авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Центрально-Кольская экспедиция

Кольский филиал Петрозаводского государственного университета

В.Г. Чувардинский

НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ЛЕДНИКОВЫЙ ПЕРИОД

Апатиты

2008

Печатается по постановлению

Президиума Кольского научного центра Российской академии наук

УДК 551.24:551

В.Г. Чувардинский

Букварь неотектоники. Новый взгляд на ледниковый период.

- Апатиты: Изд-во Кольского научного центра РАН. 2008. – 85 с.

Книга посвящена вопросам происхождения так называемого экзарационного рельефа, широко развитого на кристаллических породах Балтийского щита. Доказывается, что «ледниковый» рельеф имеет разломно-тектоническое происхождение.Для усиления доказательности этого кардинального вывода в разделе 2 приведено большое количество авторских цветных фотографий геологических объектов. Это букварь неотектоники, в нем расшифрованы тектонические письмена – тектоглифы, вошедшие теперь в арсенал признаков и следов новейших тектонических дислокаций по разрывам.

Читатель может убедиться, что наиболее яркие «ледниковые» образования – бараньи лбы, курчавые скалы, полировка пород, штрихи и борозды на них на самом деле являются результатом тектонических движений по разломам. А это означает, что в основание ледниковой теории изначально были положены ошибочные критерии.

В целях объективности и для подтверждения данного заключения в книге рассматриваются вопросы геологической деятельности современных ледников и палеогеографические аспекты четвертичного и пермско-карбонового ледниковых периодов.

Приведены краткие исторические сведения о возникновении ледниковой гипотезы и противостоящих ей концепций.

Книга рассчитана на геологов, геоморфологов, биогеографов, экологов, на студентов вузов указанных специальностей, на широкого читателя, интересующегося вопросами развития Земли в недавнем геологическом прошлом, новыми концепциями в естествознании.

Рецензенты:

Доктор геолог-минералогических наук главный научный сотрудник Г.А. Беленицкая (ВСЕГЕИ) Доктор геолого-минералогических наук профессор А.А. Предовский (Геологический институт КНЦ РАН) © В.Г. Чувардинский Памяти Павла Петровича Генералова (1931-1999), выдающегося геолога структурщика,доказавщего тектонический генезис конечно-моренных гряд в Западной Сибири, внесший большой вклад в поиски нефтегазоносных структур.

Научные открытия требуют от их авторов незаурядного мужества.

академик Д. К. Беляев, 1986 г.

Процесс научного познания - это почти всегда противостояние меньшинства, а то и одиночек,большинству.

академик Г. И. Марчук, 1991 г.

Предисловие Эта небольшая книга сопровождается специальным фотогеологическим альбомом. Она посвящена вопросам происхождения так называемого экзарационного рельефа, широко развитого на коренных породах Балтийского и Канадского кристаллических щитов.

Разнообразные типы этого рельефа – фиорды, шхеры, озерные котловины, курчавые скалы, бараньи лбы, борозды, штриховку и полировку принято относить к самым ярким, неоспоримым следам эрозионно–выпахивающей деятельности покровных ледников четвертичного времени.

Эти представления прочно вошли в энциклопедии и справочники, им отводится видное место в учебниках общей геологии, геоморфологии, четвертичной геологии.

Но эти канонические представления современными исследованиями не подтверждаются.

Более того, получен большой фактический материал, доказывающий, что экзарационные типы рельефа имеют разломно–тектоническое происхождение и никак не связаны с деятельностью ледниковых покровов.

Исследования начались не вчера. В полевой сезон 1979 г., работая на скалистых берегах Кандалакшского залива, я обнаружил, что полированные и штрихованные округлые поверхности бараньих лбов в некоторых крупных обнажениях «уходили» (погружались) под блоки коренных пород. Стало быть, хрестоматийные ледниковые признаки могут иметь другое происхождение. В данном случае они образовались в результате тектонического надвигания одних блоков пород на другие. При таких надвиганиях происходит притирание смежных поверхностей блоков, их штриховка и полировка. При разрушении верхних надвинутых элементов взору являются типичные полированные и изборожденные бараньи лбы и курчавые скалы. Кроме того, при этом образуется масса глыб и валунов – за счет распада надвинутых крыльев (или блоков).

Ключ к разгадке вековой проблемы оказался лежащим здесь же, в неотектонически дислоцированных докембрийских породах. Для сбора дополнительного фактического материала необходимо было предпринять широкие геолого-геоморфологические исследования.

Последовавшие авторские двадцатилетние полевые работы на Кольском полуострове и в Карелии продолжаются и поныне. Было проведено также изучение деятельности ледников на Северном Кавказе и ледово-морских - дрифтовых процессов в Белом море. Совокупность работ показала, что «экзарационный» рельеф имеет разломно – тектонический генезис, и является следствием и зримыми следами неотектонических движений блоков земной коры.

В рецензии на мою книгу « Неотектоника восточной части Балтийского щита» (2000) в журнале «Геотектоника» (№2, 2002) «экзарационный» рельеф случайно назван «экзаменационным» рельефом. Но опечатка оказалась знаковой, символичной. Не выдержала экзамена ледниковая теория.

Широкое использование аэро - и космофотоснимков в сочетании с детальными наземными работами, позволило установить парагенетическую связь «экзарационного» рельефа с неотектоническими разломами, с зонами новейшей тектонической активизации кристаллического фундамента Балтийского щита. Системные доказательства этой принципиально новой концепции приведены в монографиях автора (В. Г. Чувардинский, 1992, 1998, 2000, 2001, 2004).

Связь экзарационных типов рельефа с разрывными структурами хорошо просматривается на участках сплошной или достаточно высокой обнаженности кристаллических пород. Важно также, что такие объекты, как бараньи лбы, курчавые скалы, полировка и штриховка пород поддаются наземной фотогеологической документации.

Конечно, интерес, в первую очередь, представляют зоны перехода и погружения отполированных и штрихованных плоскостей «лбов» под блоки коренных пород, так как они наглядно показывают именно тектонический генезис этих образований. Эти обстоятельства и послужили основанием для составления данного «Букваря неотектоники», как наглядного пособия для широкого читателя.

В стане ледниковистов новые идеи и доказательства тектонического происхождения ледниковых образований были встречены крайне враждебно. Видимо вузовские знания о ледниковой природе «экзаменационного» рельефа были основательно усвоены. Примером этому служит мой доклад на геологическом факультете СПбГУ в октябре 2003 г. по теме диссертации «Неотектоника восточной части Балтийского щита». Поскольку факультет выступал в качестве ведущей организации, была создана комиссия, возглавляемая специалистом по фауне брахиопод и трилобитов ордовика. Председатель и члены комиссии, не имели отношения к неотектонике, но зато твердо знали, что ледниковый период был. В итоге был вынесен следующий вердикт:

- Пересмотр основополагающих положений ледниковой теории не имеет под собой основания и недопустим.

- Взгляды автора по вопросам генезиса ледниковых типов рельефа противоречат всей сумме научных достижений в этой области. Ссылки на неотектонику не обоснованы.

Итак, сапоги начали тачать энтузиасты – пирожники. Никто не обратился за консультацией в НИИ Земной коры, где, судя по фундаментальности названия, должны работать крупные тектонисты (само здание НИИ расположено здесь же, в университетском дворе).

При желании комиссия могла убедиться в тектоническом генезисе « экзарационного»

рельефа, не выходя из аудитории №52, где состоялся доклад. Один из стендов был заставлен крупноформатными цветными фотографиями, снятыми соискателем на Кольском полуострове и в Карелии, и изображавшими хрестоматийные бараньи лбы, курчавые скалы, полировку, борозды, штриховку и другие формы «экзарации».

Это был наглядный «Букварь неотектоники». На одних снимках прослеживалось погружение отполированных и изборожденных склонов «лбов» под блоки коренных пород ( надвиго - взбросовый тип бараньих лбов), на других фотографиях были показаны типы «лбов», формирующихся при гравитационном сползании блоков, на третьих демонстрировались курчавые скалы и лбы сдвигового происхождения.

Просмотр «Букваря» убедил одних ученых в действительно тектоническом происхождении «экзарационных» форм, другие принимали это с оговорками.

Так заслуженный деятель науки РФ профессор Н. Н. Верзилин таким образом оценил выставку лбов (это отражено в протоколе): «Автор прав в том, что на показанных фотографиях объекты имеют тектоническое происхождение, но он не прав в том, что абсолютизирует это явление. Надо было бы написать: некоторые бараньи лбы образовались как результат неотектоники – ведь не все бараньи лбы им изучены».

Что тут скажешь? Действительно не все. Но дан ясный, обоснованный механизм их тектонического формирования. Это избавляет от длительной и изнурительной процедуры ставить на каждый «лоб» круглую печать: «проверено - лоб тектонический».

Была и другая, наиболее клерикальная точка зрения. Ее озвучил член ученого совета Г.

С. Бискэ: «Никто из наших и зарубежных ученых не подвергает ни малейшему сомнению ледниковый генезис бараньих лбов, полировки и штриховки. Это абсолютно беспочвенная постановка о якобы каком-то тектоническом происхождении форм ледниковой эрозии. Мы здесь стоим на страже нашей науки, мы не допустим, чтобы в нашем университете рассматривались подобные абсурдные идеи. Пусть покажет хотя бы одну зарубежную статью, где бы отрицалось оледенение».

Невообразимая смесь пролеткульта и низкопоклонства перед Западом глубоко засела в умы советско – постсоветских ученых!

