авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 27 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ К 25-летию научной и педагогической деятельности в СПбГУП ...»

-- [ Страница 2 ] --

«Ощутимого прогресса в переходе культурологии на свои определен ные позиции, во вхождении ее в фиксированные и законные пределы не наблюдается. Чего нет, того нет. Все говорит в пользу того, что она склонна сохранять свой способ бытия на гранях и пересечениях, оста ваться междисциплинарным направлением исследований, не превраща ясь в науку среди наук» [1].

Думается, что это не порок, не недостаток, связанный с ее «молодо стью» или «незрелостью», — это ее сущностная черта, даже необходи мое условие свободного, продуктивного развития. Более того, культуро логия обретает себя не только в пространстве межнаучном, материалом и объектом интерпретации для нее выступают и другие области духа, такие как художественное и религиозное сознание, а также область по вседневного сознания и повседневной практики.

«Культурологическая мысль не вписывается в строго научные подхо ды к культуре (в рамки общенаучных или специализированных методоло гий). Она включает как специализированные формы культуры (искусство, философию, религию), так и обыденные формы культурного самосозна ния, в ней собственно научные способы познания органично сочетаются с художественными и даже религиозно-мистическими рефлексиями» [2].

Причем эти формы не просто используются, они как бы сами обнару живают свою родственность культурологии, органическую причаст ность к ней, становятся как бы ее аспектами, ликами, ипостасями [3].

Предмет культурологии, на наш взгляд, конституируется между философским знанием предельно абстрагирующего уровня, который постигает конечные измерения человеческого бытия и работает в про странстве его исходных ценностей, и научным знанием, занятым изуче нием всего богатства конкретики окружающего мира, его частных обла стей. Именно поэтому, думается, культурология выстраивается не столь ко как отдельная наука со своим «неповторимым» предметом, сколько как горизонт поиска, направление исследования, специфическая мето дология. Такой подход мы называем парадигмальным.

В этой связи нельзя не вспомнить идею известного петербургского культуролога Эльмара Соколова, который в беседе с одним из авторов Разд ел I. Культура и культурология статьи говорил, что культурологию можно понимать как гуманитарную экспертизу научного знания. Думается, что в этом смысле становление культурологии в России закономерно и логично вытекает из того при сущего отечественной мысли свойства, которое можно было бы назвать имманентным культурологизмом.

Культурологизм — это умение не замыкаться в узких рамках какой то одной специальности, способность к широким обобщениям, стрем ление при анализе тех или иных проблем выходить на широкий простор культурно-исторических измерений, во все многослойное пространство человеческого бытия, в первую очередь учитывать его ценностно-гума нистические аспекты.

Охватывая единым взором научно-философскую мысль России, можно назвать десятки имен, само существование которых убедитель но свидетельствует в пользу сказанного. Так, историк античной, воз рожденческой и русской эстетики А. Ф. Лосев — философ-культуро лог;

создатель культурно-исторической теории человеческой психики Л. С. Выготский — психолог-культуролог;

исследователь морфологии сказки В. Я. Пропп — филолог-культуролог;

создатель концепции диа логовой природы сознания М. М. Бахтин — литературовед-культуролог;

автор творческого истолкования феномена идеального Э. В. Ильенков — философ-культуролог;

исследователь специфики западноевропейского Средневековья А. Я. Гуревич — историк-культуролог;

основоположник тартуской семиотической школы Ю. М. Лотман — семиотик-культуро лог. И этот список может быть существенно расширен.

Для российской культурологии поэтому характерна еще одна чер та — она носит целостный характер, стремится к предельному синтезу.

В высшей степени показательна в этом плане грандиозная социально философская концепция выдающегося русско-американского ученого Питирима Сорокина, изложенная им в фундаментальном труде «Соци альная и культурная динамика». Сорокин стремился органически соот нести самые различные науки, изучающие человека и общество, преодо леть их частичный характер: философию и искусствознание, религио ведение и экономическую науку, социологию и этику, историю и теорию права, сфокусировав все это на создании интегральной картины циклов социально-исторического бытия человечества. Колоссальный материал, обобщенный мощным теоретическим мышлением!

Российской культурологии свойственно конституировать себя как гу манитарную дисциплину. И это опять же не случайная характеристика, а внутренне присущее ей свойство.

Гуманитарность науки выделяется не по предмету, когда, скажем, ис тория, эстетика, искусствознание числятся в ряду гуманитарных, а фи зика, биология, астрономия — негуманитарных дисциплин. Нет. Те же искусствознание или история могут носить вполне «естественно-науч Предмет культурологии как теоретическая проблема ный» характер, в то время как, например, астрономия может оказаться знанием гуманитарным. Гуманитарность — объективная характеристи ка, глубинное качество знания и по предмету, и по методологии иссле дования. Многие работы по культурологии, несмотря на, казалось бы, гуманитарный объект, вполне «технологичны». В общем, можно сказать, что гуманитарное знание носит «человекоразмерный характер», соиз меримо с человеческим бытием. Гуманитарный мир есть мир, соотне сенный с целостной личностью, с ее разумом и эмоцией, интеллектом и сферой ценностей, с ее природой и свободой, экзистенцией и мисти ческими глубинами. Гуманитарность — мера присутствия экзистенци ально-личностного в человеке, степень зрелости человеческого начала в нем самом. В этой плоскости даже «естественно-научное» становит ся «гуманитарным». Так, античный космос, наполненный образами, на поенный живыми энергиями любви и ненависти, пропитанный мистиче скими переживаниями, космос как грандиозный пантеистический купол, как целостно-эстетический феномен — этот космос, как подчеркива ет А. Ф. Лосев, истинно гуманитарен. В противоположность космосу ньютоновской физики и механики, бездонному, бесконечному, пустому, составленному из холодных геометрических пространств, равнодушно заполненных материальными телами.

Вычленяя особенности гуманитарного знания, плодотворно обра титься и к традиции западной мысли. Одним из ярких мыслителей, рель ефно и радикально ставивших интересующую нас проблему типов зна ния, был немецкий философ, представитель так называемой «филосо фии жизни» Вильгельм Дильтей (1833–1911). Дильтей, как известно, выделял «науки о природе» и «науки о духе». «Науки о природе» (ес тественно-научное познание) заняты внешним, окружающим нас ми ром, которому наше сознание как бы «противостоит». Важно только под черкнуть, что «науки о природе» вовсе не обязательно физика, химия, биология и т. д. «Естественно-научным характером» может обладать и социология, и культурология в том случае, если ученый изучает какую либо культуру (скажем, молодежную) как некую внешнюю реальность, как объективную систему или структуру. Иное дело — тот же ученый, стоящий на позициях «вживания», «вчувствования», непосредственного участия в жизни своего предмета. Тогда он становится представителем гуманитарного знания.

Изначально гуманитарны, по Дильтею, «науки о духе». Дух не мо жет быть чем-то внешним, противостоящим сознанию. Дух ведь и есть жизнь сознания. Дух всегда «в нас», обнаруживается в наших глуби нах, «дух Пушкина», «дух Античности», «дух Возрождения» — это все тот же наш дух, только в другом времени, в других социально-истори ческих «одеждах». И методы постижения реальности у этих двух ти пов знания совершенно разные: «науки о природе» объясняют, «науки Разд ел I. Культура и культурология о духе» понимают. Объяснение есть внешнее, только логико-интеллек туальное постижение предмета, его описание, характеристика причин но-следственных связей, в контексте которых он обретается. Понимание же включает внутреннее переживание предмета, его «узнавание», пере несение в сознание исследователя, в мир и его интеллекта, и его чувств и эмоций. Цель «гуманитарности» — воссоздать живой образ предмета во всем богатстве его определений.

Вообще говоря, культурология стремится учесть и тот и другой ас пекты, поэтому, думается, эвристически продуктивны представления об этой науке как возникающей «на стыке социального и гуманитар ного знания о человеке и обществе и изучающей культуры как целост ность, как специфическую функцию и модальность человеческого бы тия» [4].

Не случайно поэтому для российской традиции характерна тенден ция изучать феномен культуры в тесной связи с художественной, педа гогической, просветительной практикой, вообще с ценностной сферой человеческого существования. В рамках российской традиции культура никогда не понималась просто как «данность», никогда не ограничива лась «тем, что она есть», но всегда включала в себя сферу идеала, того, что «должно быть». И если у нас, россиян, тоже существует направле ние, так или иначе коррелирующее с западной культурной антрополо гией (Н. Миклухо-Маклай, Д. Зеленин, М. Ковалевский), то, с другой стороны, созданы целые школы синтетического типа, стремящиеся уни версально охватить всю смысловую сферу человеческого бытия: целост ные концепции человека в трудах С. Рубинштейна и А. Леонтьева, пе дагогическая антропология К. Ушинского и В. Сухомлинского, теория культуры-игры Д. Эльконина, методика и методология художественного воспитания Д. Кабалевского и Б. Неменского, феноменология личности М. Мамардашвили...

