авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 27 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ К 25-летию научной и педагогической деятельности в СПбГУП ...»

-- [ Страница 13 ] --

В частности, культура выработала различные практики, опирающи еся на глубинный механизм идентификации человека со значимыми для него внешними явлениями и объектами. Общее в этих практиках — при емы референтации, с помощью которых создаются условия для отож дествления человека с образами значимых личностей, выполняющих в культуре роль персонифицированного нравственного идеала. Механизм творения человека здесь «работает» следующим образом: нечто внешнее начинает восприниматься в качестве субъективно значимого, в котором человек обнаруживает соответствие себе и стремится к максимально полному подобию. Такое соответствие своему «другому Я» включает мощный психологический резонанс, усиливающий подобные качества (не случайно идентификационный механизм лежит уже в самой форму ле: «Человек создан по образу и подобию Божию»). В данном случае «образование» духовного мира (его «сборка») осуществляется путем активной и деятельной проекции формирующихся качеств на внешний персонифицированный Образ, который интериоризируется («усваива ется», переходит во внутренний план) и становится своеобразной «ду ховной доминантой», объединяющей и подчиняющей все составляющие внутреннего мира личности. Референты, воплощающие духовную сущ ность культуры, формируют ценностно-нормативную сферу личности, их воспринимаемые образы становятся своеобразным «зеркалом», не только отражающим, но и «удваивающим» человеческую сущность.

Формирующийся таким образом «духовный центр» превращает разно родные качества и свойства личности, разнонаправленные человеческие импульсы и энергии в единый образ, символизирующий (фиксирующий, представляющий) сущность культуры в ее персонифицированном виде.

В данном случае мы видим культуру, явленную в образе человека. Со циальным результатом такого рода идентификаций становится «Я-кон цепция», которая складывается из множества образов, фиксирующих основной «ролевой репертуар» личности в социуме.

«Творение человека» осуществляется различными энергиями и тех нологиями, в том числе и не видимыми обыденному сознанию. В част ности, онтологическую функцию выполняет символический мир куль туры, который не столько на сознательном, сколько на бессознательном уровне структурирует систему ценностей и норм, формируя человече скую экзистенцию в соответствии с духовным фундаментом культурной системы. В символическом поле культуры материальные вещи, события и образы начинают выражать скрытые идеальные содержания, отличные Разд ел III. Культура и образование от их непосредственного чувственного бытия. Культура наполняет со творенный человеком предметный мир значимой символикой, создавая тем самым смысловые глубины этого мира, вскрывая и приоткрывая не видимые непосредственному взору духовные пласты, демонстрируя че ловеку его сущностную связь с Универсумом.

Антропологический «профиль» культуры представлен прежде всего этическим идеалом, важнейшей составляющей которого является цен ностно-нормативный пласт. Ценности в структуре идеала — это субъ ективно значимые предметы, явления и состояния, владение и служение которым определяет смысл человеческого бытия. Нормы представляют собой выработанные культурой запреты и предписания, исполнение ко торых необходимо для совместного существования и выживания чело века и социума. Культурные нормы выстраиваются на основе бинарных и универсальных оппозиций, они фиксируют границы общепринятого, регламенты, стереотипы мысли и поведения, обозначают полюс долж ного и запрещенного.

В различных культурных системах в структуре этического идеала об наруживается доминирование ценностей или норм, что определяет не только антропологическую специфику культуры, но и репертуар исполь зуемых ею человекотворческих технологий. Норма как основа социо культурного бытия обнаруживается в моделях человека, выработанных в рамках религиозных систем так называемого «осевого времени» — ключевого периода человеческой истории. Норма (или Закон) как базо вый принцип социального и индивидуального бытия характерен и для конфуцианства, и для Ветхого Завета [2]. Новый Завет дополнил (и во многом скорректировал) антропологический профиль культуры, поло жив в его основу систему человеческих Ценностей — две тысячи лет культура удерживает себя в границах ценностно-нормативного ядра На горной проповеди Христа, «краеугольным камнем» которой стали цен ности любви, прощения, страдания (блаженны плачущие, кроткие, гони мые за правду), нестяжательства («блаженны нищие духом», способные отказаться от материальных благ согласно духовному выбору).

В последнее время в недрах христианской культуры осуществляется мощная экспансия другого антропологического типа, который характе рен для эпох цивилизации. В определенном смысле модель человека в культуре и цивилизации — это два взаимоисключающих образа, преж де всего по критерию доминирующих ценностей. Антропологическая модель цивилизации акцентирует прежде всего три группы ценностей:

гедонизм (чувственные удовольствия), свободу (автономия) и матери альные блага (обогащение, потребление). По существу сегодняшний ци вилизационный этический идеал возвращает в мир и персонифицирует языческую систему ценностей. Наиболее ярким историческим аналогом такого культурного типа является языческая модель халдеев (Древний Идея культуроцентристской модели высшего образования Вавилон) с ее пантеизмом и антропоцентризмом — уже 3 тыс. лет тому назад там была рождена религия обожествления человека, исповедовал ся культ гедонизма и поклонения человеческой гордости, а практикуемая в те времена технология удовлетворения похоти не знала себе равных.

Если культура ориентирована на духовность, аскетизм, социальность, соборность, она стыдлива и греховна, то цивилизация агрессивна и са модостаточна, она не знает греха. Если в культуре действуют моральные регуляторы — вера, совесть как внутренняя настроенность на другого, моральная ответственность, то цивилизация удерживается рациональ ными способами и внешними формами принуждения (прежде всего за коном и юридической ответственностью).

Наиболее выпукло «языческая» антропологическая модель человека утверждается современной американской цивилизацией. Исповедующая финансовый успех вместо традиционных для христианства ценностей труда как служения Богу, агрессивно антиморальная в своих экспансио нистских претензиях, зараженная вирусом гедонистического индиви дуализма, современная американская цивилизация возвращает мир во времена древнего язычества. Мы видим, как классический образ «чело века халдейского» перемещается в центр сегодняшнего американского (и уже, увы, западноевропейского) антропоцентризма. Человек цивили зации поклоняется власти, силе, богатству, исповедует культ социально го признания, успеха;

во имя достижения этих целей он готов обожест вить зло, отказаться от нравственных принципов, он готов даже пожерт вовать высшей ценностью христианской культуры — свободой, которую он легко меняет на псевдосвободу потребительского безумия. «Раскру ченный» культ удовольствия и потребления быстро смирил свободных пассионариев Нового Света, которые сегодня способны испытывать ил люзорное чувство личной независимости только в Акте Потребления.

Именно цивилизация в рамках постмодернистской идеологии сотвори ла специфический антропокультурный тип личности — с размытостью и неопределенностью нравственных качеств, моральной неотягощен ностью, безразличием к истине (идеологи этой духовной «эпидемии»

отрицают возможность существования истины как внеличностного и универсального знания, выходящего за рамки индивида и его мира).

Естественной средой формирования и обитания такого человека стано вится постмодернистская атмосфера, создаваемая философией, идео логией, искусством. С приходом новых эффективных технологий об работки массового сознания все активнее разрушаются традиционные моральные нормы, представления о добре и зле, расширяются границы культурной аномии и утверждается проект мира как «Царства Хаоса».

Отечественная культура вошла в зону антропологического кризи са со значительным «опозданием» в сравнении с Западной Европой и США — в силу особой онтологически сдерживающей роли, которую Разд ел III. Культура и образование традиционно играли в русской истории гуманитарная культура, пра вославие, система просвещения, национальные духовные референты.

Институты глобализации этот временной разрыв устранили, и сегодня мы обнаруживаем острейшую оппозицию двух моделей человека: «че ловека халдейского» и «человека культурного», или, как писал когда то В. Шубарт в книге «Европа и душа Востока», «человека прометеев ского» (героического) и «человека мессианского» (то есть следующего идеалу, данному в Евангелии от Иоанна). Эти антропологические типы непримиримо конкурируют на «идеологическом рынке» за умы и серд ца людей.

Линия «раскола» традиционной антропологической модели обнару живается не только в философии, искусстве, религии, но и в деятель ности образовательных институтов: с одной стороны, образование есть «творение образа» по подобию культуры, с другой стороны, система образования должна дать человеку совокупность «цивилизационных»

технологий, способных обеспечить его успешность, востребованность, конкурентоспособность.

Сглаживание этих острых мировоззренческих противоречий возмож но в рамках культуроцентристской модели образования, миссия которой состоит в адаптации цивилизационной мощи новых технологий к базо вой системе культурных ценностей. Погружение технологического бло ка образования в общекультурный контекст позволит минимизировать кризис идентичности, который всегда сопровождает эпохи реформации.

Существенным атрибутом культуроцентристской модели является не только обращение к истории, целенаправленная и осмысленная востре бованность текстов социально-гуманитарной мысли, но и «насыщение»

образовательного пространства образами современников, воплощающих лучшие духовно-нравственные качества отечественной культуры [3].

