авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

«ТРУДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА СПбГУ Редакционный совет: д-р ист. наук А. Ю. Дворниченко (председатель), д-р ист. наук Э. Д. Фролов, д-р ...»

-- [ Страница 11 ] --

трудом от канцелярской и хозяйственно-управленческой деятель ности, весьма любопытен. Как следует из приведенных материалов, патриотическая направленность его творчества была изначально пред определена его любовью к родной земле, силой родовых связей и гордостью за деяния Петра Великого.

О научных спорах относительно рамок и периодизации Переходной эпохи в истории русской культуры см.: ЧёрнаяЛ.А. Русская культура Переходного периода от Средневековья к Новому времени. М., 1999. С. 52–88.

ОР РНБ. Ф. 550 (Основное собрание рукописных книг). Q. IV. 4. Л. 21.

КротовП.А. «Прекрасных вымыслов плетя искусно нить...» // Родина.

2009. № 2. С. 51–52.

См. историографию дискуссии о «ё» и месте ударения в фамилии Крёк шин: МезинС.А. Первый биограф Петра Великого Петр Никифорович Крек шин // Петровское время в лицах — 2008. СПб., 2008. С. 174. — Автор настоящей статьи, кроме цитат из документов XVIII в., везде пишет в этой фамилии «ё».

ФедосюкЮ.А. Русские фамилии: Популярный этимологический словарь.

М., 2009. С. 109.

ЦГИА СПб. Ф. 19 (Петроградская духовная консистория). Оп. 112. Д. 60.

Л. 781.

КротовП.А.«Прекрасных вымыслов плетя искусно нить...». С. 52.

РГАДА. Ф. 1455 (Государственные и частные акты поместно-вотчинных архивов XVI–XIX вв.). Оп. 3. Д. 199. Л. 1–3.

ШумковА.А.Крёкшины // Отечественная история. История России с древ нейших времен до 1917 г.: Энциклопедия. М., 2000. Т. 3. С. 107;

РГИА. Ф. (С. С. Татищев). Оп. 2. 1681 г. Д. 395. Л. 1. Выводная грамота помещика Г. Н. Крёк шина его крестьянке на замужество (1681).

ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 771. Л. 171–172.

РГИА. Ф. 878. Оп. 2. 1703 г. Д. 425. Л. 1–3.

ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 124. Д. 495. Л. 307, 307 об., 309.

Усадище — наименование старинного поселения, усадьбы.

ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 124. Д. 138. Л. 71– 72.

Там же. Л. 71–72 об.

Там же. Оп. 111. Д. 771. Л. 172 об.;

Д. 5. Л. 170.

Там же. Оп. 112. Д. 511. Л. 2 об. – 3, 4 об., 18;

Оп. 124. Д. 495. Л. 304, 337–337 об., 338 об.

Там же. Оп. 124. Д. 138. Л. 71 об., 87 об. – 88, 192 об.;

Д. 495. Л. 307, 309.

Там же. Оп. 111. Д. 10. Л. 100 об.

Там же. Оп. 124. Д. 138. Л. 131 об., 132 об.

Там же. Д. 495. Л. 332 об., 334 об.;

Оп. 112. Д. 511. Л. 104.

П.А.Кротов Там же. Оп. 124. Д. 495. Л. 311 об.

Там же. Оп. 111. Д. 771. Л. 149–150.

Там же. Л. 159.

ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 124. Д. 138. Л. 79–79 об., 84 об. — Плотишна — это, скорее всего, современное селение Плотично на востоке бывшей Шелонской пятины на берегу одноименного озера. На противоположном берегу озера как раз расположена и ныне деревня Горки.

ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 112. Д. 511. Л. 104 об., 106.

ОР РНБ. Книга новых поступлений. 1969–1973. С. 76. № 24. Документы 1–4.

ЦГИА СПб. Оп. 112. Д. 511. Л. 18 об.

Там же. Оп. 124. Д. 139. Л. 48 об., 49, 176;

Д. 138. Л. 36 об.;

Д. 494. Л. 96;

Оп. 111. Д. 772. Л. 150, 151.

Там же. Оп. 111. Д. 772. Л. 55.

Там же. Оп. 124. Д. 495. Л. 229 об., 231.

Там же. Оп. 111. Д. 772. Л. 55–56 об.

Там же. Л. 181 об.

Там же. Оп. 112. Д. 14. Ч. 2. Л. 196.

Там же. Оп. 111. Д. 19. Л. 60.

Там же. Оп. 112. Д. 122. Л. 182, 207.

Там же. Д. 6. Л. 134;

Д. 13. Ч. 2. Л. 190.

Там же. Оп. 111. Д. 19. Л. 18 об.

Там же. Оп. 112. Д. 14. Ч. 2. Л. 773 об.;

Ч. 5. Л. 778 об.

Там же. Д. 44. Л. 594 об.;

Д. 48. Л. 507;

Д. 54. Л. 610;

Д. 60. Л. 781.

РГАДА. Ф. 7 (Преображенский приказ, Тайная канцелярия и Тайная экспе диция). Оп. 1. Д. 1957. Л. 5.

ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 112. Д. 115. Л. 1.

Там же. Оп. 111. Д. 17. Л. 29.

Там же. Д. 15. Л. 92.

Там же. Оп. 124. Д. 139. Л. 65;

Д. 494. Л. 102 об.

РГАВМФ. Ф. 212 (Государственная Адмиралтейская коллегия). Оп. 1.

Д. 13. Л. 45 об.

СеменоваЛ.Н.Очерки истории быта и культурной жизни России. Первая половина XVIII в. Л., 1982. С. 52–61.

ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 112. Д. 6. Л. 872.

Там же. Оп. 111. Д. 2. Л. 59 об.

Там же. Д. 5. Л. 36 об.

РГАДА. Ф. 1455. Оп. 6. Д. 669. Л. 7.

ЦГИА СПб. Ф. 119. Оп. 111. Д. 3. Л. 409.

Там же. Д. 5. Л. 36 об.

Там же. Д. 7. Л. 10 об.

Там же. Оп. 112. Д. 22. Л. 873.

ПисательП.Н.Крёкшин—человекпереходнойэпохиXVIIIвека...

ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 112. Д. 27. Л. 698.

Там же. Д. 44. Л. 594 об.

Там же. Д. 48. Л. 507;

Д. 54. Л. 610.

Там же. Оп. 112. Д. 60. Л. 781.

Там же. Оп. 111. Д. 10. Л. 56, 113.

Там же. Оп. 112. Д. 130. Л. 555 об.

Там же. Оп. 124. Д. 138. Л. 83 об. – 84 об, 85, 86.

Там же. Оп. 112. Д. 115. Л. 124.

РГАДА. Ф. 26 (Государственные учреждения и повинности в царствова ние Петра I). Оп. 1. Ч. 2. Д. 69. Л. 58.

ОР РНБ. Ф. 575 (П. Н. Петров). № 126. С. 17.

Там же. С. 19.

ПетровП.Н. Петербург в застройке и сооружениях // Зодчий: Журнал литературный и художественно-технический, издаваемый Санкт-Петербургским обществом архитекторов. 1884. 1-е полугодие. Л. 19, 20.

РабиновичМ.Д.Полки Петровской армии. 1698–1725: Краткий справоч ник. М., 1977. С. 38.

ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 112. Д. 14. Ч. 2. Л. 305.

Там же. Д. 22. Л. 867 об., 873.

Там же. Д. 171. Л. 656, 660.

Там же. Оп. 124. Д. 138. Л. 71, 87.

Там же. Оп. 112. Д. 511. Л. 2, 18.

Там же. Оп. 124. Д. 494. Л. 95, 96.

Там же. Оп. 111. Д. 771. Л. 171.

Там же. Д. 3. Л. 392, 408 об.;

Д. 2. Л. 24, 74.

Там же. Д. 5. Л. 36 об.

Там же. Оп. 112. Д. 22. Л. 873.

РГАДА. Ф. 248 (Сенат и его учреждения). Оп. 25. Кн. 1658. Л. 49.

Там же.

ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 10. Л. 56, 100 об.

Там же. Оп. 112. Д. 44. Л. 594 об.

Там же. Оп. 111. Д. 13. Л. 59.

Там же. Д. 15. Л. 38.

Там же. Д. 19. Л. 12, 18 об., 27.

Там же. Л. 29 об., 35.

КозловВ.П. Кружок А. И. Мусина-Пушкина и «Слово о полку Игореве»:

Новые страницы истории древнерусской поэмы в XVIII в. М., 1988. С. 162.

РГАДА. Ф. 17 (Разряд XVII: наука, литература, искусство). Оп. 1. Д. 167.

Л. 44.

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ С.И.Маловичко КОНСТРУИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ДРЕВНЕЙ РУСИ В ИСТОРИОПИСАНИИ ЕКАТЕРИНЫ II В ситуации пост-постмодерна происходит трансформация функций исторического знания, которая четко обозначилась еще в период постмодерна. Оказавшись в ситуации парадигмального изменения в гуманитаристике, историки стали отмечать, что «вся история це ликом вступает в свой историографический возраст», а поэтому ис торическая наука «по характеру своего объекта может и должна быть наукой о человеческом мышлении»1. Неслучайно историогра фия все чаще начинает выступать как одна из «базовых составляю щих исторической культуры»2. Поэтому изучение не только поля, привычно называемого исторической наукой, но истории историо писания и, более того, исторического сознания общества становится актуальным для современной историографии. Применение широ кого надрационального подхода, соотносящего науку с современ ным ей обществом и сосредоточивающего внимание на феномене как внутридисциплинарных, так и внедисциплинарных интеллекту альных практик, явилось ответом современной историографии на вы зов времени.

В этой связи важно вспомнить рассуждение О. М. Медушевской «о сосуществовании и противоборстве двух взаимоисключающих парадигм» исторического знания. Одна из них — это «парадигма истории как строгой науки, стремящейся выработать... общие крите рии системности, точности и доказательности нового знания». Другая парадигма «тесно связана с массовым повседневным историческим © С. И. Маловичко, РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ сознанием»3, то есть с исторической памятью. Солидаризируясь с мыслью М. Ф. Румянцевой, что мы должны говорить не о «противо борстве двух взаимоисключающих парадигм», а об их сосуществова нии4, добавим, что многоуровневость исторического знания появи лась не сейчас и даже не в прошлом столетии. Ее структурирование можно обнаружить в XVIII в. В этом году американской историк Дж. Г. А. Покок, обративший внимание на присутствие в историографии (которую он рассматривает как историописание) политических теорий, детерминирующих работу исследователей, сделал вывод (с которым нельзя не согласиться), что некоторые историописатели обращаются к пошлому с целью актуализации той или иной политической мысли. Поэтому Покок предложил выделять в поле историографии особую форму полити ческого историописания6. Нам представляется, что лучше говорить о социально ориентированном историописании (в нем присутствуют и политические мысли авторов), которое служит формированию со циальной памяти общества.

