авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» Доктор Нонна Завидные женихи (сборник) ...»

-- [ Страница 6 ] --

Глава Прошло полтора года. Ток-шоу Романа Тенькова стало довольно популярным, он воспрял духом и был похож на того ухоженного сексуального мужчину, о котором когда-то мечтала Лика. Он очень заботился о своем сыне и падчерице, проводя с ними все свободное от работы время, больше не брал в рот ни капли спиртного, не заводил никаких романов на стороне. Лика же заканчивала 11-й класс школы, готовилась поступать в институт иностранных языков, тепло относилась к отчиму и брату и продолжала общаться с Александром.

– Малыш, ну зачем тебе этот вуз? – в очередной раз спрашивал Макаров свою избранницу. – Я легко могу устроить тебя в архитектурный институт на факультет дизайна. Я возьму тебя в свой бизнес – будешь заниматься у меня дизайном интерьеров.

– Саш, я подумаю, спасибо, – каждый раз отвечала Лика, но с каждым разом все неуверенней и неуверенней.

Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» – Ликусь, подумай. Ты умница, ты творческая натура. Мы вместе – такая сила! – продолжал уговаривать Макаров.

– Хорошо, Саша. Давай так – я подам документы в оба вуза, а дальше решу. Но обещай мне, что больше не будешь со мной говорить на эту тему.

– Хорошо, договорились, – поднимая руки в знак поражения, со смехом пообещал мужчина.

Направляясь к очередной любовнице, Александр думал о Лике. Он очень хотел эту девочку, но решил подождать и сначала сделать ей предложение. Ему не хотелось давить на нее, тем более что ей пришлось пережить за этот год такие страшные события. Но в день своего восемнадцатилетия Лика должна будет дать ему ответ на самый важный для него вопрос – станет ли она его женой. Саша чувствовал, что небезразличен девушке, поэтому вполне ожидал услышать заветное «да», и для этого торжественного момента он планировал отправиться в Ниццу.

– Рома, как ты смотришь на то, чтобы отметить день рождения Лики в Ницце? – спросил как-то Александр, заходя в студию, где Роман с редактором обсуждали вопросы, связанные со следующим выпуском.

– В Ницце? В октябре? Саша, у меня съемки, контракт. Это огромная неустойка, если я перенесу съемочный день, – начал Теньков. – Одну ее не отпущу. Она – моя семья. И день ее совершеннолетия мы должны отмечать вместе, тем более что так много ее праздников мы пропустили по разным причинам.

– Спокойно, друг, – улыбаясь, продолжил Макаров. – Ты, наверное, забыл, что твой продюсер – мой очень старинный приятель, да и я в этом проекте играю далеко не последнюю роль. Мы все устроим. Вот, например, такой вариант – увлечем наших телезрителей дайвингом.

Для этого снимем в Ницце несколько сюжетов, а Лике можно будет подарить пару уроков с инструктором в качестве презента.

– Ну, презент для Лики у меня уже есть, – улыбаясь, ответил Теньков, – но твое предложение мне очень нравится. Я целиком и полностью тебя поддерживаю. Сам скажешь красотке или мне достанется эта честь?

– Не забывайся, Теньков, – с какой-то внутренней угрозой сказал Александр. – Я скажу ей сам и тогда, когда сочту нужным. Ты молчи об этом.

– Как скажешь, господин, – попытался пошутить Рома, но сердце сжалось от ревности.

Лика одевалась к выпускному, Ленечка крутился рядом, хватая ее косметику, заколки, чулки… Девушка глазами следила за малышом, чтобы он ничем не поранился, а сама продолжала наносить макияж. «Мама!» – ежеминутно кричал мальчик, протягивая девушке очередную свою находку, а Лика ласково трепала по головке братика.

Александр ждал девушку в гостиной, Роман по этому случаю спешил с работы, чтобы присутствовать на вручении аттестата. Лика спустилась вниз тогда, когда оба мужчины были в гостиной и обсуждали насущные дела. Александр встал при виде умопомрачительной красотки в изумрудно-зеленом шелковом платье в пол. Мягкий материал ниспадал легкими волнами, закрывая длинные ноги, лиф с глубоким вырезом переходил в бант, перекинутый за шею, спина была полностью открыта. Из-за тонкого материала и откровенного фасона на Лике не было нижнего белья, поэтому ее упругая девичья грудь была свободна и волновала мужчин. Роман, сидя в кресле, смотрел на падчерицу и чувствовал ту же по силе страсть, которую испытал, когда юная девочка прижалась своим почти обнаженным телом к нему в гостиной.

Галантный Александр пришел в себя первым, он подал руку Лике и сказал:

– Позвольте проводить вас на ваш первый взрослый бал, прекрасная принцесса.

– Будьте так любезны, милостивый государь, – приняла правила игры Лика.

И Александр вывел девушку во двор, где ждала его машина. Роман, подхватив одетого Марьей Владимировной Леню и пригласив домработницу, направился к своей машине. Его взрослая девочка ехала отдельно от него, с этим красавцем Александром. «Надо будет подарить ей машину и купить права, – подумал Роман. – Ездить научу ее сам. Нечего ей мотаться с этим ловеласом».

Тем временем в машине Александр говорил обворожительной Лике:

Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» – У меня для тебя сюрприз, милая. Это будет подарок на день рождения, но скажу о нем я сейчас, в этот торжественный день, когда ты попрощалась с детством.

– Какой сюрприз? Ты говоришь загадками, Саша, – кокетливо произнесла Лика, наслаждаясь своей очередной женской победой.

– Твой день рождения мы отметим в Ницце, – торжественно произнес Александр.

– Мы? Мы с тобой? А Рома с Леней? А Марья Владимировна? – взволновалась Лика. Ей совсем не хотелось день своего совершеннолетия отмечать без своей семьи, хотя Саша, безусловно, ей очень нравился. Она даже иногда мечтала, как выйдет за него замуж и родит ему прекрасных детей.

– Тихо ты, неугомонная, – засмеялся Макаров. – Вот всполошилась-то. Никто твою семью не отнимает у тебя. Мы едем все вместе. У Романа там будут съемки. Какие, пока не скажу, это тоже часть сюрприза для тебя. Леня с Марьей Владимировной, естественно, летят с нами.

– Саша, ты мой герой, – выдохнула Лика, приблизив губы к губам Александра. – Я же знаю, это ты все устроил… Все для меня… – Да, красавица, я все для тебя готов сделать… И мне кажется, что ты прекрасно об этом знаешь и так же прекрасно этим пользуешься.

– Может, ты и прав. Но и у меня для тебя сюрприз, мой рыцарь. Раз ты у меня такой замечательный, то я решила пойти по твоим стопам и стать для тебя партнером в будущем.

– Что-то я не понял, – нахмурился Макаров. – Что за загадки?

– Ну что тут непонятного? – рассмеялась Лика. – Я пойду учиться на факультет дизайна. Я уже все точно решила. Так что подаем документы только в один вуз, архитектурный.

– Девочка моя, это самые прекрасные слова, которые я слышал в последнее время. Спасибо тебе за доверие и готовность разделить со мной тяготы взрослого мира.

– Да будет тебе, – продолжала смеяться Лика. – Это тебе спасибо за то, что готов устроить меня в вуз. Я, конечно, все равно бы поступила, но когда кто-то прикрывает со спины, оно надежнее.

– Это мелочи, – заговорил оживленно Александр. – Вот послушай, какой у меня есть проект. Я пока только думаю о нем, примеряюсь, размышляю, но когда ты получишь диплом о высшем образовании, мы с тобой вдвоем воплотим мою мечту в жизнь.

– О, интересненько, – воскликнула Лика, – что за проект?

– Я размышляю над созданием проекта «умного города». «Умный город» – это такой микрорайон, огороженный забором и охраняемый спецсилами. В нем должна быть вся инфраструктура: детские сады, школы, бассейны, магазины, кафе, кинотеатры и прочее, ну то есть все, что есть в каждом городе. На охраняемую территорию этого микрорайона можно попасть, только имея специальный чип. Это позволит решить массу проблем, связанных с криминалом… Так за увлекательным рассказом Александр с Ликой доехали до лицея, где преподаватели готовы были отправить своих выпускников во взрослую жизнь.

Глава С сентября Лика начала учебу в архитектурном институте, как и обещала Александру.

Девушка очень уставала от нагрузки вуза, занятий с братиком, который упорно звал ее мамой, но при этом находила время встречаться с Сашей: он регулярно водил ее в кино, театры, рестораны.

Жизнь была бы сказочна, если бы по ночам Лике не снилась утопившаяся мама с Аришей на руках. Лика просыпалась в слезах и до утра уже не могла уснуть, мысленно прося у матери и сестренки прощение.

За два дня до дня рождения исхудавшая и измученная ночными кошмарами и невозможностью с кем-либо их обсудить Лика собирала вещи. Несомненно, путешествие в Ниццу было прекрасным способом сменить обстановку и прийти в себя. Лика понимала, что, несмотря на страшный грех, она должна жить дальше – ради Ленечки, у которого, кроме нее и Ромы, никого больше нет. И ради Ромы, кстати, тоже – он стал для нее очень родным и близким человеком.

Самолет приземлился в Ницце в пять часов пополудни. Выйдя из аэропорта с братишкой на руках, девушка подумала, что она попала в сказку. Лика обернулась и поймала взгляд Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» Александра. «Это он, мой герой, сделал эту сказку для меня былью, – с благодарностью подумала Лика. – Как хорошо, что он у меня есть».

Лика с семьей и Александр поселились в прекрасной гостинице «Негреско», а съемочная группа, с которой Рома должен был работать, поехала в отель попроще. Увидев великолепие, в котором им предстояло жить, девушка подумала: «Ох, что-то будет! Александр не так просто поселил нас в этом дворце». И ее сердце запело от восторга.

Девушка стала приводить себя в порядок, чтобы к ужину выйти во всем великолепии.

Завтра она станет совершеннолетней, завтра все изменится, завтра она официально войдет в новую жизнь. Это все будет завтра, а сегодня Лика с семьей и любимым молодым человеком будет ужинать, любуясь на закатное море.

