформированности и уровня функционирования познава тельных процессов, понимание у развитого и неразвитого человека, компетентного и не компетентного будет отличаться.

Чтобы представить себе, как функционирует интеллект социального существа, при моде лировании обсуждаемой способности, объединялись глубина и ширина понимания. Таким образом, модель обсуждаемой способности это – проявление четырехуровневой системы возможностей.

Эталон проявления способности правильно понимать действительность в юридически значимой ситуации:

1 уровень: непосредственное отражение предметов и явлений окружающей действитель ности, их физических свойств и эмоциогенных параметров, сохранение отражаемых сле дов, т.е. функционирование ощущений, восприятия, внимания и памяти;

эмоций;

прояв ление общей осведомленности.

2 уровень: обобщенное, опосредствованное отражение, т.е. отражение и закрепление не посредственно не проявляемых связей и последствий, благодаря функционированию мышления и воображения (при участии внимания и памяти).

3 уровень: понимание социального значения происходящего за счет “наложения” на си туацию социально-нормативного контекста.

4 уровень: отражение и выражение личностного смысла происходящего, тождественного социальному значению.

Таким образом, для понимания юридически значимой ситуации в полной мере необхо димо наличие всех компонентов и уровней. Кроме этого, понимание зависит от особенно стей ситуации, тех требований, которые она предъявляет к психофизиологии человека.

Способность обвиняемого (или потерпевшего) в полной мере понимать юридически зна чимую ситуацию предполагает проявление возможности адекватного отражения действи тельности в социальных значениях, актуализацию отражаемого в речи, проявление та кого уровня осмысления, который позволяет ситуацию разрешить. Эти параметры, как и уровень понимания, являются диагностическими признаками проявления обсуждаемой способности. Для дачи свидетельских показаний достаточно проявления первого уровня.

Итак, индивид в процессе социализации при развитии своего интеллекта и сознания зна комится с социальным значением явлений действительности и вырабатывает к ним инди видуально-личностное отношение. При понимании действительности на индивидуально личностном уровне предыдущие три уровня присутствуют “в снятом” виде. Однако чело век можем отражать как предельно адекватно и объективно, так и предельно неадекватно и предвзято, в зависимости от того, во-первых, как при понимании работает каждый уро вень, и, во-вторых, какой уровень доминирует (преобладает) при функционировании. На пример, такие умозаключения, демонстрирующие понимание на 2 уровне: “ежовые рука вицы – это значит они из шерсти ежика”;

“термометр нужен для воды, чтобы глубину воды измерять”, - возникают на основе плохой осведомленности о мире, т.е. нарушении пони мания на 1 уровне.

При необходимости в специальных познаниях в области психиатрии и психологии на предварительном следствии или судебном разбирательстве назначаются соответствую щие судебные экспертизы свидетелям, потерпевшим и обвиняемым. Очевидно, что при неправильном понимании сексуального характера и насильственного значения совер шаемых действий жертва не сможет оказывать сопротивления. В экспертных случаях встречалось, что “родственник” специально формирует у девочки позитивное отношение к действиям сексуального характера, убеждая, что это соответствует национальным тра дициям в башкирских семьях. То есть в этом случае специально формируется неадекват ное социальное значение.

Например, у больных с патологической симптоматикой возможно нарушение понимания действительности на любом уровне. Так, помрачнение сознания (делириозное, сумереч ное и т.п.) не позволяет функционировать 1-му уровню;

непонимание связи между ударом и увечьем – нарушение 2-го уровня;

незнание социальной порицаемости происходящего из-за интеллектуального снижения – нарушение 3-го уровня;

проявление смысла воспри нимаемого в виде, например, бреда ревности или преследования – нарушение 4-го уров ня.

Если анализировать функционирование здоровой психики, то ее обладатель может быть по развитости разного уровня (в связи с возрастом) и разного качества (в связи с усло виями социализации и особенностями развития). Личность формируется в разных соци альных условиях, включая время военных событий. Так, в Ичкерии, иностранные наблю датели поразились реакции детей-чеченцев на казнь пленных – ножом по горлу: дети ве селились. То есть у детей выражение личностного смысла проявлялось адекватно де монстрируемым бандитским понятиям. Даже экскурсия в колонию с воспитательными це лями может быть недейственна, если у подростков возникнет восторженно-удивленное личностное отношение (смысл) к увиденному: здесь совсем не жутко, чистота, порядок и цветы везде растут!

