авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«АКАДЕМИЯ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ Г.М.ГРИГОРЯН ОЧЕРКИ ИСТОРИИ СЮНИКА ...»

-- [ Страница 6 ] --

Как уже отмечалось, после смерти князя Проша некогда могучий род Прошянов вынужден был признать власть великого князя Орбелянов. Подобное отношение вассальной зависимости мы видим в годы правления Буртела Орбеляна, ставшего усердным покровителем Гладзорского университета. «Мы с нашими учениками,—пишет Есаи Нчеци,—получили от них (Орбелянов.—Г. Г.) щедрое милосердие и неисчисляемые блага». «Нас странников собрали они воедино и приютили с любовью и милостью не как инородных детей, а как родных» (подчеркнуто нами.—Г. Г.)20 Далее Есаи упоминает двух знаменитых деятелей из рода Орбелянов: сюникского митрополита Ованнеса Орбела и архиепископа Степаноса-Тарсаича, поскольку гладзорцы также «наслаждались их милосердием и заботой» (подчеркнуто нами.—Г. Г.)21.

Гладзорский университет постоянно привлекал внимание ученых и неоднократно был предметом специального изучения22. Выяснено, что по своим учебным программам, научно-педагогическому составу, высокому уровню преподавания Гладзорский университет не уступал аналогичным высшим учебным заведениям обсуждаемого периода23.

Несмотря на щедрые подношения и заботу сюникских вельмож, преподавателя и учащиеся Гладзорского университета не были материально обеспечены и находились в довольно тяжелых условиях. Даже маститый руководитель университета Есаи Нчеци жаловался, что живет «в тесной и узкой комнате»24. Талантливый архитектор миниатюрист Момик упоминает о своем жилье, которое «ни к чему не годится»25.

Особенно же тяжелым _ XIV, с. 182—183.

Там же.

Там же.

См.: Хахбакяны, т. 1, 2;

Мовсисян А. Очерки истории армянской школы и педагогики (X—XV вв.). Ереван, 1958 (на арм. яз.);

Аветисян А. Н. Гладзорская школа армянской миниатюры. Ереван, 1971 (на арм. яз.);

Хачикян Л. С. Гладзорский университет и выпускные сочинения его учашихся. — Труды ЕрГУ, т. 23. Ереван, 1946, с. 423—450 (на арм. яз.).

Хачерян Л. Г. Гладзорский университет, Ереван, 1973, с. 8 (на арм. яз.).

XIV, с. 182.

Там же, с. 9.

[стр. 185] было материальное положение учащихся, приезжающих сюда из далеких городов и сел.

В памятной записи, написанной в стихотворной форме в 1314 г. Мхитаром Ерзнкаци, отмечается, что хотя духовные лица из рода Орбелянов, и, в частности, архиепископ Степанос-Тарсаич, «сочувствовали» и «помогали им», стремясь создавать для гладзорцев «все блага», все же учащиеся на протяжении семи-восьмилетнего обучения находились в постоянной нужде:





Дни холодные и морозные, Крыша высокая, нет огня, Хлеба черствые и нет похлебки.

И что это за Гладзор?

Я притеснен—нет выхода, Я—странник и нет клобука26.

При всем этом преподаватели и слушатели Гладзорского университета продолжали свое священное дело. Благодаря им в Армении получили бурное развитие литература, искусство письма, миниатюра27, архитектура, скульптура, а также математика, естествознание, геометрия, астрономия и другие отрасли науки.

За годы своего существования гладзорское учебное заведение дало 360— выпускников28, в числе которых прославились своими трудами историк Степанос Орбелян, философ Ованнес Воротнеци, поэт Хачатур Качареци, писатели Тиратур Киликеци, Киракос Ерзнкаци, Мхитар Саснеци, Степанос, Матевос, оба Саргиса, Симеон, Овасап, Ованнес, Вардан Киликеци, Мкртич Техенаци, Ованнес Ерзнкаци (Цорцореци), Воскан, Погос Киликеци, Аракел Ахбатеци, Карапет, Мхитар Ерзнкаци, Акоб Тагораци, Ефрем, Торос, Кюрион, Нерсес Саснеци, Давид Геткеци, Унан, Григор, Торос Таронаци, архитектор, скульптор и миниатюрист Момик и другие29.

_ XIV, с. 104;

См. также с. 51.

Аветисян А. Н. Гладзорская школа армянской миниатюры. Ереван, 1971 (на арм. яз.).

Мовсисян А. Указ. раб., с. 176. Ср.: Клемес Галан. Уния святой армянской церкви с великой церковью Римской. Рим, 1648, с. 347—348 (на арм. яз.);

Хахбакяны, т. 2, с. 199, примеч. 3. По мнению Т. Акопяна и Ст. Мелик-Бахшяна, за 60 лет в Гладзоре обучалось 723 человека (см. Степанос Орбелян, с. 30—31).

Казаросян А. Переписчики и рукописи Гладзорского университета. — Вестник обществ.

наук АН АрмССР, № 3, с. 61— [стр. 186] Имя известного зодчего Момика непосредственно связано с подлинным расцветом архитектурной мысли средневековой Армении. Великолепные сюжетные рельефы храмов Нораванк и Спитакавор, «созданные Момиком в начале XIV века, не имеют себе равных в армянском искусстве этой эпохи»30.

Общенациональной славой овеяны имена великих мыслителей Ованнеса Воротнеци и его ученика философа Григора Татеваци, жизнь и деятельность которых рассматривается в разделе «Татевский университет». Примечательно, что во второй, половине XIII и первых десятилетиях XIV столетий высокого уровня достигли архитектура и скульптура, в особенности, искусство обработки камня. Это дает нам основание предполагать, что в Гладзорском университете читался специальный курс по архитектуре и скульптуре.

Вероятно, здесь преподавали придворный зодчий Орбелянов Сиранес31, а затем талантливый ученик его Момик.

Множество работ, созданных или переписанных выпускниками Гладзорского университета Тиратуром Киликеци, Погосом, Паронлуйсом, Зуатом32, Давидом Генткеци33, Нерсесом Саснеци34, Давидом Ахбатеци35 и многими другими, дошло до нас и занимает почетное место в Матенадаране им. Mecpoпа Маштоца36 и других крупнейших книгохранилищах мира.

В конце 30-х годов XIV столетия в политической жизни _ Мнацаканян С. X. Момик. — В кн.: Видные деятели армянской культуры. Ереван, 1982, с. 288. См. также: Бархударян С. Г. Средневековые армянские архитекторы..., Мнацаканян С. X. Армянский светский рельеф IX— XIV вв. Ереван, 1976 (на арм. яз.);





Дурново Л. А.

Древнеармянская миниатюра. Альбом. Ереван, 1952, она же. Очерки изобразительного искусства средневековой Армении М., 1979, с. 113—116, 265, 267.

На основании надписей Галидзора (Свод, т. 2, с. 52) и Нораванка (Свод, т. 3. с. 234а, надпись № 765) С. Г. Бархударян предполагал, что зодчий Сиранес был уроженцем Галидзора (см.: Бархударян С. Г. Средневековые армянские архитекторы..., с. 75).

Сисакан, с 133, см. также: Манандян Я. А., Ачарян Гр. Новые apмянские мученики, с.

120;

Орманян М. Азгапатум, т. 1, с. 1838.

Хахбакяны, т. 1, с. 199.

Сисакан, с. 134.

Каталог армянских рукописей Б Венеции, т. 2, с. 857—859.

Трудами учащихся Гладзорского университета являются ныне хранящиеся в Матенадаране рукописи под номерами: 206, 253, 437, 560, 749. 844, 1094. 1097, 1141, 1275, 1409, 1419, 1422, 1657, 1681, 3383, 3606 и многие другие [стр. 187] ильханства произошли значительные перемены, пагубно отразившиеся на социально правовых отношениях подвластных монголам народов. Вследствие экономического кризиса и нестабильной обстановки страны прекратил свое существование Гладзорский университет. Эта участь постигла его главным образом в силу нижеследующих конкретных причин.

1. Изменения прежнего лояльного отношения правящих кругов к христианским народам в связи с официальным принятием ислама в качестве государственнной религии.

2. Ослабления военно-экономической мощи Сюника в результате междоусобиц и раздробления княжества после назначения Буртела Великого эмиром монгольских столиц Султании и Тебриза. Однако сам этот факт имел парадоксальные последствия: князь Буртел, вероятно, не мог или был не в состоянии содействовать укреплению могущества своего княжества. Несомненно при этом, что если бы он сам или же его сын— полководец Бешкен—остались в родном краю, Гладзорский университет, по всей вероятности, продолжил бы свою деятельность.

3. Усиления широкой и влиятельной пропаганды униторов римско-католической церкви, поглотившей многих ведущих просвещенных деятелей Восточной Армении, в частности, Гладзорского университета. И, наоборот, ослабления рядов патриотически настроенного консервативного крыла армянского духовенства.

4. Вынужденной эмиграцией из родной страны значительной части дворянских семей и широких слоев коренного населения.

2. ТАТЕВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ А) Ованнес Воротнеци (1315—1386). После закрытия Гладзорского университета в сопровождении группы учеников из гавара Вайоц дзор ушел и Ованнес Воротнеци.

Изгнанный ученый прибыл вначале в Апракунис, а затем, преследуемый бродячими ордами, попросил убежища у татевцев. Татев в это время находился под властью Орбелянов. В последней четверти XV столетия Татевский монастырь уже не пользовался славой былых времен, когда численность братии достигала 1000 человек, и по сравнению с другими учебными центрами Сюникского нагорья выделялся «как солнце среди звезд»37.

При сложившейся политической обстановке в стране, напряженности меж _ Степанос Орбелян, с. 164.

[стр. 188] феодальных отношений, экономическом разложении, расколе духовного престола и противоборстве сил живы были воспоминания о некогда прославленных философах, музыкантах, художниках и писателях Татевского духовно-просветительного заведения38.

По Армянскому нагорью бродили тимурские разбойники, одержимые желанием убивать, завоевывать, грабить. Они успели разрушить Татевский монастырь и захватить большую часть земель, принадлежавших духовным и светским феодалам, в частности, отпрыскам фамилии Орбелянов. Таковым было положение в Сюникской области, когда Ованнес Воротнеци прибыл в Татевскую обитель.

Используя свои родственные связи с Орбелянами39, лишенный всего, мыслитель обратился к ним с просьбой о содействии и покровительстве. Предоставленный ему относительный мир стал той плодотворной почвой, где постепенно должны были распускать свои ростки созревшие семена Гладзорского университета, и сеятелем их должен был стать гениальный сын сюникской земли Ованнес Воротнеци. Так, в результате значительных усилий были заложены основы по существу нового учебного заведения—Татевского университета40.

