авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 27 |
-- [ Страница 1 ] --

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ

К 25-летию научной

и педагогической деятельности в СПбГУП

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ

ФИЛОСОФИЯ

И СОЦИОЛОГИЯ

КУЛЬТУРЫ

Санкт-Петербург

«НАУКА»

2011

УДК 008:316.7

ББК 71.0+60.523

З-31

Запесоцкий А. С.

З-31 Философия и социология культуры : избранные научные тру-

ды. — СПб. : СПбГУП : Наука, 2011. — 816 с.

ISBN 978-5-7621-0587-3 (СПбГУП) ISBN 978-5-02-025616-3 («Наука») В книге опубликованы избранные труды известного российского ученого и ор ганизатора науки А. С. Запесоцкого, отражающие широкий спектр интересов авто ра в области философии и социологии культуры. Издание приурочено к 25-летию его научно-педагогической деятельности в Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов. Работы Александра Запесоцкого объединяет понимание культуры как духовного базиса общенационального бытия, условия нравственной дисциплины и ответственности человека, основы развития всего спектра социаль ных институтов.

В первом разделе дана характеристика проблем становления современной культурологии. Второй раздел составили работы, в которых раскрывается специ фика культурологии в сравнении с предметным полем других наук гуманитарного цикла. В третьей части книги рассматриваются культурно-антропологические ос новы образовательной деятельности;

образование предстает как одна из важней ших подсистем бытия культуры. В четвертом разделе показан характер воздействия СМИ на российскую культуру, дана характеристика роли интеллигенции в духов ной жизни страны, исследуются факторы модификации современной молодеж ной субкультуры и др. Самостоятельный раздел составляют ранние работы авто ра. В качестве приложения опубликован библиографический указатель основных научных работ А. С. Запесоцкого.

Книга адресована культурологам, философам, социологам, искусствоведам, историкам, педагогам, студентам и аспирантам гуманитарных вузов, а также широ кому кругу читателей, интересующихся проблематикой современного социально гуманитарного знания.

УДК 008:316. ББК 71.0+60. © Запесоцкий А. С., © СПбГУП, ISBN 978-5-7621-0587-3 (СПбГУП) © Редакционно-издательское оформление.

ISBN 978-5-02-025616-3 («Наука») Издательство «Наука», СОДЕРЖАНИЕ От автора............................................................................................... Раздел I. КУЛЬТУРА И КУЛЬТУРОЛОГИЯ Формирование науки о культуре.......................................................... Современная культурология как научная парадигма....................... Предмет культурологии как теоретическая проблема..................... Культурные права граждан................................................................ Дмитрий Лихачев — великий русский культуролог........................ У истоков российской культурологии............................................... О сущности культурной традиции..................................................... Раздел II. КУЛЬТУРОЛОГИЯ И КЛАССИЧЕСКИЕ ОТРАСЛИ ЗНАНИЯ 2.1. КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЕ ВИДЕНИЕ ИСТОРИИ История как история культуры.

........................................................ Петербург как культурный феномен российской истории.......................................................................... Соответствие культурному контексту эпохи — критерий истинности исторического факта (Д. С. Лихачев и А. А. Зимин: уроки научной полемики)............. 2.2. ЯЗЫК, ЛИТЕРАТУРА, КУЛЬТУРА Литературоведение и культурология............................................... Изучение литературы как явлений культуры.................................. О русском языке................................................................................. Литература и культура: взгляд Николая Скатова............................ 2.3. ИСКУССТВО КАК ПОДСИСТЕМА КУЛЬТУРЫ Философия искусства....................................................................... О происхождении и развитии искусства......................................... К вопросу об истории русской художественной культуры............ 2.4. КУЛЬТУРА И ЭКОНОМИКА Экономика и культура: характер взаимосвязей.............................. Об экономических воззрениях академика Дмитрия Лихачева.......................................................... Философия и социология культуры. Избранные научные труды Раздел III. КУЛЬТУРА И ОБРАЗОВАНИЕ Образование и культура:

проблемы российской модернизации............................................... Культурология и педагогика: проблемы взаимосвязи.................... Основные парадигмы и модели образовательной деятельности.......................................................... Антропоцентристские подходы к образованию в отечественной и зарубежной философской и педагогической мысли........................................... Идея культуроцентристской модели высшего образования.......... Университет как социально-педагогическая система.................... Сильный университет — сильная Россия....................................... Высшее образование: доступное и платное.................................... Российский интеллигент — идеал воспитания современного специалиста............................................................... Ситуация в российской системе образования как проблема качества работы гуманитарного университета....... Преподаватель глазами студента.

Об изучении мнений студентов о качестве педагогической деятельности преподавателя............................................................ Дети эпохи перемен: их ценности и выбор.................................... Какого человека должна сформировать сегодня система образования?........................................................................ Д. С. Лихачев — великий русский просветитель........................... Педагогическое наследие академика Д. С. Лихачева..................... Раздел IV. ФЕНОМЕНЫ И ПРОЦЕССЫ РАЗВИТИЯ КУЛЬТУРЫ 4.1. СМИ КАК ФАКТОР ТРАНСФОРМАЦИИ РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ Трансформации культуры: производство смыслов и управление информационными потоками................................... Метаморфозы СМИ: новое качество............................................... Обращение Российской академии образования к руководству страны........................................................................ 4.2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ДИАЛОГА КУЛЬТУР И ПРАКТИКА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ Культурные различия и международное сотрудничество............. Чему Россия может научиться у Кореи?......................................... Постсоветское пространство как зона глобального противоборства............................................. Украина как западный проект зоны нестабильности..................... Содержание Проблематика диалога культур в научном и нравственном наследии академика Д. С. Лихачева..................... Лихачев и Гумилев: спор о евразийстве.......................................... 4.3. ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ: ЯВЛЕНИЕ И СУБЪЕКТ РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ О роли интеллигенции в жизни страны.......................................... Дмитрий Лихачев: личность и власть............................................. 4.4. ФЕНОМЕНЫ МОЛОДЕЖНОЙ КУЛЬТУРЫ (лекции) Из истории рок-музыки: творчество «Битлз»................................. Из истории молодежной культуры:

возникновение и развитие дискотек................................................ Отцы и дети: конфликт поколений.

Социализация. Молодежная субкультура....................................... 4.5. ПРОФСОЮЗЫ КАК ЯВЛЕНИЕ МИРОВОГО КУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ (Доклады и выступления на съездах) Пять слагаемых успеха профсоюзов (Выступление на III съезде ФНПР)................................................. Хороший гражданин не может не быть членом профсоюза (Выступление на IV съезде ФНПР)................................................. Профсоюзы — глубоко народная организация (Выступление на V (внеочередном) съезде ФНПР)....................... Раздел V. ИЗ РАННИХ РАБОТ О КУЛЬТУРЕ Дискотека: каприз моды или объективная потребность?.............. Взаимодействие искусств в дискотеке............................................ Открыть ли двери «металлистам»?................................................. Музыка и молодежь........................................................................... Традиции и новации в культуре молодежи..................................... Молодежные культурные центры Ленинграда............................... Эта непонятная молодежь: проблемы неформальных молодежных объединений................................................................ Хроника основных событий жизни и творчества А. С. Запесоцкого........................................ Библиографический указатель основных научных работ А. С. Запесоцкого.............................. ОТ АВТОРА Выход в свет данной книги — важная для автора возможность отме тить 25-летие своей научно-педагогической деятельности в вузе подо бающим образом. Сборник составлен из работ философского и социо логического характера, опубликованных за этот период. Предлагаемые вниманию читателя 58 текстов отобраны из полутора тысяч*1не случай но. Они посвящены различным процессам, феноменам, проблемам, ока зывающимся в фокусе общественного внимания и требующим научного исследования и осмысления. Их написание — ответы на вызовы време ни. При этом любое явление рассматривается здесь как явление культу ры. Культура же понимается как системная целостность. Мне представ ляется, что в итоге вырисовывается культурологический подход, культу рологическая методология исследования социальной реальности.

Публикуемые в этой книге тексты первоначально были доведены до разных читательских кругов: журналы «Вестник РАН», «Вопросы философии», «Социологические исследования», «Отечественная исто рия», «Вопросы литературы», «Вопросы культурологии», «Вестник Ев ропы», «Континент», «Литературная учеба», «Москва», «Нева», «Че ловек», «Социально-гуманитарные знания», «Труд и социальные отно шения», «Социология образования», «Педагогика», «Известия РАО», «Высшее образование в России» и другие, монографии и сборники до кладов научных конференций, лекции, издаваемые небольшими тира жами, имеют во многом несовпадающую аудиторию. Теперь их можно воспринимать совместно.

В первой части книги собраны работы, посвященные формирова нию культурологии как отрасли научного знания и ряду сопряженных с этим теоретических проблем. Второй раздел посвящен взаимовлия нию культурологии и классических отраслей научного знания. В отде льный раздел выделен ряд текстов, рассматривающих образование как один из важнейших институтов культурной преемственности. Следую щая часть книги посвящена ряду интереснейших, на мой взгляд, фено менов культуры. В завершающей главе содержатся ранние публикации, с которых начинались мои исследования культуры в советское время.