Неожиданное продолжение дискуссии пришло с письмом видного ученого профессора Ф. С. Моисеенко, присутствовавшего на том заседании. «Сожалею,- пишет профессор,- что с фотоматериалами по Вашему докладу я ознакомился лишь после заседания. Они весьма наглядно и убедительно подтверждают Вашу правоту по тектоническому происхождению рельефа бараньих лбов, курчавых скал, штриховки и полировки пород. И если бы я увидел эти фотографии до обсуждения доклада, то выступил бы твердо и решительно в Вашу пользу, а так пришлось ограничиться общими словами».

Конечно, было бы полезно высокому ученому собранию услышать мнение заслуженного геолога, но я благодарен Федору Семеновичу и за «общие слова», так как в них ясно высказана поддержка моей новой методики валунных поисков рудных месторождений: «Разработки Чувардинского могут оказаться золотой жилой поисковой геологии». На фоне непримиримости научного актива это был момент истины.

Идеи ледниковой теории возникли на заре зарождения геологии в Европе и, к сожалению, продолжают жить, хотя давным давно вошли в противоречие с геологическими фактами и законами физики.

Академик Н.А.Шило (1981) Раздел 1.

Глава 1. Историческая справка 1.1. Начала ледниковой гипотезы Более 150 лет назад европейские натуралисты И.Венец, Ж. Шарпаньтье, Л.Агассиц выдвинули гипотезу о существовании в недавнем прошлом огромных ледниковых масс, покрывавших толстым слоем льда Европу, часть Азии и Америки. Поводом для выдвижения столь неожиданной гипотезы явилась попытка научного обоснования причин скопления на равнинах Европы валунов кристаллических пород. Вторым фактором, который основательно поспособствовал созданию ледниковой гипотезы, были сведения о находках “нетленных” трупов мамонтов в мерзлых грунтах Сибири.

Ученые того времени полагали, что только мощные покровные ледники могли разнести валуны и в пример ставили горные альпийские ледники.

В своем “Трактате о ледниковом периоде” (1840) Луи Агассиц писал: “Появление чудовищных ледниковых покровов означало уничтожение всей органической жизни на земной поверхности… Территория Европы, которая перед этим была покрыта тропической растительностью, внезапно исчезла под бескрайними массами льда…. Наступило безмолвие смерти”.

Но ледники, “внезапно погубившие Европу”, не только усеяли ее валунами.

Продолжатели дела Агассица – европейские ученые А.Гейки, О.Торрель, Дж.Гейки в своих опубликованных трудах (соответственно, в 1863, 1872 и 1874 годах) доказывали, что ледники выпахали в кристаллических породах Фенноскандии и Шотландии глубокие фиорды, озерные котловины, создали острова – шхеры, обточили и отполировали, покрыли бороздами и штрихами коренные породы, преобразовав их в бараньи лбы и курчавые скалы. Ледник создал также озы, краевые гряды, другие формы рельефа.

В 1876 г. географ П.А.Кропоткин в “Записках Императорского Русского географического общества” опубликовал монографическую работу “Исследования о ледниковом периоде”. Видимо, из-за выразительности названия в советско – постсоветской печати утвердилось мнение, что П.А.Кропоткин и был основателем ледниковой гипотезы. Но совершенно ясно, что западные ученые задолго до этого издали труды об этой достопочтенной гипотезе и даже разработали геологические признаки оледенений. Новых, неизвестных положений Кропоткин не выдвинул, да и название труда заимствовал у О.Торелля:

“Исследования о ледниковом периоде” (Стокгольм, 1872).

1.2. Теории: дрифтовая и ледниковая К середине 19-го века великие естествоиспытатели Ч.Ляйель, Ч.Дарвин и крупнейшие геологи того времени Р.Мурчисон и А.Кайзерлинг выдвинули и обосновали дрифтовую теорию. Суть ее заключалась в том, что валуны на равнинах Европы, Северной Азии и Северной Америки оставили плавающие льды – морской припай, айсберги. Это происходило в четвертичный период, когда эти низменные территории были покрыты водами северных морей.

Примером для авторов этой гипотезы являлись современные замерзающие моря, где процесс разноса валунов плавучими льдами развит широко. Ч.Ляйель и А.Кайзерлинг указывали также, что покровные ледники не могут разносить валуны и их не следует уподоблять горным ледникам, на поверхность которых в изобилии поступает обломочный материал с нависающих горных склонов в виде обвалов и осыпей.

Это была прогрессивная теория, не отягощенная всемирными катаклизмами и катастрофами, лежащими в основе ледниковой гипотезы. Но случилось так, что учение о ледниковых периодах овладело умами ученых задолго до развития такой науки, как гляциология, до того, как была изучена геологическая деятельность ледниковых покровов Гренландии и Антарктиды. Последующее их изучение, в том числе сквозное разбуривание ледяных масс, показало, что они вовсе не выпахивают коренное ложе и не перемещают крупнообломочный материал в своей донной части. На ледниковую поверхность такой материал поступает редко – на участках, выступающих надо льдом отдельных горных вершин.

Но к тому времени, когда появились начала гляциологии, ледниковая теория превратилась в незыблемое учение, в одну из главных теорий в науках о Земле. Кто будет обращать внимание на такие “мелочи”, как неспособность антарктического и гренландского ледников выпахивать ложе и перемещать валуны в своей донной части? Принцип актуализма – это нечто совершенно излишнее! В итоге, во всех учебниках, справочниках, энциклопедиях значится, что в четвертичный период равнины умеренных широт Северного полушария, Балтийский и Канадский щиты многократно – от 4-х до 20 раз покрывались мощными, антарктического типа, материковыми льдами. Широкое развитие получила ледниковая теория и в научно-популярной литературе.

На основе ледниковой теории разрабатываются стратиграфические схемы четвертичных отложений, составляются палеогеографические, геоморфологические, инженерно геологические карты, ведутся реконструкции климата. Смежные науки: зоогеография, ботаническая география, археология, экология, ландшафтоведение – в своей деятельности также руководствуются основными положениями ледниковой теории.

Важное значение для идеологии ледниковизма имеют вузы, - факультеты и кафедры соответствующих профилей. Преподавание там ведется исключительно с позиций « единственно верного» ледникового учения. Если альтернативная концепция и упоминается, то как наглядный пример «абсурда и полной неграмотности» в науке. Понятно, что затвердив установки ледниковой теории, сдав зачеты и экзамены, будущий молодой специалист не поступится усвоенными знаниями. Тем более, что защита диссертаций по тематике четвертичных оледенений поставлена на поток и любой постно-правоверный их сторонник ее легко защитит. Главное, - трафаретно придерживаться утвержденных схем. Выгодное это дело – ледниковая теория!

Десятилетия безраздельного царствования ледниковой теории в науках о Земле привело к занятию ее сторонниками важных номенклатурных постов и должностей в научных учреждениях, в редакциях, комиссиях. Особенно полно и безраздельно засилье ледниковизма в диссертационных советах и фондах РФФИ. Это мощный научно-корпоративный ресурс и пока диссоветы контролируют это важнейшее научно-карьерное звено, ледниковое учение не победимо.

Данная внушительная картина опирается на мощный разрекламированный фундамент, сложенный из более чем 220 гипотез о причинах ледниковых периодов (по подсчетам А.В.Лапшина, в 1988 г. уже было 200 «серьезных» гипотез и их число неуклонно продолжает расти с производительностью 1,5 – 2 гипотезы в год). Только известные “серьезные китайские предупреждения” американскому империализму пока превышают численность ледниковых гипотез.

1.3. Антиледниковая концепция Более полувека назад с критикой ледниковой теории выступил киевский зоолог и палеонтолог Иван Григорьевич Пидопличко (1905-1975). На основе зоологических, палеонтологических, ботанических и археологических данных он пришел к выводу об отсутствии оледенений равнин умеренных широт. В обосновании своей антиледниковой концепции, он широко использовал материалы по четвертичной геологии севера Европейской части страны и Западной Сибири и рассматривал валунные отложения (“морены “) как ледово морские – в рамках дрифтовой теории Ч.Ляйеля – Р.Мурчисона. Концепция Пидопличко наиболее полно изложена в его 4-х томной монографии “О ледниковом периоде” (1946, 1951, 1954, 1956).

Гонения на работы И.Г.Пидопличко начались вскоре после выхода его первой книги (1946г.). Научная общественность не могла пройти мимо “доморощенной реакционной затеи” (так ледниковисты именовали взгляды исследователя). От последствий коллективной советской критики Пидопличко спасло то, что внимание и силы научного сообщества переключились на многолетнее ожесточенное поношение “реакционных буржуазных лженаук” – генетики и кибернетики и на высмеивание теории дрейфа континентов А.Вегенера. Теперь это “хорошие” и очень популярные у нас науки и теории. Естественно, в знаменосцах оказались и недавние шельмователи. Кто не хочет получить большие и очень большие научные лычки?

Но нельзя было пустить на самотек и антигляциализм. Было проведено несколько научных собраний и приняты резолюции о “реакционной” сущности взглядов Пидопличко. Но этого показалось мало и после гневных осуждений работ И.Г.Пидопличко, в научные библиотеки стали поступать предписания об изъятии трудов Пидопличко из обращения. С их итогами уже в наше время познакомился доктор философских наук В.Н.Демин. Вот что он пишет в своей книге “Загадки русского Севера” (М. 2000): “Семь книг, направленных против абсолютизированной ледниковой догматики, парализовавшей науку, и почище всякого ледника проутюжившей историю, написал академик И.Г.Пидопличко (1905-1975). Но попробуйте сегодня прочитать эти книги. В Российской государственной библиотеке 4-х томная монография “О ледниковом периоде” (1946-1956) сдана в архив и читателям не выдается. К книгам, где собран и обобщен уникальный геологический, климатологический, ботанический и зоологический материал, опровергающий ледниковую “теорию” в ее нынешнем догматическом виде, нет доступа и в других библиотеках.” (В.Н.Демин, 2000, с.22) После удачного завершения “библиотечного дела” была избрана тактика полного замалчивания трудов И.Г.Пидопличко. Эта тактика успешно действует и поныне, разумеется, и в отношении других отступников.