Способность правильно понимать действительность обеспечивает построение субъек тивной модели значимых внешних условий при самоуправлении. Но это функциональное звено включает и построение субъективной модели значимых внутренних условий. Воз можность для этого должна обеспечить вторая социальная субъектная способность - спо собность осознавать себя и социальное значение своих действий.

Рассмотрим способность осознавать себя и социальное значение своих действий в юри дически значимой ситуации. Осознание себя, отношение к себе, управление собой отно сятся к функциям самосознания. Особенность работы самосознания заключается в том, что оно подключает специфическую внутреннюю активность, направленную на свой образ или собственную психическую деятельность. Одним из таких видов активности, как было рассмотрено выше, является рефлексия.

Представим ситуацию, в которой необходимо осознать значение совершаемых действий.

Значит до выполнения деятельности на уровне целеполагания или программирования, или в процессе ее совершения, либо после у человека (или человеком) включается до полнительная, надстраивающаяся над этой деятельностью (или ее замыслом), а потом и к этой деятельности рефлексивная активность.

Чтобы подключилась рефлексия в процессе совершения деятельности, необходима вес кая причина. Например, возникновение затруднений в выполнении деятельности, пред ставление о последствиях, получение не того результата, который планировался. Оче видно, что эта информация только в том случае “сработает” на самопознание, если чело век ее с чем-то сравнит. Таким образом, этап сличения (самоконтроля) обязателен при самопознании. При работе контроля сравниваются цель и результат, как окончательный, так и промежуточные;

цель и ее социальная допустимость;

цель и способы ее достиже ния, разные образы Я и т.п.

Чтобы справиться с затруднением в выполняемой деятельности или общении, необхо димо подключение мышления. Осмысливая ситуацию, человек входит с собой в диалог, пока рефлексивная активность не скооперируется с выполняемой деятельностью. Если это происходит, инициируется продолжение деятельности, если нет, инициируется новый виток рефлексивной активности либо отказ от деятельности. Если отказаться нет воз можности, у человека возникает дилемма: проявить реактивное поведение вплоть до бру тальности, или творчество для выхода из конфликта.

Проявление способности осознавать значение своих действий в полной мере связано с возможностью человека выйти в рефлексивную позицию и осуществить рефлексивную активность в соответствии с социальными требованиями к своему поведению. Социаль ные образцы и потребность им соответствовать задаются социумом извне, но формиро вание у человека этой способности зависит от опыта проявления рефлексивной активно сти.

Поскольку социальные образцы не единственные образцы, по которым может осуществ ляться самопознание, в самосознании человека формируются 4 разноуровневых харак теристик образа Я: как организма, как индивида, как личности, как индивидуальности. Об разцы для самоконтроля могут соответствовать разным образам своего Я: органическому (1 уровень), физическому (2 уровень), социальному (3 уровень), уникальному (4 уровень).

Разноуровневость функционирования контроля дает возможность неоднозначно прояв ляться способности осознавать себя.

Рассмотрим человека в ситуации драки. Удар в органических параметрах может осозна ваться на уровне самочувствия, напряжения или болевых ощущений;

в физических (ин дивидных) параметрах осмысливаться, например, в характеристиках его силы, скорости, времени, а также расположения тела и его частей в пространстве. Примерами социаль ных характеристик становятся значения удара как драки, приема спортивной борьбы, те лесного повреждения. Наконец, личностным смыслом удара может быть нападение или защита, игра, испытание себя или самоутверждение. Личностный смысл при болевых ощущениях может формироваться не через социальные значения, а через органические, и по типу “экстренного реагирования” в виде “короткого замыкания” в цепи функциональ ных звеньев, проявляться затем в регуляции бессознательной или эмоциональной реак цией.


Социальные нормы и ценности являются приоритетными эталонами для контролирова ния человеком себя, своего поведения в юридически значимых ситуациях. Однако суще ствующие общественные нормы не всегда являются просоциальными. Например, анализ такого явления, как детская порнография, показывает, что позировать детей, порой, при водят родители и детям нравится это занятие. По сути, благодаря такому “воспитанию” у детей проявляется неадекватность 3-го и соответственно 4-го уровня понимания дейст вительности и осознания своих действий.