Дату рождения Ованнеса Воротнеци трудно уточнить, хотя по мнению подавляющего большинства исследователей, он родился в 1315 г.41. Достоверные.сведения сообщают, что он _ Степанос Орбелян, с. 165. Ошибаются те исследователи, по мнению которых Татевский университет был основан в IX веке (см : История армянского народа. Ереван. Изд-во ЕрГУ. 1975, с. 558). Напротив, в IX в. здесь действовала примонастырская школа, а университет был организован в XIV столетии.

Алишан Г. (Сисакан, с. 23). М. Абегян (История древнеармянской литературы, т. 2, с.

358) и другие считают, что Ованнес Воротнеци был родом из Орбелянов Сюника. Мы не согласны с такой точкой зрения, поскольку он происходил из древних княжеских домов этого края (см.: Генеральный каталог рукописей (монастыря) св. Иаковов, т. 4, с. 48).

Акопян Т. X., Мелик-Бахшян Ст. Указ. раб., с. 31. Татевский университет находился у реки Воротан, в «Большой (Татевской) обители». На полу сводчатой галереи храма расположены надгробья татевских настоятелей. Надписи намогильных плит, к сожалению, не были помещены во 2-м выпуске Свода армянских надписей. Они дешифрованы автором настоящей работы и будут опубликованы в дополнительном томе Свода.

История армянского народа. Ереван, Изд-во ЕрГУ, 1975, с. 570.

[стр. 189] был родом из Сюника, из деревни Вагадин (ныне село Вагуди Сисианского района Армянской ССР), имел княжеское происхождение, учился в Гладзорском университете у Есаи Нчеци и вардапета Тиратура. В одной из памятных записей читаем, что в дни правления султана Мухаммеда, в 1385 году, «на Востоке блеснул великий вардапет всех вардапетов, названный Ованнесом Кахиком... из области Воротан, из деревни Вагату, сын великого князя Иванэ, из рода Васака. Был он (Ованнес Воротнеци) мудрым и непобедимым философом, учеником великих наших учителей Есаи и Тиратура»42.

По сведениям «Панегирика» Григора Татеваци, Ованнес Воротнеци был представителем «свободного правящего рода Сисакан, коренным армянином, из гавара Воротан», обладателем «богатого имущества»43.

Некоторые исследователи связывают его фимилию Воротнеци с тем обстоятельством, что он был настоятелем Воротнаванкского монастыря44. Однако подобная точка зрения маловероятна. Думается, его звали Воротнеци по месту рождения в Сюникском гаваре Воротн.

Противоречивые сведения имеются и о дате смерти этого крупного ученого. По сообщению историка Товма Мецопеци, он «престал ко Христу в лето 875 (1426)»45, что представляется явно ошибочным. М. Чамчян, М. Орманян46, М. Смбатянц47 и другие датой его смерти считают 1388 г., а последний утверждает, что в Апракунисском монастыре видел его могилу, которая якобы имела надпись: «Это гробница великого Иоанна Воротнеци. В лето 837 (1388) »48. По Г. Алишану, скончался он в 1385— 1386 гг. Л. С. Хачикян, основываясь на сведения Григора Хлатеци, годом кончины Ованеса Воротнеци считает 1386-й50, что соответствует действительности.

В наследии Ованнеса Воротнеци особенно выделяются его _ Мелкие хроники, т. 1, с. 351, ср. XIV, с. 556—560.

Абегян М. История древнеармянской литературы, т. 2, с. 353.

Георг-Месроп. История армянской церкви, т. 2. Константинополь, 1914. с 352 (на арм.

яз.).

Товма Мецопеци. История Ланк-Тамура. Париж, 1860, с. 13—16, 55, 56 (на арм. яз.).

Ср.: Новые армянские мученики, с. 265.

Орманян М. Азгапатум, с. 19, 79. Ср.: Седракян А. Указ. раб., с. Смбатянц М. Ернджак, с. 362.

Там же.

Сисакан, с. 378.

XIV, с. 556.

[стр. 190] великолепные философские труды51, дошедшие до нас благодаря его ученикам и, в частности, Григору Татеваци.

При жизни Ованнеса Воротнеци в Татевском университете посохи вардапета получили его учеников, из которых в истории армянской культуры особенно отличились Григор Татеваци, Магакия Крымеци, Иоанн, руководитель Астапатской школы Саргис и многие другие52. Во втором поколении учащихся прославились имена писателей и писцов Григора Цера, Акоба, Маргаре, Ованнеса, Мкртича, Карапета, Меликсета, Саргиса, Матеоса, Тумаса и других53.

Ованнес Воротнеци был самым авторитетным армянским мыслителем своего времени.

Ученики с большой признательностью называли его «светозарным великим учителем», «просветителем армянского народа», «великим учителем вардапетов»54 и т. д. Один из питомцев этого периода так охарактеризовал возглавленное им татевское учебное заведение: «И мы у святого, прославленного и блаженного рабунапета Армении, инспектора владыки Ованнеса Воротнеци учились читать и писать в его университете, в то тяжелое время, когда имя его блеснуло как солнце над миром, поскольку у всех залечивал язвы, помогал в нужде и князю, и азату, и католикосу, и философу... ибо собирал он далеких и близких, сирот и бездомных, обучал, удостоив славных степеней учителя, священника, музыканта, философа, художника и писца»55. Как видно из приведенного ценного первоисточника, Татевский университет готовил не толь _ См.: Иоанн Воротнеци. Анализ «Категорий» Аристотеля. Сводный текст, предисловие и примечания В. К. Чалояна. Перевод А. А. Адамяна и B. К. Чалояна. Под редакцией С. С.

Аревшатяна. Ереван, 1956;

Иоанн Воротнеци. Сочинение, составленное из высказываний философов («Об элементах»). Критический текст и предисловие С. С. Аревшатяна и С.

Лалафаряна, перевод с древнеармянского С. С. Аревшатяна. —Вестник Матенадарана, т.

3. Ереван, 1956. См, также: Армянская философия. Составление и перевод С. С.

Аревшатяна. —В кн.: Антология мировой философии, т. 1, ч. 2, М., 1969;

В. К. Чалоян.

История армянской философии. Ереван, 1959;

C. С. Аревшатян. Номинализм в средневековой армянской философии. М., 1960;

он же. Иоанн Воротнеци. Философская энциклопедия, т. 2. М., 1962: он же. Ованнес Воротнеци. — В кн.: Видные деятели армянской культуры. с. 318-325.

XIV, с. 560.

Мелкие хроники, т. 2. с. 351.

XIV, с. 507, 508, 520.

Там же, с. 560.

[стр. 191] ко священнослужителей, но и писателей, музыкантов, философов, художников миниатюристов и специалистов точных дисциплин.

Историк Григор Хлатеци, на протяжении восьми лет учась в Татевском университете вместе с Григором Татеваци, с любовью отзывается о славном своем воспитателе— Ованнесе Воротнеци56. Он подчеркивает, в каких ужасных условиях действовал этот научно-педагогический центр Восточной Армении.

В год смерти Ованнеса Воротнеци, в 1386 г., войска Тимура вторглись в Сюник. Они безжалостно убивали и грабили народ, сжигали и разрушали города и села, угоняли в плен тысячи и тысячи невинных людей, в том числе женщин и детей57. Дальнейшее существование Татевского университета стало невозможным. Орбеляны, покровительствовавшие и оказывавшие материальную помощь университету, не в состоянии были и дальше играть роль добродетелей, поскольку в результате частых набегов тимурских и тюркменских орд пришла в упадок вся экономика страны, свирепствовали голод и инфекционные заболевания, унесшие тысячи жизней. Слушатели Татевского университета, преследуемые завоевателями, покинули Сюник, пытаясь найти убежище в разных областях Армении. В создавшейся ситуации необходим был человек большой силы воли, крепкий духом дипломат, имеющий политическое чутье, организатор, который смог бы собрать воедино ученых и слушателей своего времени и продолжал бы дело великого Ованнеса Воротнеци.

Таковым стал талантливый ученик Ованнеса Воротнеци, крупнейший мыслитель средневековой Армении—Григор Татеваци, который еще при жизни основателя Татевского университета был фактически руководителем этого учебного заведения.

Б) Григор Татеваци (1340—1410?) и другие. О жизни и научно-педагогической деятельности Григора Татеваци в первоисточниках сохранились довольно обстоятельные, но противоречивые сведения. До сих пор еще окончательно не выяснено, когда и где родился соратник Ованнеса Воротнеци. Современники отмечают, что отец его был родом из Арчеша, мать—из деревни Парпи Айраратской области;

при крещении он был наречен Хутлушахом58. Некоторые источники сообщают, что Гри _ Григор Хлатеци. Колофоны бедствий. Тифлис, 1897, с. 1—2 (на арм. яз.). Далее— Григор Хлатеци. Ср.: Новые армянские мученики, с. 265, 281.

Товма Мецопеци. История Ланк-Тамура, с. 13—16, 55, 56.

XV, т. 1, с. 103, 104.

[стр. 192] гор родился в 1346 г. в сюникском гаваре Вайоц дзор59, а Маттеос Джугаеци местом его рождения указывает крепость Тмок (Тмкаберд). «Чудесный муж Божий,—пишет он,—был по национальности армянином, со стороны отца—из рода Каджберуни, а по материнской линии—из Айраратской области, из деревни Парпи. Родился в стране Грузинской, в крепости Тмок, воспитывался своим братом, при царствовании Давида...»60.

Сопоставляя оба сведения о месте его рождения, нам кажется более вероятным, что он родился в Вайоц дзоре, где в это время правил Буртел Великий, при котором в Сюнике царило относительное спокойствие.

Исследуя вопрос о дате его рождения, мы невольно сталкиваемся со спорной дилеммой:

если Григор Татеваци действительно родился в 1346 году, то он не мог учиться в Гладзорском университете, поскольку это учебное заведение прекратило свое существование еще в 1339—1340-х годах. В памятной записи евангелия, написанной Григором Татеваци в 1406 г., есть упоминание о том, что «Григорис (т. е. Григор Татеваци) принадлежал к одному и тому же классу, что владыка Орбел»61. «Владыка Орбел»—это небезызвестный митрополит Сюника, преемник Степаноса Орбеляна, оказавший большую помощь Гладзорскому университету. В данном случае нас интересует не поэтическое дарование великого Татеваци (памятная запись изложена рифмой.—Г. Г.), а упоминание об «однокласснике» Ованнеса Орбела (в армянском тексте:

« »). Однако, если считать, что Григор Татеваци родился до года62, то в таком случае он должен был прожить не менее 100 лет. Здесь выражение «одноклассник» следует понимать в смысле их принадлежности к классу духовенства.