А что вы хотите? Разве в науке централизм и коллективизм слабее, чем в Союзе писателей, который, к примеру, заставил Б.Л.Пастернака отказаться от уже присужденной Нобелевской премии. Если бы Пастернак мог выбирать, то надо было получать Ленинскую премию. Пошел бы Союз писателей против ленинского лауреата? Нет, все было бы как в сказке Корнея Чуковского: “Ослы ему славу по нотам поют, козлы бородою дорогу метут”!

Однако вернемся к нашим геологическим заботам. Значительная часть тиража книг Пидопличко разошлась до запретительных мер и некоторые читатели – географы, ботаники и зоологи поддержали антиледниковые идеи. Но особенно большую поддержку новой концепции оказали геологи, геоморфологи и мерзлотоведы, работавшие на севере Западной Сибири и в Большеземельской тундре. Они установили, что в валунных суглинках (“морене”) содержатся раковины морских моллюсков, фораминиферы, остаточные морские соли. Валуны в эти морские отложения попадали посредством их разноса припайными льдами и айсбергами. Была подтверждена правильность дрифтовой теории, но одновременно стало ясно, что она не универсальна и отвечает только на некоторые, хотя и очень важные вопросы. Тогда, в 50-70-е годы время кардинальных открытий еще не пришло. То были десятилетия широких экспедиционных исследований, сбора и накопления огромнейшего фактического материала по четвертичной геологии, геоморфологии, мерзлотоведению, неотектонике, гляциологии, палеогеографии четвертичного периода. Был выполнен исключительно большой объем аналитических работ: споровопыльцевых, микрофаунистических, диатомовых, гранулометрических, а также изотопных, в первую очередь радиоуглеродных.

Эти материалы являются богатейшим наследством ушедшей эпохи великих геологических исследований. Они еще подлежат осмыслению и детальному анализу с позиций новых идей и разработок.

В последующих главах книги в краткой форме будут рассматриваться вопросы геологической деятельности ледников, палеогеографические аспекты проблемы оледенений, и уже затем вопросы формирования главных регалий ледниковой теории – “экзарационного” рельефа. Это утяжеляет “Букварь”, но читателю не лишне получить представление о состоянии дел в ледниковом учении.

Признавать способность ледниковых масс механически разрушать горные породы – значит приписывать им мифические свойства.

Академик Н.А.Шило, профессор И.Д.Данилов (1984) …Лишь с очень малым основанием можно говорить о леднике, как факторе, подготавливающем материал морен, т.е. эродирующем.

Академик К.К.Марков (1986) Результаты исследований показывают малое значение денудационной деятельности ледников, называемой экзарацией. Ледники текут по поверхности, не разрушая даже рыхлых отложений.

Профессор Ю.П.Селиверстов (1999) Глава Динамика и геологическая деятельность ледников Нередко выдвигается аргумент:

Как можно отрицать четвертичное оледенение, когда вот они ледниковые покровы Антарктиды, Гренландии, арктических островов! Аргумент впечатляющий,но как говорил У.Черчилль «кто-то может потребовать признать его императором, а кто-то бакалейщиком.

Признание бессмысленно без определенной формулы». В нашем случае надо сначала выяснить могут ли покровные льды производить ту работу, которую им принято приписывать. Может случиться так, что кивать надо не на ледники, а совсем на другие геологические процессы.

Полтора века господствует ледниковое учение, но так и не выведена формула былых покровных оледенений, нет достоверных признаков пребывания ледников на равнинах умеренных широт. Но настало время попросить ледниковую доктрину подтвердить свои полномочия и притязания. Очень хорошо, что на Земле имеются настоящие (а не виртуальные) ледниковые покровы. Имеется полная возможность изучить динамику ледников, их геологическую деятельность, влияние на климат и растительность, разработать критерии былых оледенений. К настоящему времени основная часть этой масштабной работы выполнена.

Поколениями ученых и инженеров собран огромный фактический материал, многие ледники, в том числе Гренландский и Антарктический пробурены насквозь, тысячи метров керна детально изучены. Полученные результаты можно подытожить.

1. Покровные ледники и ледниковые купола движутся посредством вязко-пластичного течения льда и скольжения элементарных пластинок льда по внутриледниковым сколам. Скорость движения довольно значимо меняется по разрезу ледниковой толщи. Активнее всего перемещаются средняя и верхняя толщи льда, тогда как скорость движения придонных горизонтов снижается до нуля. Такая особенность перемещения льда в ледниках, лежащих на плоском основании, приводит к тому, что в опережающем движении средние и верхние горизонты льда постоянно сползают к основанию льда, блокируя продвижение придонных слоев льда, что делает не реальными предположения о перемещении донно моренного материала из центра оледенения.

2. Самые нижние, придонные слои льда покровных ледников Арктики и Антарктики не участвуют в общем движении ледника, они приморожены к ложу и, стало быть, не выпахивают его и не перемещают глыбы-валуны.

3. Скорости движения поверхности льда даже в мощнейших ледниковых покровах невелики (не следует путать их с горно-долинными и выводными ледниками). По результатам советских, американских и британских исследований в Антарктиде в районе ст. Восток расстояние 150 км лед проходит за 150-200 тыс. лет, т.е. движется со средней скоростью менее 1 м в год, а в центрально-ледниковой области ледник преодолевает расстояние в км за 1 млн. лет (!), т.е. движется со средней скоростью 0,05 м в год.

20 четвертичных периодов, или 20 млн. лет потребовалось бы виртуальному вюрмскому (валдайскому) леднику, чтобы преодолеть расстояние от Скандинавии до верховий Днепра. А в утвержденных стратиграфических и палеогеографических схемах на это ему отводится 7- тыс. лет, (общая продолжительность валдайской ледниковой эпохи у разных авторов от 10 до 15 тыс. лет). Как видим, теоретические четвертичные покровные льды “пробегают” тысячеверстные расстояния с непостижимой скоростью. А поскольку выделяется от 4-6 до ледниковых эпох (и сколько же межледниковый), то скорость их движения не поддается никакому объяснению.

Роль придонной морены ничтожна и говорить о леднике как факторе эффективно эродирующем нет основания профессор М.И.Иверонова (1952) 2.1. Моренный материал в ледниках Ледники горно-долинного типа на своей поверхности транспортируют большое количество обломочного материала, в том числе огромные глыбы. Это особенно поражало первых исследователей альпийских ледников – создателей ледниковой гипотезы. На поверхность горных ледников каменный материал непрерывно поставляется с нависающих горных склонов, в основном за счет горных обвалов, осыпей и лавин, тоже несущих обломки камней. Рельефообразующая деятельность горно-долинных ледников хорошо известна:

посредством транспортировки “на спине” ледника обломочного материала у его основания формируются конечные морены, а близ горных склонов – боковые морены. В горных ледниках поверхностная морена часто погружается в толщу льда, сгружается в поперечные трещины (особенно в зонах ледопадов – на крутых перегибах рельефа). Часть каменного материала переходит во внутреннюю морену, а часть достигает коренного ложа, переходя в подледниковую (или поддонную) морену. Так формируется подледниковый “промежуточный моренный слой”, который может занимать свое положение неопределенно долго. При отступлении ледника или его разрушении (а такое случается с ледниками, имеющими очень крутые уклоны ложа) может образоваться мощный сель и вся водно-ледово-обломочная масса сносится вниз по долине на десятки километров, формируя в свою очередь селевые “конечные морены”.

Совсем другое положение с покровными ледниками, лежащими, как правило, на плоском основании. На поверхность таких ледников осыпной “моренный” материал практически не поступает, за исключением участков горных хребтов, выступающих над ледником. В Антарктиде – это Трансантарктический хребет. Выделить подобные хребты в Скандинавии, а тем более на Русской равнине, не представляется возможным. так как Скандинавию принято покрывать 3-х км толщей льда.

Но нас прежде всего интересует вопрос перемещают ли ледники донную морену, которая в учебниках и справочниках обычно изображается в виде мощной толщи мореносодержащего льда, сплошь начиненного глыбами и валунами величиной с избу. На самом же деле, в придонных слоях льдов, особенно покровных ледников, если и имеется “моренный” материал (обычно в виде вылевидных частиц) – он примерзает к днищу ледника, то в мизерных количествах. Да и сама толщина “мореносодержащего”, но точнее пылесодержащего слоя льда измеряется дециметрами или первыми метрами, а вовсе не составляет 1/3 толщины ледника, как это изображается в упомянутых пособиях.

Большой вклад в дело количественных подсчетов моренного материала в разных частях горно-долиных ледников внесли известные гляциологи Э.Эвенсон и М.Клинч (1987). Они проводили многолетние работы на ледниках Аляски – одном из самых динамичных горно ледниковых районов Земли. Исследования охватили 11 ледников Аляски, но особенно детально велись на ледниках Макларен и Галкана. Для количественной оценки вклада различных механизмов переноса обломочного материала ледниками проводилось:

1) детальное картирование боковых и конечно-моренных отложений;

2) изучение путей переноса материала к границам ледников;

3) генетический анализ надледниковых, внутриледниковых и подледниковых отложений.

В результате ученые установили, что главным агентом в перемещении обломочного материала являются водные процессы. У исследованных ледников 90 процентов материала, отложенного в краевых частях ледников, принесены водными потоками с вышерасположенных участков ледников и окружающих горных склонов. Поверхностные и срединные морены поставляют около 10 процентов обломочного материала, а количество материала, поступающего из нижних горизонтов льда – из придонной морены пренебрежительно мало.