Историописание как процесс исследования прошлого состоит из разных по целеполаганию историографических культур — научно ориентированной и социально ориентированной. Причем если в соци ально ориентированной практике историописания социальные функ ции доминируют над научными, то историографическая культура, представленная научным исследованием, признает приоритет науч ной функции перед социальной. Исследование не стремится быть нейтральным к прошлому, как того требует наука, и поддерживается и/или актуализируется историческим сознанием общества, а также навязывающей обществу «нужный» образ прошлого властью7.

Социально ориентированное видение прошлого связано обще ственным сознанием, и оно появилось ранее самой научной истории.

Представители этой историографической культуры изучали исто рию не ради нее самой, а для объяснения настоящего и преследо вали цель конструирования или (говоря словами Цинтии Виттакер) «изобретения» национального прошлого8. Делая предметом своих изысканий это прошлое, они транслировали его в современную им жизнь для поучения читателя.

В период начала строительства национальных государств актуали зируется историографическая культура, связанная с общественным С.И.Маловичко сознанием и выполнявшая практические задачи конструирования национального прошлого, а также контроля над национальной па мятью. Практика историописания, ориентированная на политичес кие вкусы общества, в XVIII в. распространяется по всей Европе9.

Как пишет Джон Тош, в XVIII веке в то время как социальная память продолжала создавать интерпретации, удовлетворяющие но вые формы политических и социальных потребностей, развивается подход, состоящий в том, «что прошлое ценно само по себе и уче ному следует, насколько это возможно, быть выше политической целесообразности»10. Эта «иная» история и становится со временем классической европейской историографией. Складываются две исто риографические культуры, которые формировались средой и разным пониманием ценностей. Так, в России уже со второй четверти XVIII в.

устои российской социальной памяти, включившей набор московс ких и польско-украинских мифологем V–V вв., с рационалис –V V тических позиций все сильнее стали колебать Г. З. Байер, В. Н. Та тищев, а затем Г. Ф. Миллер, М. М. Щербатов и А. Л. Шлёцер. Они, говоря словами Ницше, начали «оскорблять некоторые национальные святыни» ради нового знания11, ради научной истории, рационально добивавшейся «истины».

Практика изучения истории у представителей научно ориенти рованной историографической культуры несла в себе черты рацио нализма, и именно она закладывала основы нормативного (для того или иного времени) образца исторического исследования и комплекс правил оформления исторического письма. Уже начиная с XVIII в.

решение о «научности» и «ненаучности», «рациональности» и «не рациональности» той или иной практики историописания стало при надлежать как раз научно ориентированной историографической куль туре, которая в процессе своей профессионализации все сильнее отрывалась от ожиданий общественного сознания. Поэтому соци ально ориентированное историописание так и не было вытеснено сугубо научной историографией, и здесь уместно вспомнить меткое замечание Реймона Арона, что разные отношения к истории могут «исчезнуть не скорее, чем интересы, которым они отвечают, или жизненные позиции, которые они выражают»12.

Объектом своего исследования мы выбрали несколько примеров конструирования социально-политической истории Древней Руси Конструированиесоциально-политическойисторииДревнейРуси...

императрицей Екатериной в «Записках касательно российской ис тории». Сконструированные ею сюжеты прошлого рассматриваются нами как социально ориентированная практика историописания.

В связи с этим считаем важным отметить, что с точки зрения «ра циональной» (научной) историографии исторические конструкции прошлого, выстроенные Екатериной, должны казаться «нерацио, нальными», «ненаучными» и «ошибочными», так как они противоре чили не только сообщениям исторических источников, но и выводам иных (современных ей) исследователей. Поэтому ее дискурсивная практика будет нами рационализироваться в процессе ее деконс трукции.

В России, в первую очередь у М. В. Ломоносова, а затем и Екате рины II мы находим желание организовать определенную российскую национальную память. Екатерина защищала и оберегала нацио нальное прошлое от «злобных толков» и проводила такую политику памяти, которая могла бы представить обществу «правильную», «нуж ную» историю. В одном из писем к М. Гримму от 1783 г. она напи сала про свое занятие историей так: «Я пишу историю в мои часы досуга.... Эта история печатается в русском журнале, который...

выходит каждый месяц... и я не могу отрицать, что она имеет успех;

она считается за самую сносную из бывших до сих пор, и в ней находят внушение ревности к отечеству, которым согревается чувс тво»13. Екатерина не считала нужным подходить к прошлому «нейт рально», как того начинала требовать зарождающаяся историческая наука, и, как справедливо заметил С. Л. Пештич, она рассматрива ла историю как «могучее средство идеологического воздействия», больше преследуя «не научную, а общественно-политическую цель»14.

«Записки касательно российской истории» первоначально печата лись в журнале «Собеседник любителей русского слова» (№ I–XV.

СПб., 1783–1784), а затем вышли отдельным изданием15. В этом сочинении императрица пыталась совместить теорию естественного права как с современной ей политико-правовой сферой, так и с исто рией русского государства, причем с большим желанием предста вить его прошлое в соответствии с принципами разума. Поэтому социально-политические отношения в Древней Руси она также пред ставляла разумными, однако, как мы ниже увидим, разумными импе ратрица изображала их сама.

С.И.Маловичко Самым важным признаком, отличающим социально ориентирован ное историописание от научно ориентированного, является целепо лагание. Например, Ломоносов ставил целью «соблюсти похваль ных дел должную славу», поэтому воспоминание или забвение тех или иных страниц прошлого у него подчинялось формуле «не пре досудительно ли славе российского народа будет»16. Научно ориен тированная практика историописания требовала иного — стремления к истине. Так, Г. Ф. Миллер отмечал: «Должность истории писателя требует, чтоб подлиннику своему в приведении всех... приключений верно последовать. Истина того, что в историях главнейшее есть, тем не затмевается, и здравое рассуждение у читателя вольности не отни мает»17. Научную цель перед исследованием ставил и М. М. Щербатов, когда отмечал, что он старается не вступать «ни в какие неподлинные системы» и стремится к «безпристрастному повествованию»18.

Екатерина II перед своим трудом поставила сугубо практические цели. Исследование она посвятила подрастающему поколению, кото рому следовало читать «правильные» истории, написав: «Сии записки касательно Российской Истории сочинены для юношества в такое время, когда выходят на чужестранных языках книги под именем Истории Российской, кои скорее именовать можно сотворениями пристрастными...». При этом в качестве основной функции истории она указала на ее воспитательное значение — «она учит добро творить и от дурного остерегаться»19.

Работа с источниками (документальная фаза исторического ис следования) у Екатерины не обязательно предшествовала объяс нению того или иного сюжета. Если для Миллера и Щербатова «буква» исторического источника (чаще всего) имела приоритет перед общей схемой объяснения, то для императрицы, наоборот, смысл заключался в нарративизации своей объяснительной схемы.

В ее модели историописания объяснение превалировало над сооб щениями исторических источников.

Например, объясняя поход Олега на Киев и «свержение» Ас кольда и Дира в 882 г., она по-своему рационализировала, взвалив вину за эту операцию на летописного киевского князя Аскольда, написав: «...Олег, слыша от Киевлян жалобы на Оскольда, и нашед оныя знатно основательными, и ведав о неудаче его в походе на Царь град и о потере многих людей и кораблей, сам пошед в Киев»20. Все Конструированиесоциально-политическойисторииДревнейРуси...

дело в том, что этой трагической (для Аскольда и Дира) развязке предшествовала, на наш взгляд, интересная и довольно стройная конструкция распространения княжеской власти, выстроенная Ека териной. Теорию общественного договора ей понадобилось распро странить не только на север (Новгород), но и на юг, в Киев. И вот как она это сделала: поляне, жившие в Киеве, писала Екатерина II, прислали к великому князю Рюрику именитых мужей или старейшин «просити, да пошлет к ним сына или свойственника Князя княжити.

Он же дал им Оскольда и войска с ним отпустил»21. Вот почему, по мнению императрицы, Олег имел право наказать Аскольда за про явленное «нерадение».

Своей идеей, которая легла в основу созданного исторического конструкта, Екатерина II хотела продемонстрировать легитимный характер власти, который выражается в согласии между властью и обществом. Более того, императрица в конструируемом древне русском прошлом предусмотрела еще и то, чего не было в летопи сях, — Олег не убивает Аскольда и Дира (например, у Татищева читаем: «и рек Олег Оскольду и Диру: ты не князь, ни роду княжа...

и уби Оскольда и Дира, и погребоша их»22). Власть Олега, по мнению императрицы, была более разумна, чем сообщают источники и исто рики, поэтому она заметила, что Олег поступил с Аскольдом как с подчиненным князю Игорю23.

Этот пример дает возможность понять, что Екатерина не стре милась выстраивать свою историческую конструкцию на сообщениях исторических источников и обобщениях историков. Таким образом, перед нами вырисовывается не научная, а практическая цель исто рического письма сочинительницы «Записок касательно российской истории».

Императрица на исторических примерах старалась демонстриро вать, что не любое «самодержавие» является легитимным. Для послед него нужна любовь подданных. Таким завоевавшим безграничную любовь киевлян, по мнению Екатерины, был Изяслав Мстиславич.

Именно этим он импонировал ей как императрице. В достижении всенародной любви Екатерина видела важнейшее условие, позволя ющее управлять подданными. Даже жестокое убийство киевлянами свергнутого князя Игоря (что произошло в годы правления Изя слава Мстиславича) императрица вынужденно оправдала тем, что С.И.Маловичко собиравшимся на сражение горожанам было опасно оставлять в го роде пусть и постриженного в монахи, но все же князя (им «нужно подумать о безопасности внутренней»)24. Можно предположить, что императрица увидела в этом событии хронотоп событиям своего века (мотив дворцовых переворотов). Значит, убийство Игоря было дорогой ценой, но оно не могло перевесить общественного спо койствия города, последнее было дороже. Тем более что до этого императрица указывала, как киевляне его не любили: «он не выпол нил своего крестоцеловального обещания» перед горожанами. А раз так, то исследовательница без большого сожаления отнеслась к го родской трагедии, это было «народным нечаянным смятением»25.