Александр Сергеевич Запесоцкий. 1515 публикаций : библиографический * указатель. СПб. : СПбГУП, 2010.

От автора В числе публикуемых материалов особое место занимают доклады на Президиуме РАН (19 января 2010 г.), Отделении историко-филоло гических наук РАН (20 декабря 2006 г.), Секции философии, социоло гии, психологии и права Отделения общественных наук РАН (28 апреля 2010 г.), Президиуме РАО (31 марта 2010 г.). Это — высшая из возмож ных форм апробации результатов научных исследований ученого.

Самым терпеливым читателям должно принести извинения за не которые повторы в книге. Я был вынужден пойти на это, предполагая и возможность ее выборочного чтения. Купюры сделали бы менее по нятными отдельные из публикуемых здесь работ.

Собранные вместе, они, как я надеюсь, демонстрируют некото рые возможности и перспективы культурологического подхода в пла не объединения весьма разрозненных на сегодня различных облас тей социально-гуманитарного знания. Замечу, что это несколько иная постановка вопроса по сравнению с логикой междисциплинарных исследований. Если деятельность «на стыке» наук подразумевает ис пользование методик и соотнесение результатов двух или несколь ких отраслей научного знания, то культурологическая методология дает возможность соотносить цели, методы и результаты с обобщен ной картиной культурной реальности, социальной картиной мира.

Следует учесть, что перед вами — труды университетского профес сора. У университетов есть своя роль по отношению к академическим учреждениям — объединение достижений различных отраслей знания в едином процессе научной и образовательной деятельности. Думает ся, нормальное развитие науки сегодня требует особых усилий по до полнению дифференциации знания именно интеграцией. Хотелось бы просить читателя принять данную публикацию как мой скромный вклад в решение этой задачи.

*** Подписывая к печати книгу, считаю уместным высказать слова глу бочайшей признательности моим учителям, в первую очередь — про фессорам С. А. Артановскому, С. Н. Иконниковой, В. Е. Триодину. Хоте лось бы поблагодарить и многих замечательных отечественных ученых, наших современников, оказавших на меня огромное влияние своими работами, но всех не перечислить. Замечу только, что каждую из сво их работ последнего десятилетия я мысленно «поверяю» отношением Д. С. Лихачева и Д. А. Гранина.

С самыми теплыми чувствами выражаю благодарность за поддержку и сотрудничество моей жене Наташе и соавторам ряда публикуемых здесь работ, всем — от маститой профессуры до юных аспирантов. Отдельное спасибо коллегам из издательства, библиотеки и организационно-право вого управления СПбГУП. Без их помощи эти тексты не вышли бы в свет.

Александр Запесоцкий Раздел I КУЛЬТУРА И КУЛЬТУРОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЕ НАУКИ О КУЛЬТУРЕ* Науки об обществе и человеке переживают в нашей стране значи тельный подъем. Одно из свидетельств тому — развитие культурологии, в частности, появление новых культурологических журналов, лавина статей и книг, множество научных конференций и сотни защит диссер таций. Что это — веяния новой моды или научный прорыв? Существует ли такая наука — культурология? Ответы на эти вопросы важны в пер вую очередь для системы образования и системной организации науч ных исследований в России.

ОТВЕТ НА ПОТРЕБНОСТИ ПРАКТИКИ Термин «культурология» (Kulturwissenschaft — культуроведение) был предложен в Германии Генрихом Риккертом в 1899 году, в нашей стране — Андреем Белым в 1912 году. В 1949 году в США вышла книга Л. Уайта «Наука о культуре» [1], провозгласившая существование куль турологии, но научное сообщество в те времена автора не поддержало.

В университетах Запада до сих пор культура изучается не культуроло гией, а прикладными комплексами наук, объединяемыми названиями “cultural studies”, “multicultural studies”, “cross-cultural studies” и др. На учных учреждений, изучающих культуру в целом, там не существует.

В нашей стране события развивались иначе. В конце 60-х годов прошлого века в учебные планы вузов культуры вводится дисципли на «Теория культуры». Появляются и первые кафедры теории и исто рии культуры — в Ленинградском государственном институте культуры им. Н. К. Крупской, Высшей профсоюзной школе культуры, Московском государственном институте культуры. В конце 1980-х годов в отечествен ных вузах открывается подготовка по специальности «Культурология».

В первой половине 90-х годов начинаются защиты кандидатских диссер таций. В 1996 году в Санкт-Петербурге состоялась первая защита диссер тации на соискание ученой степени доктора культурологических наук.

С 1992 года в Москве, в ведомстве Министерства культуры РФ работа По материалам доклада на заседании Президиума РАН 19 января 2010 г.

* Печатается по тексту публикации в журнале «Вестник Российской академии наук» (2010): см. № 93 Библиографического указателя основных научных работ А. С. Запесоцкого в настоящей книге (далее — Библиографический указатель).

Формирование науки о культуре ет Федеральное государственное научно-исследовательское учреждение «Российский институт культурологии». В Государственном академиче ском университете гуманитарных наук, функционирующем на базе гу манитарных институтов РАН, создан факультет культурологии. Два года назад в Российской академии образования состоялось первое избрание члена-корреспондента по номинации «Педагогическая культурология».

Активное развитие культурологии можно объяснить фундаменталь ностью образования в СССР — качеством, сохраняющимся в силу инер ции и в современной России (к сожалению, все в меньшей и меньшей степени). В советское время ведущие вузы страны стремились подгото вить профессионала в конкретной области практической деятельности путем формирования у него общенаучной картины мира. Но эта картина не сводится только к естественно-научной. Наряду с представлениями о природе (естественно-научное знание) она должна включать и науч ные представления об обществе и человеке, приведенные в систему и образующие картину социальной реальности. Без таковой образование не может быть в полной мере фундаментальным.

Знание о природе и знание о культуре — две составляющие обще научной картины мира — развиваются весьма неравномерно. Уместно вспомнить, что один из первых русских учебников, созданных во вре мена Екатерины II, назывался «Начертание естественной истории» [2] и был призван создавать у студентов именно целостную естественно научную картину мира. Эту же задачу в гуманитарных вузах сегодня призван решать учебный курс «Основы естественно-научных знаний».

Учебный курс «Культурология» предназначен сформировать вторую со ставляющую.

В системе учреждений РАН потребность в развитии культурологии вызрела под влиянием углубляющейся дифференциации академического знания. Вот как говорит об этом академик В. Л. Янин на примере дея тельности академика Д. С. Лихачева: «Каждая из дисциплин разраба тывает сложные исследовательские методики, требующие немалых уси лий для овладения ими, вырабатывает свой “птичий” язык, понятный посвященным, и в результате замыкается в собственном кругу. Нумиз матам не нужна текстологическая методика, которую вслед за Д. С. Ли хачевым виртуозно разрабатывают исследователи летописания, а тексто логи прекрасно обходятся без взвешивания старинных монет и сличе ния их штемпелей. Генеалоги находят свое рабочее место в архивах, из окон которых не видно, чем заняты археологи. Археологам как будто ни к чему переступать пороги архивохранилищ. Подобный путь диф ференциации переживает и филология… Д. С. Лихачев являет собой пример одного из главных основоположников интеграции гуманитарной науки… Он открыл для себя и для всех нас то связующее звено, кото рое соединяет эти прежде дифференцированные дисциплины. Базисом Разд ел I. Культура и культурология любого национального развития, как это было им доказано, является культура, составляющими частями которой были письменность и язык, архитектура и живопись, музыка и философия. Такой подход к сумме разнообразных источников культурного развития представляет собой основу новой обобщающей науки — культурологии, пионером которой стал Д. С. Лихачев» [3].

Таким образом, развитие культурологии можно рассматривать и как встречную тенденцию в развитии науки — интеграцию знания в проти вовес набравшей чрезмерную силу дифференциации.

ТРУДНОСТИ И ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ КУЛЬТУРОЛОГИИ Сегодня культурология находится на завершающем этапе своей лиги тимизации в научном сообществе России. Есть несколько обстоятельств, замедляющих этот процесс.

Первое, и весьма существенное, лежит в сфере психологии. Научный мир встречает со все большим раздражением провозглашение новых от раслей научного знания, видя в них (нередко справедливо) проявления дилетантизма, псевдонаучной активности.

Второе обстоятельство — это мнение об избыточности культуроло гии в системе наук о человеческой деятельности, существовавшее до последнего времени у ряда авторитетных специалистов, в основном фи лософов. Назовем, к примеру, В. С. Степина, В. М. Межуева. (Сейчас эти возражения сняты [4].) Заслуживает внимания тот факт, что в 2006 году вышел в свет в целом замечательный учебник под редакцией профес сора А. П. Огурцова, подготовленный коллективом известных ученых в Институте философии РАН. Он называется «История культурологии»

[5], но под культурологией здесь подразумевается философия культуры.