Таким образом, даже в таких благоприятных для ледникового транспорта условиях, каковыми являются горно-долинные ледники с их крутыми уклонами ложа, перемещение ледником донно-моренного материала “пренебрежительно мало” и почти 100 процентов обломочного материала перемещается иными процессами. И если значительная часть материала в горных ледниках перемещается в виде поверхностных и срединных морен, то на ледниковых покровах, перекрывающих равнинные территории таковых не имеется.

Материалы по горному оледенению Тянь-Шаня, также показывают, что в донной части ледников морена практически не содержится, хотя поверхностные и срединные морены развиты хорошо. Изучавшая эти ледники М.И. Иверонова (1952) пришла к следующему принципиальному выводу: “роль придонной морены ничтожна и говорить о леднике как факторе эффективно эродирующем нет основания”. Ещё более впечатляющие результаты получил крупный французский гляциолог Ж. Пойр (1968). На основании изучения горных ледников Альп, Аляски, Южной Америки, он пришёл к выводу, что морена, которая наблюдается в основании горно-долинных ледников и считается донной мореной, на самом деле формировалась, в основном, путём сгруживания поверхностных и внутренних морен во время периодических отступаний ледников. Ледники просто перекрывали эту морену при новых продвижениях вниз по долинам.

«Все, что известно о механизме ледниковой эрозии, в высшей мере случайно. …Имеющиеся данные совершенно недостаточны для какого-либо заключения о действенности ледниковой эрозии».

Акад. К.К. Марков (1986) 2.2. О ледниковой эрозии Итак, в донных частях ледников обломочный материал имеется в небольшом количестве или отсутствует. Ледники в своей донной части в сколько-нибудь заметных масштабах не перемещают валунный материал и консервируют рельеф.

Помимо этих фактов имеется немало и прямых наблюдений, ставящих под сомнения идеи об огромной выпахивающей деятельности ледников. Ещё в начале 20 века Т. Чемберлин и Р. Солсбери указывали на крайнюю слабость ледниковой эрозии. Согласно их наблюдениям, при движении ледников по ровному месту под ними сохраняется даже почва, находящаяся в мёрзлом состоянии. Впоследствии наблюдения Чемберлина и Солсбери были подтверждены на примере изучения других ледников. Так долинный ледник Твин (Канада) при своём отступлении обнажил мёрзлый, но хорошо сохранившийся “доледниковый” тундровый почвенный покров с корневой системой тундровых растений (В.Бергсма и др. 1984). Это наглядный пример отсутствия ледникового выпахивания даже в долинном леднике, имеющем существенный уклон ложа.

К этим наблюдениям можно добавить факты вытаивания из-под ледников нетронутых рыхлых отложений – морских песков с раковинами молюсков, песчано-глинистых кор выветривания, полигональных грунтов, поселений древнего человека. Оказывается, даже выводные ледники, обладающие несравненно большей энергией, не выпахивают своего ложа.

Так в Исландии поля викингов были перекрыты выводными ледниками. Ныне эти поля вытаивают из-под них и предстают в первозданном виде без следов экзарации (Л,Д. Долгушин, Л.Б. Осипова. Ледники. М.1989).

Видный географ и гляциолог Дж. Ингланд (1986) при изучении ледников Канадской Арктики также установил их крайне незначительное воздействие на подстилающие отложения.

В связи с этим он писал: “Возникают сомнения в реальных возможностях такого фундаментального процесса преобразования ландшафтов, каким считается ледниковая эрозия ”.

А какие результаты получили гляциологи по Гренландскому ледниковому покрову?

Датский исследователь этого ледника Б.Фриструп (1964) после основательного изучения динамики и температурного режима ледника, анализа данных, полученных при его разбуривании, пришёл к выводу, что, вследствие отрицательных температур на ледниковом ложе, ледниковый щит приморожен к подстилающим породам и нижние придонные слои не участвуют в общем движении льда. Новейшие исследования подледного рельефа Восточной Антарктиды, выполненные А.Н. Ласточкиным и Ю.В. Гришиным (2005), также указывают на отсутствие экзарации. По их данным в подледных условиях Антарктиды происходит консервация рельефа. А это значит, что даже огромные ледники не производят выпахивания ложа и не перемещают валуны в своей донной части, а лишь консервируют рельеф.

2.3. Об антарктическом подледниковом озере Восток А вот другие поразительные факты, которые приподносит великий Антарктический ледниковый покров. Имеются в виду уже достаточно давно открытые подледниковые озерные бассейны, существующие миллионы лет, но тем не менее их водную массу до сих пор не выпахал ледник, не “размазал” её по ложу и даже не засыпал мореной. Поэтому видные исследователи Антарктиды И.А. Зотиков, К.С. Лосев, Г. Освальд и К. Робин пришли к выводу о крайне слабой ледниковой экзарации и ничтожном содержании моренного материала в донной части этого мощнейшего ледника.

К настоящему времени данные по подледниковым озерам пополнились необычайно интересными материалами. В центральной части Антарктиды в районе ст. Восток ледниковый покров был пробурен скважиной 5Г-1 и в результате комплексных геофизических и буровых работ было открыто самое крупное подледниковое озеро Восток. Сведения об этом озере и ледниковом покрове в районе скважины приводятся в «Проблемах Арктики и Антарктики»

(вып.72, 2000), а также в «Основах изотопной геокриологии и гляциологии» (Ю.К. Васильчук, В.М. Котляков, 2000).

Глубина скважины 5Г-1 3623 м, из них 3538 м она прошла по ледниковому льду и 85 м по озерному льду. Длина озера 285 км, ширина от 7 до 50 км, толщина водного слоя (т.е.

глубина озера) до 700 м и возможно более. По своей площади озеро Восток больше Онежского озера и гораздо глубже его. Это как бы в 3 раза уменьшенный Байкал.

И.А. Зотиков и Н.С.Дансбери в работе «О генезисе озера Восток (Антарктида)»

(Доклады Академии наук, Т. 372, №6, 2000) на основании данных бурения и детальной проработки геофизических и других материалов по подледниковому озеру Восток установили следующее:

1. Озеро Восток занимает глубокую котловину в коренных породах. Толщина воды в нем (т.е. глубина озера) достигает 500-700 м.

2. Водоем сформировался ещё в доледниковое время. К началу развития оледенения водная гладь озера была перекрыта озерным льдом и нарастающие снежные массы (превратившиеся затем в фирн и лёд) равномерно ложилась на озёрный лёд и окружающий ландшафт.

3. Возраст озера Восток – несколько десятков миллионов лет и в нем могли законсервироваться древние водные организмы.

Выводы учёных представляются обоснованными, но наибольший интерес вызывает вопрос: почему мощный материковый ледник не выпахал озеро вместе с его водой и толстым озерным льдом и не заполнил котловину своим льдом и заодно донной мореной? О чём это говорит? Прежде всего о том, что, видимо, никакого выпахивания огромный ледниковый покров не производит и не несёт в своей донной части морены.

Сохранность водной массы озера возможна по двум причинам:

1. Нижние горизонты материкового льда неподвижны.

2. Давление массы льда распределено равномерно как по площади озера, так и окружающей подледной местности.

Этот феномен заслуживает дополнительного пояснения. Озеро лежит в глубокой тектонической котловине, его дно и борта сложены прочными кристаллическими породами.

Ледниковая плита, в связи с её неподвижностью или слабой подвижностью и равномерным распределением силы тяжести по озёрной поверхности и прилегающей местности, не нарушает гравитационного равновесия, и водная масса, хотя и находится под громадным давлением, остаётся в той же котловине.

И ещё один вывод: При пересеченном рельефе, льды, заполнившие котловины и ущелья остаются в них без движения, омертвляются. Какое уж тут выпахивание глубочайших фиордов!

Ледяной керн скважины 5Г-1 может стать моментом истины: а) мощнейший ледник не только не выпахивает коренные породы, но и не может выпахать и размазать по своему ложу толщу озерной воды;

б) в нём не содержится учебно-привычной толщи мореносодержащего льда с огромными валунами и глыбами, а в ледяном керне встречены только пылевидные - частицы микронной размерности – на глубине 3311 м и 3538 – 3609 м. В журнале «Вокруг Света» (№2,2004) В.М Котляков приводит следующие сведения о составе этих «моренных»

слоев: это вулканический пепел, частицы метеоритов, а также пыльца, споры и бактерии. Но где, воспетая в справочниках и пособиях, огромная транспортирующая роль придонных горизонтов льда? Почему бы леднику не действовать по теории и не принести глыбы-валуны если не со дна озера, то с других участков, где имеется коренное ложе, и заодно придать им утюгообразную форму? Рушатся канонические представления об огромной экзарационной и транспортирующей деятельности покровных ледников!

Итак, изучение современных покровных ледников показывает, что льды не только не выпахивают свое ложе, но и предохраняют его от разрушения, от денудации. Но с другой стороны, имеются многочисленные факты, особенно в горах, когда из-под отступающих ледников обнажаются отполированные и штрихованные скалы. Эти образования изначально считались и считаются самыми яркими следами экзарационной и выпахивающей деятельности ледников. Они положены в основу всего ледникового учения и относятся к его главным критериям.