А человек в художественных мирах А. Пушкина и А. Блока, М. Лер монтова и Н. Гоголя, М. Глинки и П. Чайковского, Л. Толстого и Ф. До стоевского, К. Брюллова и И. Репина, Ф. Шаляпина и М. Врубеля, Д. Хармса и М. Зощенко, Ю. Нагибина и Д. Гранина, Д. Шостаковича и А. Шнитке — разве все это не несомненная часть не просто российской культуры, а российской философии культуры, да и собственно культу рологии, универсально постигающей все многообразие человеческого бытия?

Целостный образ человека и мира вообще характерен для отечест венной духовной традиции. Одно из наиболее ярких, очевидных его воплощений, — безусловно, творчество русских религиозных филосо фов второй половины XIX — первой половины XX века: А. Хомякова и В. Соловьева, И. Ильина и С. Франка, Н. Бердяева и П. Флоренского, В. Розанова и Л. Шестова. В их концепциях человек постигается «в пре Предмет культурологии как теоретическая проблема дельной перспективе», в полной развертке, в органическом единстве знания и веры, искусства и науки, философии и религии, рационально го и иррационального, ума и сердца, духовного и природного. Русская религиозная философия, без сомнения, должна стать важнейшим источ ником российской культурологии.

Исходный культурологизм отечественной духовной традиции, может быть, наиболее ярко воплотился в творчестве великого русского учено го XX столетия Дмитрия Сергеевича Лихачева. Сегодня мы открываем его наследие именно как культурологическое, как выдающийся вклад в философию и теорию культуры [5]. Более того, в методологическом плане творчество Д. С. Лихачева выступает как доказательство несом ненной реальности такого типа знания, являясь как бы его зримым об наружением. Важно подчеркнуть, что ученый не предавался специаль ным размышлениям о статусе культурологии, ее месте среди других дисциплин и т. д. Он начинал с прямых интуиций, связанных с самим феноменом культуры, подключая к ним богатейший опыт собственных изучений и раздумий.

Культура никогда не была для Д. С. Лихачева результатом абстрак тного обобщения, механической суммой сведений, имен, фактов — он сразу видел ее как некую целостность, как сущностное ядро обнаруже ния человеческого начала в мире, включающее все многообразие форм такого обнаружения: «Мне представляется чрезвычайно важным, — пи сал ученый, — рассматривать культуру как некое органическое целост ное явление, как своего рода среду, в которой существуют свои общие для разных аспектов культуры тенденции, законы взаимопритяжения и взаимоотталкивания... Мне представляется необходимым рассматривать культуру как определенное пространство, сакральное поле, из которого нельзя, как в игре в бирюльки, изъять одну какую-либо часть, не сдви нув остальные» [6].

Но культура — не просто целостность. У нее есть направленность, вектор развития, скрепляющая ее внутренняя сила, энергетический ис точник. Культура потому и целостна, что она цементирует человеческую общность, создает синкретическое единство, превращает «население»

в национально-народный организм.

В дополнение к экологии природы Д. С. Лихачев ввел чрезвычайно важное стержневое понятие — экология культуры. При этом он, по сути дела, открывал новое фундаментальное направление, напрямую связан ное с болевыми точками и драматическими коллизиями современной цивилизации. Экология природы констатирует сегодня катастрофиче ское состояние окружающей среды, загрязнение, уничтожение, исто щение которой грозит человечеству физической гибелью. Но сущест вует другая, не менее важная для человека реальность, истощение ко торой грозит гибелью духовной. Это реальность культуры, казалось бы, Разд ел I. Культура и культурология неуловимая, эфемерная, на самом деле тоже составляющая необходи мое условие человеческого (именно полноценно человеческого!) сущест вования. Культура как бы осуществляет высшее предназначение челове ка, заповеданное ему Творцом.

В качестве органического момента в экологию культуры входит тра диция и память. Ученый доказывал, что историческая память культуры, незримая связь с прошлым — это и есть в каком-то смысле сама культу ра. Поэтому фальсификация прошлого, предвзятое к нему отношение, выстраивание его по конъюнктурным идеологическим шаблонам или, что ничуть не лучше, равнодушие к нему, забвение лишает новые поко ления чувства преемственности, причастности, живой связи с делами и заботами предков, а человеческую личность оставляет без духовных корней, «нравственной оседлости», разрушая тем самым собственно че ловеческое ее содержание.

Несомненна и религиозно-христианская составляющая в мировоз зрении Д. С. Лихачева. Будучи человеком Веры, он понимал, что под линное человеческое существование неотделимо от переживания свя щенного, живого душевного соприкосновения с ним. В этом плане он чрезвычайно близок традициям русских религиозных философов эпохи «духовного Ренессанса» первой трети XX века.

Самое, может быть, важное: Д. С. Лихачев понимал культуру как ду ховную основу, духовный базис человеческого бытия, рассматривал ее, в отличие от социальных, экономических, политических измерений об щественного развития, в качестве идеальной составляющей этого разви тия, а в русской культуре видел бесценный исторический опыт осущест вления самого феномена духовности, нравственности, веры.

Концепция Д. С. Лихачева, таким образом, создавая зримый лик куль турологии, была ее живым воплощением, являясь одним из наиболее эв ристически плодотворных ее вариантов, который, без всякого сомнения, призван сыграть весомую роль в становлении и развитии культурологи ческого знания в нашей стране.

Подведем итоги сказанному:

1. Одним из перспективных направлений развития культурологии, на наш взгляд, выступает ее самоопределение в качестве теоретической дисциплины, интегративного, междисциплинарного знания, социогума нитарного по своей природе.

2. При таком подходе культурология начинает выстраиваться как свое образный «посредник» между философским знанием предельного уров ня абстракции и конкретно-научными подходами к изучению реальности, занимает промежуточную, пока еще явно не заполненную нишу.

3. Культурология тогда понимается не столько как отдельная, частная наука, существующая «в дополнение» к уже имеющимся, а как парадиг ма знания, горизонт поиска, направление исследования.

Предмет культурологии как теоретическая проблема 4. Думается, вышеназванные черты органичны именно российской гуманитарной культурологии с ее способностью к широким теорети ческим обобщениям, стремлением выходить на широкий культурно исторический простор, к целостному пространству человеческого бы тия, постигая в первую очередь его ценностно-гуманистический и эк зистенциально-личностный аспекты.

5. «Имманентный культурологизм» отечественной духовной тради ции отчетливо воплотился в наследии Д. С. Лихачева. Будучи одним из наиболее убедительных вариантов российской гуманитарной культуро логии, концепция Д. С. Лихачева выступает как зримое обнаружение этой науки, убедительное доказательство ее несомненной реальности и необходимости.

Примечания 1. Сапронов П. А. Культурология. Курс лекций по теории и истории культу ры. СПб., 1998. С. 6.

2. Запесоцкий А. С., Марков А. П. Становление культурологической парадиг мы. СПб., 2007. С. 20–21.

3. Там же.

4. Флиер А. Я. Культурология для культурологов. М. ;

Екатеринбург, 2002.

С. 5.

5. См. об этом: Запесоцкий А. С. Культурология Дмитрия Лихачева. СПб., 2007 ;

Запесоцкий А. С., Кайсаров Е. А., Шор Ю. М. Дмитрий Лихачев и со временная теория культуры // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 1.

С. 290–306.

6. Лихачев Д. С. Культура как целостная среда // Лихачев Д. С. Избранные труды по русской и мировой культуре. СПб., 2006. С. 350.

КУЛЬТУРНЫЕ ПРАВА ГРАЖДАН* КОНЦЕПЦИЯ КУЛЬТУРЫ И КУЛЬТУРНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН Культурные права органично входят в систему прав человека — по литических, гражданских, экономических и социальных. Как неодно кратно отмечалось, в этой системе нет иерархии. Все права равнознач ны, взаимосвязаны и взаимодополняемы. И если какое-либо из прав, включенных в их общую систему, «не работает», то это неизменно де формирует общественные отношения, вызывает дисбаланс социальной системы.

Поэтому для успешного формирования социального государства, «качества жизни» культурные права человека не менее важны, чем лю бой из других видов прав. Культурные права — это участие человека в создании материальной и духовной среды обитания, распространении и воспроизводстве норм и ценностей, способствующих гуманизации общества, взаимному уважению людей, солидарности общества, осно ванных на нравственности и достоинстве человека. Без подлинной реа лизации культурных прав невозможно создание правового социального государства, нравственное измерение экономических процессов, уста новление новых параметров отношений между человеком, обществом и государством.

Великий русский ученый П. И. Новгородцев еще в начале ХХ века писал, что для решения социальных проблем недостаточно издания но вых законов и преобразования права — необходимо воспитание челове ка «в духе новых общественных идей». Подготовка людей воспитанием к новым формам жизни «становится в настоящее время руководящей для самых различных политических партий, эти задачи не смогут быть решены лишь политическими средствами, — необходимо призвать на помощь силы нравственности» [1].

Культурные права призваны формировать нравственность, стандарты поведения, утверждающие достоинство личности, сплоченность обще ства. Поэтому такое большое значение придается в важнейших между народно-правовых документах правам граждан на участие в культурной Готовится к печати в сб.: Социальное государство и права человека / под * ред. Е. А. Лукашевой. — М. : Норма, [2011].