Наконец, Григор Татеваци не мог учиться с Ованнесом Орбелом и потому, что последний еще в 1303 г. занимал высокую должность митрополита Сюникской области.

По сведению Маттеоса Джугаеци, Григор Татеваци скончался 27 декабря 1409 г. и был похоронен в Татеве63. Согласно другому источнику, он умер в 1411 г., когда тимуриды убили грузинского царя Константина64. Г. Овсепян считает годом смер _ Там же. с. 103. Ср.: Орманян М. Азгапатум. т. 1, с. 1981.

XV. т. 1, с. 103.

XIV, с. 9—10.

В Истории армянского народа (Ереван. 1975, с. 570) годом рождения Татеваци считается 1340, с чем согласны и мы.

XV, т. 1, с. 104.

Там же, с. 119.

[стр. 193] ти Григора Татеваци 1410 г.65, что, на наш взгляд, соответствует истине. Товма Мецопеци сообщает, что Григор Татеваци учился у Ованнеса Воротнеци 28 лет (включая годы совместной работы в Татевском университете)66.

По описанию очевидцев, он был «высокого роста, лицом светлым, гордым, белокурым, с пышной бородой»67. Некоторые писатели, желая подчеркнуть величие этого крупного мыслителя, называют его «рабунапетом университета Есаи»68.

Григор Татеваци с благодарностью произносит имя «общепризнанного душеполезного господина» Ованнеса Воротнеци69., Во многих своих работах он обращается к читателю с просьбой помянуть добрым словом своего учителя и покровителя70.

Из-за нестабильной политической обстановки страны, частых набегов и преследований противоборствующих восточных орд Григор Татеваци вынужден был не раз менять место своих занятий. То он в Воротнаванке71, то в крепости Шахапонк, где, завершив свою работу над книгой «Вопросы Георга вардапета и ответы Григора Татеваци», в памятной записи глазами очевидца описал тяжелое положение народов, установившееся вследствие нашествия «хорезмских воинов» в Армению, Грузию. Иран и сопредельные страны Востока. Со скорбью ученый говорит о положении пленных: «Мужчины и женщины изрублены саблями, трупы священников и мирян заброшены, не хоронены, другие растерзаны в застенках. Иные иссушены и полуспалены огнем, некоторые озверели от голода, половина была измучена ригористичной религиозностью своей, а другие из боязни страшились...»72.

В 1391 г. Григор Татеваци вновь нашел убежище в Апракунисском монастыре Ернджака73, однако здесь также подвергся гонениям.

В годы научно-педагогической деятельности Григора Татеваци резко ухудшилось социально-правовое положение остав _ Овсепян Г. Жизнь Товмы Мецопеци. Вагаршапат, 1914, с. 16—17.

XV, т. 1, с. 103—104. Ср.: Мовсисян Абг. Указ. раб., с. XV, т. 1, с. 104.

Там же.

Григор Татеваци имел в виду дворянское происхождение Ованнеса Воротнеци (см. XIV, с. 564).

Там же, с. 617.

XIV, с. 617.

Там же, с. 567—568.

Там же, с. 591—592.

[стр. 194] шихся в Сюникском нагорье княжеских семей. Хотя представители Буртеляновской ветви некогда могучего рода Орбелянов в указанное время и не пользовались былой славой и почестями вельмож, однако во всех случаях старались по мере своих возможностей оказывать содействие в сохранении учебно-просветительных очагов области.

В конце XIV века Татев с сопредельными деревнями составляли собственность князя Смбата Орбеляна (Буртеляна). Григор Татеваци вынужден был неоднократно обращаться к нему за помощью. Так он поступил и в 1390 г., когда в стране распространился голод.

По сообщению Товма Мецопеци, великий учитель «отправился в дом Орбелянов, к князю Смбату—сыну Иванэ, внуку Буртела»74 с намерением получить от него материальную поддержку. Смбат Орбелян и на этот раз не отказал в просьбе Григору Татеваци и организовал помощь преподавателям и питомцам Татевского университета75.

Это был период, когда из многочисленных разрушенных городов и сел Армении в Сюник прибывали потоки беженцев, которых приютили местные жители. В одной из памятных записей, изложенной в Татеве писцом Маттеосом, вот что говорится по этому поводу: В 1395 г. «Тимур—огонь восточный, разрушая все на своем пути, опустошил весь мир... и мы, скитаясь у врат святых Апостолов Татева... нашли пристанище у блаженного рабунапета Григора...»76. В 1409 г. Григор Татеваци вынужден был обосноваться со своими учениками в Мецопском монастыре Арчеша77, однако, пробыв там всего лишь год, по просьбе своего племянника поэта Аракела Сюнеци и других вернулся в Татев78.

Творческая деятельность Григора Татеваци продолжалась до конца жизни79. Личный пример учителя-патриота, стойкость, трудолюбие и преданность любимому делу воспитания поколений вдохновляли его учеников и коллег. И не случайно представители всех слоев общества с глубокой признательностью отзываются о нем.

В памятной записи «Книги вопрошений Григора Татеваци» Товма Мецопеци в 1409 г.

отмечал, что «великий учитель», «сме _ Товма Мецопеци. История, с. 17, 33, 51, 57.

Абегян М. История древнеармянской литературы, т. 2, с. 358.

XIV, с. 613.

Абегян М. Указ. соч., с. 359.

Там же.

XV, ч. 1, с. 33, 212.

[стр. 195] лый оратор» и «непобедимый философ» Григор Татеваци «светит как солнце» и «просвещает своей мудростью без исключения всех...»80. Товма упоминает также «боголюбивого и благочестивого князя Смбата—сына Иванэ, внука Буртела...»81, в годы правления которого была завершена переписка книги Татеваци.

Григор Татеваци как при жизни Ованнеса Воротнеци, так и после его смерти вел непримиримую борьбу против католических миссионеров, их сторонников и последователей82.

Как было отмечено, великий философ83 был одаренным поэтом84.

Слушатели Татевского университета переписывали и умножали сочинения Григора Татеваци, распространяя их по всей Армении и за ее пределами. В развитие средневековой армянской культуры внесли свою лепту ученики Григора Татеваци:

«Мхитар из Татева, Ованнес из Гермонского монастыря, Галуст из Вагадина, Симеон из Сюника, Акоб из Буста, Григор Араратян, Григор, Маттеос из Джуги, Аветис из Астапата, Егия из Оцопа, Акоб из Вагадина, Унан из Шемахи, Ованнес по прозвищу «Кармир», а также «Мовсес из Тифлиса, Мкртич из Пайтакарана и Степанос из Тебриза»85.

Еще при жизни Григора Татеваци, в 1401 году, в его честь учеником «властителя душ», известным поэтом Аракелом Сюнеци86 был воздвигнут хачкар. Позднее, в 1787 г., жители деревни Брнакот (ныне—одноименное село в Сисианском районе Армянской ССР) во главе с епископом Овакимом Сюнеци на _ Овсепян Г. Жизнь Товмы Мецопеци, с. 78.

Там же.

XIV, с. 530.

См. Книга вопрошений. Константинополь, 1729 (на арм. яз.);

Книга проповедей. Зимний том. Константинополь, 1740 (на арм. яз.);

Летний том. Константинополь, 1741 (на арм.

яз.);

Книга, именуемая Златым Чревом. Константинополь, 1746 (на арм. яз.). См. также Армянская философия. —В кн.: Антология мировой философии, т. 1, ч. 2 Составление и перевод с древнеармянского С. С. Аревшатяна. М., 1969;

С. С. Аревшатян. Философские взгляды Григора Татеваци. Ереван, 1957;

он же. Григор Татеваци—армянский философ номиналист. —Вопросы философии. М., 1957, № 4;

он же. Григор Татеваци. —В кн.:

Видные деятели армянской культуры, с. 326—333;

В. К. Чалоян. История армянской философии. Ереван, 1959.

XIV, с. 9—10.

Мелкие хроники, т. 2, с. 352.

Свод, т. 2. с. 23.

[стр. 196] его могиле у восточной залы Татевского монастыря построили надгробную часовню87 с прекрасными орнаментами и рельефными крестами. В высеченной здесь надписи Григор Татеваци назван «светозарным рабунапетом», «вторым златоустом», «трижды блаженным вардапетом», «четвертым просветителем» Армении и другими хвалебными словами 88.

В первых десятилетиях XV века Татевский монастырь стал крупнейшим научно просветительным центром Восточной Армении. До нас дошло множество рукописей, относящихся к самым различным областям науки, искусства и культуры89.

Крупным представителем Татевской школы являлся и Аракел Сюнеци (род.

приблизительно в 1355 г., ум. в 1425 г. в Шатикском монастыре)90. Он был поэтом, философом, грамматистом, музыковедом и композитором, преподавал в Татевском университете. Еще при жизни своего учителя Григора Татеваци Аракел Сюнеци стал архиепископом Сюника и пользовался большим авторитетом. Дошедшие до нас его философские и литературные произведения91 отличаются глубиной мысли и художественным мастерством.

Бурный расцвет Татевской школы был обусловлен не только наличием здесь избранной интеллигенции, но и заботой, проявляемой к Татеву орбеляновскими правителями цхукского гавара, в сокровищницах и тайниках которых, наряду со священными мощами и утварью, хранились также и драгоценные рукописи. В необходимых случаях последние продавались или преподносились религиозным очагам и отдельным верующим. Так, сын некоего Мартироса—иеромонах Иоанн отмечает, что в 1407 г.

_ Там же, с. 23—24.

Надпись аналогичного содержания высечена на юго-западной стене церкви св. Григора села Брнакот (там же, с. 125).

XV, т. 3, с. 313.

Мадоян А. Аракел Сюнеци. —В кн.: Видные деятели армянской культуры, с. 334;

он же.

Аракел Сюнеци—поэт. Ереван, 1987, (на арм. яз).

Аракел Сюнеци. Адамова книга. Изд. М. Потурян. Венеция, 1907 (НА древнеарм. яз.);

он же Аракел Сюнеци и его стихотворения. Венеция, 1914;

Аракел Сюнеци. Книга рая.

Изд. Н. Тер-Нерсисян, Венеция, 1956 (на среднеарм. яз.). См. также: Абегян М. История древнеармянской литературы. Ереван, 1975;

Средневековая армянская лирика.

Составление, предисловие и комментарии Л. Мкртчяна. Л., 1972;

Аревшатян С. С.

Философские взгляды Григора Татеваци. Ереван, 1957;

История армянской философии.

Ереван, 1959.