Подчеркнула Екатерина любовь горожан к Изяславу и в тот мо мент, когда он уходил с киевлянами биться против Юрия Долгору кого, претендовавшего на киевский стол. Киевские вои покидали город, «и тако, помолясь Богу, пошли со всеми полками», то есть против неугодного претендента встала вся община киевская. Импе ратрица этот мотив усилила еще и следующими фразами: «...оставя в Киеве престарелых, больных и младенцев, и не только тем, но и же нам, велели вооружаться и быть к обороне готовым»26.

Уважаемый многими историками V в. и последующего вре мени князь, основатель Москвы Юрий Долгорукий (правда, по мне нию императрицы, ее построил еще Олег, а Юрий только «разширил») сильно проигрывал в глазах исследовательницы. Проигрывал в глав ном — он был нелюбим горожанами: «Киевляне наивяще не возлюби его и желали вообще, чтоб из Киева выехал, понося его непорядочное житие и правление»27. Именно такие слова киевлян Екатерина ад ресовала князю Юрию Долгорукому, несколько раз пытавшемуся утвердиться на киевском столе.

Следует обратить внимание на слово «правление» в последней про цитированной фразе Екатерины II: киевлянам не нравилась не только бытовая сторона жизни знаменитого князя, но и его «правление».

Позволяя горожанам выражать такоеотношение к князю, императ рица должна была найти и отразить в своих «Записках» причину такойлюдскойнеприязниккнязю.Наиболее приемлемой областью поиска в данном случае мог стать характер князя, какая-либо его отрицательная черта. И императрица нашла такую черту характера князя Юрия Долгорукова — его «неограниченное властолюбие»28. Вот Конструированиесоциально-политическойисторииДревнейРуси...

за что его также не признавали киевляне, и это, по ее мнению, было вполне справедливым. За такое же недостойное разумного прави теля качество был убит его сын Андрей Боголюбский. Императрица без лишнего сожаления заметила о нем: «...последнее время жизни его возгордился зело, и гордостию многие неистовы изъявил, также добраго распорядка не доставало» в правлении29. Тогда за что же ки евские жители любили князя Изяслава? Екатерина указала эту при чину, причем нашла ее вполне достаточной. За то, что Изяслав «со ветуется с народом Киевским»30.

Не стоит принимать буквально слова императрицы: «советова лись» завоевавшие ее любовь князья не со всеми. Если обратиться к примеру сконструированного ею образа князя Владимира Свято славича, то она указывала, что он на совет «созвал... вельмож своих и старшин градских»31. В другом месте она заметила: «Великий Князь Владимир любил весьма вельмож мудрых и простосердеч ных, и с ними о устроении государства, войнах и правосудии со ветовал, разсуждая, что сими государство силу, богатство и славу приобретает»32.

Можно предположить с определенной долей уверенности, что императрица, скорее всего, воспользовалась татищевским текстом, так как именно у него летописное сообщение о любви князя к своей дружине подано так, что вместо «дружины» значатся «вельможи»33.

Это говорит о том, что, с одной стороны, исторические соответствия своим идеалам прошлого Екатерина находила в исторической лите ратуре. С другой стороны, летописных княжих дружинников она понимала как служилых людей — вельмож, и с такими «вельможами»

в ее конструкциях древнерусского прошлого мы еще встретимся.

По мысли Екатерины, «правильные» древнерусские князья со, ветовались о своих начинаниях не только со своими вельможами, но и с представителями городских общин (ими были старцы градские, или старшины). Впервые о киевских старейшинах императрица упо мянула при описании осады города печенегами, в отсутствие князя Святослава. Именно «старейшины Киевские» искали человека, кото рого можно послать к воеводе Претичу за помощью, а после устране ния угрозы отослали послов с укором князю34. Конечно, в летописном сообщении упоминания о «старейшинах» мы не находим. В из данной Никоновской летописи (известном императрице издании), С.И.Маловичко читаем: «И въстужиша людье въ граде и реша.... И послаша Ки яне кСвятославу послы, глаголюще: Княже, чюжия sемли ищешъ и блюдешъ, а своея ся охабивъ;

мало бо невsяша Печенеsи матери твоей и детей твоихъ и насъ...»35. Вероятно, императрице показа лось, что укорять князя имели право только городские старейшины, а не все «кияне». Поэтому она воспользовалась сообщением, в кото ром упоминаются «старейшины киевские» применительно именно к этому сюжету. Такое сообщение можно найти только у Татищева36.

Это говорит о том, что Екатерина подходила к известным лето писным событиям с вполне сформировавшимся взглядом: важней шие политические решения принимали избранные, в данном случае старейшины градские. Поэтому она пользовалась не сообщениями летописей, а «Историей Российской» Татищева, которая в большей степени, нежели сообщения древнерусских летописей, подкрепляла созданный парадигмальный конструкт. В связи с этим вызывает инте рес вопрос о том, как отнеслась императрица к вечевым собраниям в Древней Руси. В качестве примера представляется возможным об ратиться к описанию Екатериной II киевских событий 1068 и 1113 гг.

В изданной в 1767 г. Никоновской летописи сообщается, о том, что в 1068 г. «Изеславуже со Всеволодомъ прибегшу кКиеву, а Свя тославу кЧернигову, и сотвориша вече на торговище, i рша людi Киевстиi ко княsю: “се Половцы раsсыпались по sемли вsагонехъ;

дай намъ, Княже, оружие и кони, еще биемся сними”»37. Летописец указал, что киевляне собрались на вече, которое устроили в торговой части города. Екатерина передала этот сюжет иначе. Коалицию князей Изяслава Киевского, Святослава Черниговского и Всеволода Перя славского разгромили половцы. «Киевские же войски прибегли в рас тройстве в Киев, — писала она, — начали роптать и, согласясь между собою, послали к Великому Князю сказать тако: “Ныне Половцы разсеялись по земле и делают разорение, просим, чтоб нам даны были оружие и кони, которые естьли получим, можем оборониться”»38.

Можно сразу заметить, что в приведенных словах Екатерины II отсутствует упоминание о вече, но, кроме того, в отличие от слов летописца, у нее действуют не «люди Киевстии», а «войски». Кто это такие? Так как императрица выборочно пользовалась татищев ским текстом, необходимо посмотреть, как там описывается это собы тие: «Киевляне же прибегши в Киев учинили обсченародный совет Конструированиесоциально-политическойисторииДревнейРуси...

на торговище, и согласясь, послали ко князьям и объявить тако...».

Дальше есть упоминание о народе: «начали народ роптать», но слова «войски» у Татищева мы не находим39.

Может быть, под этим словом Екатерина подразумевала дружины Изяслава и Всеволода, которые после поражения прибежали в город просить оружия для продолжения борьбы с кочевниками? Однако это маловероятно: надо вспомнить, что вслед за Татищевым импе ратрица назвала дружину «вельможами». Таких «вельмож» мы встре чаем и в этом сюжете русского историка. Татищев отличал «народ»

киевский от «вельмож». Последние делали все возможное, чтобы спасти ситуацию в Киеве в пользу их князя Изяслава. Народ, как указал историк, «видев Изяслава стояща с вельможи его...»40. И снова у Татищева мы обнаруживаем «вельмож» там, где в летописи значатся дружинники, например, в Никоновской летописи читаем: «...и дружине стоящи у князя»41. Екатерина, следуя за историком, также указала на князя, «стоящего с Вельможи»42. Значит, можно снова убедиться в том, что «вельможи» у императрицы, как и у Татищева, — это дру жинники. Однако ситуацию с «войски» это полностью не объясняет.

В киевском «Синопсисе» Гизеля в событиях 1068 г. действовали «бояре», они же, в изложении Ф. А. Эммина, подстрекали народ к воз мущению против князя. А. И. Манкиев участниками этого конфликта сделал «дворян»43. Однако и Эмин, и Манкиев следовали за пост роением Гизеля. Их связывала общая идея о недовольстве Изясла вом, порожденном заточением им в «поруб» Всеслава Полоцкого.

Но при внимательном прочтении изложения этого сюжета в екатери нинских «Записках», выборочным порядком скомпилированного из «Истории Российской» Татищева, мы обнаруживаем намеки на гизе левскую идею. Только в чистом виде эта идея не была заимствована императрицей у автора «Синопсиса», в новую конструкцию его пре образовал М. М. Щербатов. В «Истории Российской» князя Щер батова можно найти указание на то, что киевское событие 1068 г.

начали именно «войска». Историк писал, что после поражения при шедшие «же войска в Киев учинили собрание между собой»44, то есть он не указал, как летописец, что «кияне», весь город, собрались на совет (вече), а поставил слово «войска».

Однако не следует думать, что, создавая образ этого события, Ека терина полагалась только на тексты Татищева и Щербатова. Нет, далее С.И.Маловичко у князя Щербатова написано: «...Тогда народ, возлагая всю вину на воеводу Косняча... пошел с яростию на двор его, но не нашедши его в доме, половина народу на двор Княжеский устремилась» и при звали на княжение освобожденного из темницы Всеслава45. В при веденных историком словах уже нет его произвольно внесенного слова «войска», теперь действует «народ», так же как в летописях и в «Синопсисе». Екатерина же поместила щербатовские «войска»

и в описание дальнейших событий. Она давала тем самым понять, что «войски», а не «народ» были недовольны поражением, «безпоря дочным предводительством» и в этом обвиняли княжеского воеводу Коснячко. Более того, именно этот мотив императрица усиливает в том месте, когда, по ее словам, «войски», а не «народ» оказались рядом со злополучным «порубом», где содержался полоцкий князь.

Недовольные «стали у двора, где содержался в заточении князь Все слав Полоцкий... и начаша некоторые поговаривать и посоветовать, чтоб содержащегося Князя Всеслава освободить и, его яко искуснаго в воинстве начальника, противу неприятелей (половцев. — С.М.) от править»46. Значит, приведенным императрицей «войскам» нужен был полководец. Это подтверждает мысль Екатерины, кратко сфор мулированная в другой исторической работе: «Всеслав освобожден в Киеве войсками (курсив наш. — С.М.)яко храбрый воин»47.

