авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

«ТРУДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА СПбГУ Редакционный совет: д-р ист. наук А. Ю. Дворниченко (председатель), д-р ист. наук Э. Д. Фролов, д-р ...»

-- [ Страница 8 ] --

Т.. Ч. 1. С. 381. С. 154–155.

Сборник РИО. Т. 95. С. 45.

Там же.

Там же. С. 47.

Там же. С. 42–51.

ПСРЛ. Т.. Ч. 1. С. 15;

Т.. С. 385;

Т. V. С. 347.

Там же. Т. V. С. 258;

Т. V. С. 260;

Т.. С. 25;

Т.. С. 391;

ЗиминА.А.

Россия на пороге Нового времени. М., 1972. С. 177.

Вельяминов-ЗерновВ.В. Исследование о касимовских царях и царевичах.

С. 247–252, 277–558;

КотляровД.А. Верная служба самодержцу хана Шах-Али.

С. 276–283.

ПСРЛ. Т. V. С. 280;

Т.. Ч. 1. С. 66;

Т.. Ч. 1. С. 414.

ААЭ. СПб., 1836. Т. 1. № 175. С. 146.

ГерберштейнС. Записки о Московии. М., 1988. С. 220–223.

ААЭ. Т. 1. С. 148.

ПСРЛ. Т.. Ч. 1. С. 65.

Там же. СПб., 1910. Т.. С. 205.

Там же. Т. V. С. 281;

Т.. Ч. 1. С. 76;

Т.. Ч. 1. С. 415.

ХудяковМ.Г. Очерки по истории Казанского ханства. С. 603.

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ В.В.Шапошник «МЯТЕЖ» АНДРЕЯ СТАРИЦКОГО В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ Короткое правление Елены Глинской отмечено многими важными событиями. Это и строительство ряда крепостей, и монетная ре форма, и война с Литвой. Кроме того, в период ее правления подверг лись репрессиям многие видные представитель знати — достаточно вспомнить события, связанные с арестом Юрия Дмитровского или князя Михаила Львовича Глинского и других летом 1534 г. В этом ряду наиболее опасным по своим возможным последствиям являлся так называемый «мятеж» удельного князя Андрея Ивановича Ста рицкого, произошедший в 1537 г. Отечественные исследователи не однократно обращались к этому происшествию, высказывали свое мнение о причинах и ходе конфликта московского правительства и князя Старицкого. Каковы же выводы историков?

Н. М. Карамзин основную причину событий видел в личном столк новении Елены Глинской и удельного князя. Андрей Иванович, по словам историографа, «будучи слабого характера и не имея никаких свойств блестящих... не участвовал в правлении;

оплакивал судьбу брата (Юрия Дмитровского. — В.Ш.), трепетал за себя и колебался в нерешительности: то хотел милостей от двора, то являл себя... его хулителем, следуя внушениям своих любимцев». Попытки прими рения и переговоры не привели к определенному результату. После смерти в заключении Юрия Дмитровского «Андрей был в ужасе»

и, сказавшись больным, отказался прибыть на совет по вопросам внешней политики. Одновременно Елене донесли, что Старицкий «думает бежать». Отправив в Старицу делегацию духовных лиц, правительница в то же время послала к удельной столице войска © В. В. Шапошник, В.В.Шапошник во главе с Оболенскими. «Андрею сказали, что Оболенские идут схватить его: он немедленно выехал из Старицы». Н. М. Карамзин упоминает грамоты, с которыми Андрей обратился к детям боярс ким с призывом переходить к нему на службу. До серьезного столк новения между правительственными и удельными войсками дело не дошло: Старицкий «колебался и вступил в переговоры, требуя клятвы от Телепнева, что государь и Елена не будут ему мстить».

Клятва была дана, и Старицкий явился в Москву, где был арестован и вскоре скончался. Судя по всему, историограф считает фарсом опалу, наложенную на Телепнева за самовольно данную присягу:

«притворный гнев Елены на князя Телепнева не мог оправдать веро ломства». Вместе с тем, Андрей заслуживал наказания, «ибо дей ствительно замышлял бунт». Завершая рассказ о событиях 1537 г., Н. М. Карамзин дает оценку и всей репрессивной политике великой княгини: «Елена считала жестокость твердостию», которая вредна для «государственного блага... возбуждая ненависть»1.

Подробно описывает события «мятежа» С. М. Соловьев, начиная историю конфликта с января 1534 г., когда А. И. Старицкий просил увеличить свой удел. Получив отказ, он с «неудовольствием» уехал в Старицу. Состоявшиеся спустя некоторое время переговоры и за пись, которую дал князь Андрей, не смогли развеять всех недора зумений, князь «продолжал сердиться на Елену, зачем не прибавила городов к его уделу». Об этих настроениях донесли в Москву, ве ликая княгиня потребовала явки удельного князя в столицу для со вещания по казанским делам. Сославшись на болезнь, Старицкий ехать отказался. Присланный из Москвы врач счел болезнь легкой.

Вскоре правительству донесли, что Андрей собирается бежать, в удел были направлены представители духовенства и, одновременно, вой ска. Узнав об этом, 2 мая 1537 г. Андрей Иванович «выехал» из Ста рицы. С. М. Соловьев полагал, что у удельного князя не было наме рения «завести непосредственную, открытую борьбу с племянником в самых областях Московского государства». Исследователь счи тает, что Старицкий собирался бежать в Литву и лишь под влия нием обстоятельств (дорога к границе была перерезана правитель ственными войсками) пошел к Новгороду. С. М. Соловьев отмечает наличие нескольких рассказов о мятеже 1537 г. и об инициаторах переговоров между Старицким и правительственными воеводами.

«Мятеж»АндреяСтарицкоговотечественнойисториографии По московским летописям, инициатором переговоров был сам князь Андрей, причем правительственный воевода вступил в переговоры без разрешения правительницы, а по другим известиям, с почином выступил Оболенский, действовавший по инструкциям Елены Глин ской. Историк не отдает предпочтения ни одной из версий, ограни чиваясь замечанием, что «с ведома или без ведома правительницы Оболенский дал клятву, в Москве не вдруг решились ее нарушить»2.

С. Ф. Платонов в своем очерке об Иване Грозном ограничился лишь кратким упоминанием о том, что правительнице «удалось за манить в Москву удельного князя Андрея и заточить его в оковах в тюрьме»3.

По словам Н. И. Шатагина, вокруг Андрея Старицкого концент рируются все недовольные продолжением политики самодержав ных государей, выразителем которой было правительство Елены Глинский4. Таким образом, конфликт переходит из личной плос кости в противостояние влиятельных общественных сил. Эта точка зрения на долгие годы стала господствующей в историографии.

С. В. Бахрушин пишет о «правительстве Овчины-Телепнева», кото рое с успехом подавило попытку к восстанию князя Андрея. По сло вам ученого, это была последняя вспышке феодальной войны внутри княжеской семьи. Отношения между старицким двором и москов ским правительством давно были натянутыми: удельный князь опа сался, что его постигнет судьба Юрия Дмитровского, а в столице подозревали, что Андрей собирается бежать из своего удела. Ста рицкий надеялся поднять против племянника новгородских поме щиков, «над страной нависал призрак “междоусобной брани”». Не смотря на смятение, новгородские власти приняли решительные меры для борьбы с мятежником. Не решаясь применить открытую силу, Овчина-Телепнев вступил в переговоры с князем Андреем и по ручился за его безопасность. Вообще, политика Елены Глинской и ее правительства, направленная на укрепление государства, вызы вала раздражение среди крупных феодалов5.

И. И. Смирнов в кратком очерке об Иване Грозном отмечает, что борьба за власть княжат и бояр не прекращалась в течение всего времени правления Елены Глинской. Новая вспышка этой борьбы приходится на 1537 г. Андрей Старицкий начал вооруженный мя теж, однако его план поднять против московского правительства В.В.Шапошник Новгород оказался «построен на песке». Несмотря на переход части «новгородских помещиков» к Старицкому, Новгород в целом ока зался враждебен мятежу. Удельный князь был вынужден сдаться, и мятеж был подавлен с беспощадной жестокостью. Правительство Елены Глинской в своей борьбе против «княжеско-боярских заго ворщиков и мятежников» показало себя как решительный продол жатель политики Василия. Эта политика была направлена на ук репление централизованного национального государства6.

Впоследствии И. И. Смирнов более подробно остановился на ин тересующей нас теме. Исследователь пишет об «открыто враждеб ной позиции Андрея Старицкого», которая представляла большую опасность для Ивана V. В связи с этим правительство Елены Глин.

ской стремится связать удельного князя новыми обязательствами в отношении великокняжеской семьи. Исследователь подробно рас сматривает сохранившуюся целовальную запись, по которой Ста рицкий и должен был принять эти самые обязательства. Однако И. И. Смирнов считает, что князь отказался от утверждения цело.

вальной записи, так как на сохранившемся списке не имеется «ру коприкладств», печатей и даты. Эскалация конфликта связана с со бытиями конца 1536 – начала 1537 г. Андрей получил приглашение прибыть в Москву для совещания по «казанским вестям». Старицкий отказался, сославшись на болезнь. Когда присланный из столицы врач сообщил властям, что болезнь «легка», подозрения Елены Глин ской лишь усилились. И действительно, по мнению историка, «Анд рей готовился к вооруженной борьбе против Ивана IV». В конечном итоге, на заседании Боярской думы было принято решение вызвать таки Старицкого в Москву и там захватить его. Одновременно ре шили «отвести» от удельного князя его людей. С этой целью удельный князь под контролем московских представителей был вынужден от править свои войска на Коломну.

И. И. Смирнов считает, что Андрей и его советники заранее ре шили в своей борьбе за власть опереться на Новгород, используя его в качестве базы. После получения информации о готовности удельного князя бежать из Старицы, правительство Елены Глинской предприняло последнюю попытку решить конфликт без применения вооруженной силы: в удел была отправлена делегация духовенства, которая должна была поручиться за безопасность Старицкого. Ученый «Мятеж»АндреяСтарицкоговотечественнойисториографии предполагает, что подобный шаг мог быть вызван стремлением пра вительницы разрядить ситуацию в самой Москве, где «налицо было острое недовольство со стороны княжеско-боярских кругов политикой правительства Елены Глинской». Одновременно к Старице были посланы войска. Какое-то время власти опасались, что Андрей мо жет бежать в Литву, но мятежник, «в соответствии со своими пла нами» двинулся к Новгороду.

