авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«ТРУДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА СПбГУ Редакционный совет: д-р ист. наук А. Ю. Дворниченко (председатель), д-р ист. наук Э. Д. Фролов, д-р ...»

-- [ Страница 5 ] --

он лишь мог, согласно Илариону, завершить дело отца, по добно тому как Соломон завершил начатое Давидом) и святыми братьями. А его сыновья и внуки, в свою очередь, не могли превос ходить отца и деда. Тем более что в рассматриваемых произведениях главными героями являются, соответственно, Владимир (Сл., Пм.), Борис и Глеб (Чт., Ск., СкЧ.), преподбный Феодосий (Жт.). В то же время в отдельных произведениях либо летописных «панегири ках» и «некрологах» главное действующее лицо, независимо от ре альной святости85 и места в княжеской иерархии, может наделяться чертами, являющимися признаком святости. Показательный при мер — Давыд Святославич в «Слове о князьях»86. Конечно, Давыд не рядовой князь, но и не выдающийся на фоне своего поколения Рюриковичей.

От характера произведения зависела и трактовка материальной стороны бытия князей. Особо ярко она выражена в Жт. и Ск. Для Нестора важно было путем противопоставления Феодосию пока зать, что князья и бояре, в отличие от преподобного, — привер женцы, прежде всего, ценностей сего мира. Автор Ск. стремился В.В.Пузанов продемонстрировать читателю, от каких благ княжения «сего мира»

Борис отказался в пользу «царства небесного». Прием контрастного противопоставления не только усиливал мотивацию и значимость духовного подвига Бориса, но и, так сказать, от обратного, гипер болизировал истинные, вечные ценности по сравнению с преходя щими — земными, материальными.

Анализ Жт. и Ск. не оставляет сомнений в том, что и сами книжники, и население Древней Руси главную отличительную черту княжого быта видели в необычайном материальном богатстве. Со гласно Нестору, все, что только можно представить в этом мире, можно найти во дворе княжем87. Одним из важнейших и престиж ных маркеров достатка и социального статуса являются обильные, разнообразные и дорогие яства88. Ск. устами Бориса рисует своеоб разную иерархию этого вещного мира, составляющего необходимый атрибут «славы мира сего»: багряницы (княжие одежды) — символ княжеской власти;

брячины (шелковая ткань, парча) — символ знат ности, высокого социального статуса;

серебро и золото — символ большого богатства;

вина, меды, яства обильные — символ обиль ного достатка. Резвые кони символизировали не только богатство, но и связанный с ним высокий социальный статус;

конь должен со ответствовать социальному статусу хозяина. Как и дом — князья жи вут не просто в больших домах, но красноукрашенных. Дани— это и неистощимый источник, напояющий богатства княжеские, и символ власти и подчинения. Княжеская власть неразрывна с почестями бесчисленными и похвальбой «боярами своими». Величие же князя, его сила основываются на богатстве, множестве рабов и славе мира сего89. И в Жт., и в Ск. повседневная жизнь князя ассоции руется со сплошным весельем, вечным пиром. Во дворце Жт. изоб ражает князя в окружении рабов, ему прислуживающих, и музыкан тов, его развлекающих90, а за пределами двора — в сопровождении бояр и отроков91.

Мотив злоупотребления властью силен в древнерусской литера туре. Вряд ли это был литературный топос. Берестяные грамоты, например, свидетельствуют о том же. Но в обществе было не только понимание проблемы, но и попытка решать ее на разных уровнях:

от князей (творивших правый суд и назначавших праведных судей) и духовенства (заступавшегося за несправедливо обиженных перед Социокультурныйобразкнязявдревнерусскойлитературе...

представителями власти92), до простого народа (время от времени устраивавшего расправу над неугодными представителями власти).

Завершение процесса формирования городов-государств, рост политической активности и влияния городских общин внесли опре деленные коррективы в эти идеологические конструкции. Раньше других новые политические реалии осознал Владимир Мономах, чьи книжные образы гораздо ближе к действительности, чем в рас смотренных произведениях. И в своих сочинениях, и в практичес кой деятельности он отстаивал новый принцип княжого первенства, основанный не на родовом старшинстве, а на Божьейволе (факти чески же — на личных качествах), умении сформировать привлека тельный образ князя в общественном сознании. Здесь имели место и дань новым общественно-политическим реалиям, связанным с уси лением городских общин, и попытка практической реализации биб лейских принципов в княжой деятельности. Несмотря на то что вокняжение Мономаха в Киеве привело к временному усилению и Киева, и власти самого князя, объективно его деятельность спо собствовала усилению центробежных тенденций, знаменовала на чало новой эпохи в системе взаимоотношений князь — земля, на род — власть, эпохи независимых городов-государств (земель)93.

Важным достижением авторов – начала в. стала разра ботка книжных представлений об идеальном князе, что нашло на иболее полное отражение в Сл., Ск. и Чт. Выделение вопроса об идеальном образе младшего князя (Ск., Чт.) может свидетель ствовать не только о достаточно глубоком теоретическом осмысле нии темы, но и о ее злободневности для древнерусского общества.

О связи поднятой проблемы с реальной жизнью говорит и участие в ее разработке самих князей («Поучение» Владимира Мономаха94), внимание к ней книжников более позднего времени95.

См.: ПисаренкоЮ. К поиску смысла посмертного ограбления правите лей // Укранський історичний збірник. Кив, 2007. Вип. 10. С. 9.

См.: АлексеевЮ.Г.,ПузановВ.В.Проблемы истории средневековой Руси в трудах И. Я. Фроянова // Исследования по русской истории и культуре: Сб.

статей к 70-летию проф. Игоря Яковлевича Фроянова. М., 2006. С. 3–23;

Бра чевВ.С. Служители исторической науки. Академик С. Ф. Платонов. Профессор И. Я. Фроянов. СПб., 2010. С. 477–750.

В.В.Пузанов См.: ПузановВ.В. 1) Древнерусская государственность: Генезис, этнокуль турная среда, идеологические конструкты. Ижевск, 2007. С. 500–552;

2) Социо культурные конструкты и образы повседневности в «Житии Феодосия» // Вестн.

Удм. ун-та. Сер. История. 2007. № 7. С. 3–28;

3) Социокультурные образы «Чте ния о святых мучениках Борисе и Глебе» // Вестн. Удм. ун-та. 2009. Сер. История и филология. Вып. 2. С. 3–30;

4) Становление древнерусской государственности:

Социально-политические и этнокультурные трансформации общества в контексте восприятия современников (V– вв.): Дис.... д-ра ист. наук. Ижевск, 2009.

Все таблицы составлены по изданиям: Слово о законе и благодати митро полита Илариона // Библиотека литературы Древней Руси (далее — БЛДР). Т. 1:

XI–XII века. СПб., 2000 (далее — Слово). С. 26–61;

Память и похвала князю русскому Владимиру [Иакова Мниха] // БЛДР (далее — Память) С. 314–327;

Житие Феодосия Печерского // БЛДР (далее — Житие). С. 352–433;

Сказание о Борисе и Глебе // БЛДР (далее — Сказание). С. 328–351;

Чтение о житии и погублении блаженую страстотерпцю Бориса и Глеба // Святые князья-муче ники Борис и Глеб / Исслед. и подгот. текстов Н. И. Милютенко. СПб., (далее — Чтение). С. 357–402;

Съказание чюдесъ святою страстотьрпьцю Хрис тову Романа и Давида // Святые князья-мученики Борис и Глеб (далее — Ска зание чудес). С. 318–341. — Подробный анализ сюжетов см. примеч. 3.

Сила, храбрость, «смысленность», мудрость — самые элитарные социаль ные качества, представленные в ПВЛ, в порядке возрастания (См.: ПузановВ.В.

Древнерусская государственность... С. 564–573). Представления о мудрости, смысленности как элитарных качествах были широко распространены в Древ ней Руси. Например, в Сл. для характеристики князя Владимира и его пред шественников используются следующие элитарные качества: славный,храбрый, мужественный, благородный... (Слово. С. 42–44). В «Молитве» Илариона со держится указание на основные социальные функции и необходимые для их ис полнения качества князей («владыке наши огрози странамъ») и знати («боляры умудри») (Иларион. Молитва // БЛДР. Т. 1. С. 56). Последняя фраза проливает свет на мужейдумающих наших летописей. Согласно автору Ск., «сь убо благо верный Борисъ благого корене... Светяся цесарьскы, крепъкъ телъмь, вьсячьскы украшенъ акы цвет цвьтый въ уности своей, в ратьхъ хръбъръ, въ съветехъ мудръ и разумьнъ при вьсемь...» (Сказание. С. 350). Сам Борис, обращаясь к почившему отцу, сокрушался: «...Къде ли насыщюся таковааго благааго учения и казания разума твоего?» (Там же. С. 330). Пример показывает, как наряду с традицион ными элитарными качествами (храбрость и сила,мудрость) появляется цесар ское(царское)сияние.Под влиянием христианства все более актуальными ста новились такие качества, как нищелюбие, а также красотателесная и духовная.

Эти две функции князей были взаимосвязаны. — См.: ПузановВ.В. Вождь харизматик древних славян: Сакральный и этнический факторы // Ученые за писки Казанского ун-та. Сер. Гуманитарные науки. 2008. Т. 150. Кн. 1. С. 7–13.

Социокультурныйобразкнязявдревнерусскойлитературе...

Используется Иларионом только по отношению к Игорю как родоначаль нику.

Правда, Борис и Глеб в Ск. характеризуются как преславные страсто терпцыГоспода, но здесь уже речь идет о качествах святых, а не князей.

Отличие условное, поскольку Борис назван храбрым.

К категории «милостынь и щедрот», денно и нощно творимым князем (Слово. С. 48), относятся и «эмоциональные эпитеты»: нагим—одеяние, алч ным—насыщение и т. п. (Там же. С. 52).

Оба они, Борис и Глеб, — светильники неугасающие, «солнца светлеиши»

(Чтение. С. 398).

Оба они, согласно Ск., «цесаря цесаремъ и князя княземъ», чьей помо щью «и защищениемь князи наши противу въстающая дьрьжавно побежають»

и чьей «помощию хваляться....Намъ оружие, земля Русьскыя забрала и утвь ржение и меча обоюду остра, има же дьрзость поганьскую низълагаемъ и ди яволя шатания въ земли попираемъ....Небесьная чловека еста земльная ангела, стълпа и утвьржение земле нашея», Христовы угодники, преславные страсто терпцы Господни (Сказание. С. 348, 350).