Следующие выдержки из материалов уголовных дел демонстрируют нарушение 1 и уровней осознания себя и своих действий в аффективных преступлениях, приводящих к тому, что социальный контроль на 3 уровне осознания нарушается: "Он ударил меня в лицо. У меня в глазах потемнело, зазвенело в ушах. Я как оглох". "Я был совсем не свой, в глазах у меня все поплыло". "Я после этих оскорблений полностью перестал ощущать себя и свое тело". "Стал как будто бы падать в пропасть, а дальше туман вокруг". "Я ры дал и плакал. У меня подкашивались ноги. Я был в истерике". "Дочь пришла в сильном нервном состоянии, с залитым слезами лицом. Твердила только одно: "Я хочу жить". И вся дрожала". "Мне казалось, я сдавил несильно". "Я сдавил ей горло и душил как дере вяшку". "В голове все перепуталось". "Стрелял, не замечая, с таким напряжением, что по сле не мог разжать пальцы от курка". "Продолжал нажимать на курок, когда расстрелял всю обойму". "Уже не мог разжать пальцы, душил так, что пальцы потом болели". "Я не почувствовал, каким образом вытащил нож, каким образом удержал его в руке".

Диагностическими признаками снижения способности осознавать себя и значение своих действий в юридически значимой ситуации являются:

а) невозможность проявления умственного плана действий;

б) отсутствие проявления каких-либо этапов рефлексивной активности;

в) уровень проявления сличения с образцом, т.е. что охвачено контролем;

г) невозможность соответствовать требованию сложившейся ситуации при проявлении функциональных звеньев рефлексивной активности.

Способность осознавать себя и значение своих действий в юридически значимой ситуа ции в полной мере проявляется как возможность субъекта, отражая себя и свои действия как объект, учитывать требования ситуации, свои возможности и состояние, сравнивать этот образ с социально-нормативным не только на этапе осуществления, а на этапах планирования и прогноза действий, соотнося цели и способы действий с прямым и кос венным их результатом.

Третья социальная субъектная способность – способность руководить собой и своими действиями в юридически значимой ситуации. Способность руководить собой интегри рует способности понимать действительность и осознавать значение своих действий в ориентировочном блоке, имеет специфику в программирующем блоке и относительную автономность в исполнительном.

Способность сознательной регуляции есть возможность человека системно организовать процесс психической активности по инициации, поддержанию, изменению и окончанию разных действий, реализующих достижение принимаемых человеком целей, которые обусловлены его социально нормированной мотивацией.

Человеку дана возможность осуществлять регуляцию с преимуществом принципа актив ности, когда программе отводится ведущая роль, такая психическая деятельность будет произвольной и опосредствованной. Если активность осуществляется с самой психиче ской деятельностью, то - волевой. Конечный результат такой регуляции – приведение действий или состояния в соответствие с программой. При ведущей роли стимулов среды регуляция осуществляется как реактивная, при ведущей роли потребности – как непо средственная.

Психическую регуляцию также характеризует поуровневое строение. Качество налажи вания активности человека зависит от того, какой уровень доминирует.

Эталон проявления способности руководить собой в юридически значимой ситуации:

1 уровень тонически-гедонический - налаживание функционального состояния организма.

2 уровень предметно-манипулятивный - координация внутренних и внешних ощущений, выполнение движений, действий в координатах физического мира.

3 уровень операциональный - интеграция движений в систему орудийных, социальных действий (произвольные, сознательные действия, деятельность).

4 уровень смысловой - соотношение действий в деятельности, деятельностей - в жизне деятельности (волевая, сверхнормативная активность, основанная на создании нового смысла).

На первом уровне регуляции происходит отлаживание тонуса мышц. Он является важной характеристикой, как движения, так и состояния. На этом уровне непроизвольно отлажи вается напряжение и расслабление. Результатом работы этого уровня является прилив энергии, тремор в связи со страхом или напряжением, тревожная скованность и стеснен ность, отлаженное равновесие. Эмоции в энергетической функции оказывают воздейст вие на этом уровне.

Гедонический смысл организации регуляции заключается в физиологической “реакцией сброса” на боль от враждебных стимулов, подключением эмоций и участием психологи ческого механизма вытеснения, упреждающих боль. Ощущение личностной силы или слабости берет начало в отлаживании этого уровня.

Второй уровень регуляции состоит в координации информации изнутри - синтез ощуще ний от мышц и суставов для взаимного их расположения и обеспечения движений частей тела, на этом же уровне физические параметры движений (действий) соотносятся с фи зическими параметрами объектов. Итак, если требуется организовать движение в коор динатах внешнего мира, человек ориентируется на координаты собственного тела и зри тельную информацию. Их соотношение обеспечивает возможность ходьбы, бега, при цельных бросков, удержания предмета и других манипулятивных действий.