По мнению исследователя, подняв мятеж, Андрей Старицкий сделался центром притяжения для элементов, враждебных поли тике укрепления централизованного государства, проводившейся пра вительством Елены Глинской. В этой связи И. И. Смирнов упоми нает о присоединении к Андрею «какой-то части московских княжат и бояр». Одновременно в лагере Старицкого проходил и обратный процесс перехода на сторону Ивана V тех элементов, которым «были чужды цели феодального мятежа», которые были заинтересованы в укреплении Русского централизованного государства. Это в первую очередь помещики: дворяне и дети боярские. Эта «измена» стариц ких детей боярских и заставила удельного князя сложить оружие, когда его настиг Овчина-Оболенский.

Из двух версий об инициаторах переговоров И. И. Смирнов скло.

нен больше доверять той, согласно которой инициатива принадле жала правительственным воеводам. Отсутствие поддержки со сто роны собственных детей боярских вынудило Андрея согласиться на капитуляцию. Клятвы, которые воеводы дали Старицкому, иссле дователь называет «дипломатическим маневром», который привел к огромной политической выгоде для правительства Елены Глин ской. Исследователь отмечает и какое-то волнение среди жителей Москвы в период этих событий. Эти волнения И. И. Смирнов назы вает «формой антифеодальной борьбы социальных низов», высшей точкой которой явилось Московское восстание 1547 г.

Мятеж Андрея Старицкого, как пишет в заключении историк, «представлял собой попытку мобилизации всех реакционных сил для борьбы против централизованного государства в лице Ивана IV и московского правительства»7. Таким образом, И. И. Смирнов рас сматривает события 1537 г. как столкновение сторонников и против ников Русского централизованного государства. Старицкий и его сторонники стремились повторить события междоусобной войны В.В.Шапошник второй четверти V в. Однако правительство Елены Глинской, под V держивающие его силы, в первую очередь помещики, дворяне и дети боярские, не допустили подобного развития событий.

«Типично феодальным выступлением реакционной титулован ной знати... против правительства Елены Глинской» считает собы тия 1537 г. Н. Е. Носов. Андрей Старицкий предъявил претензии на великое княжение, «отъехал» в Новгород и пытался начать от крытую борьбу с Москвой, но был «разбит» правительственными войсками. Затем удельный князь был заманен в столицу, арестован и уморен в тюрьме8.

А. А. Зимин основной причиной недовольства Андрея Стариц кого считает то, что правительство не передало ему Волоцкий уезд, как это следовало, по мнению историка, из завещания Василия.

Еще до бегства удельного князя из Старицы Боярская дума приняла решение о вызове Андрея в Москву. Узнав об этом, князь бежал к Новгороду, пытаясь сделать его «центром сопротивления велико княжеской власти». Этот план был чреват для Русского государства серьезными последствиями, но «энергичными мерами правитель ство Елены Глинской предотвратило серьезную угрозу, нависшую над страной». «Распад лагеря князя Андрея Ивановича» привел к тому, что именно он выступил инициатором переговоров с прави тельственными воеводами, обещавшими ему неприкосновенность и даже увеличение владений. Эти обещания позднее были дезавуи рованы правительством. Приехавший в Москву Старицкий был бро шен в темницу9.

По мнению А. М. Сахарова, за Старицким князем стояли «враж дебные государственной централизации силы», которые не были сломлены. Эти силы располагали большими материальными сред ствами и продолжали вести борьбу за сохранение прежних поряд ков государственного устройства с ограниченной властью государя и большой самостоятельностью феодалов. Готовя выступление про тив московских властей с целью захвата власти, Андрей рассчиты вал на поддержку Новгорода. Но город закрыл перед ним ворота, изменили ему и старицкие дворяне. Правителям удалось заманить удельного князя в столицу, где он был уморен10.

Вскоре рассмотрение событий 1537 г. перешло из плоскости столк новения противников и сторонников укрепления централизованного «Мятеж»АндреяСтарицкоговотечественнойисториографии государства в плоскость личного и семейного конфликта внутри великокняжеской фамилии и борьбы за власть.

По словам Р. Г. Скрынникова, бояре решили разделаться с Анд реем Старицким для того, чтобы упрочить положение Ивана V на троне. Великая княгиня по совету Овчины-Телепнева вызвала Андрея в Москву. Почувствовав неладное, удельный князь отклонил предложение. Он сказался больным. Одновременно он стремился убедить правительницу в своей лояльности, отправив на государеву службу почти все свои войска. Этим поспешили воспользоваться Елена Глинская и Овчина — московские полки выступили к Ста рице. Предупрежденный удельный князь смог бежать к Новгороду.

Но Старицкий не решился вступить в бой с правительственными войсками и, положившись на клятвы правительственных воевод, явился в Москву, где его схватили11.

А. Л. Юрганов допускает, что князь Андрей действительно был болен, но, возможно, легкое недомогание он стремился представить как тяжелую болезнь, чтобы не ехать в Москву и не повторить судьбу старшего брата Юрия Ивановича Дмитровского. По мнению исследователя, в Москве получили сообщение о бегстве Старицкого 4 или 5 мая, то есть уже после фактического бегства. Правитель ственные войска же выступили к Старице только 5 или 6 мая 1537 г., так как нельзя было предпринимать решительных действий до тех пор, пока не стало точно известно о бегстве удельного князя. Уче ный убежден, что воеводы во главе с Овчиной-Телепневым дей ствовали согласованно с правительством Елены Глинской при пере говорах с Андреем, а сами события были борьбой претендентов на власть12.

В. Б. Кобрин отмечал, что пока был жив Юрий Дмитровский, Андрей Старицкий не имел никаких прав на престол и выступал со юзником Елены Глинской. Со смертью Юрия положение измени лось, удельный князь понял, что стал опасен, оказался под подоз рением как реальный претендент на трон. Поэтому он и не поехал в Москву, когда его вызвали на совещание, сказавшись больным.

Когда в столице узнали, что болезнь не так уж и тяжела, подозрения в отношении Андрея только усилились. Его снова вызвали ко двору, Старицкий снова отказался. Теперь в Москве окончательно уверились, что удельный князь что-то замышляет, и арестовали его посланца.

В.В.Шапошник В результате «у Андрея Ивановича не выдержали нервы, и он под нял мятеж». Исследователь пишет, что мятеж не являлся борьбой удельного князя против центральной власти, а речь шла о том, кому будет принадлежать верховная власть в государстве. По мнению В. Б. Кобрина, «любой результат мятежа укреплял централизацию».

Если бы победил Андрей, он бы стал великим князем, и Старицкий удел был бы ликвидирован: «от исхода междоусобицы зависели судьбы Ивана IV, Андрея Старицкого, Елены Глинской, а не страны»13.

По мнению Л. И. Ивиной, Елена Глинская понимала, что Андрей Старицкий, единственный на тот момент из удельных князей, мог создать угрозу династического кризиса. Поводом стал отказ удельного князя участвовать в войне с Казанью, который вылился в конфликт с правительством Елены Глинской. Андрей надеялся на поддержку новгородских помещиков, но в успех мятежа мало кто верил14.

Д. М. Володихин пишет о том, что трудно определить, в какой степени братья Василия на самом деле стремились занять пре стол и затевали мятежи. Их активность, по мнению исследователя, во многом являлась ответом на жесткие меры Елены Глинской и ее партии. Великая княгиня опасалась за судьбу сыновей и взяла курс на радикальное подавление всех политических противников, в том числе и потенциальных15.

И. Я. Фроянов основной причиной мятежа князя Андрея Стариц кого считает придворных, которые «интриговали». В конце концов, удельный князь, то ли поддавшись интриге, то ли почуяв реальную опасность быть арестованным, побежал из Старицы. Он рассчиты вал на поддержку новгородцев. К заговору имела отношение «оп ределенная группа московских бояр и княжат», именно они и были организаторами и вдохновителями готовившегося дворцового перево рота, направленного против Ивана IV и его матери. Целью московских заговорщиков было низложение малолетнего великого князя и пере дача престола Старицкому. Это им было нужно для того, чтобы «оста новить развитие самодержавия на Руси». Заговорщики провоциро вали выступления удельных князей, чтобы, «используя их в качестве своих ставленников, повернуть эволюцию московской великокняжес кой власти в сторону ограниченной монархии западного типа, в част ности литовско-польского образца». Представителями этой группы знати И. Я. Фроянов называет князя И. С. Ярославского, М. В. Тучкова, «Мятеж»АндреяСтарицкоговотечественнойисториографии Федора Колычева (будущего митрополита Филиппа). Именно «измен ники» спровоцировали волнения в Москве, в которых участвовали, кроме городских низов, и «лихие люди» из княжеско-боярской знати, «сея смуту в сознание посадских людей ложными сведениями и по буждая их к беспорядкам». Однако эта княжеско-боярская группи ровка, восходящая к «еретической партии Елены Волошанки и Федора Курицына», потерпела поражение16.

М. М. Кром отмечает, что первый конфликт Андрея Старицкого с правительством Елены Глинской, произошедший в январе 1534 г., был довольно быстро улажен, и уже в мае удельный князь был на службе. Однако спустя некоторое время конфликт снова обост рился — об этом говорит сохранившаяся крестоцеловальная запись Андрея, содержащая односторонние обязательства князя. Новые пе реговоры, казалось бы, сняли напряжение между Старицей и Мос квой, но, как оказалось, ненадолго. Исследователь считает, что за болевший в конце 1536 г. Старицкий действительно серьезно отнесся к недомоганию и сам просил прислать из столицы врача. Вскоре выяснилось, что болезнь не является тяжелой. Теперь уже Андрей не хотел ехать в Москву, «не желая повторить судьбу брата Юрия».

М. М. Кром считает, что инициатива обострения конфликта при надлежала московскому правительству, которое приступило к ре шительным действиям, как только столицу покинуло литовское посольство.