Выше приводились примеры хорошей сохранности под ледниками разного рода рыхлых образований, в том числе почвенного покрова с замороженной тундровой растительностью. И вот бараньи лбы, вытаивающие из-подо льда. Картина впечатляющая! Неужели работает ледниковая синергетика и учебно-показательный ледник знает, что и где выпахивать, а что сохранять в первозданном виде? Или он норовит выпахивать только кристаллические породы, а на рыхлые не обращает внимания? Но лучше отойти от мистики и задать вопрос: а действительно ли бараньи лбы и штрихованные скалы творение ледника? Ответ на этот вопрос даётся в четвёртой главе книги. Здесь ограничимся пояснением: указанные «лбы», штрихованные и полированные скалы – это не что иное, как тектонические зеркала скольжения, следы тектонических (взбросовых и надвиговых) перемещений блоков и пластов пород по разломам. Эти разрывные дислокации имеют широкое развитие в горах и на кристаллических щитах. Что касается ледников, то они лишь занимают тектонические долины, движутся по ним, предохраняя от выветривания тектонические полированные и штрихованные скалы, получившие название бараньи лбы и курчавые скалы. Естественно, что «лбы» в конце концов, вытаивают из-под ледников, изумляя путешественников.

Глубоко прав академик Н.А. Шило (1981), писавший в своей монографии «Основы геологии россыпей»: «Утвердившиеся положения о деструктивной деятельности ледников давно пришли в противоречие с новыми данными. Такие параметры льда, как модуль упругости, сопротивление сдвигу и т.д., не идут ни в какое сравнение с аналогичными характеристиками горных пород, на поверхности которых формируются ледники или ледниковые покровы. Поэтому говорить, - указывает Н.А. Шило, - о механическом разрушении диагенизированных пород ледниковыми массами равносильно признанию мифических свойств за последними». С этим выводом могли бы согласиться и сторонники оледенений - Г.С. Ганешин, И.И. Краснов, Е.П. Заррина, другие составители карты «Четвертичных отложений Евразии» масштаба 1: 5 000 000, которые перевели лёд ледниковых покровов в воздушный генетический тип отложений. И это правильно, воздушные типы отложений не могут выпахивать кристаллические породы.

2.4. Недавний эксперимент Крушение самолета в южноамериканских Андах в 1947 г. привело к постановке необычайного гляциологического эксперимента. Это был четырехмоторный бомбардировщик «Ланкастер»британского производства, совершавший грузопассажирские рейсы из Аргентины в Чили. В условиях отсутствия видимости он врезался в крутой склон горы Тупунгато (ее высота 6800 м) и вместе с образовавшейся лавиной и камнепадом обрушился на поверхность горно-долинного ледника Тупунгато, в его верховьях. За полвека обломки самолета преодолели 5 километровый путь от верховий ледника до его окончания (языка). Здесь часть обломков самолета вытаяла, вошла в состав конечной морены и наконец-то в 1990 г. спустя 53 года после катастрофы, эти обломки были найдены.

Аргентинская поисковая экспедиция собрала множество обломков фюзеляжа и крыльев самолета, было найдено шасси, одни из двигателей, одна из лопастей, а также останки 4-х человек из 11 летевших. Эти работы детально документировались, был также снят цветной документальный фильм, который неоднократно демонстрировался по ТВ на канале «Discovery». Но было найдено только около 10% объема обломков самолета, остальные 90% не обнаружены. Эта загадка, а также степень ледниковой обработки обломков самолета представляют интерес для гляциологии. Оказалось, что найденные дюралевые части самолета не несут никакой ледниковой обработки, на них нет ни штрихов, ни ледниковой полировки.

Сохранились даже покраска дюралевых фрагментов, их маркировка, выполненная масляными красками. Останки людей, их одежда и обувь также не «перемолоты» ледником. Не сработали необычайно распространенные учебно-теоретические представления о действии ледников наподобие жерновов.

Но где остальные 90% обломков самолета? Представляется (и это утверждают аргентинские специалисты-гляциологи), что в процессе движения льда эти обломки под действием силы тяжести постепенно погружались в тело ледника и в виде внутренней морены двигались к ледниковому языку. При этом часть их, вероятно, попала в полосу поперечных трещин, рассекающих ледник, и спроектировалась на коренное ложе. Так обломки «Ланкастера» вошли в состав ледниковых отложений («донной морены») и, видимо, уже не появятся на поверхности до растаивания ледника. В основе загадки с пропавшей основной массой обломков самолета лежат особенности транспортирующей деятельности ледников:

перемещение обломочного материала идет на поверхности и внутренних частях ледяной толщи, а подобный материал, попадающий по ледниковым трещина на ложе ледника, остается на месте. Можно отметить соответствие этого вывода результатам исследований Ж. Пойра, о котором пишется в конце раздела 2.1.

Но сторонники ледникового учения не считают нужным учитывать данные гляциологии (иначе от ледниковой теории мало что остаётся). Вот что пишет видный современный исследователь ледников Антарктиды и ледников Арктики Д.Ю.Большиянов в «Проблемах Арктики и Антарктики» (2000): «Для современного этапа развития ледниковой теории характерно полное игнорирование тех закономерностей движения ледников, которые исследуются такой наукой, как физика ледников. Имеющиеся многочисленные данные, достаточно определенно свидетельствуют о том, что холодные арктические ледники покровного типа не способны производить активную механическую работу по преобразованию ледникового ложа».

В угоду гляциалистической концепции приходится самым жестоким образом калечить флористические факты.

Профессор М.В.Клоков (1955) Глава Палеогеографические аспекты ледниковой теории Крупные отечественные и зарубежные ученые, прежде всего ботаники, зоологи и палинологи, собрали большой и исключительно важный материал по развитию растительного и животного мира в четвертичном (ледниковом) периоде, по климатам и ландшафтам этой эпохи.

Эти материалы объективно свидетельствуют, что развитие растительного и животного мира на площадях предполагаемых покровных оледенений не прерывалось, а шло поступательно в соответствии с теми природно-климатическими изменениями (морские трансгрессии, горообразование, экспансия и деградация мерзлоты, колебания ледников), которые имели место в четвертичном периоде (работы И.Г.Пидопличко, Г.У.Линдберга, В.Н.Васильева, М.В.Клокова, П.И.Дорофеева). Как справедливо писали в своей книге “Физическая география СССР” (1958) советские географы Ф.Н.Мильков и Н.А.Гвоздецкий: “В настоящее время палеогеографические исследования (преимущественно изучение остатков ископаемой фауны и флоры) не дают оснований говорить о существовании в ледниковую эпоху необычайно суровых климатических условий. Наоборот, имеющиеся палеоботанические, палеозоологические и археологические данные свидетельствуют, что климат ледниковой эпохи хотя и был более холодным и более континентальным, чем сейчас, но не настолько, чтобы в непосредственной близости от ледника не могла обитать богатая фауна и произрастать не только хвойные, но и обедненные широколиственные леса”.

Стало быть климат “ледниковых эпох” был совсем не ледниковый, скорее он напоминал современный климат и растительность Сибири, причем не самых суровых ее районов. К настоящему времени опубликованы работы ботаников и зоологов, из которых следует, что растительность северо-таежного типа, тундро-степи и (на самом севере) тундры занимали обширную территорию Европейской части России и соответствующая растительность произрастала там во время позднеплейстоценового оледенения!

3.1. О холодном дыхании ледника и “бегстве” растений А как быть со страшным “холодным дыханием ледника”? Как случилось, что “обедненные широколиственные леса” произрастали в непосредственной близости от ледника?

Разве веет теплом от Гренландского и Антарктического ледниковых покровов? Целые десятилетия в научных институтах развивалась концепция о губительном влиянии холодного дыхания ледника на все живое, в первую очередь, на растительность.

Вот как описывает теоретические последствия “смертоносного дыхания ледника” советский учёный Г.И.Дохман в своей книге “История растительности СССР” (М. 1938):

“Роскошная растительность в местах перекрытия ледником была уничтожена полностью.

Какая-то часть растений, гонимая волнами холода, двинулась к югу, ища там убежища для переживания столь тяжелой катастрофы, скрываясь от холодного дыхания ледника. Движение на юг этим растениям было преграждено высокими горами…” Хорошо еще, что не Змеем Горынычем, с его непомерно жарким дыханием!

В Северной Америке по Г.И.Дохман, только часть растений, “гонимая ледником двинулась к югу, другая часть травянистых, древесных и кустарниковых растений сохранилась в пределах самого ледника, на отдельных возвышенностях не покрытых льдом”. Выходит, что “холодное дыхание” не действовало на растительность, находившуюся в объятиях ледника. Он что, затаил дыхание или соорудил оранжереи? Вершины, возвышающиеся над поверхностью покровного ледника полностью находятся в поясе вечных снегов и вечного мороза и оставлять там растительное сообщество – значит обречь его на “дохман”.

А вот как развивает идеи “дохманизма” академик А.А.Гроссгейм (1960) в своей книге “В горах Талыша” (юг Азербайджана): “Далеко на севере от Талыша разыгрывается потрясающее событие ледникового периода: земля одевается льдом, происходит массовое вымирание деревьев и трав, бегство и отступание их на юг. Талыш переживал в это время плювиальный период прохладный и влажный… В этот плювиальный период Талыш стал приютом многих растений от смертоносного дыхания ледника. Он впустил в свои пределы средиземноморцев, которые в поисках теплого убежища бежали от ледника на юг”.

Задал задачки академик!

1. Почему вдруг средиземноморские растения снялись с насиженных мест и побежали через моря и горы в Талыш? От кого побежали? Ведь до Средиземного моря ледниковый покров пока не принято продвигать.

2. Почему средиземноморцы начали срочно эвакуироваться в явно неблагоприятный по климату Талыш, “переживавший плювиальный период, прохладный и влажный”? Средиземноморцы – это ксерофиты, растения, приспособленные для обитания в сухом и достаточно жарком климате и расселять их в дождливый и прохладный климат равносильно обречению на вымирание.