[стр. 197] купил у господина Буртела священные книги, уплатив ему 1100 дахеканов92.

После смерти «великого рабунапета» Григора Татеваци во главе Татевского учебного центра стал Мхитар Татеваци93, который старался сохранить традиции и славу Татева94.

По сообщению Товма Кафаеци, в 1421 г. настоятелем Татевского монастыря был избран «Тер-Степанос из рода Буртелянов...»95. Однако внук Иванэ Орбеляна не долго управлял татевской братией: он скончался в 1422 г. по дороге в Грузию к своей матери. На основании анализа первоисточников выясняется, что сын господина Смбата—Степанос. в годы «храброго рабунапета Мхитара» возглавлял «епархию Сисакана». Господином области являлся брат епископа Степаноса96 Бешкен Орбелян97. Как видим, в первых десятилетиях XV столетия Орбелянам вновь удалось захватить власть в гаваре Цхук, хотя она и была недолговременной из-за неблагоприятных политических условий, сложившихся в Сюникском нагорье.

3. ГЕРМОНСКАЯ (АГЕРМОНСКАЯ) ПРИМОНАСТЫРСКАЯ ШКОЛА После закрытия Гладзорского университета, здесь же, в Вайоц дзоре, начал свою деятельность другой известный очаг просвещения—Гермонская примонастырская школа, основанная выпускником Гладзорского университета, ученым монахом Тиратуром Киликеци.

До 50-х годов нашего столетия точное местонахождение Гермонского монастыря не было известно, хотя никто из исследователей не сомневался, что он находился в пределах Вайоц дзора. Этот пробел восполнил крупный армянский эпиграфист _ XV, ч. 3, с 318.

Сисакан, с. 241.

XV, ч. 1, с 338.

Там же, с. 258.

XV, ч. 3, с. 360. В переписанном в Айриванке в 1444 г. «Четьи минеи» упомянут некий «Степанос—сын славного князя Иванэ Воротнеци», но какие-либо подробности о нем выяснить трудно (XV, ч. 1, с. 560). В тифлисских армянских рукописях упоминается еще один Степанос, который представлен титулом «рабунапета» и «непобедимого философа».

Однако, по нашему мнению, и этот Степанос не имеет никакого отношения к сюникским Степаносам (см. XV, ч. 2, с. 17).

В источниках вместе с Бешкеном упоминается и другой его брат— Шах (Султаншэ, Султаншах), скончавшийся раньше Степаноса—в 1413 году (см. XV, ч. 3, с. 347).

[стр. 198] С. Г. Бархударян, посвятивший ценную работу определению месторасположения и деятельности Гермонской школы. В задачи нашего исследования не входит детальное обсуждение затронутых С. Г. Бархударяном вопросов, однако целесообразно уточнить некоторые аспекты, связанные с историей возникновения и процветания этого интересного учебного очага средневековой Армении.

Развалины монастырских сооружений Гермона (или Ерамона) расположены на левой стороне дороги Алаяз-Аратес, у подножия высоких гор. В первоисточниках сведения об этом монастыре сохранились с 936 года. По сообщению Степаноса Орбеляна, главная церковь, названная именем Григора Просветителя, построена на средства первопрестольного князя Сюника Смбата и епископа Акоба, которые после завершения строительства храма обосновали здесь монастырскую братию. В указанном году княгиня Софья пожертвовала монастырю ряд деревень и садов98. Опираясь на сведения Степаноса Орбеляна, С. Г. Бархударян выяснил, что Гермонский монастырь называли также Кареваном, хотя в историю он вошел по имени старейшего члена братии—Гермона или Ерамона.

Специалистов давно интересовало месторасположение Гермонской школы. Вопрос этот, как отметили выше, был полностью разрешен в конце 50-х годов, когда С. Г. Бархударян при сборе лапидарных надписей Алаязского ущелья обнаружил в развалинах одного из монастырей обломок камня с надписью «Ерамонский монастырь»99. Сопоставляя этот обломок с другими, ученый выяснил, что находится под сводами загадочной Гермонской обители. Здесь на восточной и северной сторонах двора церкви Григора Просветителя до сих пор «остаются развалины учебных и хозяйственных сооружений»100.

Гермонская примонастырская школа процветала в XIV— XV вв., в годы предводительства вардапета Тиратура, который до конца жизни (ум. в 1372 г.) возглавлял это учебное заведе _ Степанос Орбелян, с. 190—192.

Бархударян С. Г. О местонахождении и деятельности Гермонской школы. —Вестник Матенадарана, 1960. № 5, с. 298. См. также: Свод, т. 3, с. 131, Заметим, что в некоторых источниках ученые вардапеты Вайоц дзора называются геткеци (т. е. «из Гетика»). Г.

Овсепян предполагал, что в Вайоц дзоре существовало поселение под названием Гетик (Хаск, год 1, с. 16). По выражению азербайджанских жителей, оно звучало как «Гядик», а монастырь—«Гядикванк» (Гетик ванк).

Свод, т. 3, с. 132—133.

[стр. 199] ние. В одной из рукописей 1423 г. отмечается, что «под сенью св. Григора», рядом с Ованнесом рабунапетом «покоятся вардапет Тиратур, вардапет Барсег, владыка Султаншах» и другие101.

Ученики Гермонской школы с глубоким уважением произносят имя вардапета Тиратура.

Еще в 1338 г., когда деятельность Гладзорского университета уже шла к своему закату, начала действовать эта школа, возглавляемая «учителем всей Гайканской нации, счастливым, великим и трижды блаженным ритором, названным Тиратуром», у которого многие получали образование, «как чадо у родителя...»102. Писец Мовсес упоминает, что в 1349 г. учился «в Вайоц дзоре, в монастыре Гермона... у великого учителя Тиратура...»103.

Гермонская школа приобрела наибольшую славу в 40-х годах XV столетия, когда предводителем братии был избран ученик Григора Татеваци—вардапет Ованнес104.

Возглавляемые этим энергичным ученым монахом гермонцы сыграли значительную роль в перенесении патриаршего престола Армении из Киликии (из г. Сиса) в Эчмиадзин.

Вардапет Ованнес со своим учеником Степаносом и другими священнослужителями Сюника участвовал в Эчмиадзинском соборе 1441 г., где в своем выступлении потребовал восстановить патриарший престол на родной земле и немедленно перевести десницу Григора Просветителя в Восточную Армению105.

В Гермонской школе учились и работали ученые, одарен _ XV, ч. 1, с 301.

XIV, с. 303—304.

В первоисточниках сохранились забавные новеллы и рассказы, связанные с именем вардапета Тиратура. Они свидетельствуют о большой популярности этого замечательного педагога в широких слоях населения. В одной из новелл читаем: «Тиратура вардапета однажды пригласили на службу. Когда завершилась обедня, забыли его накормить.

Вечером привели его в дом и посадили за (обеденный) стол. Князь спрашивал: «Сколько тебе лет, вардапет». Вардапет сказал: «Без одного дня—сорок». Князь говорит: «Почему без одного дня»? Тот ответил: «Потому что сегодня не обедал, он не входит в счет». Так он говорил в смысле духовного (аспекта). Потому что, если человек хоть один день не услышит божественное слово, не будет молиться или не послушает вардапета, или же послушает и забудет—этот день в его жизни проклят» (см.: Генеральный каталог рукописей (монастыря) св. Иаковов, т. 4, с. 250).

XV, ч. 1, с. 320.

Ачарян Гр. Словарь армянских личных имен, т. 4, с. 658.

[стр. 200] ные художники и искусные писцы106. Здесь получил свое образование и учился искусству письма талантливый писатель Григор Ахалцхаци, переписавший в 1419 г. «Книгу вопрошений» Григора Татеваци107. С целью изучения опыта гермонских специалистов сюда приезжали представители многих учебно-просветительных очагов страны, в том числе и из Татевского монастыря. Вспомним Симеона рабунапета Татеваци, который в 1414 г. переписывал в Гермонском монастыре «Толкование 12-ти пророков»108. Писец Ованнес Ерзнкаци в 1413 г. отмечал, что из-за преследований и гонений был вынужден переписывать «Толкование псалмов и евангелия Матвея» Григора Татеваци в разных областях Армении: то «в области Вайоц дзор, в монастыре Гермона у великого раввина, ритора Ованнеса». то в Нораванке, то «в Араратской области, в городе Егварде, в монастыре св. Акоба, у учителя Симеона»109.

Гермонская школа продолжала свою деятельность и во второй половине XV столетия. В 50—60-х годах при рабунапете Саргисе блеснули своим талантом писцы Закария110, Анания111, в 70-х годах—одаренный писец Ованнес. В памятной записи «Гандзарана»

(тетрадь избранных церковных песен) писец Ованнес с глубокой признательностью упоминает имя «смелого ритора» вардапета Саргиса112, ученики которого Есаи113, Акоб и многие другие оставили богатое наследие. До нас дошло около трех десятков рукописей Гермонской школы115.

По сведениям источников, покровителями Гермонского учебного заведения являлись Орбеляны, поскольку оно находилось в их владениях. Кроме того, во многих надписях упоминаются имена орбеляновских правителей и их сородичей. Так, в одной из надписей говорится о том, что Тарсаич Орбелян пожертвовал св. Григору—главной церкви Гермонского монастыря—сады в _ XV, ч. 1, с. 175. В Гермонской школе были переписаны ныне хранящиеся в Матенадаране рукописи под номерами: 279, 817, 901, 1128. 1198, 1237, 1665, 4009, 4419 и др.

XV, ч. 1, с. 656.

Сисакан, с. 225б.

XV, ч. 1, с. 163.

XV, ч. 2, с. 28, 134.

Там же, с. 290—291.

Там же. с. 338. См. также XV. ч. 3. с. 362.

XV, ч. 2, с. 348.

Ачарян Гр. Словарь армянских личных имен. т. 4, с. 451.

Свод, т. 3, с. 131.

[Вкладыш между стр. 200-201] Монастырь Нораванк. Общий вид с северо-запада. Ехегнадзорский район.

[стр. 201] местечке Мачракадзор116, а сын его—Пахрадола, пожертвовал местной братии другие источники дохода117. В первых десятилетиях XIV столетия учащиеся и преподаватели Гермонской школы получали материальную помощь от Буртела Великого118. Гермонский учебно-просветительный центр просуществовал более двух веков. Он прекратил евое существование в конце XVI века в результате неблагоприятных политических условий, оставив заслуженную славу в истории и культуре армянского народа.