См.: ПузановВ.В. Древнерусская государственность... С. 570–571.

См.: ПузановВ.В. Древнерусская государственность... С. 566–567.

«Казателю ненаказанымъ», «въ съветехъ мудръ и разумьнъ» (Сказание.

С. 338, 350).

«...Землю свою пасущу правдою» (Слово. С. 44).

Ср.: ТолочкоА.П. Князь в Древней Руси: Власть, собственность, идеоло гия. Киев, 1992. С. 71–73.

После смерти Мстислава «прия власть его Ярославъ и быс единовластечь Рускои земли» (ПСРЛ. М., 1998. Т.. Стб. 138).

«...И быс самовластець Русьстеи земли» (ПСРЛ. М., 1997. Т..

Стб. 150). — Использование титулов «самодержец», «самовластец» и т. п. в до монгольской Руси детально рассмотрел А. П. Толочко (ТолочкоА.П. Князь в Древ ней Руси... С. 69–77).

См.: ПузановВ.В.Древнерусская государственность... С. 509–511.

В конце произведения, «О Борисе, как бе възъръм» (Сказание. С. 350).

Особенно учитывая обстоятельства прихода Ярослава к власти: непослу шание отцу и междоусобная брань.

Сказание. С. 332.

Чтение. С. 376.

Слово. С. 44, 52.

Там же. С. 44.

Например: «...Якоже и человеку некоему христолюбиву и боящюся Бога...»

(Житие. С. 414).

ПСРЛ. Т.. Стб. 75–83, 110–131;

ПСРЛ. Т.. Стб. 64–71, 96–118.

В.В.Пузанов ПСРЛ. М., 2000. Т.. С. 126–132, 151–160, 165–169.

См. новейшее издание текстов: МилютенкоН.И. Святой равноапостоль ный князь Владимир и крещение Руси. Древнейшие письменные источники.

СПб., 2008. С. 435–437 и след.

Память. С. 316–324, 326.

Слово. С. 50.

Естественно, следует учитывать специфику храма иудейского и храмов христианских.

Память. С. 320–322.

По мнению И. Н. Данилевского, перечень сыновей Владимира в ПВЛ под 6488 г. восходил к перечню сыновей Иакова (ДанилевскийИ.Н. Повесть вре менных лет: Герменевтические основы источниковедения летописных текстов.

М., 2004. С. 169–172). С сыновьями Иакова авторы борисоглебского цикла сравнивали Бориса, Глеба и Святополка.

Чтение. С. 364–368.

Ап. Павел писал: «Но как тогда рожденный по плоти (Измаил. — В.П.) гнал рожденного по духу (Исаака. — В.П.), так и ныне» (Галат. 4: 29).

Аналогичные сопоставления в ПВЛ (См.: ДанилевскийИ.Н. Повесть вре менных лет... С. 169–172).

Чтение. С. 364–368, 376.

Там же. С. 372, 374.

Там же. С. 396.

Там же. С. 364.

ПСРЛ. Т.. Стб. 145–146;

Т.. Стб. 133.

Сказание. С. 346. — Происхождение данного отрывка не выяснено. Ве роятнее всего, Ламех никого не убивал (Иллюстрированная полная популярная Библейская энциклопедия: Труд и издание архимандрита Никифора. М., 1891.

С. 421–422;

ДанилевскийИ.Н. Повесть временных лет... С. 101), а «история с братьями Еноха, судя по всему, вообще носит апокрифический характер»

(ДанилевскийИ.Н. Повесть временных лет... С. 101).

Житие. С. 420, 424;

Чтение. С. 362, 364, 366, 368–370, 388;

Сказание.

С. 328, 332;

Сказание чудес. С. 324.

Сказание. С. 332;

Сказание чудес. С. 324.

ПСРЛ. Т.. Стб. 161–162;

Т.. Стб. 149–150;

Т.. С. 181–182.

Это обстоятельство подтверждает правильность наблюдения А. П. Толочко, который писал: «Полагаем, что общественной мыслью Руси самовластье как будто бы не поощрялось. По крайней мере, в большинстве случаев стремление к нему осуждалось» (ТолочкоА.П. Князь в Древней Руси... С. 73).

Принципиально важно подчеркнуть, что по представлениям книжников делится не Русскаяземля, а власть над нею.

Слово. С. 42–44, 50.

Социокультурныйобразкнязявдревнерусскойлитературе...

Память. С. 324.

Слово. С. 52.

Память С. 322–324.

Сказание чудес. С. 332.

Сказание. С. 344–346.

См. ниже.

Чтение. С. 376.

Житие. С. 388.

Сказание чудес. С. 338.

В. В. Кусков предлагает следующий перевод данного текста: «И тогда собрались все люди не только великие и знатные мужи, но и причетники, и все люди, пошли они и умоляли Владимира...» (Древнерусские княжеские жи тия / Сост., вступ. ст., подгот. текстов, коммент., пер. В. В. Кускова. М., 2001.

С. 90). В таком случае акценты меняются, и лидирующая роль знати не выглядит уже столь убедительно.

Чтение. С. 376.

Слово. С. 50–52.

Там же. С. 48, 52.

Там же. С. 48.

Иларион. Молитва. С. 56.

Память. С. 318.

Там же. С. 322, 324, 326.

Сказание. С. 344, 348.

Глеб перед смертью обращается с молитвой к отцу (Сказание. С. 342).

Чтение. С. 378–398.

Сказание. С. 348;

Чтение. С. 396–398.

Чтение. С. 360–362.

Сказание. С. 328.

Сказание чудес. С. 322–326;

Чтение. С. 380–390.

Чтение. С. 390;

Сказание чудес. С. 326.

См.: ШахматовА.А.Разыскания о русских летописях. М., 2001. С. 24–28;

ТихомировМ.Н. Русское летописание. М., 1979. С. 61–62;

и др.

«И церковь созда камену во имя пресвятыя Богородица, прибежище и спа сение душамъ вернымъ, и десятину ей дасть, темъ попы набдети и сироты, и вдовица и нищая» (Память. С. 318).

Чтение. С. 384–386 и сл.

Чтение. С. 390;

Сказание чудес. С. 326.

Житие. С. 406.

Быт. 14:20;

Лев. 27:32;

и др.

Житие. С. 424, 432.

Там же. С. 372.

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ «В древнерусском сознании между святыми и несвятыми князьями, по сути, нет никакой разницы;

князь, так сказать, святой уже потому, что он — князь»

(ТолочкоО.П. Русь: Держава i образ держави. Київ, 1994. С. 19). Л. А. Андреева, анализируя послание епископа Даниила к Владимиру Мономаху, приходит к сле дующему выводу о представлениях древнерусского автора: «Судя по контексту, великий князь есть образ Божий не столько в силу того, что он христианин, а в силу именно своего статуса правителя» (АндрееваЛ.А. Сакрализация власти в истории христианской цивилизации: Латинский запад и православный Вос ток. М., 2007. С. 190).

См. примеч. 84.

См.: ПузановВ.В. Древнерусская государственность... С. 465.

Житие. С. 402.

Там же.

Сказание. С. 330–332.

Житие. С. 404, 422.

Там же. С. 384, 412, 422.

Судебная деятельность князей и их мужей вызывала серьезное недоволь ство русского духовенства. — См.: ФлоряБ.Н.,ТуриловА.А. Общественная мысль Древней Руси в эпоху раннего средневековья // Общественная мысль славян ских народов в эпоху раннего средневековья. М., 2009. С. 60–64).

См.: ПузановВ.В. Древнерусская государственность... С. 410–467.

См.: ПузановВ.В. Древнерусская государственность... С. 410–467.

Особо следует выделить «Слово о князьях» второй половины в., под нимающее проблему взаимоотношения старших и младшихкнязей.

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ Д.М.Котышев «СЕ БУДИ МАТЕРЬ ГРАДОМЪ РУСЬСКИМЪ»: ПРОБЛЕМА СТОЛИЧНОГО СТАТУСА КИЕВА СЕРЕДИНЫ XI – НАЧАЛА XII ВЕКА Проблема «старейшинства» Киева или его столичного статуса для современной науки не является новой. Когда в 1996 г. А. В. На.

заренко задался вопросом — а была ли столица в Древней Руси, он признавался в некоторой «скандальности» его постановки1. Однако почти 15 лет спустя после того, как данный вопрос прозвучал, многое изменилось в восприятии научным сообществом проблемы древне русской государственности. Как нам представляется, без дополни тельного уточнения статуса Киева в XI–XII вв. изучение целого ряда аспектов развития древнерусской государственности затруднительно.

Стоит отметить, что в основном досоветская историография оце нивала столичный статус Киева однозначно и без комментариев — го род рассматривался в качестве столицы Древнерусского государства со времени Олега почти всеми без исключения историками. Тради ция эта была заложена Н. М. Карамзиным, увидевшим в Киеве глав ный город Руси еще во времена Владимира и Ярослава, схожей точки зрения придерживались С. М. Соловьев, М. П. Погодин, В. О. Клю чевский, С. Ф. Платонов.

Правда, уже в начале ХХ в. по этом поводу высказывались скеп тические замечания. В частности, А. Е. Пресняков говорил, что «осно вой для старейшинства Киев мог бы стать, если бы действительно был “политическим средоточием” в смысле центра политической власти над остальными волостями русской земли. А таким он был © Д. М. Котышев, Д.М.Котышев только для небольшой киевской волости...»2. Однако это замечание большинством советских историков было незаслуженно проигнори ровано, что привело к появлению расхожего клише относительно Киева как «столицы Древнерусского государства», кочующего из ра боты в работу. Только в последние десятилетия стали обращать внимание на сакрально-религиозный статус Киева как одну из при чин его «столичного» статуса3.

Можно сказать, что в отечественной науке был создан своеоб разный историографический миф, превращавший вопрос о столич ности Киева в своего рода заколдованный круг — Киев не может не быть столицей Древнерусского государства, а если отказаться от столичного статуса Киева, то как быть с существованием самого государства? Хотя еще на рубеже 80–90-х годов ХХ в. И. Я. Фроя новым была сформулирована идея о том, что вплоть до конца Х в.

то, что обычно было принято называть Древнерусским государством, представляло собой конфедерацию (суперсоюз) племен, и столица вплоть до времени Владимира Святославича не отождествлялась с Киевом4.

В сходном направлении двигался украинский историк А. П. Толо чко, заявивший в начале 90-х годов ХХ в.: «Хорошо известно, что государства с названием “Киевская Русь” никогда не существовало...