Следующие материалы уголовного дела свидетельствуют о распаде второго уровня ре гуляции действий в связи с переживаемым аффектом: "Согласно свидетельским показа ниям, Н. двигался хаотично и беспорядочно, в разные стороны размахивал как автомат руками, дрожал всем телом, взгляд его был остекленелый, застывший. Я стал говорить:

"Что с ним?" Он не понимал моих вопросов, не узнавал меня. Я подумал, что он потерял рассудок".

Регуляция на последующем уровне происходит с опорой на предыдущий. Пример из экс пертной практики по уголовному делу показывает зависимость 2-го уровня от 1-го: "Он рукой закрылся, я удар нанес снова к шее. Я слабну. Моя рука с ножом вырвалась, и я ему нанес два удара. Он рукой закрылся, я удар нанес снова к шее, а второй в грудь.

Чувствовал, что нож входит. Мне без разницы было, куда бить, лишь бы отцепился".

Для обеспечения третьего - социального уровня регуляции цель и способ действия сли чаются с социальными нормативами, а не только со своими возможностями, здесь также происходит соотношение цели и способов, цели и результата, способов и результата, со отношение промежуточных и конечных целей, осуществляется их социальный прогноз.

Регуляция возникает в ситуации выбора и характеризуется собственной произвольной инициацией активности.

Примеры из материалов уголовных дел:

"Я позвал жену к себе, но она отказалась идти. Тогда я взял камни и начал бросать в пар ней. Потом взял домкрат, также бросил в них".

"Марат стреляет второй раз целенаправленно в меня. Я выпрыгиваю из машины к Ма рату. Я пытаюсь схватить за ствол, и Марат отбегает направо от меня на 2-3 метра".

"Я начал наносить ей удары ножом в район живота два или три. Потом перехватил нож в левую руку и стал ударять в грудь справа сбоку. Сколько ударов нанес не помню. Затем перехватил опять правой и стал наносить удары в область сердца. Помню, как наносил удары, как держал Татьяну за халат в районе правой груди... Отпустил халат, она упала".

Четвертый уровень регуляции позволяет соотносить действия в деятельность, а деятель ности - в жизнедеятельность, проявляя волевую, сверхнормативная активность, смыслы которой лежат вне состояния и самочувствия и выходят за рамки характера ситуации, по скольку направлены на преобразование ситуации или себя.

Например, из материалов следующего уголовного дела известно, что выбегая из квар тиры, чтобы спастись, Т. был задержан К. На допросе Т. показал: "Выскочить я выскочил и помню, что я хотел вниз бежать. Он за пиджак задержал, я даже заорал в истерике, ду мая, что сейчас ударит меня в спину ножом. Я был в ужасе, все, конец мне настал”. Поте ряв направление, он побежал не вниз по лестнице, как планировал, а вверх. То, как Т.

пробежал первый пролет лестницы, он не помнит, свидетельствует о силе переживаемого страха. На втором лестничном пролете они снова сцепились. В беседе подэкспертный Т.

поясняет, что сцепившись с К. и "опомнившись" от пережитого ужаса, он делает попытку прекратить ссору, крича: "Осmынь ты, что ты делаешь!" И в ответ получает: "Вот ты сей час и остынешь".

Собственная инициация активности и альтернативные возможности проявляются в сле дующих ответах 18-летнего умственно отсталого подэкспертного: “Если бы я заблудился в лесу, я бы стал кричать;

послушал, где дорога;

все равно бы вышел, шел, шел и вы шел”. “Сейчас я уже не хочу воровать. Мне лет много, могут в любое время посадить”.

Согласно следующим материалам уголовного дела в семейной ссоре Х. была загнана не трезвым мужем на кухню, схватила нож, чтобы он не подходил. Он замахнулся на нее стулом. Чтобы устрашить его, она схватила второй нож и держала на вытянутых руках, отмахиваясь от него. Скандаля, они метались по кухне, и она задела его ножом по руке, после чего муж “взбесился”, приблизился вплотную, и она, отталкивая его руками, в кото рых были ножи, не заметила, как нанесла удар, оказавшийся смертельным. Со слов по дэкспертной: “Он сказал: “Что ты наделала?” Я ответила, что ничего не наделала. Он стал снимать рубашку, и я заметила на груди дырочку, и из нее выходит воздух”.