Культурные права граждан жизни, на пользование достижениями культуры. Так, в ст. 27 Всеоб щей декларации прав человека провозглашается: «Каждый человек име ет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаж даться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами» [2]. В ст. 15 Международного пакта об экономических, соци альных и культурных правах подчеркивается признание «права каждо го человека на участие в культурной жизни, пользование результата ми научного прогресса и их практическое применение» [3]. Статья IV Декларации принципов международного культурного сотрудничества, провозглашенной 4 ноября 1966 года Генеральной конференцией Орга низации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и куль туры, указывает, что «целями международного культурного сотрудни чества… являются: распространение знаний;

содействие развитию даро ваний и обогащение различных культур;

обеспечение каждому человеку доступа к знаниям и возможности наслаждаться искусством и литерату рой всех народов;

участвовать в прогрессе науки во всех частях земно го шара;

пользоваться его благами и содействовать обогащению куль турной жизни» [4].

В ст. I Устава Организации Объединенных Наций по вопросам обра зования, науки и культуры, принятого в Лондоне 16 ноября 1945 года, среди целей Организации называется поощрение «развития народного образования и распространение культуры» [5]. В преамбуле Соглаше ния о сотрудничестве в области культуры, подписанного в Ташкенте 15 мая 1992 года правительствами государств — участников СНГ, под тверждается «приоритетность неотъемлемых прав личности на куль турную самобытность, свободу творчества, культурную деятельность, удовлетворение духовных потребностей и приобщение к культурным ценностям» [6].

Большое значение имеют и региональные международно-правовые акты по вопросам культуры, в частности Европейская культурная кон венция, принятая правительствами — членами Совета Европы 19 де кабря 1954 года. В Преамбуле Конвенции отмечается, что цель Совета Европы — достижение еще большего единства между его членами для внедрения и осуществления идеалов и принципов, являющихся их об щим достоянием, которые будут способствовать лучшему взаимопони манию между народами Европы.

В ч. 2 ст. 44 Конституции Российской Федерации провозглашается:

«Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование уч реждениями культуры, на доступ к культурным ценностям».

Значение обеспечения и реализации культурных прав личности не прерывно растет. Ряд исследований показывает, что в современных ус ловиях подъем экономики на основе инновационного развития не может осуществиться без подъема культуры [7]. В современных условиях одного Разд ел I. Культура и культурология лишь профессионального обучения недостаточно для функционирова ния в постиндустриальной экономике, деятельности инновационного ха рактера. К тому же материальной выгоды оказывается недостаточно для мотивации эффективного включения человека в социально-экономиче скую практику. По-новому встает и вопрос о формировании творческого типа личности, обладающего креативным потенциалом [8].

Следует признать, что современная культурная жизнь России далеко не в полной мере отвечает этим вызовам времени. Об этом свидетель ствует и то, что тема культурных прав относится к числу малоразра ботанных и в теории, и на практике. Как констатирует С. И. Носов, «анализ теоретических исследований о правах человека и гражданина со всей очевидностью показывает правоту авторов, полагающих, что природа и сущности культурных прав еще не были глубоко исследо ваны в науке;

эти права рассматриваются скорее как “остаточная кате гория”» [9].

Исследуя данную проблематику, С. И. Носов отмечает, что речь идет о «сохранении культурного наследия, культурной самобытности, о куль турном развитии страны в целом». Он обращает внимание на то, что «культурные права обладают существенной спецификой, так как каса ются особой группы общественных отношений», и выделяет их при знаки: специфическую сферу действия;

распространенность на духов но-культурную область жизни человека;

нацеленность на обеспечение духовно-культурного развития человека;

предоставление гражданину возможности активного участия в культурной жизни, пользования куль турными ценностями и учреждениями культуры [10].

Такое понимание культурных прав сложилось в мировой практике к концу ХХ века. Значимость культурных прав возрастает, поскольку без доступа к культуре, без повышения культурного потенциала и че ловека, и общества не может быть достигнуто «социальное качество жизни». Концепция социального качества жизни — новый этап в раз витии принципов современного развития, которые включают понятия «человеческое развитие», «вложение в человеческий капитал». Дости жение «качества жизни» — это целевая гуманитарная установка, без которой невозможно овладение культурой, охватывающей и новые тех ногенные возможности, и нравственное измерение развития современ ного общества.

Вместе с тем нельзя не отметить, что исследование подлинной при роды культурных прав может быть плодотворным лишь в неразрывной связи с концепцией культуры. Такое направление, позволяющее глуб же изучить сущность и значение культурных прав, было предпринято в 1990-х годах. Его инициатором стал академик Д. С. Лихачев, возглавив ший группу ученых в Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов, целью которой было создание концепции культуры. Кон Культурные права граждан цепция была основана на всеобъемлющем понятии культуры, охватыва ющем все сферы жизни общества и определяющем активную позицию человека в ее совершенствовании и развитии.

На основе этой концепции был создан проект «Декларации прав культуры» (1995). Разработчики Декларации предполагали первона чально обсудить этот документ с интеллигенцией, научным сообщест вом Санкт-Петербурга и затем выйти в международное сообщество с инициативой принятия Декларации от имени города, являющегося уникальным явлением мировой культуры. (Как известно, Санкт-Петер бург — единственный город России, включенный ЮНЕСКО в Список всемирного наследия.) Имелось в виду, что Генеральная конференция ЮНЕСКО учредит комиссию с целью продолжения работы над «Декла рацией прав культуры» и культурных прав человека, зафиксированных в проекте Декларации, а Исполнительный совет ЮНЕСКО создаст по ложение, регламентирующее эту работу.

Осенью 1995 года Санкт-Петербургский Гуманитарный универси тет профсоюзов предложил создать общественную комиссию при Пра вительстве Санкт-Петербурга по доработке текста «Декларации прав культуры» — с тем чтобы правительство города передало одобрен ный им вариант проекта на рассмотрение президенту России и далее в ЮНЕСКО.

В состав комиссии, возглавленной председателем правительства го рода Анатолием Собчаком, вошли крупные общественные деятели, уче ные, просветители, хранители культуры, деятели литературы и искусст ва. Среди них: О. В. Басилашвили, Я. А. Гордин, Д. А. Гранин, В. В. Зна менов, М. С. Каган, М. Б. Пиотровский, В. Е. Триодин, автор настоящей книги. Комиссия активно сотрудничала с группой ученых Санкт Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов, исследовав ших проблему «Декларация прав культуры» в рамках комплексного уни верситетского исследования «Гуманитарная культура как фактор преоб разования России». В результате комиссией был принят подготовлен ный и доработанный под научным руководством Д. С. Лихачева проект Декларации. Он был передан российским представителям в ЮНЕСКО.

К сожалению, на этом дело застопорилось. «Декларация прав культуры»

не получила дальнейшего движения.

Тем не менее, концепция культуры культурных прав человека дает новый импульс дальнейшему исследованию данной проблемы. Ее нуж но анализировать, поскольку она является прочной теоретической осно вой дальнейшего развития представлений о реальной роли культуры и культурных прав в преобразовании общественных отношений в России.

Д. С. Лихачев — знаковая фигура не только в культурной жизни стра ны, но и в политическом реформировании общества, которое невозмож но без развития культурных и нравственных компонентов. Поэтому для Разд ел I. Культура и культурология углубленного понимания культурных прав мы остановимся на основ ных принципах концепции культуры, разработанной, как уже отмеча лось, по инициативе Д. С. Лихачева творческой группой деятелей науки и культуры. Поскольку основополагающие принципы концепции и куль туры содержатся в проекте Декларации, мы в ряде случаев будем не только излагать принципы и идеи концепции, но и приводить тексты проекта Декларации.

Концепция культуры, воплощенная в «Декларации прав культуры», исходит из ее широкого понимания. Культура — сотворенная человеком материальная и духовная среда обитания, а также процессы создания, сохранения, распространения и воспроизводства норм и ценностей, спо собствующих возвышению человека и гуманизации общества.

Концепция определяет основные структурные составляющие куль туры:

а) культурно-историческое наследие как форму закрепления и пере дачи совокупного духовного опыта человечества (язык, идеалы, тради ции, обычаи, обряды, праздники, памятные даты, фольклор, народные промыслы и ремесла;

произведения искусства, музейные, архивные и библиотечные фонды, коллекции, книги, рукописи, письма, личные ар хивы;

памятники археологии, архитектуры, науки и искусства, памят ные знаки, сооружения, ансамбли, достопримечательные места и дру гие свидетельства исторического прошлого;

уникальные ландшафтные зоны и местности археологического, исторического и научного значе ния, совместные творения человека и природы, современные сооруже ния, представляющие особую ценность с точки зрения истории, искус ства или науки, а также другие предметы и явления, обладающие исто рико-культурной ценностью);

б) социальные институты и культурные процессы, порождающие и воспроизводящие духовные и материальные ценности (наука, образо вание, религия, профессиональное искусство и любительское творчест во, традиционная народная культура, просветительская, культурно-досу говая деятельность и т. д.);

в) инфраструктуру культуры как систему условий создания, сохра нения, экспонирования, трансляции и воспроизводства культурных цен ностей, развития культурной жизни и творчества (музеи, библиотеки, архивы, культурные центры, выставочные залы, мастерские, система управления и экономического обеспечения культурной жизни).