В последние десятилетия Россия переживала духовный кризис, ко торый был обусловлен значительным снижением идентификационных возможностей гуманитарной культуры — в связи с утратой референтной роли ее персонифицированных ценностей-образов. Кризис был вызван также разрушением системы духовного самовоспроизводства общества и мировоззренческим вакуумом, в котором оно оказалось, отсутствием общенациональной идеологии, способной консолидировать социум в духовное пространство — общность «мы». В связи с этим миссия новой модели гуманитарного образования состоит в том, чтобы создать усло вия актуализации и востребованности идентификационного потенциала отечественной культуры, сделать фактом самосознания образы духов ных референтов, способных выполнить функцию морально-нравствен ного эталона личностного развития.

Именно гуманитарное образование, максимально полно востребу ющее потенциал отечественной культуры, способно выполнить функ Идея культуроцентристской модели высшего образования цию «зеркала», в котором молодой человек может увидеть, узнать и сформировать адекватный образ своего национально-культурного «я», чтобы на этой мировоззренческой основе ощутить свое призвание и ответственность — перед историей, главным делом своей жизни, на стоящим и будущим своей страны.

2. Мировоззренческим основанием культуроцентристской модели образования является трактовка образовательной деятельности в од ном из наиболее существенных ее аспектов как творческой коммуника ции педагога и студента в процессе понимания текстов культуры.

Текст культуры в широком смысле представляет собой организован ное единство составляющих его элементов, то есть связную, компакт ную и воспроизводимую последовательность знаков или образов, раз вернутую во времени, выражающую некоторое содержание и облада ющую доступным пониманию смыслом (лат. textus значило «связь», «соединение», «ткань») [4]. Текст есть адресованное сообщение, пред полагающее активную позицию реципиента по отношению к получа емому сообщению: он должен его расшифровать, выбрав подходящий смысловой код или выработав новый. Творческий акт при этом совер шается на обоих концах информационно-коммуникативной цепи. Яв ляясь аксиологическим и семантическим пространством человеческого существования, текст содержит в себе бесконечное множество смыслов, которые актуализируются в процессе индивидуального авторского по строения картины мира и человека [5]. Потенциальная инвариантность текста, с одной стороны, отражает его креативный потенциал, с дру гой — определяется содержанием внутреннего мира воспринимающе го его субъекта. Полифония смыслов текста понимается не обязательно как одновременность презентации всех смысловых линий, а скорее как их «мерцание» (Ю. М. Лотман). В контексте образовательной деятель ности текст становится «смыкающим компонентом акта коммуникации»

(М. Бахтин) между педагогом и студентами, он раскрывает свои смыс ловые горизонты в активном диалоге.

Центральной категорией понимания текста является смысл, пред ставляющий собой некую абстракцию и выступающий «средством, поз воляющим строить конкретные знания» о значениях, которые получа ются путем абстрагирования или обобщения чего-то, заключенного в эмпирическом материале [6]. Смысл является «той конфигурацией свя зей и отношений между разными элементами ситуации деятельности и коммуникации, которая создается или восстанавливается реципиен том» [7].

Смысл текста есть конструкт, связанный с определенным культур ным объектом и представляющий его информационное, эмоциональ ное и экспрессивное содержание (значение). Он скрепляет составные элементы текста, активно способствует репродукции его содержания, Разд ел III. Культура и образование позволяет соотнести содержание каждого конкретного текста с дей ствительностью.

Работа со смыслами осуществляется на нескольких уровнях и вклю чает: производство смыслов;

создание форм и каналов их коммуника ции;

интерпретацию, которая одновременно выполняет смыслообра зующие функции, ибо выработка смысла осуществляется в процессе понимающей активности сознания. На всех этих уровнях особая роль отводится педагогу, который выступает посредником между творцом и реципиентом. В процессе коммуникации произведенный смысл не все гда равен тому смыслу, который возникает в сознании воспринимающе го субъекта. И это закономерно, ибо понимание — процесс многогран ный и субъективно детерминированный. Выделяется несколько моду сов понимания: следование заданному или избранному направлению;

способность прогнозировать;

способность дать словесный эквивалент;

согласование программ деятельности;

способность решать проблемы;

способность осуществить приемлемую реакцию (это наиболее распро страненное проявление понимания как необходимого элемента обще ния — в данном случае понимание выражается в соотносимости выска зываний о предмете сообщения);

реализованная способность правильно провести рассуждение, действовать адекватно объекту или ситуации.

Важно отметить такой аспект понимания, как способность прилагать к изменяющейся действительности уже имеющиеся знания о ситуациях или объектах. Нередко они принимают форму аксиологических и гносео логических стереотипов, которые требуют учета в процессе проектиро вания методов и средств воздействия на целевую аудиторию.

Процесс понимания един, но каждый его аспект имеет смысловую (содержательную) самостоятельность и может быть выделен из конк ретного эмпирического акта. М. М. Бахтин отмечал следующие этапы понимания: психофизиологическое восприятие физического знака (сло ва, цвета, пространственной формы);

узнавание его (как знакомого или незнакомого);

понимание его повторимого (общего) значения в языке;

понимание его значения в данном контексте (ближайшем и более дале ком);

активно-диалогическое понимание (спор–согласие);

включение в диалогический контекст;

оценочный момент в понимании и степень его глубины и универсальности [8].

Текст культуры — это своеобразное «кодированное сообщение», направленное на «провокацию» определенного ответного действия.

От адекватности его понимания и интерпретации зависит ответная по веденческая реакция. Для понимания текста требуется не только знание языка, на котором текст составлен, но и определенный объем личност ного контекста. Когда эти два компонента вступают во взаимодействие, происходит процесс восприятия и понимания текста. Следовательно, по нимание текста предполагает не просто объективацию, но и проектиро Идея культуроцентристской модели высшего образования вание его новых смыслов, задаваемых социально-культурным и личност ным контекстом субъекта понимания. Подлинное понимание текста — это всегда выход за пределы того, что в нем непосредственно содержится.

Важнейшей категорией понимания текста является образ, возника ющий в результате запечатления объекта в сознании, выступающем в качестве воспринимающей духовной инстанции. Образ есть внутренняя чувственно доступная форма внешнего содержания. Воспринимаемый образ (реальной личности, исторического деятеля, героя художествен ного произведения) — это персонифицированное восприятие и пере живание текста, которому образ придает целостность, ценность и ос мысленность.

Условием адекватности понимания и интерпретации текста культуры является, прежде всего, соответствующий уровень личностного разви тия как педагога, так и студента (глубина контекста как совокупности знаний о мире, принадлежащих и субъекту высказывания, и его адреса ту). Объективность и адекватность понимания во многом определяются также способностью субъекта к эмпатии, интуитивно-эмоциональному проникновению в скрытый смысл, недоступный обычным рациональ ным способам извлечения знания.

3. Культуроцентристская модель образования предполагает широ кую трактовку функций данного социального института, понимание его культуроохранной миссии.

Эта задача особенно актуальна в переломные этапы развития обще ства, когда сама культура нуждается в ответственной деятельности со циальных институтов, способных обеспечить ее преемственность и це лостность в историческом времени.

Не случайно сохранение и развитие национальной культуры в по следнее время рассматривается в качестве важнейшей предпосылки ду ховной безопасности общества. И такая постановка проблемы законо мерна — без человека, его нравственного и душевного здоровья как жизнь, так и само понятие безопасности теряет всякий смысл. Мировая история показывает, что народы ведут борьбу не только за материальные ресурсы, экономическое освобождение, но и за ценности — интеллекту альные, нравственные, религиозные (Р. Г. Яновский). Каждый субъект постоянно сталкивается с бесконечным числом угрожающих ему опас ностей. Опасность (в том числе культурная, порождаемая экспансией ценностей других культур) есть фактор, снижающий полноту жизни, порождающий внутреннюю дезорганизацию. Духовная безопасность в связи с этим — система условий, помогающих субъекту сохранить свои жизненно важные параметры в пределах исторически сложившейся нор мы. Их выход за рамки нормы под воздействием опасностей приводит к дезорганизации системы, которая может принять необратимую форму, ведущую к катастрофе, гибели.

Разд ел III. Культура и образование Актуальность разработки и реализации новой концепции безопас ности, которая включала бы в себя защиту общенациональных культур ных ценностей, определяется как изменением геополитического положе ния России в мире, так и неблагополучием в духовной сфере общества.

И речь прежде всего идет о системном кризисе идентичности, симпто мом и результатом которого является разрыв связей человека с социаль ным и культурным миром, утрата общественных идеалов и личностных смыслов бытия, рост правового и нравственного нигилизма. Социальная и культурная маргинальность рождает внутриличностные конфликты, разрушает образ «я», стимулирует девиантные формы поведения. Глав ный симптом кризиса идентичности — неспособность человека иден тифицировать себя в национально-государственном плане (как извест но, официально санкционированная макроидентичность «россиянин»

не востребуется национальным самосознанием).