Согласно такому подходу есть философия как теоретическая, методо логическая база изучения культуры, есть частные науки, исследующие отдельные предметные области культуры, — история, этнография, эт нология, филология, лингвистика, антропология, социология и другие, и этого достаточно.

Наконец, некоторые авторы придерживаются следующей позиции:

культурология — это название суммы наук, изучающих культуру, а не самостоятельная отрасль знания.

Известно, что важнейшим условием конституирования любой нау ки как особой дисциплины является формирование представлений о предмете исследования в его главных системно-структурных характери стиках. В этом отношении культура является предметом чрезвычайно сложным. Трудно представить себе термин более многозначный и рас пространенный, чем «культура». Ему придается различное содержание, различный смысл как в научном, так и в бытовом обиходе. В конечном счете понятие культуры охватывает все, к чему прикасался человек. Чис Формирование науки о культуре ло определений культуры непрерывно увеличивается и составляет уже многие сотни. Наиболее широкая трактовка: культура — это все, что не является природой.

Различные подсистемы, части, фрагменты этого «всего» изучаются различными науками. В каждой из них есть представления о предмете исследования, есть результаты. Но научная картина мира культуры не может быть получена сложением результатов различных наук. Культу рология не суммирует, а синтезирует результаты иных отраслей науч ного знания, реализуя свою основную задачу — формирование картины гуманитарной реальности. Центральное место здесь занимает создание обобщающей модели структуры и динамики культуры.

Российская культурология достаточно близко подошла к формиро ванию такой модели. С нею соотносятся наиболее значимые достиже ния конкретных социальных и гуманитарных наук, изучающих различ ные аспекты функционирования и развития культуры в жизни общества.

В свою очередь, такая модель сама развивается под влиянием этих до стижений. Общая картина структуры и динамики культуры не сводится к философии и не является ее частью. Она принадлежит к области спе циальных научных знаний о культуре, представляет их системообразу ющее ядро, которое получает свое философское обоснование.

Многие крупные российские ученые (этнографы, социологи, антро пологи) уже не мыслят своей работы без соотнесения материалов ис следований с общим культурологическим контекстом. Впечатляющие метаморфозы происходят с исторической наукой, которая когда-то вы глядела жизнеописанием властителей и полководцев, битв и захватов территорий, дворцовых переворотов и заговоров. Затем сформировалось много частных подсистем исторической науки, а сегодня она становит ся историей культуры.

Черты культурологии все в большей степени приобретает юридиче ская наука. При этом законы и нормы рассматриваются не только как по рождение общественной практики — все действие правовых систем на чинает анализироваться в контексте целостного бытия и развития куль туры. Одним из ярких примеров реализации подобного подхода является монография члена-корреспондента РАН Е. А. Лукашевой «Человек, пра во, цивилизации: нормативно-ценностное измерение» [6].

Интенсивному осмыслению подвергаются соотношения понятий «экономика» и «культура». Характерны в этом плане размышления ака демика Л. И. Абалкина о теории исторического синтеза в журнале «Во просы экономики» [7]. Группа ученых под руководством академика О. Т. Богомолова уже несколько лет исследует влияние культуры на эко номику [8]. Большинство нобелевских премий последних лет в области экономики присуждены за работы, содержащие явно выраженные куль турологические акценты.

Разд ел I. Культура и культурология Таким образом, при все еще значительной размытости границ культу рологии ее роль по отношению к другим наукам представляется доста точно важной, и в последние десятилетия она существенно возрастает.

КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК НАУЧНАЯ ПАРАДИГМА Проблема идентификации научного статуса культурологии усугуб ляется тем, что попытки ее определения по аналогии с другими гумани тарными науками и в качестве одной из них оказываются малопродук тивными и неубедительными. Но культурология и не должна рассмат риваться как наука «в ряду других». Она обладает признаками научной парадигмы, описанными в свое время известным философом науки Т. Куном [9].

Становление культурологии прошло все классические этапы форми рования научной парадигмы. Речь идет о формировании гуманитарно го сообщества, объединенного культуроцентрированным дискурсом и исповедующего определенную методологию интерпретации и понима ния культурной реальности;

онтологизации и проблематизации особой реальности, фиксируемой категорией «культура»;

разработке специфи ческого метода познания, «собирающего» культурную реальность, как бы «разбросанную» по проблемным областям социально-гуманитарно го знания, воссоздающего в сознании исследователя культуру как це лостность.

Проблемное поле культурологии необычно. Дело в том, что обще ственная практика актуализировала новый класс сложных социально гуманитарных проблем, масштаб которых превышает гносеологические возможности каждой из частных наук в отдельности.

Дефицит научно обоснованных ответов на актуальные вопросы сов ременности остро ощущают сегодня и российское общество, и наше го сударство. Почему в России потерпела крах неолиберальная идеология социально-экономического устройства? Почему не прижилась западная модель построения демократии? Почему не удается победить коррупцию и обеспечить верховенство закона в общественной практике? Какой тип культуры приходит в России на смену советской культуре? Как влияют на общество и человека средства массовой коммуникации? В чем глу бинные принципы конфликта между современным Западом и мусуль манским миром и содержит ли этот конфликт какие-то опасности для России? Нужна ли нашей стране национальная идея, и если да, то в чем она может состоять? Ни одна из частных наук на подобные вопросы от ветить не может. Но, упрощенно говоря, именно такие вопросы и созда ют проблемное поле культурологии, «стягивающее» к себе сообщество ученых-гуманитариев.

Особо следует отметить чрезвычайную сложность и многомерность объекта познания культурологии: она изучает культуру как целое, а так Формирование науки о культуре же ее различные элементы, явления, но обязательно в контексте целого, в системных взаимосвязях. Вот почему культурология, как и философия (правда, по другим основаниям), не находит себе места в ряду частных наук об обществе и человеке. Ее правомерно рассматривать как своего рода метанауку, научную парадигму [10].

СОВРЕМЕННОЕ ПОНИМАНИЕ КУЛЬТУРЫ Выделим важнейшие этапы понимания культуры в научном знании.

Самый ранний — формирование представления о ней как обо всем, что создано человеком, осмысление оппозиции «культура — природа». Сле дующий этап — осознание целостности культуры. Далее — постановка комплекса проблем, связанных, во-первых, с деятельностным характе ром бытия культуры, во-вторых, с ее ценностными аспектами, в-третьих, с особой ролью в культуре знаков, символов, образов.

Говоря о четвертом, современном этапе, следует прежде всего упо мянуть концепцию академика В. С. Степина, основанную на понима нии культуры как сложноорганизованной системы надбиологических программ человеческой деятельности. Сложные, исторически разви вающиеся системы самовоспроизводятся в соответствии с информа цией, запечатленной и структурированной в соответствующих кодах.

С точки зрения современных версий общей теории систем, можно и в социальных организмах выявить информационные структуры, кото рые играют роль, аналогичную роли генов в формировании и развитии биологических циклов: «Наряду с генетическим кодом, который закреп ляет и передает от поколения к поколению биологические программы, у человека существует еще одна кодирующая система — социокод, пе редающий от человека к человеку, от поколения к поколению надбиоло гические программы, регулирующие социальную жизнь. Подобно тому как управляемый генетическим кодом обмен веществ воспроизводит клетки и органы сложных организмов, так и различные виды деятель ности, поведения и общения, регулируемые кодами культуры, обеспе чивают воспроизводство и развитие подсистем общества и их связей, характерных для каждого исторически конкретного вида социальной организации (присущей ему искусственно созданной предметной сре ды — второй природы, социальных общностей и институтов, свойст венных данному обществу типов личности и т. д.)» [11]. Такой подход открывает новые возможности для анализа конкретных процессов, про текающих в культуре.

В. С. Степиным сформулирован и ряд ключевых положений каса тельно динамики культуры. Первое — особая роль кодирующих систем в воспроизводстве и изменении культуры и общества. Это понимание конкретизирует идеи М. Маклюэна о роли технологий в развитии куль туры. Оно позволяет исследователям более точно, чем раньше, встроить Разд ел I. Культура и культурология в концепцию культуры различные технологические инновации в сфере производства и передачи информации — книгопечатание, массмедиа, Интернет и т. п. Второе — наличие в культуре взаимодействующих осо бым образом программ из прошлого, настоящего и будущего. Третье — в культуре существуют базисные системообразующие элементы, кото рые представляют собой фундаментальные жизненные смыслы и цен ности, определяющие характер социальной жизни.

Выделены два больших и связанных между собой блока таких эле ментов. Элементы первой группы фиксируют наиболее общие, атрибу тивные признаки объектов, включаемых в человеческую деятельность.