4. ОЧАГ ПИСЬМЕННОСТИ—СПИТАКАВОР АСТВАЦАЦИН Знаменитым очагом письменности был и монастырь Спитакавор Аствацацин в Вайоц дзоре, который в письменных источниках упоминается также под названием «Сркгониц сурб Карапет» («Сркгонский святой Предтечи»), «Анапат» («Пустыня», «Обитель»), «Обитель Болорадзора или Болораберда»119. Построенные из белого камня сооружения этого историко-архитектурного памятника находятся в семи километрах севернее нынешнего села Вернашен Ехегнадзорского района Армянской ССР, над узким ущельем.

Согласно высеченной на южной стене храма надписи, строительство «Новокрещенной (церкви) Богородицы», осуществленное на средства известного князя Эачи Прошяна, завершилось в 1321 г. Об этом упоминается и в другой надписи, датированной годом120. После смерти ктитора Эачи Прошяна роль покровителя монастыря перешла к сыну его Амир-Хасану II, который сделал местной братии ряд пожертвований в годы предводительства Мкртича (1340—1343)121— ученика рабунапета Давида122.

Материальную помощь оказывали монастырю и Орбеляны. В 1339 г. сын князя Липарита Орбеляна Смбат пожертвовал скиту Спитакавора многочисленные угодья, в том числе и большой «сад Вахтангенц»123.

_ Там же, с. 134.

Там же, с. 136.

XIV, с. 303—304.

Свод, т. 3, с. 94.

Там же.

Хахбакяны, т. 1, с. 232;

Бархударян М. Арцах, с. 139.

Хахбакяны, т. 1. с. 208.

Свод, т. 3, с. 98.

[стр. 202] Описывая отдельные сооружения этого историко-архитектурного комплекса, С. Г.

Бархударян отмечает, что во внутренних стенах притвора церкви находятся оформленные фресками неглубокие, но довольно широкие ниши, свойственные для средневековых книгохранилищ124. Особое внимание привлекают композиции скульптурных изображений, среди которых отличается своей завершенностью высеченная на перемычке западного входа притвора Богоматерь с младенцем Иисусом Архитектором и скульптором этого уникального сооружения был зодчий Момик125.

Своим искусством письма члены братии Спитакавора продолжали лучшие традиции Гладзорского университета. Периодом бурного развития духовных ценностей стала вторая половина XV века, когда предводителем Спитакавора стал искусный мастер миниатюрист Авагтер—ученик «трижды блаженного храброго ритора» Саргиса126, у которого он учился «искусству письма». До нашего времени дошли рукописи, переписанные им в 70-х годах XV столетия127.

По сведению Авагтера, в 1475 г. архиепископом Вайоц дзора был внук князя Проша Ованнес—«духовный брат» Степаноса из рода Орбелянов. Авагтер представляет сородича «великих Орбелянов»—«святого патриарха» Егише, а правителем области назван «великородный князь князей», «аспарапет (военачальник) Армении Джум» (Джума) 128. В этой же памятной записи упоминаются небезызвестный Тертер Миакец (Отшельник)— брат Авагтера и сын его Давид, который обучался «искусству письма» у своего дяди.

Учениками Авагтера были писатели и художники Акоб, Есаи и Абраам129. Иеромонах Абраам изучал у своего дяди Авагтера переплетное дело и инкрустацию золотом. Он в совершенстве владел также ремеслом полировки кожи для манускриптов и обработки бумаги. Об этом свидетельствует ученик Абраама— Нахапет130. Работающий в монастыре Верин Нораванк писец Григор упоминает, что учился рисованию у «богослова и храб _ Там же, с. 94.

Мнацаканян С. Момик. — В кн.: Видные деятели армянской культуры, с. 288, 295;

Хахбакяны, т. 1, с. 232.

XV, ч. 2, с. 375.

Смбатянц М. Ернджак. с. 121;

Хахбакяны, т. 1, с. 232.

XV, ч. 2, с. 375.

XV. ч. 3, с. 27.

Там же, с. 27, 57.

[стр. 203] рого рабунапета» Абраама. Вайоцдзорский писец Ванакан называет художника Абраама «ритором»131. Тот же Ванакан в другой своей работе, написанной в деревне Кацик (ныне село Астхадзор Мартунинского района Армянской ССР) в том же 1498 г., величает Абраама «рабунапетом»132. Абраам упоминается и во многих других рукописях исследуемого периода133.

После смерти Авагтера в 1498 г. предводителем спитакаворского учебного центра стал иеромонах Закария—один из просвещенных деятелей Вайоц дзора134.

Рядом со Спитакавором находилось поселение Бердаванк, где также переписывались рукописи135. До нас дошли и многие работы, завершенные в резиденции Прошянов— поселке Сркгонк в 1459, 1473, 1475, 1478 и других годах136.

В монастыре св. Богородицы, наряду с переплетным делом занимались также реставрацией рукописей. В указанное время всем культурно-просветительным очагам Вайоц дзора покровительствовал потомок Прошянов «господин Джум»—сын князя Эачи.

Частое упоминание его имени во многих рукописях означает, что со второй половины XV века на политической арене вновь возросла роль Прошянов по сравнению с другими княжескими фамилиями, в том числе и Орбелянами. И не случайно, что имя «князя князей», «спарапета Армении» господина Джума упоминается в источниках перед Орбелянами: «При властвовании господина Джума и господина Инаника...»137;

«В (1473) году, при ханстве Хасан бека—внука Баяндура, католикосстве Аристакэса и правлении... господина Джума...»138 и т. д. В числе правителей области назван и сын Джума—князь Аргут (Аргута), правивший в Дзораванке139.

Конечно, это не означает, что Орбеляны сошли с политической арены страны. Напротив, наследники Орбелянов в лице потомков Буртела Великого, переселившись из Вайоц дзора в Цхук, продолжали властвовать в пределах нынешнего Зангезура (совр. Сисианский, Горисский, Кафанский и Мегринский _ XV, ч. 3, с. 214, 259.

Там же, с. 282.

Там же, с. 97, 122.

Хахбакяны, т. 1, с. 232. 135 XV, ч. 1, с. 302.

Смбатянц М. Ернджак, с. 178;

Хахбакяны, т. 1, с. 234— XV, ч. 2, с. 157.

XV, ч. 2, с. 346.

XV, ч. 3, с. 259.

[стр. 204] районы Армянской ССР, вместе взятые). Сын князя Бешкена— Рустам Орбелян, хотя и был смещен с высокой должности великого везира и советника Кара-Искандара— грозного вождя племени Кара-коюнлу, тем не менее успел оставить орбеляновским поколениям и священнослужителям Татевского кафедрального собора обширные земельные участки в Цхуке140, а также ряд деревень вокруг Эчмиадзина. Сдав Прошянам свои политические позиции в Вайоц дзоре, Орбеляны долгое время удерживали в своих руках духовную власть области. В источниках упоминается имя архиепископа Егише Буртеляна (Орбеляна), правившего епархией вместе с Ованнесом Прошяном 141. Уже известный нам Абраам в памятной записи «Шаракноца» (сборника армянских церковных песнопений.—Г. Г.) в 1490 г. специально отмечал имя архиепископа Егише из рода Буртелянов142. По данным ехегисской рукописи 1495 г., Егише был сыном «князя князей Смбата—сына Тарсаича...»143. Заметим, однако, что у атабека Тарсаича, т. е. Тарсаича I, не было сына по имени Смбат. Упомянутый Смбат—внук Буртела Великого и, следовательно, праправнук атабека Тарсаича.

Интересно отметить, что в памятных записях 1475, 1490, 1495 годов архиепископ Егише Буртелян (Орбелян) представлен как «паронтер» («господин-владыка»)144. Это означает, что он пользовался также светской властью, поскольку имел собственность, полученную по наследству. Подобное сосуществование духовной и светской власти довольно убедительно описано в книге католикоса Симеона Ереванци «Джамбр». По мнению патриарха Симеона, титул «парон-тера» имели право носить духовные представители тех родов, которые были «испокон веков именитыми, многолюдными и богатыми, хотя некоторые из них и становились монахами, другие оставались светскими, однако жили одним домом и имуществом. И собственностью своей (они) считали и деревню, и монастырь»145.

_ Папазян А. Д. Страница из политической истории Восточной Армении. — Известия АН АрмССР. обществ. науки, 1955, № 8, с. 96. Далее— Папазян А. Д. Страница.

Епископ Карапет (Тер-Мкртчян). Материалы об армянском меликстве, т. 2, с. 94.

XV, ч. 3, с. 147. Гр. Ачарян представил Егише Буртеляна трижды (№ 21—23), считая разными лицами (см.: Словарь армянских личных имен, ч. 4, с. 114).

XV, ч. 3, с. 35.

XV, ч. 2, с. XIX.

Симеон Ереванци. Джамбр. Вагаршапат, 1873, с. 277.

[стр. 205] Кроме знатных представителей сюникской иерократии, «парон-терами» назывались предводители Ахтамара, Гандзасара, Авуц тара и других монастырских братий146. Титул «парон-тера» носил и знаменитый писатель вардапет Павгос147.

Престол Егише Буртеляна, по всей вероятности, находился в амагуинском монастыре Нораванк, что подтверждается памятной записью 1486 года, в которой сообщается, как братья Игнатиос и Степанос попросили «архиепископа Егише оставить в святом монастыре Нораванк» подаренный ими «Гандзатетр» (тетрадь избранных церковных песен.—Г. Г.)148. Последнее упоминание о владыке Егише относится к 1524 году, когда, вероятно, его уже не было в живых149.

5. НОРАВАНК (АМАГУ) Как уже отмечалось, после падения Капанского царства часть дворянской знати эмигрировала из столицы Сюника не только в другие страны, но и в сравнительно безопасные области Армении. Так, сын капанского князя Хасана епископ Ованнес, возглавлявший монастырскую братию Ваанаванка, переехал в Вайоц дзор. Ованнес обосновался у крепости Расек (Рашкаберд) в храме св. Карапета. Преследуя далеко идущие цели, отпрыск капанских вельмож пригласил к себе многих священнослужителей, восстановил церковные сооружения и обосновал монастырскую братию, которую, однако, невозможно было содержать без стабильных источников дохода, собственного хозяйства, имущества и т. п., а в окружении монастыря Нораванк находились обширные земельные участки. Владыка Ованнес намеревался присвоить деревни Гандзак и Тхарб 150, жители которых платили налог владельцу крепости Расек. Воспользовавшись случаем, он попросил содействия в этом султана Мухаммада Джахан-Пахлавана (1174—1186), который, по словам Степаноса Орбеляна, повелел выгнать «всех мирян», живущих _ XV, ч. 2, с. XIV.

Там же, с. 290.

Там же.