В проекте Декларации вводится понятие гуманитарной культуры — культуры, ориентированной на развитие созидательных, возвышающих начал в человеке и обществе. Известно, что ничем не регулируемый, не цивилизованный рынок усиливает экспансию антигуманных явлений массовой культуры. В этой связи важно не допустить утраты культу рой своей сущностной функции — быть гуманистическим ориентиром Культурные права граждан и критерием развития цивилизации и человека: «Культура — главный источник гуманизации» человека.

Культура является определяющим условием реализации созидатель ного потенциала личности и общества, формой утверждения самобыт ности народа и основой душевного здоровья нации, гуманистическим ориентиром и критерием развития человека и цивилизации (ст. 2).

В проекте подчеркивается, что «культура является основой соци ального и экономического развития народов», и отмечается, что «реа лизация ценностей демократического устройства жизни… в значитель ной мере определяется уровнем культурного развития». В проекте Де кларации констатируется, что ряд принципов и норм международной регламентации культурных прав должен быть существенно расширен и уточнен. В частности, речь идет о том, что «культура любого народа, определяя его духовную уникальность, выражая его творческие силы и способности, одновременно является достоянием всего человечест ва». Поэтому «утрата любого элемента культурного наследия является невосполнимой потерей и ведет к духовному обеднению всей человече ской цивилизации», а «сохранение и развитие культуры каждого народа должно стать делом всего мирового сообщества». Особой ценностью, нуждающейся в охране, провозглашается «целостность культур различ ных народов мира».

В концепции подчеркивается, что культура каждого народа, боль шого и малого, имеет право на сохранение своей уникальности и само бытности. Вся совокупность явлений и продуктов материальной и ду ховной культуры народа составляет органичное единство, нарушение которого ведет к утрате гармоничной целостности всей национальной культуры (ст. 3).

Все составляющие культуры, указанные в проекте Декларации, зна чительно расширяют не только каталог культурных прав человека, но и понятие права человека на доступ к культуре.

Одним из важных путей реализации этого права в Декларации про возглашается диалог культур, который не только взаимообогащает лю дей, принадлежащих к разным культурам, но и «обеспечивает взаимопо нимание между народами, выявление духовной уникальности каждого из них». Доступ к ценностям других культур необходим для достижения «культурной солидарности» при сохранении культурного разнообразия, предотвращения межэтнических конфликтов, насилия и войн. Это — путь к толерантности, взаимопониманию и реализации преимуществ демократического устройства обществ.

В проекте подчеркивается важнейшая роль культурных прав чело века: «Участие в культурной жизни есть неотъемлемое право каждого гражданина, поскольку человек является творцом культуры и ее глав ным творением. Свободный доступ к культурным объектам и ценностям, Разд ел I. Культура и культурология которые по своему статусу являются достоянием всего человечества, должен быть гарантирован законами» (ст. 5).

Проект «Декларации прав культуры» не только определяет основ ные ее составляющие, расширяет понятие культурных прав, но и четко формулирует обязанности и гарантии государства, связанные с обеспе чением этого вида прав человека:

— государство «несет юридические и моральные обязательства...

за сохранение и развитие культурного наследия всех народов и этносов, проживающих на его территории» (ст. 8);

— «государство обеспечивает равенство возможностей и условий культурного развития всех граждан, определяет направления, содержа ние и формы государственной поддержки культуры с учетом националь ных традиций, уровня политического и экономического развития обще ства» (ст. 9);

— государственная политика в сфере культуры должна строиться на уважении человеческого достоинства, обеспечении свободы выбо ра каждым членом общества форм участия в культурной жизни и твор честве.

Государство выступает как гарант сохранения и развития культурно го наследия. Это обязывает государство:

— рассматривать в качестве приоритетной задачи сохранение куль турного достояния нации и обеспечивать его передачу будущим поко лениям, уделяя особое внимание системе образования и воспитания как социальному институту культурной преемственности;

— содействовать воспитанию у граждан интереса, любви и уваже ния к культурному наследию своего народа, к культуре других народов мира;

— обеспечивать художественное и эстетическое воспитание подра стающего поколения, поддержку молодых дарований и воспроизводство творческой элиты;

— способствовать интеграции культурного потенциала каждого эт носа в духовную жизнь всей нации;

— брать под защиту объекты и памятники культуры, нуждающиеся в охране, консервации, реставрации и музеефикации;

— осуществлять финансовую и организационную поддержку в изда нии полных каталогов музейных фондов, а также особо ценных малых собраний и отдельных произведений, хранящихся в частных руках;

— использовать для реставрации особо значительных памятников истории и культуры специалистов, имеющих международные дипломы высшей категории;

— привлекать к судебной ответственности виновных за уничтоже ние, искажение или нанесение какого-либо ущерба произведениям, предметам и объектам, имеющим культурную ценность;

Культурные права граждан — выявлять, учитывать и охранять составляющие достояние народа культурные ценности от незаконного ввоза, вывоза и передачи на них прав собственности;

— не допускать разрушения созданных как единое целое историче ских центров, ансамблей памятников истории и культуры, имеющих общечеловеческое значение (здания, алтари, деисусы, диптихи, трип тихи, гарнитуры мебели, библиотеки, коллекции и т. д.);

— обеспечивать стабильное местопребывание произведений куль туры, имеющих национальное и общемировое значение, и допускать их перемещение только по особым причинам исключительно культур ного характера;

— сохранять исторические поселения как единое культурное и сти левое целое.

Культура требует обеспечения законодательной базы, направленной на поддержку и развитие культурной жизни граждан.

В Декларации четко сформулированы условия дальнейшего наращи вания потенциала культуры: развитие науки как важнейшего интеллек туального и духовного ресурса нации;

всесторонняя поддержка систе мы образования как ведущего социального института, обеспечивающего приобщение человека к отечественной и мировой культуре;

обеспече ние минимума культурного развития членам общества, испытывающим трудности в реализации одного из фундаментальных прав человека на участие в создании, сохранении, распространении и потреблении куль турных ценностей;

создание материальной базы, отвечающей задачам культурной политики развивать и укреплять сеть культурных и художе ственных учреждений как в крупных центрах, так и в небольших горо дах и сельской местности.

Концепция культуры подчеркивает значимость негосударственных организаций, способствующих развитию культурной жизни, обеспече нию правовых гарантий и созданию реальных условий для развития бла готворительности в сфере культуры (включая налоговую политику).

Большое внимание уделено участию граждан в культурном процес се. В этих целях необходимо стимулировать инициативу и участие раз личных групп населения в создании, сохранении, распространении и по треблении ценностей культуры.

Государство призвано создавать систему социальных, экономиче ских и правовых гарантий свободного творчества и профессиональной деятельности в сфере культуры;

обеспечивать свободный доступ к па мятникам, произведениям и предметам культуры вне зависимости от того, в чьем владении они находятся;

не допускать ущемления права граждан пользоваться своим языком, который является главной культур ной ценностью любого народа, малого или большого;

обеспечивать воз можность получения среднего и высшего образования на родном языке Разд ел I. Культура и культурология представителям национальных меньшинств в местах их компактного проживания.

Развитие культуры — основа духовной безопасности народа, базовая предпосылка и критерий выработки моделей общественных преобра зований. Главная цель национальной культурной политики — создание системы экономических, правовых, организационных и иных условий, способствующих спасению, сохранению и развитию культуры как ду ховной основы существования народа и предпосылки воплощения лич ностного потенциала каждого гражданина;

обеспечение сохранения на циональной культуры как гармоничной целостности и информирования общественности о возможных негативных последствиях для духовного здоровья нации утраты даже отдельных ее явлений и объектов.

Концепция предусматривает обязанности государства как субъекта международного права:

— способствовать установлению международных контактов и со трудничества в области сохранения и развития культурных богатств, по ощрять распространение культурных ценностей, благоприятствующих укреплению мира и безопасности;

— участвовать в международном сотрудничестве с целью возвра щения незаконно вывезенных с территории того или иного государства культурных ценностей;

— неукоснительно соблюдать требования Конвенции о защите куль турных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 года, поскольку основной ущерб культура несет от военных действий;

— осуществлять международное культурное сотрудничество на ос нове признания права культуры каждого народа и этноса на самобыт ность и целостность.

ДОСТУП К КУЛЬТУРЕ И ПОЛЬЗОВАНИЮ ДОСТИЖЕНИЯМИ КУЛЬТУРЫ ГРАЖДАН РОССИИ В концепции культуры и проекте «Декларации прав культуры» по следовательно прослеживается идея, согласно которой преобразование общества, социальное качество жизни в значительной мере зависят от уровня культуры, обеспечения культурных прав граждан и эффективно сти их реализации. Специфика обеспечения культурных прав состоит из взаимных усилий и взаимной ответственности государства и личности.