В дверь постучали, когда девушка заканчивала вечерний макияж. Оглядев себя еще раз в зеркале, Лика осталась довольна внешним видом: откровенное белое платье с открытыми плечами обтягивало стройную фигурку, длинные ноги казались еще длинней от высоких шпилек серебристых босоножек, рыжие волосы рассыпались густым каскадом по спине. Подмигнув своему отражению, она подошла к двери. Перед ней стоял Александр.

Мужчина тоже был в белом – легкий костюм был элегантен и делал и без того эффектного мужчину просто неотразимым. С легкой улыбкой протянув букет белоснежных роз ошеломленной девушке, Александр сказал:

– Принцесса, позвольте пригласить вас на ужин.

– С удовольствием принимаю ваше предложение, прекрасный принц, – в тон ответила Лика.

Она прошла в комнату, чтобы поставить розы в вазу, Александр проследовал за ней.

Мужчина подошел к девушке со спины и положил горячие руки ей на талию. Сердце Лики сжалось от ожидания чего-то важного и долгожданного. Мужские руки медленно повернули девушку – теперь Лика и Александр стояли напротив друг друга, чувствуя горячее дыхание.

Макаров с замиранием сердца провел руками по юному девичьему телу, слегка коснулся упругой груди, от чего оба резко дернулись, словно от разряда тока, а потом запустил ладонь в густые рыжие волосы. Лика и Александр на какое-то время замерли, глядя друг другу в глаза, а потом соприкоснулись губами, издав глубокий стон желания. Это был их первый поцелуй.

Нежность и осторожность ушли, оставив место страсти, которая охватила мужчину и девушку. Они неистово терзали губы друг друга, жадно ласкали руками каждый миллиметр тела и поэтому не слышали, как в комнату вошел Роман. Теньков с изумлением смотрел на представшую перед ним картину, потом резко развернулся и вышел, хлопнув дверью.

От глухого звука Александр и Лика пришли в себя. Они с изумлением смотрели друг на друга и не понимали, что только что случилось с ними, однако были счастливы и очень хотели повторить.

– Нас ждут, – хрипло произнес Александр.

– Сейчас приведу себя в порядок, – смущенно ответила Лика и отправилась расчесывать растрепанные волосы и наносить блеск на распухшие покрасневшие губы.

За столом сидели непоседливый Ленечка под присмотром Марьи Владимировны и грустный Роман, который что-то крутил в руках. Увидев Лику, он тут же убрал в карман маленький предмет, который захватил его внимание, и привстал, чтобы отодвинуть стул для падчерицы. Предпраздничный ужин начался… В десять вечера домработница повела мальчика спать, а Роман, Александр и Лика решили продолжить этот прекрасный вечер. Девушка настаивала на ночном клубе или хотя бы местной дискотеке, Александр планировал еще посидеть в ресторане, а Роман предложил прогуляться по набережной. На это все ответили согласием, и странная троица отправилась гулять, делясь впечатлениями и смеясь от восторга. Лика с Сашей иногда целовались, не в силах сдержать своих эмоций, а Роман, видя, как другой мужчина трогает его нежную маленькую девочку, страдал от невыносимой ревности. Он крутил в руке золотое кольцо с двумя бриллиантами, соединенными в форме сердца, и ждал удобного момента, чтобы подарить его девушке. Когда-то он купил это антикварное произведение ювелирного мастерства для Нины, когда она носила под сердцем его сына. Сейчас, считал мужчина, это кольцо по праву должно перейти к Лике, потому что для Ленечки она стала настоящей мамой, а для него – самой желанной женщиной. Однако сейчас, видя, как счастлива его крошка, он не мог найти в себе силы перейти дорогу Александру.

Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» Роман решил отойти в сторону, не рассказав Лике о своих чувствах и не попробовав завоевать сердце любимой девочки.

Стрелки на часах показали 12.00, а значит, наступил день рождения Лики Теньковой. В тот же миг Александр встал на одно колено перед ошеломленной девушкой, достал маленькую бархатную коробочку и открыл ее. На подушечке лежало красивое золотое кольцо.

– Лика, окажи мне честь, стань моей женой, – торжественно произнес мужчина и замер в ожидании.

Лика от изумления открыла рот и оглянулась на отчима, ища у него поддержки. Роман отвернулся – что он мог сказать той, которую любил больше всех на свете?

– Я согласна, – наконец тихо произнесла девушка и счастливо рассмеялась.

На тоненьком пальчике появилось колечко в честь помолвки, молодые люди взялись за руки и отправились дальше по набережной, навстречу своей новой жизни.

На утро были запланированы съемки передачи, в которой ведущий должен был рассказать про дайвинг. Лике на день рождения подарили уроки подводного плавания, и она под камерами должна была изображать новичка в этом деле и обучаться у инструктора. Изображать, конечно, не пришлось – Лика и была новичком, однако камер девушка совершенно не стеснялась, получалась очень естественной и красивой, поэтому вся съемочная группа любовалась рыжеволосой русалкой, которая бороздила под чутким руководством инструктора просторы лазурного моря.

К обеду несколько сюжетов было снято, и группа расположилась на отдых, чтобы через несколько часов продолжить съемки на закате. Непоседливая Лика стала просить жениха, чтобы он спустился под воду вместе с ней. Александр не смог отказать этой восхитительной девочке, которая занимает все его мысли и мечты, и пошел просить для себя снаряжение.

Через несколько минут Лика и Александр, взявшись за руки, плыли в синей толще воды.

Иногда они обнимались и проводили руками по телам друг друга, а иногда замирали на месте, смотря на какую-нибудь красивую рыбу. Все было прекрасно, пока Александр не стал вдруг задыхаться… Лику охватила паника – здесь, под водой, Саше никто не поможет, надо срочно подниматься наверх, но ведь быстро это делать нельзя – это очень опасно. Собрав всю свою волю в кулак, Лика подхватила тело мужчины, который уже был без сознания, и осторожно стала толкаться наверх. Ей казалось, что эти секунды превратились в часы… Наконец сверкнуло солнце, и оба тела вынырнули на поверхность. Роман каким-то непостижимым образом почувствовал, что что-то произошло, поэтому кинулся к девушке, зовя людей на помощь. Что было дальше, Лика почти не помнила: искусственное дыхание, «Скорая помощь», врачи, аппараты ИВЛ, капельницы и Роман, который всегда находился рядом.

– Вы ему кто? – спросил уставший врач по-французски. Вовремя подоспевший переводчик обратился к Лике и Роману с этим же вопросом.

– Я его невеста, – глухо сказала Лика. – Что с ним?

– Я ничего не могу вам сказать. Если он переживет эту ночь, значит, есть шанс, что пойдет на поправку. И тогда мы с вами обо всем поговорим.

– Я могу к нему пройти?

– Он без сознания, однако можете побыть рядом.

Лика прошла в палату интенсивной терапии. Александр лежал неподвижно, опутанный какими-то проводами и датчиками. Его лицо было синеватого оттенка, под глазами черные круги – мужчина совсем не был похож на того рыцаря, который вчера сделал ей предложение.

– Сашенька, любимый, только живи, – шептала Лика. – Это я во всем виновата, это за мой грех расплачиваются жизнями люди, которых я люблю. Господи, прости меня, пожалуйста, за смерть сестренки! Господи, сделай так, чтобы Сашенька остался жив! Я вынесу что угодно, только не забирай жизнь у этого человека. Он ни в чем не виноват! Господи! Прости меня за то, что убила Аришу! Накажи меня, но оставь в живых Сашу.

Лика просидела всю ночь у постели жениха, молясь Богу и разговаривая с Александром.

Под утро она задремала, склонив голову к груди.

Рыжика разбудили громкие голоса – несколько докторов стояли возле Александра и что-то обсуждали. Девушка заговорила с ними по-английски – и ей на английском языке стали Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» рассказывать про состояние здоровья Макарова Александра.

Лика поняла не все: ее уровень языка был хорош для общения, но не для бесед на медицинские темы, богатые различными терминами и названиями, но общую суть она уловила:

что-то случилось в голове мужчины, когда он был на глубине, и сейчас, когда состояние стабилизировалось и жизни уже ничто не угрожает, он, по идее, должен снова стать нормальным человеком, однако у пациента нарушены почти все рефлексы организма. То есть он не может ни ходить, ни говорить, ни сидеть… Но все не так плохо, как кажется на первый взгляд: молодой человек может самостоятельно глотать, а значит, его можно будет кормить орально жидкой пищей, он может моргать, может контролировать остальные естественные процессы своего организма. Это внушает докторам надежду на то, что рано или поздно все процессы будут восстановлены.

Через три недели Александра разрешили транспортировать в Россию. Лика, не спрашивая мнения Романа, забрала жениха домой, хотя отчим советовал девушке определить мужчину в больницу и навещать его. Лика была непреклонна:

– Я забираю его к нам. Он мой жених, и я должна быть всегда рядом. А ты, смею тебе напомнить, очень многим обязан Саше.

– Лика, я прекрасно помню. Я очень уважаю твоего жениха, просто я думаю, для вашего общего блага было бы хорошо определить его в больницу, где за ним будет надлежащий уход.

– Надлежащий уход мы обеспечим ему и дома – можно нанять сиделку, как я нанимала когда-то для мамы. А вот подарить ему ту любовь и заботу, которую могу подарить я, ни в одной больнице не смогут.

На это Роме возразить было нечего, и Александра перевезли в дом Теньковых. Больному нужна была отдельная комната, поэтому Лика уступила ему свою, переместившись спать к братику в детскую, однако все равно все свободное время девушка проводила со своим несчастным Сашей. Рома и Ленечка отошли на второй план – у Лики просто не было на них времени. Рано утром Лика приходила к Саше, умывала его, разговаривала с ним, подносила утку, кормила, несмотря на то что у больного была постоянная сиделка. Лике нравилось делать это самостоятельно. Потом девушка уезжала в институт, так как всегда помнила об обещании стать для будущего мужа надежным партнером, а сразу после занятий она неслась домой, чтобы покормить обедом любимого, рассказать ему студенческие новости, а потом сидеть рядом и готовиться к семинарам и коллоквиумам.

Рома, видя, как выматывается девушка, выполнил свою давнюю задумку – подарил ей маленькую иномарку «Пежо 206» рыжего цвета – и купил права. Жаль только, что не мог научить девушку водить – она все свободное время проводила у постели Саши.