В связи с этим задача образовательных институтов — содейство вать обретению личностной идентичности, целенаправленно создавать систему условий, способствующих обретению многоуровневой само тождественности (социальной, культурной, национальной и т. д.). Это означает поиск духовных символов и оснований идентичности в исто рическом прошлом (и целенаправленное включение в актуальное поле национального самосознания образов духовных лидеров российской ис тории, в концентрированном виде олицетворяющих ценности и идеалы русской культуры);

ценностно-нормативное самоопределение в настоя щем;

идентификацию с будущим — возрождение и утверждение в новом историческом контексте национальной идеи как формы общественной консолидации, национально-культурного самопознания и проектного видения своего будущего. При этом будущее («замысел») народа, культу ры следует рассматривать как продолжение тех исторических периодов, которые максимально полно выражают историческое предназначение России. Обретение историко-культурной идентичности предполагает поиск в прошлом таких событий, которые максимально полно воплоща ли суть народа;

таких эпох, когда Россия предельно ярко и полно выра жала свое предназначение. Механизм идентификации с прошлым осу ществляется путем отождествления с образами исторических деятелей, в максимальной степени воплотивших свое человеческое предназначе ние и выразивших сущность национальной культуры. Если эти образы получают в самосознании статус референтов, то общество обретает ис торико-культурную идентичность в прошлом. И наоборот — отсутствие духовных референтов свидетельствует о кризисе национальной идентич ности, способствует распаду общественного организма, ведет к социаль ному и духовному хаосу. Персонифицированная в образе национальных референтов духовно-нравственная «вертикаль» российской культуры по может упорядочить распадающуюся действительность и восстановить Идея культуроцентристской модели высшего образования «связь времен», то есть воссоздать образ России исторической как бы заново образовав ее усилением самосознания. Восстановление духовно го центра русской культуры, персонификация ее души станет не только фактором общественного единения, но и эталоном личностного разви тия — масштаб и нравственная глубина национальных референтов даст образ и норму поведения, ориентиры личностного самосовершенство вания, альтернативные сегодняшним ценностям массовой и денациона лизированной культуры, и тем самым будет способствовать укреплению душевного здоровья личности и общества [9].

Еще одна немаловажная задача гуманитарного образования — ми нимизировать неизбежные негативные последствия, вызванные резкой сменой цивилизационных основ бытия, помочь человеку обрести иден тичность и удержаться в рамках базовых ценностей и нравственных ка честв, благодаря которым он, собственно, и стал человеком — духов ности как сопричастности высшим ценностям бытия, моральной ответ ственности, совести, справедливости, милосердия.

В связи с этим важнейшим ресурсом образовательной деятельности (наряду с текстами, в которых содержится концентрированный опыт человеческого развития) является личность педагога, способная воз действовать на воспитанника по различным каналам: во-первых, за счет субъективной интерпретации текста — смысл последнего существенно модифицируется в контексте содержания ментального и ценностно-нор мативного мира педагога, его собственной «картины мира». Человеко творческий потенциал гуманитарной культуры определяется способно стью педагога адекватно интерпретировать содержание текста. Воспро изводя и переводя их смыслы в явление живой культуры, педагог может помочь обрести чувство сопричастности молодого человека к духовным основаниям культуры своего народа. Рефлексия к ценностным основа ниям культуры необходима для самоутверждения личности в мире ду ховности, которая никогда не дается человеку «здесь и теперь» в виде готовой и окончательной формулы — усилием самосознания она должна непрерывно реинтерпретироваться в контексте сегодняшних проблем, образуя тем самым единое ценностное и смысловое пространство про шлого, настоящего и будущего. При этом ценности и личностные ка чества педагога неизбежно транслируются по коммуникативно-образо вательным каналам.

Во-вторых, в качестве образовательного ресурса следует рассмат ривать особую душевную энергию воспитателя, посредством которой происходит творение другого. Как известно, педагогика — это не только трансляция знаний и организация контроля за их усвоением, но и воспи тание, сущность которого состоит в творении духовным усилием лич ности воспитанника. Это происходит в том случае, если педагог видит перед собой не просто студента, который должен продемонстрировать Разд ел III. Культура и образование некую сумму знаний, а незавершенную личность, открытую будущему, находящуюся в процессе становления, развития.

В связи с этим актуализируется проблема высочайшей ответствен ности педагога в становлении личности студента, нравственной ответ ственности за то, какую духовность он созидает в себе и являет другим в образовательном пространстве коммуникаций. Для того чтобы кон структивно изменить личность другого, педагог должен сам быть образ цом для подражания, стать для студента значимым, референтным. В рам ках культуроцентристской концепции образования современный педагог высшей школы должен персонифицировать базовые для отечественной культуры ценности — справедливость, патриотизм, духовность, он обя зан олицетворять лучшие нравственные качества своего народа, и преж де всего милосердие и моральную ответственность, совесть как внут реннюю настроенность на другой голос, способность услышать и вос принять «весть». Образовать, «собрать» духовно красивую личность невозможно только лишь ресурсами интеллекта, здесь требуются вера, любовь и понимание — те душевные энергии, которыми формируется субъективность другого человека.

Примечания 1. Как известно, термин universitas означает «целостность», «совокупность»

и даже «вселенная». Вот почему словосочетанием universitas rerum выражается совокупность всех вещей;

universitas litterarum буквально фиксирует смысл «все отрасли наук» или «совокупность всех книжных знаний» (в отличие от практи ческих знаний — ремесла, военное дело, торговля).

2. О Ветхом Завете апостол Павел в послании к галатам писал: «До пришес твия веры мы заключены были под стражею закона, до того времени, как над лежало открыться вере».

3. В качестве примера решения этой важнейшей онтологической пробле мы образования можно привести социально-культурный проект Санкт-Петер бургского Гуманитарного университета профсоюзов, в рамках которого в смут ные времена культурного нигилизма начала 1990-х годов был впервые в России инициирован институт почетных докторов. Вот уже более десяти лет в образо вательную ткань Университета включаются лучшие люди России — выдающи еся деятели науки и культуры, которые, с одной стороны, персонифицируют ду ховное ядро культурной системы, с другой — олицетворяют замысел, «идею», проект выпускника современного гуманитарного вуза, успешность и человече ское счастье которого будут во многом зависеть от его «культурной оседлости».

4. В последнее время понятие «текст» выходит за традиционные феномено логические границы — культура тяготеет к тому, чтобы «рассматривать создан ный Богом или Природой мир как Текст, и стремится прочесть сообщение, в нем заключенное» (Лотман Ю. М. Несколько мыслей о типологии культур // Языки культуры и проблемы переводимости. М., 1987. С. 10).

Идея культуроцентристской модели высшего образования 5. С точки зрения психолингвистики текст — это вербальный и знаково за фиксированный (в устной или письменной форме) продукт речемыслительной деятельности, обладающий содержательной завершенностью и информацион ной самодостаточностью.

6. Щедровицкий Г. П. Смысл и значение // Проблемы семантики. М., 1974.

С. 93.

7. Там же. С. 94.

8. Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук // Бахтин М. М. Эстети ка словесного творчества. 2-е изд. М., 1986. С. 381–385.

9. Идентификационный ресурс отечественной культуры будет реализован в том случае, если человек с детства станет отождествлять себя с образами, в максимальной степени выражающими стержень русской духовности. Иден тификация эффективна в сенситивные периоды жизни (и человека, и культуры), а также в кризисные периоды развития человека, когда он болезненно пережи вает личностные проблемы и для их решения нуждается во внешней духовной опоре. Для органичного отождествления личности с референтным образом по следний должен иметь подобные качества, а также содержать в своей смысло вой структуре схожие проблемы — в таком случае он будет как бы предъявлять личности способ разрешения ее собственных проблем.

УНИВЕРСИТЕТ КАК СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА* В Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов задумались: какую систему воспитания создавать — каковы будут ее цели, ценности, формы, методы, средства и т. д. Выяснилось, что начи нать придется едва ли не с пустого места.

Главной проблемой, с которой мы столкнулись в начале 1990-х го дов, было отсутствие в обществе четко сформулированных целей вос питания. Система коммунистического воспитания рухнула, надо было ее чем-то заменить, а государство никаких конкретных и позитивных идей не выдвигало. Известно, что педагогическая система подразуме вает прежде всего наличие субъекта и объекта, то есть воспитателя и воспитуемого. Все остальные понятия — содержание, формы, методы, средства воспитания — вторичны. Но для того, чтобы система работа ла, необходима цель. Человек становится субъектом воспитания только тогда, когда он ставит перед собой задачу повлиять на объект тем или иным образом, вызвать в нем желаемые изменения. Если объект вос питания намерен сформировать в себе те или иные качества, то он ста новится субъектом, то есть начинает воспитывать себя сам и возникает ситуация самовоспитания.