Односторонних усилий государства по обеспечению культурных прав явно недостаточно. Здесь необходимо желание самих граждан исполь зовать свои права на доступ к культуре, степень их готовности осваи вать ее богатство и ценности. А эти обстоятельства в значительной мере обусловлены уровнем материальной обеспеченности человека, характе ром и условиями работы, которые могут отнимать у человека все силы, не оставляя времени для посещения театров, музеев, чтения книг и пр.

Культурные права граждан Поэтому следует проанализировать реальную ситуацию с пользова нием культурными правами, их доступностью при наличии резкого раз межевания общества по социальным статусам и вытекающей из этого различной доступности пользованием достижениями культуры для раз личных слоев общества.

Сегодняшнее отношение Российского государства к функциониро ванию учреждений культуры на первый взгляд выглядит удовлетвори тельным. Следует отметить и систематическое выделение определенных бюджетных средств, и организационно-методическое внимание Мини стерства культуры РФ к подведомственным объектам. В итоге в послед ние годы можно говорить о поддержании стабильного предложения насе лению в сфере культурной деятельности, основанном на реальной развет вленной материальной, организационной и творческой инфраструктуре.

С 1992 года в стране существенно увеличилось число театров [11]:

с 421 (1992) до 586 (2008). Однако численность зрителей за этот период сократилась с 44,2 млн до 30,4 млн человек.

Но если перейти от статистики на макроуровне к анализу конкрет ных ситуаций на локальном уровне, то оптимизма не возникает даже по отношению к признанным театральным центрам страны. К примеру, по итогам 2007 года около 70 % петербуржцев в течение года ни разу не посещают драматический театр [12]. Аудитория академических музы кальных жанров минимальна — более 90 % респондентов эти концерты не посещают [13]. Минимальную аудиторию имеют и концерты народ ной музыки [14]. Единственным реально массовым видом приобщения к культуре для горожан является посещение кинотеатров. При этом бо лее чем на 50 % оно мотивировано желанием развлечься [15]. Узнать что-то новое, расширить знания приходят в кинотеатры 19,3 %, полу чить эстетическое удовольствие — 17 % [16].

Налицо рост числа музеев. В частности, удвоилось количество краеведческих музеев, увеличивается количество исторических и ар хеологических музеев. Так, количество музеев в 1995 году составляло 1725;

в 2008-м насчитывалось 2495. В значительной мере увеличение количества музеев определило возрастание числа посетителей музеев от 75,4 млн (1995) до 80,8 млн (2008).

По всей видимости, посещение населением музеев начинает носить все более развлекательный характер. Об этом свидетельствует резкое (в десятки раз) сокращение лекций в музеях: в Эрмитаже — на 65 %, в Русском музее — на 93 %, в Ярославском музее — на 97 % и т. д. [17].

Кроме того, нельзя не заметить, что, по опросам 2009 года, 20 % росси ян вообще никогда не были в музее [18].

Не лучшим образом обстоит дело с библиотеками: их общее число сократилось с 1992 по 2008 год примерно на 10 тыс., библиотечный фонд также существенно уменьшился. Эти негативные тенденции в основном Разд ел I. Культура и культурология проявились в сельских библиотеках, где они являются основным оча гом культуры [19]. Специалисты Министерства культуры РФ связывают данное сокращение с уменьшением численности дееспособного насе ления страны. Как бы то ни было, исследования социолога М. Самохи ной (2004) показывают, что сельские библиотеки «обслуживают, если верить статистике, больше 20 млн человек — каждого второго сельско го жителя. При этом стационарные библиотеки есть только в каждом четвертом поселении, в каждом втором — используются нестационар ные формы, остальные же селяне (примерно 5–7 млн) вообще лишены библиотек» [20].

В целом, даже с учетом демографической ситуации анализ динамики спроса в России на услуги в сфере культуры (театры, музеи, библиотеки) за период с 1985 года дает удручающие результаты [21].

В настоящее время Россия пока еще остается «читающей страной».

Домашнему чтению уделяет внимание существенная часть населения.

При этом выпуск книг, брошюр, журналов и газет с 1992 года изменил ся кардинально и, к сожалению, не в пользу шедевров мировой литера туры, содержательных печатных СМИ. Номенклатура издаваемых книг с 1992 года расширяется непрерывно (от 28,7 тыс. в год выросла к 2008 г.

до 123,3 тыс. в год). Тиражи за это же время первоначально упали от 1313 млн экземпляров в 1992 году до 449 млн экземпляров в 1995 году.

В 2000 году они составили 471 млн экземпляров и выросли к 2008 году до 760 млн. То есть составили менее 60 % от уровня 1992 года [22]. Льви ную долю тиражей составляет продукция, отнести которую к ценностям культуры не представляется возможным.

Номенклатура и тиражи газет и журналов с 1992 года значительно выросли. Но их культурная значимость катастрофически упала. В ито ге художественную (в том числе и псевдохудожественную) литературу у нас читают 30 % населения, научно-популярные тексты — 10 % [23].

Не поддается однозначной интерпретации динамика роста расходов населения на культурную деятельность. Расходы на нее за последнее десятилетие возросли в целом примерно вдвое, но этот показатель при ходится воспринимать достаточно критически. С одной стороны, он в существенной степени основан на резком росте стоимости услуг учреж дений культуры (в частности, за последние 15 лет стоимость посещения ряда музеев возросла в 10 (!) раз), с другой стороны, эти расходы резко отстают по динамике и объемам роста от других статей семейного бюд жета, в ряде случаев также возросших в 10 и более раз.

Между тем с учетом усугубляющейся социальной дифференциации россиян вопросы о реализации культурных прав малоимущих граждан приобретают в нашей стране особо тревожное звучание.

В 2001 году, по истечении 10 лет российских реформ, исследовате ли из научных институтов РАН отмечали, что у тех, кто находится на Культурные права граждан нижних ступенях социальной лестницы, заметно сужены возможности использования развлекательных, рекреационных, развивающих компо нентов отдыха и досуга… Включиться же в социальную жизнь, практи ковать активный досуг вне дома на сегодняшний день могут позволить себе всего 30 % российского населения [24].

Исследования, проведенные Институтом социологии РАН совместно с фондом Фридриха Эберта в 2008 году, констатируют заметное сниже ние интереса к различным видам духовной жизни у беднейших слоев населения. Малообеспеченные россияне «отличаются очень высокими показателями падения ряда интеллектуальных предпочтений. Так, с по 2008 год интерес к русской классической литературе, театру и изоб разительному искусству упал здесь на 10 %». Падение интереса к само образованию составило 20 % [25].

Обращает на себя внимание существенная разница в досуговой дея тельности между мегаполисами и провинцией. Исследования убедитель но показали существенный разрыв в доле людей, включенных в различ ные виды досуга [26].

Эти факты можно объяснить, с одной стороны, сравнительно мень шими возможностями участия в культурной деятельности жителей про винции, с другой — их незначительными материальными ресурсами, которыми они располагают [27]. Разрыв в возможностях доступа к куль туре, сопряженных с материальным достатком, быстро увеличивается.

Нельзя не отметить в связи с этим, что за последние 20 лет возможности культурной деятельности населения существенно сократились в связи с ликвидаций значительного количества государственных культурно досуговых учреждений клубного типа, которые во многом определяли культурное пространство малого города и села. Произошло сокращение числа этих учреждений практически на треть. Те же, что остались, вы нуждены вводить платные услуги, которые в силу низких доходов жи телей провинции востребуются мало.

Анализируя наличие и востребованность государственных учрежде ний культуры, нельзя не отметить и почти полное исчезновение в пост советский период профсоюзных дворцов культуры — своего рода «ги гантов отрасли», сосредоточенных в крупных населенных пунктах и су ществовавших на средства различных промышленных предприятий и других субъектов хозяйственной деятельности. Исчезла так называемая «профсоюзная культура» — огромная инфраструктура, обеспечивавшая в советское время вовлеченность в культурно-досуговую деятельность миллионов детей и взрослых.

Очевидно, что доступ к культуре определяется не только сущест вованием соответствующего предложения, но и наличием у населения свободного времени. Характерно, что лишь 19 % опрошенных граж дан России в 2000 году смогли констатировать, что в графике их жизни Разд ел I. Культура и культурология строка «свободное время» занимает достойное место. На другой «чаше весов» — более трети россиян, для которых наличие свободного време ни является важной, но практически недостижимой мечтой [28]. Иссле дование ВЦИОМ 2010 года показало, что свободное время как таковое есть только у 36 % россиян [29].

В результате сегодня в России только около 8 % жителей ходят в ки но, 6 % — на дискотеки, в ночные клубы, театры;

в спортклубы, на тре нировки — 5 %;

в кафе, бары, рестораны — 5 %;

в церковь и на другие религиозные собрания — 5 %;

на дополнительные занятия для полу чения образования, повышения квалификации — 4 %;

на концерты — 4 %;

в библиотеки — 3 %. Музеи, выставки, вернисажи посещают 2 %;

различные кружки, клубы по интересам (для занятий музыкой, танца ми) — 1 % [30].