Остается только одна версия: загадочные «войски» — это незна чительная часть горожан, они не собирались изгонять своего князя и на его место ставить другого. Им нужен был не князь, а «храбрый воин» — полководец. Такими «войсками», как и в тексте Щербатова, могло быть только народное ополчение — вои. Здесь Екатерина ото шла и от татищевского, и от щербатовского текста, так как в пер вом нарисована картина всеобщего выступления горожан, а во вто ром указано, что начало событиям было положено воями, а затем к ним присоединился весь город. Императрица не привела и тати щевского эпитета, данного той категории киевлян, которые хотели избавиться от Изяслава (Татищев их назвал «подлыми»)48. Екате рине незачем было так называть киевлян, так как, по ее гипотезе, никто Изяслава изгонять не собирался, он ушел из Киева, «поверя слабым» — части своих неразумных «вельмож» (дружинников)49.

Можно сделать следующий вывод: Екатерина не признала ника кого вече в Киеве, так как все замешательство произошло по причине Конструированиесоциально-политическойисторииДревнейРуси...

недовольства воев своим поражением и поисками храброго полко водца, а таким был полоцкий князь. Но в этом логическом постро ении не все так гладко, как хотелось бы...

Напрашивается вопрос, по какой причине покинули Киев Изяслав и его брат Всеволод Переяславский? И, кроме того, когда на следу ющий год Изяслав с польским войском подошел к Киеву, то перед ним каялись не «войски», а все горожане. Отвечая на это «возраже ние», императрица пишет: они «учинили совет»50. Видимо, усмот рев это логическое несоответствие, в другой работе она замечает, что «войски Киевские начали приходить в раскаяние». Но тут же пов торяет свою прежнюю версию, основанную на сообщении летопи сей, в которых не было места, подтверждавшего ее построения.

В связи с этим она замечает: «Изяслав прощает Киевлян», не уточнив, в чем был виноват весь город51.

В конструкции киевских событий 1113 г. Екатерина предста вила активную политическую роль двух социальных групп киев лян. Это «вельможи» и «народ многочисленный». Она указала, что «по смерти Великого Князя Святополка Изяславича вельможи Ки евские немедленно послали Князьям Руским объявить о сем произ шествии»52. То есть она не стала писать о том, что сразу после смерти Святополка киевляне собрались на совет (вече) и выбрали себе в князья Владимира Мономаха, как, например об этом написал Татищев: «...Киевляне сошедшись к церкви святой Софии, учинили совет о избрании на великое княжение, на котором без всякого спора все согласно избрали Владимира Всеволодича»53. Не последовала императрица и примеру Ф. А. Эмина, который коротко отметил, что «Владимир по прошению всех киевлян, с общего князей согласия был избран князем киевским»54.

В сложившейся ситуации Екатерине необходимо было пояснить, почему на киевский стол не мог сесть кто-либо из ближайших род ственников умершего. Текст Татищева не давал возможности это сделать, так как в примечаниях автор отметил: «сие избрание Госу даря погрешно [в летопись] внесено: ибо по многих обстоятельствах видим, что силы Киевлян в том не было;

брали сущие наследники по закону или по заветам или силою». Правда, Татищев намекнул, что «по старшинству имел преимущество» Олег, но он был беспо койным, властолюбивым и свирепым55.

С.И.Маловичко Свое объяснение императрица представила так: «Князи Олг и Да вид Святославичи, яко дети старейшаго брата Великого Князя Все волода, родителя Князя Владимира, могли требовать престол Киев ской, но большая часть Киевлян слышать не хотели о поколении Святославли... в самом городе Киеве ненависть дошла до того, что разграблены были домы тех, которые старались о доставлении пре стола Киевскаго Князьям Святославичам.... Потом напали на Жи дов, коим под Святополком разные выгоды даны были»56.

В данном случае следует внимательно отнестись к описанию ки евского события Щербатовым, но не к той его части, где он указал, что большинство летописей молчат о происшедшем в 1113 г., «и только обретаю единого (список одного летописца в моей библиотеке), ко торый описывает о бывших возмущениях в Киеве после смерти Святополка». Для нас актуально замечание историка о том, «что жители сего града по самой кончине их государя кинулись сперва на жидов, живущих в Киеве, оных пограбили, и желали далее про стирать свои беспорядки, чего ради мудрейшие люди, из искрен него почтения» послали за Владимиром Мономахом57. По мнению Щербатова, «беспорядки» были прекращены правильным решением «мудрейших».

Как можно заметить, Екатерина не повторила осторожное опи сание события Щербатовым (ведь он признается, что у него недо статочно источников). Ей требовалась иная пространно описанная конструкция прошлого. Все перечисленные действия осуществля лись киевским народом, и естественно, на фоне подобного неуст ройства должна была выступить сила, которая стремилась к по рядку. У Щербатова такой силой были «мудрейшие», Татищев писал о «вельможах» («Вельможи же Киевские, видя такое великое смя тение, и большего спасаясь, едва уговорили народ, послали второе ко Владимиру»)58. Теперь императрица уже использует мысль Тати щева, вводя в киевское действие «вельмож». «Вельможи Киевс кие, — писала она, — видя такое неузтройство во граде послали ко Князю Владимиру, прося, чтоб немедленно пришел возстановить спокойствие». Владимир откликнулся на призыв «вельмож» и при шел в город59.

Таким образом, в екатерининской конструкции события 1113 г. ве чевых сходок киевляне не устраивали, но в построении императрицы Конструированиесоциально-политическойисторииДревнейРуси...

место простым киевлянам отведено было. Екатерина предусмотрела все или почти все. Она расписала эти события как сценарий к своим многочисленным пьесам: не вывела горожан на киевскую сцену 1068 г., так как им некого было противопоставить как силу, которая внесла бы порядок, поэтому в тексте «Записок» действуют одни «войски»;

они вроде и киевляне, но однако не все, а лишь неболь шая их часть. В конструкции события 1113 г. действующих лиц больше. Кроме того, у Татищева оказалось упоминание о киевских «вельможах». В этих условиях Екатерина изобразила киевский люд не просто силой, мстящей ставленникам ненавистных Святослави чей, но разумным обществом, желающим для себя добродетельной власти, которую можно уважать и любить. «Киевляне вообще, — писа ла она, — желали видеть на Киевском престоле Князя Владимира Всеволодича... ибо паче прочих Князей Руских, современников его, украшен был добродетелями»60. Получается, что разумно поступили не только простые киевляне, но и «вельможи» киевские, так как выполнили волю населения, пригласили пользующегося любовью князя. «Князь Владимир Всеволодович по кончине Святополка II, был призван Вельможами Киевскими для возстановления спокой ствия», — вернувшись во второй раз к своему выводу, заявила им ператрица61.

Следует заметить, что в конструкциях социально-политической истории Древней Руси императрица ничем не ограничивала права князя, но предъявляла к нему требования и требования не только морального характера. Эти требования проистекали из ее понимания принципов разумного правления. Князь должен был советоваться не только со своими ближними, или «вельможами», — дружиной, то есть служилой знатью, но и с представителями народа. Предста вители от народа были выделены ею в лице старейшин и старцев градских. Последние связаны с горожанами, которых как реально действующую силу Екатерина и выводила на сцену истории в те мо менты, когда в управлении что-то не ладилось, когда княжеская власть не в силах была разумно управлять. Другое дело, что волю народной стихии императрица ограничивала действием третьей силы.

Эта сила была ближе к князьям, и именно с ней последние вели диалог. Она помогает князьям устанавливать разумную «законную монархию». Именно их, «вельмож» и старейшин, можно наблюдать С.И.Маловичко во всех за редким исключением созданных Екатериной конструк циях прошлого.

Императрица не хотела упоминать о вече, поэтому вместо веч ников она выставляла то «войски», то благоразумных «вельмож», однако она не замалчивала происходившие в древнерусских землях социально-политические конфликты, что делали многие другие ис следователи того времени, не защищала князей от «подлых» горожан, если те, по ее мнению, проявляли «неограниченное властолюбие».

Данное наблюдение идет в разрез с мнением А. Н. Пыпина о том, что применительно к периоду древнерусской истории Екатерина II выводила на историческую авансцену только князей62. Эту же мысль, причем более категорично, повторил С. Л. Пештич, написав: «Твор цами истории в представлении автора “Записок касательно Россий ской истории” были только князья, а не представители городского сословия»63. М. А. Алпатов окончательно закрепляет эту мысль, го.

воря о том, что Екатерина II взялась «доказать, что первые русские князья были полновластными правителями Киевского государства, что власть в России исторически родилась как власть абсолютного повелителя...» и т. д. Кроме того, что эти замечания не совсем соответствуют сконст руированным Екатериной II социально-политическим практикам Древней Руси, они еще и являются замечаниям к ней как к исто рику. Однако Екатерина была «другим» историком. Не надо искать в ее работе «настоящей истории», это другая социально ориентиро ванная история. Поэтому и вывод И. Я. Лосиевского о «Записках ка.

сательно российской истории», что это — «фундаментальное научное сочинение», но «полностью уйти от современности Екатерине-ис торику не удалось»65, выглядит очень спорным. Ее сочинение не было научно ориентированным, а поэтому автор «Записок» и не ставил целью «уход от современности».

Конечно, дискурсивное поведение историописателя Екатерины II с точки зрения историка иррационально, но таковым оно является, когда историк смотрит с позиций идеологии сциентизма, резко от рицательно относящейся к «ненаучной» форме мышления, смотрит сквозь призму «своей» научной истории. Поэтому признание иной (ненаучной) формы историописания дает возможность лучше по нять разные «истории».

Конструированиесоциально-политическойисторииДревнейРуси...

Выбранная императрицей парадигма «разумного прошлого» за няла высшее место в иерархии правил оформления письма истории.

Именно она являлась тем фактором, который способствовал выбору направленности описания социальных и политических практик Древ ней Руси. Целью Екатерины было не приближение к истине, чего можно было достичь посредством соблюдения правил, вырабатыва емых зарождающейся классической европейской моделью историо графии, а «реализация» своей идеи в прошлом.