Проблема выбора цели воспитательной работы могла решаться на основе анализа сложившегося в стране опыта. В истории вузовской пе дагогики имелось несколько моделей университетского образования, включавшего в себя обучение и воспитание. Первая модель — теоцен тристская, обусловленная религией. В ней целью и ценностью являлось все, что связано с Богом: знания, вера, служение и т. д. Вторую модель можно назвать техноцентристской. На смену религиозному мировоз зрению в ней пришло естественно-научное. Образование было отделе но от церкви, церковь была изгнана из университетов, а в содержании обучения начали превалировать естественно-научные знания. Это было важнейшее завоевание Нового времени. В это время появляются новые Печатается по тексту статьи в журнале «Известия Российской академии * образования» (2008): см. № 77 Библиографического указателя.

Университет как социально-педагогическая система модели, которые диктуются идеологией Просвещения, в частности об раз идеального человека, и университеты ставят цель формирования такой личности.

В XX веке складывается модель, которую можно обозначить как «со циоцентристскую». В рамках этой модели интересы личности подчиня ются интересам общества и цели воспитания задаются обществом.

В Гуманитарном университете профсоюзов нами разработана куль туроцентристская модель, в которой изменена методологическая ориен тация: на первый план выдвинуты воспитательные задачи, связанные с формированием личности. Это потребовало по-новому осмыслить саму категорию воспитания, выявить его специфику. Коренное, существен ное отличие воспитания в рамках новой парадигмы состоит в том, что оно осуществляется не с помощью передачи знаний, а путем приобще ния к ценностям.

Результатом воспитания является ценностное сознание личности, фундамент которого не рационален, а эмоционален, ибо ценности — и нравственные, и религиозные, и политические, и эстетические, и худо жественные — передаются не средствами безличной коммуникации как научные знания, а в межличностном общении и усваиваются не мышле нием, а переживанием и, только будучи пережитыми, становятся стиму лами поведения, опирающегося на знания и стремящегося претворить в жизнь проекты, модели, идеалы.

Коренной вопрос заключается в том, какой тип личности и соответ ствующий ему ансамбль ценностей может быть сегодня принят в каче стве идеальной модели воспитания.

Этапы общественного развития характеризуются драматической сменой идеалов. Своеобразие сегодняшнего периода состоит в том, что старые идеалы сброшены с пьедесталов, а новые еще не осознаны, не осмыслены и не выдвинуты общественным сознанием. Университет обосновал и разработал идею формирования российского интеллиген та как этический идеал воспитания в высших учебных заведениях. Та кая постановка вопроса не имеет аналога в отечественной литературе и является перспективной и конструктивной для теории и практики вос питания. Особая значимость выдвинутой идеи состоит в том, что в се годняшнем разобщенном мире понятие «интеллигент» может соединить разные социальные слои и группы населения, политические партии и движения: и тех, кто ратует за самобытный путь национального разви тия, поскольку само понятие «интеллигенция» имеет российские кор ни, и тех, для кого западные ориентиры — маяки реформирования, так как Петровские реформы были повивальной бабкой интеллигенции. По нятие «интеллигенция» не может оттолкнуть православие, поскольку многие его родовые черты, такие как совестливость, правдивость, чело веколюбие, жертвенность формировались под влиянием нравственных Разд ел III. Культура и образование заповедей Нового Завета. Интеллигенция — это не профессиональная, а нравственная категория и потому имеет отношение ко всем без исклю чения слоям и группам общества.

В целом в основе культуроцентристской концепции лежат достиже ния общемирового культурного развития, которые апробированы всей историей человечества. В этой связи может возникнуть вопрос: «Кто будет определять, что именно заслуживает внимания?» Но это не так важно, ведь существуют очевидные идеалы и ценности, проверенные многими веками: труд, уважение к человеческой личности, к старшим, к родителям, в христианской культуре — к женщине и т. д. Есть также явления культуры, которые воплощают эти представления, и именно с их помощью можно выстроить модель образования, ориентирован ную на культуру.

Создавая институт почетных докторов, мы пытались предложить персонифицированные идеалы университетскому сообществу. Есть книжные герои, а есть те, кто живет рядом с нами. С последними орга низуются встречи студентов, в ходе которых они приходят к осознанию того, почему именно эти люди олицетворяют собой идеал. В Универси тете существует также традиция вручения мантии лучшим университет ским профессорам. Таким образом, выстраивается система персонифи цированных идеалов, основанных на ценностях культуры.

Другой аспект воспитания касается самых первых дней студенческой жизни. Наш вуз первым в городе стал торжественно отмечать начало учебного года — День знаний. На этот праздник приглашаются выда ющиеся деятели науки и культуры, которые читают «эталонные» лек ции, поднимая планку дальнейшего педагогического процесса и созда вая эмоциональный настрой на весь год.

Кроме того, примерно 22–23 сентября проводится посвящение в сту денты первокурсников в Царском Селе, в Екатерининском дворце. Тор жественная церемония является прекрасным поводом для того, чтобы поговорить о А. С. Пушкине, о том, что главной своей заслугой он счи тал не изящество слога и не блеск рифмы, а то, что чувства добрые он лирой пробуждал. Разговор заходит также о патриотизме, о культуре, о высоком. Так задаются ориентиры на все пять студенческих лет.

Воздействие на личность студента получается многоплановым. В нем взаимосвязаны различные элементы учебно-воспитательного процесса, однако в центре находится понятие культуры (достижения личности, яв ления, ткань культуры). Есть слово, объединяющее практически все эле менты культуры, — текст. Люди, с которыми мы разговариваем, наши интерьеры, включая фотографии известных личностей, — это все тексты культуры. Учеба в университете — это пять лет «считывания» студентом тщательно подобранных, отстроенных текстов культуры, это жизнь в среде нравственных референтов, что не может не влиять на человеческую душу.

Университет как социально-педагогическая система Таким образом, культуроцентристская концепция определяет все, что происходит в университете, в том числе выбор педагогических тех нологий.

В общей концепции университета можно выделить связанные между собой существенные компоненты. Правовая модель нашего вуза также подчинена воспитательным задачам. Например, договор университета со студентом — это новаторский документ. Юридически наши отноше ния со студентами строятся в двух плоскостях. Одна из них — админи стративная. Студент обязан выполнять изданные приказы, распоряже ния, инструкции, положения, а также указания декана, заместителя де кана, преподавателей. Другая плоскость — экономические отношения, в соответствии с которыми студент и Университет являются равноправ ными субъектами хозяйственной деятельности, то есть студент опла тил свое обучение и может предъявлять к нам определенные требова ния. Долгое время наше учебное заведение существовало на бюджетные средства, как все советские вузы. Но 15 лет назад нас сняли с бюджет ного финансирования. Переход вуза на платную основу мы постара лись превратить в механизм, работающий на совершенствование учеб но-воспитательного процесса. Человек, который оплачивает свою учебу, относится более требовательно и к себе, и к окружающим. Платность может быть поставлена на благо учебного процесса и формировать вы соконравственную атмосферу, а может создавать безнравственную так же, как и бесплатность.

Материальная база в университете также выполняет роль средства воспитания. Мы пришли к особой идеологии пространства, которое со здает определенное настроение. Пространства дают студенту необыч ное ощущение, могут переключить его с деловой обстановки на что-то необычное. Этой концепции отвечает оригинально решенный интерьер компьютерного зала для самостоятельной работы: «Желтая подводная лодка», холлы рекреации «Пляж», «Итальянская улица» и др.

Для того чтобы «дойти до каждого студента», мы используем прием, давно известный в педагогике, — работу через лидеров. Для этого создан институт тьюторства. Сейчас впервые за многие годы примерно полови на тьюторов — старшекурсники. На студенческих лидеров равняются, они могут за собой повести. Состав групп неоднороден, но в каждой из них, как правило, есть 2–3 студента — настоящие Ломоносовы, которых ничто не может отвлечь от учебы. Педагогическая стратегия заключает ся в том, чтобы основная масса студентов пошла за лидерами.

В фойе учебного корпуса висит почтовый ящик для записок ректору.

Каждый студент может написать ректору, и в тот же день или на следу ющее утро его обращение будет у него на столе. Есть просто благодар ности, но есть и конкретные практические замечания и пожелания, кото рые требуют соответствующего реагирования: разобраться, проверить, Разд ел III. Культура и образование устранить, исполнить и т. д. Однако на первом курсе до каждого студен та обязан «дойти» тьютор, и его первая задача — сформировать лидер ство, сплотить группу так, чтобы лидеры вели студентов в правильном направлении. Если такие личности отсутствуют, то администрация ни чего сделать не сможет. Хорошо, когда неформальное лидерство совпа дает с формальным, то есть человек, за которым готовы пойти осталь ные, является старостой, профоргом, культоргом. Но это должны быть не просто хорошие ребята, готовые сотрудничать с руководством Уни верситета, но еще и наделенные качествами лидера.

Мы позаимствовали все хорошее, что было в советской педагогике.

Но поскольку в конце 1980-х годов система была сломана, пришлось со здавать все заново. Была восстановлена профсоюзная организация, од нако у нас нет принудительного вступления в профсоюз. Просто были подобраны лидеры, которые стали вовлекать остальных, и получилась хорошая организация. Первое время ребята занимались только бытовы ми проблемами, потом стали затрагивать и учебную работу. Они знают, что администрация готова к диалогу.