Симптоматичны в этом плане изменения форм досуга детей и под ростков в России за последние пять лет: доля увлеченных компьюте ром увеличилась с 10 до 23 %, смотрящих телевизор — с 15 до 21 %.


Книги сейчас читают 8 % детей и подростков, детские газеты и журна лы — 4–5 % [31].

В отличие от советского времени телевидение в нашей стране прак тически перестало выполнять функции пропагандиста учреждений куль туры. К примеру, 55 % россиян впервые узнают о музеях Московского Кремля в школе, 34 % — от родных и друзей и только 6 % — из СМИ [32].

В конце 2004 года Российской академией госслужбы было проведе но исследование «Духовная культура российского общества: состояние и тенденции формирования», в ходе которого были опрошены 2407 че ловек в возрасте от 18 лет и старше в 25 субъектах Российской Федера ции. В ходе исследования респондентам были заданы и вопросы, свя занные с доступностью культурных благ, удовлетворением культурных потребностей.

При некотором «разнобое» конкретных результатов разнообразных и многочисленных исследований реализации культурных прав россиян, обусловленных различиями в методиках и иными факторами, общая кар тина все же вырисовывается — и весьма неблагоприятная [33]. После катастрофических событий 1990-х годов ситуация в последнее десяти летие в ряде отношений немного улучшилась, но в целом негативную тенденцию отстранения населения страны от ценностей культуры пере ломить не удалось. Особенно трагично сегодняшнее положение выгля дит в сравнении и с последним десятилетием советской власти, и с со временной ситуацией в ведущих странах мира.

В июне 2010 года председатель Комитета Госдумы РФ по культуре Г. Ивлиев сообщил общественности, что до 30 % россиян не принимают участия в культурной жизни страны [34]. Министр культуры РФ А. Авде ев объяснил это отдаленностью городов и деревень, в которых прожива Культурные права граждан ют люди, от крупных культурных центров [35]. Отчасти это, разумеется, так. Но тот же Г. Ивлиев отметил, что люди просто «не ходят в театры, в кино, не принимают участия в самом минимальном светском ликбе зе». Это означает, что на наших глазах, по сути, происходит трагедия отрешения великого народа от его великой культуры.

СПОСОБСТВУЕТ ЛИ ТЕЛЕВИДЕНИЕ КУЛЬТУРНОМУ И ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОМУ ПРЕОБРАЗОВАНИЮ ОБЩЕСТВА Выше отмечалась значимость культуры и культурных прав в рефор мировании общества, его модернизации на основе новейших инноваци онных разработок. Однако, как было показано в предыдущих параграфах, в современной России для большинства граждан доступ к пользованию достижениями культуры значительно сократился. Это определяется не высоким материальным уровнем значительной части населения, коммер циализацией ряда учреждений культуры, которые делают недоступным для большинства посещение театров, музеев. Если забота о выживании поглощает все мысли и усилия человека, то интерес к культуре проявляет только «тонкий слой» населения. А все представления о культуре и нравст венности человек получает в основном из средств массовой информации.

В конце ХХ века понятие права на доступ человека к культуре об ретает еще одно, совершенно неожиданное измерение [36]. Доступ к культуре все больше означает доступ к информационным потокам, фор мирование которых сосредоточивается в руках узких групп лиц, зани мающихся скрытым регулированием и манипулированием процессами развития и распространения культуры в своих интересах, весьма дале ких от понятия общественного блага.

Современное бытие культуры может быть представлено как всеоб щий диалог культур и рассмотрено в условиях глобализации как всемир ный и непрерывный информационный процесс.

Современная ситуация в данном случае характеризуется не только увеличением объемов информационных потоков, циркулирующих в об ществе, и повышением мощности информационных систем. На этой основе формируется «информационное общество» — государственно монополистическая организация производства, охватывающая не толь ко материальную сферу, но и сознание людей. Производство смыслов, формирующихся в человеческом сознании, превращается в самостоя тельную отрасль экономики и пронизывает все традиционные сферы производства [37].

Как полагают многие аналитики, к концу ХХ века демократические способы организации жизни общества все больше начинают испыты вать деформации и уступать место скрытым формам регулирования эко номического развития и социально-культурных процессов со стороны властвующих элит. Инструментами такого регулирования выступают Разд ел I. Культура и культурология информационные потоки. К примеру, существуют данные, свидетель ствующие о том, что от 90 до 95 % мировых новостей производятся тре мя корпорациями США, находящимися де-факто под контролем мест ных властей. В Китае властные структуры официально признают свой контроль над распространением информации и т. д.

Среди различных институтов, оперирующих информационными по токами, решающую роль играют СМИ. По сравнению с другими соци альными институтами влияние СМИ на умы людей и общее состояние культуры наций неуклонно растет и достигло к настоящему времени беспрецедентных масштабов. В ряде отношений это влияние уже пере вешивает воздействие всех прочих факторов, вместе взятых.

В России в первую очередь это относится к федеральным каналам центрального телевидения, превратившимся с 1990-х годов в ключе вой, системообразующий элемент не только информационного поля, но и всего духовно-нравственного пространства страны. Формирование картины мира и системы ценностей человека, багажа знаний, отношения к жизни и отдельным ее явлениям, структуры интересов, мотивации к той или иной деятельности, культуры речи и бытового поведения и т. д.

и т. п. — все то, чем раньше занимались родители, педагоги, профессо ра, деятели культуры и искусства, выдающиеся писатели, — берет на себя телевидение. Как отмечает Борис Дубин, одной из существенных черт изменения образа жизни россиян в постсоветский период стало «по следовательное одомашнивание досуга, обеднение его структуры» [38].

При этом в свободное время около 60 % россиян предпочитают дома смотреть телевизор [39]. Телевидение абсолютно доминирует в структу ре досуга жителей страны как по затрачиваемому на просмотр передач времени, так и по числу людей, занимающих ежевечерне места перед экранами телевизоров. По данным руководителя аналитического цент ра «Видео Интернешнл» И. А. Полуэхтовой, величина среднесуточной аудитории телевидения (выражается в показателях охвата — количество человек, включивших телевизор) колеблется в интервале 75–80 % насе ления (по данным различных исследований с применением разных ме тодик). Телевидение «фактически контролирует всю нашу культуру, про пуская ее через свои фильтры… Оно выделяет отдельные элементы из общей массы культурных явлений и придает им особый вес, повышает ценность одной идеи, обесценивает другую, поляризует таким образом все поле культуры. То, что не попало в каналы массовой коммуникации, в наше время почти не оказывает влияния на развитие общества» [40].

Эти слова были сказаны западным исследователем о западном телеви дении около 40 лет назад, но сегодня они еще более актуальны по отно шению к современным российским СМИ.

Известно, что телевидение не информирует зрителя о реальности, а дает собственную интерпретацию, более того, создает в сознании ауди Культурные права граждан тории иную «реальность»: «Телевидение — это производство, фабрика смыслов. Цензура реальности, в которой существует масса разнообраз ных симуляторов, пустотелых, иллюзорных и других построек. Фор мат — есть то, посредством чего мы осознаем реальность. Это всегда не “сырое” событие. На телевидении сырых событий нет, даже если вы ведете прямую трансляцию с места события» [41].

Якобы идя навстречу запросам населения, СМИ, осуществляя теле производство, удовлетворяют тот спрос, который сами же и формируют.

Реализуется формула К. Маркса, согласно которой потребности произ водятся так же, как и продукты [42]. СМИ направляют значительнейшие ресурсы на то, чтобы объяснить своей аудитории, когда и какую именно продукцию следует потреблять. В этом смысле их деятельность ничем не отличается от производства кофе, шампуней, прокладок и т. д. СМИ в первую очередь рекламируют и навязывают аудитории самих себя. За кономерно, к примеру, что лидерами проката в стране являются фильмы, в рекламу которых телеканалы вложили десятки миллионов долларов.

Специалисты в связи с этим отмечают, что ожидания и поведение людей форматируются, определяются, делаются. Наилучшим образом это по ложение иллюстрируется такими мегапроектами, как «Ночной дозор», «Дневной дозор», «Фабрика звезд» и «Звезды на льду», «Ледниковый период», «Две звезды», «Цирк со звездами», «Король ринга», «Послед ний герой», «Танцы на льду», «Народный артист», и другими, на кото рые тратятся огромные деньги якобы в интересах телезрителей.

Особое значение имеет влияние на телезрителя содержание рекла мы — продукта, объем которого выступает сегодня в профессиональной среде единственным мерилом значимости того или иного СМИ. С фор мальной точки зрения реклама — это способ информирования населе ния о продуктах и услугах, предлагаемых продавцом. Другие аспекты влияния рекламы на население, как правило, остаются в тени. Между тем в нашей стране в силу ряда исторических особенностей с начала 1990-х годов реклама заняла в массовом сознании нишу идеологии [43], осуществляя демонтаж и реконструкцию фундаментальных мировоз зренческих ценностей населения.