Но представители уникальной растительности Средиземноморья, вопреки академику, и не думали никуда бежать. Они продолжали произрастать и плодоносить в привычном для себя климате, предпочитая каменистый почвенный субстрат неведомым почвам, подстерегающим их на тысячеверстном пути в Талыш.


Читателю, желающему развеять чары теории бегства растений, можно рекомендовать капитальную монографию “Восточноевропейские леса” (М. 2004), в которой показано, что на территориях, якобы занятых позднеплейстоценовыми ледниковыми покровами, на самом деле продолжала произрастать разнообразная растительность – от лиственных и хвойных деревьев до лесотундровых и тундровых ассоциаций – на самом Севере. Никакого бегства, хотя характер растительности менялся на протяжении плейстоцена и голоцена.

В знаковой статье “Был ли ледниковый период?” (журнал “Энергия, экономика, техника, экология” № 1, 2005) видный биолог и биогеограф В.Н.Калякин пишет: “В позднем вюрме (т.е.

в позднем плейстоцене) пыльца и многочисленные макроостатки древесных видов найдены не только у границ моделируемых ледников, но и на занимаемых ими площадях. Но и эти важнейшие факты не заставляют гляциалистов переосмыслить свои представления”.

В этой же статье В.Н.Калякин приводит дополнительные аргументы: “необъяснимым в рамках ледниковой гипотезы остается факт существования десятков видов растений с реликтовыми ареалами (включая эндемов) на территориях якобы подвергавшихся сплошному оледенению”. Реликты и эндемы растительного мира, как и ныне, росли в ассоциации с обычными для таежной и горно-таежных зон древесными и кустарниковыми видами растений.

Более того, даже в центре предполагаемого оледенения – в Фенноскандии, где ледниковая “пята” изображается наиболее продолжительно существовавшей, выявлены многочисленные реликтовые и эндемичные виды растений и животных, переживавших ледниковый период на месте (работы Р.Нордхагена, А.Хансена, Х.Броха, С.Экмана, Б.А.Мишкина, Р.Н.Шлякова, Е.В.Вульфа, В.Н.Васильева).

Дискуссия по вопросу “перезимовки” рядом высших растений и животных ледникового периода в Фенноскандии ведется более полувека. Результаты ее в основном, сводятся к следующему:

1. Факт наличия реликтовых и эндемичных растений и животных в составе флоры и фауны Фенноскандии признается большинством исследователей;

2. Большинство ученых также считает возможным признать теорию “перезимовки” растений и животных в течение последней ледниковой эпохи. Согласно этим представлениям они находились в убежищах – в основном на горных вершинах, возвышающихся над ледниковым покровом. Эту теорию поддерживают и многие крупные геологи и географы (У.Хольтедаль, Л.Р.Серебрянный, Р.К.Баландин).

Единственный недостаток этой теории – невозможность произрастания высших растений (а также обитания животных) как на горных вершинах, возвышавшихся над сплошным ледниковым покровом, так и в других убежищах в центре материкового оледенения с толщиной льда до 4 км.

Прав был выдающийся и очень смелый ботанико-географ В.Н.Васильев (1961) писавший: “Биогеографические данные обязывают отказаться от ледниковой гипотезы в любом ее варианте”. Эта смелость обошлась Виктору Николаевичу не утверждением Ботаническим институтом АН СССР научных тем, со всеми вытекающими последствиями.

3.2. О Новоземельском центре оледенения Кроме Скандинавского центра оледенения в анналах ледниковой теории прочно закрепился еще один мощнейший центр оледенений – Новоземельский, посылавший свои льды толщиной 3-4 км на север Русской равнины, на Нижний Дон и в Западную Сибирь. Эти утверждения многим казались правдоподобными – ведь на Новой Земле – на ее Северном острове имеется горно-покровное оледенение. Но в конце концов все встало на место. И заслуга в этом принадлежит как ботанико-географам, так и геологам.

Палеоботанические исследования четвертичных отложений и торфяников Новой Земли (преимущественно Южного острова) принесли интереснейшие результаты. По данным спорово-пыльцевых анализов, ботанического изучения торфяников и растительных остатков было установлено, что во время предполагаемых оледенений на Южном острове произрастала та же тундровая растительность, что и теперь.

“Ни одно из плейстоценовых оледенений не охватывало всю территорию Новой Земли, всегда оставались участки суши, свободные ото льда и выполнявшие функции очагов жизни”, пишут известные палеогеографы Л.Р.Серебрянный и Е.С.Малясова (1993). И далее резюмируют: “Именно так можно констатировать преемственность и высокую организованность растительных сообществ на Новой Земле”. Здесь важно отметить, что к выводам об отсутствии сплошного оледенения Новой Земли и тем самым исключения ее из реестра центров материковых оледенений, пришли не антигляциалисты, а сторонники ледниковой теории – Л.Р.Серебрянный (он наиболее привержен ледниковым идеям) и Евгения Сергеевна Малясова – крупнейший отечественный палинолог. Но все-таки первыми исследователями, кто привел веские доказательства отсутствия четвертичного покровного оледенения на Южном острове Новой Земли были геологи А.С.Красножен, В.С.Зархидзе и микрофаунист О.Ф.Барановская (в публикациях 1982г.) К выводам, что Новая Земля не была центром материковых оледенений, на основании гляциологических исследований и биогеографических материалов пришел также В.Н.Калякин (1995,2004). Он отрицает позднеплейстоценовое покровное оледенение Южного острова. В этом его поддерживают И.Г.Авенариус и Н.Н.Дунаев (1999), выделяющие только горно долинное оледенение этого острова. В работе 2005г. Д.Ю. Большиянов указывает, что торфяники Новой Земли накапливались 15 тыс. лет назад, следовательно, покровного оледенения в поздневалдайскую эпоху не было.

Приведенные материалы и выводы исследователей полностью меняют устоявшиеся представления о Новоземельском центре покровного оледенения – оказывается такового не было и Новая Земля не могла посылать свои льды в Большеземельную тундру и в Западную Сибирь. Впрочем, генезис развитых там валунных суглинков ледово-морской, что уже достаточно давно было доказано геологами-съемщиками и учеными МГУ и ВНИГРИ.

3.3. Насекомые и пресноводные рыбы против ледникового периода Оказывается свой вклад в палеогеографию могут внести и насекомые. В этом нас убеждают работы энтомолога К.Ф.Седых, который за 25 лет экспедиционных исследований, собрал богатейшую коллекцию насекомых европейского северо-востока страны. Он, а также постоянно помогавшие ему школьники г. Ухты, собрали более 100 тыс. экземпляров различных насекомых. Обработка столь большой коллекции велась в ведущих зоологических институтах СССР.

На основе анализа видового состава фауны насекомых и изучения пространственного ее распределения было определено несколько реликтовых и эндемичных видов насекомых, появившихся еще (как видов) в дочетвертичное время и переживших ледниковый период на месте. В связи с этим К.Ф.Седых пишет: “Анализ обширных материалов по энтомофауне позволяет прийти к конкретному выводу – никаких покровных оледенений на северо-востоке Европейской части СССР в антропогене не существовало и реликтовые элементы сохранились там с палеогенового и неогенового периодов, когда их ареалы были значительно шире” (К.Ф.Седых, 1968, с.121).

Не менее важные выводы по реликтовой фауне жуков приводит шведский биолог К.

Линдроп (1970). По его материалам ряд видов жуков пережил последнюю ледниковую эпоху на месте, в Скандинавии и обитает там поныне. По Линдропу жуки в последнюю ледниковую эпоху обитали на участках, свободных от покровного оледенения. Вот вам и центр материкового оледенения! Выше упоминалось, что ледниковый период в Скандинавии пережили многие эндемичные и (обычные) растения, там во время «ледниковой» эпохи паслись мамонты и теперь вот центрально-ледниковая зона и жукам стала нипочем… А какой вклад могут внести в палеогеографию бессловесные пресноводные рыбы, обитавшие в реках и озерах «ледниковой зоны»?. Как они пережили страшную ледниковую эпоху? Ответ на эти вопросы дает выдающийся отечественный ихтиолог и зоогеограф Г.У.Линдберг в своих капитальных монографиях – «Четвертичный период в свете биогеографических данных» (1955) и «Крупные колебания уровня океана в четвертичный период» (1972).

Анализ огромного материала по систематике рыб и особенностям их расселения по речным бассейнам северных равнин привел Линдберга к важным выводам: а) покровное оледенение равнин, прилежащих к Северному Ледовитому океану, весьма проблематично и б) если и было оледенение, то фактически оно не влияло на пресноводную ихтиофауну. А вот значительное повышение уровня морей, периодически затоплявших речные долины и низменности, приводили к миграции рыб, изменению их состава. Вместе с тем, на территориях, расположенных выше уровня морских трансгрессий (последняя из них не превышала современных 80-ти метровых отметок) пресноводная ихтиофауна оставалась на месте, в своих озерах и реках. Согласно данным Линдберга в водоемах таких территорий сохранились даже реликтовые виды рыб.

Г.У.Линдберг любил повторять: «Мои рыбки не подведут!». И действительно «рыбки»

не подвели Георгия Устиновича, и словно нить Ариадны помогают и нам выйти из тупика, созданного ледниковой теорией.

3.4. Радиоуглеродные датировки и оледенение Радиоуглеродное датирование – определение абсолютного возраста на основе измерения концентрации радиоактивного изотопа С14 в ископаемом органогенном веществе было разработано в 1946-1949 гг. У.Либби (США). Метод прошел длительную апробацию и хорошо зарекомендовал себя. Как пишут Дж.Имбри и К.Имбри (1988) “широкая проверка метода радиоуглеродного датирования показала, что он действует замечательно надежно. Правда, c его помощью удавалось достаточно точно рассчитывать возраст образцов, которые были не старше 40000 лет”. С выводами ученых вполне можно согласиться. Что касается предела метода – тыс. лет, то и его вполне достаточно для времени последнего (валдайского, вюрмского) оледенения, следы которого, как считается, представлены наиболее ярко и широко.