Глава Вот уже наступил долгожданный Новый год, который Лика встретила со своей семьей дома. Приближалась первая в жизни студентки сессия.

Лика сидела возле постели уснувшего Александра и читала конспекты лекций. Марья Владимировна уложила спать Ленечку, хотя тот плакал и звал маму, а Роман только что приехал домой после очередной презентации, на которую его пригласили в качестве ведущего. Мужчина был взбудоражен после работы: вокруг него толпами ходили красотки в откровенных нарядах, кипела жизнь, звучал смех. Рома смотрел на женщин и вспоминал свою милую Лику, которая добровольно заточила себя в домашнее рабство. Ему было жаль, что такая яркая и красивая девушка не живет полной жизнью, хотя он мог бы выводить ее в свет, знакомить с известными людьми. Лика смогла бы стать очень известной и популярной, потому что она уникальная, живая и настоящая, не то что эти силиконовые красавицы.

Рома осторожно открыл дверь в комнату Лики, где теперь поселился парализованный Александр, – как и предполагалось, девушка была там. Сиделка, увидев мужчину, осторожно вышла из спальни.

– Малыш, давай поговорим, – шепотом произнес Роман, присаживаясь рядом с Ликой.

Девушка повернула голову, и ее губы оказались рядом с губами отчима. Стареющий мужчина и юная девушка впились друг в друга истосковавшимися по ласке губами, страсть охватила тела как пламя, и мужчина и женщина, не разжимая объятий, повалились на пол. Роман Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» стонал и сдирал от нетерпения одежду с девушки – слишком долго он мечтал об этом юном теле, чтобы сейчас пытаться сдерживать свой пыл. Лика не сопротивлялась – в ней в один миг проснулись все чувства, которые она испытывала к этому мужчине, – и давнее сексуальное влечение, и уважение, и нежная любовь, и привязанность. Отдаваясь в первый раз в жизни мужчине, девушка вдруг поняла, что ее чувства к Роме гораздо глубже, чем к жениху.

«Наверное, это и есть любовь», – успела подумать девушка перед тем, как Роман вошел в нее.

Утомленные любовью, мужчина и теперь уже женщина лежали на полу. Вокруг валялась одежда.

– Родная моя, я не сделал тебе больно? – шептал Роман, гладя свою любимую.

– Мне было так хорошо, Ромочка, – шептала в ответ Лика… С той ночи Лика перебралась в спальню Романа, находящуюся за стенкой от своей бывшей комнаты, где продолжал лежать неподвижно Александр.

Внешне в жизни дома Теньковых ничего не изменилось: Лика все так же училась в институте, заботилась об Александре, уже потеряв надежду на то, что тот когда-нибудь пойдет на поправку, занималась с Ленечкой и даже иногда помогала Марье Владимировне по хозяйству.

Но атмосфера в семье стала совсем другой – Лика летала от счастья, была мила и улыбчива, Роман много смеялся, часто проводил время с сыном и девушкой, дом словно посветлел и ожил.

Лишь в комнате Макарова было по-прежнему тихо, пустынно и темно.

Каждую ночь Лика и Роман предавались любви, совершенно не стесняясь своих эмоций;

жаркие стоны и крики заполняли уснувшее пространство, а по выходным теперь пара часто отсутствовала – Роман учил любимую управлять автомобилем. Сначала девушка под пристальным руководством Ромочки осваивала необходимые ей маршруты, а потом они искали укромный уголок и на заднем сиденье машины до изнеможения любили друг друга.

Глава В июле случилось непредвиденное: однажды ночью, когда Лика и Роман лежали на смятых и влажных простынях, приходя в себя после акта страстной любви, дверь в их спальню открылась и вошел… Александр.

Мужчина неуверенно держался на ногах, но он все-таки стоял, опираясь о косяк. Его лицо перекосило от ненависти.

– Сука! Я убью тебя! – страшным голосом произнес мужчина и занес руку над Романом.

Сверкнул какой-то металлический предмет. Лика, защищая любимого, бросилась перед Сашей на колени, обхватив его ноги руками. Слабые, атрофированные мышцы почти год лежавшего мужчины не выдержали Ликиного нападения, и Александр осел. Из руки выпал металлический крючок для вязания.

– Я все видел, – злобно смотрел на Лику Макаров. – Вы, твари, не стесняясь, занимались сексом прямо на моих глазах. Вы все это время трахались у меня за стенкой, пользуясь тем, что я беспомощен. Я ненавижу тебя, дрянь! Слышишь, ненавижу тебя… Роман, обмотавшись простыней, бросился звонить доктору, который наблюдал больного.

Через 15 минут Александра уже выносили на носилках – ему необходимо было полное обследование. Машина «Скорой помощи» неслась в Институт нейрохирургии.

А Лика так и сидела на полу их с Ромой спальни и тихонько плакала. «Господи, ну почему я причиняю только страдания?! Я не хотела сделать больно Саше, но ничего не могу поделать со своими чувствами – я люблю Ромочку, я люблю его, наверное, с тех самых пор, когда увидела на пороге нашей с мамой спальни…»

Ромочка подошел к любимой, присел рядом и обнял. Он не знал, о чем сейчас думает Лика, и не знал, что надо сказать, чтобы ей не было так больно. Все, что он мог сделать, это быть рядом.

Александр больше не появлялся в доме Теньковых, ушел из проекта «Жизнь в розовых очках» и сменил все контакты. Любовь, которая когда-то была смыслом его жизни, вдруг превратилась в ненависть и поглотила весь мир. Александр, когда разрешили врачи, уехал в Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» Лондон к матери, которая даже и не знала, что случилось с ее сыном, потому что Лика не догадалась поставить кого-то в известность, но и там, вдалеке от бывшей невесты, продолжал ее ненавидеть лютой ненавистью.

Пока Александр ненавидел Лику, та носила под сердцем ребенка Романа.

– Ромочка, – покраснев, начала Лика, – у меня задержка… – Что? – не понял Теньков. – Задержка? Ты о чем?

– Ммм… Мне кажется, что я беременна… – Лика, Ликуся! Девочка моя! Родная! Любимая! – начал кричать Рома, прижимая к себе Лику. – Боже, я даже и не мечтал об этом! Как это получилось?! Мы же были так осторожны!

Хотя не важно… Завтра же едем к врачу!

– Ты рад? – застенчиво спросила Лика. Она сама пока не могла понять своих чувств.

Слишком много свалилось на нее.

– Милая, ну конечно, я рад, – уверенно ответил мужчина.

– Тогда пусть это будет дочка.

Шло время. Лика продолжала учиться, несмотря на беременность. На втором курсе предметы стали еще интересней, и сейчас девушка была очень благодарна бывшему жениху за то, что настоял именно на этом вузе. Подходило время ее 19-го дня рождения. Лика мучилась от токсикоза, быстро уставала и часто была раздражительна. Шумный Ленечка, которому уже исполнилось три года, часто вызывал в ней бурю негативных эмоций, однако Лика все равно любила мальчика – просто сказывалась гормональная перестройка организма. И лишь по ночам, в их спальне с Ромочкой, девушка снова становилась самой собой – нежной, ласковой, страстной, уверенной в себе.

– С днем рождения, любовь моя, – нежно прошептал Роман, целуя еще спящую Лику.

Мужчина осторожно выбрался из кровати и подошел к комоду, порылся там и вытащил кольцо с двумя бриллиантами в форме сердца. Камни сверкнули на солнце, и Теньков, счастливо улыбаясь, вернулся к своей любимой. Он осторожно вытащил ее руку из-под подушки и надел на безымянный палец правой руки колечко – оно пришлось впору. Роман начал целовать округлившийся животик Лики, потом набухшую грудь, потом нежную шею и опухшие от вчерашней ночи губы. Лика медленно просыпалась, улыбаясь новому дню, в котором она снова была со своим любимым. Девушка запустила руку в черные, покрытые сединой волосы Романа и вдруг увидела кольцо, то самое кольцо, которое носила ее мама.

– Будь моей женой, – опередил ее вопрос Рома. – Это кольцо по праву принадлежит тебе – ты мать моих детей, любимая женщина и лучший друг. Даже если ты скажешь «нет», это кольцо все равно принадлежит тебе.

– Ромочка, любимый, это лучший подарок на день рождения, который я когда-либо получала. Я и так твоя жена, милый, я мать твоих детей, я делю с тобой постель, – при этих словах Лика покраснела, – и я ношу твою фамилию. Но если тебе очень хочется, чтобы нас еще связывал штамп в паспорте, то я согласна.

После этих слов Роман и Лика занялись страстной любовью.

Через два месяца, в тот день, когда Лика узнала, что у них с Ромочкой будет дочь, Теньковы официально узаконили свои отношения под недоуменным взглядом работницы загса, и Лика смогла усыновить Ленечку, теперь официально став его мамой. Жизнь обрела смысл, стала красочной и яркой. Лика решила, что Бог простил ее за смерть сестренки.

В марте, когда уже подходил срок Лике рожать, раздался звонок в дверь.

– Марья Владимировна, кто бы это мог быть? – спросила Лика, тяжело поднимаясь.

– Ликуся, я открою, – быстро вскочила домработница, но Лика ее остановила.

– Спасибо, я сама. Вы лучше посмотрите за Ленечкой, а то он сейчас подавится запеканкой.

На пороге стояла высокая, стройная пожилая женщина. У девушки сразу возникла Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» ассоциация, что это преподаватель из Лондона.

– Я мать Александра, – представилась дама. – И я пришла посмотреть на женщину, которая убила свою сестру и искалечила жизнь моему сыну.

Лика онемела – впервые обвинение в смерти Ариши было сказано другим человеком, вслух. Девушка повернула голову. На мгновение ей показалось, что на втором этаже дома мелькнул Роман. Сердце сжалось от тревожного предчувствия.

– Марья Владимировна, будьте добры, заберите Ленечку и погуляйте с ним. Не задавайте вопросов.

– Лика, не переживай. Мы с Леней сходим в гости к соседям – посидим у них.

– Спасибо.

Как только домработница с ребенком вышли за ограду, Лика взглядом позволила даме продолжить.