Они выступают в качестве базисных структур человеческого сознания и носят универсальный характер, поскольку любые объекты (природ ные и социальные), в том числе и знаковые объекты мышления, мо гут стать предметами деятельности. Их атрибутивные характеристики фиксируются в таких категориях культуры, как: пространство, время, движение, вещь, отношение, количество, качество, мера, причинность, случайность, необходимость и т. д. Кроме того, в ходе исторического развития культуры формируется и функционирует второй ряд катего рий, посредством которых выражены определения человека как субъ екта деятельности, структуры его общения, его отношения к другим людям и обществу в целом, к целям и ценностям социума. Они обра зуют второй блок базисных элементов культуры: человек, общество, сознание, добро, зло, красота, вера, надежда, долг, совесть, справедли вость, свобода и т. п.

Подобные системообразующие элементы выполняют ряд важней ших функций в человеческой деятельности. Они обеспечивают своеоб разную рубрикацию, сортировку и компоновку многообразного соци ального опыта, благодаря чему он включается в процесс трансляции и передается от человека к человеку, от одного поколения к другому. Эти элементы культуры становятся категориальной структурой человече ского сознания в каждую конкретную историческую эпоху. И наконец, взаимосвязь базисных элементов в их «сцеплении» и взаимодействии репрезентирует мировоззрение эпохи — картину, выражающую систе матизированные представления о мире и месте человека в нем, содер жащую определенную шкалу ценностей социума, принятую индивиду умом «умом и сердцем» в данном типе культуры. Сформированное в ходе деятельностного освоения культуры мировоззрение определяет не только осмысление, но и эмоциональное переживание человеком дей ствительности [12].

Сегодня культурология исследует и детализирует различные ра курсы бытия культуры — ее архитектонику и семантику, феномены ядра и периферии, базовые архетипы и образы;

ментальное, ценност но-нормативное и символическое наполнение пространства культуры;

Формирование науки о культуре соотношение в культурной динамике процессов сохранения и измене ния, традиций и новаций;

цивилизационные измерения;

механизмы диалогов культур и др. Весьма перспективно направление, связанное с анализом культурной обусловленности эволюции различных сфер общественного бытия, социальных институтов и социальных прак тик: образования, СМИ, «третьего сектора», рекламы, экономики, по литики и т. д.

Особые последствия развитие культурологии может иметь для педа гогики, так как это открывает новые ракурсы взглядов на социализацию и инкультурацию. Советская педагогическая наука добилась в XX веке значительных теоретических и практических успехов, разрабатывая комплекс представлений о педагогической системе, включающей субъ ект и объект воздействия (становящийся при определенных условиях субъектом самовоспитания), содержание, формы, методы, приемы дея тельности и т. п. Но такие ключевые элементы, как цели и задачи, за давались педагогике извне, властными структурами. Отказ российских властей от исполнения данной функции в 1990-е годы привел к беспре цедентному кризису педагогики. Это побудило нас сформировать куль туроцентристскую концепцию образования [13], признанную Президи умом Российской академии образования перспективной для России в XXI веке. В рамках этой концепции цели и задачи, формирующие педа гогическую систему, извлекаются из пластов всего исторического опыта развития культуры методами культурологии. Соответствующим образом строится и сама педагогическая система.

Становление в нашей стране культурологии как самостоятельной от расли знания — это российский научный приоритет, имеющий сущест венное теоретическое и практическое значение.

Примечания 1. White L. A. The science of culture: a study of man and civilization. N. Y. : Farrar, Straus and Giroux, 1949.

2. Зуев В. Ф. Начертание естественной истории. СПб. : Тип. Брейткопфа, 1786.

3. Янин В. Л. Изучение трудов Д. С. Лихачева станет продолжением его жиз ни // Запесоцкий А. С. Дмитрий Лихачев — великий русский культуролог. СПб. :

СПбГУП, 2007. С. 5.

4. Культурология как наука: за и против : круглый стол, Москва, 13 февраля 2008 г. / науч. ред. А. А. Гусейнов, А. С. Запесоцкий. СПб. : СПбГУП, 2009.

5. История культурологии / под ред. А. П. Огурцова. М. : Гардарики, 2006.

6. Лукашева Е. А. Человек, право, цивилизации: нормативно-ценностное из мерение. М. : Норма, 2009.

7. Абалкин Л. И. Размышления о долгосрочной стратегии, науке и демокра тии // Вопросы экономики. 2006. № 12.

Разд ел I. Культура и культурология 8. Экономика и общественная среда: неосознанное взаимовлияние / науч.

ред. О. Т. Богомолов. М. : Ин-т экон. стратегий, 2008.

9. Кун Т. Структура научных революций. 2-е изд. М. : Прогресс, 1977 ;

В по исках теории развития науки : очерки западноевропейских и американских кон цепций XX века. М. : Наука, 1982.

10. Запесоцкий А. С., Марков А. П. Становление культурологической пара дигмы. СПб. : СПбГУП, 2007.

11. Культурология как наука: за и против. С. 91.

12. Степин В. С. Культура // Вопросы философии. 1999. № 8.

13. Запесоцкий А. С. Образование: философия, культурология, политика. М. :

Наука, 2002.

СОВРЕМЕННАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК НАУЧНАЯ ПАРАДИГМА* ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СТАНОВЛЕНИЯ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЫ Культурологическая проблематика начинает активно утверждать себя в системе социально-гуманитарных наук во второй половине XX века, что во многом обусловлено не только характером самой эпохи, но и но вым пониманием роли культуры в жизнедеятельности человека и об щества. Ранее проблемы культуры исследовали в рамках уже сложив шихся теоретико-методологических концепций и систематизированного нормативного знания. Так, например, на рубеже XIX–XX веков соот ветствующая тематика отчетливо зазвучала на фоне бурного расцвета полевых исследований фольклористов, этнографов, психологов. Позже культурологическую эстафету приняли такие науки, как этнология, со циология, политология, антропология, которые потом модифицирова лись в социологию культуры, культурную антропологию, психологию культуры, этнопсихологию (не случайно основными науками о культуре в западноевропейской и американской традиции принято считать социо логию, социальную и культурную антропологию). В России значитель ный вклад в понимание культуры как целостности внесли философия культуры, филология, лингвистика, семиотика и др.

При определенном сходстве в понимании онтологии культуры (и от носительно общих границах проблемного поля гуманитарного знания) знание о различных аспектах культурного бытия человека и общества разделено сложившимися границами научной компетенции различных социальных и гуманитарных наук, что противоречит в процессе позна ния целостности самого феномена культуры. Культурология, изучающая культуру как целое, уже в силу этого обстоятельства не может быть гу манитарной наукой «в ряду других». Это обстоятельство затрудняет про цесс самоопределения культурологии в качестве самостоятельной науки (включая и рефлексию ее метода). Кроме того, многообразие существу ющих в рамках различных наук (философии, социологии, лингвистики Печатается по тексту статьи в журнале «Вопросы философии» (2010): см.

* № 88 Библиографического указателя.

Разд ел I. Культура и культурология и др.) определений культуры до сих пор не позволяет исчерпывающе очертить объектную область и предмет культурологии. К тому же на сегодняшний день культурология все еще не получила международного признания. Сам факт рождения культурологии как специфической об ласти теоретического знания не вызывает сомнений у большинства оте чественных гуманитариев, однако проблема идентификации научного метода, с которой связана окончательная легитимизация данной области знания о культуре, все еще не решена достаточно убедительно.

Разрешить данное противоречие можно в том случае, если мы от кажемся от попыток отождествлять культурологию с философским зна нием или укладывать ее в прокрустово ложе частной науки и представим весь существующий «куст» частнонаучных подходов в качестве научной парадигмы — своеобразной метанауки. Культурологическая парадигма объединила значительную группу известных ученых-гуманитариев, на учная рефлексия которых была связана определенным методом позна ния реальности, она интегрировала ресурсы различных наук социаль но-гуманитарного цикла и сформировала особую область предметной онтологии.

Отличие научной парадигмы, с одной стороны, от философского дис курса, с другой — от методологии частных наук состоит в том, что здесь, во-первых, возможна (и происходит) органичная интеграция результатов и методов различных областей социально-гуманитарного знания вокруг актуального проблемного поля (то есть исследовательская мотивация не столько связана с «холодным» интересом интеллекта, сколько детер минирована целостным стремлением личности понять ситуацию и оп тимизировать ее с помощью ресурсов и в рамках своей научной компе тенции);

во-вторых, в парадигмальном знании большое значение имеет экзистенциально-ориентированная методология;

в-третьих, формиру ющие парадигму науки интегрируют специфический метод познания, в структуре которого важнейшее место занимает креативно-онтологи ческая линия. Парадигмальный метод предполагает задействование не только рациональных ресурсов личности, но и включение иных ее энер гий, с помощью которых не просто понимается, но создается модель культурной реальности — картина «мира культуры». В результате на учной рефлексии и интерпретации «текстов культуры» (то есть знания, полученного в рамках других наук гуманитарного профиля) культуро логический дискурс не только анализирует, интерпретирует и понимает, но и «собирает» культурную реальность, «разбросанную» по проблем ным областям социально-гуманитарного знания, онтологизирует куль туру как целостность.