В рамки настоящего исследования не входит изучение деятельности Орбелянов позднего средневековья. Отметим лишь, что потомки Орбелянов и по сей день здравствуют в Кафанском и Горисском районах Армянской ССР, а также в Дагестане (Дербенте) и других местах.

Деревня Тхарб не упоминается в «Списке налогов» Степаноса Орбеляна (см.: Степанос Орбелян, с. 256, 371—379).

[стр. 206] в окрестностях Нораванка, и специальным «маншуром» (грамотой) предоставил Ованнесу значительную часть угодий на правах частной собственности. Узнав о распоряжении султана, разгневанный владелец крепости Расек не только отказался выполнить приказ своего повелителя, но и, арестовав Ованнеса, заставил его принять мусульманство. Еле вырвавшись из рук жестокого тирана, настоятель Нораванка вновь обратился к своему покровителю султану. Последний отправил из Исфагана в Вайоц дзор карательный отряд во главе с епископом Ованнесом. Последний незамедлительно арестовал и обезглавил хозяина крепости, и захватил Анапат с 12-ю агараками151.

Однако указанная крепость и обширные владения не долго находились в ведении Нораванка. В результате нестабильной обстановки в стране они вновь перешли в руки сельджукских военачальников. Местное духовенство вынуждено было мириться с создавшимся положением, хотя оно никогда не отказывалось от мысли возвратить потерянное.

В 1211 г. боевые отряды Васака Хахбакяна и Ахтамара Арпаеци, разгромив сельджукские войска, освободили крепости Вайоц дзора. Были уничтожены и выдворены ставленники султана. Атабек Иванэ по высочайшему царскому сигелу предоставил княжичу Липариту Орбеляну ряд поселений Вайоц дзора вместе с монастырем Нораванк. Новый господин и покровитель духовных очагов был обязан обеспечить служителей креста всем необходимым.

В 1214 г. владыка Ованнес скончался и был похоронен под сводами Нораванка.

Преемником престола стал сын владыки Григора—Степанос Благодатный, который, следуя своему предшественнику, продолжал прилагать усилия для приобретения потерянных феодальных владений нораванкской братии. Будучи почти полвека (1168— 1216) священнослужителем, он не сумел довести до конца проблему нораванкских владений;

после смерти Степаноса епископский престол перешел к его племяннику Саргису I152. По предложению Саргиса I князь Липарит обратился к амирспасалару Закаре с просьбой вернуть бывшие _ Степанос Орбелян, с. 256. Доброжелательное отношение султана Мухаммеда Пахлавана к епископу Ованнесу Степанос Орбелян объясняет тем, что он якобы вылечил больного сына султана (там же).

Степанос Орбелян, с. 257—258. Г. Алишан (Сисакан, с. 217б) и М. Орманян (Азгапатум, с. 1957) предполагают, что Саргис I был сыном воротанского князя Хасана, дядей философа Ованнеса Воротнеци. М. Орманян не сомневается, что Ованнес Воротнеци происходил из рода Орбелянов.

[стр. 207] владения религиозных очагов области исконным хозяевам. Новоназначенный правитель Вайоц дзора предоставил главнокомандующему грамоты царей и престольных князей, купчие и другие письменные доказательства, в частности, документ о собственных владениях Нораванкской лавры. Амирспасалар Закаре выполнил просьбу своего военачальника и от своего имени пожертвовал Нораванку деревню Агаракадзор153.

Отметим, что при Закарянах на территории северо-восточной Армении сложились новые социально-правовые отношения как между господствующим классом и трудовыми массами, так и между различными правящими домами страны. Следовало ожидать, что острые споры возникнут и при разделе феодальных владений. Особенно ожесточенной эта борьба была в Сюнике: здесь полководцы и князья делили между собой буквально все, включая и церковное имущество, и святые мощи отдельных монастырей области. Так, например, полководец Васак Хахбакян, отобрав у настоятеля Оцопского монастыря Петроса Шахапонеци знаменитый крест с окладом154, преподнес его своему сюзерену— Иванэ Закаряну. По просьбе нораванкского епископа Саргиса I князь Липарит Орбелян купил это святое знамение за 1000 золотых дахеканов у Иванэ атабека, предоставив его монастырю Нораванк;

оклад же был отправлен Васаком Хахбакяном в Кечарисский монастырь.

Улучшив свое экономическое положение, нораванкский епископат получил возможность приступить к обширным строительным работам. В 1216 г. началось строительство церкви св. Предтечи. Через шесть лет, в 1221 г., хозяева монастыря решили организовать ритуал миропомазания—разговенья, ожидая при этом щедрых приношений от феодалов и других верующих. Однако по неизвестным для нас причинам эти празднества состоялись лишь спустя два года—в 1223 г. Для участия в торжествах из разных областей Армении и Грузии в Сюник прибыли высокочтимые представители духовенства, первопрестольные князья, военачальники, азаты и старосты деревень. В Нораванк прибыл также князь князей Бупа (Буба, Бупак)—тесть Липарита Орбеляна. Священное сооружение покорило всех своим прекрасным решением архитектурных замыслов и внешним видом155.

_ Степанос Орбелян, с. 262—263.

По поводу этого креста был созван суд в Пгндзаханке—нынешнем Ахтале (см.: Еремян С. Т. Заметки к тексту «Хроники Смбата». —Известия АрмФАНа, 1941, № 9, с. 27—30.

Ср.: Грузинская эпиграфика Армении, с. 202).

Степанос Орбелян, с. 252.

[стр. 208] Над южным входом св. Карапета имеется надпись о построении храма: «Я, владыка Саргис, племянник (дословно: сын сестры.—Г. Г.) владыки Степаноса—сюникского архиепископа, построил сию церковь в благословение (в предстательство) мне и Липариту, предкам нашим и родным двум братьям, убитым турками, за что молю посетивших помянуть нас во Христе»156.

Настало время получить от хозяев страны материальные средства, движимое и недвижимое имущество. Сохранилась дарственная грамота великого князя Бупы, в которой упоминается о щедрых подношениях на торжествах по случаю разговенья церкви св. Карапета. Здесь, в частности, говорится, при каких обстоятельствах ему удалось овладеть подаренным Нораванку селом Ахберис157.

Саргис I упоминается в надписи, высеченной по повелению Липарита Орбеляна в г.158 на стенах Нораванка. На протяжении строительных работ этот энергичный и деловой священнослужитель пользовался поддержкой и щедрыми подношениями крупных феодальных домов Вайоц дзора и сопредельных гаваров Сюника. Имя его встречается в надписях до 1232 года включительно159. Далее, как сообщает Степанос Орбелян, он отправился в Киликию к армянскому царю Хетуму, затем в Иерусалим, где и был убит при набеге турок-сельджуков160.

В 1256 г. предводителем Нораванка стал владыка Степанос161, который еще с 40-х годов являлся членом этой братии162.

С помощью армянского католикоса Константина им был упорядочен вопрос о границах сюникской епархии. Официальным Кондаком (буллой) патриарха ему были вверены гавары Вайоц дзор, Чахук, а также город Нахичеван с окружающими поселениями163. При моральной и материальной поддержке великого князя Смбата Орбеляна этот епископ продолжал строительные работы в монастыре Нораванк.

_ Свод, т. 3, с. 212. Об упомянутых в надписи двух братьях, «убитых турками», другие сведения нам не известны. Вероятно, они погибли при освобождении Сюника в 1211 г.

Ср.:.МАК, XIII, с. 165.

Степанос Орбелян, с. 261—262.

Свод, т. 3, с. 211, см. также с. 213.

Там же, с. 212, 213.

Степанос Орбелян, с. 252, 264.

Свод, т. 3, с. 218.

Степанос Орбелян, с. Там же, с. 264—265.

[стр. 209] После смерти владыки Степаноса164 епархию в течение одного года возглавлял вардапет Григор165, затем на эту должность был избран сын Ваграма Чгнавора—Саргис II. Степанос Орбелян лестно отзывается о Саргисе II, называя его «мужем мудрым и плодотворным, неутомимым вардапетом»166.

В указанный период между духовными вождями крупных монастырей Сюника возникли серьезные споры из-за феодальных владений. Дело дошло до раскола епархии. Пользуясь случаем, родственник настоятеля Степаноса Ованнес немедленно отправился в Ахтамар и, будучи возведен там в сан епископа, обосновался затем в Татеве. Новоизбранный священнослуно отправился в Ахтамар и, будучи возведен там в сан епискота167, старался сохранить доминирующую роль Татевского монастыря среди других религиозных очагов области.

Таким образом, фактически образовались две противостоящие друг другу епархии, каждая из которых старалась расширить сферу влияния и боролась за приобретение богатых источников дохода. В этой борьбе особенно бескомпромиссным был нораванкский епископ Саргис II, поскольку ему достались лишь Вайоц дзор с некоторыми монастырями среднего состояния.

В 60-х годах XIII столетия в источниках упоминаются имена целого ряда представителей высшего духовенства168, не сыгравших, однако, заметной роли в истории Сюника.

В 1251 г. умер владыка Ованнес. Настоятелем Татевского монастыря был избран его племянник (сын брата) Айрапет, правивший с помощью епископа Согомона. Новый настоятель немедленно приступил к восстановлению монастырских сооружений, не жалея на это никаких средств. У западного входа кафедральной церкви Погоса-Петроса (Павла Петра) по этому поводу им оставлена следующая запись: «В лето 722 (1273), я, владыка Айрапет, слуга всевышнего, построил сонмы («») и возобновил двери, молю поминайте меня в ваших молитвах»169.

Имя епископа Айрапета упоминается в лапидарных надпи _ Он похоронен в усыпальнице Орбелянов в Нораванке. На его надгробье высечена надпись: «Сюникский епископ владыка Степанос. В лето 709 (1260), (см.: Свод, т. 3, с.

230).

Степанос Орбелян, с. 364.

Там же, с. 253, По Г. Алишану, Саргис II был внуком сестры Саргиса I (см.: Сисакан, с.

186), хотя он нередко путает двух Саргисов (там же, с. 185—186).

Свод, т. 3, с. 218а (вкладыш).

Там же, с. 219.

Свод т. 2, с. [стр. 210] сях 1262 170, 1271 и других годов. В дарственной грамоте князя Тарсаича Орбеляна от 13 го ноября 1274 г. он вместе с Согомоном представлен «епископом сего места»171, а Саргис—лишь «нораванкским епископом». Епископы Айрапет и Согомон часто упоминаются как «сопрестольные предводители» Татевского монастыря172.

В надписи зала Татевского монастыря, высеченной в 1281 г., вместе с Айрапетом упоминается и Ованнес173, один из ведущих епископов Татева, восстановивший Акнерский водоканал. Заслуживает внимания надпись на хачкаре, воздвигнутом южнее монастыря, где совместно упоминаются имена этих епископов174.