Благодаря развитию метода радиоуглеродного (С14) определения возраста органических остатков, появился огромный фактический материал, позволяющий познать природную обстановку равнин умеренных широт и, особенно, центрально-ледниковых районов в последнюю ледниковую эпоху.

В 1970 году автором были опубликованы две статьи, в которых на основе анализа датировок по С14 органических остатков из верхнечетвертичных отложений Фенноскандии и Северной Америки (датировки по С14 в своей основной массе сосредоточены в выпусках журнала “Radiocarbon”), пересматривались прежние положения. Вот краткое их изложение.

Анализ датировок древесины, торфа, костей животных, раковин моллюсков, показывает, что во время последней ледниковой эпохи (26-10 тыс. лет назад) ни в Фенноскандии, ни на Канадском щите, ни на Таймыре и севере Западной Сибири покровное оледенение не могло иметь места.

Так, в период висконсинского оледенения (промежуток времени 26000-8000 лет назад), когда Северную Америку принято покрывать мощным ледниковым щитом, из верхнечетвертичных отложений ледниковой зоны, получены многочисленные датировки по С древесины, торфа, других органических остатков, имеющих возраст 26000-8000 лет. При этом большое количество датировок из верхнечетвертичных отложений территориально расположено в центрально-ледниковой зоне и датируется временем 20-17 тыс.лет назад, то есть соответствует максимальной фазе висконсинской ледниковой эпохи.

Датировки по С14 указывают, что, по крайне мере, в висконсинскую ледниковую эпоху покровного оледенения Канады и Севера США не было. Ведь не могли же произрастать леса (датировки древесины), накапливаться торф (датировки торфа) в центральных частях ледникового щита. Равно не мог ледник переместить древесину, другие органические остатки в центрально-ледниковую область со своей южной краевой зоны (для этого пришлось бы вводить эффект большой ледниковой бороны или трелёвочника, тащивших уже с юга на север за отступающим ледником органические остатки).

Можно отметить, что на межледниковые циклы на ту же территорию приходится не меньшее количество датировок по С14, поэтому ледниковисты даже теоретически не могут поменять местами эти цыклы.

Близкая картина наблюдается и при анализе датировок по С14 органических остатков для времени вюрмского оледенения (23000-10000 лет назад) Фенноскандии. Этим временем в Скандинавии датированы кости мамонтов, древесина, органический материал из морских отложений. Фактически во время вюрмского оледенения в Фенноскандии произрастала древесная растительность, обитали мамонты, часть территории была под уровнем моря.

Дополнительные сведения по этому вопросу содержатся в разделе 3.6. “Мамонты решают все”.

Датировки органических остатков из верхнечетвертичных отложений хорошо согласуются с отмеченными выше материалами по реликтовой и эндемичной флоре и фауне, пережившей ледниковый период в Фенноскандии. К настоящему времени количество датировок по северу Европы и Азии и по Северной Америке многократно увеличилось. Эти материалы анализировались многими палеогеографами, особенно большой вклад в этот вопрос внес И.Д.Данилов, который в серии публикаций, начиная с 1983г доказывает, что радиоуглеродные датировки древесины, торфа, костей и раковин моллюсков из верхнечетвертичных отложений определенно свидетельствуют об отсутствии материковых оледенений наших северных равнин в вюрме.

Почти 20 лет спустя к такому же выводу и также на основании радиоуглеродных датировок пришла большая группа ученых. Это было крайне неожиданно, так как они являются сторонниками больших оледенений и незадолго до этого покрывали ледниками даже шельфы Баренцева и Карского морей, а не только север Евразии.

Отсылаем читателя к журналу “Boreas” (Vol. 28, 1999), где группа из 14 (!) авторов (среди них 10 западных ученых) утверждает, что последнее (вюрмское, поздневалдайское) оледенение на европейские и азиатские северные равнины и даже на Карское море не распространялось. Вывод вполне резонный, с далеко идущими последствиями, так как именно с последним оледенением связан весь комплекс классических ледниковых форм рельефа:

конечные морены, озы, камы, холмисто-моренный рельеф, отторженцы и дислокации. Как теперь наши и зарубежные ледниковисты будут объяснять их генезис? Лучше всего им обратиться к трудам И.Д.Данилова, П.П.Генералова, Р.Б. Крапивнера, других геологов, которые уже давно показали неледниковый генезис этих “классических ледниковых” форм рельефа и доказали, что “морена” севера Евразии не что иное как ледово-морские отложения, валуны в которые попадали за счет их разноса морскими припайными льдами, айсбергами и речными льдами.

3.5. Арктические морские реликты и эндемики Большое значение для познания палеогеографии плейстоцена имеют данные по изучению фауны и флоры в морях Северного Ледовитого океана. Вопреки теории заполнения этих морей материковыми льдами толщиной 2-2.5 км, а для Белого моря даже 4 км, эти данные свидетельствуют, что во время «оледенения», в них нормально развивалась арктическая, субарктическая, а в Баренцевом и Белом морях даже бореальная фауна.

Для морей Арктики характерен высокий эндемизм бентосной фауны – организмов, обитающих на месте, на морском дне, на грунте и в грунте морей (Атлас Арктики, 1985). На шельфе от 40 до 50% видов бентосной фауны являются эндемичными. Эндемичные роды имеются в большинстве групп беспозвоночных, среди которых выделяются 9 эндемичных и автохтонных арктических родов иглокожих, более 15 родов бокоплавов, 6 родов рыб. В других группах бентосной фауны – среди корненожек, губок, червей, моллюсков, изопод, декапод, морских пауков имеется от 1 до 4 эндемичных родов.

Согласно выводам Е.Ф.Гурьяновой (1985), все эндемичные виды, к каким бы родам они не принадлежали, возникли в четвертичное время за период от раннего до позднего плейстоцена. По тем же данным характер распределения эндемичных видов бентосной фауны указывает на существование следующих центров формирования шельфовой арктической фауны: Карского, Сибирского и Чукотско-Американского. Все эти данные достаточно определенно свидетельствуют, что развитие бентосной фауны шельфовых морей в четвертичное время не прерывалось гипотетическими покровными оледенениями.

Особый интерес для решения рассматриваемой проблемы представляет Белое море, впадину которого, равно как и прилежащую сушу, принято заполнять и перекрывать мощными материковыми льдами толщиной до 4 (!) км. Согласно этим представлениям последнее покровное оледенение, уничтожившее в Белом море все живое, происходило в валдайскую эпоху, т.е. в период порядка 23-10 тыс. лет назад. Однако, наличие в Белом море большого количества реликтовой и эндемичной фауны и флоры, установленных работами Н.М.Книповича, К.М.Дерюгина, Е.Ф.Гурьяновой, ставят под сомнение такие представления.

Сведения о реликтовых и эндемичных организмах, переживших ледниковый период в Белом море, подытожены в книге Е.Ф.Гурьяновой «Белое море и его фауна» (1948).

В Белом море выявлены две основные группы реликтов: представители высокоарктической фауны (моллюски и ракообразные) и бореальные реликты ( моллюски, мшанки – всего до 60 видов морской бореальной реликтовой фауны и флоры).

Анализируя материалы по реликтовой фауне, Е.Ф.Гурьянова пишет: «Совершенно исключительный интерес представляет присутствие среди теплолюбивых реликтов Белого моря ряда видов, которые устанавливают наличие каких-то древних и пока еще не выясненных связей между Белым морем и дальневосточными морями, с одной стороны и между Белым и Балтийским морями – с другой. Все эти виды бореальной природы обладают разорванным ареалом распределения и встречаются либо только в Белом море и в Японском и Охотском морях и нигде в промежуточном районе не найдены, либо только в Белом и Балтийском, с прилегающими к нему районами Северного моря, и отсутствуют в переходной части Северной Атлантики и Западного сектора Арктики».

Всего в Белом море известно 17 видов реликтовой тихоокеанской фауны и более видов балтийской реликтовой фауны и флоры. Касаясь последних, Е.Ф.Гурьянова пишет, что «все это виды бореальной природы и концентрируются они на мелководьях западной половины Белого моря, придавая ему совершенно своеобразный «балтийский» облик, и, очевидно, должны быть отнесены к реликтам предшествующей, более тепловодной эпохи».

Каким же образом сохранилась реликтовая фауна и флора в Белом море, если оно неоднократно выполнялось материковыми льдами и льды последнего оледенения исчезли только в голоцене. Н.М.Книпович и К.М.Дерюгин, исходя из биогеографических данных считали, что реликтовая теплолюбивая (бореальная) фауна имеет межледниковый, бореальный возраст, а высокоарктические реликты, возможно, еще более древние. Но «доказанность»

последнего оледенения Белого моря, в последующую за межледниковьем эпоху, поставила биологов в тупик. В самом деле, как совместить теорию мощного материкового оледенения беломорской впадины и сохранение древних реликтовых видов морской фауны и флоры?

Не случайно крупный исследователь беломорской и баренцевоморской фауны Е.Ф.Гурьянова пришла к малоутешительному заключению, что этот вопрос «очень темен и совершенно запутан, и это одна из самых интересных загадок биогеографии Белого моря».

Вопрос вовсе не «тёмен», а как раз ясен. Сохранение в Белом море многочисленной реликтовой фауны и флоры, в том числе тихоокеанских и балтийских видов, свидетельствует о том, что Белое море являлось своеобразным убежищем для плейстоценовой и более древней морской фауны и флоры и не заполнялось материковыми льдами.