Старицкий же надеялся уладить дело миром, отправив к Елене Глинской для переговоров своего боярина, который был задержан властями еще по дороге к столице. Одновременно на Волок были отправлены войска. Официальная летопись, по наблюдениям исто рика, нарушает хронологию событий, стремясь представить дей ствия правительства в более выгодном свете. Именно появление правительственного отряда в Волоке и привело к принятию Ста рицким окончательного решения бежать из своего удела, причем никакого предварительного плана действий у него не было, «его шаги, по крайней мере в первые дни, были продиктованы отчая нием и страхом». Лишь в Торжке Андрей принял решение идти к Новгороду. Исследователь отмечает, что, несмотря на имевшиеся случаи бегства старицких детей боярских, боеспособность удель ных сил сохранялась, и говорить о «развале» сил удельного князя В.В.Шапошник не следует. Инициатором переговоров между великокняжескими воеводами и Старицким М. М. Кром считает правительственную сторону. Овчина-Телепнев и другие, принося клятву, действовали в полном согласии с Еленой Глинской. Заключенное соглашение положило конец мятежу, который «само правительство и спрово цировало»17.

Какие же выводы можно сделать после знакомства с историо графией? По целому ряду вопросов у исследователей нет единого мнения. Так, споры вызывает в первую очередь то, в какой мере конфликт между удельным князем и московским правительством являлся отражением борьбы между противниками и сторонниками централизованного государства, какая сторона была инициатором перевода событий в открытую стадию, каковы были планы Андрея Старицкого перед началом противостояния, кто выступил с почи ном переговоров, и в какой мере московские воеводы действовали самостоятельно, без ведома правительницы, когда приносили клятвы удельному князю. Такая историографическая ситуация требует про должения исследований событий 1537 г.

КарамзинН.М. История государства Российского. М., 1989. Кн. 2. Т. 8.

Стб. 10–12.

СоловьевС.М. История России с древнейших времен // Соловьев С. М.

Сочинения. М., 1993. Кн. 3. Т. 6. С. 402–407.

ПлатоновС.Ф. Иван Грозный // Платонов С. Ф. Сочинения по русской ис тории: В 2 т. СПб., 1994. Т. 2. С. 23.

ШатагинН.И. Русское государство в первой половине V века. Сверд ловск, 1940. С. 70.

БахрушинС.В. Иван Грозный // Бахрушин С. В. Научные труды: В 4 т.

М., 1954. Т. 2. С. 263–264.

СмирновИ.И.Иван Грозный. Л., 1944. С. 21.

СмирновИ.И. Очерки политической истории Русского государства 30–50-х годов XVI века. М.;

Л., 1958. С. 53–74.

НосовН.Е. Завершение объединения Руси и свержение татаро-монголь ского ига // Копанев А. И., Маньков А. Г., Носов Н. Е. Очерки истории СССР.

Конец XV – начало XVII вв. Л., 1957. С. 54, 65.

ЗиминА.А. Реформы Ивана Грозного. М., 1960. С. 243–248.

СахаровА.М. Образование и развитие Российского государства в V–XVII вв. М., 1969. С. 90–91.

СкрынниковР.Г. Царство террора. СПб., 1992. С. 87.

«Мятеж»АндреяСтарицкоговотечественнойисториографии ЮргановА.Л. 1). Старицкий мятеж // Вопросы истории. 1985. № 2.

С. 104–109;

2) Политическая борьба в годы правления Елены Глинской (1533–1538 гг.): Автореф. дис.... канд. ист. наук. М., 1987. С. 17.

КобринВ.Б. Иван Грозный. СПб., 1992. С. 485–486.

ИвинаЛ.И. Правящая элита Русского государства конца V – первой по ловины XVI вв. // Правящая элита Русского государства IX – начала XVIII вв.:

(Очерки истории). СПб., 2006. С. 187.

ВолодихинД.М. Иван Грозный: Бич Божий. М., 2006. С. 14.

ФрояновИ.Я. Драма русской истории: На путях к опричнине. М., 2007.

С. 384–401.

КромМ.М. «Вдовствующее царство»: Политический кризис в России 30–40-х годов XVI века. М., 2010. С. 172–219.

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ А.И.Филюшкин «DE MOSCORUM BELLIS»

ИОАННА ЛЕВЕНКЛАВИЯ* Одним из малоизвестных западных авторов, обращавшихся к теме Ливонской войны, был представитель немецких интеллектуалов, уро женец Вестфалии Иоанн Левенклавий (Lewenclavii loannis, (Lwen lau), 1533 (по другим данным, 1541) – 1593 или 1594)1. В юности он некоторое время жил в Ливонии, учился в университетах Вит тенберга, Гейдельберга, Базеля. Потом Иоанн Левенклавий работал преподавателем греческого языка в Гейдельбергском университете (1562–1565) и дослужился до декана факультета свободных искусств.

Он вел переписку с профессором Лейпцигского университета Иоахи мом Камерарием Старшим, известным немецким историком, автором истории Шмалькальденской войны, что повлияло на его литератур ные взгляды. В 1565 г. Иоанн Левенклавий предпринял первую по ездку на Восток, а в 1584 г. отправился ко двору турецкого султана Мурада. Свою известность среди западных интеллектуалов Ле венклавий приобрел в основном благодаря своим описаниям Вос тока и изучению истории Турецкой империи2.

Интересующее нас сочинение Левенклавия «Московские войны против ближайших соседей, до 1570 года... комментарии»3 было одним из первых, написанных гейдельбергцем. Оно было опубликовано в приложении к базельскому изданию 1571 г. «Записок о Московии»

Работа выполнена по тематическому плану НИР СПбГУ, мероприятие * «Проведение фундаментальных научных исследований по областям знаний, обеспечивающим подготовку кадров в СПбГУ», проект 5.38.62.2011 «Россия и Балтийский мир в Средние века и Новое время».

© А. И. Филюшкин, РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ Сигизмунда Герберштейна и потом в ХV в. уже не переиздавалось.

Особого влияния на историографию раннего Нового времени оно не оказало. Целью Левенклавия было показать, что людям возда ется по их делам, рассказать о справедливости и побудить делать добро4. Таким образом, смысл повествования сводится к моральной сентенции.

Историческая концепция Левенклавия состоит в следующем. Ле венклавий вписывает гибель Ливонии в европейский контекст. Суть исторических событий для него в том, что историю творят монархи, в смене власть предержащих и их соперничестве, борьбе. Гибель Ливонии просто пришлась на целый комплекс перемен в Европе:

21 сентября 1558 г. умер император Карл V, который к тому времени фактически отошел от дел и в феврале 1558 г. был сменен Ферди нандом (правил до 1564 г.). Еще в 1556 г. Карл отдал испанские вла дения империи королю Филиппу, своему сыну. В том же 1558 г.

умерла английская королева Мария, в 1559 — Генрих, король Фран ции. В 1560 г. умер шведский король Густав Ваза, в 1559 — король Дании Кристиан 5. Низложение Фюрстенберга, переход Готарда Кетлера в зависимость от польского короля и превращение в вас сального герцога Курляндского и Семигальского — всего лишь часть этих процессов «смены монархов», который и влек за собой поли тические и исторические перемены.

Левенклавий ссылается на то, что сам был свидетелем некото рых эпизодов дипломатической борьбы 1550-х годов6, а также на рас сказы очевидцев (например, о миссии Шлитте ему рассказал некий Валентин Энгельхарт Готан — Valentinum Engelhartum Gothanum)7.

Но главными источниками его знаний о России явились трактаты П. Йовия и С. Герберштейна, о чем он заявляет в первых строках своего труда. Однако Герберштейн дал ему скорее оптику воспри ятия России как исконного врага Европы.

Пытливый ум будущего специалиста по Турции стремился найти собственные примеры поведения Московии как «антиевропы». При мер он обнаружил, но странный. Левенклавий пишет, что в старинных анналах рассказывается о претензиях русских князей во времена императора Генриха V (1084–1106) на область VangionumBerbeto mago (Bormatia) — территория в Рейнгессене, совр. Рейнланд-Пфальц8.

Какое известие и какая хроника в данном случае имеется в виду, А.И.Филюшкин точно установить не удалось. Но известно, что именно во второй половине Х – начале Х в. резко возросли контакты русских князей с германскими политиками, их генеалогические и политические связи, участие в политической борьбе, войнах и интригах. С генеа логией были связаны и земельные споры, и претензии на наследство9.

Совпадение хронологии и действующих лиц не позволяет оценить сообщение Левенклавия как вымысел, ошибку (пусть конкретных совпадений не найдено) — он мог прочитать подобное известие в ка ких-нибудь древнегерманских анналах.

Чтобы объяснить причины нападения России на Ливонию, Левен клавий обращается к проблеме происхождения русских и повторяет одну из версий Герберштейна (по словам последнего, бытовавшую в Европе), что русские близки к древним роксоланам10. Русские при няли греческую христианскую веру. С московитами враждовали уже Казимир («император Сарматской империи»), Ян Альбрехт и Алек сандр Ягеллончик, наконец, Сигизмунд. Корни их вражды к Ливонии, европейской стране, — исторические, хотя Левенклавий не хочет де лать больших исторических экскурсов, считая, что все написано у Герберштейна и Йовия.

Вслед за Герберштейном и Бреденбахом11 Левенклавий относит истоки конфликта России с Ливонией и Литвой к началу ХV в., эпохе противостояния Василия и Вальтера Плеттенберга12. Он рас сказывает о походе ливонского войска на Псков в 1502 г.13, основыва ясь на рассказе Герберштейна14. Оттуда же взята история русско-ли товской войны и покорения Василием Смоленска в 1513–1514 гг., которая, в свою очередь, как указывает Герберштейн, восходит к Павлу Йовию15. Эти события Левенклавий считает наиболее заметными эпизодами войн России со своими соседями — Ливонией, Литвой, Польшей. После них он переходит непосредственно к роковым со бытиям в Ливонии в середине ХV в. (не забыв упомянуть и знаме нитую зловещую комету, вестницу беды)16.

Рассказ о них Левенклавий начинает с русско-шведской войны, первые сражения которой состоялись «в середине зимы» 1555 г. Как обычно, говорится о грабежах и насилиях. 10 000 московитов втор глись в Финляндию, напали на Выборг, чинили разбой и разруше ния. Шведский король Густав призвал на помощь солдат из герман ских земель. Русские в своих агрессивных действиях сравниваются «DeMoscorumBellis»ИоаннаЛевенклавия Левенклавием с турками и другими варварами (barbarorum). Шведы оказались сильно ослабленными войной, потрясены ее ужасами и бед ствиями и запросили мира. Все это открывало путь будущим жес токостям московитов в Ливонии17.

Описание собственно Ливонской войны Левенклавий традици онно предваряет описанием Ливонии, ее географии, внутреннего политического устройства, владений и прерогатив ландсгерров18.