Необходимость междисциплинарной научной интеграции была вы звана несколькими обстоятельствами: во-первых, понимание сущности даже отдельных культурных феноменов в рамках частной науки требова Cовременная культурология как научная парадигма ло междисциплинарной методологии и неизбежно принимало межпред метный характер;

во-вторых, рефлексия культуры как целостности не могла стать объектом какой-либо одной науки — таких масштабов объект познания «размывал» их предметную область;

в-третьих, в мире появил ся круг проблем, «онтологический масштаб» которых превышал гносео логические возможности каждой науки в отдельности. Произошло осо знание ограниченных возможностей и даже исчерпанности классических наук в отдельности решать принципиально новый класс задач — в том числе и в силу аналитического («абстрактного») характера традицион ных научных дисциплин. Гуманитарное сообщество целенаправленно искало новые формы координации и вырабатывало способы «подклю чения» науки к значимым для жизни общества сферам деятельности [1].

В рамках становления культурологической парадигмы первой зада чей стала онтологизация объекта познания [2]. Определенный класс фе номенов и граней бытия человека и общества был объединен концеп том «культура». В рамках культурологической парадигмы предметная область исследования формировалась путем выстраивания многоуров невого универсума культуры: как сотворенной человеком духовной и материальной среды его обитания;

как специфической функции и мо дальности бытия человека и общества;

как формы созидания и выраже ния человеческой природы;

как способа самопознания и самовыражения национально-культурной самобытности народа;

как существующей в «большом» историческом времени системной целостности, содержащей символическую «духовную матрицу», обеспечивающую идентичность личности и самотождественность социума;

как важнейшего фактора ду ховно-нравственного обновления общества, ресурса общественных пре образований и основы духовной безопасности нации.

Подобное богатство проблемного и научного спектров культуроло гии свидетельствует не только о разнообразии научных форм, в которые может облекаться культурологическая мысль, но и о взаимодополни тельности ее различных аспектов, складывающихся в своей совокупно сти в единую комплексную дисциплину — знание о культуре как много гранном и многомерном явлении. Таким образом, культурология стала не просто «“кустом” частнонаучных подходов к своему предмету (куль туре) — социологического, психологического, этнологического, поли тологического, семиотического, философского, эстетического, эколо гического и тому подобных, которые в сумме и составляют обобщен ное проблемное поле междисциплинарных исследований культуры» [3].

Произошел системный синтез, результат которого представляет собой нечто большее, нежели сумма исходных явлений.

Наряду с онтологизацией объекта познания не менее остро встал во прос идентификации научного метода культурологии. В сфере методо логической рефлексии (уже внутри культурологического сообщества) Разд ел I. Культура и культурология оживился процесс генерирования новых средств и инструментов по знания и конструирования реальности, и прежде всего за счет поиска тех механизмов мыслительной деятельности, которые способны были дополнить возможности и компенсировать издержки чрезмерной ана литичности гуманитарных наук [4]. Однако эта задача парадигмально го самоопределения культурологии убедительно не решена и до сего дняшнего времени.

ПАРАДИГМАЛЬНЫЙ МЕТОД:

МЕЖДУ ФИЛОСОФИЕЙ КУЛЬТУРЫ И ЧАСТНЫМИ НАУКАМИ Как известно, метод познания — это определенным образом упоря доченная мыследеятельность, совокупность принципов, предпосылок, познавательных средств и способов познания и воспроизведения изу чаемого объекта в мышлении [5].

Несущими конструкциями метода являются: мировоззренческие и методологические ориентиры познания, всеобщие исследовательские принципы и подходы, формирующие определенные модели миропони мания (редукционизм, механицизм, позитивизм и т. д.), приемы научного мышления (индукция, дедукция, анализ, синтез, аналогия, объяснение, доказательство, эксперимент, наблюдение и др.).

Традиционно проблема рефлексии метода была ключевой прежде всего для философского знания, в рамках которого закладывались ос новы всеобщего языка науки. И уже на базе философского метода вы рабатывались специальные принципы, способы и приемы получения знания в рамках конкретных наук, которые формировали их методоло гическую базу.

Однако в условиях дифференциации и необходимости новой инте грации знаний (то есть в эпоху формирования научных парадигм) про блема метода снова становится актуальной, что продиктовано не толь ко поиском критериев максимальной эффективности получения инфор мации и объективности истины, но и разработкой новых инструментов понимания и конструирования реальности. Дело в том, что любое зна ние, помимо отражения и интерпретации реальности, онтологизирует ее, воспроизводит ее на уровне модели ресурсами соответствующего метода. Научный метод — это не только определенным образом полу чаемое и упорядоченное знание о человеке и мире, но и система рацио нальных приемов и мировоззренческих принципов конструирования ис тины. Концептуализация путей и способов исследования, понятийный аппарат, принципы интерпретации исследуемого материала — все это во многом определяет и легитимирует (вначале внутри научного сооб щества) ту или иную картину мира.

Культурологическая парадигма выстраивалась на базе философской методологии (более того, именно в рамках философского знания были Cовременная культурология как научная парадигма заложены основы культурологического метода, и прежде всего в рабо тах Э. Кассирера, о чем мы скажем ниже). Для ее отдельных областей (структурированных вокруг частных гуманитарных наук — социологии, антропологии, филологии, психологии и др.) было характерно домини рование той или иной группы мировоззренческих принципов (или мо делей миропонимания), образующих метод в его философском смысле.

Как известно, философские парадигмы концентрировались (и создавали их) вокруг таких моделей миропонимания, как позитивизм, сциентизм, антропологическое направление (включая экзистенциализм, философ скую антропологию), феноменологическая философия, синергетика, постмодернизм и т. д.

В каждом случае концептуальное ядро метода (включая его иден тичность, институционализацию в научном сообществе) формируется в результате наложения двух векторов: самоопределения предметной об ласти (включая рефлексию зоны не решаемых в рамках существующе го метода проблем) и обозначения мировоззренческих оппозиций. На пример, сциентизм, с одной стороны, постулирует возможности науки решать все социальные проблемы путем организации экономической и политической жизни на основе строгого научного знания, адаптации методологии и методов естественных и технических наук (о чем свиде тельствуют попытки построить «точную науку» — Г. Шнейдер, «фунда ментальную науку» — Й. Ремке, А. Риль). С другой стороны, свою ме тодологическую определенность сциентизм обретал в критике методов познания, основанных на созерцании и рефлексии.

Подобную логику можно обнаружить и в процессе концептуализа ции феноменологии Гуссерля, который методологическую целостность своей теории фиксировал через оппозицию к концепциям «объективиз ма» (последний, с его точки зрения, определил кризис рационализма западноевропейской культуры, исказив смысл ее «духовной истории») и натурализма, отождествляющего все существующее с физической при родой и допускающего мир психического только как причинно заданный и функционально зависимый феномен.

Идеолог историко-эволюционистского направления философии нау ки Т. Кун свою концепцию исторической динамики научного знания как смены научных сообществ сформировал в полемике с господствующим в неопозитивистской философии логическим эмпиризмом, который объ яснял динамику системы знаний изменением и развитием их методоло гических и логических оснований и абсолютизировал критерии истины и объективности. Таким образом, метод, в том числе и научной парадиг мы, помимо выработки концептуального ядра, обрисовывается отрица тельно (апофатически), с указанием того, чем эта парадигма не является и что она отрицает. Однако и через отрицание формирующаяся концеп ция усваивает элементы своей оппозиции. Например, для большинства Разд ел I. Культура и культурология позитивистских, рационалистических концепций характерен ценност ный пафос, проявляющийся в негативной оценке «другой» концепции с позиций становящейся. И пример обратного: философия постмодер низма, исповедуя хаос, пытаясь произвести деконструкцию истины и бытия в целом, делает это на языке логоцентричной культуры по ее за конам мышления и логики.

Если упростить схему, описывающую систему методов социально философского знания, то всю их совокупность можно свести к двум группам: позитивистская методология, претендующая на рационали стическое и объективное описание мира, и экзистенциально-ориенти рованные концепции (понимающие, антропоцентрированные, мораль но-ценностные), выдвигающие на первый план проблемы смысла жиз ни, добра и справедливости, свободы и ответственности.

Позитивистски ориентированная методология добывания знания (максимальное развитие получившая в естественно-научной сфере) ос нована на рационалистических принципах познания (индукция, дедук ция, анализ и синтез, аналогия, сравнение, доказательство, эксперимент и т. д.), она исповедует логико-дискурсивное мышление, основанное на причинно-следственных отношениях. Идеал позитивизма — отказ от не обязательного с точки зрения формальной логики социально-философ ского дискурса и создание «позитивной» теории, объясняющей мир по алгоритму естественно-научного знания. В пространстве позитивист ского метода обнаруживает себя так называемая «аналитическая фило софия», понимаемая как определенный стиль философского мышления, который характеризуется «строгостью, точностью используемой терми нологии, осторожным отношением к широким философским обобще ниям и спекулятивным рассуждениям». Для философов аналитической ориентации сам процесс аргументации важен не менее, чем достига емый с его помощью результат, при этом «аргументированной убеди тельности идей отдается явное предпочтение перед их эмоциональным воздействием», а «язык, на котором формулируются философские идеи, рассматривается не только как важное средство исследования, но и как самостоятельный объект исследования» [6].