Киевская Русь — понятие ученое и книжное»5. Понимание Древне русского государства как своеобразного историографического мифа ставит под сомнение принятую в научной литературе концепцию сто личного статуса Киева. Естественным, на наш взгляд, выходом в сло жившейся ситуации, является попытка ответить на вопрос — а каким образом осмыслялся столичный/старейший статус Киева в XI–XII вв.

современниками?

На первый взгляд, свидетельства источников подтверждают сло жившуюся историографическую традицию. Под 882 г. «Повесть временных лет» сообщает о захвате Киева Олегом: «И сде Олегъ княжа в Киев и рече Олегъ: “Се буди мати градомъ русьскимъ”»6.

Однако в тексте Новгородской первой летописи младшего извода данного сюжета нет, но излагается краткая версия о занятии Киева Олегом и Игорем7.

С момента появления основополагающих работ А. А. Шахматова по истории русского летописания утвердилось мнение о первичности «Себудиматерьградомърусьскимъ»...

текста НПЛ до 6523 г. по отношению к ПВЛ. Согласно гипотезе А. А. Шахматова, данный текст отражает Начальный летописный свод, положенный впоследствии в основу ПВЛ8. Данная концепция разделялась учениками и последователями А. А. Шахматова9. Среди современных исследователей наблюдается большее разнообразие мне ний касательно истории текста НПЛ и судьбы Начального свода, от разившегося на ее страницах10. Ряд историков и филологов пола гают, что Начальный свод (как целиком, так и отдельными частями) дошел до нас в позднейшей новгородской переработке XIII в.11, дру гие склонны видеть в Начальном своде переработку так называе мого Древнейшего свода и свода 1072 г., послужившую основой для летописания конца – начала в., в том числе для Киево-Печер ской летописи и собственно «Повести временных лет». Вторая точка зрения, развиваемая А. А. Гиппиусом в его работах, представляется нам наиболее обоснованной, поэтому вслед за ним мы склонны считать, что появление в ПВЛ вставки о захвате Киева Олегом, цитированной выше, является результатом работы автора-состави теля ПВЛ12.

Примечательно, что в дальнейшем на пространстве текста ПВЛ старейшим городом Киев однозначно определяется только под 1096 г.

(«...и придта Киеву на столъ отець наших и ддъ наших, яко то есть старйший градъ въ земли во всей, Кыевъ, ту достойно снятися и порядъ положити»13, — обращаются к Олегу Святославичу Свято полк и Мономах).

Возникает любопытная ситуация — на протяжении XI в. Киев никак не зафиксирован на страницах летописей как старейший го род. «Ряд», или завещание, Ярослава здесь не исключение. Пред ставляя собой, по убедительному мнению А. В. Назаренко, попытку внедрения сеньората14, «ряд» 1054 г. о статусе Киева не упоминает ни словом. Однозначно говорится лишь о статусе Изяслава («пору чаю в собе мсто столъ старйшему сыну моему и брату вашему Изяславу Кыевъ»)15. Можно, конечно, априори предположить, что старейшинство Изяслава подразумевало и старейшинство Киева, но такой подход представляется откровенной натяжкой.

Что же означало выражение «мати градомъ русьскимъ» в пони мании древнерусского летописца? Сегодня большинство исследова телей склоняются в пользу того, что данная фраза представляет собой Д.М.Котышев кальку с греческого и является результатом применения к Киеву одного из эпитетов Константинополя16.

Подтверждением этой мысли исследователя является факт неод нократного упоминания подобного термина в литературных памят никах древнерусского времени, не зависящих, заметим, от летописной традиции. Ряд таких примеров приводит в своей работе сам А. В. На заренко, дабы не повторяться, приведем здесь наиболее красноре чивые из них, чтобы перейти непосредственно к изложению соб ственных соображений.

В одной из стихир службы святому князю Владимиру дословно читается следующая фраза: «славнодержавный Владимире, на вы соте стола седя матере градовом богоспасеннаго Киева»17. «Память и похвала» современными исследователями датируется третьей чет вертью XI в. Аналогичное чтение встречается и в другом памятнике — «Службе на память освящения церкви св. Георгия». Там имеется фраза «от первопрестольного материградом, Богом спасенего Киева»19. Хотя в отношении древности, а следовательно, и аутентичности данного известия существуют определенные сомнения, на наш взгляд, его достоверность подтверждается наличием данного оборота («матери градом») в других памятниках – вв., таких как «Слово на об – новление Десятинной церкви» и служба св. князю Владимиру20.

По справедливому замечанию А. В. Назаренко, данная терминоло гия тесно связана со «специфически церковным определением, упот реблявшимся по отношению к первенствующим кафедрам — греч.

, »21.

Когда же в отношении первенствующей кафедры на Руси начинает использоваться определение ? Помочь с ответом, на наш взгляд, помогут данные сфрагистики. В связи с этим укажем на пе чать митрополита Ефрема, занимавшего киевскую кафедру с по 1061/62 гг.22 На этой печати титул митрополита звучит как « ‘ ‘» — «Господи, помози Ефрему, протопроедру и митрополиту России»23.

Сама титулатура на печати весьма необычна, на это неоднократно указывали исследователи, обращавшиеся к данной проблеме. Еще В. Лоран, пытаясь разрешить вопрос о двух Ефремах — «митропо литах России», был склонен относить появление данного титула «Себудиматерьградомърусьскимъ»...

к 80-м годам XI в., поскольку первый митрополит с титулом прото проедра, согласно В. Лорану, — Иоанн Сидский24. Построения В. Ло рана вызвали критические замечания целого ряда исследователей, и наиболее полно они были сформулированы И. С. Чичуровым. Опи раясь на наблюдения В. Грюмеля о том, что первые упоминания мит рополитов-проедров относятся к середине – второй половине 80-х го дов XI в.25, И. С. Чичуров резонно замечал, что «если считать Иоанна Сидского первым носителем титула протопроэдра, то тогда при дется допустить, что сначала был создан титул протопроэдра и лишь затем — проэдра»26.

В свое время В. Грюмель выдвигал идею о том, что титул прото синкелла был введен для одного из соратников патриарха Михаила Ки рулария — болгарского архиепископа Льва27. На основании этой идеи А. Поппэ сформулировал предположение о том, что титул протоп роэдра мог быть создан по случаю поставления Ефрема на русскую митрополию28. Именно предположение А. Поппе послужило осно вой для мысли И. С. Чичурова о том, что титул протопроедра мог быть пожалован Ефрему по случаю назначения последнего «митропо литом Росии», особенно принимая во внимание внутри- и внешнепо литические аспекты церковной политики византийского правительства после схизмы 1054 г.29 В целом, данное предположение представля ется нам вполне обоснованным. После схизмы 1054 г. Русская митро полия играла одну их ключевых ролей в деле противостояния «латин скому» Западу. Принимая во внимание некоторую космополитичность в религиозной политике Ярослава и его потомков30, следует допус тить, что озабоченность правящих кругов Константинополя состо янием дел в русской епархии могла сподвигнуть на присылку но вого митрополита, облаченного высоким придворным чином.

Не отрицая обоснованности аргументации И. С. Чичурова, риск нем предположить, что титул протопроэдра, прилагаемый к Ефрему, мог иметь и дополнительный смысл. Как известно, во второй поло вине в. на Руси, помимо киевской, появляются еще две титуль ные митрополии — Черниговская и Переяславская31. На основании последних изысканий время возникновения титульных митрополий относится к рубежу 60–70-х годов XI в. Наличие почетного титула «председателя проэдров» в титула туре митрополита Ефрема, чье пребывание на киевской кафедре Д.М.Котышев закончилось в 1061 г., позволяет, на наш взгляд, внести некоторые коррективы в определение времени появления титульных митропо лий. Как нам представляется, титул протопроедра на русской почве мог осмысляться еще и как указание на приоритетное положение киевского митрополита в среде тогдашних русских иерархов, вклю чая черниговского и переяславского митрополитов, то есть он был в определенной мере дополнительным идеологическим аргументом в пользу концепции «киевского сеньората», сформулированного за вещанием Ярослава. Вероятно, с этого времени можно говорить о том, что положение Киева в среде остальных городов южной Руси (в пер вую очередь, Чернигова и Переяславля) подчеркнуто выделяется как положение города «старейшей» митрополии.

Являлась ли это старейшинство своеобразной проекцией старей шинства, установленного «рядом» Ярослава, — однозначно трудно ответить;

по нашему мнению, эта тема требует продолжения изыс каний, начало которым было положено исследованием А. В. Наза ренко. Но не может не обращать на себя внимание то обстоятельство, что в нарративной традиции представление о старейшинстве Киева появляется только в 80–90 годы XI в.33, то есть к тому времени, когда титульные митрополии в Киеве и Переяславле становятся до стоянием истории.

Любечский съезд, сформулировав принцип «отчины», то есть се мейного, а не общеродового наследования, по меткому определению А. Е. Преснякова, подготовил «падение киевского старейшинства»34.

В послелюбечские времена Киев в административно-политическом смысле остается центром только для Русской земли, а со второй по ловины в. — лишь для днепровского правобережья. В сложив шихся условиях общерусский статус город сохранял благодаря своему положению сакральной (религиозной) столицы Русской земли (как в узком, так и в широком смысле этого слова). Именно это пред ставление о Киеве как о «мати градомъ русьскимъ» и нашло отра жение на страницах ПВЛ, будучи спроецированным древнерусским книжником на более ранние времена истории Руси.

Таким образом, данные источников позволяют, на наш взгляд, предположить, что столичный статус Киева со второй половины XI – начала XII в. определялся не межкняжескими отношениями, а сакральным статусом города как резиденции митрополита «всея «Себудиматерьградомърусьскимъ»...

Руси». Это положение окончательно оформилось после упраздне ния титульных митрополий, когда к титулу киевского митрополита стали добавлять «всея Руси». Именно данное обстоятельство в ус ловиях новых политических реалий позволило Киеву сохранить свой общерусский статус вплоть до монгольского нашествия.

См.: НазаренкоА.В. Была ли столица в Древней Руси? Некоторые сравни тельно-исторические и терминологические наблюдения // Столичные и перифе рийные города Руси и России в средние века и раннее Новое время (–V вв.):

Тезисы докладов науч. конф. Москва, 3–5 декабря 1996 г. М., 1996. С. 69–72, особенно С. 69. — Расширенный и переработанный вариант статьи см. в издании:

НазаренкоА.В. Древняя Русь и славяне. М., 2009. С. 103–113 (далее ссылки даются на это издание).