Во многом благодаря ей в это время происходит коренная переори ентация предпочтений молодежи от нематериальных ценностей к мате риальным. В мотивах труда зарплата утверждается на первом месте, от теснив такие ценности, как содержание труда, самоопределение в труде, возможность реализации своих знаний и способностей через труд. Под воздействием рекламы понятие «уметь жить» начинает сводиться для молодежи к формуле «иметь»: носить модную одежду, посещать доро гие клубы и дискотеки, не утруждать себя тяжелой работой. Меняют ся понятия счастья, смысла жизни. Оказывается, что для ребенка рек лама — прежде всего самая простая модель знакомства с обществом.


Разд ел I. Культура и культурология Это то, с чем он сталкивается ежедневно, что его развлекает, очаровы вает, играет с ним. Современная реклама в России меняет представле ния о приемлемом социальном поведении.

Пропаганда определенных образцов ведет к принятию их за эталон.

Дети, наблюдающие за поведением пропагандируемых личностей, вос принимают их жесты, артикуляцию, внешний облик, высказывания как образец для своей жизни. Предлагая то или иное поведение в социуме, реклама ориентирует на социальную сопричастность и референтность.

Детская психика специфична. Ребенок не всегда способен критически оценивать культурные элементы, ценности, выдвигаемые СМИ, чаще он лишь усваивает их, копирует навязываемые образцы.

Активность масс в России искусственно направляется в сферу по требления, и наше общество превращается в «общество потребления».

Реклама становится идеологией потребления и своего рода институтом социализации, проектирующим и формирующим нужного ей челове ка — «человека потребляющего».

Исследователи СМИ в разных странах мира обычно фиксируют свое внимание на новостном и общественно-политическом вещании, не при давая особого значения влиянию рекламы и развлекательных материа лов. Однако и то и другое являются текстами культуры, содержащими неявные знания и формирующими сферу социального бессознательного.

Неявные знания, транслируемые телевидением, трансформируют рос сийскую культуру.

Для понимания механизмов происходящих трансформаций методо логически полезно замечание академика Д. С. Лихачева об особой роли накопления культурных ценностей и их замены: «Ценности культуры не столько меняются, сколько создаются, собираются или утрачиваются.

Особенное значение имеют отношение одной культуры к другой, фор мы и типы усвоения предшествующих или иностранных культур» [44].

Дмитрий Сергеевич полагал, что для каждого культурного единства ха рактерно свое отношение к прошлому, свой выбор питающих это един ство культур. И приводил пример: западноевропейская культура в Новое время пять раз обращалась к Античности.

В связи с этим нельзя не отметить, что наиболее масштабные пре образования российского общества, такие как петровские реформы, ре волюция 1917 года, распад Советского Союза, несли в себе попытки то тального отрицания всей предшествующей культуры. При этом единство национальной культуры подвергалось разрушительным воздействиям.

В последнем случае мы сталкиваемся с исключительно тяжелыми по следствиями.

Практически все научные исследования качественных характеристик населения, проводящиеся в стране в последние годы, констатируют стре мительный регресс по основным параметрам [45]. И там, где в задачи Культурные права граждан исследователей включается оценка факторов регресса, на первое место выходит влияние ведущих каналов федерального телевещания. Телеви дение задает направление развития общества и навязывает населению определенные модели поведения, которые затем реализуются.

Особенно трагична ситуация с молодежью, которой навязан ради кальный культурный разрыв с предшествующими поколениями. Подоб ная ситуация существовала в теории, но никогда и нигде ранее не во площалась на практике в подобной степени.

Российские СМИ на протяжении примерно 20 последних лет испол няют роль главного архитектора новой национальной культуры. Строго говоря, она не вырастает из старой, не создается путем модернизации того, что было, а строится путем отрицания или игнорирования прошло го. Точками роста выступают не базовые ценности российского обще ства, коренящиеся в толще веков отечественной культуры, а субкультур ные образования типа гламура — субкультуры новых русских [46].

Образно говоря, новая культура строится СМИ не на фундаменте ста рой, а в стороне от нее, на груде обломков культурных элементов, ранее уже доказавших свою несостоятельность и отвергнутых человечеством. СМИ отбирают существующие в культуре элементы для последующей обработ ки, упаковки и сбыта населению. В России формируется новый самобыт ный тип культуры, не имеющий прямых современных аналогов за рубе жом. Наиболее близкий аналог — Древний Рим эпохи деградации и упадка.

Впервые за тысячу лет Россия перестала быть христианским госу дарством, стремительно скатившись в язычество. В 1990-е годы власть вывела заботу о нравственности в стране за рамки функций государст ва. Аморальность стала лейтмотивом жизни современного российского общества и его культуры. И СМИ сыграли в формировании данной си туации роль главного инструмента. Другая сторона этого же процесса — замена народной культуры на массовую, так называемую поп-культуру [47]. В итоге Россия лишилась великой национальной культуры как ма гистрального пути своего развития.

Есть веские основания полагать, что общее падение культуры сопро вождается понижением интеллектуального уровня населения страны.

Культурная деградация становится настоящей катастрофой для эконо мики. Ректоры и профессора вузов практически повсеместно бьют тре вогу: уровень общекультурной подготовки абитуриентов не позволяет готовить специалистов на прежнем уровне. Работодатели столь же пов семестно сетуют на недостаток квалифицированных кадров. Данные социологических исследований последних лет фиксируют рост ижди венческих настроений молодежи, массовую потерю мотивации к учебе, труду, саморазвитию.

Можно констатировать, что деформации системы массового воздейст вия на население в России привели к тому, что «общество потребления» — Разд ел I. Культура и культурология метафора, применяемая западными интеллектуалами для обозначения всего лишь одной из многих тенденций развития современного обще ства, — стало у нас полномасштабной характеристикой сложившейся ситуации. В стране действительно создано общество, которое научилось потреблять, но все хуже умеет производить.

Формальное игнорирование российской властью воспитательной функции СМИ привело в последние годы и к возникновению феноме на, который специалисты называют «понижающей селекцией», — свое го рода воспитания со знаком «минус», когда в человеке взращивается, культивируется все низменное, антигуманное. Систематическая апелля ция к первобытным животным инстинктам, задействование обычно по давляемых культурой дремучих механизмов подсознания деструктивно влияют на личность. Современные российские СМИ формируют новый тип личности, стоящий на эволюционной лестнице на несколько ступе ней ниже типичного человека советской эпохи. В целом же формируется тип деградирующей культуры, основным содержанием которой являет ся проедание ресурсов.

Сложившейся в России системе деятельности СМИ уже около 20 лет, и ее плоды уже отчетливо сказались на общекультурном состоянии на ции. Тревогу бьют ученые МГУ им. М. В. Ломоносова, Санкт-Петер бургского государственного университета, СПбГУП и др. 22 декабря 2008 года Общее собрание Российской академии образования приня ло обращение к руководству страны по вопросам деятельности СМИ.

В нем отмечалась необходимость масштабных изменений всего духов но-нравственного пространства страны, системообразующим элементом которого в настоящее время являются СМИ, и в первую очередь — ос новные федеральные телеканалы. Констатировалось, что происходящее духовно-нравственное перерождение страны создает угрозу ее будуще му. Реакция на это обращение прослеживается в недавних выступлени ях руководителей государства.

Отмеченные негативные явления в культуре и культурных правах граждан требуют решительной реакции и государства, и научной об щественности, и общественных объединений, цель которой — приоста новление сползания общества к низшим ступеням субкультуры. На мой взгляд, необходимо сделать вопросы культуры и культурных прав граж дан предметом широкого обсуждения.

В 1996 году академик Д. С. Лихачев сказал: «Культура является глав ным смыслом и главной ценностью существования человечества. Спа сибо моим друзьям, благодаря которым “Декларация прав культуры” увидела свет. Давайте объединим наши усилия, чтобы заложенные в ней идеи были реализованы».

Это «завещание» Д. С. Лихачева обязывает участников подготовки проекта Декларации вновь вернуться к ней, с тем чтобы отразить но Культурные права граждан вые процессы, происходящие в культуре и обществе в целом, чтобы дать ей «вторую жизнь» и сделать законодательным актом Российской Федерации.

Примечания 1. Новгородцев П. И. Кризис современного правосознания. М., 1909. С. 388.

2. Всеобщая декларация прав человека // Международно-правовые докумен ты по вопросам культуры / сост. и науч. ред. А. С. Запесоцкий. СПб. : СПбГУП, 1996. С. 27.

3. Международный пакт об экономических, социальных и культурных пра вах // Там же. С. 36.

4. Декларация принципов международного культурного сотрудничества // Там же. С. 33.

5. Устав Организации Объединенных Наций по вопросам образования, нау ки и культуры // Там же. С. 16.

6. Соглашение о сотрудничестве в области культуры // Там же. С. 51.

7. См., например: Львов Д. С. Экономика и жизненный мир человека // Гу манитарные проблемы современной цивилизации : VI Междунар. Лихачевские науч. чтения, 26–27 мая 2006 г. СПб. : СПбГУП, 2006. С. 24–29 ;

Абалкин Л. И.