В другой плоскости анализа в структуре метода обнаруживается со отношение различных парадигмальных векторов — философского, на учного и проблемного (формируемого и детерминируемого «болью пов седневности» — резонансом интеллектуальных лидеров научного сооб щества с актуальными проблемами бытия) [7]. Доминирование одного из них определяет характер парадигмы, включая методы познания, он тологию предмета, формы интеграции научных дисциплин.

Парадигмальная модель интеграции обществоведческих наук, в ос нове которой лежит область жизненно важных проблем бытия (чело века, общества, культуры), начинает складываться со второй половины Cовременная культурология как научная парадигма XX века. Подобная тенденция формирования межнаучных связей, как уже отмечалось, детерминирована различными факторами: с одной сто роны, актуализируется класс сложных социально-гуманитарных проб лем, принципиально не решаемых в границах компетенции отдельных наук обществоведческого профиля;

с другой стороны, научным сооб ществом рефлексируется ограниченность и даже исчерпанность методо логии и методов социально-гуманитарных наук каждой в отдельности.

Именно в этот период начинает складываться культурологическая парадигма, формирование которой совпадает с новым этапом развития социально-гуманитарного знания — этапом становления научных пара дигм: новых областей знания на базе естественной и органичной инте грации результатов и методов различных наук (эта тенденция, как уже отмечалось, характерна в основном для наук социально-гуманитарного профиля). Важнейшим отличием парадигмального гуманитарного зна ния является доминирование личностно ориентированной методологии (обращение гуманитарного сообщества к актуальным вопросам бытия человека в мире), переакцентировка с рассудочно-познавательной мо тивации на проблемную детерминированность.

Анализируя ситуацию того периода, нетрудно обнаружить, что об разование культурологии как теоретической парадигмы (а сегодня — и как области научного знания) вписывается в концепцию исторической смены парадигм научного знания, предложенную Т. Куном [8]. Мож но выделить несколько взаимодействующих методообразующих линий (факторов), образующих культурологическую парадигму: во-первых, формируется определенное гуманитарное сообщество, объединенное культурологически центрированным дискурсом;

во-вторых, в рамках теоретического дискурса осуществляется проблематизация и онтологи зация особой реальности, фиксируемой категорией культура, — послед няя понимается теперь в предельно широком формате: как сотворенная человеком материальная и духовная среда его обитания [9];

форма со зидания и выражения человеческой природы, экзистенциально ориенти рованный «массив» способов и результатов деятельности людей, в кото рых воплощается, утверждается и развивается человеческая духовность;

как «духовный генофонд», обеспечивающий самотождественность и це лостность социума, своеобразная «иммунная» матрица, позволяющая субъекту распознать образ других культур и обрести свою духовную идентичность. На последующих этапах (включая и настоящий период) осуществляется концептуализация научного метода и дальнейшая реф лексия объекта исследования.

Важнейшим фактором (и условием) рождения культурологической парадигмы следует считать актуализацию проблемного поля — станов ление и корректировка научного метода, согласно концепции Куна, всег да привязаны к историко-культурной ситуации, а сам метод выступает Разд ел I. Культура и культурология в качестве производной от деятельности помещенного в социально-куль турную среду научного сообщества. По сути, Кун подметил особую зна чимость в становлении научного метода «проблемного резонанса» сооб щества ученых и онтологируемого этим сообществом объекта знаний, что чрезвычайно важно для становления культурологической парадигмы.

Далее, подвергая сомнению абсолютный характер критериев объек тивности и истины, Кун, по существу, обосновал креативно-онтологи ческую функцию научной парадигмы — ученые, создавая и овладевая парадигмой, видят мир сквозь ее призму и своим видением в опреде ленном смысле конструируют его. Данный атрибут для культурологиче ского дискурса является определяющим — научная парадигма одновре менно выступает и способом познания, и методологией интерпретации «текстов культуры», и моделью культурной реальности, то есть своеоб разной концептуальной рамкой, сквозь которую ученое сообщество ви дит свою «картину мира». Безусловно, научное знание фиксирует объ ективную реальность, но его истинность относительна, она легитими руется в рамках соответствующей парадигмы.

Подобный путь становления прошли многие известные научные па радигмы, в частности, так складывалась, например, системно-функцио нальная концепция в социологии, структурирующая на базе единой ме тодологии различные науки обществоведческой направленности [10].

Соответствующий алгоритм конституирования обнаруживает синерге тическая парадигма знания: вначале научным сообществом рефлекси руется область реальности, не объяснимая в рамках классических науч ных концепций, которая затем онтологизируется посредством специфи ческой системы абстракций (в синергетике в «категориальную сетку»

входят такие абстракции, как: «нелинейные среды», «динамический хаос», «гомеостаз», «бифуркации», «кооперативные эффекты» и т. п.).

Затем стоящие за абстракциями реальности структурируются в новые интерпретационные модели, части которых ранее входили в предмет ную область других наук. Эти модели онтологизируют синергетическую картину самоорганизующейся реальности (или «дисциплинарную он тологию»). В основе научного метода синергетики лежат принципы це лостности и сложности саморазвивающихся систем, концепция фазо вых переходов системы от одного типа гомеостазиса к другому через различное соотношение порядка и хаоса и т. д. Синергетический метод вскрывает новые закономерности динамики саморазвивающихся сис тем, позволяет найти им место в научной картине мира [11].

СПЕЦИФИКА КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО МЕТОДА Как уже отмечалось, методология культурологической парадигмы как своеобразной метанауки складывается на базе метода, выработан ного в рамках философского знания. Однако при сохранении определен Cовременная культурология как научная парадигма ной преемственности здесь обнаруживается явная оппозиция, и прежде всего по отношению к позитивистской методологии, которая абсолюти зирует роль строго рационального дискурса, внешне регистрируемых наблюдений, осуществляемых в сфере экспериментальных наук. И эта оппозиция закономерна — возможности разума и рационального знания, как показал XX век, ограничены. Его высшая форма достижений — по нимание противоречивости бытия и отражающего его знания, — разре шая очередное противоречие, разум неизбежно упирается в следующее, и так до бесконечности. Но есть иные формы и ступени духовного по знания, когда возможен синтез антиномий. Источником такого знания, считал П. Флоренский, является не разум, а сердце. Познать разумом — значит «опознать противоречие», уразуметь сердцем — значит «понять всецело». Способность к целостному познанию появляется в результате «пресуществления человека», то есть в результате его реального и це лостного приобщения к бытию, воплощения в бытии [12].

Значительный вклад в концептуализацию культурологической пара дигмы (и прежде всего в онтологизацию культуры как объекта познания) внес немецкий философ Э. Кассирер [13]. Логика его рассуждения была такова: человеческий разум стремится познать и понять универсум как некую целостность. Подобный синтетический взгляд на мир и постиже ние его сущности человечество стремилось реализовать в мифе, религии, литературе, искусстве, науке. Все эти формы познания мира не есть ко пия того, что дано нам в ощущении. «Все эти формы светятся не только отраженным светом, но и своим собственным» [14]. Следовательно, все различные и сложные символические миры, содержащиеся в языке, ис кусстве, науке, мифе, религии, «не только поддаются философскому ана лизу, но требуют такого анализа». Их необходимо понимать и объяснять «не только как единичные выражения человеческого сознания... но как “цветы, рассыпанные по полю нашей ментальности”. Несмотря на их раз личие, они внутренне едины». В данном случае мы «имеем дело не с проб лемой материального универсума, а с универсумом культуры... Главная задача всех форм культуры состоит в том, чтобы создавать всеобщий мир мыслей и чувствований, мир человечности, единый космос» [15].

Определив так объект понимания, Э. Кассирер ставит проблему ме тода: «Мы не в состоянии построить философию культуры с помощью только формальных и логических средств». Формы культуры, считал он, нельзя описать с помощью обычных методов логики. Если на философ ском уровне сформулировать вопрос о культуре в его наиболее содер жательной форме, то мы приходим к выводу, что «это не проблема объ ективного бытия, а проблема объективной ценности». Универсум куль туры целостен, но мы не можем определить и объяснить это единство ни в терминах метафизики, ни руководствуясь методами натуралистиче ского или фаталистического понимания истории. Это единство «не есть Разд ел I. Культура и культурология данность, оно есть идея и идеал... Его должно творить, и в этом творче стве заключается самый сокровенный смысл культуры и ее нравственная ценность». Культура — «“единый космос”... человечности, тот общий мир, в который вовлечено каждое индивидуальное сознание, мир, кото рый это сознание должно воссоздавать каждое по-своему и своими собст венными усилиями». Философия культуры должна попытаться познать экзистенцию символических форм, обнаруживающую себя в различных отраслях науки, понять культуру как «длящуюся и постоянно возобнов ляемую работу духа» [16].