Интересно отметить, что в V в. выявляются несколько на правлений социально ориентированного историописания. Например, если Ломоносов пытался выстроить «славные» страницы прошлого России, то Екатерина конструировала «социальный порядок» в оте чественной истории. Однако и в первом и во втором случаях соци ально ориентированная модель историописания, характеризующаяся практическим отношением к прошлому, четко проявляется в стра тегии поглощения в историографической операции документальной фазы двумя другими фазами — объяснения и литературной обра ботки. То есть объяснение и риторика подчиняют поставленной ав тором цели документальную фазу исследования. Напротив, строгая источниковедческая работа отличает научно ориентированное истори описание от социально ориентированного.

НораП. Между памятью и историей: Проблематика мест памяти // Фран ция-память. М.;

СПб., 1999. С. 23;

МедушевскаяО.М. Теория и методология когнитивной истории. М., 2008. С. 24.

РепинаЛ.П. Память и историописание // История и память: Историчес кая культура Европы до начала Нового времени / Под ред. Л. П. Репиной. М., 2006. С. 45–46.

МедушевскаяО.М. Теория и методология когнитивной истории. С. 15–16.

См.: РумянцеваМ.Ф. «Отражается» ли в историческом источнике исто рическая память? // Историческая память: Люди и эпохи: Тезисы науч. конф.

Москва, 25–27 ноября 2010 г. М., 2010. С. 236–237.

См.: МаловичкоС.И. М. В. Ломоносов и Г. Ф. Миллер: Спор разных историо графических культур // Ейдос: Альманах теорi та iсторi iсторично науки. Кiев, 2009. Вип. 4. С. 331–354.

PocockJ.G.A. Historiography as a Form of Political Thought // History of Euro pean deas. 2011. Vol. 37. Nr. 1. P. 1–2.

Подробнее см.: МаловичкоС.И. Историописание: Научно ориентиро ванное vs социально ориентированное // Историография источниковедения С.И.Маловичко и вспомогательных исторических дисциплин: Материалы XXII междунар. науч.

конф. / Отв. ред. М. Ф. Румянцева. М., 2010. С. 15–21.

VerschaffelT. The Modernization of Historiography in 18th-century Belgium // His tory of European deas. 2005. Vol. 31. Nr. 2. P. 135–146.

См.: WhittakerCynthiaH. The Autocracy Among Eighteenth-Century Russian Historians // Historiography of mperial Russia: The Profession and Writing of His tory in a Multinational State / Ed. by T. Sanders. New York, 1999. P. 18.

ТошДж. Стремление к истине. Как овладеть мастерством историка. М., 2000. С. 15–16.

См.: НицшеФ. О пользе и вреде истории для жизни // Ницше Ф. Сочи нения: В 2 т. М., 1990. Т. 1. С. 175–176.

АронР. Введение в философию истории // Арон Р. Избранное. СПб., 2000.

С. 494.

ПынинА. Введение: Исторические труды императрицы Екатерины II // Сочи нения императрицы Екатерины на основании подлинных рукописей, с объясни тельными примечаниями академика А. Н. Пыпина: В 11 т. СПб., 1906. Т. 11. С. XX.

ПештичС.Л. Русская историография XVIII в.: В 3 ч. Л., 1965. Ч. 2.

С. 261–262.

Издание «Записок касательно российской истории» было возобнов лено и продолжено отдельной книгой в шести частях (Ч. I–V. — в 1787;

Ч. V–VI. — в 1793–1794).

ЛомоносовМ.В. 1) Древняя российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого или до 1054 года. СПб., 1766 [Репринт]. С. 3–4;

2) Замечания на диссертацию Г.-Ф. Миллера «Проис хождение имени и народа Российского» // Для пользы общества... М., 1990.

С. 197.

См.: Миллер Г.-Ф. Описание Сибирского царства и всех произшедших в нем дел от начала, а особливо от покорения его Российской державе по сии времена. СПб., 1750. Кн. 1. С. 121.

См.: ЩербатовМ.М. История российская с древнейших времен: В 7 т.

СПб., 1770. Т. I. С. IV.

[Екатерина II]. Записки касательно российской истории. СПб., 1787.

Ч. 1. С. I, 1.

Там же. С. 42.

Там же. С. 34.

ТатищевВ.Н. История Российская с древнейших времен: В 4 кн. М., 1773. Кн. 2. С. 14.

[Екатерина II]. Записки касательно российской истории. Ч. 1. С. 43.

Там же. СПб., 1787. Ч. 2. С. 124–125.

Там же. С. 86, 128.

Там же. С. 229–230.

Конструированиесоциально-политическойисторииДревнейРуси...

[Екатерина II]. Записки касательно российской истории. Ч. 2. С. 203.

Там же.

Там же. СПб., 1787. Ч. 3. С. 103.

Там же. Ч. 2. С. 124–125.

Там же. Ч. 1. С. 121.

Там же. СПб., 1787. Ч. 4. С. 163.

См.: ТатищевВ.Н. История Российская... Кн. 2. С. 83.

[Екатерина II]. Записки касательно российской истории. Ч. 3. С. 98.

Руская летопись по Никонову списку изданная смотрением Император ской Академии Наук: В 2 ч. СПб., 1767. Ч. 1. С. 52–53.

См.: ТатищевВ.Н. История Российская... Кн. 2. С. 46.

Руская летопись по Никонову списку. Ч. 1. С. 157.

[ЕкатеринаII]. Записки касательно российской истории. Ч. 1. С. 209–210.

ТатищевВ.Н. История Российская... Кн. 2. С. 120.

Там же. С. 120–121.

Руская летопись по Никонову списку... С. 158.

[Екатерина II]. Записки касательно российской истории. Ч. 1. С. 210.

См.: Синопсис [1674]. СПб., 1810. С. 90–91;

[МанкиевА.И.] Ядро россий ской истории. М., 1799. С. 93;

ЭмминФ. Российская история жизни всех древ них от самого начала России государей до Екатерины II: В 3 т. СПб., 1768.

Т. 2. С. 15.

ЩербатовМ.М. История Российская от древнейших времен. СПб., 1771.

Т. 2. С. 12.

Там же. С. 12–13.

[Екатерина II]. Записки касательно российской истории. Ч. 1. С. 210.

[ЕкатеринаII]. Выпись хронологическая из истории Руской. СПб., [б. г.].

С. 42.

ТатищевВ.Н. История Российская... Кн. 2. С. 120.

[Екатерина II]. Записки касательно российской истории. Ч. 1. С. 211.

Там же. С. 213.

[ЕкатеринаII]. Выпись хронологическая... С. 43–44.

[Екатерина II]. Записки касательно российской истории. Ч. 1. С. 358.

ТатищевВ.Н. История Российская... Кн. 2. С. 212.

ЭмминФ. Российская история жизни всех древних от самого начала Рос сии государей до Екатерины II. Т. 2. С. 310.

ТатищевВ.Н. История Российская... С. 458–459.

[ЕкатеринаII]. Записки касательно российской истории. Ч. 1. С. 359–360.

См.: ЩербатовМ.М. История Российская от древнейших времен. СПб., 1771. Т. 2. С. 87.

ТатищевВ.Н. История Российская... С. 212.

[Екатерина II]. Записки касательно российской истории. Ч. 2. С. 360.

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ [Екатерина II]. Записки касательно российской истории. Ч. 2. С. 358.

Там же. Ч. 4. С. 379.

ПынинА. Исторические труды Екатерины // Вестник Европы. 1901.

№ 12. С. 790.

ПештичС.Л. Русская историография V в. Ч. 2. С. 262.

АлпатоваМ.А.Русская историческая мысль и Западная Европа (V – пер вая половина в.). М., 1985. С. 161.

ЛосиевскийИ. С пером и скипетром // Екатерина II. Российская история.

Записки великой императрицы. М., 2008. С. 22.

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ «ДНЕВНИК ПОЕЗДКИ НА ЧУДСКОЕ ОЗЕРО» АКАДЕМИКА М. Н. ТИХОМИРОВА (1958 Г.)* Интерес академика Михаила Николаевича Тихомирова (1893–1965) к истории жизни и деятельности Александра Невского имел глубо кий и многолетний характер. Первые публикации ученого, непос редственно касающиеся данной проблематики, относятся еще к до военному периоду. Особенно примечательна первая из них, так как ее появление напрямую связано с подготовкой к съемкам киноленты о прославленном древнерусском полководце.

В 1937 г. кинорежиссер С. М. Эйзенштейн и литератор П. А. Пав ленко начали работу над фильмом, посвященным сражению Алек сандра Невского на Чудском озере. В журнале «Знамя» (1937. № 12) они опубликовали один из вариантов сценария будущей картины, предварительно озаглавленного «Русь». В феврале 1938 г. на «Мос фильме» состоялось обсуждение этого текста, на которое были пригла шены профессиональные историки: А. В. Арциховский, Ю. В. Готье, Н. П. Грацианский и другие. В процессе обмена мнениями, специа листы указали на ряд существенных недостатков и недоработок в сце нарии1, позже некоторые из историков дополнительно изложили свои мысли в письменных отзывах2.

Тогда же в журнале «Историк-марксист» (1938. № 3) появилась статья «Издевка над историей (о сценарии “Русь”)», автором кото рой стал не присутствовавший на февральском заседании М. Н. Ти хомиров. Необходимо подчеркнуть, что тон этой публикации был крайне резким (это видно уже из названия статьи). Историк раскри тиковал почти все построения авторов сценария, согласно которым, Исследование выполнено при поддержке гранта Президента Российской * Федерации по теме «Государство, общество и церковь в средневековой Руси»


(№ гранта МК 1091.2010.6).

© Ю. В. Кривошеев, М. В. Мандрик, Р. А. Соколов, Ю.В.Кривошеев,М.В.Мандрик,Р.А.Соколов например, «центром освобождения от татарского ига являлся Нов город», хотя на самом деле таковым была Северо-Восточная Русь, Москва;

немцы строили планы завоеваний по Волге и Днепру вплоть до Киева, в то время как Тевтонский «орден даже не в состоянии был поставить себе подобные задачи»3. Крайнее негодование вы звал у историка список действующих лиц, среди которых лишь «Александр Невский может считаться действительно историческим лицом», остальные же или выдуманы авторами, или наделены чер тами, «которые уводят нас далеко от описываемых в сценарии ис торических событий» (особое неудовольствие у рецензента вызвало присутствие в тексте былинных персонажей Буслая и Садко)4.