Пока нам не удается наглядная агитация, в частности не освоен та кой традиционный инструмент, как стенгазета. Не очень получается сту денческий клуб — пока это в большей степени администрирование и в меньшей — активность ребят, хотя это очень важно. Тем не менее ог ромное количество вечеров мы проводим силами студентов. Так, для первого курса весь сентябрь (в неучебное время, конечно) проходит под знаком подготовки вечера первокурсника. Есть в Университете студен ческое научное общество, кафедральные группы, различные досуговые объединения, к примеру «Археолог», и т. д. Но это не является чем то принципиально новым по сравнению с советским временем. Другое дело, что мы попытались это восстановить, и сделали это качественно.

Естественно, наши отношения с учащимися не исчерпываются ад министративными и экономическими компонентами. Важная составля ющая — воспитательная, то есть набор педагогических технологий и система внеурочного воспитания. Мы предлагаем огромное количество различных мероприятий на выбор. Сегодня невозможно заставить сту дента пойти туда, куда мы считаем нужным, и посмотреть фильм, кото рый мы находим правильным. В новых условиях требуется более актив но предлагать свои, яркие, интересные мероприятия с опорой на педа гогическую стратегию. В университетском журнале «ОченьUM» каждый месяц печатается программа самых крупных событий. Для первокурс ников тьюторы организуют много внутригрупповых мероприятий. Здесь мы действуем методом включения в деятельность, потому что этические принципы, ценности не прививаются путем декларирования и чтения лекций. Нравственные аспекты человеком должны быть пережиты, про чувствованы, а чтобы этого добиться, есть всего два пути. Один — с по Университет как социально-педагогическая система мощью произведений искусства: повести в театр, дать хорошую книгу.

Другой путь — вовлечь в деятельность. И от того, и от другого человек испытывает переживания и от правильно налаженной деятельности на чинает ориентироваться на добро, от неправильно построенной — на зло. Мировая культура содержит в первую очередь модели поведения человека, поэтому мы считаем, что гуманитарный компонент очень ва жен не только для гуманитарного университета, но и для технического, и при этом чрезвычайно высока роль организации свободного времени, когда все это должно усваиваться.

У нас существует много способов взаимодействия со студентами.

Каждый год в театрально-концертном зале проводятся встречи ректора со всеми факультетами и курсами, во время которых студенты высказы вают свои претензии и пожелания. За одну встречу выслушивается около 80 студенческих волеизъявлений, причем 60–70 из них — это дельные предложения по улучшению учебно-воспитательного процесса. Списки студенческих предложений вывешиваются на доске, чтобы каждый имел возможность убедиться, что ректорат активно реагирует на их обраще ния. Кроме того, это и моральный фактор, ведь студент — наш партнер в хозяйственной деятельности.

В Университете существует система поощрения студентов, которые хорошо учатся, участвуют в общественной жизни. Раньше 4 % таких студентов после первого курса полностью освобождались от оплаты обучения. После введения налоговым законодательством запрета на та кие действия администрации изыскиваем другие возможности. Так, на факультетах есть комиссии, которые поощряют учащихся (без учета ма териального положения семьи) только за то, что сам человек заслужил.

И это очень важный принцип. Значительная часть студентов, пример но 15–20 %, имеют льготы разного размера: за хорошую успеваемость, дисциплину, научную работу, вклад в общественную жизнь. Все пока затели суммируются. Поощрения бывают разные, вплоть до интерес ных поездок. Иногда человек просто удостаивается внимания, выдви гается на первый план, что тоже является мощным средством стимули рования. Лучших студентов Университета можно увидеть на обложке журнала «ОченьUM», а в рубрике “Superstar” рассказывается, чем они это заслужили.

Для мотивации персонала, занимающегося воспитательной работой, используется достаточно эффективный способ — материальное стиму лирование. Кроме этого, у нас есть своя система работы с персоналом, включающая ежегодную аттестацию кафедр, педагогов, хозяйственных служб. При этом обязательно подвергается оценке воспитательная ра бота как одно из направлений деятельности преподавателей. Итоги аттестации учитываются при назначении надбавок и поощрений, пред ставлении к очередному ученому званию и тому подобном, то есть для Разд ел III. Культура и образование преподавателей есть своя воспитательная система, конечно, несколько иная, чем для студентов, но тоже включающая материальные и мораль ные стимулы.

В высшей школе существует проблема посещаемости студентов.

В царское время в университетах был экстернат, но для тех, кто учил ся обычным образом, система свободного посещения предусматрива ла в первую очередь право выбора лекторов. Это была самая большая привилегия. В отдельных вузах до 1890 года и позже свободное посе щение разрешалось наиболее талантливым. Студентам государствен ного университета не приходило в голову манкировать лекциями — на оборот, они стремились их послушать. Однако в эпоху всеобщей либе ральной вольницы в ряде вузов занятия стали проходить в практически пустых аудиториях. Первое, что мы сделали для решения проблемы посещаемости, — издали нормативные документы по обязательному посещению занятий. Контроль посещаемости проводится обычными способами — используются журналы, проверки. Сейчас этот процесс стал легче, поскольку есть электронная система контроля и на входе в учебный корпус, и на выходе из общежития. Но мы не ставим перед собой задачу наказать каждого прогульщика (это невозможно и не нуж но!). Главный принцип заключается в том, что администрация очень не одобрительно относится к прогулам и злостные прогульщики рискуют быть выдворенными из университета.

В вопросах предотвращения правонарушений действует довольно жесткая система контроля. Так, у нас в контракте записано, что любой студент по нашему требованию обязан пройти проверку у нарколога.

Когда организуется ежегодное флюорографическое обследование, ре бят также осматривает нарколог и при малейшем подозрении сообща ет в деканат. Конечно, служба безопасности берет «подозрительных»

под контроль. Если кто-то замечает, что студент принимает наркотики, администрация сразу заставляет его пройти обследование. При поло жительном ответе отчисляем без права восстановления, и это решение не подлежит обсуждению — ни с ним, ни с его родителями. Сущест вуют и профилактические меры. В необходимой ситуации на собрании студентов демонстрируются кадры, которые мы сняли лет восемь на зад: в нашем университете арестовывают студента, распространявше го наркотики. Видеозапись производит очень сильное впечатление на студентов.

Грубые хулиганские выходки, например драка, для виновных тоже грозит отчислением без права восстановления. Эксцессов такого рода у нас практически не бывает, однако случаются не очень серьезные про ступки, и тогда мы спрашиваем мнение студенческого профкома и идем навстречу коллективу, который, как в советское время, берет таких сту дентов на поруки.

Университет как социально-педагогическая система Что касается военно-патриотического воспитания, то мы не считаем правильным выделять его особо. У нас налажена система, которая, как нам кажется, органично включает самые различные мероприятия, кото рые правильно воспитывают студента. Разумеется, мы празднуем День защитника Отечества и День Победы. В университете есть педагоги ветераны, к которым все относятся с большим уважением. Первым сле дует назвать Михаила Михайловича Боброва, всем известного почетно го гражданина Санкт-Петербурга. Этот человек в Великую Отечествен ную войну осуществлял маскировку шпиля Петропавловской крепости, сбросил с Эльбруса фашистский флаг, дважды был засыпан снежными лавинами и чудом выжил. У него такая удивительная судьба, что когда студенты о ней узнают, то патриотическое воспитание реализуется авто матически. Почетный доктор нашего университета Даниил Александро вич Гранин — фронтовик, танкист. Мы издаем книги о необыкновенных судьбах этих людей, в университетском журнале печатаем их рассказы о войне. Таким образом, патриотическая работа у нас осуществляется в контексте общего воспитания личности.

Необходимо отметить, что созданная в Санкт-Петербургском Гума нитарном университете профсоюзов культуроцентристская концепция образования уникальна и не имеет аналогов в России. Она носит систем ный характер и позволяет обеспечить удовлетворение и развитие обра зовательных потребностей, придать гуманитарному образованию новое качество. Ее уникальность состоит в синтезе специфики и механизмов управления и организации вузов, работающих на основе самофинан сирования и системы современных управленческих технологий, мак симально соответствующих структуре организационно-педагогических подразделений Университета, структуре рынка образовательных услуг.

Эта концепция создает необходимые предпосылки для комплексного ре шения образовательных, воспитательных и дидактических задач.

СИЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ — СИЛЬНАЯ РОССИЯ* История многократно обнаруживала закономерные связи между уровнем и характером образования и благополучием страны. Скажем, для Петра I было очевидным, что окно в Европу может прорубить только европейски образованный человек. Поэтому Петр и создает неведомый до него на Руси европейский тип учебного заведения — университет.


Еще один великий государь и выдающийся реформатор — Александр II.

И у него мы наблюдаем стремление привести систему образования в со ответствие с задачами грандиозной перестройки государства. Отсюда — его реформы в этой области и четкое обоснование места и роли образо вания в жизни общества, четкое настолько, что с него можно и нужно было бы начинать современный Закон об образовании или преамбулу к любой образовательной реформе: «Я обращаю особенное Мое внима ние на дело народного просвещения, видя в нем движущую силу всякого успеха и утверждение тех нравственных основ, на которых зиждут ся государства».