Биогеографические материалы вполне определенно указывают, что в четвертичное время шельфы арктических морей не покрывались материковыми льдами.

3.6. Мамонты решают все Важным фактором, послужившим выдвижению и обоснованию ледниковой гипотезы, были мамонты. Не кости и не бивни этих северных представителей класса слоновых, а их мерзлые нетленные тела, которые время от времени находили в вечномерзлых грунтах Сибири.

Европейские натуралисты, до которых в 18-19 веках доходили такие сведения, терялись в догадках. Но академика Парижской академии наук, зоолога Ж.Кювье осенила идея, что мамонтов погубил внезапно наступивший ледниковый период, он же оледенил трупы и сберег их от разложения.

В своем трактате «Рассуждения о переворотах на поверхности Земного шара» (1812) Кювье писал: «Трупы многих четвероногих внезапно окутали льды ледникового периода и они поэтому сохранились до наших дней вместе с кожей, шерстью и мясом. Если бы они не замерзли моментально, гниение разложило бы их». Образование мерзлоты по Кювье тоже происходило моментально и ранее «вечная мерзлота не имела места, где мамонты были захвачены ею, так как они не могли жить при такой температуре… Один и тот же процесс погубил их и оледенил страну, в которой они жили». Так писал Кювье, авторитетный зоолог того времени. Идея была с энтузиазмом воспринята европейскими учеными и вдохновила их на создание ледникового учения. Эта идея лежит в основе ледниковой теории и ныне.

Но на самом деле природный процесс происходил иначе. К настоящему времени установлено, что вечная мерзлота на севере Сибири существует многие сотни тысяч лет, во всяком случае – весь четвертичный период. Мамонты и другие животные жили и размножались в суровых условиях вечной мерзлоты, равно как и живут на ней и поныне некоторые сохранившиеся представители мамонтовой фауны – те же северные олени и овцебыки. А какова была тогда растительность – основа кормовой базы мамонта? На этот вопрос отвечают сами мамонты. В их желудках и между зубов ученые обнаружили достаточно разнообразную растительность – различные травы, в том числе злаковые, остатки веток и коры ольхи, ивовых пород - деревьев и кустарников, а также березы, в том числе карликовой, лиственницы, сосны, ели. В желудке индигирского мамонта найдены даже остатки молодых еловых шишек.

Итак, в весенне-летнее время в рацион мамонтов входили зеленая злаково-травянистая растительность, побеги молодых деревьев и веточный корм лиственных и хвойных пород деревьев и кустарников.

В осенне-зимний период мамонт переходил на другое меню: замороженное разнотравье, сухая трава (природное сено), и промороженные веточно-кустарниковые корма древесно кустарниковых пород. У мамонта оказывается была диета схожая с лосиной.

Добыванию мамонтами замороженной и сухой травы – этого жизненно необходимого растительного фуража способствовало одно важное обстоятельство, - а именно – малоснежность зим.

Мамонты северной мерзлотной зоны в основном погибали естественной смертью и в этом случае их останки представлены костями, бивнями, зубами, шерстью. Но некоторых подстерегала другая участь: животные проваливались под лед термокарстовых озер и погребались в анаэробных донных илах, имевших температуры близкие к нулю и находившихся в стадии промерзания. Не меньшую опасность представляли спущенные термокарстовые озера, осушенные днища которых летом покрывались буйным разнотравьем.

Увлекшись пастьбой на сочных травах, мамонты могли не заметить коварные ловушки – глубокие топи на месте вытаявших подземных льдов, проваливались в них и погибали.

Сохранению тел мамонтов в этих условиях могло способствовать нарастание мерзлоты снизу, что в общем происходит и сегодня – на днищах таких спущенных озер образуются бугры пучения – явный признак возрождения мерзлоты.

Погибали мамонты и по другим причинам – попадали в солифлюкционные плавуны, а также под оползни и сели в речных долинах и оврагах. Особо опасными были участки массового таяния жильных и пластовых льдов, образующие непроходимые грязевые топи. Во всех случаях для сохранения тел погибших мамонтов необходимо было достаточно быстрое промерзание отложений, вмещающих тела, быстрый переход тех и других в состояние вечной мерзлоты.

Конечно, случаи полного погребения мамонтов и сковывания их мерзлотой были не часты. Имеется немало находок, когда сохранилась только часть туши – та которая сразу попала в зону вечной мерзлоты.

Мамонты, нетленные трупы, которые сохранились в этих природных холодильниках, погибали в разные отрезки позднего плейстоцена и голоцена. По данным радиоуглеродных анализов, в Сибири это в основном происходило в период 40-10 тыс. лет назад. Непременное условие сохранения трупов – это чтобы вечная мерзлота в течение десятков тысяч лет – вплоть до нынешнего времени ни разу не размораживалась. Такие условия сохранялись и сохраняются поныне на северной окраине Западной Сибири, северной половине Восточной Сибири, включая бассейны рек Яна, Индигирка и Колыма.

Стало быть, схема, по которой строилась ледниковая теория: внезапное пришествие ледникового периода, образование мерзлоты, гибель мамонтов и «окутывание их льдом» не имеет ничего общего с реальными событиями. Кроме того, многочисленные датировки абсолютного возраста костей, зубов, бивней, а также кожи и мяса мамонтов из отложений Северной Азии и Северной Европы (в том числе и Скандинавии) показывают, что мамонты мирно паслись и на территориях, перекрытых (по утвержденным схемам) мощным покровным ледником. Но об этом хоботные даже не подозревали.

В разделе 3.4. приведены выдержки из моих статей 1970 г., в которых на основе анализа материалов радиоуглеродных датировок ставился вопрос об отсутствии материкового оледенения Фенноскандии.

По прошествии 30 лет, располагая значительно большим числом радиоуглеродных датировок (преимущественно по костям мамонтов) к довольно близким выводам пришли авторитетные исследователи – Ю.К.Васильчук, А.К.Васильчук, О.Лонг, Э.Джалл, Л.Д.Сулержицкий (2000). Они доказывают, что мамонты беспрерывно существовали на севере Евразии, по крайней мере, от 40 до 10 тыс. лет назад и это, по их мнению, свидетельствует о нереальности покровных оледенений на северных равнинных пространствах.

Авторы далее пишут: «Особенно интересны в этом плане поздне-плейстоценовые датировки мамонтов в Скандинавии – они указывают на распространение Скандинавской популяции мамонтов 40-10 тыс. лет назад;

вероятно, в этот период наряду с ледниками, здесь была распространена криолитозона с большими внеледниковыми участками» (Докл. Академии наук.- Т.370. - №6. – 2000. – С.815-818.).

Вывод очень осторожный, но он сам по себе лишает Фенноскандию привычной роли центра мощнейшего покровного оледенения с толщиной льда до 4 км.

Итак, «невероятный ледяной покров» (терминология акад. Д.В.Наливкина.) оказался разобщенным «большими внеледниковыми участками» на разрозненные ледяные поля или ледниковые шапки. И эти внеледниковые пространства не могут быть отнесены к вершинам, возвышающимся над «невероятным ледяным покровом» - на них просто отсутствует растительность – необходимая пища для проживания мамонтов.

Стало быть, с палеогеографических позиций нет основания считать Фенноскандию центром Европейского ледникового покрова и поэтому многочисленные ледниковые построения выглядят просто схоластическими.

Можно сказать, что мамонты решили судьбу ледниковой теории не в пользу ее творцов.

Цитирование мною статьи Ю.К.Васильчука и др. на ученом собрании СПбГУ вызвало неблагоприятную для меня реакцию. Актив собрания посчитал, что я что-то перепутал, неправильно процитировал и даже совершил подлог, исказив суть статьи. Я пытался убедить собрание, что цитата выверенная, но не тут-то было.

- А предъявите номер журнала, резонно требовали держатели научных истин. Но на руках у меня не было даже копии статьи. Это было моим серьёзным упущением, тем более, что уже один раз – на предзащите в МГУ я наступил на эти же грабли и получил свою долю критики за «неверное цитирование» той же статьи. Член ученого совета МГУ А.А.Чистяков с возмущением назвал мою цитату «фальсификацией» и настаивал на «не рекомендации»

диссертации и защите. Его горячо поддержал заслуженный деятель науки Н.В. Короновский, но тогда все-таки обошлось.

Впрочем, была смягчена и формулировка ведущей организации – геологического факультета СПбГУ. В своем официальном отзыве комиссия не стала обвинять меня в «подлоге»

(а это чревато!), а ограничилась следующей формулировкой: «Вольности автора в обращении со специальной литературой привели его к абсурдному заключению, что скандинавская популяция мамонтов непрерывно существовала в интервале времени 40-10 тыс. лет назад».

Другой пункт гласил: «Чувардинскому невдомек, что Скандинавия была центром материкового оледенения, а не прибежищем для мамонтов». Недоумение ученых можно понять.

Удивительно и другое. Статья издана в самом рейтинговом научном журнале, но прочли ли ее идеологические активы ученых советов? В итоге «досталось» не авторам этой замечательной публикации, а соискателю, ее огласившему. Но если так действуют члены ученых советов элитарных вузов, взывающих к тому же к присвоению им титула «национальное достояние страны», дающего миллиарды госдотаций, то что ждать от провинциальных университетов?

Конечно, научная элита хорошо знает, что Фенноскандия была центром мощного оледенения. Невольное нарушение этого постулата и вызвало столь непредвиденную реакцию среди наиболее ревностных сторонников учения.

Во избежание повторения ситуации я специально публикую оттиск итоговой страницы данной статьи (рис. ).



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.