ПресняковА.Е. Княжое право в Древней Руси: Лекции по русской истории.

Киевская Русь. М., 1993. С. 57.

См.: ДанилевскийИ.Н. Зарождение государственной идеологии в Древ ней Руси // Ярослав Мудрый и его эпоха. М., 2008. C. 134–152;

РичкаВ.М.

«Київ — Другий Єрусалим»: (З історії політичної думки та ідеології середньо русалим»:

вічної Русі). Київ, 2005.

См.: ФрояновИ.Я. К истории зарождения Русского государства // Из ис тории Византии и византиноведения. Л., 1991. С. 57–93.

ТолочкоА.П. Князь в древней Руси: Власть, собственность, идеология.

Киев, 1992. С. 185.

Повесть временных лет. СПб., 1996 (далее — ПВЛ). С. 14.

Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.;

Л., (далее — НПЛ). С. 107.

См.: ШахматовА.А. 1) О начальном киевском летописном своде // Шах матов А. А. История русского летописания. СПб., 2003. Т. 1. Кн. 2. С. 56–70;

2) Начальный Киевский летописный свод и его источники // Там же. С. 175–184.

См., например: ПриселковМ.Д. История русского летописания XI–XIV вв.

СПб., 1996;

ЛихачевД.С. Русские летописи и их культурно-историческое зна чение. М., 1947;

ЧерепнинЛ.В. «Повесть Временных лет», ее редакции и пред шествовавшие ей летописные своды // Исторические записки. М., 1948. Т. 25.

С. 293–333;

НасоновА.Н. История русского летописания XI – начала XVIII в.

М., 1969.

Критику основных положений концепции А. А. Шахматова, предпринятую в работах В. М. Истрина и С. А. Бугославского (см.: ИстринВ.М. Замечания о на чале русского летописания: (По поводу исследований А. А. Шахматова в области древнерусской летописи) // ИОРЯС. 1922. Т. 26;

1924. Т. 27. С. 207–251;

Буго славскийС.А. 1) «Повесть Временных лет»: Списки, редакции, первоначальный Д.М.Котышев текст // Старинная русская повесть: Статьи и исследования. М.;

Л., 1941. С. 7–37;

2) Текстология Древней Руси. Т. 1: Повесть Временных лет. М., 2006. С. 55–76), можно считать несостоятельной после появления критических работ Я. С. Лурье (ЛурьеЯ.С. О шахматовской методике исследования летописных сводов // Источ никоведение отечественной истории. М., 1976. Вып. 2), А. Тимберлейка (Timber lakeA. Redactions of the Primary Chronicle // Русский язык в научном освеще нии. 2001. № 1. С. 219–238) и А. А. Гиппиуса (ГиппиусА.А. О критике текста и новом переводе-реконструкции Повести временных лет // Russian Linguistics.

2002. Vol. 26. Nr. 1. P. 63–126).

Подобная точка зрения характерна, в первую очередь, для В. Я. Петрухина (ПетрухинВ.Я. Начало этнокультурной истории Руси IX–XI вв. М.;

Смоленск, 1995. С. 69–74). В дальнейшем эта мысль была развита исследователем (Пет рухинВ.Я. 1) К ранней истории русского летописания: О предисловии к На чальному своду // Слово и культура. Памяти Н. И. Толстого. М., 1998. Т. 2.

С. 354–363;

2) Древняя Русь: Народ. Князья. Религия // Из истории русской культуры. Т. 1: Древняя Русь. М., 2000. С. 69–77.

См.: ГиппиусА.А. Два начала Начальной летописи: К истории компози ции Повести Временных лет // Вереница литер: К 60-летию В. М. Живова. М., 2006. С. 60–61 и след.

ПВЛ. С. 97.

См.: НазаренкоА.В. 1) Порядок престолонаследия на Руси – вв.:

Наследственные разделы и попытки десигнации (типологические наблюде ния) // Из истории русской культуры. Т. 1. С. 500–519;

2) Древнерусское динас тическое старейшинство по «ряду» Ярослава Мудрого и его типологические параллели — реальные и мнимые // Ярослав Мудрый и его эпоха. М., 2008.

С. 30–54. — Современные историографические и исторические проблемы ин терпретации «ряда» Ярослава были рассмотрены нами в отдельной работе:

КотышевД.М. «Ряд» Ярослава 1054 г.: Историографические и исторические проблемы // Историк и его дело: Судьбы ученых и научных школ: Сборник статей Международной науч.-практ. конф. К 90-летию со дня рождения про фессора Василия Евгеньевича Майера. Ижевск, 2008. С. 182–190.

ПВЛ. С. 70.

См.: НазаренкоА.В. Была ли столица в Древней Руси? С. 106–107.

Речь идет о службе, сопровождавшей один из древнейших списков «Па мяти и похвалы князю Владимиру» в так называемом Мусин-Пушкинском сборнике 1414 г. — См.:СрезневскийВ.И. Мусин-Пушкинский сборник 1414 года в копии начала XIX-го века // Записки Императорской Академии Наук. СПб., 1893. Т. 73. Приложение № 5. С. 68–69. — Описание рукописи см.: Срезнев скийИ.И. Сведения и заметки о малоизвестных и неизвестных памятниках // За писки Императорской Академии Наук. СПб., 1866. Т. 9. Приложение № 3.

С. 84–87.

«Себудиматерьградомърусьскимъ»...

По мнению А. А. Шахматова, основой для «Похвалы» стали два не со.

хранившихся до нашего времени жития князя Владимира, датированные иссле дователем XI веком. А. И. Соболевский был склонен полагать, что основное ядро «Памяти и похвалы» было сформировано на рубеже – вв. С. А. Бу – гославский считал временем возникновения памятника середину XIII в. (см.:

БугославскийС.А. К литературной истории «Памяти и похвалы» князю Влади миру // ИОРЯС. 1925. Т. 29. С. 105–159;

СоболевскийА.И. Памятники древне русской литературы, посвященные Владимиру Святому // Чтения в историчес ком обществе Нестора-летописца. 1888. Кн. 2. Отд. 2. С. 7–14;

ШахматовА.А.

Корсунская легенда о крещении Владимира // Сборник статей в честь В. И. Ламан ского. СПб., 1096. С. 16–18). Точка зрения А. А. Шахматова, развитая впоследс твии в трудах Н. И. Серебрянского (СеребрянскийН.И. Древнерусские княжеские жития: (Обзор редакций и тексты) // Чтения Общества истории и древностей российских. М., 1915. Кн. 3 (254). С. 32–36, 43–51) в вопросе датировки «Па мяти и похвалы» разделяется современными исследователями (ФетЕ.А. Память и Похвала князю Владимиру // Словарь книжников и книжности Древней Руси.

XI – первая половина XIV века. Л., 1987. С. 288–290).

В своей работе О. В. Лосева при цитировании данного отрывка ссылается на издание И. В. Ягича (ЛосеваО.В. Русские месяцесловы –V вв. М., 2001.

С. 96, примеч. 3;

ЯгичИ.В. Служебные минеи за сентябрь, октябрь и ноябрь в цер ковнославянском переводе по русским рукописям 1095–1097 гг. СПб., 1886. С. 61).

Однако более внимательное обращение к данному факту побудило А. В. Назаренко внести некоторые коррективы: исследователь отмечает, что в тексте И. В. Ягича указанных слов нет, а читаются они в икосе канона св. Георгию в рукописи V в. (данная рукопись была описана еще А. В. Горским и К. И. Невоструе..

вым: ГорскийА.В., НевоструевК.И. Описание рукописей Московской Сино дальной библиотеки. М., 1917. Отд. 3. С. 177.) Это обстоятельство дает ос нование А. В. Назаренко для определенного скепсиса в отношении древности данного известия (НазаренкоА.В. Была ли столица в Древней Руси? С. 107, примеч. 18).

«И присный заступниче стране рустей, и венче преукрашенный славно му и честному граду нашему и велицей митрополии же мати градом...» (Кар повА.Ю. «Слово на обновление Десятинной церкви» по списку М. А. Оболен ского // Архив русской истории. 1992. Вып. 1. С. 109);

«На высот стола сдя матере градовомъ богоспасеннаго Киева...» (СерегинаН.С. Песнопения русским святым: По материалам рукописей певческой книги – вв. «Стихирарь месячный». СПб., 1994. С. 306). Приведенная цитата содержится в рукописи РНБ. КБ 586/843. Л. 653.

См.: НазаренкоА.В. Была ли столица в Древней Руси? С. 107.

Первоначальная датировка пребывания Ефрема на киевской митропо лии — 1054–1065 (или даже 1068) гг. (ЩаповЯ.Н. Государство и церковь Древней Д.М.Котышев Руси X–XIII вв. М., 1989. С. 193–194;

ПоппэА. Митрополиты и князья Киевской Руси // Подскальски Г. Христианство и богословская литература в Киевской Руси (988–1237 гг.). СПб., 1996. С. 451). На основании исследования Ю. Д. Ры кова и А. А. Турилова И. С. Чичуров уточнил время получения митрополичьей кафедры преемником Ефрема Георгием 1061–1062 гг. (РыковЮ.Д.,ТуриловА.А.

Неизвестный эпизод болгаро-византийско-русских связей в.: (Киевский пи сатель Григорий Философ) // Древнейшие государства на территории СССР. 1982.

М., 1984. С. 171–172). Речь идет об одной из рукописей второй четверти XV в.

из собрания М. И. Чуванова, где циклу поучений на седмицу предпослан кино варный заголовок следующего содержания: «В лето S Григория Филосо фа пришедшаго из Царграда съ митрополитомъ Георгиемъ при кнзи Изслав сна рославл словесъ седмъ» (Коллекция старопечатных книг V–V вв.

из собрания М. И. Чуванова: Каталог. М., 1981. С. 3–6). Новая датировка пре бывания на митрополии Ефрема дается в работе: ЧичуровИ.С. Антилатинский трактат киевского митрополита Ефрема (ок. 1054/55–1061/62 гг.) в составе гре ческого канонического сборника VAT. GR. 828 // Вестник ПСТГУ : Богосло вие. Философия. 2007. Вып. 3 (19). С. 107–132. — Пользуюсь случаем, чтобы выразить благодарность И. В. Ведюшкиной, указавшей мне на эти работы.

См.: ЯнинВ.Л. Актовые печати Древней Руси X–XV вв.: В 2 т. М., 1970.

Т. 1. С. 174. № 42.