Очень непохожих друг на друга политиков, действовавших в разных исторических условиях, объединяло одно: истоки величия государства, его триумфа или поражения они находили в школе. Бисмарк уверял, что франко-германскую войну выиграл немецкий учитель. Крупская совето вала тем, кто хочет взять власть, взять в свои руки школу.

Это не было красивой фразой. Серьезные научные исследования по казывают, что образованный человек становится важнейшим факто ром развития общества, экономики, государства. В 20-е годы минувше го столетия академик С. Г. Струмилин убедительно доказал зависимость общественной активности человека, производительности его труда от уровня образования. Был в истории и великий государственно-педаго гический эксперимент. Большевикам надо было взять власть крепко и надолго. И они в условиях войны с Антантой, разгула гражданской вой ны, голода, всеобщей разрухи развернули невиданную в мировой прак тике образовательную программу. Система школьного обучения и вос Печатается по тексту статьи в журнале «Вестник Российской академии * наук» (2001): см. № 37 Библиографического указателя.

Сильный университет — сильная Россия питания была дополнена внешкольной культурно-просветительной ра ботой.

Да, это было коммунистическое просвещение, образование и вос питание. Жестким подбором книжного фонда библиотек, идеологиче ской заданностью тематических вечеров в культурно-просветительных учреждениях, марксистским характером преподавания в школах и ву зах, партийностью литературы, искусства, средств массовой информа ции была сформирована новая историческая общность — советские люди. Они стали массовой социальной опорой партии. От сохи до про рыва в космос страну вывел советский человек. Советскую власть в ее законченном, классическом виде выстроила советская школа. Видимо, школа ее и погубила. Исследователям предстоит еще разобраться, поче му в конце 1980-х годов цивилизация, движимая homo soveticus, вошла в глубокий кризис.

Как бы то ни было, в постперестроечной России 1990-х годов, Рос сии со стихийно складывавшейся коррумпированной рыночной эконо микой, заметное положение занял криминально окрашенный тип лично сти. Он и сегодня во многом правит бал, определяет стратегию и так тику развития.

Очень хочется верить, что выбором нового Президента мы открыли новый этап жизнеустройства страны. Вот почему, чтобы понять, «ка кую Россию мы строим» (так было обозначено выступление В. В. Пути на при представлении ежегодного Послания Президента Федеральному собранию), надо внимательно присмотреться к тому, что происходит в образовательном звене, какую школу мы выстроили и какую школу нам надо построить, какой тип выпускника станет социальной опорой но вой России.

Президент заявил о ключевой роли образования в развитии страны, о том, что не только экономические показатели делают государство раз витым и богатым, но и высокий уровень образования и культуры. И са мое главное: президент считает, что возрождение России немыслимо без нового взгляда на образование. Содержательная сторона нового взгляда пока не прописана достаточно рельефно. Вот почему у меня возникло желание представить собственную позицию.

БАРХАТНАЯ УНИВЕРСИТЕТСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В плоть и кровь моего поколения вошла формула об экономике как базисе общества, культуре и нравственности — как надстройке. Ми ровая практика опровергает этот постулат. Но наши экономисты все еще продолжают говорить о реформах в чисто экономических кате гориях. Для меня остается загадкой, читают ли они первоисточники.

Ведь еще Адам Смит учил, что основополагающим фактором рыноч ной экономики является отношение людей друг к другу, а честность Разд ел III. Культура и образование и доброжелательность — главные условия эффективности функциони рования экономической системы.

Вот почему я считаю принципиально важным начать разговор об университете не с экономического, а с человеческого фактора.

Какого человека готовит вуз — вот вопрос вопросов, который име ет прямую проекцию на будущее России. Казалось бы, в чем проблема?

Медицинский вуз готовит врача, экономический — экономиста, юриди ческий — юриста. В этой внешне прозрачной очевидности есть оборот ная зловещая сторона.

Потенциальную опасность, которую несет в себе ремесло врача, об щество осознало давно. Клятва Гиппократа — это попытка застраховать себя от возможных врачебных ошибок. Так родился главный страховой принцип «не навреди». Но проблема вышла далеко за узкопрофессио нальные медицинские рамки. Шестеро студентов химического факуль тета Московского государственного университета, победители всячес ких олимпиад, организовали производство синтетического наркотика, так называемого «белого китайца». Выпускники биотехнологического факультета Петербургского технологического университета, защитив с отличием дипломы, прославились на весь мир... взломав компьютерную сеть «Ситибанка».

Надо ли множить примеры, диагностирующие главное заболевание современной школы вообще и высшей школы в частности: они готовят человека знающего, мастера-профессионала, для которого нравственные категории оказываются «умными ненужностями». Мой коллега, ректор Российского государственного гуманитарного университета Ю. Н. Афа насьев называет такого человека homo faber (человек-созидатель). «Фа бер» обучен подчинению, приспособлен для манипулирования собой, раб иллюзий во всем — в жизни и в науке. Доминирующая практика — экономическая, политическая, социальная — ориентирована на массо вое воспроизводство подобных прагматиков, носителей знания в чистом виде, незамутненного этическими идеалами добра и зла. Образователь ная система, откликаясь на социальный заказ, изобрела уродливое бю рократическое понятие «кадры специалистов».

Вот уж воистину — история учит тому, что она ничему не учит. По тому что вся история педагогической мысли есть история предупреж дения о губительной опасности образования, лишенного нравственной основы. Знание без воспитания — меч в руках сумасшедшего. Так остро и точно сформулировал Д. И. Менделеев суть проблемы.

С годами она не только не потеряла актуальность, но и приобрела зловещую злободневность. Появились новые социальные типы высо коквалифицированных специалистов, от которых общество вздрогну ло: папарацци, хакеры, фрикеры, киллеры... Сравнительно недавно мы были буквально потрясены феноменом «санитаров общества». Дипло Сильный университет — сильная Россия мированные медицинские работники очищали жизненное пространство, умерщвляя бесперспективных с их точки зрения больных, стариков и старух. За этим частным случаем скрывается явление. Ибо стоит зорче всмотреться в окружающий нас мир — и мы знакомых нам «санитаров»

увидим и на макро-, и на микроуровне во всех сферах жизни — в эконо мике, юриспруденции, в средствах массовой информации, даже в лите ратуре и искусстве. Но ярче всего они проявляют себя в политике.

В первых рядах строителей современного нам рыночного общества были высокообразованные люди. Еще бы куда ни шло, если бы реформа тором был матрос Железняк или какой-нибудь свирепый, безграмотный партийный вождь старого закала. Так нет же. Реформаторы — свой брат, кандидаты, доктора наук, профессора. Казалось, они не только человека, а и кошку не обидят. Но по всем повадкам они те же большевики, только с другим знаком, принесшие огромные страдания обществу. И что же, вузы здесь ни при чем? Многие ректоры университетов твердят как ма гическое заклинание, что наша система высшего образования — лучшая в мире. А ректор Петербургского университета, вызывающий у меня ис креннее преклонение — Людмила Вербицкая, — бросила как-то в раз говоре со мной фразу, не дающую до сих пор спать спокойно: «У нас в университете все хорошо. Одна проблема — финансирование...»

Действительно, единственный недостаток, который видит в сложи вшейся системе образования значительная часть ректорского корпуса, — ограниченное финансирование. Педагогическая общественность занята обсуждением вопроса о введении 12-летнего образования, единого экза мена-теста и т. д. Как будто нет более серьезных тем: чему учить и что экзаменовать. Между прочим, из Царскосельского (Александровского) лицея с шестилетним курсом выходили образованнейшие люди России.

Пора сказать четко и определенно: ныне действующая система об разования не может быть признана удовлетворительной. Ее место — в музее высшего образования. Ей следует соорудить достойный мавзо лей. Только не будем проводить у него демонстраций верности вчераш нему дню. Лучше забраться на крышу и осмотреться.

Коренной порок «фабер-образования» состоит в том, что оно пере стало быть сферой формирования Человека с большой буквы. В нем напрочь исчезло гуманитарное знание не только в фундаментальных предметных областях, но даже и в гуманитарных дисциплинах. Между тем именно гуманитарное знание позволяет раскрыть человеческое на чало в человеке. Гуманитарное знание неразрывно связано с понятиями «совесть», «нравственность». Но в сегодняшних университетах этим покрытым пылью реликтам осталось место лишь на факультете ненуж ных вещей.


Для нас очевидно: специальность, не взрощенная на базовом поня тии «совесть», губительна для общества. Даниил Гранин сказал как-то Разд ел III. Культура и образование нашим студентам, что стыд — первое подлинно человеческое чувство.

И он прав. Когда Адам и Ева нарушили запрет Бога и стали людьми, «от крылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясание». Противоречивость человеческого пути определяется прямо противоположными тенденциями — накопле нием совестливости и утратой ее. Гитлер, например, обещал освободить всех от химеры, которая называется совестью.