– Сын рассказал мне, что вы признались ему в убийстве новорожденной сестры, так как ревновали мать к отчиму. Еще он рассказал, как вы заставили его в тот злополучный день спуститься под воду, хотя он этого не хотел. Вы это сделали для того, чтобы мой сын не мешал вашим грязным отношениям с отцом. Вместо того чтобы определить Сашу в больницу, вы забрали его домой, видимо, чтобы он так и не пришел в себя, а погиб, глядя на ваши бесстыдные оргии. Что вы скажете?

– Я скажу, что эти сведения, видимо, являются следствием расстройства нервной системы вашего сына. Никаких доказательств ни у него, ни у вас нет.

– Ваш огромный живот является лучшим доказательством, – с насмешкой произнесла дама. – Я легко могу сделать эту историю достоянием общественности, и ваши дети будут страдать точно так же, как сейчас страдает мой сын.

– Мне жаль, что я не смогла ответить вашему сыну взаимностью, но тем не менее я сделала все, что от меня зависело, для спасения его жизни.

– Ты убийца! И ты еще пожалеешь о том, что ты сделала!

– Покиньте мой дом!

– Ты очень пожалеешь о том, что вообще родилась! – закричала женщина и выскочила из дома, оставив дверь открытой.

В этот момент у Лики начались схватки, но девушка не стала вызывать «Скорую», чтобы отправиться в роддом. Вместо этого она осторожно, придерживая рукой живот, пошла в сторону лестницы на второй этаж. Ей нужно было убедиться, что Роман не слышал того разговора, что состоялся между ней и гостьей несколько минут назад.

Лика шла очень медленно, пытаясь победить страх, поселившийся в ее груди. Девушка вцепилась в перила, давая себе возможность перевести дыхание, и прислушалась – со второго этажа не доносилось ни звука… Девушка поднималась по ступенькам, стараясь не обращать внимания на боль, хотя схватки становились все чаще. Наконец она, тяжело дыша, остановилась. Ей нужно было сделать последний шаг. Она знала, что через миг станет понятно, останется ли ее жизнь такой, какой была, или изменится навсегда. Девушка собралась с духом и прошла в коридор – прямо перед ней на полу лежал Рома… Мужчина был мертвенно бледен. Лика опустилась на пол, подняла полупустую бутылку виски и, помня предупреждения врача-нарколога, прошептала: «Что же ты наделал?»

Ромочка умирал. Неимоверным усилием мужчина повернул голову к девушке и хрипло сказал:

– Я люблю тебя… И я все слышал… И я не знаю, как жить дальше… Что мы с тобой наделали? Столько смертей… Я не могу без тебя… Я слишком слаб… Помоги мне, любимая… Изо рта Романа пошла пена. Лика, надеясь, что умирающего еще можно спасти, бросилась за телефоном, забыв про схватки. Она кричала в трубку, умоляя, чтобы тотчас на втором этаже их особняка появились люди в белых халатах и спасли ее Ромочку… Она кричала, сначала призывая на помощь, потом кричала на лежащего мужчину, уже не видя, что он мертв, а потом, когда начались потуги, кричала от физической боли.

Когда приехала «Скорая помощь», врачи вбежали в настежь открытую дверь. На первом этаже никого не было, в доме стояла тишина. Они поднялись по лестнице и растерялись – перед ними лежали истекающая кровью молодая женщина, новорожденный младенец и мертвый Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» мужчина.

Буквально на несколько секунд врачи замерли в бездействии, но через мгновение бросились к телам – проверять, кому еще можно помочь. Трое медиков быстро, но осмысленно делали свое дело: щупали пульс, вводили в вену препараты, шлепали молчащего младенца… Они успели: после очередного шлепка личико новорожденной девочки исказила гримаска и раздался громкий плач, а мать приоткрыла глаза.

Глава Через неделю Лика вместе с дочкой вернулась из роддома… Свет померк для девятнадцатилетней девушки со смертью мужа, ей совсем не хотелось жить дальше, но жить было необходимо – у нее на руках остались двое детей, старший Ленечка и младшая Рина. Это необычное имя Лика дала дочке в момент отчаяния, когда рыдала в своей палате, вспоминая Ромочку, маму, Арину… Люди, которых она искренне любила, ушли из жизни, но осталась маленькая крошка, в которой течет та же кровь, что и в близких ей людях. Имена Нина, Роман, Арина слились для Лики воедино в лаконичном «Рина».

Лика не успела на похороны мужа – к моменту выписки телеканал уже похоронил Романа Тенькова, скоропостижно скончавшегося в спальне своего дома. Лике, как вдове и матери его двоих детей, выплатили довольно крупную материальную помощь, а также заплатили вперед за те выпуски, которые уже были отсняты, но еще не прошли в эфире. Надо было жить дальше.

Понимая, что одна она точно не справится, Лика из имеющихся денег выдала Марье Владимировне зарплату еще за один год вперед.

– Марья Владимировна, возьмите, пожалуйста, деньги, – настойчиво сказала Лика. – Я без вас сейчас просто не справлюсь с двумя детьми.

– Ликуся, о чем ты говоришь? – возмутилась пожилая женщина. – Неужели ты подумала, что я тебя брошу?

– Я бы вас поняла, если бы вы приняли решение уйти, – спокойно сказала Лика, покачивая люльку с малышкой. – Как сложится наша дальнейшая жизнь – неизвестно.

– Милая, вы для меня давно стали семьей. Ленечка – мой внучок, моя радость. Да и малышку Рину я уже люблю как свою.

– Все равно, пусть у вас будут эти деньги. Ситуации могут быть разные, – настаивала девушка.

– Хорошо, милая. Я возьму, – согласилась наконец Марья Владимировна. – Но знай, что ты всегда на меня можешь рассчитывать, независимо от твоего материального благосостояния.

– Спасибо вам большое. Для меня это очень много значит.

– А для меня много значит твое образование, – продолжила Марья Владимировна. – Давай ка начинай снова ездить на занятия и готовиться к сессии. Она не за горами.

И Лика согласилась. Так как молоко у девушки не появилось, то Рину кормили детскими смесями, а следовательно, молодая мать не была сильно привязана к дочери. Она понимала, что рано или поздно деньги закончатся и лишь хорошее образование поможет ей поднять на ноги детей. Благодаря Марье Владимировне, ее помощи по хозяйству и с детьми Лика успешно сдала летнюю сессию и перешла на третий курс института.

Осенью девушка стала понимать, что средства, оставшиеся ей после смерти мужа, подходят к концу. Надо было что-то делать. И Лика решила: она дала объявление о своих услугах. Девушка прекрасно понимала, что устроиться на полноценный рабочий день она не сможет – все-таки она учится на дневном отделении и у нее новорожденная дочка на руках, однако у нее есть хорошие знания языка, которому она готова обучать тех, кто сможет приехать к ней на дом. А также, набравшись смелости, Лика заявила о своей готовности работать над дизайн-проектами желающих обновить свое жилье. Как ни странно, но посыпался такой шквал звонков, что девушка просто не могла справиться со всеми, кто хотел работать именно с ней. И тогда ей пришла в голову мысль собрать команду людей, которые будут вместе выполнять проекты. Так у нее в доме появились Ренат, Андрей и Ольга. У каждого из них был свой конек и свои слабые места, но, объединенные удачной идеей Лики, ребята превратились в сильную профессиональную команду. Все заказы и встречи проводились в Ликином особняке, где из бывшей комнаты девушки сделали кабинет.

Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» Там, в комнате, где когда-то Лика стала женщиной, она обнаружила сейф – маленький и плоский. «Сейф здесь? Откуда? – удивилась Лика. – Неужели Ромочка что-то скрывал от меня?

Нет, я знаю, что он любил меня больше всех на свете. Это помощь от него даже с того света. Он не перестает любить меня». Лика уверенным жестом набрала свою дату рождения и была права – сейф легко открылся. В нем лежали деньги, довольно крупная сумма, и записка от Ромочки.

«Любимая моя девочка, если ты читаешь это письмо, значит, мы до сих пор не можем быть вместе. Да и как? Я женат на твоей матери, а ты… Ты так молода и прекрасна, тебя ждет впереди увлекательная жизнь. Эти деньги остались от продажи вашей с Ниной квартиры. Часть суммы я специально оставил для тебя и спрятал в сейф в твоей комнате, чтобы когда-нибудь, когда меня не будет рядом и тебе некому будет помочь, у тебя всегда были средства к существованию.

Спасибо тебе за то, что ты спасла меня от гибели на дне бутылки. Я обязан тебе всем на свете.

Люблю тебя. Роман».

Лика читала письмо, написанное мужчиной еще тогда, когда мама была жива, правда, уже болела, когда сам Роман боролся с алкоголизмом, депрессией и профессиональным крахом, и слезы катились из ее глаз – никто никогда не будет ее так любить, как этот человек, который даже после своей смерти продолжает заботиться о ней.

Почти всю сумму Лика положила в банк, разделив на три счета – для себя, для Лени и для Рины, – оставив наличными небольшую сумму – просто на жизнь, тем более что сейчас ребята начали зарабатывать свои собственные, пусть и небольшие, деньги.

Глава Дела у ребят продвигались довольно бодро. Учеба на третьем курсе была довольно интересна, но при этом хорошо совмещалась с работой. День за днем открывались все новые и новые перспективы.

– В Женеве в следующем месяце пройдет симпозиум по дизайну интерьеров, – сказал Ренат, раскачиваясь на стуле. – Вот если бы мы могли поучаствовать!

– Ага, – подхватил Андрей. – Это огромный шаг вперед. Нет, Лика, ты подумай, если у нас появится сертификат о том, что мы были участниками этого мероприятия, это поднимет нас совсем на другой уровень.

– Ты видел, сколько стоит взнос за участие? – с вызовом спросила Ольга. – И это без перелета и отеля! Других-то организации отправляют, а нам самим придется все оплачивать.

– Ребят, деньги не проблема, – спокойно сказала Лика, присаживаясь в соседнее кресло. – Вы лучше объясните мне все очень-очень подробно, и мы решим, надо нам или нет и как все организовать… Лика сидела в кресле бизнес-класса на борту «Боинга 767», держащего курс на Женеву.