Итак, инициация активности в саморегуляции обвиняемой по данному делу провоцирова лись складывающейся ситуацией, альтернативные возможности ею же ограничивались.

Проявление рефлексии Х. в мгновенно меняющихся обстоятельствах были затруднены, что отразилось на самоуправлении, носящем панический характер: момент удара мужа ножом ею не планировался, не инициировался, и не контролировался, и был осуществлен с нарушением регуляции на 2-м уровне.

Использование эталонных моделей проявления социальных субъектных способностей позволяет определить меру полноты их проявления у субъекта в исследуемой юридиче ски значимой ситуации.

2. 18. Психологические подходы к типологии преступных личностей Создание типологии преступных личностей, предполагает объединение личностей в группы по определенным признакам и требует абстрагирования от ряда признаков, в ча стности, от принципа целостности. Рассматривая психологические типы, следует это учесть. Научная классификация должна иметь жесткую дифференциацию явления по от дельным признакам, осуществлять деление на группы с их четко фиксированном местом.

Типология – более высокий уровень обобщения без такой жесткой дифференциации.

Различные варианты типологии и классификаций будут описаны ниже под разными шиф рами для возможной систематизации признаков в описании портрета конкретной лично сти. Единой типологии создать невозможно, т.к. дифференциация должна осуществ ляться по единому основанию, однако таких оснований обнаруживается множество.

Если положить в основу классификации преступных личностей социальный или органиче ский фактор, сыгравший доминирующую роль в ее формировании или проявлении, полу чим такие типы:

Личность, специально воспитанную преступной.

Личность, ставшую преступной по индивидуальным причинам, возникшим, напри мер, как протест на социальное воздействие.

Личность, совершившую преступление, в связи с органическими особенностями, среди которых доказанными на сегодняшний день являются лишь патологические нарушения. Предположения о физических чертах в виде стигматов как признаках “прирожденного преступника” (Ч. Ломброзо), или открытие “гена преступности” не выдерживают научной критики не столько потому, что не известно, как функциони рует геном человека, сколько потому, что преступление – явление социальное, оно не может изучаться биологическими методами и оцениваться в биологическом ра курсе.

Учитывая при классификации личностей преступников уровень их социальной зрелости, можно выделить такие типы:

А) Зрелую личность.

Б) Личность незрелую, например, в связи со своим несовершеннолетием.

В) Личность, развивающуюся с задержкой, и не имеющую возможности в полной мере осуществлять сознательно-волевое самоуправление.

Г) Личность, умственно отсталую или разрушающуюся по причине заболевания.

Классифицировать личности преступников можно по индивидуальной или групповой форме преступного проявления. Но дело не в объективном факторе, поскольку некоторые преступления невозможно совершить в одиночку, а в субъективном. В этих типах в харак теристике личности будут играть важную роль социально-психологические свойства, от которых зависит:

1) автономность, проявление самостоятельности личности и 2) зависимость личности от других людей или подчиненность им.

Такой анализ может показать, например, значимость группового окружения для крими нального проявления отдельной личности.

Если положить в основу классификации личностей преступников доминирование режимов функционирования психики, то получим следующее.

а) Личность, способную разработать и воплотить умысел на сознательно-волевом уровне (в режиме рефлексии). Она имеет устойчивую противоправную ориентацию и способна совершать преступление даже при меняющихся условиях, преодолевая возникающие препятствия. Такой личности может быть свойственно как умышленное, так и злостное деяние.

б) Личность, совершившую преступление в режиме сознавания. Такой личности может быть свойственно как умышленное деяние, так и поступки, совершенные в силу непол ного понимания сложившейся ситуации или заблуждения. Такая личность может, как не желать, так и не допускать в полной мере криминальных последствий. Этот режим функ ционирования психики, допуская лишь произвольное проявление, не подключает волевую регуляцию.

в) Личность, совершившую преступление в режиме переживания. При доминировании режима переживания совершаются, к примеру, аффективные преступления, с этим режи мом связан феномен страдания. В этом режиме сознание сужено, т.к. режим сознавания, а тем более рефлексии не может проявиться в полной мере. К этому режиму имеет отно шение феномен эмоционального заражения в группе или толпе за счет взаимного усиле ния эмоций в виде паники, религиозного экстаза и др.