Описание носит достаточно лаконичный характер: перечисляются города, рассказывается об их связях, о роли Дании в истории Ревеля.

Подчеркиваются связи с империей и христианский облик Ливонии.

Перед нами стандартный «экспортный вариант» — зарисовка для ев ропейского читателя, незнакомого с Ливонией, с целью дать самые основные сведения об этой стране на окраине «христианского мира».

Последующий рассказ о конфликте с участием Вильгельма, архи епископа Рижского, ливонского магистра, прусского герцога Альбрехта и Сигизмунда Августа, известном нам под названием «войны ко адъюторов»19, Левенклавий начинает с указания на покорение Поль шей Пруссии в 1525 г. Далее рассказывается о приглашении Крис тофора Мекленбургского, конфликте коадъюторов. Что интересно, ситуацию вокруг противостояния Вильгельма Бранденбургского и Виль гельма Фюрстенберга Левенклавий сравнивает с недавним эпизодом, связанным с Генрихом Валуа20. Последовали выступления рижан против римской веры и власти магистра, за городскую республику Ригу, Вильгельм пытался быть посредником. Далее описывается конфликт Вильгельма Бранденбургского с магистром 1556–1557 гг., роль в нем Альбрехта Прусского и Сигизмунда Августа, ослаб ление Ливонии из-за поражения.

В следующих строках Левенклавий возвращается к «русской уг розе». Он пишет, что после Плеттенберга в течение 50 лет был мир, а в 1550 г. уполномоченный Дерптского епископа Юстус Рециус (ustus Reccius) вел переговоры с московскими дипломатами о про ustus ) длении перемирия на 5 лет. На первом месте среди русских условий Левенклавий называет восстановление православных храмов в Риге, Дерпте и Ревеле21. То есть причиной конфликта являлся религиоз ный вопрос, претензии православных и выступления протестантов, без особого разбора разрушавшиеся и католические, и православ ные храмы. Судя по дальнейшему повествованию, какую-то роль А.И.Филюшкин в обострении конфликта сыграла резиденция Дерптского епископа, монастырь Фалькенау. Именно в этой обители разрабатывались реко мендации епископу Герману Везелю о том, как вести переговоры с московитами22. Герман, а не магистр под пером Левенклавия вы глядит главным лицом, ответственным за переговоры с Россией.

При описании русско-ливонских переговоров 1554 г. Левенкла вий вновь делает акцент на религиозной стороне вопроса: русские требовали восстановить православные храмы в Риге, Дерпте и Ре веле. Требование дани с Дерптской области идет вторым пунктом требований (и далее расценивается не как материальный фактор, а как юридический — знак желания России подчинить себе ливон ский Дерпт). Действия России тут же сравниваются с практикой Турции, которая также взимает дань с каждой головы. Также гово рится о задержках Ливонией европейских мастеров и военных спе циалистов. Фюрстенберг советовался с сановниками ордена, стоит ли выполнять русские условия. Мнения были разные, но никто не вы сказался в пользу того, чтобы смириться и уступить по всем пунк там. Левенклавий приводит прозвучавшее на переговорах мнение (с русской стороны), что война будет очищением Ливонии от гре хов, наставлением ее на истинный путь. Ливонцы же пытались апеллировать к принадлежности их государства империи и подваст ности самому императору. Но на русских это не произвело впечат ления. Левенклавий воспроизводит слух о том, что царь хотел ос тавить послов заложниками в Москве, пока из Ливонии не привезут дань, но они испугались и предпочли вернуться домой23.

Назначив следующий раунд переговоров на февраль 1558 г., Иван V вероломно напал на Ливонию. Далее Левенклавий поме щает перевод знаменитой грамоты об объявлении войны, датиро ванной ноябрем 1557 г. Текст отличается от ранее опубликованного Бреденбахом24, хотя перед нами, несомненно, та же самая грамо та — просто разные переводы25. На основании письма Левенклавий делает вывод о том, что для русских главной причиной войны была торговая блокада, прежде всего — в отношении военных товаров, а также требование Юрьевской дани. Дальше, судя по всему, описыва ется миссия Шлитте, отнесенная к 1548 г. (имя Шлитте не упомина ется). Причем упоминается знаменитый памфлет — анонимное письмо императору Священной Римской империи, якобы переданное через «DeMoscorumBellis»ИоаннаЛевенклавия Шлитте и содержащее обязательство России выставить 30 000 кон ницы против турок «за всю Европу»26.

Описание собственно русского вторжения Левенклавий начинает с рассказа о том, как в январе 1558 г. царь огнем и мечом разорил Нейгауз (как указывается дальше, его обороняло всего 70 солдат и небольшое ополчение крестьян из соседних деревень, да Дерпт ский епископ обещал прислать 300 ландскнехтов на подмогу27) и на пал на Дерптскую область. Затем последовала атака на Нарву. Зону боевых действий Левенклавий определяет как 280 стадий в длину и 400 в ширину. Провалились все попытки задобрить варваров по дарками и заплатить им, наконец, деньги (Левенклавий называет цифру в 30 000 как «цену мира»)28.

Далее Левенклавий рассказывает о Нарве: что она образует с Иван городом одну систему (два города напротив друг друга по берегам одной реки), что Ивангород построен итальянскими архитекторами, что русские пытались захватить Нарву и уговорами, и угрозами.

Они в конце концов осадили Нарву огромным войском и вошли в нее, воспользовавшись пожаром. Силы обороняющихся были нич тожны: 300 пехотинцев и 150 всадников. Они могли оборонять только замок, и то недолго. Поэтому ливонцы выбрали почетную сдачу:

они оставили замок и ушли с тем имуществом, которое смогли унести с собой29.

После рассказа о потере Нарвы и Нейгауза Левенклавий перехо дит к описанию осады Дерпта. Упоминается Петр Шигалей (Petrus Sisegaledrus) как русский военачальник (правда, почему-то пират ствующий на шести триерах — datum erat a sex triremibus, quibus piraticamexercuerat). Дерпт пал и оказался под игом Москвы (recusato Moscorumiugo). В городе на момент взятия оставались 200 воинов, безоружные женщины и дети, погруженные в смятение. Судьба епис копа Германа оказалась печальной — он стал пленником московитов30.

После этого Левенклавий сообщает о поездке комтура Дюна бурга Георга Сибурга (Georgium Siburgum) в империю с просьбой о помощи против московитов в 1559 г. Империя помощи не оказала, денег не нашла. Говоря о гибели и разделе Ливонии, Левенклавий перечисляет пункты, отошедшие к Польше, Дании, Швеции, России.

Описывая раздел Ливонии, он обращает внимание на коммерчес кий аспект происходящего, на борьбу на море, на влияние фактора А.И.Филюшкин войны на балтийскую торговлю, особенно для немцев и русских, на шведские морские перехваты товаров, на роль Ревеля и Любека31.

Левенклавий рассказывает о взятии 200 000-ми русских Полоцка (Polozicoum), принудительных переселениях пленных в Россию и сож жении города. Установление московитского ига он сравнивает с ту рецким, а Полоцкое поражение — с знаменитой турецкой победой 1523 г. (возможно, имеется в виду битва при Мохаче 1526 г.)32. Польшу Левенклавий называет империей (imperium Poloni), особо подчер кивает заслуги польского короля в организации обороны Подолии от татар и турок (после ее присоединения к Польше в 1569 г.). Рас сказывая о политике России в Ливонии, под 1569 г. он упоминает об основании королевства Магнуса, датчанина на службе Москвы33.

Причем особо подчеркивается женитьба Магнуса на сестре царя (дочери князя Владимира Андреевича Старицкого). Из событий 1569 г.

Левенклавий упоминает также осаду датчанами Ревеля, его бомбар дировку, гибель части датского флота в Финском заливе (по другим данным, было потоплено около 90 судов)34. Историк заканчивает повествование рассказом о заключении мира 1570 г. польским ко ролем с Московией.

Сочинение Левенклавия — попытка подвести итоги закончившейся в 1570 г. войны за Ливонию, а также вписать ее в европейский кон текст, показать значение этих событий для Европы. Автор с симпа тией относится к Польше, хотя это симпатия европейца, а не панеги рический тон собственно польских авторов того времени. «Российское иго» для него синонимично турецкому, Россия — однозначно враг и агрессор. Но Левенклавия она не очень-то и интересует, лишь постольку поскольку она сумела оказать влияние на европейскую политику.

О Левенклавии см.: ReckeJ.von,NapierskyK.,BeiseT. Allgemeines Schrift steller-und Gelehrten-Lexicon der Provinzen Livland, Esthland und Kurland. Mitau, 1831. Bd. 3. S. 101;

HorawitzA. Allgemeine Deutsche Biographie, herausgegeben von der Historischen Kommission bei der Bayerischen Aademie der Wissenschaften.

Bayer, 1883. Bd. 18. S. 488–493;

BabingerF. 1) Herunft und Jugend Hans Lwen law’s // Westflische Zeitschrift. Regensberg, 1949. Bd. 98/99. S. 112–127;

2) Jo hannes Lewenlaws Lebensende // Basler Zeitschrift fr Geschichte und Altertum sunde. Basel, 1951. Jg. 50. S. 5–26;

MazzarinoS. Das Ende der antien Welt.

Mnchen, 1961. S. 98–110;

Trunz E. Der deutsche Spthumanismus um 1600 als «DeMoscorumBellis»ИоаннаЛевенклавия Standesultur (1931) // Deutsche Barocforschung / Hrsg. von Alewyn R. Kln;

Ber lin, 1968. S. 147–181;

Troje H. Die Aneignung des byzantinischen Rechts und die Entstehung eines humanistischen Corpus uris Civilis in der Jurisprudenz des 16.

Jahrhunderts. Kln;

Wien, 1971. S. 110–114, 264–269;

MetzlerD. 1) Johannes Lwenlau // Westfalische Lebensbilder / Hrsg. von R. Stupperich. Mnster, 1985.

Bd. 13. S. 19–44;

2) Lwenlau, Johannes // Neue Deutsche Biographie. Berlin, 1987. Bd. 15. S. 95 f.;

Pitsakis K. Leunclavius neograecus // Rechtshistorisches Journal. 1994. Nr. 13. S. 234–243;

Kohlndorfer-FriesR. Diplomatie und Gelehrten republi: die Kontate des franzosischen Gesandten Jacques Bongars (1554–1612).

Tubingen, 2009. (Fruhe Neuzeit. Bd. 137). S. 134–135, 148, 150–151, 253.