См.: LaurentV. Le corpus des sceaux de l’empire Byzantin. Paris, 1963.

T. V. 1. P. 602 (№ 783).

См.: GrumelV. Titulature de Metropolites Byzantins.. Les metropolites syn celles // Revue des etudes byzantines. 1945. T. 3. P. 104.

ЧичуровИ.С. Антилатинский трактат киевского митрополита Ефрема.

С. 120.

См.: GrumelV. Titulature de Metropolites Byzantins, C. 96 и след.

См.: PoppeA. La tentative de reforme ecclesiastique en Russie au milieu du e siecle // Acta Poloniae Historicae. 1972. Т. 25. P. 26.

См.: ЧичуровИ.С. Антилатинский трактат киевского митрополита Ефрема, С. 120.

Здесь идет речь о культурных и династических связях Изяслава и Свя тослава с западными и северными странами. — См. об этом: НазаренкоА.В.

1) Несостоявшийся «триумвират»: Западноевропейская политика Ярославичей (вторая половина века) // Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях: Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических свя зей – вв. М., 2001. С. 505–558;

2) Чудо св. Пантелеймона о «русском короле Харальде»: Монастырь св. Пантелеймона в Кёльне и семейство Мстислава Великого (конец – начало века) // Там же. С. 585–616;

ЛитвинаА.Ф., УспенскийФ.Б. Монастырь св. Симеона в Киеве и русско-немецкие связи вто рой половины XI в. // Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Траектория традиции:

«Себудиматерьградомърусьскимъ»...

Главы из истории династии и церкви на Руси конца XI – начала XIII века. М., 2010. С. 9–20.

См.: Поппэ А. Русские митрополии Константинопольской патриархии в столетии // Византийский временник. 1968. Т. 28. С. 85–108;

НазаренкоА.В.

Митрополии Ярославичей во второй половине века // Назаренко А. В. Древ няя Русь и славяне. М., 2009. С. 207–245 (Здесь же подробная историография вопроса).

На основании анализа перечня русских епархий в notitiae episcopatuum А. Поппэ приходит к заключению, что черниговская епископия получила ста тус митрополии в 1059–1071 гг. (Поппэ А. Русские митрополии Константино польской патриархии. С. 98–101). А. В. Назаренко уточняет датировку этого события, полагая, что возникновение титульных митрополий отражает серьез ные изменения в отношениях между старшими Ярославичами, и связывает это с событиями 1069–1070 гг. (НазаренкоА.В. Митрополии Ярославичей... С. 236).

См., например, трактовку, содержащуюся в несторовом Житии Феодосия Печерского, где говорится, что Изяслав «то же тако тъ прогнанъ бысть от града стольнаго» (Житие Феодосия Печерского // Памятники литературы Древней Руси.

XI – начало XII в. М., 1978. С. 376).

ПресняковА.Е. Княжое право... С. 62.

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ А.В.Майоров РАССКАЗ НИКИТЫ ХОНИАТА О РУССКО-ВИЗАНТИЙСКОМ ВОЕННОМ СОЮЗЕ В НАЧАЛЕ ХIII ВЕКА В конце ХII – начале ХIII в. Византийская империя переживала один из самых сложных периодов в своей тысячелетней истории.

Особенно тяжелым оказалось ее внешнеполитическое положение.

На Западе державе ромеев угрожал император Генрих V, требуя ус, тупки территорий от Диррахия до Фессалоник, на часть византий ских территорий претендовали венецианцы, от империи отложился Кипр, с каждым годом усиливалось противостояние с римским па пой Иннокентием III1. На Востоке Византия вела тяжелую войну с Иконийским султанатом, начатую ввиду необдуманных внешне политических действий Алексея III2.

Обострение политической обстановки на Балканах:

восстание болгар и набеги половцев Чрезвычайная ситуация сложилась вокруг границ империи на Бал канах. В 1180 г. власть Византии перестала признавать Сербия.

Вскоре ее правитель Стефан Неманя (1168–1196) перешел к более агрессивным действиям, заняв Южную Далмацию3. Его поддержал венгерский король Бела III (1173–1196), захвативший у империи в 1181 г. Хорватию, Северную Далмацию и область Срема. В 1183 г.

в союзе с сербами венгры захватили и подвергли разгрому Белград, Браничево, Ниш и Средец4.

Ситуацией на Балканах воспользовались сицилийские норманны, которые во главе с королем Вильгельмом II Добрым (1166–1189) © А. В. Майоров, РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ в 1185 г. захватили Диррахий и Фессалоники и начали поход на Кон стантинополь, у стен которого уже стоял их флот. Только беспеч ность захватчиков позволила тогда империи выстоять. Опьяненные легкими успехами, норманны занялись грабежом захваченных об ластей и, относясь пренебрежительно к византийскому войску, ут ратили бдительность. Войска императора Исаака воспользовались благоприятной возможностью и нанесли норманнам тяжелое пора жение, вынудив их очистить Фессалоники и Диррахий5.

В 1186 г. началось освободительное восстание в Болгарии под предводительством братьев Асеней, сопровождавшееся чередой кро вопролитных болгаро-византийских войн6. За время своего правле ния Исаак совершил четыре похода на Болгарию, лично возглав ляя византийскую армию. Четвертый поход, предпринятый летом 1190 г., завершился для византийцев катастрофой: армия импера тора попала в западню, устроенную болгарами в тесном проходе в Тревненских горах, и почти вся была уничтожена7.

Еще одна смертельная угроза для Византийской империи воз никла в 1189 г., когда император Фридрих Барбаросса как участ ник Третьего крестового похода двинулся со своими войсками через Балканский полуостров по направлению к Константинополю. Пра вители Сербии и Болгарии попытались использовать момент, чтобы при помощи германского государя добиться полной независимости.

Во время пребывания в Нише Фридрих принимал сербских послов и самого великого жупана Стефана Неманю и там же вел перего воры с болгарами. Сербы и болгары предлагали крестоносцам союз против византийского императора, но с условием, чтобы Фридрих позволил Сербии присоединить Далмацию и сохранить отвоеван ные у Византии земли, а Асеням обеспечил бы власть над Болга рией и признал за Петром царский титул. По каким-то причинам Фридрих не дал на это своего согласия8.

Новый византийский император Алексей, стремясь к мир, ному решению балканских противоречий, начал переговоры с бол гарами. Но последние выдвинули неприемлемые для империи ус ловия. Тогда византийские власти прибегли к тактике заговоров и убийств: вследствие греческих происков два старших Асеня, само провозглашенные цари-соправители Болгарии Иван и Петр, погибли от руки убийц9.

А.В.Майоров Став их преемником, младший из братьев Асеней Иван Калоян (1197–1207) в 1199 г. возобновил войну с Византией, воспользовав шись новым ослаблением императорской власти ввиду начавшихся внутренних мятежей. В 1201 г. Калоян взял Констанцу, а затем Варну.

Болгары активно участвовали в набегах на Фракию и Македонию, подвергая византийские провинции нещадному разорению10.

В самой Македонии тем временем антивизантийское восстание поднял болгарский боярин Добромир Хриз, бывший прежде визан тийским наместником в области Струмица. В середине 1190-х годов он отказался признавать власть империи и создал небольшое само стоятельное княжество с центром в городе Просек (южная часть современной Вардарской Македонии). Его поддержал византийс кий военачальник Мануил Камица, изменивший Алексею III. Вскоре к ним примкнул еще один изменник — византийский наместник Ро допской области Иоанн Спиридонаки, объявивший себя независимым правителем. Всем им стал оказывать поддержку Калоян. Добромир Хриз начал наступательные действия и захватил города Битол и При леп, его отряды проникли в Фессалию и в Пелопоннес11.

В борьбе с империей Калоян проявлял необыкновенную жесто кость, добиваясь полного истребления всех греков, живущих на бол гарских землях. По свидетельству Никиты Хониата, после взятия Варны Калоян всех, кого взял в плен, живыми бросил в ров и, засыпав в уровень землею, заживо похоронил в нем, как в одной общей могиле12.

Положение ухудшалось вследствие установившегося в конце ХII в.

антивизантийского военного союза болгар с половцами. По соглаше нию 1186 г., заключенному с правителями болгар, половцы получили возможность не только для беспрепятственных набегов на визан тийские владения, но и для массового переселения на новые земли в низовьях Дуная, в результате чего возникла новая подконтрольная им область в Восточной Европе, известная как Придунайская Кума ния13. В последнее время болгарские историки стали связывать проис хождение братьев Асеней с кумано-болгарским этническим элемен том, обитавшим на севере Болгарии, в противоположность принятой в румынской историографии гипотезе валашско-румынского проис хождения основателей Второго Болгарского царства14.

РассказНикитыХониатаорусско-византийскомвоенномсоюзе...

Новые болгаро-византийские войны, в которых активное учас тие принимали половцы, развернулись в начале 1190-х годов. Пе рейдя Дунай ранней весной 1190 г., половцы вынудили Исаака II оставить территорию Северной Болгарии и отступить за Балканы15.

Все попытки византийцев перейти в контрнаступление оказались тогда безрезультатными16. Через некоторое время в битве на Мораве в окрестностях Филиппополя византийцам как будто сопутствовал некоторый успех: победа над «влахами» (болгарами) и «скифами»

(половцами), по-видимому, была достигнута в зимнюю кампанию 1190/91 г. Однако успех оказался слишком непрочным. Как отмечает Хониат, атаки болгар и половцев на византийские владения продолжались и стали беспрерывными18. Все попытки империи остановить агрес сию заканчивались неудачей: ок. 1195 г. последовало поражение Алексея Гида и Василия Ватаца близ Аркадиополя19;

ок. 1196 г. — по ражение и пленение севастократора Исаака Комнина при Серрах20.

В правление Алексея III нападения половцев и болгар на земли империи приобрели катастрофические масштабы, враги начали уг рожать самой ее столице. Никита Хониат сообщает, что «каждый год несколько раз» греки подвергались нашествию варваров, плене нию и продаже в рабство;

земли Фракии и Македонии обратились в пустыню, простиравшуюся вплоть до Гема (Балканских гор);

за думанный императором поход против болгар постоянно отклады вался, они же вместе с половцами опустошали «самые лучшие об ласти» и возвращались обратно, «не встретив нигде сопротивления»;

враги едва не подступали к земляным воротам Константинополя21.