г) Личность, совершившую преступление в режиме бессознательного функционирования психики. Функционирование личности с доминированием этого режима происходит, в ос новном, по причине органических нарушений, либо в измененном состоянии сознания, например, патологического опьянения, патологического аффекта или в индуцированном психическом состоянии. Как видно из примеров, такое состояние может быть временно вызванным и протекать в коротком временном интервале.

В основу классификации можно положить сферу психики, сыгравшую ведущую роль в аномально-криминальном ее проявлении, тогда получим 3 типа личности, с преоблада нием функционирования когнитивной, эмоциональной или мотивационной сферы.

1.0. тип: преступная личность, характеризующаяся рациональной деформацией социаль ных значений. Это человек, который путем умозаключений сконструировал для себя осо бое понимание общественных знаний и норм, позволяющее проявлять корысть, насилие и т.п.

Такая личность определяет для себя границы дозволенного, например, грабить вообще или только награбленное. Границы дозволенного впоследствии могут расшириться. Так, по данным В.Н. Кудрявцева (1968), более 30% воров и хулиганов совершают в после дующем разбои и убийства.

При разорении отечества, торговле наркотиками, организации бизнеса на проституции, торговле некачественной продукцией и т.п. такому типу преступников их рациональная позиция позволяет либо снять с себя ответственность, либо переложить на противопо ложную сторону. Рациональные мотивировки могут быть такими, например: спрос рож дает предложение, все дело в несовершенстве законов, народ – быдло, цель оправды вает средства, если не победил – проиграл, каждый сам за себя и т.д.

2.0. тип: преступная личность, характеризующаяся особенностью эмоциональной сферы.

Такая личность предрасположена решать жизненные проблемы в большей степени, чем это необходимо, при участии эмоций. Если, используя разум, человек ищет выход из по ложения, то, реагируя эмоционально, он лишь фиксирует наличие проблемы и накапли вает состояние неудовольствия. Более того, у эмоционального человека и интеллекту альные (когнитивные) процессы “пропитываются” эмоциями, это проявляется в явлениях эмоциональной логики, непринятии контраргументов, переживании безвыходности, про явлении реактивности т.п.

2.1. подтип включает лиц, характеризующихся эмоциональными чертами, например, не уравновешенностью, несдержанностью, ранимостью, тревожностью, обидчивостью, аг рессивностью, которые способствуют такому типу реагирования, как типичному для лич ности.

2.2. подтип включает лиц, совершивших преступление в пролонгированно или кратковре менно переживаемом состоянии, например, в связи с длительной психотравмирующей ситуацией или неправомерными действиями потерпевшего.

3.0. тип: преступная личность, характеризующаяся особенностью мотивационной сферы.

Неудовлетворенность запросов человека – является главной предпосылкой его активно сти, развития, творчества, если существует разрыв между уровнем потребностей и воз можностью их удовлетворения. Но та же неудовлетворенность – является важной пред посылкой преступного проявления, когда вступает в конфликт с возможностью удовле творения.

Потребности человека развиваются в течение его жизни, расширяется их перечень, они усложняются, и по мере удовлетворения растут. Представления о границах комфортно сти жизнедеятельности имеют выраженный субъективный характер от скромного сущест вования в пределах прожиточного минимума и до бесконечного обогащения. На форми рование потребностей влияет знание о возможном их проявлении у других людей или по прежнему собственному опыту.

Несмотря на понятие среднего уровня выраженности потребностей, человек может нуж даться в большем. Меломан повышенно нуждается в музыкальных альбомах, ученый – в книгах, гурман – во вкусной еде, модница – в изысканных нарядах.

3.1. подтип включает лиц, с доминированием в мотивационной сфере эгоцентричной по зиции и отношением к другим людям не как к самоценности, а как к средству или преграде в своей жизнедеятельности. Порою, сам преступник приписывает жертве способность удовлетворить его потребности, а затем в той или иной форме требует этого удовлетво рения. Такая личность может стремиться ставить себя не на равных с другими людьми, а выше. Только в этом случае она ощущает себя комфортно.

Наибольшую опасность представляют садистические личности, у которых проявляется потребность доставлять жертве мучения, наслаждаясь при этом.

3.2. подтип включает лиц, характеризующихся “провокационными” влечениями, т.е. обла дающими какой-то сильно выраженной потребностью, неудовлетворение которой приво дит к дискомфортному состоянию и неудовольствию.

3.3. подтип включает лиц, характеризующихся “провокационными” мотивационно-воле выми чертами, например, импульсивностью, жестокостью, жадностью.