Сочинения, переводы, издания и переиздания трудов Левенклавия: Lewen klaviiJ. 1) Plutarch. Basel, 1565;

2) Ecologa sive Synopsis Basilicorum. Basel, 1575;

3) Apologia. Basel, 1576 (второе издание — Franfurt/M., 1588);

4) Annales Sultanorvm Othmanidarum, A Turcis Sua Lingva Scripti... Franfurt/M., 1588 (вто- вто рое издание — 1596);

5) Neue Chronia trischer Nation. Franfurt/M., 1590;

6) Historiae Musulmanae Turcorum, De Monumentis psorum Exscriptae, Libri V.

Franfurt/M., 1591;

7) Paratitela. Franfurt/M., 1593;

8) enophontosю Ta heuris ю omena = enophontis, philosophi et imperatoris clarissimi, Quae exstant opera, in duos tomos diuisa... Basel, 1594;

9) uris Greco-Romani tam canonici quam civlis tomi duo. Franfurt/M., 1596;

10) Annales sultanorum othmanidarum, a turcis sua lingua sripti: Hieronymi Bec a Leopoldstorf, Marci fil. studio & diligentia Con stantinopoli aduecti MDL, diuo Ferdinando caes. opt. max. d.d. isussuque caes.

a. Joanne Gaudier dicto Spiegel, interprete turcico germanice translati. Editio altera.

Francfurt/M., 1596.

Lewenclaviil. De Moscorum Bellis adversus finitimos gestis, ab annis iam L, quibus antea per Europam obscuri paullatim innotuerunt, commentarius // Sigis mundi Liberi Baronis in Herberstain Rerum moscoviticarum commentarii. Basileae, 1571. S. 205–227.

bid. P. 227.

bid. P. 223.

bid. P. 216.

bid. P. 220.

bid. P. 205.

Подробнее см.: НазаренкоА.В.Несостоявшийся «триумвират»: Западно европейская политика Ярославичей (вторая половина Х века) // Назаренко А. В.

Древняя Русь на международных путях: Междисциплинарные очерки культур ных, торговых, политических связей Х–Х вв. М., 2001. С. 505–558.

ГерберштейнС.Записки о Московии. М., 1988. С. 57–58.

Там же. С. 66, 68–71;

[Bredenbachius Tilmannus]. Historia belli Livonici, quod Magnus Moscovitarum Dux, anno 1558, contra Livones gessit. Lovanii, 1564.

F. 32 v. – 33.

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ Lewenclaviil. De Moscorum Bellis... P. 206–207.

О боях с войcками Ливонского ордена под Псковом в 1502 г. подробнее см.: АлексеевЮ.Г. Походы русских войск при Иване. СПб., 2007. С. 417–425.

ГерберштейнС. Записки о Московии. С. 197–198.

Lewenclaviil. De Moscorum Bellis... P. 208–209;

ГерберштейнС. Записки о Московии. С. 69–71, 78;

ЙовийП. Книга о московитском посольстве // Россия в первой половине ХV в.: Взгляд из Европы / Сост. О. Ф. Кудрявцев. М., 1997.

С. 286.

Lewenclaviil. De Moscorum Bellis... P. 223.

bid. P. 209–210.

bid. P. 210–211.

bid. P. 212–215.

bid. P. 212. — Возможно, имеется в виду резкое возвышение 16-летнего Генриха в 1567 г., когда он был назначен генерал-лейтенантом Франции, а вскоре стал генерал-интендантом короля. Это дало ему фактически неограниченные возможности военного командования при короле Карле Х. Видимо, в этом и состоит суть сравнения Левенклавием Генриха с Фюрстенбергом, ставшим вторым лицом при престарелом магистре Генрихе фон Галене.

bid. P. 215.

bid. P. 216.

bid. P. 216–217.

[BredenbachiusTilmannus]. Historia belli Livonici... Р. 11–12.

Lewenclaviil. De Moscorum Bellis... P. 218–219.

bid. P. 220. — Публикацию апокрифического текста грамоты см.: HoffG.

van. Erschreciche, grewliche und nic erhrte Tyranney’n Johannis Basilidis. Naum burg, 1582. S. 49–73. Подробно она анализируется в пятой главе.

Lewenclaviil. De Moscorum Bellis... P. 222.

bid. P. 220–221.

bid. P. 221.

bid. P. 222–223.

bid. P. 224.

bid. P. 225.

bid. P. 226.

bid. — Об осаде датчанами Ревеля и ответном ударе Дании под крепостью Варбек см.: LepszyK. Dziee Floty Polsie. Gdas;

Bydgoszcz;

Szczecin, 1947.

S. 110–111;

Sacra Regia Msti [ad M. Cromera et Jana Soliowsiego]. Decembris 1569 // AGAD. nwentarz Metryi Koronne. Libri Legationum. LL 19. Ksiga prow adzowa za podanclerstwa Francisza Krasisiego, zawieraca wpisy spraw za granicznych.

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ Е.А.Ляховицкий АРХИЕРЕЙСКИЕ И ЦАРСКИЕ НАКАЗНЫЕ ГРАМОТЫ, СОДЕРЖАЩИЕ РЕШЕНИЯ СТОГЛАВОГО СОБОРА В исследованиях, так или иначе касающихся решений Стогла вого собора, как правило, за основу берется текст Стоглава. Значи тельно реже исследователи обращаются к другим документам, от ражающим решения Стоглавого собора. Среди последних особое значение имеют грамоты, в которых решения Стоглавого собора до носились до местной администрации.

Из этой группы документов наиболее известны грамоты, послан ные от лица архиереев во Владимир, Каргополь и в Вязьму и в Хле пен. Первые два документа были открыты П. М. Строевым и в насто ящий момент находятся в составе двух конволютов из его собрания, в последствии перешедших к Н. П. Погодину (ОР РНБ. Собр. Н. П. По година. № 156, 1841). В фундаментальной работе Барсукова опублико вано письмо П. М. Строева от 11 августа 1830 г., в котором он пере числил в перечне находок «Окружный наказ митрополита Макария»1.

Первое известное нам печатное упоминание этих важных доку ментов относится только к 1845 г., когда было издано принадлежащее тому же П. М. Строеву описание собрания ОЛДП, включая сборник НИОР РГБ. Ф. 205 (собрание ОИДР). Отд. 1. № 22, содержащий текст наказной грамоты в Каргополь. Характерно, что сборник со держит примечания, по мнению П. М. Строева, сделанные рукой Е. Болховитинова2. Будущий издатель наказных грамот И. В. Беляев узнал о наказной грамоте во Владимир в 1849 г. и тогда же от И. Д. Бе ляева о наказной грамоте в Каргополь3. Итак, задолго до публика ции в начале 1860-х годов наказные грамоты были уже известны определенной части научной общественности.

© Е. А. Ляховицкий, Е.А.Ляховицкий Введение этих документов в широкий научный оборот происхо дило в контексте бурной полемики 1860-х годов о каноническом статусе Стоглава, в которой наказным грамотам предстояло сыграть важную роль. В 1862 г. И. М. Добротворский, отрицавший канони ческое достоинство Стоглава, выступил с исследованием, в котором дал первый обзор содержания наказной грамоты в Каргополь от 2 фев раля 1558 г. Исследователь пришел к выводу, что данный доку мент — «исполнительный указ о церковных именно чинах», «самое обширное извлечение из Стоглава в официальном акте»4. Он, таким образом, противопоставлял официально не принятому Стоглаву ут вержденную официально наказную грамоту. Тем самым утверждался тезис о том, что Стоглавый собор не вводил в действие постанов ление о двоеперстии: «раскольническое мнение» возобладало уже после собора5. В 1863 г. наказная грамота в Каргополь была издана6.

В том же году оппонент И. Добротворского И. В. Беляев опубли ковал наказную грамоту во Владимир от 10 ноября 1551 г. с разно чтениями по наказной грамоте в Каргополь. По мнению И. В. Беляева, «Стоглав был актом не только подлинным, но и официальным, оп ределения которого рассылались в свое время к исполнению...»7.

Более четко ту же мысль и то же отношение к значению наказных грамот сформулировал десятью годами позже А. С. Павлов, издавший наказную грамоту в Вязьму и в Хлепен: «Наказные списки, представ ляя вполне все церковно-законодательное содержание Стоглава, от носятся к этому последнему как исполнительные указы к подлинным соборным определениям 1551 года»8. А. С. Павлов обратил внимание на близость публикуемой им грамоты к Каргопольской и Владимир ской и справедливо заключил, что эти три грамоты восходят к од ному протографу, составленной на самом соборе 1551 г. общей форме архиерейской наказной грамоты по новому соборному уложению9.

Итак, как противники, так и сторонники официального статуса Стоглава считали наказные грамоты в текстологическом смысле про изводными от Стоглава. Принципиально иное мнение о соотношении Стоглава и наказных грамот было высказано в работе Н. Кононова «Разбор некоторых вопросов, касающихся Стоглава». Н. Кононов считал, что наказные грамоты есть не производное от Стоглава, но его источники. Основными аргументами исследователя стали следующие соображения.


Архиерейскиеицарскиенаказныеграмоты,содержащиерешения...

Во-первых, совпадающие тексты главы 28 Стоглава и наказные грамот оканчиваются фразой «...и сия убо дозде священству вашему написахомъ». При этом, в первом эта фраза неуместна, так как «в Стоглаве, долженствующем представлять в себе свод постанов лений относительно практики всей русской церкви, такие слова прямо не уместны»;

28 глава не является ни заключительной для Стоглава, ни заключительной для глав, посвященных приходскому духовенству10.

Во-вторых, исследователь обращал внимание на то, что «если мы обратимся к главам Стоглава, всего более касающимся приход ского духовенства, то, к нашему удивлению, вместо безличного: “пусть делают то-то и так-то” мы встретим приказания, начинающиеся сло еся ся вами: “А вы бы делали то-то и такъ-то”...»11.

Ответом Кононову стала работа И. М. Громогласова «Новая по.

пытка решить старый вопрос о происхождении “Стоглава”». В ней он последовательно подверг критике доводы Кононова, указав на то, что, во-первых, фраза, находящаяся в конце наказных грамот и в конце главы 28 Стоглава, не является уместной и в наказных списках, пос кольку в начале идет обращение к таким лицам, как городовой при казчик, посадские, волостные, сельские старосты12;

во-вторых, при сутствие в тексте обращений и в безличной форме, и во втором лице не есть особенность Стоглава, это норма для законодательного памятника средневековой Руси (как пример — деяния собора 1667 г.)13.