Таким образом, культурология в своей методологической основе из начально складывалась как гуманитарная парадигма, имеющая междис циплинарный статус, интегрирующая методы и результаты других наук социально-гуманитарного профиля вокруг определенного проблемного поля. Ее проблемная область определила не только характер интеграции научного знания, но и формирование самого метода, который цементи рует культурологическую парадигму. Особенность культурологического метода состоит в том, что он, интерпретируя и понимая «текст культу ры», одновременно онтологизирует целостную культурную реальность, выражением и презентацией которой выступает сам текст.

Культурологическая мысль целостна и синкретична, она выходит за пределы «законченных форм чистой научности» (И. В. Кондаков). С од ной стороны, она тесно связана с философией, социологией, политоло гией, использует соответствующие методы интерпретации культурной реальности и даже заходит в соответствующие проблемные области этих наук. С другой стороны, своей антропо- и логоцентричностью культу рология близка различным формам гуманитарного знания, органично встраивая в свой метод наряду с понятийно-логическими формами мыш ления образно-ассоциативные способы интерпретации и онтологизации мира культуры [17]. Поэтому культурологическая мысль не вписывается в строго научные подходы к культуре (в рамки общенаучных или спе циализированных методологий): она включает как специализированные формы культуры (искусство, философию, религию), так и обыденные формы культурного самосознания, в ней собственно научные способы познания органично сочетаются с художественными и даже религиоз но-мистическими рефлексиями.

Подобный культурный синтез правомерен и плодотворен относи тельно осмысления культуры и в принципе не может быть оправдан, например, в социологии и психологии, этнологии или политологии (на против, вненаучные компоненты в социологии, политологии и других общественно-гуманитарных дисциплинах, как считает И. В. Кондаков, разлагают их изнутри). В границах же культурологической парадигмы литературно-художественные, философские, религиозные и обыденные формы знания обнаруживают свою органическую причастность к куль Cовременная культурология как научная парадигма турологии, становятся различными вариантами саморефлексии культу ры как целостности.

«Работая» на проблемном поле других гуманитарных наук, культу рология осуществляет контекстуализацию актуальнейших социальных и политических проблем, рассматривая их и как фактор, и как резуль тат многообразных детерминаций. Интерпретируя проблемы в границах своего метода, она придает им глубину и перспективность решения. Эту функцию всегда выполняла философия, однако в рамках философского знания «бытийственную» актуальность проблем (и прежде всего проб лем гуманитарных) снимали посредством погружения их в абстрактный контекст анализа, придавая им статус «вечных проблем» бытия. Поми мо отягощенности проблемами повседневности, культурологический дискурс, что очень важно, переинтерпретирует (и переструктурирует) проблематику других наук, вводя их концептуальные наработки в более широкий гуманитарный контекст. Специфика метода понимания и ин терпретации позволяет включать в предметное поле различные социаль но-культурные феномены («тексты культуры»), выступающие объектом анализа других социально-гуманитарных наук (например, художествен ный текст, который является объектом и литературоведения, и лингви стики, и психологии, и истории).

Специфику своего метода культурология (в сравнении с другими культуроведческими дисциплинами) обеспечивает также конструктив ным характером исследования, которое не ограничивается накоплением фактов и их интерпретацией, она реализует его посредством воплоще ния противоположного бытующему в точных науках алгоритма и логики познания: не от эмпирических фактов или частных проявлений культу ры к теоретическим конструкциям, а через концептуальный анализ «тек стов культуры» к воссозданию феномена культуры в его онтологической полноте и целостности. Культурологический метод креативен по своей сути. «Участное сознание» (М. М. Бахтин) исследователя, оставаясь в границах научного метода, вместе с тем становится причастным к по нимаемому феномену, морально ответственным словом конструирует онтологию объектной области (в том числе и энергией резонанса субъ екта и объекта понимания). Акт понимания осуществляется не одним только интеллектом, а целостным миром человеческой субъективности, в единстве духовного, интеллектуального и душевного, путем органич ного объединения конструктивного потенциала методологии различных социально-гуманитарных наук. Безусловно, логоцентризм культуроло гического знания берет начало в философском дискурсе, в котором сло во было «освобождено» от своей жесткой предметной зависимости и переведено в «зону метафоры» (в этом смысле философская категория, как отмечал С. Аверинцев, есть «застывшая метафора», «бытовое сло во, систематически употребляемое в несобственном смысле»). Слово, Разд ел I. Культура и культурология наделенное функцией символа, уже не просто фиксирует нечто сущест вующее, но обозначает его идею, глубинный замысел, который самим фактом обозначения приближается к своему воплощению [18].

ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ Сегодня проблематика культурологии выходит за рамки компетен ции сложившихся научных дисциплин социально-гуманитарного про филя, и в этом смысле культурологическое знание имеет метанаучный, трансдисциплинарный характер. Универсальность культурологической методологии определяет ее «эпистемо-строительные» потенции, спо собность не только познавать, но и конструировать мир культуры сово купностью духовных, интеллектуальных и душевных энергий исследо вателя. Универсальность рефлективных форм и качественное многооб разие выражений культурологической мысли во многом обусловлены универсальностью культуры как «духовного эфира», пронизывающего все аспекты, грани и модусы бытия человека и общества. При этом и область, и специализация, и компетенция культурологического знания определяются не столько объектом анализа, сколько спецификой мето да, методологией понимания и интерпретации входящих в предметное поле социально-культурных феноменов.

Предметное поле культурологии образует многоуровневая система абстракций, отражающая различные аспекты онтологической реально сти. Многие из этих категорий ранее входили (и входят) в категориаль ный аппарат научных методов других наук (философии, социологии, антропологии, этнографии и др.), но в рамках культурологии эти фено мены выявили иные грани смысла [19].

Во-первых, группа категорий фиксирует культуру как целостность, включая культурно-исторические типы социокультурной организации, региональные культуры, этнические и социальные субкультурные сооб щества, обыденную, элитарную и народную культуру.

Во-вторых, значительный пласт категорий фиксирует различные ас пекты, грани и уровни феномена культуры, а именно: свойства и функ ции культурных объектов и явлений (знаков, символов, образов, мифов, верований, обрядов и ритуалов, символов и семантических конструктов, ментальностей и архетипов сознания, культурных текстов и кодов);

куль турные ценности и нормы (витальные, материальные, мемориальные, художественные, идеологические, нравственные, религиозные, а также образцы, паттерны, правила, стандарты, каноны, традиции, роли, стиль, мода);

культурную среду (искусственная предметно-пространственная среда жизнедеятельности, а также социально-информационная среда взаимодействия в обыденной жизни и специализированных областях деятельности людей);

субъекты культуры (личность, семья, социально функциональные группы и коллективы, классы, касты, сословия, социу Cовременная культурология как научная парадигма мы, сообщества, социальные организмы, этносы, нации, человечество);

культурные институты (культурная политика, учреждения культуры и досуга, образования и социального патронажа, творческие организа ции, учреждения охраны наследия и накопления информации, средства массовой информации и т. п.);

культурные аспекты специализирован ных областей деятельности (культура правовая, политическая, военная, философская, религиозная, художественная, научная, образовательная, информационная, природопользования, охраны здоровья, физического воспроизводства, развития и реабилитации людей и т. п.).

В-третьих, культурологические категории отражают технологи ческий пласт бытия культурных организмов: культурные модальности (эволюция, модернизация, прогресс, деградация, деструкция, циклизм);

культурные процессы (генезис, формирование, функционирование, рас пространение, воспроизводство, сохранение, изменение);

культурно интеграционные и дифференциальные явления (кооперация, консоли дация, солидарность, социальность, взаимопомощь);

культурные тех нологии (социализация и инкультурация, культурная ассимиляция и аккультурация, воспитание и обучение, технологии целеполагающей деятельности и взаимодействия, вербальное и невербальное коммуни цирование, художественное творчество и физическое развитие);

меж культурные взаимодействия (культурная диффузия, заимствования, от торжение, конфликт, культурный синтез и т. д.).

Сегодня культурологическая парадигма обладает соответствующими атрибутами и признаками — она органично включает информационно аналитические концепты, выработанные в различных областях социаль но-гуманитарного знания (своеобразные «аксиомы» культурологическо го знания, на базе которых в процессе культурологического дискурса вы страиваются новые культурные онтологии). Ее научный метод образуют методологические принципы и специфическая методология интерпре тации знаний, полученных другими науками социально-гуманитарного профиля (своеобразные «парадигмальные образцы» — Т. Кун). Наконец, она имеет мощную метафизическую составляющую — систему концеп туальных представлений о феномене культуры, которая конструирует в предельно широком формате предметную область настоящих и буду щих исследований и одновременно обеспечивает онтологический ста тус культуры как духовной матрицы, благодаря которой осуществляется воспроизводство — народа, нации, этноса, человеческого в человеке.