Известия Никиты Хониата о военной помощи империи со стороны Романа Мстиславича В этой обстановке помощь Романа Мстиславича, который, быс тро приготовившись и собрав «храбрую и многочисленную дру жину», напал на половцев, разграбив и опустошив их землю, вос принималась византийцами как чудо, «самим Богом ниспосланная защита». Никита Хониат посвящает этому событию следующее со общение, полное восторженных слов в адрес русского князя и «хрис тианнейшего народа русского»:


А.В.Майоров В следующий год валахи вместе с команами опять произвели на шествие на римские владения и, опустошив самые лучшие области, возвратились обратно, не встретив нигде сопротивления. Может быть, они подступили бы даже к земляным воротам Константинополя и ус тремились против самой столицы, если бы христианнейший народ русский и стоящие во главе его князья, частию по собственному по буждению, частию уступая мольбам своего архипастыря, не пока зали в высшей степени замечательной и искренней готовности по мочь римлянам, приняв участие в них, как народе христианском, каждый год несколько раз подвергающемся нашествию варваров, пленению и продаже в рабство народам нехристианским. Именнo Роман, князь галицкий, быстро приготовившись, собрал храбрую и многочисленную дружину, напал на коман и, безостановочно про шедши их землю, разграбил и опустошил ее. Повторив несколько раз такое нападение во славу и величие святой христианской веры, которой самая малейшая частица, каково, например, зерно горчич ное, способна переставлять горы и передвигать утесы, он остано вил набеги коман и прекратил те ужасные бедствия, которые тер пели от них римляне, подавши таким образом единоверному народу неожиданную помощь, непредвиденное заступление и, так сказать, самим Богом ниспосланную защиту. Сверх того загорелись тогда распри между самими этими тавроскифами;

именно, этот же самый Роман и правитель Киева Рюрик обагрили мечи в крови своих еди ноплеменников. Из них Роман, как более крепкий силою и более славный искусством, одержал победу, причем также истребил мно жество коман, которые помогали в борьбе Рюрику, составляя силь нейшую и могущественнейшую часть его войска22.

Как видим, помощь Византии Роман оказывал неоднократно, не сколько раз повторив свои походы на половцев. Военные действия против степняков, по сведениям Никиты Хониата, русский князь начал по прямой просьбе империи, переданной через архипастыря православной церкви () — константинопольского патри арха или киевского митрополита23. Кроме того, Роман выступал на стороне Византии и в ее противостоянии с Болгарией, что также благоприятно влияло на стабилизацию внешнеполитического поло жения империи на Балканах24.

РассказНикитыХониатаорусско-византийскомвоенномсоюзе...

Историки справедливо отмечают, что галицко-волынский князь остался едва ли не единственным союзником Византийской империи в период, когда она подвергалась наиболее тяжким испытаниям и когда объединение лояльных к ней стран, именуемое в литературе «визан тийским содружеством наций», фактически перестало существовать25.

Беспрецедентный характер русско-византийских отношений вре мен Романа Мстиславича отмечает Г. Г. Литаврин. По словам исто рика, «походы Руси на печенегов и половцев были выгодны импе рии, но нет сведений о том, чтобы она сама взывала об этом к русам.

Единственный (упомянутый под 1200 г.) пример помощи русов Визан тии по прямой ее просьбе — удар по половцам, нанесенный по прось бе Алексея III Ангела Романом Мстиславичем Галичским»26.

Датировка рассказа Никиты Хониата о походе галицкого князя на половцев Еще в 1965 г. Н. Ф. Котляр высказал предположение о том, что свой первый поход на половцев Роман Мстиславич должен был со вершить в 1197/98 г.27 Историк при этом опирается на приведенный выше рассказ Никиты Хониата об атаке Романа на степняков, со вершенной по прямой просьбе византийцев. И поскольку Хониат в своем повествовании обходится без указания хронологии описы ваемых им событий, единственным датирующим признаком в рас сказе о походе в Степь галицко-волынского князя является его на чальная фраза: «В следующий год...».

Рассказу о Романе в «Истории» Хониата непосредственно предше ствует сообщение о посещении византийского императора Алексея III иконийским султаном Кай-Хосровом I (1192–1196, 1205–1211), когда он, лишившись престола, вынужден был искать убежища и помощи в Византии28. По логике Н. Ф. Котляра, установив дату этого посе щения и прибавив к ней один год, можно получить искомую дату похода в Степь Романа. Первое правление Кай-Хосрова заверши лось в 1196 г., следовательно, делает вывод Котляр, поход Романа против половцев состоялся в 1197 или, самое позднее, в 1198 г., если прибавить время на скитания изгнанника29.

Историк устанавливает, что наряду с двумя известными ранее походами против половцев, датируемыми в Лаврентьевской летописи А.В.Майоров 1202 и 1205 гг. (второй и третий походы, по счету Котляра), Роман Мстиславич совершил еще один (первый поход), известный только по «Истории» Хониата и состоявшийся в 1197/98 г., когда сам Ро ман еще не был галицким князем30. Этот вновь установленный ис торический факт получил широкое распространение в новейшей литературе31, обрастая новыми деталями и уточнениями. Например, согласно Л. В. Войтовичу, «свои походы против половцев» Роман Мстиславич осуществлял в 1197–1198 гг. с территории Болоховской земли, тем самым закрепляя ее за Волынью32.

Однако насколько надежны полученные Н. Ф. Котляром резуль таты? Можно ли вообще хронологически связывать лишение пре стола и изгнание иконийского султана в 1196 г. с первым походом против половцев галицко-волынского князя? В своих рассуждениях Котляр совершенно не учитывает, что период изгнания Кай-Хосрова продолжался около десяти лет — с 1196 по 1205 гг., — и за это время экс-султан посещал византийскую столицу неоднократно. Более того, согласно сообщению Хониата, Кай-Хосров был принят императо ром Алексеем не один раз (как думает Котляр), а дважды.

Первый прием состоялся непосредственно после изгнания, то есть около 1196 г. (впрочем, по некоторым данным, само изгнание Кай Хосрова I следует датировать 1197 г.)33. Тогда, по словам Хониата, Кай-Хосров «встретил самое слабое сочувствие, в высшей степени не удовлетворившее его ожиданий»34. В охлаждении к нему Алек сея свою роль, несомненно, сыграл недавний случай с самоволь ным захватом Кай-Хосровом двух арабских скакунов, посланных императору султаном Египта, также описанный Хониатом35.

Не получив никакой поддержки в Константинополе, Кай-Хосров попытался вернуться в Иконию, но был снова изгнан и бежал со сво ими сыновьями в Армению, где безуспешно пытался уговорить ки ликийского царя Левона (1186/7–1219) оказать ему военную по мощь. Получив отказ, султан отправился в Сирию, в Алеппо, где провел около двух лет, и затем вторично прибыл в Константино поль36. Лишь после нескольких лет скитаний Кай-Хосров удосто ился второй аудиенции у императора: не получив и на этот раз во енной помощи, он, тем не менее, добился большего расположения к себе Алексея. По сведениям Георгия Акрополита, экс-султан на столько сблизился тогда с императором, что был крещен им и даже РассказНикитыХониатаорусско-византийскомвоенномсоюзе...

усыновлен, а во время осады Константинополя крестоносцами по мог императору бежать37.

Совершенно очевидно, что, помещая сообщение о приеме Кай Хосрова Алексеем III перед рассказом о походе на половцев Романа Мстиславича, Никита Хониат имеет в виду не первый, а второй прием императором беглого иконийского султана. Об этом свиде тельствуют общий порядок изложения событий и композиция рас сказа о злоключениях Кай-Хосрова. Начиная рассказ с сообщения о втором приеме у императора («Около этого времени представ лялся императору сатрап Иконии Кай-Хосров»), историк затем де лает отступление, чтобы рассказать о предшествовавших событиях:

«Желая сказать несколько слов о роде этого персиянина, я сделаю теперь небольшое отступление, но затем снова немедленно ворочусь к порядку моего рассказа». После этого предуведомления Хониат под робно излагает обстоятельства лишения Кай-Хосрова власти и упоми нает о его первом свидании с императором, затем говорит о бегстве в Армению и новом возвращении изгнанника в Константинополь38.

Вторая аудиенция Кай-Хосрова у императора Алексея, которую действительно можно принять за отправную точку при датировке похода на половцев Романа Мстиславича, должна была состояться не ранее 1200 г., то есть в период второго пребывания экс-султана в Константинополе, которое, по свидетельству различных источни ков, продолжалось с 1199/1200 по 1203 г. Такая датировка полностью соответствует общей хронологии и пос ледовательности изложения событий, описываемых Никитой Хони атом в начале третьей книги «Истории царствованию Алексея III».

Книга начинается подробным описанием похода Алексея против мятежника Добромира Хриза и неудачной осады византийцами его столицы Просека40. Эти события, а также заключенный с Хризом мир и его женитьбу на родственнице императора обычно датируют 1197–1198 гг. Далее Хониат сообщает о повторном замужестве дочерей Алек сея Анны и Ирины, выданных соответственно за Феодора Лас каря и Алексея Палеолога42. Пышные свадьбы состоялись в самом начале 1199 г. После этого историк приступает к подробному рассказу о борьбе Алексея с еще одним мятежником по имени Иванко44. Иванко был А.В.Майоров двоюродным братом Асеней и в 1196 г. встал во главе заговора про тив царя Ивана I, павшего от его руки. После убийства болгарского царя Иванко бежал в Константинополь и получил от императора в управление Филиппополь (Пловдив) с округой — последний оп лот византийской власти в охваченной восстанием Болгарии. Од нако в конце 1198 г. Иванко отказался признавать власть империи и объявил себя независимым правителем45.

На подавление мятежа были посланы войска во главе с прото стратором Мануилом Камицей. Поначалу военные действия развива лись для византийцев успешно, но в 1199 г. Камица попал в засаду и был пленен. Тогда командование войсками принял сам император Алексей III. Военная кампания шла без особого успеха, и только хитростью, под видом мирных переговоров, Алексею удалось зама нить Иванко в ловушку и убить. Окончание борьбы с ним историки датируют 1200 г. Следующим событием, к описанию которого переходит Хониат после известия о возвращении в столицу императора и краткого рассказа об эксцентричных выходках императрицы Евфросинии в его отсутствие, стал упомянутый выше прием Алексеем беглого ико нийского султана Кай-Хосрова, состоявшийся, по словам историо графа, «около этого времени», то есть в том же 1200 г.


Помещенное в тексте «Истории» Хониата непосредственно после этого сообщения известие о походе Романа Мстиславича на полов цев по просьбе Византии, произошедшем «в следующий год», та ким образом, нужно датировать началом 1201 г.