Дети остались дома вместе с Марьей Владимировной. Андрей, Ренат и Ольга заканчивали проекты. Представлять их студенческую общину будет Лика, и сейчас она, вытянув ноги в элегантных туфельках, думала о том, как все пройдет.

– Куда летит одна такая красивая девушка? – обратился к ней мужчина на английском.

В Лике впервые за последнее время проснулось женское кокетство.

– Не девушка, а мать двоих детей, – ответила она с игривой улыбкой, не поворачивая головы и не открывая глаз.

– В каком же городе мира живут такие героические женщины?

– Ну, например, в Москве живут такие, – смеясь, ответила Лика. Голос мужчины – низкий, с хрипотцой – ей очень нравился. Она наслаждалась этим тембром, и в ней снова просыпалась женщина.

Лика открыла глаза и тут же пожалела об этом – мужчина был, мягко говоря, не симпатичен: на вид лет 30, абсолютно лысый, с огромным носом и в очках. «Хм, это преступление – награждать таким великолепным голосом такого Квазимодо», – усмехнулась Лика. Но когда мужчина улыбнулся, рыжеволосая красавица растаяла – настолько обворожительным и добрым он ей показался.

Разговор прервался, потому что по салону прошла стюардесса:

– Пристегните ремни, пожалуйста. Наш самолет вошел в зону турбулентности.

Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» Пассажиры повиновались призыву бортпроводницы и пристегнулись. Лика тревожно поежилась – там, в Москве, остались двое малышей, которым она очень нужна живой и невредимой.

– Прекрасная незнакомка, не беспокойтесь. С нами ничего не случится, – произнес мужчина, уловив страх в глазах молодой женщины. – Такое интересное знакомство просто обязано стать началом великой дружбы, так что самолет благополучно приземлится в аэропорту Женевы.

– Хотелось бы вам верить, галантный незнакомец, – с вымученной улыбкой ответила Лика.

– Давайте познакомимся. Меня зовут Джордж. Я живу в Штатах.

– А я Лика. Живу в Москве, – уже спокойней сказала девушка. К ее удивлению и облегчению, в этот момент «Боинг» выровнялся, и оставшийся путь прошел спокойно.

Как только самолет приземлился, девушка тут же включила мобильный телефон – она обещала позвонить Марье Владимировне и Ленечке, чтобы они не волновались. Однако она не успела набрать домашний номер, как посыпались сообщения о поступавших звонках. У Лики расширились глаза, когда она увидела, что домработница звонила 11 раз. «Боже, что случилось дома?» – в панике подумала Лика. Дрожащей рукой она нажала на кнопку «вызов». Марья Владимировна ответила тут же.

– Лика, Рина пропала! – рыдала в трубку пожилая женщина. – Я не знаю, как это случилось! Здесь записка! Девочки нет! Я на секунду отвернулась, а она исчезла! Прости меня!

Прости, Лика!

– Марья Владимировна, успокойтесь. Я вылетаю обратно. Следите за Леней. В милицию не звоните, – ровным, как у робота, голосом произнесла побелевшая Лика. Но как только разговор закончился, она запаниковала: вскочила с кресла и метнулась к выходу, потом бросилась обратно за сумочкой, которую оставила в кресле. Джордж крепкой рукой остановил Лику.

– Что случилось? – очень твердо спросил мужчина.

– У меня дочь похитили. Только что! Мне нужно лететь обратно! Нужно что-то делать!

– Лика, успокойтесь, – властно произнес мужчина. – Мне нужно пару часов, чтобы уладить некоторые формальности, и мы с вами полетим в Москву.

– Как? Что? Почему? – ничего не понимала обезумевшая от горя Лика.

– Предоставьте все мне, – спокойно сказал мужчина и взял девушку за локоть.

Джордж оставил Лику в зале ожидания и ушел, пообещав вернуться через час-полтора, девушка послушно кивнула головой и погрузилась в свои мысли: «Боже, я никогда не смогу искупить свой грех? Сколько еще близких и родных людей мне надо потерять, чтобы смерть Ариши была смыта кровью?! Я же не хотела! Я не со зла тогда! Я совершила ошибку! Я быстро убрала лед, почему она не выжила?» Потом думы приняли другое направление: «А вдруг этот мужчина обманул? Чего я жду? Надо бежать менять билеты, а я жду какого-то незнакомца, который, возможно, уже уехал по своим делам и забыл про меня и мою беду». Но сил встать почему-то не было. Лика так и продолжала сидеть, утирая слезы.

Но Джордж не обманул – через три часа Лика вместе с новым знакомым летела в Москву.

Глава Из аэропорта мужчина и женщина рванули на такси и добрались до дома ближе к полуночи.

Лика взлетела на крыльцо, распахнула дверь и бросилась в спальню детей – Ленечка крепко спал, кроватка Рины была пуста. «Боже, – в отчаянии подумала девушка, – я так надеялась, что это глупая шутка».

В гостиной пахло валокордином и валерианой, бедная Марья Владимировна сидела сама не своя и держала в руках записку – на белом листе бумаги были наклеены вырезанные из газет и журналов буквы, гласившие: «Не вздумай звонить в милицию!»

– Кто имел доступ в дом? – по-деловому начал Джордж.

– Никто, только свои. Я, Марья Владимировна, и всё, – задумчиво произнесла Лика. – А, ну еще ребята, с которыми я работаю. Они часто работают в кабинете на втором этаже.

– А сегодня они были? – продолжал допрос американец.

Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» – Надо спросить Марью Владимировну. Когда я уезжала в аэропорт, никого еще не было.

Домработница сказала, что около десяти утра пришел Ренат, который решил прогулять учебу, а к двум часам дня приехал Андрей. Ольгу Марья Владимировна сегодня не видела, но она занималась детьми, поэтому не сможет сказать уверенно, что Ольга так и не пришла. После похищения Рины студенты уехали, так как не хотели в такой тяжелый для семьи момент мешать.

– Звони Ольге, – уверенно скомандовал Джордж.

Лика набрала номер однокурсницы. Долгое время в трубке были слышны только длинные гудки. Наконец Ольга ответила:

– Мне нужен миллион. У тебя времени до семи утра. Если опоздаешь – дочь больше не увидишь. Если позвонишь в милицию – тоже. Все.

– Оля, подожди! – закричала Лика, но было уже поздно – девушка положила трубку.

Лика обернулась к американцу и Марье Владимировне, которая присутствовала при этом разговоре:

– Деньги есть, надо снимать со счета.

– А что, в России банки работают по ночам? – удивился Джордж.

– Боже! Я не подумала об этом! – простонала девушка. – Надо просить отсрочку. Хотя бы до девяти часов утра.

Лика снова и снова набирала номер Оли, но ответа не было. Наконец она в отчаянии отбросила трубку: «Что же мне делать? Как спасти дочь?»

– Кто-нибудь может дать в долг миллион рублей ночью, наличными? – спросил Джордж, пытаясь сообразить, как выйти из этой ситуации с наименьшими потерями. – Мы же вернем эти деньги уже к обеду.

– Раньше у Александра была такая возможность, – произнесла Лика, – но мы так нехорошо расстались, что я даже не знаю, можно ли ему звонить, тем более в час ночи.

Девушка задумалась: «Да, другого выхода, видимо, нет. Придется опять взглянуть своему прошлому в глаза».

Лика подняла на уши всех знакомых с телевидения, чтобы сказали, как сейчас можно связаться с Александром. Наконец номер телефона был найден.

Сердце сжалось от гаммы чувств, когда девушка услышала голос того, в кого когда-то была влюблена.

– Саша, – начала Лика, – мне нужна твоя помощь. Мою дочь похитили. Требуют выкуп к семи утра. Мне нужен миллион рублей сейчас. Я отдам сегодня же, когда будут открыты банки.

– Здравствуй, Лика, – холодно начал Александр. – Я тебе дам миллион. Возвращать не надо. А ты мне отдашь кольцо, которое тебе подарил твой любовник. Навсегда.

– Хорошо, – легко согласилась девушка. – Где и когда?

– Возле памятника Пушкину, через полтора часа, – сказал Макаров и положил трубку.

Пока Лика собиралась – искала детские вещи, питание для Рины – и прощалась со своим кольцом, символом их с Ромой бесконечной любви, Макаров набирал номер Ольги.

– Послушай, ты, переиграть меня захотела? – угрожающе начал Александр. – Если с ребенком что-то случится, считай, что ты труп. Я не шучу. Деньги Лика привезет. Мы с тобой еще поговорим.

«И откуда только эта наглая девица узнала, что у Лики есть деньги? – думал Макаров. – И вот мало же ей было. Я этой Ольге и так отстегиваю порядочно за то, что она следит за моей бывшей невестой. Теперь Ольгу после ее выходки придется убрать с игрового поля. И как я тогда буду следить за Ликой? Нет, жадных и наглых девиц надо давить».

Глава Лика вместе с Джорджем выехали в сторону центра Москвы. Девушка смотрела на свое колечко и вспоминала их с Ромочкой любовь, плодом которой стала Рина. «Не надо мне никакого кольца, – размышляла Лика. – Мой Рома всегда со мной, он в моем сердце и в нашей дочери».

Встреча с Макаровым прошла как в бреду. Если бы Лика не была так напугана, то увидела бы, как изменился тот рыцарь, которому она когда-то сказала «да». Перед ней с чемоданчиком в руках стоял исхудавший мужчина, его глаза ввалились, чернота вокруг них говорила о том, что у Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» человека проблемы со сном, губы были плотно сжаты, отчего лицо выглядело суровым, подбородок выдвинут вперед. Джордж видел, что перед Ликой сейчас стоял человек, который до сих пор борется с душевной болью, а вот рыжеволосая красавица этой боли не видела – она слишком была занята своими переживаниями.

Молча Лика сняла кольцо и протянула Александру, а взамен получила деньги. Глухо сказав «спасибо», девушка развернулась и пошла к своей машине – слишком много переживаний было для одного дня. «Я подумаю об этом тогда, когда моя дочь будет у меня на руках», – решила Лика и вместе с новым другом отправилась к Ольге.

К дому однокурсницы машина подъехала в половине четвертого ночи.


– Деньги привезла? – коротко спросила Ольга.

– Да.

– Сейчас спущусь.