Епископ Ованнес занимал должность предводителя Татевского монастыря на протяжении 40 лет (до 1292 года). Преемником его стал упомянутый владыка Ованнес, возглавивший престол до 1295 г. В надписи, высеченной в 1294 г. на скале у истоков речушки Вараракн (в пределах слободки г. Гориса), указывается, что владыка Ованнес провел водоканал в Цакут (у Татева, на левом берегу реки Воротан) по велению епископа Айрапета175. Это означает, что Ованнес был подвластен епископу Айрапету и настоятелем братии был избран после его смерти.

Нораванк стал крупным феодальным хозяйством в 60-х годах XIII столетия176. В лице епископа Саргиса II он получил ряд деревень и обширные угодья. Князь Махеван Джуджянц за право получить в определенные дни обедни во спасение сво _ Там же, с. 29, 31.

Там же, с. 15—16. См. также: Степанос Орбелян, с. 306.

Свод, т. 2, с. 15—16.

Там же, с. 21.

Там же, с. 33. Имя «Айрапет» упоминается и в надписях Вайоц дзора во второй половине XIII столетия. На стене западного притвора Аратесского монастыря одна из надписей гласила: «В лето 719 (1270), при владычестве славного князя Смбата и родного его брата Тарсаича, я, кроткий инок Айрапет... построил монастырь и восстановил церковь, соорудил сей притвор... все работы совершены мною...» (Свод, т. 3, с. 124). В этом же храме у восточной стены купольной церкви, некогда была надгробная плита, на которой в свое время Каджберуни прочел: «Счастливого рабунапета Айрапета поминайте.

В лето 739 (1290)» (там же). По мнению X. Кучук-Иоаннесова (МАК, XIII, с. 89, 236) и С.

Бархударяна, упомянутые в двух надписях Айрапеты одно и то же лицо. Мы же затрудняемся отождествлять Татевского и Аратесского Айрапетов, хотя они жили и работали в одно и то же время.

Свод, т. 2, с. 78.

Степанос Орбелян, с. 265—266. Ср.: Свод. т. 3, с. 218а.

[стр. 211] ей души предоставил Нораванку часть крепости Нрбуйн (оставшуюся часть он передал своему наследнику Амиру), а также дом и сады в Арпе177.

Нораванкскому епископату пожертвовали угодья и представители рода Ахтамарянов— Ахтамар и Арпаслан. «Волею и по велению благословенных господ... Тарсаича, брата царя Смбата, и супруги его Мина Хатун...» Саргис II построил гостиницу в Нораванке178.

Он построил также мост над рекой Арпа «из тесаных камней, высокий, просторный и широкий, которым восхищались очевидцы»179. Бесспорно, определенную долю «больших расходов» при строительстве моста взял на себя и князь Тарсаич.

Саргис II с сюникским епископом Григором и другими предводителями Восточной Армении подписал написанное Степаносом Орбеляном письмо к католикосу Григору Анаварзеци об отказе принятия унии с римско-католической церковью180.

Саргис II скончался в 1298 году и был похоронен в притворе церкви св. Карапета Нораванкского монастыря, в усыпальнице Орбелянов181.

Усилив свои позиции, правители княжества Орбелянов не могли больше мириться с мыслью раздела епархиального престола Сюника и стремились взять в свои руки духовную власть области. Вероятно, это и послужило причиной тому, что на сына князя Тарсаича Орбеляна Степаноса с юношеских лет надели схиму священнослужителя.

...1287 год. Из далекой Киликии возвратился на родину приемный сын «царя» Смбата, новоизбранный митрополит сюникский—Степанос Орбелян. В торжественной обстановке его приветствовали светские князья и представители духовенства. Власть нового главы епархии должны были безоговорочно приз _ Степанос Орбелян, с. 267.

Свод, т. 3, с. 246.

Степанос Орбелян, с. 314—315.

Там же, с. 337.

Надпись надгробия Саргиса II гласит: «Это гробница благодатного Саргиса— сюникского епископа и непобедимого ритора. В лето 747 (1298)» (Свод, т. 3, с. 231). Во дворе церкви св. Карапета есть и другая надгробная плита, на которой сохранилась надпись: «Помяните Саргиса. В лето 742 (1293)». Можно предполагать, что этот Саргис— или сын князя Чесара Орбеляна (см.: Свод, т. 3, с. 221), или ключарь Нораванка, имя которого упоминается в надписи хачкара в местечке «Хачин хут» села Галидзор (см.:

Свод, т. 2, с. 52).

[стр. 212] нать все без исключения религиозные очаги Сюникского нагорья, в том числе и священнослужители Нораванка182 и Татева.

6. СТЕПАНОС ОРБЕЛЯН—ИСТОРИК СЮНИКА Степанос Орбелян—один из крупнейших религиозно-политических деятелей средневековой Армении. Как историк и писатель эпохи феодализма, он по праву стоит в ряду с известными представителями армянской историографии Мовсесом Хоренаци, Товмой Арцруни, Ованнесом Драсханакертци, Киракосом Гандзакеци и др.

Точная дата рождения Степаноса Орбеляна не выяснена. По мнению Г. Алтуняна, он родился «между 1250 и 1260 гг.»183 Такого же мнения придерживается А. Абраамян184. Т.

Акопян и Ст. Мелик-Бахшян, учитывая, что в 1280 г. он стал священнослужителем, заключают: «В это время Степаносу было не меньше 25—30 лет», следовательно, датой его рождения можно считать 50-е годы XIII века185. В. Алексанян выразил предположение, что «Степанос Орбелян был посвящен в 20-летнем возрасте, а вардапетом стал в возрасте 24-х лет. Следовательно, он должен был родиться в 1260 году»186.

Предложенная В. Алексаняном дата рождения Степаноса Орбеляна убедительна, поскольку сам историк свидетельствует, что «воссел на вардапетский престол в незрелом возрасте»187. Как правило, вардапетами рукополагались люди зрелого возраста, но в истории армянской церкви есть немало исключений. Так, католикосы Григор III Пахлавуни (1113—1166), Григор Каравеж (1193—1194) приняли духовный сан в 18— лет, а католикосу Мовсесу Хотананци (1629—1632) было всего 15 лет, когда он стал иноком188. Что касается Орбелянов, то последние _ Степанос Орбелян, с. 314. Нораванкский епископат продолжал свою деятельность до конца XV столетия. Однако расцвет этого знаменитого религиозного очага связан с именем митрополита Степаноса Орбеляна (см. XV, ч. 3, с. 420).

Алтунян Г. Монголы и их походы в XIII веке. Вагаршапат, 1913, с. 9 (на арм. яз.).

Степанос Орбелян. Хроника, с. 3.

Акопян Т., Мелик-Бахшян Ст. Указ. раб. с. 26.

Алексанян В. Жизнь, деятельность и научно-историческое наследие Степаноса Орбеляна. Автореф. дис... канд. ист. наук, Ереван, 1975, с. 19.

Степанос Орбелян, с. 349—350.

Георг-Месроп. История армянской церкви, т. 2, с. 303, 322, 383.

[стр. 213] хорошо понимали. что совершенным актом они действовали против канонических постановлений священных отцов Армении, но их скорее интересовала политическая сторона духовного вопроса.

Однако сохранившиеся в «Истории области Сисакан» некоторые биографические данные Степаноса Орбеляна историками до сих пор не освещены. Так, в своем эпилоге историк обращается к читателю «с лицом увядшим» («маирамац») и «багровым»

(«шарагунеал»)189. Как интерпретировать смысл указанных эпитетов? Ответ, кажется, лишь один. В последние годы своей жизни историк, будучи прикован к постели, больным завершил свою работу в 1299 г. Данное предположение подкрепляется и тем фактом, что еще при жизни историка, в 1302 г., сопрестольным митрополита Сюника был избран сородич его епископ Ованнес Орбел.

Автобиографические сведения о Степаносе Орбеляне сохранились в главах 70 и 72 его Истории190. Отцом его был великий князь Сюника атабек Тарсаич Орбелян, сын основоположника княжества сюникских Орбелянов—Липарита191, мать же— Аруз хатун—по национальности была не армянкой, но христианкой: о ней с любовью отзывается средний ее сын Степанос Орбелян.

Будучи приемным сыном своего дяди «цареподобного князя» Смбата, княжич Степанос с младенческих лет воспитывался у святых отцов области и получил хорошее образование.

Грамоте его обучал сам настоятель Татевского монастыря владыка Айрапет, который преподавал и уроки музыки192. На основании этого сведения можно предположить, что Степанос Орбелян родился не в Вайоц дзоре, а в гаваре Цхук, где правил до 1273 г. его отец Тарсаич, переехавший затем в Вайоц дзор.

Отсюда Степаноса отправили в монастырь Нораванк, где вскоре он стал псаломщиком, а затем дьяком. Ему посчастливилось продолжить учебу «у божественных мужей», в числе которых с большой признательностью он упоминает имя основателя Гладзорского научно-учебного центра Нерсеса Мшеци. По _ Степанос Орбелян, с. 370. В нашей статье «Степанос Орбелян» (ИФЖ, 1976, № 4, с.

155—164;

на арм. яз.) на основании этих эпитетов мы предполагали, что он родился в 40-х годах XIII столетия.—Г. Г.

Степанос Орбелян, с. 349—363.

Там же.

Там же, с. 349.

[стр. 214] рекомендации этого крупного ученого-педагога Степанос постригся в монахи193.

Получив посох вардапета, Степанос Орбелян писал с присущей ему скромностью:

«Будучи темным, я пожелал быть для других светилом, я, нечистая душа и грязный образ, начал искупать грехи других»194. Отец его—князь князей Тарсаич Орбелян—стремился сделать монополией Орбелянов не только светскую, политическую, но и духовную власть Сюникской области. Дворянство и духовенство нагорья вынуждены были подчиниться устремлениям могучего правителя, тем более, что влиятельная фамилия Прошянов в данном вопросе не имела никаких притязаний. Подобное лояльное отношение к сородичу Орбелянов сложилось только после смерти грозного князя Проша Хахбакяна.

В 1286 г. церковный собор области выдвинул кандидатом на пост главы сюникской епархии нораванкского вардапета Степаноса Орбеляна, который незамедлительно отправился в Киликию с подарками и почестями. Посланник восточноармянского духовенства должен был стараться восстановить былую славу сюникского епископата и добиться от верховного патриарха Армении согласия носить титул митрополита края 195.