Такая датировка так или иначе принимается практически всеми исследователями, обращавшимися к известию Хониата о походе Ро мана в Половецкую землю, которые относят его либо к концу 1200, либо к началу 1201 г.47 Это согласуется с приведенными Хониатом в конце второй и начале третьей книги «Истории» царствования Алек сея Ангела известиями о начале массированных нападений на тер риторию империи половцев и болгар (скифов и валахов). В первом из них говорится о вторжении варваров во Фракию, когда были раз граблены города вокруг Месины и Чурула (Цирула);

во втором речь идет о еще более масштабном нападении на земли Македонии («на шествие их было огромнее и ужаснее всех прежних»)48. Оба указан ных случая относятся к периоду с весны (апрель) по осень 1199 г. РассказНикитыХониатаорусско-византийскомвоенномсоюзе...

Новое и еще более разорительное нападение половцев на Визан тию, когда, по словам Хониата, захватчики подступили бы к самим воротам Константинополя, если бы не стремительный рейд по их ты лам Романа Мстиславича50, должно было происходить осенью–зимой 1200/01 или ранней весной 1201 г. Предлагаемая датировка согласуется с хронологией дальнейших событий, описываемых Хониатом. Ближайшее к известию об ударе по половецким тылам Романа сообщение, которое может быть точно датировано, — рассказ о мятеже против Алексея константинополь ской знати во главе с Иоанном Комнином Толстым52. Этот Иоанн, при ходившийся правнуком императору Иоанну II Комнину (1118–1143), воспользовавшись отсутствием в столице Алексея, провозгласил себя новым императором, захватил Большой дворец и венчался на царство в храме Святой Софии. Однако следующей же ночью верные Алек сею войска вошли в столицу и разбили мятежников. Иоанн Комнин был убит, а соучастники мятежа арестованы и заключены в тюрьмы.

Указанные события, благодаря точным сведениям Николая Меса рита — скевофилакса (хранителя) реликвий Фаросской церкви Боль шого императорского дворца, лично спасавшего их от разграбления ворвавшейся во дворец толпы, датируются 31 июля – 1 августа 1201 г. Русские источники о времени половецкого похода Романа Датировка описанного Хониатом похода Романа Мстиславича на половцев началом 1201 г. полностью согласуется с известиями русских источников, имеющих отношение к биографии князя. Трудно допустить, чтобы Роман мог совершать масштабные военные пред приятия в интересах Византии еще до того, как он стал галицким князем, то есть до 1199 г. И сами правители Византии едва ли стали бы искать помощи у Романа в период, когда он, будучи князем от даленной от границ империи Волыни, еще не мог играть той значи тельной политической роли в жизни Южной Руси, которую он при обрел только после захвата Галича и побед над киевским князем Рюриком Ростиславичем.

Нет никаких сомнений в том, что описанный Хониатом поход Романа на половцев относится ко времени, когда Роман был уже га лицким князем, поскольку византийский историк в своем рассказе А.В.Майоров именует его Галицким правителем ( )54.

Хониату было известно также и о «распре» между Романом и Рю риком, в которой победу одержал Роман «как более крепкий силою и более славный искусством». Об этой «распре» историк говорит как о событии, произошедшем в то же самое время ( ), когда галицкий князь действовал против половцев на стороне Ви зантии55.

Начало военных действий Рюрика против Романа и первый за хват Киева галицким князем русские летописи относят к 1202 г. В начале 1203 г. Рюрик при помощи союзных ему половцев (со «всею Половецьскою землею») вернул себе киевский стол, подвергнув сто лицу Южной Руси жестокому разорению57. Вероятно, в начале того же 1203 г. (по хронологии Новгородской первой летописи) состо ялся совместный поход Романа и Рюрика против половцев, после которого Роман, напав на Рюрика, захватил его вместе со всей его семьей и силой постриг в монахи58.

Очевидно, что именно эти события имеет в виду Хониат, говоря о «распре» киевского и галицкого князей, закончившейся победой последнего. Следовательно, и походы Романа Мстиславича против половцев, остановившие их набеги на Византию, должны были про исходить примерно в это же время.

Походов, по словам Хониата, было несколько: Роман, говорит историк, «несколько раз» повторил «такое нападение». Этот факт подтверждается и русскими летописями, которые знают о двух по ходах в Степь, предпринятых галицко-волынским князем и поддер жанных другими князьями.

О первом походе сообщает Лаврентьевская летопись:

Тои же зимы ходи Романъ князь на Половци, и взя веже Поло вечьскые, и приведе полона много, и душь хрестьяньскых множ ство ополони от них. И бысть радость велика в земли Русьстеи59.

Второй поход, очевидно, был более масштабным: в нем помимо Романа участвовали также киевский князь Рюрик Ростиславич, пе реяславский князь Ярослав Всеволодович (сын Всеволода Большое Гнездо) и «иныи князи»60. Об этом походе известно также из сооб щения Новгородской первой летописи младшего извода, где среди участников похода значится еще некий князь Мстислав61.

РассказНикитыХониатаорусско-византийскомвоенномсоюзе...

Датировка походов вызывает ряд затруднений, связанных с осо бенностями хронологии известий начала Х в. Лаврентьевской ле тописи — главного источника интересующих нас сведений.

Запись о первом походе Романа на половцев помещена в самом конце летописной статьи 6710 г. Как устанавливает Н. Г. Бережков, в этой статье летописец придерживается ультрамартовского стиля обозначения года: 6710 ультрамартовский год соответствует 6709 мар товскому году, который в переводе на христианское летосчисление продолжался с 1 марта 1201 по 28 февраля 1202 г. Особое внимание исследователь обращает на вторую половину статьи, в которой приводятся известия, относящиеся к Южной Руси, в том числе сообщение о походе на половцев Романа Мстиславича.

Н. Г. Бережков сопоставляет его с рассмотренным нами рассказом Никиты Хониата о вторжении галицкого князя в Половецкую землю, прервавшем нападения половцев на Византию. Изучив хронологию предшествующих и последующих сообщений «Истории» Хониата, Бережков приходит к справедливому выводу о том, что описанный византийским историком поход Романа на половцев должен был со стояться в первой половине 6709 сентябрьского года (что соответс твует второй половине 6708 мартовского года), то есть происходить зимой 1200/1201 г. К такому же выводу в свое время пришел и М. С. Грушевский.

Рассказ Хониата о походе Романа на половцев, по его мнению, сле дует датировать зимой 1200/1201 г., в то время как сообщения Лав рентьевской летописи и связанных с ней позднейших летописных сводов о первом походе в Степь галицко-волынского князя должны быть отнесены к зиме 1201/1202 г.64 Возникающее таким образом расхождение в датировке похода Грушевский оставляет без согла сования, поскольку не находит для этого необходимых оснований65.

Н. Г. Бережков склоняется к более определенному решению, счи тая возможным всю группу южнорусских известий второй части статьи Лаврентьевской летописи под 6710 г. отнести к 6708 мартов скому году, продолжавшемуся с 1 марта 1200 по 28 февраля 1201 г.

Историк тем самым признает, что указанная статья имеет хроноло гически сложный состав и сначала включает известия, относящиеся к 6709 мартовскому году, а затем — известия предыдущего, 6708 мар товского года66.

А.В.Майоров Как видим, русские летописи и Хониат дают возможность дати ровать первый поход Романа в Степь либо концом 1200 г., либо нача лом 1201 г. При этом нет никакой возможности относить его к более раннему времени. Что же касается предположения Н. Ф. Котляра, датировавшего первый поход Романа 1197/98 г., то оно не находит опоры ни в русских, ни в византийских источниках и должно быть отвергнуто как ошибочное.

Отнесение начала военных действий против половцев, предпри нятых Романом Мстиславичем по просьбе правителей Византийс кой империи, к концу 1200 г. или началу 1201 г. согласуется со сви детельством еще одного древнерусского источника. По сообщению новгородского паломника Добрыни Ядрейковича (будущего архи епископа Антония), в мае 1200 г. Константинополь посещало по сольство галицко-волынского князя Романа Мстиславича. Описывая одно из наблюдаемых им церковных чудес — вознесение зажжен ных кадил в храме Святой Софии, новгородский паломник отме чает его точную дату и видевших это чудо вместе с ним лиц:

Се же чюдо свято и честно явилъ Богъ въ лето 6708-е, при моемъ животу, месяца маия, на память святаго царя Констянтина и ма тери его Елены, в 21, в день недельный, при царьстве Алексееве и при патриарсе Иванне, на соборъ святыхъ Отецъ 318, а при по сольстве Твердятине Остромирица, иже пришелъ посольствомъ отъ великаго князя Романа со Неданомъ и съ Домажиромъ и со Дмитриомъ и съ Негваромъ посломъ67.

Целью посольства, очевидно, были переговоры о возможности предоставления военной помощи империи в борьбе с половцами.

Тогда же, по-видимому, и была достигнута договоренность о браке галицко-волынского князя и византийской царевны, который дол жен был скрепить новый военно-политический союз. О том, что этот брак был заключен незамедлительно, вероятно, еще до конца 1200 г., свидетельствует тот факт, что в следующем, 1201 г. у Ро мана и его новой византийской жены уже родился сын: как видно из сообщения Галицко-Волынской летописи, в год смерти Романа (1205) его старшему сыну Даниилу исполнилось четыре года68.

Еще одним хронологическим ориентиром для определения вре мени удара Романа Мстиславича по половцам, остановившего их РассказНикитыХониатаорусско-византийскомвоенномсоюзе...

участие в нападениях на Византию, может служить прекращение болгаро-византийских войн и заключение мирного договора.

Исследователи с полным основанием ставят эти события в пря мую причинно-следственную связь: сокрушительный удар галицко волынского князя по половецким кочевьям заставил половцев пре кратить участие в совместных с болгарами атаках на Византию и уйти за Дунай, чтобы защищать свои собственные земли. Их уход настолько ослабил военный потенциал Калояна, что перед лицом новых военных приготовлений империи он должен был прекратить боевые действия и пойти на заключение мира. Мирный договор Ви зантии и Болгарии, заключенный в конце 1201 или в начале 1202 г., носил характер взаимного компромисса: империя признавала не зависимость Болгарии, но возвращала утраченные территории во Фракии;

границей между государствами становились Балканские горы69.

См.: BrandCh.M. Byzantium confronts the West. 1180–1204. 7 ed. Cambridge, 1968.