Ольга взяла малышку на руки и вышла. Спускаясь вниз по лестнице, она несколько раз выглядывала в окно на лестничном марше, чтобы убедиться в том, что ей ничто не угрожает.

«Нет, сейчас Лика мне ничего не сделает, – размышляла девушка, – у меня ее ребенок. А если завтра она заявит в милицию, то будет уже поздно – днем я уже улечу из этой страны».

Ольга осторожно передала малютку матери, не говоря ни слова, и взяла чемоданчик. Рина расплакалась, оказавшись на руках Лики, Ольга ненадолго замешкалась из-за этого, и в этот момент из-за угла вышел темный силуэт и двинулся к шантажистке. Ольга дернулась, но Александр – а это был он – схватил ее за руку, перехватил чемодан с деньгами и вошел в подъезд, таща девушку.

– Я больше не хочу знать этого человека. Я не хочу больше никогда его видеть, слышать. Я хочу забыть обо всем, что связано с ним, – шептала Лика, усаживаясь в машину.

Захлопнув дверцу, Лика наконец-то перевела дыхание – ее доченька жива, лежит у нее на руках и кричит от голода. Девушка уступила водительское место Джорджу, а сама села кормить дочь из бутылочки, которую захватила с собой из дома. Рина поела и успокоилась, и только тогда разрыдалась Лика, освобождаясь от стресса, который испытала.

Джордж остановил машину и прижал рыдающую мать с малюткой к себе. Мужчина гладил рыжие волосы и напевал какую-то песенку, но не успокаивал женщину, он понимал, что эти слезы ей сейчас необходимы.

Глава Весь следующий день Лика проспала. Ближе к вечеру спустившись вниз, она с удивлением увидела Джорджа, распивающего чай вместе с Марьей Владимировной. Ленечка рядом играл с конструктором, а Рина сидела на руках у американца и щипала его за большой нос. Картина была настолько мирной, что с трудом можно было представить, как вчера ночью они мотались по городу, пытаясь найти дочь.

– Вы любите детей, Джордж? – спросила Лика, присаживаясь к столу и наливая себе чаю. – А у вас есть дети?

– Я очень люблю детей, – ответил мужчина, – но, к сожалению, не могу их иметь. В юности я перенес операцию, результатом которой стало бесплодие. Тогда мне было все равно – лишь бы остаться в живых, а сейчас я, конечно, очень жалею об этом.

– Мне очень жаль, – произнесла Лика и сочувственно накрыла тяжелую мужскую руку своей ладошкой.

Утро началось с новой проблемы.

– Ликуся, я не могу больше работать у тебя, – со слезами на глазах сказала Марья Владимировна. – Я как вспомню, что по моей вине с Риной случилось такое, так у меня прям сердце останавливается. Я никогда себе не прощу этого.

– Марья Владимировна, ну что вы… – успокаивала Лика, – вашей вины в этом абсолютно нет. Это я виновата во всем, не надо было чужих пускать, да и вас с двумя детьми не надо было оставлять.

– Нет, Ликуся, – стояла на своем Марья Владимировна. – Не могу я простить себе этого.

Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» Тебе в глаза смотреть не могу, Ленечке, Риночке… Домработница в этом вопросе оказалась непреклонна – работать на Лику она больше не может, – сломалась Марья Владимировна под грузом такой ответственности.

Лика и пожилая женщина договорились, что временно Марья Владимировна поживет отдельно, отдохнет, придет в себя, а через месяц или два они снова поговорят на эту тему, но приезжать в гости она может тогда, когда пожелает.

– И что мне делать? – спросила Лика Джорджа. Похоже, что за последние два дня этот мужчина постоянно решал проблемы семьи Теньковых. – Я не могу без домработницы, я просто не справлюсь – у меня институт, работа, дети. Как быть?

– Лика, может, тебе это покажется странным, но я предлагаю тебе такое решение – выходи за меня замуж. Я хочу взять на себя ответственность за тебя и твоих малышей, хочу усыновить их и стать отцом. Ты можешь мне подарить счастье быть мужем и папой. Ты согласна?

– Джордж, ты очень многого обо мне не знаешь, – начала Лика. Девушка искренне боялась причинить зло этому доброму человеку, который появился словно ангел в ее жизни и помогал ей во всех сложных ситуациях. Если с ним что-нибудь случится, она точно этого не переживет. – Я не так хороша, как кажется на первый взгляд.

– Лика, мне все равно, что было в твоем прошлом. Мне нравится твое настоящее, в котором есть ты и двое прекрасных детей. И я хочу, чтобы так было всегда.

Лика зажмурилась. Она слышала эти слова третий раз в жизни и помнила, чем закончились два предыдущих. Ей было очень-очень страшно делать еще один шаг в неизвестность и расставаться с московской жизнью, с таким трудом налаженной. У нее перед глазами промчались картины прошлого: вот Александр предлагает ей стать его женой, а она оборачивается на Рому в поисках поддержки;

вот любимый Ромочка произносит те же слова, а ей все равно – штамп в паспорте ничего поменять в ее чувствах к этому человеку не может. И теперь она стоит перед совершенно чужим человеком, который искренне хочет ей помочь, а она не знает, что сказать.

Наконец Лика прошептала: «Да».

Джордж улыбнулся: «Спасибо, милая. Ты не пожалеешь».

Глава Пока не были решены все формальности, Джордж оставался в России, хотя дела настойчиво требовали его присутствия в США. Но не мог мужчина бросить свое рыжеволосое счастье в одиночестве, поэтому старался решать проблемы посредством Интернета и телефона.

Джордж и Лика расписались в обычном московском загсе, без гостей и свидетелей – присутствовали только Марья Владимировна и дети, а вечером дома устроили семейный ужин, тихий, добрый и очень душевный. Страдая от предстоящей разлуки, домработница, которую Леня называл бабушкой, снова перебралась в особняк и наслаждалась общением с малышами, полностью освободив Лику от забот.

После ужина настало время первой брачной ночи. Не сговариваясь, мужчина и женщина поднялись в спальню и остановились у кровати. Через мгновение горячая, неистовая Лика и уравновешенный, спокойный Джордж слились в поцелуе. Лика не ожидала, что Джордж окажется таким темпераментным мужчиной, и наслаждалась каждой минутой своего женского счастья. В тот миг, когда они вместе достигли высшей точки наслаждения, они стали по настоящему мужем и женой.

Джордж официально усыновил детей Лики после долгих хождений по различным инстанциям, и началось оформление виз для выезда в Соединенные Штаты Америки. Времени до отлета оставалось все меньше и меньше. Лика взяла академический отпуск в вузе, пока не решив, что дальше делать с высшим образованием, передала все дела Ренату и Андрею. Теперь она прощалась с домом, где была счастлива, где жила мама, где они с Ромой любили друг друга, где родилась Риночка. Девушка не верила, что через несколько дней она уедет из этого дома и, может быть, никогда сюда больше не вернется. Лика решила не продавать дом – он слишком много для нее значил, поэтому она предложила Марье Владимировне пожить в нем, оставив ей довольно крупную сумму денег на его содержание. Кроме того, они открыли на имя женщины Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» счет, чтобы можно было пересылать ей деньги из Америки.

Наконец, все дела были решены, вещи собраны – впереди ждала Америка.

«Пусть все плохое останется там, в России, – думала Лика, глядя в иллюминатор на желтые огни большого города, который не спал даже в четыре часа утра, когда их самолет пошел на посадку. – Хочется верить, что я искупила свой грех. И никто из моих близких больше не пострадает».

Глава Лика с мужем и детьми поселились в большой квартире в самом центре Нью-Йорка.

Первую неделю женщина и дети переходили на новое время, поэтому много спали, были вялыми и апатичными. Это дало возможность Джорджу почти безвылазно сидеть в офисе, решая проблемы, которые возникли за время его долгого отсутствия. Через неделю бывшие москвичи начали оживать, и теперь их интересовало все вокруг. Джордж много возил Лику и Ленечку по Нью-Йорку, оставляя Риночку с нанятой специально для нее няней. Семья смотрела достопримечательности города, посещала выставки, концерты, спектакли, ходила в дорогие магазины и рестораны, а по ночам муж с женой страстно занимались любовью, поэтому на сон времени ни мужчине, ни женщине не хватало. Все заботы, к которым Лика привыкла на родине, заботливый Джордж отодвинул, казалось, навсегда.

Прошло полгода, в течение которых вся семья была абсолютно счастлива: и Лика, и дети искренне полюбили Джорджа, а Ленечка даже стал называть его папой, уже довольно сносно говоря по-английски. И когда девушка полностью успокоилась и забыла все тревоги, по запросу российского Министерства внутренних дел она была задержана по обвинению в убийстве сестры, матери и отчима. Россия требовала экстрадиции.

– Это Александр… – прошептала Лика, когда ей назвали причину ее ареста. – Он меня так и не простил… Джорджу сообщили о случившемся, и он тут же примчался на встречу с женой, но толком они ни о чем поговорить не могли.

– Береги детей, прошу тебя, – твердила девушка мужу. – Они – самое дорогое, что у меня есть. Не говори им правду, они не должны знать о том, как жесток бывает мир.

– Я помогу тебе, милая, – отвечал американский муж, уже планируя, как и кого он подключит к спасению своей любимой.

– Забудь обо мне, береги детей, прошу тебя, – не унималась Лика.

Слезы катились из глаз, так много слов не было сказано, столько всего оставалось в сердцах и голове, но разве можно рассказать обо всем, когда за спиной стоит надзиратель, а твоя жизнь рушится и ты не знаешь, что в первую очередь надо спасать?

Свидание закончилось. Лика села на жесткую кровать и обхватила голову руками: «Что делать? Что же делать? Только Александр знал правду об Арише, ну и его мать тоже… Значит, спасти меня может тоже только он… Боже, неужели мне придется снова обращаться к нему? Что ж, смертью близких я расплатилась за смерть сестры. Теперь разбитыми сердцами моей семьи я буду платить за разбитое сердце Александра. Логично… И даже справедливо по отношению ко мне… Но за что страдать им, тем, кто меня любит и кто во мне нуждается?»


После юридической процедуры передачи Лику отправили в Москву, а дети остались с новым папой в США.

Родина встретила девушку раскаленным асфальтом и духотой следственного изолятора.