Помимо сугубо теоретических вопросов, культурология исследует те проблемы, от решения которых во многом зависит качество «повсе дневной жизнедеятельности» (и которые находятся в компетенции ее «теоретико-прикладных» разделов). В частности, в числе приоритетных направлений культурологических исследований (часть из которых реа лизуется в рамках исследовательских проектов нашего Университета Разд ел I. Культура и культурология [20]) можно выделить следующие: понимание духовной специфики оте чественной культуры (тех факторов, которые обеспечивают ее истори ческую устойчивость и целостность, тех ценностей, которые определяют специфику ее ментальности и выступают условием национально-куль турной идентичности);

обоснование функций, факторов и перспектив обретения государственной идеологии;

осмысление национальной идеи как особой и специфически российской формы культурного самосозна ния;

изучение характера духовных угроз и разработка условий обес печения культурной идентичности и духовной безопасности общества (в том числе оценка опасности духовных угроз, возникающих в связи с экспансией ценностей других культур, модернизационными процесса ми, разрушающими культурную целостность путем некритичного за имствования и насильственного внедрения культурно неоправданных моделей экономического и политического устройства и т. д.);

разработка перспектив и приоритетов государственной культурной политики;

про гнозирование и разработка вероятных (и оптимальных) моделей миро воззренческого самоопределения и грядущего устройства России.

Примечания 1. См.: Щедровицкий Г. П. Избранные труды. М., 1995. С. 280.

2. В решение этой проблемы существенный вклад внесли такие ученые-гу манитарии, как С. Аверинцев, С. Артановский, А. Гуревич, П. Гуревич, Ю. Лот ман, А. Лосев, В. Библер, Э. Соколов, Н. Злобин, С. Иконникова, М. Каган, В. Межуев, И. Кондаков, А. Флиер и др.

3. Кондаков И. В. История культурологической мысли // Культурология.

XX век : энцикл. : в 2 т. СПб. : Университетская книга : Алетейя, 1998. Т. 1.

4. Примером таких поисков стал московский семинар Г. П. Щедровицкого, ко торый впервые остро поставил вопрос о неадекватности «абстрактных» методов гуманитарного знания и пытался отыскать новые подходы, принципы и техники понимания как мыследеятельности (см.: Щедровицкий Г. П. Указ. соч. С. 439).

5. Греческое methodos буквально означает «путь к чему-либо».

6. Грязнов А. Ф. Аналитическая философия. М. : Высш. шк., 2006. С. 13.

7. В. Е. Кемеров рассматривает данные формы интеграции наук (и типы об ществознания) в их исторической динамике. В частности, в классической фило софской парадигме доминирует рациональный дискурс, а сам объект познания носит предельно абстрактный характер (человек, история, сознание и т. п.). В на учной парадигме знания (характерной для большинства естественных, социаль ных и гуманитарных наук) метод фиксирует и определяет предметную область и обозначает границы научной компетентности, как правило, по принципу «взаимо исключающей взаимодополнительности» — каждая наука занимается тем, чем не занимаются другие науки. В такой ситуации научная интеграция становится проблематичной, а междисциплинарная парадигмальность носит либо деклари рованный, либо скрытый характер, хотя объективно продиктована ограниченно стью научной компетенции и взаимодополнительной природой социально-гума Cовременная культурология как научная парадигма нитарного знания (см.: Философия и интеграция современного социально-гума нитарного знания : материалы круглого стола // Вопросы философии. 2004. № 7).

8. Как известно, Т. Кун обосновал концепцию смены научных парадигм как результат деятельности научных сообществ. Каждая научная парадигма, испо ведуемая локальным научным сообществом, формирует свои способы познания мира и критерии рациональности получаемых знаний. Эти парадигмы в своем сущностном ядре могут быть несоизмеримыми и даже исключающими друг дру га. Общих критериев прогресса науки не существует, а есть различная способ ность той или иной области знания решать определенное количество проблем (см.: Кун Т. Структура научных революций. М. : Прогресс, 1977;

В поисках тео рии развития науки : очерки западноевропейских и американских концепций XX века. М. : Наука, 1982).

9. Каган М. С. Философия культуры. СПб. : ТОО ТК «Петрополис», 1996.

10. В свое время Т. Парсонс выстроил общую логико-дедуктивную теоре тическую систему («общую теорию действия»), объясняющую все многообра зие человеческой реальности, включая взаимодействие социальных систем с другими подсистемами мироздания — миром физических объектов, биосфе рой, трансцендентным миром «конечных смыслов бытия» (см.: Парсонс Т. По нятие общества: компоненты и их взаимоотношения. URL: http://losof.historic.

ru/books/c0003_4.shtml ;

дата обращения : 26.11.2010).

11. Степин B. C. Синергетика: перспективы, проблемы, трудности : матери алы круглого стола // Вопросы философии. 2006. № 9. С. 4–7.

12. Флоренский П. Столп и утверждение истины / вступ. ст. С. С. Хоружего.

М. : Правда, 1990. Т. 1 : в 2 ч. (Сер. «Из истории отечественной философской мысли», приложение к журналу «Вопросы философии») (репринт. изд.).

13. Кассирер Э. Лекции по философии и культуре // Культурология. XX век :

антол. М. : Юрист, 1995. С. 104–162.

14. Там же. С. 139.

15. Там же. С. 139–141.

16. Там же. С. 111, 147–155.

17. Кондаков И. В. Указ. соч. С. 287.

18. В специализированных науках слово теряет это качество, возвращается к жесткой однозначности, стабильности, фиксированности, «становясь явлени ем прикладным, утилитарным, подчиненным нуждам науки (строгость дефи ниций, лаконизм и ясность теоретического схематизма, соответствие данным эмпирических наблюдений, правила профессиональной коммуникации в науч ном сообществе и т. д.)» (Аверинцев С. С. Новое в современной классической филологии. М. : Наука, 1979).

19. Подробнее и системнее проблемное поле культурологии представле но в работах П. С. Гуревича, Э. А. Орловой, М. С. Кагана, И. В. Кондакова, А. Я. Флиера и др.

20. См.: http://www.gup.ru ПРЕДМЕТ КУЛЬТУРОЛОГИИ КАК ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА* Культурология — многоплановое, многостороннее явление, ее пред мет может быть рассмотрен в самых разных аспектах. В определенном срезе представляется важным и перспективным видеть ее в качестве тео ретической дисциплины, причем весьма высокого уровня обобщения.

Тогда она претендует на то, чтобы стать системой логико-теоретического знания, последовательно постигающего такое в высшей степени слож ное, многоуровневое явление, каким выступает культура. Сказанное не означает, что у культурологии нет практического применения, — боль шая теория сама по себе работает, стремясь дать адекватный образ ре альности, истинный по своей сути философско-научный портрет куль туры, а этот последний, безусловно, призван играть существенную роль в осуществлении гуманистических идеалов общества и истории.

Второе: по многим соображениям перспективно понимать культу рологию не как отдельную, частную науку, а в качестве интегративного междисциплинарного знания, даже своеобразной метанауки, в пределе концентрирующей и преобразующей весь состав социогуманитарного знания. Как известно, становление культурологии шло, да и сейчас идет, принципиально различными путями: через критику односторонностей «вульгарно-материалистического понимания истории», согласно кото рому социально-экономические факторы выступают как исходные по отношению к факторам духовным;

через обобщение идей и материала различных наук, каждая из которых исследует различные аспекты и сто роны феномена культуры;

через подключение традиций и методов аме рикано-английской культурной антропологии;

через выделение особого теоретического поля, особой онтологии, связанной со специфической культурологической проблематикой. Пожалуй, наиболее перспективным видится вычленение «познавательной зоны» культурологии на основе учета именно ее междисциплинарного статуса, некоего «метазнания»

синкретического характера.

Для обозначения названия дисциплины представляется предпочти тельным именно термин «культурология» (а не, скажем, теория культу Печатается по тексту выступления на научной конференции Российского * культурологического общества (2008): см. № 135 Библиографического указателя.

Предмет культурологии как теоретическая проблема ры). Он наиболее объемен, всесторонен, вбирает в себя важные для это го понятия смыслы, несет глубинное содержание. Культурология — по стижение логоса культуры, ее главного закона, внутренней ценностной направленности.

Опыт становления культурологии в нашей стране говорит о том, что эта дисциплина противится своему превращению в частную, спе циальную отрасль знания, «не хочет» конституироваться просто в еще одну науку в бесчисленном ряду других. Она явно стремится сохранить свой межнаучный статус. Об этом сегодня размышляют многие авто ры. К примеру, петербургский культуролог П. А. Сапронов отмечает:



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 27 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.