В целом, ученый повторил замечания, высказанные на совещании, организованном «Мосфильмом»: это и отсутствие епископа во Пскове, и простота быта княжеской семьи в Переяславле, и «езда» Твердилы во Пскове на запряженной девушками «тройке», и негативное отноше ние к «ордынским» сценам (особенно к последней поездке князя и его смерти на Куликовом поле5), и указание на то, что «Ледовое побо ище — только важнейшее звено в цепи побед русских над немцами»6.

Однако при всей схожести высказанных претензий исследова тель был намного более резок в выражениях, нежели его коллеги.

М. Н. Тихомиров, настроенный, по меткому выражению Р. Н. Юре нева, далеко «не тихо и не мирно»7, обращал внимание на «множество фактических ошибок», на то, что авторы «дали совершенно иска женное представление о Руси в.», и вообще, говорил о том, что «скучно следить за всеми несообразностями сценария», из которого «глядит отовсюду» «убогая, лапотная Русь». Особенно резко, на грани едкого сарказма, ученый «прошелся» по сценам, содержащим опи сание новгородского торга8.

Необходимо заметить, что, несмотря на столь жесткий тон, статья М. Н. Тихомирова содержала весьма ценные и конструктивные указа ния, которые С. М. Эйзенштейн и П. А. Павленко постарались учесть при дальнейшей работе9. Дискуссия, вызванная публикацией сцена рия, наглядно показала различие в подходах ученых и представите лей искусства к данной теме. Если историки следовали букве исто ризма, то авторы сценария, понимая, что «обломки мечей, один шлем да пара кольчуг — вот все, что сохранилось в музее от да лекой эпохи»10, считали возможным создавать свою историческую «ДневникпоездкинаЧудскоеозеро»академикаМ.Н.Тихомирова(1958г.) реальность, не связывая себя фактическими сведениями, условиями быта и особым правдоподобием деталей. Режиссер считал излиш ним знать, «как ходили в XIII веке? Как произносили, как кушали, как стояли? Неужели застилизовать экран под обаятельные горельефы бронзовых ворот Софийского собора...? Как расправиться с костю мами, невольно диктующими “иконописный” жест новгородского письма? Где прощупать живое общение с этими далекими и вместе с тем близкими людьми?» Поводом к дискуссии стало стремление С. М. Эйзенштейна модернизировать историю. Этим приемом он пы тался передать дух эпохи — героическую и одновременно драмати ческую борьбу за сохранение независимости, оставив за собой свободу в передаче деталей11. Насколько он справился с этим, свидетель ствует тот факт, что фильм «Александр Невский» до сих пор транс лируется по телевидению и в передаче эпохи оказывается более правдоподобным, чем его современные «последователи».

Для М. Н. Тихомирова обращение к личности и эпохе одного из главных деятелей русской средневековой истории Александра Ярославича Невского стало отправной точкой для последующих ис следований по данной тематике. Актуальность ее изучения была во многом обусловлена грядущей 700-летней годовщиной битвы на Чудском озере, не оставленной без внимания советскими истори ками, которые в годы войны активно публиковали статьи о битве, проводили научные сессии. Уже в 1939 г. в журнале «Знамя» пуб ликуется его большая статья «Борьба русского народа с немецкой агрессией (XII–XV вв.)» (1939. № 3). На основе этой статьи в 1941 г.

в Москве издается отдельная брошюра под названием «Борьба рус ского народа с немецкими интервентами в XII–XV вв.», в которой среди прочего историк солидаризировался с мнением относительно места Ледового побоища, высказанным еще в дореволюционную эпоху Ю. Трусманом12. Эта брошюра дважды переиздавалась в 1942 г.

на русском языке (в Москве и Свердловске), а также в сокращенном варианте на татарском и азербайджанском языках.

В 1975 г. статья была вновь напечатана в сборнике избранных работ М. Н. Тихомирова «Древняя Русь». Комментаторы, на основе архивных изысканий, отметили, что она «представляет собой расши ренный вариант доклада, посвященного 700-летию Ледового побо ища, с которым М. Н. Тихомиров выступал на заседании Московского Ю.В.Кривошеев,М.В.Мандрик,Р.А.Соколов университета, находившегося в эвакуации в Ашхабаде»13. После этого ученый еще «несколько раз возвращался к статье (первый раз в кон це 1942 – начале 1943 г., а последний уже после 1958 г.), о чем свиде тельствуют внесенные им ссылки на новые издания. Работа М. Н. Ти хомирова по переработке статьи осталась незавершенной»14.

Вместе с тем, в начале 1940-х годов печатаются другие научно популярные работы М. Н. Тихомирова, также посвященные Алек сандру Невскому и его эпохе: «Сражение на Неве» (Военно-историчес кий журнал. 1940. № 7), «Александр Невский» (Вечерняя Москва.

1941. 23 мая), а уже в послевоенный период переводы текстов о Нев ской битве и Ледовом побоище и жизнеописание князя15.

В 1950-е годы ученый все более пристально начинает всматри ваться в одно из важнейших событий того времени — Ледовую битву.

Для уточнения существующих версий по поводу возможного места сражения и сбора дополнительного материала М. Н. Тихомиров пред принял дополнительные изыскания и совершил выезд в район Чудс кого озера. После этого он пишет исследовательскую статью «О месте Ледового побоища» (Известия Академии наук СССР. Сер. истории и философии. 1950. Т. 7. № 1), а затем выступает одним из иници аторов организации фундаментальной экспедиции на место этой важ нейшей битвы русского средневековья.

Экспедиция была организована Академией наук СССР. В конце июня – первой половине июля 1958 г. М. Н. Тихомировым была со вершена поездка в район этой экспедиции, которой руководил генерал в отставке Г. Н. Караев. В поездке ученый вел дневник, который от ложился в его фонде в Архиве РАН и впервые был опубликован в 1975 г. в приложениях уже упомянутого сборника его статей «Древ няя Русь», ответственным редактором которого стал С. О. Шмидт.

Однако в этой публикации присутствуют некоторые сокращения, отчасти, вероятно, продиктованные временем.

Авторы настоящей публикации сочли возможным воспроизвести текст этого важного документа без купюр. В фонде академика сохра нились рукописные страницы дневника и машинописный вариант с правкой от руки. Последний и был взят за основу при подготовке дневника к печати. Наряду с этим публикуется несколько дополни тельных материалов, также связанных с поездкой М. Н. Тихомирова.

Ю.В.Кривошеев,М.В.Мандрик,Р.А.Соколов «ДневникпоездкинаЧудскоеозеро»академикаМ.Н.Тихомирова(1958г.) См.: РГАЛИ. Ф. 1923. Оп. 1. Д. 462. Стенограмма совещания при информа ционно-методическом отделе киностудии «Мосфильм» по обсуждению сценария П. А. Павленко и С. М. Эйзенштейна «Русь». Приложена запись высказываний участников совещания, сделанная С. М. Эйзенштейном.

См.: РГАЛИ. Ф. 1923. Оп. 1. Д. 460. Отзывы на сценарий «Русь». — Под робный разбор обстоятельств дискуссии и анализ письменных отзывов см.:

КривошеевЮ.В., СоколовР.А. К истории создания кинофильма «Александр Невский» // Новейшая история России: Время, события, люди: (К 75-летию по четного профессора СПбГУ Г. Л. Соболева). СПб., 2010. С. 281–295.

ТихомировМ.Н. Издевка над историей // Тихомиров М. Н. Древняя Русь.

М., 1975. С. 375–376. — В комментариях к этому изданию неточно указывалось на то, что публикация отзыва М. Н. Тихомирова стала отправной точкой для обсуждения сценария и передачи его на рецензирование А. В. Арциховскому (БелявскийМ.Т. [Комментарий к статье] Издевка над историей (о сценарии «Русь») // Тихомиров М. Н. Древняя Русь. С. 415). Эту ошибку исследователи повторяли и в последующем (От редакции // Родина. 2003. № 12. С. 94). Подчерк нем, обсуждение проходило задолго до выхода в свет этой статьи, и А. В. Арци ховский с коллегами по совещанию рецензировали текст намного раньше.

ТихомировМ.Н. Издевка над историей. С. 376. — Историк верно подметил стремление авторов сценария связать прошлое и современность. В воспомина ниях о работе над картиной С. М. Эйзенштейн писал: «На первый план выплыло все обобщавшее ощущение, что делаешь вещь, прежде всего, современную:

с первых же страниц летописи и сказаний больше всего поражала перекличка с сегодняшним днем. Не по букве, а по духу событий XIII век дышит одной и той же эмоцией, что и мы. Да даже по букве события близки до степени кажущейся опечатки. Не забуду дня, когда, откладывая газету с описанием ги бели Герники от зверских рук фашистов, я взялся за исторический материал и натолкнулся почти на дословное описание уничтожения крестоносцами... Гер сика. Это еще более творчески и стилистически определило наши взаимоотно шения с материалом и его трактовкой» (ЭйзенштейнС. Избранные произведения:

В 6 т. М., 1964. Т. 1. С. 170).

См. подробно о монгольских сюжетах в сценарии: КривошеевЮ.В.,Со коловР.А. «Александр Невский» и монголы // Средние века. (В печати).

ЭйзенштейнС. Избранные произведения. Т. 1. С. 377–378.

ЮреневР.Н.Сергей Эйзенштейн. Замыслы. Фильмы. Метод. Ч. 2. 1930–1948.

М., 1988. С. 145.

ТихомировМ.Н. Издевка над историей. С. 375, 378, 380 и др.


ЮреневР.Н.Сергей Эйзенштейн. Ч. 2. С. 146.

ЭйзенштейнС. Избранные произведения. Т. 1. С. 169.

История советского кино: В 4 т. М., 1973. Т. 2. С. 240.

Ю.В.Кривошеев,М.В.Мандрик,Р.А.Соколов Трусман Ю. О месте Ледового побоища в 1242 г. // Журнал Министер ства народного просвещения. 1884. Январь. С. 44–46. — Подробно об эволюции взглядов М. Н. Тихомирова о месте Ледовой битвы см.: КараевГ.Н. К вопросу о месте Ледового побоища 1242 г. // Труды комплексной экспедиции по уточ нению места Ледового побоища 1242. М., 1966. С. 10–13.