Здесь, в тюремной камере, наполненной смрадом и грязью, начинался новый российский этап в жизни юной девушки, на чью долю уже выпало столько испытаний.

Лика впала в состояние оцепенения: она ни с кем не разговаривала, ничего не ела, не спала.

Даже соседки по камере не стали трогать «эту сумасшедшую», потому что просто не знали, как надо себя вести с юной красивой женщиной, которая сидит на нарах, обняв руками колени, и смотрит в одну точку. А эта юная красавица в это же самое время обдумывала свою дальнейшую жизнь: «Сможет ли Джордж спасти меня? Наверное, нет. Откуда у него связи в российских правоохранительных органах? Даже если он прилетит сюда со всеми своими деньгами, он Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» ничего не добьется – он здесь никто. Лучше бы он оставался в Америке, с детьми. Им сейчас так будет нужен близкий человек. Кроме Джорджа, у них никого нет. Детки мои любимые!

Простите, не уберегла я вас! Как же вы там без меня?» Мысли сбивались, перескакивали с одной на другую: «Если это Александр, то он точно знает, как меня отсюда вытащить. Он бы не стал глупо мстить. Уверена, что у него есть план. За свое спасение я буду должна ему заплатить. Да, точно. За спасение дочери я должна была расстаться с кольцом Ромочки, символом нашей с ним любви. За спасение себя я тоже буду должна отдать ему что-то, напоминающее ему о прошлом.

Но что? Дом, где мы с Ромой были счастливы и зачали нашего ребенка? Я готова. Я отдам ему этот дом…»

На третий день пришла надзирательница, ткнула в Лику пальцем и сказала:

– Ты! На допрос!

Лика встала и с достоинством вышла из камеры. В этот момент она лишь думала о том, как узнать, кто причастен к ее аресту.

В кабинете следователя она первым делом спросила:

– Мне положен адвокат?

– Да.

– А звонок?

– Только один!

– Предоставьте мне его, пожалуйста. Мне есть кому позвонить.

Лика действовала наудачу – она набирала номер Александра. «Если причастен он, то я спасена, правда, пока не знаю, какой ценой. Если это не его рук дело, то я хотя бы буду знать, что искать спасения надо где-то в другом месте».

– Слушаю, – в трубке прозвучал хорошо знакомый голос.

– Это Лика. Я в Москве… Я арестована… – Ты где?

Лика назвала все, что она знала, по своему делу, ежась под взглядом надзирателей.

– Я понял. Пока, – коротко произнес Макаров и положил трубку.

По щекам Лики потекли слезы – она интуитивно поняла, что Саша имеет отношение к случившемуся и, судя по его тону, цена будет очень высока.

Через две недели состоялось свидание Александра и Лики.

– Здравствуй! – сухо сказал мужчина, глядя на осунувшуюся, померкшую Лику.

Лика молчала.

Тогда Александр продолжил:

– Я вытащу тебя отсюда, но мне будет это стоить очень и очень дорого. Просто так тратить средства – не в моих правилах. Поэтому от тебя мне тоже будет кое-что нужно. Готова платить за свою свободу?

– Назови цену, – коротко произнесла девушка.

– Ты разводишься с Джорджем. Кстати, не переживай, все формальности я беру на себя. И оставляешь ему детей. Вот и все, что мне от тебя нужно.

Лика молча смотрела на мужчину, которому когда-то сказала «да». Как она могла согласиться выйти замуж за этого жесткого и хладнокровного человека?

– Молчишь? – продолжил Александр. – У тебя не так много времени на раздумья. Через несколько минут наше свидание закончится, и я второй раз приходить не буду. Ответ ты должна дать сейчас.

Лика лихорадочно соображала: «Если я откажусь, то он просто сгноит меня за решеткой.

Так я никогда не увижу своих малышей и похороню себя здесь, в камере. Тогда смерти моих близких будут просто напрасными. Если я соглашусь, я потеряю Риночку и Леню. Хотя лучше выйти на волю, а потом решить, что делать». Лика готова была снова ответить «да» Александру.

– И пока ты молчишь, я продолжу, с твоего позволения, – с усмешкой продолжал мужчина.

Он уже чувствовал, что Лика согласна, поэтому мог позволить себе продолжать ставить условия. – С Джорджем ты свяжешься сама и сделаешь так, чтобы никогда этот мужчина не искал встречи с тобой. Что ты скажешь, мне все равно, но если он сделает хоть полшажка в сторону тебя, ты опять окажешься за решеткой, на этот раз навсегда. Про детей тоже можешь Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» забыть – ничего из твоего прошлого не должно прийти в нашу с тобой жизнь. Совместную, кстати, если ты еще не поняла.

– Я согласна, – обреченно произнесла Лика.

– Хорошо, – удовлетворенно улыбнулся Макаров. – Остальные условия ты узнаешь, когда выйдешь из тюрьмы.

С этими словами он спокойно развернулся и вышел, а Лика дала волю слезам.

Глава Через месяц, когда жара наконец оставила столицу России, Лика и Александр ехали в джипе с затемненными стеклами из следственного изолятора.

Девушка не испытывала никаких эмоций по поводу своего освобождения, ею овладела безысходность, поэтому она даже не пыталась смотреть в окно и радоваться улицам родного города. Да и чему радоваться? Она сменила одно заключение на другое. И еще непонятно, какое хуже. Лика зло смотрела в затылок Александру.

– Не сверли меня глазами, – холодно сказал мужчина, даже не обернувшись. – Ты сама все решила.

Девушка ничего не ответила, а Александр, несмотря на присутствие водителя, продолжил, уже глядя ей в глаза:

– Ты должна быть моей. Я тебя выстрадал. Я хочу стереть твое прошлое, хочу, чтобы ты забыла Романа, Джорджа, детей, которые родились не от меня! Если у тебя и будут еще дети, то только мои!

Машину тряхнуло, и Александр закричал на водителя:

– Смотри на дорогу, урод! Уши развесил он! Тебя это не касается!

Машина выехала за пределы города и направилась по шоссе. Через полчаса джип подъехал к элитному поселку – впереди, сквозь высокие ели, просматривались красивые двух– и трехэтажные особняки. Машина остановилась у шлагбаума. По широкой улыбке дюжего охранника Лика поняла, что здесь Александр у себя дома. Хозяин.

Машина двинулась дальше, и Лика приникла к окну. Особняки, которые они проезжали, были ей очень-очень знакомы. «У меня дежавю, – рассеянно думала Лика, глядя на стоящие по обеим сторонам дома. – Почему мне кажется, что все это я уже видела?» Девушка внимательно рассматривала то, что успевала увидеть, в надежде найти ту самую деталь, которая даст ей разгадку, однако ответ постоянно ускользал от нее. Наконец джип стал снижать скорость, и тут Лика увидела дом, который проектировала когда-то с ребятами. Это был единственный заказ из огромного количества ею выполненных, где они делали полный проект – от фундамента и расположения дома на участке до мельчайших деталей декора. Ее осенило.

«Вот откуда мне знакомы все дома, которые мы проехали! Мы работали с каждым из них, внося какие-то изменения и улучшения! Все клиенты нашей студенческой фирмы – жители этого поселка», – обрадовалась Лика, наконец объяснив для себя феномен дежавю. Девушка снова посмотрела на Александра, но на этот раз с благодарностью – без его молчаливой помощи она бы тогда просто не выжила, имея на руках двоих детей.

Из дома, накинув шаль на плечи, вышла мать Александра. Ее поджатые губы сразу напомнили Лике о той ужасной трагедии, которая разыгралась в ее доме, и от недавней благодарности не осталось и следа: «Если бы не вы, мой муж был бы жив, а у моих детей был бы отец. А теперь из-за вас у них нет никого». Девушку снова охватило отчаяние, и она замкнулась.

Александр помог Лике выйти из машины и, поддерживая ее за локоть, повел к дому. Она шла и осматривала каждый сантиметр – она помнила этот проект как сейчас. Над ним все четверо сидели не разгибая спины, по сто раз перечерчивая, пересчитывая, перечитывая. Они проштудировали кипы учебников и прочей литературы, выпили тонны кофе, миллион раз поругались между собой и столько же раз помирились. Это был самый крупный и серьезный проект, и в него было вложено столько сил и эмоций, что теперь Лике как специалисту хотелось увидеть, каким образом их мысли претворились в действительность. Девушка рассматривала здание: вот три ступеньки, ведущие ко входу, вот там белый мраморный бассейн неправильной овальной формы под высоким стеклянным куполом… Внешне в доме не было ни одного Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» отклонения от того, что было спланировано ребятами. Лика вошла внутрь – дом сиял чистотой.

Теперь можно было обратить внимание на внутренний дизайн, который был коньком Лики.

Именно она настаивала на цветах в огромных японских горшках, на множестве аквариумов, превалирующем белом цвете в убранстве дома, на широких лестницах и проемах… Здесь все было так, как в ее мечте, которую она когда-то переносила на бумагу для очень солидного заказчика, пожелавшего остаться неизвестным.

Лика улыбнулась – она почувствовала себя дома, где знала каждый закуток, каждую комнату. Александр улыбнулся ей в ответ – впервые за все время, что они провели вместе после ее освобождения.

Глава Вечером того же дня Лика звонила в Америку, Джорджу. Мужчина ответил сразу же:

– Алло!

– Джордж, это я, Лика. Слушай меня внимательно и не перебивай. Меня выпустили. Я вернулась к Александру и сейчас у него дома. Никогда не ищи меня и не звони. Заботься о детях – у них, кроме тебя, теперь никого нет.

– Милая, дорогая, как ты? – захлебывался от эмоций Джордж, но жена не давала ему сказать ни слова.

– Джордж, мы с тобой разводимся. Так что не удивляйся, когда придут документы. Просто подпиши их. Так будет лучше.

– Постой! Как разводимся? – не унимался Джордж.

– Прошу тебя, слушай и запоминай. Я сейчас говорю очень серьезно. Мы с тобой разводимся. Я остаюсь в России и никогда больше не приеду в США. Если ты найдешь хорошую девушку, которая сможет заменить Рине и Лене меня, я буду очень рада, но будь внимателен – она должна искренне любить моих малышей, – Лика заплакала. – Передай им, что я очень люблю их и никогда не забуду, – уже взахлеб рыдала девушка. – Я люблю тебя, мой дорогой… На этой фразе Александр вырвал трубку из рук девушки и дал отбой.