Критика идеи Кононова, предпринятая Громогласовым, была под держана Д. Ф. Стефановичем, автором до недавнего времени един ственного монографического источниковедческого исследования Сто глава14. Концепция Кононова, таким образом, не получила тогда развития. Однако в последних трудах Е. Б. Емченко о Стоглаве кон цепция Кононова была «реанимирована». Поводом для этого пос лужили результаты изучения рукописи ОР РГБ собрания Румянцева № 425, которую исследовательница считает подлинником пространной редакции Стоглава15: по мнению исследовательницы, первоначаль ный порядок чтений в ней соответствовал тому, который имеется в Смоленской наказной грамоте16. В остальном же аргументация Е. Б. Емченко повторяет предложенную Кононовым: указывается на окончание двадцатой главы, на наличие многочисленных совпаде ний в текстах, на соотношение текстов, которые в наказных грамотах Е.А.Ляховицкий содержат обращение во втором лице, а в Стоглаве — в неопределен ной форме17.

Подытоживая обзор истории изучения наказных грамот, отме тим, что они всегда рассматривались применительно к нуждам изу чения текста Стоглава. При этом, несмотря на издания И. В. Беляева и А. С. Павлова, фиксирующие различия в текстах наказных грамот, до сих пор не осуществлено сравнительное исследование их текс тов. Игнорируется важное наблюдение И. В. Громогласова о том, что наказные грамоты, как и Стоглав, имеют сложную структуру.

Данная работа призвана отчасти восполнить этот пробел.

Наказная грамота во Владимир (далее — ВГ) в конволюте ОР РНБ. Погод. 1869 составляет особый блок, включающий Л. 1–32 об. Эта копия ВГ — единственный из имеющихся в нашем распоряже нии текстов наказных грамот, в конце которого приводится описа ние оригинала: отмечено наличие митрополичьей печати, раскрыт ее текст, отмечена и раскрыта подпись на грамоте митрополичьего дьяка Ивана Афанасьева. Кроме того, текст содержит самоиденти фикацию: «Список с наказного списка соборного уложения»19. Эти черты дают основание для предположения, что текст интересовал переписчика с точки зрения своего конкретно-юридического значения.

Возможно, перед нами копия наказной грамоты, снятая в соответ ствии с содержащимся в ней указанием «и вы б(ы) сие н(а)ше посла ние списывали слово в слово да росдава(ти) по(повски)м старо(с)там и десятцкимъ св(я)щ(е)ником... и они их у себя держат и о всем по тому брегут и ходят как в сеи грамоте писано»20.

В этой связи интересно рассмотреть вопрос о времени создания копии. Единственный водяной знак бумаги данной части конво люта — кувшинчик одноручный, с короной и розеткой, на тулове литеры «DM». Нам удалось обнаружить в справочниках только одну композиционно совпадающую с данным знаком параллель с такими же литерами, датируемую 1577 г.21 В материалах Тромонина име ется также параллель, датирующаяся 1589 г., композиционно близ кая к наблюдаемому в рукописи знаку. Эта параллель отличается от последнего одноконтурной ручкой. Впрочем, это отличие может быть связано с несовершенством прорисовки, очевидным из верхней части рисунка, не отразившей деталей короны22. Остальные зафик сированные в альбомах водяные знаки «кувшинчик» с литерами Архиерейскиеицарскиенаказныеграмоты,содержащиерешения...

«DM» имеют иную композицию и датируются начиная с первых го DM» »

дов XVII в.23 Исходя из имеющегося материала, наиболее вероятным временем создания копии представляются конец 1570-х – 1580-е годы V в., что, впрочем, не исключает и более ранних и поздних да тировок в приделах второй половины XVII в.

Характерной особенностью текста ВГ является наличие чтений, которые не соответствуют ее узкой адресации и передают решения собора в общей форме. Например, в начальной части грамоты, сход ной по содержанию с 67–69 главами Стоглава, среди прочего ут верждается: «тако ж(е) отн(ы)не и в пред(ь) н(а)шиммитрополичим бояром. и архиеп(и)с(ко)повым и еп(и)с(ко)повым и их десятинником судити»24. Подобным образом передаются решения собора в части, практически дословно совпадающей с 69 главой Стоглава25, в тесте, близком 6-й главе Стоглава (20 гл.), в тексте, озаглавленном «О том же соборный ответ о всех протопопах», совпадающем дословно с 29–30 главами Стоглава.

Грамота в Вязьму и в Хлепен (далее — ВХГ) была послана от лица епископа Сарского и Подонского Саввы. Копия грамоты до шла до нас в составе кормчей книги ОР РНБ. Соф. 1176, описанной Я. Н. Щаповым. Исследователь охарактеризовал рукопись как Корм чую Мясниковского типа в новой обработке XVI в., состоящей, в основном, в добавлении материалов соборов 1503 и 1551 гг. Характерной чертой текста ВХГ, как он представлен в Соф. 1176, является его краткость по сравнению с двумя другими наказными грамотами. Краткость эта связана в основном с начальной частью, где излагаются соборные решения по вопросам церковного судо производства и администрации. В Соф. 1176 мы видим только текст, передающий основные положения этой части постановлений собора.

Так, в Соф. 1176 имеется формулировка общего положения: во всех делах «кроме грабежа и разбоя с поличным» духовенство подсудно не царской администрации, а церковной — архиереям и их представи телям, им же принадлежит исключительная юрисдикция в духовных делах. Однако отсутствует специальное положение о юрисдикции архимандритов и игуменов в отношении своих старцев, слуг и кресть ян во всех делах, кроме духовных. В Соф. 1176 мы видим главное установление по реформе местного церковного суда: суд осуществ ляется светскими должностными лицами архиерея в присутствии Е.А.Ляховицкий поповских старост, десятских священников и земских старост27.

Но описания процедуры делопроизводства, обеспечивающей конт роль выборных представителей белого духовенства над работой ар хиерейских чиновников, в тексте нет.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что текст ВХГ в составе Соф. 1176 является сокращением оригинала, скорее всего, произведенным переписчиком. Маловероятно, что в оригинальной грамоте, в inscriptio которой значились в том числе и игумены28, от сутствовали подобные пункты. Такого рода сокращение говорит о том, что переписчиком руководил интерес к тексту, связанный не с практическим, а, по всей видимости, с культурно-религиозным его значением.

Некоторые формулировки, которые в ВГ имеют характер общих постановлений, в ВХГ, напротив, имеют вид частных. Приведем не которые примеры (ср. выделенный текст):

Грамота в Вязьму Стоглав (по изд.: Емчен- Грамота во Владимир (по и в Хлепен (Здесь и да коЕ.Б. Стоглав. Исследо- списку ОР РНБ. Собрание лее по списку ОР РНБ.

вание и текст. М., 2000) М. П. Погодина. 1569) Софийское собр. 1176)...заказывают. и збира Венечную пошлину за-...заказывают и збира казывают и збираютъ ютсв(я)щенники и ста- ют с(вя)щ(е)ники и ста св(я)щенники, старо- росты поповские и св(я)- росты поповскиа. и с(вя) сты поповскые и с(вя)- щенники де сятцкие. щ(е)ники десятцкиа в митропол(ь)е и въ во всемъ вяземскомъ щенникы десятцскые в митрополии и во архиеп(и)с(ко)пьях и въ оуезде и в хлепенском архиеп(и)ск(о)пьях,ивъ еп(и)с(ко)пьях по всем поволостемипоселом еп(и)ск(о)пьяхъ,повсем градом и по десятинам имати сперваго бракu градомиподесятинам, и по селам. а емлют алтын... (Л. 276) и по селом. А емлют с перваго браку алтын...

с перваго браку алт(ы)- (Л. 6 об.) нъ... (С. 364 (гл. 69)) и тог(о) ради въ ц(а)рству- итого ради ц(е)рк(о) ющемграде Москве и по внаг(о)чина въ ц(а)рс всемградомРосиискаг(о) твующемъ граде моск ц(а)рства в митропол(и) ве и по всем градом и.ивъархиеп(и)с(ко)пьях. русиискаго ц(а)рства и въ еп(и)с(ко)пияхъ кии ивнашеиеп(и)с(ко)пьи ждо в своих пределех в вязме и в хлепни Архиерейскиеицарскиенаказныеграмоты,содержащиерешения...

повелехомсоборне уста- повелехомсоборне оус вити...(Л. 14) тавити... (Л. 279) тако ж(е) которые писцы Такъ же которые писцы Также которыя писци погородомъ книги пи- по городом и по волос- в городеввязмеивхлеп тем и по селом книги нииповолостемкниги шутъ, и вы бы имъ пишут.и вы б имъ веле- пишоут и вы б(ы)веле велели писати з доб рых переводов (С. 287 ли писати з добрых пе- ли им писати з добрых (гл. 28)) реводов...(Л. 19 об.) переводов...(Л. 283) Тем не менее, в тексте ВХГ остались чтения, абсолютно не умест ные в ней, но аналогичные содержащимся во Владимирской грамоте, например: «также отныне и впредь нашим митрополичим бояром иархиеп(и)ск(о)плимиеп(и)ск(о)плим (выделено нами. — Е.Л.) и их десятинником судити...»29.Итак, по всей вероятности, образец ВХГ был подобен ВГ, как и она, содержал ряд формулировок общего вида.


Наказная грамота в Каргополь (далее — КГ), кроме упомянутого уже сборника XIX в.,известна по копии первой половины XVII в.30, содержащейся в еще одном конволюте П. М. Строева — ОР РНБ. Собр.

М. П. Погодина, 1841. Текст грамоты (Л. 87 об. – 118) находится в со ставе блока, занимающего Л. 85–124 об. Е. Б. Емченко обратила внимание на то, что текст, находящийся в составе этого же блока, известный как «приговор об учреждении и обязанностях поповских старост», был опубликован в 1832 г. в первом томе «Актов Архео графической экспедиции» по рукописи из библиотеки Софийского собора № 87731. Судя по реестру библиотеки 1784 г., отражающему номера рукописей до их передачи в Санкт-Петербургскую духовную академию, блок, содержащий текст грамоты, находился в составе одного из служебников32. Впрочем, характер блока, как мы можем его наблюдать в составе Погод. 1841, позволяет утверждать, что он был создан и некоторое время бытовал как самостоятельная еди ница: в самом деле, крайние листы блока сильно загрязнены, при этом Л. 85 свободен от текста, если не считать пометы в верхнем правом углу, к сожалению, сильно стершейся, а Л. 124 об. заполнен манерой, отличающейся от манеры письма остальной части блока.