ТихомировМ.Н. Древняя Русь. С. 414.

ТихомировМ.Н. Древняя Русь. С. 414.

ТихомировМ.Н. Древняя Русь. С. 414–415.

Дневник поездки на Чудское озеро в 1958 году 29 июня, воскресенье. Выехали из Москвы скорым поездом на Тал лин (я и Александр Николаевич Мальцев).

30 июня. Приехали в Псков в 8 ч. 55 м. Тут нас ждала неожи данность: Саша Маленький (Александр Иванович Рогов) забыл на писать день нашего приезда и мы остались без номера, хотя Саша и подписался грозно «референтом Роговым». Номер получили лишь в 2 часа, а за это время были в городе, пытались найти зампредсе дателя Областного Исполкома Ивана Тимофеевича Демочку и зав.

музеем Ивана Николаевича Ларионова. И тот и другой были в отъезде.

Нашли только завед. Рыбтрестом Михаила Терентьевича Филип пенко, энергичного и симпатичного, еще молодого мужчину, кото рый, однако, ничего не знал об экспедиции.

Псков произвел большое впечатление и на этот раз даже не своей древностью (я был в Пскове в третий раз), а своим явно преуспева ющим благоустройством и зеленью, цементирующ(им) кремлевс кую и городскую стену. Это портит ее внешний вид, но сейчас это способ спасти ее от неминуемого разрушения. Саша Большой (Маль цев) гонял меня по городу и я страшно устал от жары и еще от еды.

Ресторан здесь не плохой, но все здесь не по моей печени.

1 июля. Утром опять неудача. Пришли снова в Музей и так ни чего не добились. Зато около 4-х дня добился разговора с Демочкой и по его приглашению приехал в Облисполком. Он повел меня к Бог данову, председателю Облисполкома и потом ко второму секретарю Обкома Михаилу Степановичу (первый секретарь Михаил Яковле вич Канунников был в отъезде). Прием везде был прекрасный, ра ботами нашими интересуются, обещают помочь, а Демочка и так «ДневникпоездкинаЧудскоеозеро»академикаМ.Н.Тихомирова(1958г.) помогает. Вечером в номер пришла Инга Константиновна Голунова, работник Музея в Пскове, наша бывшая студентка, и рассказала об экспедиции, из которой только что вернулась, предлагала нам ле теть на вертолете, но мы решили ехать на пароходе.

2 июля. Ночь почти не спал, а в 4 ч. 30 м. утра пришла машина от Облисполкома и повезла на речной вокзал. В 5 ч. 30 м. «Алек сандр Невский» отошел от пристани. Это небольшой пароход с сало ном на носу, 2 каютами в трюме и несколькими скамейками на корме и по бокам трубы. Народу относительно немного, везут мебель, нравы патриархальные, но не грубые, ехали и школьники (лет 10–12) из интерната. У них вид незабитый, но одеты плохо. Вот и Великая с ее высокими берегами, Светогорским монастырем и храмами, ру кава и простор Псковского озера. В Самолве нас встречал настоя щий руководитель экспедиции ген. Георгий Ник. Караев. На газике доставил нас в село, где была уже снята для меня комната у Якова Ивановича и Евгении Тимофеевны Калининых. После отдыха был на отчете участников экспедиции, которые ежедневно в 8 ч. 30 мин.

вечера проводит Караев. Дело очень сложное. Металлоискатели по казывают металл, но пока еще ничего нет, аквалангисты заняты, но со дна поднимается ил и пр. Часто металлоискатели показывают металл, а на деле оказываются валуны.

3 июля. На вертолете летали в Гдов. Там нас водил местный учи тель средней школы Николай Владимирович Иванов, небольшой подвижный старичок, моих лет или немного постарше. Крепость в Гдове расположена своеобразно на небольшом возвышении у бе рега Гдовы. Это почти 4-х угольник. Сторона обращенная к реке не имеет уже стены, зато стена сохранилась на значительном про тяжении на противоположной стороне. Там очень ясно выражен и ров. Стена состоит из известковых плит, обложенных снаружи ва лунами, сильно осыпалась и попорчена. Ее древняя часть под валу нами. На месте собора и других зданий — пустыри. Собор был взор ван фашистами, непонятная подлость, безцельная злоба мелких людей, мечтавших угнетать мир. Характерная особенность: Гдов располо жен в нескольких километрах от озера.

Наша чудесная машина привлекала множество мальчишек, запол нивших лужок до отказа и два часа атаковавших вертолет. Экипаж вер толета состоит из молодых и очень милых людей лет от 22 до 25-ти.

Ю.В.Кривошеев,М.В.Мандрик,Р.А.Соколов Чем больше я сейчас встречаюсь с молодежью, тем больше ее на чинаю любить. Это новое и хорошее племя, пусть же растет и воз вышается (плагиат из Хронографа). Ник. В-ч Иванов заслуживает всяческого уважения, собрал коллекцию монет с 1700 года, топоры, ядра и пр., немного, но как это почтенно, живая душа.

Раньше Гдова спускалась у Городища. Возможно, там и было го родище, но выражено это слабо, к тому же стоит оно одиноко, вда леке от озера и реки. Есть большой лужок заболоченный и остатки какого-то протока, остальное дополняется воображением. Георгий Ник. (Г. Н.) ищет здесь волок от названия «Волошня» и я не спорю.

Думаю, впрочем, что волока не было. Поражает пустынность окрест ностей Гдова, внизу море лесов и кустарников, сбоку ширь озера.

Везде, где останавливался вертолет собирались кучи мальчишек и даже взрослых. Председатель района, ехавший в грузовом тран дулете, соскочил и заявил протест, что измяли траву. Но кто измял:

ребята, а не вертолет. Тем все и кончилось. В школе показывали пе сок с примесью железа. Вот в этом разгадка валунов, которые по казывают примесь металла.

4 июля, пятница. Летали на вертолете в Пнево, стоящее на са мом узком месте Теплого озера, на другом берегу Мехикорми, с кра сивым белым маяком. Пнево стоит рядом с мысом, вытянутым к озеру, теперь голо, но еще недавно, по рассказам стариков, был здесь сос новый бор с вековыми деревьями. У самого мыса песчаные хол мики и в одном песчаном холмике находят много человеческих костей, а как рассказывал Иван Николаевич Светцов (ему 75 лет, рыбак), его мать находила там медные пряжки и булавки. Молодой парень подтвердил, что и при нем там находили ржавые железные ножи.

Гулявшие школьницы принесли керамику с орнаментом, найден ную там же. Видимо, тут было когда-то кладбище, но известие о нем крайне сбивчиво;

говорили даже о чугунных ядрах. Светцов сказал, что есть предание о том, что Измена (Мехикорми) получила назва ние потому, что там была «смена» (!) войск. Из Пнева мы приле тели в Мехикорми. Здесь все называли селение и русским назва нием Измена, упоминая, что к северу от него имеется Пикузице или «Старая Узмень», но было уже поздно и в Узмень мы не попали, возвращаясь вдоль эстонского берега над о. Пересари. В Пнево вне запно произошла мимолетная, но неприятная ссора с генералом, «ДневникпоездкинаЧудскоеозеро»академикаМ.Н.Тихомирова(1958г.) почему-то ревниво оберегавшим свой вариант, что надо искать место побоища у о. Вороньего. Я давно уже заметил какую-то его особую нервность, в явной связи с тем, что весь наш флот и аквалангисты пока ничего не нашли. Удивляться этому нечего, так как объем ра бот громадный, но плохо то, что генерал несколько упрощенно ду мает об истории. Вечером состоялся мой доклад в клубе. Собралось много народу, дважды хлопали. Доклад, видимо, понравился. Гене рал показывал мне рог (зубра или тура), наиболее толстая часть ко торого была отпилена. Рог выловили рыбаки, но где неизвестно.

5 июля, суббота. День пасмурный, вертолет не прилетел. Занят был переговорами по телефону с Москвой. В 12 часов пришли ки ношники, снимающие здесь фильм в 600 м. Говорил с ними более часа и отвечал на вопросы. В 3 часа снимались всей экспедицией у катеров, по случаю отъезда студентов метеорологов. Вечером по гати с Сашей ходили на Кобылье городище. Сегодня многие на катерах поехали в Тарту и Гдов за провизией, а местные для отдыха. Вече ром сами металлоискатели говорили о магнитном песке и хотели сделать анализ. Говорил с Москвой, новых требований мы не да вали, а старые все выполнены.

6 июля, воскресенье. Ясный, но холодный день. В 4 ч. веч. хо дили в Кобылье городище. Теперь оно, впрочем, довольно красиво и в то же время нелепо, называется «Курганом Александра Невс кого». Городище стоит на небольшом холме, на берегу озера. В центре его церковь, а кругом низкая каменная ограда из валунов с прекрас ным кладбищем. Существование здесь городища доказано раскоп ками П. И. Раппопорта. Он откопал 2 деревянных бревенчатых стены к северу от церкви, наружная стена была обуглена, что соответ ствует рассказу летописи 1463 года о сожженном городке немцами.

Видимо, пространство между деревянными стенами было набито землей. Городище было значительно пространнее нынешней цер ковной ограды, но повышение его над окружающей территорией очень незначительно. Церковь, вернее, ее старый прямоугольник с пофронтонным покрытием прекрасно сохранилась, только сделаны наличники у боковых окон и растесано окно в алтаре. Глава по крыта по московски в виде луковицы, а не псковского шлема. Осо бенно хорошо сохранилась абсида (вернее 3 апсиды — для престола, жертвенника и диаконника). Церковь украшена по абсиде и главе Ю.В.Кривошеев,М.В.Мандрик,Р.А.Соколов обычным псковским узором из чередующихся углублений. Внутри обычная тесная псковская церковь с открытой главой и толстыми столбами, в куполе, на стенах, в алтаре множество голосников.