– Ты больше никогда не свяжешься с этим человеком, а уж тем более не будешь признаваться ему в любви! – яростно выкрикнул мужчина. – И телефон ты никогда больше не получишь, поняла меня?!

Лика замерла. Ей показалось, что все вокруг окрасилось в черные тона, а воздух стал гуще.

Депрессия накрыла девушку плотным покрывалом.

– В семь часов мы ждем тебя к ужину. Прими душ и переоденься. Все найдешь у себя в комнате, – уже теплее, чем раньше, сказал Александр.

Мужчина вышел из спальни, оставив девушку в одиночестве. Она скинула с себя несвежую одежду, зашла в ванную, сняла с обогревателя теплое полотенце, зачем-то понюхала его и встала под душ. Вода действовала умиротворяюще.

Простояв под теплыми струями полчаса, Лика услышала резкий голос матери Александра:

– Эй, ты там умерла, что ли?

– Да, я умерла, – прошептала Лика. – Я давно умерла.

«Может, правда умереть? – думала девушка, не слыша, как открылась дверь в ванную. – Взять и закончить эти мучения одним движением бритвы? Как когда-то сделала моя мама, нырнув в голубую воду и увидев для себя там спасение. Или как сделал Ромочка, глотнув губительного для себя алкоголя. Он просто отошел в сторону, предоставив мне одной справляться дальше со всеми трудностями. И сейчас я проведу плавно лезвием по вене и буду смотреть, как вместе с кровью из меня уходит жизнь. И все закончится, не будет больше Александра, детей, Джорджа…» И вдруг от легкого ветерка, залетевшего в заполненную паром ванную, молодая женщина встрепенулась: «Нет, я должна жить. Ради своих детей, ради памяти Ромочки и мамы».

С этими мыслями Лика вылезла из ванны, встала на коврик и обернулась. На нее смотрела мать Александра, Надежда Дмитриевна.

Глава Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» Пожилая женщина любовалась этой нимфой: рыжая грива, чуть покатые плечи, маленькие ступни с остатками педикюра… «Она действительно красива, эта маленькая женщина, похожая на эльфа, – думала она. – И как отважна… Как защищала свою семью тогда, когда я увидела ее в первый раз. Если бы я была хоть немного похожа на нее, у меня была бы совсем другая судьба».

Опустив голову, хозяйка дома вышла из ванной комнаты. Она вспоминала свою неудачно сложившуюся жизнь.

Надежда с мужем жили в Лондоне и растили сына Сашу, когда в дом пришла беда – муж скоропостижно скончался. Надя осталась одна в чужой стране, и лишь десятилетный сын был для нее отрадой. Она долго тосковала по мужу, но время лечит, и, когда Сашеньке исполнилось 15 лет, у Надежды появился мужчина. Душа возродилась, выросли крылья, и счастье было так близко, но сын настолько яростно отрицал новые отношения матери, что ей пришлось отступить.

Шло время, Саша рос, молодость уходила, и вот уже сын перебрался в Россию, предоставив матери свободу действий, но теперь уже любовь не спешила снова посетить женщину. Так шли годы. Без мужской ласки, без сыновней заботы, без подруг душа Надежды Дмитриевны увядала.

Она превратилась в суровую старуху, страдающую от одиночества. Лишь из-за несчастья, случившегося с сыном, Надежда Дмитриевна снова оказалась рядом с Сашей.

«Если бы я тогда смогла дать сыну отпор, как дала отпор мне эта юная девочка, находящаяся на последнем месяце беременности, – размышляла Надежда Дмитриевна, – я бы сейчас была счастлива в браке и, возможно, имела бы дочь, о которой всегда мечтала. И возможно, она была бы похожа на это юное рыжее создание, что сейчас мылось в ванной нашего дома».

– Я хочу, чтобы эта девочка снова ожила и стала самой собой, – решительно произнесла мать Александра, спускаясь вниз. – Я хочу, чтобы она была счастлива, и я сделаю все, чтобы помочь ей в этом.

Глава Первый ужин прошел скованно и скучно, а потом наступила ночь.

Лика лежала в комнате с открытыми глазами и ждала, что придет Александр. Она оказалась права – мужчина пришел через полчаса. Он был только что из душа, от него пахло свежестью, мокрые волосы роняли капли на темно-синий бархатный халат. Мужчина скинул свое роскошное одеяние и лег рядом с Ликой. Девушка лежала не двигаясь, готовясь, что этот чужой ей человек резко войдет в нее. Но ничего не происходило – Александр целовал и гладил женщину, ласкал ей грудь и клал руку между ног. Лика не возбуждалась, но, что самое страшное, не возбуждался и Александр. Через час бесплодных попыток, когда стало понятно, что эрекция так и не возникнет, он надел халат и, не сказав ни слова, вышел.

Это действо продолжалось каждую ночь на протяжении двух месяцев, превратившись в ненавистный Лике ритуал. Наконец она не выдержала:

– Ты же меня не хочешь! Не мучай ни меня, ни себя!

– Нет! – коротко ответил Александр. – Рано или поздно это произойдет, а пока этого так и не случилось, ты мне родишь ребенка.

– И каким образом ты собираешься это провернуть? – иронично спросила Лика.

– Я сдам сперму, ее введут тебе во время овуляции, и все. Но перед этим ты пройдешь полное обследование и гормональную подготовку к процедуре.

– Зачем тебе это, Саша? – тихо спросила Лика.

Александр долго смотрел на девушку, а потом вышел. Ответом на вопрос стал звук хлопнувшей двери.

Лика сдала все анализы, и ее начали готовить к процедуре, вводя в организм гормональные препараты. Так врачи повышали шанс на зачатие. В день рождения, когда Лике исполнялся год, ей ввели сперму Александра. Оставалось ждать результата.

Через месяц тест показал две долгожданные полоски, а УЗИ – две оплодотворенные яйцеклетки.

– Лика, дорогая, спасибо! – радовался Александр. – Я очень рад, я счастлив, что наконец Доктор Нонна: «Завидные женихи (сборник)» стану отцом. Девочка моя, наконец-то ты будешь матерью моих детей.

Лика рассеянно смотрела на ликующего мужчину и прислушивалась к себе, но понять свои эмоции она не могла. В ее голове все смешалось: и тоска по детям и Джорджу, и воспоминания о счастливой любви с Ромой, и страх перед будущим. Лика даже не знала, ненавидит ли она Александра, или в ней проснулась жалость к нему, или все-таки была когда-то любовь у них и сейчас просыпаются ее отголоски, а может, она просто привыкла к этому мужчине, который хоть и посадил ее под домашний арест, но тем не менее заботится о ней, как умеет.

Надежда Дмитриевна пыталась развлекать Лику, которая все больше и больше уходила в себя: она возила девушку на театральные премьеры, концерты, выставки, водила по магазинам, но рыжеволосая куколка так и оставалась безучастной. Тогда женщина решила пойти против сына: она тайком принесла Лике ноутбук с возможностью выхода в Интернет. Глаза девушки загорелись – она полезла искать хоть какое-то упоминание в Сети о бывшем муже. Лика надеялась узнать хоть что-нибудь о своих детках. Наконец девушка нашла сайт, на котором зарегистрирован ее муж, и быстро написала сообщение: «Здравствуй. Очень скучаю по детям.

Покажи их мне».

Через несколько минут пришел ответ: «Высылаю две фотографии. Смотри. Им очень плохо без тебя. Мне тоже».

Лика смотрела на родные мордашки, и ее сердце разрывалось от тоски.

«Они прекрасны. Спасибо тебе, Джордж», – написала в ответ Лика. И тут же получила новое сообщение: «Как ты?» Девушка смотрела на экран и думала, что ей ответить. Она была благодарна Джорджу за заботу о детях, но если она напишет правду, то этот благородный рыцарь тут же бросится на ее спасение, и как на это отреагирует Александр – непонятно. «Я рискую не только собой, – размышляла девушка. – Меня он не тронет, скорее всего, потому что я ношу его детей, причем двоих. Но могут пострадать Джордж и Рина с Леней. А этого нельзя допустить. И Надежда Дмитриевна пострадает – ей сын не простит эту самодеятельность. Она сильно рискует, давая мне возможность общаться с бывшим мужем. Нет, надо обезопасить всех, кто может пострадать». И тогда Лика написала всего несколько слов: «Я беременна. Двойня».

Для Джорджа, который очень переживал из-за своего бесплодия, это был сильнейший удар.

Лика еще долго сидела перед ноутбуком, но больше от Джорджа не пришло ни слова.

Перед возвращением сына Надежда Дмитриевна забрала у Лики ноутбук, пообещав принести его завтра. Девушка благодарно улыбнулась женщине.

На следующий день Лика снова писала Джорджу – она понимала его боль, поэтому хотела успокоить его душу.

«Джордж, я знаю, что ты чувствуешь, но ты не прав. Это искусственное оплодотворение. У меня нет другого мужчины».

«Зачем?» – тут же пришел ответ.

«Я не знаю. Это было сделано помимо моего желания», – ответила Лика, а потом, подумав, послала еще одно сообщение: «Я не знаю, что сейчас ты думаешь, но спасать меня не надо.

Просто береги детей».

«Я их берегу, Лика. Но нам очень больно. До сих пор», – ответил Джордж спустя какое-то время.

«Покажи мне их, прошу. Включи веб-камеру, я хочу увидеть Ленечку и Риночку, сказать им, как люблю их», – попросила о самом главном Лика.

«Нет. Я не хочу видеть слезы детей и снова слышать, как по ночам они кричат «мама»! У тебя скоро будут другие дети, забудь о Леоне и Рине, раз ты не хочешь возвращаться к нам», – Джордж был категоричен.

Надежда Дмитриевна вошла в спальню Лики в тот момент, когда девушка читала последнее сообщение. Женщина увидела, как в одно мгновение погасли глаза девушки, словно выключили в ней внутренний свет. Лика безучастно отдала ноутбук и попросила больше его не приносить. Надежда на то, что она когда-нибудь увидит своих малышей, исчезла.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.