Сознательному или стихийному вымыванию совестливости из вузов ской подготовки специалиста надо противопоставить новый тип универ ситетского выпускника — нравственно ориентированного профессиона ла, нравственного интеллектуала, гуманитарно образованного человека с обостренным чувством совести. В виде идеала такой тип личности может быть выражен понятием «интеллигент». «Бархатную револю цию» наш университет начал с обоснования и разработки идеи форми рования российского интеллигента как этического идеала воспитания в высших учебных заведениях. По существу, речь идет о реализации идеи видного философа, историка и богослова русского зарубежья Г. П. Фе дотова о формировании элиты, духовной аристократии для возрожде ния России.

Такая постановка вопроса не имеет аналога в отечественной литера туре, является перспективной и конструктивной для теории и практики вузовского образования. Вместе с тем надо иметь в виду, что понятие «интеллигент» носит конкретно-исторический характер. Нельзя меха нически переносить представление об интеллигенте, выработанное на рубеже XIX–XX веков, на современность или, к примеру, отождествлять современного интеллигента с советским интеллигентом.

Поэтому важно подробно рассмотреть новые черты интеллигента, рожденные новым временем.

ЭСКИЗ К ПОРТРЕТУ ВЫПУСКНИКА РОССИЙСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Листаю газеты и в недоумении пожимаю плечами. Какой-то визу альный штамп, клише, автоматически выбрасываемые при слове «ин теллигент». По внешнему виду его принимают чуть ли не за шаромыж ника, окружающим он жалок — жить не умеет, его знания, ум не вос требованы и т. д.

С чего же это вдруг нравственность, совестливость, духовность ока зались несовместимы с материальным достатком, деловитостью, фи зической опрятностью, востребованностью и успехом? Приведу один крайне любопытный пример, который рушит веками устоявшееся пред ставление в одной из самых консервативных сфер.

Одним из лучших комментаторов событий финансового мира являет ся вице-президент банка «Российский кредит» Вениамин Симонов. Его Сильный университет — сильная Россия появления на телеэкране связаны с колебаниями курса рубля или оше ломляющими результатами биржевых торгов. Однако по воскресеньям он предстает перед телезрителями в другой ипостаси: иеромонах Фи липп произносит проповедь с церковной кафедры. Стало быть, принци пиально возможно соединить высокую духовность с хозяйственностью, деловитостью, практицизмом. Более того, удачно решаемые мирские дела не противоречат, как нас веками уверяли, православным канонам.

Апостол Павел гордился тем, что «жил от трудов рук своих», не забывая и апостольские дела. Церковь вообще не отрицает денег и от них не от казывается. Проблема не в деньгах, а в том, как они добываются, правым или неправым способом, и как расходуются — на добро или зло.

Жизнь, как видим, стихийно формирует социальный тип, необхо димый новой социально-экономической формации. Тем острее стоит проблема его целенаправленной, сознательно организованной подго товки. Попробуем нарисовать портрет интеллигента новой формации, на которого университет должен ориентироваться в своей практической деятельности.

Надо исходить из того, что Россия избежит реставрации тоталитар ного режима и общество будет двигаться по колее демократических преобразований. Но в демократическом государстве институт частной собственности — священное и неприкосновенное понятие. Интеллигент нового поколения будет уважительнее относиться к собственности. На копленное добро не будет восприниматься им как символ мещанства, и он не станет рубить его шашкой, как это делал некогда герой розов ской пьесы.

Специфическая собственность самого интеллигента — знание. Зна ние наиболее существенным образом отличает и возвышает человека.

Новые знания стремительно, лавинообразно вторгаются в нашу жизнь.

И потому непрерывное овладение знаниями в течение всей жизни — оп ределяющая черта интеллигента. Вместе с тем еще Сократ предупреж дал, что знание, отделенное от справедливости и другой добродетели, представляется плутовством, а не мудростью. Здесь и коренится отли чие интеллигента от интеллектуала. Интеллектуал — профессионал умственного труда. Интеллигент — совестливый интеллектуал.

Совестливость как специфически российская черта во многом обу словлена своеобразием нашего пути. В демократических странах скла дывалось правовое государство;

в монархической, а потом тоталитар ной России право не играло такой роли, как в развитых демократиях.

В народе было сильно стремление решать спорные вопросы всем миром, общиной, «по совести», «по правде».

Любопытно, что и теперь, когда во всем цивилизованном мире утвер дилось правовое государство, писатель Фазиль Искандер призывает строить государство совестливое. Отдадим должное романтическим Разд ел III. Культура и образование иллюзиям последнего из могикан, но государство будет, видимо, по строено все-таки правовое. В структуре личности нового интеллиген та правовая культура займет доминирующее место. Интеллигент на учится жить не только по совести, но и по праву;

не только по праву, но и по закону.

Существенные коррективы будут внесены в отношения интеллиген та нового поколения с властью. Интеллигенция XIX века стояла в не примиримой оппозиции к власти. Современная интеллигенция слишком легко, если не сказать бездумно, идет во власть. Сущность интеллигента состоит не в оппозиции к власти и не в поддержке ее, а во внутренне не зависимой позиции. Внутренняя независимость дает возможность и под держать власть, когда она того заслуживает, и выступить ее оппонентом.

Оппозиция интеллигенции — не деструктивная, а созидательная сила.

Конструктивная оппозиция — необходимый элемент любого здорового, жизнеспособного общества. В целом же тенденция просматривается как сотрудничество интеллигенции с властью. В этом будущее России.

Типичной чертой интеллигента прошлого века было мессианство.

Интеллигент знал «как надо». Он легко строил из ограниченного своего опыта модели будущего и уверенно тащил туда сопротивляющийся народ.

В современном мире трудно представить образованного человека, испо ведующего мессианскую идею. Хотя нас иногда уверяют, что за пятьсот дней можно построить светлое будущее, это неизбежные издержки ны нешнего смутного времени, когда общественным сознанием овладевают «волшебники-недоучки». Основная тенденция все-таки иная. История вопреки расхожему мнению чему-то да учит. Непланируемые уродливые порождения идеальных конструкций отрезвили «устроителей жизни».

Теперь только очень недалекий человек может утверждать свою избран ность. Да и в народе выросла сопротивляемость мессианским учениям.

Народ начал понимать, что дорога в обещанный рай всегда неза метно приводила в ад. Следует еще раз напомнить, что общественно исторический смысл интеллигенции — не в любовании «громадьем»

наших планов, а в поисках и реализации оптимальных проектов жиз неустройства.

Реликтом прошлого стала жертвенность интеллигенции. И слава богу. Жизнь — высшая ценность, она не может быть средством реше ния даже великих задач. Невозможно счастливое общество, в основании которого лежат загубленные жизни. В пьесе Брехта монах, обращаясь к Галилею, говорил: «Несчастна страна, в которой нет героев». Гали лей ему отвечал: «Нет, несчастна страна, которая нуждается в героях».

Наша интеллигенция должна научиться жить не в режиме аврала, чрез вычайной ситуации, а в условиях нормальных рабочих будней. Образ вечного страдальца, великомученика уступает место образу обыкновен ного человека.

Сильный университет — сильная Россия Об атеизме как своей былой родовой черте современная интеллиген ция старается не вспоминать. Более того, сегодня многие интеллигенты нарочно демонстрируют причастность к церкви, как бы подчеркивая тем самым свою избранность. У интеллигенции нового поколения отноше ния с Богом должны стать делом совести, а не моды.

У дореволюционного интеллигента разрушительное начало было выражено ярче созидательного: захватывающий старт и обескуражи вающий финал, безответственное, если не инфантильное, отношение к сомнительным экспериментам. То же прослеживается и у интелли гентов «горбачевского призыва». Новое поколение российской интел лигенции отбросит шлейф тех негативных качеств, которые испокон веков тянутся за ней: экстремизм, нетерпение, истерическую эмоцио нальность, эгоцентризм.

Особенно хотелось бы остановиться на семейных связях интелли генции. Дореволюционный интеллигент бездомен, у него нет семьи, он склонен к неупорядоченным половым связям. Для нового поколения ин теллигенции семья станет высшей ценностью.

Изменится и внешний облик интеллигента.

Представление о нем как о человеке в очках, телесно хилом, физи чески беспомощном уйдет в прошлое. Новое поколение будет радовать игрой сил физических и духовных, физической и духовной гармонией.

Не должна абсолютизироваться и ориентация на социум. Гармония личного и общественного станет отличительной чертой нового интел лигента.

Совокупность выделенных качеств будет составлять тот тип лично сти, который может быть обозначен как интеллигент нового тысячелетия.

СИЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Высшая школа живет по тем же законам, что и вся страна. Если те невой сектор есть в экономике страны, его не может не быть в высшей школе. Об этом говорят с самых высоких трибун выдающиеся наши со временники. А. И. Солженицын, выступая на Общем собрании Россий ской академии наук, отмечал, что в атмосфере, когда воровство прони зало всю государственную систему, гнусная дыхательная среда как бы рекомендована и высшей школе. Обстоятельства принуждают ректоров высших учебных заведений к коммерческой изворотливости. По мнению председателя Совета ректоров вузов Санкт-Петербурга В. Е. Романова, вся система высшей школы подвержена, как и общество в целом, разврату.