В отличие от текста Погод. 1569, Погод. 1841 передает текст гра моты с признаками формулярного извода. В тексте многолетия от сутствуют имена царя и царицы, нет упоминания о царевне Марье, Е.А.Ляховицкий нет упоминания брата Ивана — Георгия и Владимира Старицкого.

В начале КГ мы видим intitulatio, обозначающее в качестве отправи теля грамоты того же митрополита Макария. Однако в дальнейшем в КГ все решения излагаются от лица архиепископа (см. выделен ный текст):

ВГ КГ (здесь и далее по списку ОР РНБ.

Собр. Погодина 1841) И те бъ поповские старосты и де- И те поповские старосты и десяцкие сятцкие св(я)щенники, которые жи- с(вя)щенники, которые живутъ в го роде и на посаде, были в суде уна вутъ в городе и на посаде, были в суде у н(а)шег(о) митрополичя шего архиепископлья десятилника...

де(сятинник)а... (Л. 3 об. – 4) (Л. 90 об. – 91)...А не учнутъ ихъ слушати, и ста-...А не учнутъ ихъ слушати, и старо ростам и целовальником и поповс- стамъ и целовалником и поповским ким старостам и десятц(к)имъ св(я) старостам и десяцкимъ с(вя)щенни щенником вазв(еща)ти и писати комъ сказывати и писати на нихъ на них ко мне митрополиту. А не комнеархиеп(и)с(ко)пу. А не управ управлю яз митрополит, и старо- лю язархиеп(и)с(ко)пъ, и старостам стам и св(я)щенником о том писати и с(вя)щенником о том писати ко ц(а) ко ц(а)рю и великому кн(я)зю. Иде- рю и великому кн(я)зю. И десятил сятинником моимъ митрополичим никомъ моимъ архиеп(и)ск(оп)ьим от ц(а)ря быти в великой опале... от ц(а)ря быти в великой опале...

(Л. 4 об. – 5) (Л. 91 об.) А тиуном и неделщыком н(а)шимъ А тиуном и неделщиком нашим митрополичимиархиеп(и)с(ко)плимъ архиеп(и)с(ко)пльимъ съ ябедники и еп(и)с(ко)плим съ ябедники и блудницами зговору не имети...

и з блудницами зговору не чинити... (Л. 96) (Л. 10) Вообще, для текста КГ характерно удаление всех указаний на мит рополита, что видно на примере мест, имеющих характер общих ре шений:

ВГ КГ...в митропол(ь)е и въ архиеп(и)с-...во архиеп(и)с(ко)пьях по всем городом (ко)пьях и въ еп(и)с(ко)пьях и по десятинам и по селом... (Л. 93) по всем градом и по десятинам и по селам... (Л. 6 об.) Архиерейскиеицарскиенаказныеграмоты,содержащиерешения...

И того ради... въ ц(а)рствующем И того ради... въ царствующем граде граде Москве и по всем градомъ Москве и по всем градомъ росийскаго росийскаго ц(а)рства въ митропол(ь) ц(а)рствия во архиеп(и)с(ко)пьяхъ и и въ архиеп(и)с(ко)пьяхъ и въ и еп(и)с(ко)пьях, кииждо во своих еп(и)с(ко)пиях, кииждо в своих приделех...(Л. 100) пределех... (Л. 14)...отн(ы)не и впред(ь) по всем...отныне и впредь по всемъ градомъ градомъ и по волостем и по селам и по волостемъ и по селамъ въ архи въ митропол(ь)и и въ архиепис- епископьхъ и въ епископияхъ всемъ копьхъ и въ епископияхъ по всем монастыремъ и по погостомъ чернцомъ м(о)н(а)стырем и по погостом и черницамъ в одномъ месте не жыти...

чернцом и черницам в одном мес- (Л. 107 об.) те не жити... (Л. 22) Эти особенности текста КГ заставили А. С. Павлова считать, что грамота была послана от лица митрополита в Каргополь, который, по мнению ученого, находился тогда на территории митрополии33.

И. М. Добротворский, напротив, считал грамоту переделкой из мит рополичьей, сделанной для новгородского архиепископа34.

Еще одна особенность КГ — значительно более краткий по срав нению с двумя другими текст многолетия царю и его семье35: там отсутствуют имена царя и царицы, нет упоминания о царевне Ма рье, нет упоминания брата Ивана — Георгия и Владимира Стариц кого. Вкупе с другими эта черта КГ позволяет видеть в ней копию не реального документа, а подготовительного материала, вышед шего, по всей видимости, из архиепископской канцелярии. В связи с последним характерна следующая вставка, отличающая КГ от ВГ (см. выделееный текст):

ВГ (Л. 25 об.) КГ (Л. 110 об. – 111) О том же соборной ответ о всех О том же соборнои ответъ о всех протопопех в ц(а)рствующем граде протопопех въ ц(а)рьствующем гра де Москве и в Новегороде и въ Москве и въ прочих градех Росиис каго ц(а)рствия... прочих городех Московскаг(о) г(о) с(у)д(а)рьства...

Косвенно такой взгляд на КГ подтверждается тем, что, по всей видимости, рукопись, из которой листы, содержащие КГ, были изъ яты П. Н. Строевым, находилась в Софийском соборе36.

Е.А.Ляховицкий Итак, ближе всего образец архиерейских наказных грамот пере дает ВГ. В дальнейшем изложении мы будем, кроме специально оговоренных случаев, опираться на ее текст, при этом для удобства используя разделение на главы КГ.

Царские наказные грамоты на Волок и в Заволочье. Уже И. Бе ляев обращал внимание на то, что текст наказных грамот как бы рас падается на две части — указ о церковном суде и поучение37. На неод нородность текста НГ обращал внимание и И. В. Громогласов. Помимо упомянутого выше наблюдения о неуместности фразы «и до зде священству вашему написахом» в контексте наказных грамот, ис следователь также отметил текстологический шов между фрагментом, в КГ занимающим главу 18, окончание которого выглядит как окон чание целого документа, и следующим, занимающим в КГ 19 главу, начало которого напоминает начало нового текста38.

Многое для понимания структуры текстов наказных грамот мо жет дать обращение к изданному еще в 1836 г под заглавием «Ок ружный царский наказ...» фрагменту царской грамоты, посланной в Заволоцкий уезд в декабре 7060 г.39 Он дошел до нас в копии, хра нящейся в коллекции П. М. Строева40. Сам вид документа — столбец, указание на то, что царская грамота списана «слово в слово», — за ставляет предполагать, что он использовался как руководство в прак тической деятельности. В этой связи интерес представляет дата со здания копии. Знаки, полностью совпадающие по своей композиции с наблюдаемым в документе знаком «двуглавый орел под короной», встречаются в справочниках в диапазоне 1558–1578 гг.41 К сожа лению, в альбомах, основанных на русских материалах, подобных знаков нет. Таким образом, копия, вероятно, была создана в конце 1550-х – 1570-х годах.

Царская наказная грамота в Заволочье весьма мало востребована исследователями письменного наследия Стоглавого собора. В ос новном внимание к ней ограничивается эпизодическими ссылками на «Окружной царский наказ» как на отражение соответствующих глав Стоглава42. Между тем, текст грамоты имеет прямые текстоло гические параллели не со Стоглавом, а с наказными грамотами. На чало фрагмента грамоты в Заволочье соответствует тексту архи ерейских наказных грамот, который в КГ помещается в конце 5 главы и главах 6–7:

Архиерейскиеицарскиенаказныеграмоты,содержащиерешения...

«Окружной царский наказ» Владимирская грамота № Гла (по изданию: Архив (Погод. 1569. Л. 4 об. – 6 об.) вы (по П. М. Строева. Т. ).

разделе Cт. 338–340. «Грамота царя нию на Ивана Васильевича на Заволо главы чье о церковном благочинии»

КГ) 5...учнутъ ихъ слушати, и ста- А не учнутъ ихъ слушати, и ста ростамъ и целовальникомъ, ростамъ и целовалником и попов и поповскимъ старостамъ ским старостам и десятц(к)им и десятцкимъ священикомъ св(я)щенникомъ воз(вещ)ати и пи сказывати и писати ко влады- сати на них ко мне митрополиту.

ке, а не управитъ владыка, А не управлю яз митрополитъ и старостамъ, и целовальни- и старостам и св(я)щенником о том комъ, и священикомъ о томъ писати ко ц(а)рю и великому кн(я) писати ко мне, царю и вели- зю. И десятинником моимъ мит кому князю, и десятилнику рополичимъ от ц(а)ря быти в ве владычню от меня, царя и ве- ликой опале, и взятое велети ликого князя, быти въ вели- на нихъ доправити втрое по Судеб кой опале, а взятое велети нику. А будетъ неправда в суде на нихъ доправити втрое по и всякая хитрость и продажа в де Судебнику, а будетъ неправда сятинникех и в земских старостах въ суде и всякая хитрость и в десятцкихъ священникех а до и продажа в десятилнике, ведут ихъ многими сведетели, и въ земскихъ старостахъ, и темъ всемъ быти от ц(а)ря в ве и целовалникахъ, и въ попов- ликой опале, а от нас в духовном скихъ старостахъ, и въ де- великом запрещении по св(я)щен сятцкихъ священикахъ, а до- нымъ прпавиломъ.

ведутъ на нихъ многими сви детели, и темъ всемъ быти отъ меня, царя и великого князя, въ великой опале.

6 Тако жъ бы естя берегли на- Також бы есте брегли накрепко крепко, десятцкие священики, десяцткие св(я)щенники и земские и земские старосты, и це- старосты и целовалники: кол(и же ловалники: коли приедутъ прие)дут н(а)ши митрополичи владычни неделщики и деся- неделщики и десятинничи с суда тилничьи съ суда на обыскъ на обыскъ или приставным от кого или по приставной отъ кого на поруки давати и они б на пору на поруку давати, и оне бы на ки давали и передъ вами десяцкими Е.