Ясно, что поездка Степаноса Орбеляна в Киликию была обусловлена не только «вакантностью места настоятеля сюникской епархии»196, но и преследовала политическую цель, как правильно заметил В. Алексанян197. Однако в Сисе по дороге в Ромкла, резиденцию католикоса, его известили о кончине патриарха Акоба I. Степанос Орбелян вынужден был остаться в Киликии до выборов нового патриарха, коим через три месяца был избран Константин II (1286—1289). Он не замедлил рукоположить Степаноса Орбеляна архиепископом и митрополитом сюникской земли198. Посланник восточных отцов не скрывает своего восхищения по поводу этого торжественного события: «И чествовали (меня) большими наградами и митрой двойной, назначив на должность митрополита, именуя протофронтесом армянского патриарха, т. е. первопрестольным, и главой всех епископов Армении»199.

_ Там же, с. 350.

Там же.

Там же, с. 313.

Чамчян М. История Армении, т. 3, с. 284.

Алексанян В. Указ. раб. с. 24.

См.: История армянского народа, т. 3, с. 283.

Степанос Орбелян, с. 350—351.

[стр. 215] В Киликии Степанос Орбелян остановился в городе Адана во дворце армянских царей, где встретился с царем Левоном III (1270—1289) и рядом высокопоставленных чиновников.

Пользуясь удобным случаем, он ознакомился с учебно-просветительными очагами Киликии, посетил богатые библиотеки католикосата, изучил структуру общественно политического строя Киликийского армянского царства.

Своим личным обаянием и умом он привлек внимание не только дворянства, но и самого царя, который еще до выборов нового католикоса предлагал ему навсегда остаться в Киликии и занять престол армянского патриарха200. Однако Степанос не мог согласиться с предложением царя, ибо его ждали сюникский народ и предводители восточных епархий.

Весной 1287 г. новоизбранного митрополита встретили князья Сюника, представители духовенства, преподаватели и слушатели Гладзорского университета. Сразу же по приезде на родину глава сюникской епархии Степанос Орбелян с Посланием католикоса и грамотой своего отца нанес визит хану Аргуну. В беседе с ханом он затронул вопрос о привилегии армянской церкви. Аргун издал указ, согласно которому Степанос был утвержден господином «с двоякой властью—духовной и светской»201.

Укрепив свою политическую власть, Степанос Орбелян приступил к воссоединению раздробленных на мелкие единицы епархии. Однако для этого потребовались большие усилия, поскольку подобные действия затрагивали материальные интересы и приоритет таких крупных религиозных очагов, как Татевский и Нораванкский монастыри. Члены Татевской лавры никак не соглашались уступить свои позиции священнослужителям Нораванкского монастыря и упорно сопротивлялись решению митрополита. Степанос Орбелян писал позже, как «много горя претерпел от татевских епископов». И все же глава сюникской епархии нашел выход из создавшегося положения. Он принял компромиссное решение, не затрагивающее материальные интересы ни татевского, ни нораванкского епископатов202. Собственные владения оставались у них без изменения, но духовенство Сюника должно было признать единого предводителя. Согласно этому решению Татев и Нораванк уравнивались в правах, а возникшие споры должны были разрешаться без какого-либо мораль _ Там же, с. 351.

Там же, с. 352.

Там же, с. 351.

[стр. 216] ного или материального ущерба. В случае же «если изменится время и постигнет Татев разрушение,—отмечал митрополит сюникский,—имущество его пусть унаследует Нораванкская церковь и жители ее там проживают. А если Нораванк постигнет разрушение, то имуществом и доходами его пусть пользуется Татевская церковь, а жители ее проживают там»203.

Таким образом, в результате принятых мер единоличным вождем духовенства и правителем области стал митрополит, без согласия которого не решались вопросы, связанные с духовной жизнью Сюника.

В 1289 г. после смещения с патриаршего престола католикоса Константина II Степанос Орбелян был приглашен в Киликию для участия в выборах нового патриарха204. Однако он не принял предложения посланника царя Хатума вардапета Степаноса Скевраци, выпускника Гладзорского университета, поехать в Киликию на выборы. Отказ сюникского митрополита был мотивирован тем, что армянский царь Киликии не вправе был самовольно сместить с престола законом избранного святейшего патриарха всех армян205.

С целью закрепления привилегий духовенства Сюника после смерти отца Тарсаича (в 1290 г.) Степанос Орбелян отправился в Тебриз к новому монгольскому ильхану Кейхату (1291— 1295), с почестями принявшего духовного вождя Сюника и пожаловавшего ему грамоту об утверждении митрополитом.

В 1295 г. ильханом был провозглашен Казан (1295—1304). Степанос Орбелян лично приветствовал нового правителя, который вновь утвердил его главой сюникской епархии, предоставив ему «золотую пайзу»206.

Материально обеспеченный духовный глава имел все условия для того, чтобы приступить к крупномасштабным строительным работам. Он завершил строительство татевской церкви св. Григора, которую до этого восстанавливали дважды сначала князь Филиппа и епископ Давид, а затем сюникский царь Смбат II и епископ Ованнес. Над западным входом он повелел высечь восьмистрочную надпись: «В лето 744 (1295). Сюникского митрополита владыки Степаноса, протофронтеса Великой Армении, сына славного князя Тарсаича, строителя св. церкви, помяните во Христе»207.

_ Там же, с. 351—352.

Там же, с. 321.

Там же, с. 319—321.

Там же, с. 353.

Свод, т. 2, с. 25. Ср.: Сисакан, с. 234.

[Вкладыш между стр. 216-217] Нораванк. Западный вход первого этажа церкви св. Богородицы («Буртелашен»).

[стр. 217] Для материального обеспечения священнослужителей этой церкви Степанос Орбелян пожертвовал собственную деревню Арит, полученную по наследству от своего старшего брата—престольного князя Эликума. Крупному духовному феодалу ничего не стоило заплатить в 1294 г. 500 золотых дахеканов внукам князя Длена—Хасану и другим, с целью приобретения для нораванкского монастыря святых мощен, ставших в свое время предметом жарких споров.

В годы предводительства Степаноса Орбеляна несравненно укрепилась экономическая мощь объединенного епископства Сюникской области. Благодаря его энергичным усилиям новые земельные участки приобрели Нораванк, Татев, Цахац кар и другие религиозные очаги. Часть доходов им предоставлялась в виде пожертвований и купли новых земель. Щедрыми подношениями, кроме Орбелянов и Прошянов, отличились также потомки Махеванянов208, предки которых обосновались в Вайоц дзоре после падения Сюникского царства. Все больше укреплялась экономическая мощь Нораванка.

Его собственность составляли сады, мельницы, маслобойни, лавки-магазины, мелкий и крупный рогатый скот, драгоценная церковная утварь, деньги и т. д. Лично митрополит Степанос Орбелян пожаловал Нораванкскому монастырю купленный за 2500 драмов сад в Цакут каре. Далее, в 1298 г., уплатив своему брату Джалалу 21 000 драмов, он купил и преподнес Нораванкскому монастырю деревню Чива209. В это же время собственностью указанного монастыря стала дачная деревня Аратес с одноименным монастырем, Каркоп с окружающими полями и лугами, а также другие земельные участки.

Степанос Орбелян скончался после 16-летнего правления сюникской епархией и с почестями был похоронен в Нораванкской усыпальнице Орбеляновских князей.

На основании изучения надписей на колоколах Татевского монастыря К. Костанян210, М.

Орманян211, Е. Лалаян212, В. Алексанян213 и другие214 предполагают, что Степанос Орбелян _ Степанос Орбелян, с. 258—259.

Там же, с. 360.

Костанян К. «Плач» Степаноса Орбеляна. Тифлис, 1885.

Орманян М. Азгапатум. т. 1. Константинополь, 1912, с. 1773.

Азгагракан андес, кн. III, Тифлис, 1898, с. 141.

Алексанян В. Указ. раб., с. 19.

Жамкочян А. Г., Абраамян А. Г., Мелик-Бахшян С. Т., Погосян С. П. История армянского народа, с. 556.

[стр. 218] скончался в 1304 г.215. Г. Алишан не был согласен с подобной датировкой, так как, по его мнению, дата —753 (1304) возникла в результате неправильной дешифровки последней буквы (Г—3). Он предлагает восстановить букву (Ы—8), т. е. (758 + 551 = 1309)216, не сомневаясь в том, что Степанос Орбелян управлял сюникской епархией в 1286—1309 годах217. Трудно согласиться и с предположением А. Ташяна218 и Гр.

Ачаряна, считавших Степаноса Орбеляна автором письма к католикосу Константину III Кесараци219, поскольку тот был избран патриархом в 1307 г., когда Степаноса Орбеляна не было в живых. Из современных исследователей Т. Акопян, Ст. Мелик-Бахшян, С.

Мнацаканян считают годом смерти историка 1305-й220. Точная же дата его смерти высечена на его надгробной плите, находящейся ныне в усыпальнице Орбелянов амагуинского Нораванка. Надпись гласит: «В лето 752 (1303). Это гробница упокоения великого митрополита Сюника—Степаноса»221.

Приведенная эпитафия наглядно свидетельствует о том, что Степанос Орбелян скончался в 1303 году.

Сведения о Степаносе Орбеляне сохранились во многих источниках Сюникской области222, восхваляющих и прославляющих крупного мыслителя своего времени.

а) Литературная деятельность Степаноса Орбеляна Степанос Орбелян оставил богатое литературное наследие. Из его трудов дошли до нас следующие сочинения:

1. «История области Сисакан» (1299 г.) 2. «Плач» (1299 г.) 3. «Хроника» (охватывает 968—1290 гг.).

_ Свод, т. 2, с. 37. См. также: Калантарян А. Колокола Татевского монастыря и их надписи. —Арменоведческие исследования ЕрГУ, вып. 1. Ереван, 1974, с. 115—119 (на арм. яз.).

Сисакан, с. 236.

Там же, с. 20.

Каталог армянских рукописей библиотеки Мхитаристов в Вене. Вена, 1895, с. 115 3б, 180.

Словарь армянских личных имен, т. 4, с. 631—633.

Акопян Т. X., Мелик-Бахшян С. Т. Указ. раб., с. 35;

Видные деятели армянской культуры, с. 281, 290.

Свод, т. 3, с. 233. МАК, XIII, с. 175.

Свод, т. 2, с. 25, 33, 37;

Свод, т. 3, с. 51, 68, 172, 208, 215, 220, 222, 245 и т. д.

[стр. 219] 4. «Послание к католикосу Григору Анаварзеци» (1302 г.).

5. «Опровержение диофизитов» (1302 г.)223 и другие.

По распоряжению Степаноса Орбеляна были переписаны многочисленные рукописи, из которых до наших дней дошли следующие:



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.