Взяточничество стало повальной болезнью высшей школы. С этим уже никто не спорит. Расхождение вызывают оценки масштабов яв ления. Мой коллега, ректор Гидрометеорологического университета, профессор Л. Н. Карлин считает, что теневой сектор высшей школы со ставляет 20 %.

Разд ел III. Культура и образование А вот специалисты Томского экономико-юридического института и их коллеги из госуниверситета на открытом в Интернете сайте «Взят ки» утверждают, что объем теневых денег, вращающихся в системе обра зования, вполне сопоставим с объемом выделяемых бюджетных средств.

По оценкам Центра социологических исследований Министерства об разования РФ, ежегодный теневой оборот российских вузов составляет почти 1 млрд долларов. Это многократно больше бюджетных ассигнова ний на высшее образование (19 млн рублей). Система высшего образо вания стала одной из мощнейших отраслей нелегального бизнеса. Бес платное образование — своеобразная потемкинская деревня. На самом деле у нас все обучение — платное. Вопрос только в том, поступают ли эти деньги официально в кассу вуза или неофициальным путем в карман тех людей, которые распределяют бесплатные государственные места.

Моральные убытки подсчитать ни в рублях, ни в условных едини цах невозможно. Но очевидно, что в тех вузах, где студенты дают взят ки педагогам, жулики-профессора формируют жуликов-специалистов.

Поэтому в положительно окрашенном плане наши вузы никак не явля ются воспитательными институтами. В сфере образования нельзя ли цемерить. Она чувствительна к любой неправде. В каждодневной лжи невозможно вырастить честного гражданина.

А теперь о главном. В рамках одного региона, социально-культур ного института, военно-промышленного комплекса можно без экиво ков на систему коренным образом изменить ситуацию. Вот несколько примеров. Военно-промышленный комплекс лихорадит, свертывается производство, а академик И. Д. Спасский в КБ «Рубин» наращивает мощности, к традиционному направлению — строительству подводных лодок — добавил еще пять. У него нет претензий к государству, более того, он считает, что никогда не было такого благоприятного времени для реализации себя и своих идей.

Музеи переживают не лучшие времена, а у Царскосельского музея заповедника — ренессанс. Завершаются работы по воссозданию Янтар ной комнаты, введен в строй Александровский дворец. Международная комиссия оценила содержание парковых угодий в Царском Селе на балл выше, чем в Версале.

Я верю в роль личности в истории. Другой разговор, что во главе предприятия, вуза должен стоять не просто специалист высокого клас са, выдающийся ученый, а специалист-менеджер, ученый-управленец, имеющий навыки руководства учебным заведением в условиях рын ка. У меня вызывают недоумение рассуждения журналистов о том, что бороться с криминалом — еще глупее, чем Дон Кихоту с мельницами.

Радикальный путь состоит в том, чтобы проявить волю в создании уже сегодня сильного университета в действующей системе, пусть и несо вершенной. И это не утопия.

Сильный университет — сильная Россия Мы у себя разрубили гордиев узел взяточничества и криминала од нажды и навсегда. Предупреждены все: дающие и берущие. Создана широкая служба оповещения обо всех фактах злоупотреблений. Служ ба безопасности нашего университета оснащена современными техниче скими средствами. Попасть на его территорию постороннему человеку невозможно. Поборы, наркотики, алкоголь, студенческая дедовщина, криминальные связи с улицей исключены.

В Алтайском государственном техническом университете пропада ют абитуриентки. Разве университет, не сумевший организовать всту пительные экзамены, имеет право на существование? Разве родители могут отдавать детей учиться в такой университет? Наш университет гарантирует, что ни в общежитии, ни в учебном корпусе студента никто не обидит, права личности будут соблюдены в полном объеме.

Как это достигается? Отвечу очень просто. Университет формиру ет простые и понятные правила игры, и у него есть достаточно силы и воли, чтобы эти правила реализовать. Проблемы у нас только с первым курсом. Ведь к нам приходят молодые люди, сформированные нашим обществом. Президент страны приводит данные, что 80 % нынешних наркоманов — молодежь до 30 лет. Стало быть, какая-то часть наркома нов неизбежно попадает и в наш университет. Как правило, в течение одного-двух месяцев их удается выявить и отчислить. На первом курсе отчисления достигают иногда 15–20 %. Но дальше этих проблем нет.

В университете создана сильная административная вертикаль. Рас поряжения ректора, проректоров, деканов, заведующих кафедрами выполняются довольно точно. У нас строго выполняются приказы, казалось бы, обреченные на неуспех вековым историческим опытом.

К примеру, в университете курить не модно. А уж те, кто не может освободиться от этой вредной привычки, курят в строго отведенных местах.

Жесткая административная структура дисциплинирует и преподава телей, и студентов. У нас нет опозданий педагогов на занятия, пропусков студентами занятий без уважительных причин.

В свое время у ректора не дрогнула рука отчислить около 300 студен тов, которые не явились на занятия 1 сентября. Только после того, как специально созданные комиссии вынесли вердикт по каждому студенту, часть из них смогла продолжить обучение. С тех пор мы не ведем дис куссий о пропусках занятий. Если у студента какие-то сложности с по сещением, мы ему предлагаем перейти на заочное отделение.

Сильный университет нужен прежде всего студенту. Для него это охранная зона, среда личной безопасности — физической, экономи ческой, духовной, нравственной. Сильный университет — это сильная власть, сильная экономика, сильное гражданское общество и нравствен ность, а значит, сильная страна.

Разд ел III. Культура и образование ФАБРИКА ЗНАНИЙ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ Надеюсь, реформы Германа Грефа в системе образования заставят вузы повернуться лицом к студенту, создадут экономический механизм повышения качества образования. Согласно концепции реформирова ния государство выделяет деньги не вузам, а студентам. Вузы начнут видеть студентов, потому что через них, благодаря их выбору будут по лучать деньги. Если, как сейчас, государство финансирует вуз, то ему все равно, как учить студента. Качество обучения не зависит от финан сирования.

Для нашего университета это хорошо знакомая проблема. Мы столк нулись с ней в первый же год перехода вуза на самофинансирование. Вуз финансирует главным образом студент. Он у нас главное действующее лицо, и он имеет право требовать качественного обучения. Качество обу чения определяется составом педагогического корпуса. 63 % педагогов университета имеют ученую степень. У нас работают 114 докторов наук и профессоров, 38 народных артистов, заслуженных деятелей культуры, науки, искусства. Но высокие звания и степени автоматически не гаран тируют высокое качество обучения. Чтобы педагог был постоянно в фор ме, ежедневно готовился к занятиям, был адекватен сегодняшнему дню, в университете введена система оценки педагога со стороны студентов и его коллег-преподавателей. Университет прерывает отношения с пе дагогами, получившими низкий рейтинг.

В системе подготовки кадров университет делает акцент на фунда ментальность образования. Именно фундаментальное образование не дает скатиться к «образованщине». Но есть и еще один чрезвычайно важный аспект, объективно требующий введения фундаментального об разования. Рыночная ситуация стремительно меняет требования к рабо чей силе, едва ли не ежедневно возникают новые сферы деятельности, требующие квалифицированных специалистов. Ни один вуз не в состоя нии угнаться за происходящими изменениями. Только фундаментальная подготовка позволяет человеку активно осваивать новые области, к ко торым его специально не готовили.

Академик Доллежаль — главный конструктор реактора первой со ветской атомной станции — не изучал в вузе атомную технику. Она в те времена не вышла еще из стен лабораторий. Туполев не изучал реактив ные летательные аппараты. Когда Королев был студентом, космонавти ка казалась фантастикой. А когда учился Лебедев — создатель первой советской цифровой вычислительной машины, — мало кто знал слово «кибернетика». Фундаментальная подготовка дала возможность каждо му из них выйти за рамки специализации и стать великими исследова телями неизвестного.

Вместе с профессором нашего университета М. С. Каганом мы разра батываем категорию гуманитарности. Под гуманитарностью мы пони Сильный университет — сильная Россия маем достижение такой формы бытия человека, которая доводит единич ное существование до уровня уникального. Сама суть гуманитарности состоит в понимании человеческой индивидуальности как целостного единства общего, особенного и единичного в человеке. Суть гумани таризации учебных программ заключается в том, чтобы преподавание каждой дисциплины обрело нравственный смысл, то есть было развер нуто к человеку, не абстрагировалось от реального отношения к чело веческому бытию. Это касается преподавания физики, химии, биологии в такой же мере, как истории и литературы, особенно в нынешних ус ловиях, когда вторжение в микромир атомного ядра и гена, с одной сто роны, и в мегамир космоса — с другой, ставит под угрозу саму жизнь на нашей планете.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 27 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.