А.Ляховицкий поруку давали передъ вами зъ св(я)щенники или пред вами ста десятцкими священики, или ростами и земскими целовалники, передъ вами старостами земъ- а от поруки бъ и от поклоннаго скими и целовалники, а отъ не имали ничего, а без десятцкихъ поруки бъ и поклонново не св(я)щенниковъ и без васъ земс имали ничего. А безъ десятц- кихъ старостъ и целовальниковъ кихъ священиковъ и безъ васъ, однолично бъ на поруки не давали, земъскихъ старостъ и цело- а з записми бы неделщики не ез валниковъ, однолично на по- дили, развее духовныхъ делъ. И вы руки не давали, а з записми бъ о всем о том брегли накрепко, неделщики не ездили, развие а обыски бъ писали ц(е)рковные духовныхъ делъ;

и вы бы диячки или земские передъ десяц о всемъ о томъ берегли на- кими священники и передъ вами крепко;

а обыски бы писали земскими старосты и целовальни церковны дьячки или земъс- ки, и вы б о всем о том брегли кие передъ вами, десятцкими накрепко по Царскому указу и по и старостами и целовальни- нашему благословению (5 об. – 6).

ки, и вы бы о всемъ о томъ берегли накрепко по нашему царьскому наказу.

7 А учнутъ владычни неделщи- А учнутъ н(а)ши митрополичи ки или десятилничьи поклон- неделщики и десятинничи поклон ное или отъ поруки имати, ное или от поруки имати, или без или безъ васъ, десятскихъ вас десяцтких св(я)щенников или священниковъ, или безъ васъ без вас земских старостъ и цело земъскихъ старостъ и цело- валников на поруки давати не по валниковъ на поруки не дава- сроку и не по уставным грамотам ти, ни по сроку и не по ус- и обыски писати без вас, и вы тавнымъ грамотамъ, и обыс- б на тех н(е)д(е)лщиков о всем ки писати безъ васъ, и вы бъ о том писали ко мне Митрополиту.

на техъ неделщиковъ о всемъ А не управлю яз митрополит, и вы о томъ писали ко владыке бъ о всемъ о том писали къ ц(а)рю Ростовскому;

а не управитъ и великому кн(я)зю. И тем моим владыка, и вы бы о всемъ неделщыком от ц(а)ря быти в ве о томъ писали ко мне, царю ликой опале а взятое втрое на них и вликому князю, и темъ не- доправити. А не учнете вы о том делщикамъ отъ меня, царя, бречи десятцкие св(я)щенники быти въ великой опале, а взя- и земские старосты и целовалники, тое втрое на нихъ доправити. или учнете по них покрывати или Архиерейскиеицарскиенаказныеграмоты,содержащиерешения...

А не учнутъ беретчи десятцкие с ними учнете с одного продавати, священики и земьские старо- и вам всем быти отъ ц(а)ря в в ве сты и целовалники, или уч- ликой опале, а от нас въ д(у)хов нутъ по нихъ покрывати, или ном запрещении по св(я)-щенным учнутъ съ ними съ одного правилом (Л. 6–6 об.).

продавати, и вамъ быти всемъ отъ меня въ великой опале.

С окончанием текста, занимающего в КГ главу 7, сходство текс тов царской грамоты и архиерейских грамот прерывается. В царс кой грамоте далее следует текст, не имеющий прямых совпадений ни в Стоглаве, ни в наказных грамотах, где содержится призыв к поповским старостам, десяцким священникам наблюдать за свя щенниками для обеспечения исполнения церковного чина43.

Затем в «Окружном наказе» следует текст, передающий суть ре шений, занимающих в КГ 8-ю, а в Стоглаве — 69-ю главы, о размере венечной пошлины: «Да темъ же бы естя старостамъ земьскимъ, и поповскимъ старостамъ, и десятцкимъ священикомъ приказывали въ городе на посаде въ Заволочье, чтобы святительскую дань и десятил ничь(и) пошлины, и кормъ, и заездъ, и венечную пошлину збирали оне по книгамъ, каковы имъ книги владыка пришлетъ, о всемъ по старине, какъ прежъ сего. А венечную бы естя пошлину збирали съ перваго браку алтынъ, а со втораго два алтыны, съ троеженца четыре алтына»44.

После этого в царской грамоте снова появляются чтения, соот ветствующие тексту, в КГ помещающемуся в главах 17 и 18:

«Окружной царский наказ» ВГ № главы (Ст. 340–342) (Л. 10 об. – 11) 17 Да темъ же бы естя старостамъ Також бы есте въ городе и на земьскимъ, и поповскимъ старо- (по)саде и по волостемъ и по стамъ, и десятцкимъ священикомъ селом во всем Володимерском приказывали въ городе на посаде уезде велели поповским старо въ Заволочье, чтобы святитель- стам и десятцким св(я)щенни скую дань и десятилничь(и) пош- ком и земскимъ старостам лины, и кормъ, и заездъ, и венеч- и целовалником по ц(а)реву ную пошлину збирали оне по кни- наказу и по соборному уложе гамъ, каковы имъ книги владыка нию, н(а)шу с(вя)тителскую Е.А.Ляховицкий пришлетъ, о всемъ по старине, дан(ь) и десятинничи пошлины какъ прежъ сего. А венечную бы и кормы и заездъ и венечную естя пошлину збирали съ перваго пошлину збирати по книгам:

браку алтынъ, а со втораго два а книги есми к вам послали алтыны, съ троеженца четыре о всемъ по старине, как преж алтына. Да тако жъ по волостемъ сего было. И вы б те все пош и по селомъ и во всемъ Заволоц- лины собрав по н(а)шим кни комъ уезде велели бъ естя десяц- гам сполна привозили к Мос кимъ священикомъ, и земъскимъ кве на зборъ или въ тои ж(е) старостамъ, и целовалникомъ д(е)нь по зборе, без всякаг(о) святительскую дань и десятилни- переводу по ц(а)реву наказу.

чьи пошлины, кормъ и заездъ, А чег(о) по книгам сполна не и внечную пошлину збирати по привезут, и то намъ велети книгамъ, каковы книги владыка доправливати на вас поповских пошлетъ;

да те бы естя все соби- старостах и на десятцких св(я) рали по книгамъ сполна и приво- щ(е)никех и на старостах и на зили архиепископу Ростовскому целовалникех земских своему на зборъ или въ той же день по казначею по ц(а)р(е)ву ж указу.

зборе безо всякого перевода.

А чего сполна по книгамъ не привезутъ, и то есми велелъ до правливати на васъ, на поповс кихъ старостахъ и на десятскихъ священикахъ, и на целовални кахъ, и на старостахъ на земс кихъ, владычну казначию.

18 А которых старостъ поповских А которыхъ старостъ земъскихъ десятцких св(я)щ(е)ников вы и целовалниковъ, и поповскихъ берете и уставите в городе и на старостъ, и десятцкихъ священи посаде и по волостем и по ковъ, выберете и уставите въ селам во всем Володимерскомъ городе на посаде и по волостемъ уезде, и вы б тем старостам и по селомъ и во всемъ Заволоц поповским и десятцкимъ св(я) комъ уезде, и вы бы темъ старо щ(е)нником и старостам и це стамъ поповскимъ и десятскимъ священикомъ, и старостамъ земь- ловальником имена написав на скимъ и целовалникомъ имена список прислали к нам ч(а)са написали на списокъ да отслали тог(о), чтоб нам о томъ извес ко владыке часа того, и онъ о всемъ тно и ведомо было. А н(ы)не о томъ къ темъ старостамъ пош- по ц(а)реву совету и по собор летъ книги свои и наказъ, по ному уложению о всем о том Архиерейскиеицарскиенаказныеграмоты,содержащиерешения...

соборному уложенью, какъ имъ те писали есмя к вам как им те дела святительские делати отныне наши дела с(вя)тительские ве и впередъ, о всемъ подлино. дати и делати отн(ы)не и впред(ь) о всем подлинно.

В отношении текста главы 18, сходство такое же, как и в случае с главами 5–7.

На этом содержательная часть «Окружного наказа» заканчива ется. Окончание «Окружного наказа» соответствует окончанию Вла димирской грамоты, содержащему требование распространять и ис пользовать этот документ как практическое руководство. Этот текст в архиерейских грамотах следует за знаменитой фразой «И до зде священству вашему написахом».

Важно отметить, что, помимо текстологического сходства, тек сты царской грамоты и архиерейских грамот связывают и взаимные ссылки: мы видели, что в тексте, в КГ находящемся в главе 6, име ется приказание следовать «царскому наказу», которое есть и в цар ской грамоте. В том месте царской грамоты, где она не совпадает с архиерейскими, имеется указание: «В о всехъ техъ церковныхъ чинехъ и о вашемъ священическомъ пребывании буди наказъ вамъ и соборное уложение отца нашего Макарьи Митрополита всея Ру сии»45. По-видимому, под наказом и соборным уложением следует по нимать архиерейские грамоты. В тексте, в КГ находящемся в 17 главе, содержится ссылка «по цареву наказу и по соборному уложению», далее следует предписание действовать по «царскому наказу»46. На конец, в тексте царской грамоты, соответствующем тексту, в КГ чи тающемуся в 18-й главе, можно видеть указание на святительские наказные грамоты: «...и онъ (владыка) о всемъ о томъ, къ темъ ста ростамъ, пошлетъ книги свои и наказъ, по соборному уложенью...»47.

Явственность этого указания становится очевидной из соответству ющего места архиерейских грамот, где читаем: «...а н(ы)не по ц(а) р(е)ву совету и по соборному уложен(и)ю, о всем о том писалиесмя к вам...»48. Ссылки в текстах наказных грамот могут дать представ ление об объеме документа, фрагментом которого является «Окруж ной наказ». В главе 4 читаем: «И как к вам ц(а)ря ивеликаг(о) кн(я)зя гра(мо)та придет. и н(а)ше послание, и вы б(ы)... в городе и на посаде уставили б(ы) поповских старостъ... и десяцких св(я)щенников...»49.

Е.А.Ляховицкий Можно предположить, что в царской грамоте, фрагментом которой является окружной наказ, имелись постановления об избрании по повских старост и десяцких священников.

Другим следом существования царских наказных грамот является фрагмент, содержащийся в сборнике ОР РНБ. Собр. Погодина 1571, также принадлежавшем П. М. Строеву. Текст представляет собой начало грамоты царя Ивана на Волок от 1555 г., написанный на еди ничном листе без водяных знаков. Текст этот сходен с началом архи ерейских наказных грамот:

КГ (Л. 87об. – 88об.) ОР РНБ.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.