3.4. подтип включает лиц, совершивших преступление в силу необходимости, обеспечи вая свое выживание или жизнедеятельность и могут выражаться, например: “хотелось есть…, надо было на что-то жить”.

Таким образом, выделив психологическую характеристику (в соответствии с шифром) из разных классификаций, мы можем конкретизировать психологические характеристики конкретной личности, совершившей преступление.

2.19. Психология преступной группы Психология преступной группы может быть раскрыта через социально-психологические закономерности, проявляющиеся в малых и больших группах, которые по каким-либо причинам объединяют людей.

Малые группы возникают на основе общих интересов, совместной деятельности при не посредственных личных контактах. Если человек идентифицируется с группой, он разде ляет ее нормы, она становится для него референтной, т.е. значимой (как рефери). Чем больше факторов общности, тем больше групповая сплоченность. К факторам общности могут иметь отношение общие интересы, ценности, взгляды, цели, взаимные симпатии, общие тайна или страхи, общее пространство и время провождение и т.п.

Признак сплоченности имеет и юридическое значение, это один из признаков “преступ ного сообщества”, участие в котором признается преступлением (ст. 35 УК РФ). Деяния случайной преступной группы квалифицируются в соответствии с ч. 1 ст. 35 УК РФ. Груп пе, действующей по предварительному сговору, соответствует ч. 2 ст. 35 УК РФ. Ор ганизованной преступной группе, как более совершенной и наиболее опасной соответст вует квалификация по 3 ст. 35 УК РФ. Этот тип группы характеризует устойчивость, на правленность на одно или несколько преступлений, как правило, такая группа тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между участниками, характеризу ется оснащением для преступной деятельности.

Неформальные отношения в любой малой группе строятся на симпатиях и антипатиях.

Процесс развития отношений в группе называется групповой динамикой. Если оценивать со стороны отдельного участника групповую динамику при неформальных отношениях, Я может соотноситься в виде объединения либо в виде противопоставления, не только с частью группы, со всей группой, каким-то членом группы, но и самим собой.

Расслоение отношений в группе называется групповой дифференциацией. Групповая дифференциация может быть как статусной, так и ролевой. Роль – это социальная функ ция, которую выполняет человек. Статус – это конкретное место, которое занимает лич ность во внутригрупповой иерархии. Социальный статус – понятие “вертикальное”, иерар хическое. Социальная роль – понятие содержательно-функциональное.

Люди практически всегда находятся “при исполнении” одной из социальных ролей, обыч но они парные, что способствует формированию отношений по типу пристройки. Это мо гут быть общественные роли, например, врача – пациента, преподавателя – студента, ру ководителя – подчиненного мужа – жены, отца - сына. Либо межличностные роли, на пример, любимчика, козла отпущения, лидера, забияки, соперницы, друга и т.д.

По статусу члены группы распределяются на наиболее популярных “звезд” и “предпочи таемых”, создающих ядро группы и неформально влияющих на ее функционирование. А также “пренебрегаемых”, “изолированных” и “отвергаемых” членов группы, статус которых снижается по мере отдаленности этих орбит от ядра группы. Вместе со статусом падает и их удовлетворенность участием в группе, их вклад и влияние на функционирование груп пы, возрастает их дискомфорт и платежи за существование в группе.

Формальные отношения в группе задаются специально, либо образуются путем закреп ления неформальных. Например, “звезда” осваивает роль руководителя и становится главарем, который вместе со своими приближенными (ядром группы) распределяет роли между участниками (роли боевиков, группы прикрытия, разведчиков). Формальная группа характеризуется строгой иерархией, дисциплиной подчинения, санкциями за неповинове ние и ослушание, тем более за отказ от участия в групповой деятельности. Такие харак теристики относятся и к организованной преступной группе.

Преступная группа может функционировать по законам большой группы как преступное сообщество (ч. 4 ст. 35 УК РФ), к которому приводит расширение масштабов преступной активности. Такое расширение требует привлечения все большего числа участников, специализирующихся в различных видах деятельности, обеспечивающих преступный бизнес, создание собственных управленческих структур, аналитических подразделений, своей разведки, служб безопасности, хозяйственного обеспечения. Постепенно возникает разветвленная коррумпированная сеть, поскольку в целях самосохранения организован ное преступное сообщество ищет опору в государственных и судебных органах, общест венных институтах, в легальном предпринимательстве.