См.: SavvidsA.G.K. Byzantium in the Near East: ts relations with the Selu sultanate of Rum in Asia Minor, the Armenians of Cilicia and the Mongols. 1192–1237.

Thessaloni, 1981.

См.: BlagojevicM., PetkovicS. Srbia u doba Nemania: Od neevine do carstva. 1168–1371. Beograd, 1989. S. 35 и сл.

MakkF. The Arpads and the Comneni. Political relations between Hungary and Bizantium in the 12th century. Budapest, 1989. P. 107, 115–117.

BrandCh.M. Byzantium confronts the West. P. 68, 223.

См.: ЛитавринГ.Г. Болгария и Византия в ХI–ХII вв. М., 1960. С. 448–464;

Цанкова-ПетковаГ. България при Асеневци. София, 1978. С. 21–50;

История на България: В 14 т. / Под ред. Д. Косева. Т. 3. Втора Бъгарска держава. София, 1982. С. 125–128;

ПетровП. Възстановяване на българската държава. 1185–1197.

София, 1985. С. 218–232.

Nicetae Choniatae Historia / Rec. I. A. van Dieten. Berolini;

Novi Eboraci, 1975. P. 429–430;

ГеоргийАкрополит. История / Пер., вступ. ст., коммент. и прил.

П. И. Жаворонкова. СПб., 2005. С. 55–56.

HafnerSt. Serbisches Mittelalter: Altserbische Herrscherbiographien. Graz;

Wien;

Kln, 1962. Bd.. S. 157 f.;

Eickhoff E. Friedrich Barbarossa im Orient:

Kreuzzug und Tod Friedrichs. Tbingen, 1977. S. 41, 61, 64 f.

См.: БожиловИ. Фамилията на Асеневци (1186–1460): Генеалогия и про :

сопография. София, 1985. С. 27–40.

А.В.Майоров ДержавинН.С. История Болгарии: Болгария времен Первого и Второго царств (679–1393). М.;

Л., 1948. С. 130 и сл.;

Цанкова-ПетковаГ. Българско-гръцки и българско-латински отношения при Калояне и Бориле // Известия на Инсти тута за история. София, 1970. Т. 21. С. 149 и сл.

УспенскийФ.И. История Византийской империи: В 3 т. М., 1997. Т..

С. 269–272, 295;

История на Бъгария. Т. 3. С. 131–133;

ОвчаровН.Д. История и археология на Вардарска Македония през ХIV в. София, 1996. С. 80 и сл.

Никита Хониат. История, начинающаяся с царствования Иоанна Ком нина. Т. II / Пер.;

Под ред. проф. Н. В. Чельцова. СПб., 1862. С. 263.

См.: РассовскийД.А. Роль половцев в войнах Асеней с Византийской и Латинской империями 1186–1207 гг. // Списание на Българската Академия на науките. София, 1939. Т. 59. С. 203 сл.;

Павлов Пл. За ролята на куманите в българската военна история (1186–1241 г.) // Военно-исторически сборник.

София, 1990. № 6. С. 14–17;

БибиковМ.В. Византийские источники по исто рии Древней Руси и Кавказа. СПб., 1999. С. 250–257;

КнязькийИ.О. Византия и кочевники южнорусских степей. СПб., 2003. Гл. V;

VasaryI. Cumans and Tatars: Oriental Military in the Pre-Ottoman Balans. 1185–1365. Cambridge;

New York, 2005. P. 42–47.

См.: Цанкова-ПетковаГ. България при Асеневци. С. 21–50;

ПетровП.

Възстановяване на българската държава.

Nicetae Choniatae Historia. Р. 428.

bid. Р. 429;

Nicetae Choniatae Orationes et Epistulae / Rec.. A. van Dieten.

Berolini;

Novi Eboraci, 1972. P. 3.

DiethenJ.L., van. Nietas Choniates. Erluterungen zu den Reden und Briefen nebst einer Biographie. Berlin, 1971. S. 62 f.

Nicetae Choniatae Historia. Р. 437.

bid. P. 446.

bid. P. 468.

bid. Р. 473, 487, 499–501, 522–523.

НикитаХониат. История... Т.. С. 245–246. — Оригинальный текст см.:

Nicetae Choniatae Historia. Р. 522–523.

BrandCh.M. Byzantium confronts the West. P. 132;

VasaryI. Cumans and Tatars... Р. 48–49.

GralaH. Rola Rusi w wonach bizantyso-bugarsich przeomu i w.

// Balcanica Posnaniensia. Acta et Studia (далее — BP). Pozna, 1985. T.. S. 128–131.

ОболенскийД. Византийское содружество наций. Шесть византийских портретов. М., 1998. С. 248.

ЛитавринГ.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь (IХ – начало ХII в.).

СПб., 2000. С. 356–357.

КотлярМ.Ф. Чи міг Роман Мстиславич ходити на половців раніше 1187 р.? // УІЖ. 1965. № 1. С. 119–120. — См. также: КотлярН.Ф. 1) Из РассказНикитыХониатаорусско-византийскомвоенномсоюзе...

исторического комментария к «Слову о полку Игореве» (Кто был Мстислав) // ДГ.

1987 г. М., 1989. С. 46;

2) Галицко-Волынская Русь и Византия в ХII–ХIII вв.:

(Связи реальные и вымышленные) // Южная Русь и Византия: Сб. науч. тру дов: (К ХVIII конгрессу византинистов) / Отв. ред. П. П. Толочко. Киев, 1991.

С. 25.

Nicetae Choniatae Historia. Р. 520–522. — Русский перевод см.: Никита Хониат. История... Т. II. С. 242–245.

КотлярМ.Ф. 1) Історія дипломатії Південно-Західної Русі. Київ, 2002.

С. 70;

2) Дипломатия Южной Руси. СПб., 2003. С. 88. — См. также: Галицко Волынская летопись: Текст. Комментарий. Исследование / Под ред. Н. Ф. Кот ляра. СПб., 2005. С. 181.

Свои выводы Н. Ф. Котляр многократно повторяет во множестве публи каций, вышедших в последние годы. Помимо уже указанных работ см. также:

КотлярМ.Ф. 1) Галицько-Волинська Русь. Київ, 1998. С. 258;

2) Галицько Волинська Русь, Візантія і Угорщина в ХІІ ст. // Україна в Центрально-Східній Європі: (З найдавніших часів до кінця ХVІІІ ст.). Київ, 2000. Вип. 1. С. 9–10;

3) Роман і Романовичі в історії та поезії // УІЖ. 2001. № 4. С. 58;

4) Данило Галицький: Біографічний нарис. Київ, 2002. С. 47;

5) Роман и Романовичи в ис торической и поэтической традиции // ДГ. 2002 г. М., 2004. С. 117;

6) Страте ;

) гия обороны галицкими и волынскими князьями государственных рубежей в ХII в. // Византийский временник. 2006. Т. 65 (90). С. 74–75;

7) Даниил, князь Галицкий. СПб., 2008. С. 43.

Особенно в связи с изучением проблемы авторства и времени создания «Слова о полку Игореве». — См., например: ЗиминА.А. Слово о полку Игореве.

СПб., 2006. С. 221;

ЯценкоБ.И. Солнечное затмение в «Слове о полку Иго реве» // ТОДРЛ. Т. XXXI. Л., 1976. С. 122;

и др. — См. также: ГоловкоА.Б.

Князь Роман Мстиславович // Вопросы истории. 2002. № 12. С. 63. — Впрочем, в литературе высказывались соображения насчет недостаточной обоснованности предположения Н. Ф. Котляра (Grala H. Drugie maestwo Romana Mcisa wicza // Slavia Orientalis. Warszawa, 1982. R. XXXI. Nr. 3–4. S. 122).

ВойтовичЛ.В. Княжа доба на Русі: Портрети еліти. Біла Церква, 2006.

С. 475.

Различные датировки этого события приводят В. А. Гордлевский и Д. Мо равчик: ГордлевскийВ. Государство сельджукидов в Малой Азии. М.;

Л., 1941.

С. 185–186;

MoravcsikGy. Byzantinoturcica. Berlin, 1983. Bd.. S. 57, 112.

Nicetae Choniatae Historia. Р. 520.

bid. Р. 493–494.

bid. Р. 520–522. — См. также: DudaH.W. Die Seltschuengeschichte des bn Bibi. Kopenhagen, 1959. S. 21–27;

CahenCl. Pre-Ottoman Turey. 1071–1330.

London, 1968. P. 115.

ГеоргийАкрополит. История. С. 53.

А.В.Майоров Nicetae Choniatae Historia. Р. 520–522. — Русский перевод см.: Никита Хониат. История... Т.. С. 242–245.

См.: DudaH.W. Die Seltschuengeschichte des bn Bibi. S. 27–29. — См. так же: Turan O. Les souverains seldouides et leurs suets non-musulmans // Studio slmica. Paris, 1953. Vol.. P. 79.

Nicetae Choniatae Historia. Р. 502–508. — Русский перевод см.: Никита Хониат. История... Т. II. С. 215–224. — О Добромире Хризе и его отношениях с Византией см.: BrandCh.M. Byzantium confronts the West. P. 128–129, 133–135;

HoffmannJ. Rudimente von Territorialstaaten im byzantinischen Reich (1071–1210).

Untersuchungen ber Unabhngigeitsbestrebungen u. ihr Verhaltnis zu Kaiser u. Reich.

Mnchen, 1974. S. 46–47, 89 f.;

FineJ.V.A. The Late Medieval Balans: A critical survey from the late twelfth century to the Ottoman conquest. Ann Arbor, 1994.

P. 28–32.

История на България. Т. 3. С. 131–133;

FineJ.V.A. The Late Medieval Balans... P. 30.

Nicetae Choniatae Historia. Р. 508–510. — Русский перевод см.: Никита Хониат. История... Т.. С. 224–227.

VannierJ.-F. Les premiers Palologues. tude gnalogique et prosopogra phique // Cheynet J. C., Vannier J. tudes prosopographiques. Paris, 1986. P. 164.

Nr. 29. P. 170–172.

Nicetae Choniatae Historia. Р. 510–520. — Русский перевод см.: Никита Хониат. История... Т. II. С. 227–240.

Цанкова-ПетковаГ. България при Асеневци. С. 42–43;

БожиловИ. Фами лията на Асеневци... С. 44–45.

См.: ЗлатарскиВ.Н. История на Българската държава през средните ве кове. София, 1994. Т. 3. С. 117–119, 137–139;

FineJ.V.A. The Late Medieval Balans... P. 30–31.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.