В це лом это великолепный образчик псковской архитектуры (построена церковь в 1462 г.). К четырехугольнику пристроен притвор и коло кольня XIX в. Все содержится в прекрасном порядке. Иконостас и иконы, видимо, V или нач. века. Одна икона (Спас), по порчена жучком, но еще прекрасно сохранившийся лик относится ко второй половине XVI в. или к началу XVII-го. Икона Михаила Архангела (небольшая) почти уже потеряла изображение, видны под ризой только облезлые места. Священник, Борис Иванович Лебедев живет в большом каменном доме, кругом прекрасный, разведенный им сад. Он человек очень радушный, напоил нас чаем. Кончил он Ду ховную Семинарию в Петербурге, ему 71 год. Он живой, еще не дрях лый, но старый на лицо с седой бородой и вылинявшими длинными волосами. Между прочим, на берегу озера, против церкви, клад бище советских воинов, павших в Отечественную войну, содержится оно в порядке трудами священника. Городище — место поэтичное, стоит на крутом берегу озера. И широкий его простор и тихая де ревня с ладными, хотя и бедными домами, и белая древняя церковь, и блеклое вечернее небо с ослепительным солнцем, уже тонущем в озерных водах, все это так много говорит воображению.

7 июля. Пасмурный холодный день, вертолет не прилетел. В час дня поехали на озеро с Г. Н. на т. н. ГК, приспособленном для во долазов. Остановились в воротах между островами, у Вороньего острова. Водолаз Горун, молодой коренастый человек южного типа (он украинец, но дед его был турком). Горун трижды был в воде.

В воротах под водой лежит большой камень, метров в 11 длиной, в 4–5 шириной, видимо, взорванный, потому что, по словам водо лаза, он покрыт обломками и даже заметны остатки шурфов. По верхность его скрыта под водой, примерно, на 2 метра: Горун стоял на камне с лопатой в согбенной руке и лопата высовывалась на поло вину. Высота камня от дна 4–5 метров (более точно в материалах).

Это, возможно, и есть Вороний камень на путях из Пскова к Гдову и Кобыльему городищу, а в другую сторону к Дерпту (Тарту). К камню под водой примыкает стена, вернее подходит стена, метров в 7 ши риной (длина и высота ее пока точно не выяснена). Горун достал «ДневникпоездкинаЧудскоеозеро»академикаМ.Н.Тихомирова(1958г.) из-под воды камень из стены, это бурый известняк, с одной стороны он явно обработан. Вернулись раньше обычного к 7 часам вечера.

8 июля, вторник. Летал на вертолете в Псков. Демочка оказался в отпуске, дозвонился до первого секретаря обкома Мих. Яковл. Ка нунникова. Он пригласил меня к себе, но пока я ходил по коридо рам б. Кадетского корпуса к нему в кабинет пришли люди. Ждал с 11 до 12.20 ч., потом ушел и вернулся к 1 ч., позвонил и секретарь меня принял. Говорили больше часу. Канунников кончил Институт Красной Профессуры, учился в нем у Грекова. Он обещал всемерную помощь и даже в размере 50–70 тыс. руб., но думает, что работы с землесосной машиной надо еще сделать в этом году, что явно не возможно. Он же говорил, что немцы (будто бы) во время мировой войны уничтожили следы Ледового побоища, но откуда взяты его сведения не знаю. Вечером в 8 час. ездили в деревню Кола (или Колы), в 9–10 верстах от Самолвы, через д. Козлово. Стоит она на реке Желчи. На речном берегу стоит ладно срубленная часовня, внутри иконы, по преимуществу новые. Сбоку от аналоя стоят два креста. Первый из них имеет длину в [пропуск] см. (2 листа бумаги в длину + добавка шириною в [пропуск]), ширина в поперечнике креста в [пропуск], широком месте [пропуск] см. (лист бумаги в дли ну), ширина основной части креста [пропуск] Как видим, крест небольшой. На нем изображение креста и по бо кам надписи над титлами Ѓ и Ѓ. Под крестом: «ника возд//виже//нью».

В верху неясная буква под титлом похожая на или, далее Ѓ.

Последнее а читается нечетко. Крест был вставлен в валун, где име ется для него выделанное отверстие. Возможно, он обозначал место, где находилась прежде церковь «Воздвиженья Креста Господня» или какое-либо событие, происшедшее в Воздвиженье (14 сентября). Ха рактер букв ведет, примерно, к XIII* веку, так (ника) современное, «в» почти в виде квадратика, рядом старое, но с косой пере кладиной. Второй крест несколько побольше и грубее. Он был встав лен в плиту, стоявшую на валуне, и как первый крест стоял на клад бище. В длину второй крест см. ([пропуск]) листа бумаги в длину), в широком поперечнике (1/4 листа бум. в длину), ширина основной части креста — 2 см. (2/3 листа бумаги). По середке креста с боку Римская цифра «XIII» исправлена ручкой поверх «XVI».

* Ю.В.Кривошеев,М.В.Мандрик,Р.А.Соколов Ѓ и Ѓ, под крестом ника, в верху неясная буква, близкая к такой же на первом кресте и, внизу под крестом ника. Второй крест близок по начертаниям к первому. Часовня празднует Николу Чуд. (обычно зимнего). В этот же день приходил учитель (директор) школы в Са молве — Ив. Андр. Карасев с жалобой на моряков, будто бы что-то напортивших в школе. Обещал зайти.

9 июля, среда. Утром прилетели 2 вертолета. Заходил с Г. Н.

в школу. Динамик велел убрать от здания, остальные жалобы Кара сева оказались вздорными. Видите ли, моряки начертили на стене:

«Леня», «Нина». Уборщица, однако, сказала, что это сделали до моряков десятиклассники. Моряки не моют полов, но полы вымыты, и морячок сказал: «мою каждый день». Печка будто-бы испорчена моряками, но ее не чинили года два и т. д. Скверный пример чело века, желающего свалить на других свою нераспорядительность, а главное он хочет 12-го уехать в отпуск, свалив ремонт на другого.

Я и генерал сказали ему приятные слова. В 11 ч. вылетели на вер толете. Летели через озеро к Эмайыги (Омовже — каких летописей) до моста на ней, потом обратно и сели на Перисари. Местность в устьи Омовжи пустынная, но дальше начинается красивая рав нина с распаханными полями и селениями, а вдали маячит возвы шенность. На Перисари мы отправились к «батюшке» — наставнику поморской общины, Кириллу Алексеевичу Смирнову. Он провел нас в моленную хороший дом, построенный в 1863 году в виде длинного строения, разделенного внутри перегородкой с большими окнами и проходом. Вместо алтаря, иконостас и перед ним аналой с евангелием и крестом. Поют на двух клиросах. Есть очень старые иконы: особенно интересны пророки (Илия с Елисеем и Гедеон с Самсоном!). Илию я рассматривал, краски желтые и коричневые, возможно, икона XV века. Апостолы Петр и Павел неожиданны:

красный фон, коричневые ризы апостолов, характерны лица, воз можно, тоже XV века. Книги в большинстве новой, единоверческой печати. Евангелие филаретовское 1633 года. На его последнем листе внизу скорописью XVII века: «Полка смотрел Федор Иванов». Полка, по словам наставника, село поблизости. Поморы на острове «прямо вечные», по их словам, а не пришлые, жили до Никона, были госу дарственными, рыбаки. К. А. Смирнов рассказал и следующее со слов стариков (ему самому 55 лет), слышал он этот рассказ мальчиком «ДневникпоездкинаЧудскоеозеро»академикаМ.Н.Тихомирова(1958г.) 8–10 лет, значит, до мировой войны) от деда (а не от отца), как сам он подчеркнул: «Старики говорили, что немцы стояли в Парапале (Парапал), а русские у Вороньего камня;

немцев было больше и рус ские пошли на хитрость, разделившись на 2 отряда (один сел в за саду). Немцы начали наступать, а русские заманили их на плохой лед. Место для немцев было чужое и они не знали состояния льда;

не столько немцев было побито, сколько утонуло». Вот смысл рас сказа, очень вероятно рисующего битву. Но что это, легенда или позднейшее припоминание сказать трудно. Наставник пригласил посетить его дома. Дом хороший в 2 больших комнаты, очень уютных.

Познакомился с женой и дочкой (лет 8-ми). Прием был самый лучший.

Получил телеграмму от А. Ф. Медведева, что его Колчин не пускает из Новгорода. Вечером, было, поехали в Чудскую Рудницу, но вер нулись из-за большого волнения на озере. На обратном пути уже в речке Самолве к нашей мотолодке «Килька» присоединились две лодки с мальчишками 8–12 лет. С необычайной ловкостью они влезли в лодку и в их числе некий Витька, 3 лет, крайне самостоятель ный, неоднократно тонувший и спасаемый.

10 июля, четверг. Утром киношники снимали меня и генерала вкупе с другими. Процесс этот проделывался глуповато и араписто.

Никакого плана, взамен сценария, они не составили, а сценарий Бо риса Вениаминовича Юдина забраковали. Впрочем, браковать-то было собственно нечего: сценарий представлял собой выдумку и вздор.

Сам Борис Вениаминович был у меня с Г. Н. на дому. Сей был бла годушный и тароватый на слова человек, склонный забросать вас словами без всякого содержания, но произнесенными с большой энергией. Но и плохой сценарий все-таки план, а без плана совсем плохо. Увы, 30 лет тому назад я работал с киношниками, а все оста лось на старом месте: суточные, квартирные, проездные и их офор мление в виде серых фильмов с обычным типажем. Вечером я хо дил к Ив. Ив. Колосову, 78 лет, рыбаку. Он чистил картошку вместе со своей старухой и был воинственно настроен, сдав свой тон только тогда, когда узнал, что мне уже 65 лет. В моей фигуре и лице так все посредственно, что это вредит мне всю жизнь. «Маленькая со бачка — всю жизнь щенок». Из рассказа его я вынес одно важное указание: На эстонском берегу стояла деревня Старая Узмень (к северу от Измены или Мехикорми), километрах в двух от нее к Чудской Ю.В.Кривошеев,М.В.Мандрик,Р.А.Соколов Руднице существовал перевоз. Г. Н. с поразительным упорством от вергает эту Узмень, выдвигаю свою. Спросил Колосова о слабом льде. Он показал его так: слабый лед от Воронья Камня к Городищу («большие ворота»), от Воронья Камня о. Станок («малые ворота»);

напротив Чудской Рудницы третий слабый лед, где «тина», «го роб» — возвышения. Вороний Камень всегда был под водой, метра на 1. В 9 ч. вечера аквалангисты устроили очень милый вечер.

Живописен этот клуб, где на первых скамьях разместились детишки.

Один из них Витька, явно ничего не понимавший, но держащий себя со старшим братишкой с великим гонором. Аквалангисты — очень симпатичные молодые люди.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.