Действия организованной группы, даже большой, отличается от тех массовидных явле ний в виде паники, экстаза, агрессивной заряженности, которую можно наблюдать при скоплении людей. Механизм этих явлений основан на эмоциональном заражении и под ражании. Механизм активности и отлаженности действия преступного сообщества дер жится на рациональном расчете и прогнозе, контроле за исполнением, завуалированно сти системы связей между подотделами, руководителями и исполнителями и т.п.

Лидерами таких групп могут быть только компетентные специалисты. Можно выделить два вида лидеров-руководителей. Лидер первого типа – вдохновитель идей. Его выделе ние среди других членов ядра группы осуществляется за счет умения генерировать идеи.

Вторую роль при этом будет играть лидер в оппозиции, поскольку он справляется лишь с ролью критика идеи или способа ее реализации, например по той причине, что его идеи не так замечательны. Такие отношения обычно чреваты напряженностью, связанной с борьбой за статус (за власть).

Лидер второго типа – лидер-организатор, воплощающий с помощью своих профессио нальных и организаторских способностей “идею в жизнь”, получающий от подчиненных адекватный отклик на свои указания. В структуру организаторских способностей могут входить разные компоненты. Например, в одном варианте, такая способность будет ос новываться на знании слабостей людей, умении ими манипулировать, возбуждении у них неравновесного состояния и страха. В другом варианте - на стремлении к сотрудниче ству, учете интересов и возможностей каждого участника в осуществлении общего вкла да.

Способы психологического воздействия включают убеждение, подражание, внушение и эмоциональное заражение. Групповое воздействие может проявиться в виде намерен ного или ненамеренного группового давления. Личности противостоять группе довольно сложно: разные “весовые категории”. При принятии общегруппового решения нередки случаи конформного поведения ее участников: изменение личного мнения в угоду груп повому. При сотрудничестве решение возникает коллегиально путем убеждения членов группы.

Конфликтные отношения внутри группы между отдельными личностями или группиров ками, а также между разными группами возникают при столкновении или расхождении намерений, интересов, взглядов, ценностей. Зная механизм развития конфликта, им мож но управлять, предупредить или спровоцировать на религиозной, национальной, рас совой, личностной и других психологических “почвах”.

Когда обыватель или руководители и работники правоохранительных органов видят по ложительный момент в конфликтных разборках преступных группировок, следует охарак теризовать эту позицию как негативную.

1. Такая борьба не ослабляет преступный мир, а укрепляет его, как при естественном отборе у сильнейшего открываются новые возможности.

2. Разборки демонстрируют обществу, что не оно, в лице правоохранительных органов, а пре ступные сообщества владеют ситуацией: будучи безнаказанными, кого хотят - казнят, кого - милуют, укрепляя беспредел вместо власти закона.

3. Люди, нарушающие закон, либо поддерживающие нарушение, должны осознавать, что соз дают условия для беззакония, которые прямо или косвенно негативно отразятся на их жиз ни или жизни их близких.

4. Юрист, преступивший закон, растлевающе действует на общество гораздо сильнее, чем “обычный” преступник, тем, что подрывает доверие к силе закона и государству.

5. Очевидно, чтобы противостоять преступному сообществу, необходимо развивать и укреп лять в обществе связи и отношения, включая основанные на общесоциальных ценностях и нормах.

2.20. Психологический портрет “жертвы” Любой человек может стать “жертвой”. Это случается в ситуации, когда личности предъ явлены такие требования, которым она не соответствует. (Поэтому кавычки подчерки вают отсутствие обязательного признака потерпевшего от правонарушения). В резуль тате такого несоответствия человек не может совладать с ситуацией, например, преобра зовать ее, защитить себя. “Жертвой” воздействия человек становится тогда, когда снижа ется или снижена его субъектность, т.е. он становится в буквальном смысле объектом в руках каких-то сил. Таким образом, правомерно рассматривать психологический портрет “жертвы” через противопоставление виктимности и субъектности.

Субъект характеризуется тем, что может положиться на себя, проявлять и реализовывать свое Я. Такая личность называется самоактуализирующейся. А. Маслоу, разрабатывая проблему самоактуализации личности, указывал, что она должна обладать мужеством, чтобы беспристрастно видеть себя со стороны и правильно оценивать, чтобы принять се бя такой, какая она есть, чтобы, несмотря на внешние препятствия, проявлять свою сущ ность. Человек с психологией “жертвы” не только не способен самоактуализироваться, он даже позволить этого себе не может.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.