Размышления о долгосрочной стратегии, науке и демократии // Вопросы эконо мики. 2006. № 12. С. 4–19.

8. См., например: Баррон Ф. Личность как функция проектирования чело веком самого себя // Вопросы психологии. 1990. № 2. С. 153–159 ;

Маслоу А.

Новые рубежи человеческой природы : [пер. с англ.]. М., 1999. С. 424 ;

Яков лев В. А. Философские принципы креативности // Вестник Моск. ун-та. Сер. 7.

Философия. 1999. № 5. С. 98–103.

9. Носов С. И. Права граждан в области культуры // Культура: управление, экономика, право. 2008. № 2. С. 18.

10. Там же.

11. 10.2. Театры // Россия в цифрах — 2010 г. / Федеральная служба госу дарственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b10_11/IssWWW.exe/ Stg/d1/10-02.htm (дата обращения: 01.11.2010).

12. Илле М. Петербуржцы и культурная жизнь города: динамика изменений, 1991–2007 гг. // Телескоп : журн. социол. и маркетинг. исслед. 2008. № 1. С. 25.

13. Там же.

14. Там же. С. 26.

15. Там же. С. 27.

16. Там же. С. 32.

17. Козиев В. Н., Петрунина Л. Я. Динамика посещаемости художественных музеев (1985–2006) // Социологические исследования. 2008. № 10. С. 108.

18. Дремайлов А. В., Костанян С. А., Пахомова Е. И. Соответствие инфор мационных услуг музея ожиданиям посетителей // Справочник руководителя учреждения культуры. 2010. № 1. (Янв.). С. 54.

Разд ел I. Культура и культурология 19. 10.1. Общедоступные библиотеки // Россия в цифрах — 2010 г. / Феде ральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/ b10_11/IssWWW.exe/Stg/d1/10-01.htm (дата обращения: 01.11.2010).

20. Самохина М. М. Из жизни сегодняшних российских библиотек : заметки библиотечного социолога // Новое литературное обозрение. 2005. № 74. С. 325– 343. URL: http://www.library.ru/1/sociolog/text/article.php?a_uid=251/ (дата обра щения: 30.10.2010).

21. Шекова Е. Л. Маркетинговое исследование рынка культурных услуг в России и за рубежом // Маркетинг в России и за рубежом. 2002. № 6. URL: http:// www.dis.ru/library/market/archive/2002/6/348.html (дата обращения: 30.10.2010).

22. Круг чтения и читательские запросы россиян : [опрос населения, 24.05.2007 ] / Фонд обществ. мнения. URL: http://bd.fom.ru/report/map/d (дата обращения: 01.11.2010).

23. Досуговые предпочтения в пореформенной России // 10 лет российских реформ глазами россиян : аналит. докл. / Ин-т соц.-полит. исслед. РАН. М., 2002.

Разд. 10. URL: http://www.rptb.ru/test2/SOCOPROS/socopros211.html (дата обра щения: 01.11.2010).

24. Свободное время и досуговые предпочтения малообеспеченных // Мало обеспеченные в России: Кто они? Как живут? К чему стремятся? : аналит.

докл. / Ин-т социологии РАН, Представительство Фонда Ф. Эберта в РФ. М., 2008. Разд. 7. URL: http://www.isras.ru/index.php?page_id=809 (дата обращения:

01.11.2010).

25. Досуговые и духовные предпочтения в мегаполисах и провинциях. URL:

http://www.fesmos.ru/Pubikat/5_Megapolis2004/Mega_rus_6.html (дата обраще ния: 26.11.2010).

26. Там же.

27. Российское общество: мировоззрение, социальные установки, духовные предпочтения : из аналит. докл. Ин-та социологии РАН / Перспективы, Фонд истор. перспективы. URL: http://www.perspektivy.info/misl/cenn/rossijskoje_ obshhestvo_mirovozzrenije_socialnyje_ustanovki_duhovnyje_predpochtenija_iz_ analiticheskogo_doklada_instituta_sociologii_ran_2009-03-20.htm (дата обраще ния: 30.10. 2010).

28. 17.02.2010. ВЦИОМ: достаточное количество свободного времени есть только у 36 % россиян. URL: http://www.rbc.ru/rbcfreenews.shtml?/20100217175258.

shtml (дата обращения: 01.11.2010).

29. Опрошены 1 тыс. 600 человек в 140 населенных пунктах в 42 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4 %.

30. 06.05.2008. ВЦИОМ: большинство россиян в свободное время смотрят телевизор. URL: http://telecom.cnews.ru/news/line/index.shtml?2008/05/06/ (дата обращения: 30.10.2010).

31. Свободное время россиян : [опрос ВЦИОМ, август 2007 г.] / Инно вац. портал Уральского федерального округа. URL: http://www.invur.ru/index.

php?page=news&id=53709 (дата обращения: 01.11.2010).

Культурные права граждан 32. Дремайлов А. В., Костанян С. А., Пахомова Е. И. Соответствие инфор мационных услуг музея ожиданиям посетителей // Справочник руководителя учреждения культуры. 2010. № 2. (Февр.). С. 48.

33. Духовная культура российского общества: состояние и тенденции форми рования [Электронный ресурс] : [опрос проведен в декабре 2004 г.] / Рос. акад.

гос. службы при Президенте РФ. — URL: http://www.rags.ru/node/536/ (дата об ращения 01.11.2010).

34. Ивлиев Г. П. Перспективы развития электронных библиотек в Российской Федерации : интернет-интервью с председателем Комитета Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации по культуре от 25 июня 2010 г.

URL: http://www.garant.ru/action/interview/251298/ (дата обращения: 28.10.2010).

35. Россиянам пообещали новое культурное телевидение. URL: http://lenta.

ru/news/2009/12/01/culture/ (дата обращения: 01.11.2010).

36. Здесь и далее используются материалы доклада автора «Информаци онные потоки как фактор трансформации культуры», сделанного на Х Между народных Лихачевских научных чтениях 14 мая 2010 года.

37. Запесоцкий А. С. Экономика и культура: к вопросу о характере взаимо связей // Диалог культур и партнерство цивилизаций: становление глобальной культуры : X Междунар. Лихачевские науч. чтения, 13–14 мая 2010 г. : доклады / науч. ред. А. С. Запесоцкий. СПб. : СПбГУП, 2010. С. 451.

38. Дубин Б. В. Читатель в обществе зрителей // Знамя. 2004. № 5. С. 169.

39. СМ.: URL: http://telecom.cnews.ru/news/line/index.shtml?2008/05/06/ (дата обращения: 30.10.2010).

40. Моль А. Социодинамика культуры : пер. с фр. М., 1973. С. 29.

41. Дондурей Д. Б. Российское телевидение: не нравится, но смотрю. Телеви зионные рейтинги как инструмент конструирования реальности : стеногр. лек ции, прочит. 30 января 2009 года в Фонде им Д. С. Лихачева. СПб., [2009].

42. См.: Маркс К. Экономические рукописи 1857–1859 годов (первоначаль ный вариант «Капитала». Ч. 1) // Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. 2-е изд. М., 1968. Т. 46. Ч. 1. С. 28.

43. См.: Запесоцкий А. С. Образование и средства массовой информации как факторы социализации современной молодежи. СПб. : СПбГУП, 2008. С. 293–355.

44. Лихачев Д. С. Русская культура Нового времени и Древняя Русь // Ли хачев Д. С. Избранные труды по русской и мировой культуре. СПб. : СПбГУП, 2006. С. 171.

45. К примеру: Неэкономические грани экономики: непознанное взаи мовлияние : научные и публицистические заметки обществоведов / под рук.

О. Т. Богомолова. М., 2010.

46. СМИ как фактор трансформации российской культуры : науч. докл.

А. С. Запесоцкого и материалы дискуссий. СПб. : СПбГУП, 2010.

47. Миронов В. В. Поп-культура: симуляция культуры и философии // Фило софия обществу. СПб., 2007. Вып. 2. С. 201–219 ;

Он же. Коммуникационное пространство как фактор трансформации современной культуры и философии // Вопросы философии. 2006. № 2. С. 27–43.

ДМИТРИЙ ЛИХАЧЕВ — ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ КУЛЬТУРОЛОГ* Представление об академике Д. С. Лихачеве только как о «литерату роведе и общественном деятеле», содержащееся в отечественных энцик лопедиях XX века, сегодня оказывается неоправданно узким.

Дмитрий Сергеевич Лихачев являл собой фактически забытый к XX веку тип ученого-энциклопедиста, продуктивно работавшего прак тически во всех областях гуманитарного знания: литературоведение и искусствоведение, этика и эстетика, краеведение и педагогика... Труды ученого сегодня представляют широкий фронт исследований для фило софов и специалистов по методологии науки. Однако наибольшее вни мание привлекают его достижения в теории и истории культуры.

Внимание ученого охватывало на первый взгляд совершенно разные предметы и явления: древние рукописи и творчество Достоевского, ра боты Андрея Рублева и проблемы школьного образования, принятие Россией христианства и тюремный жаргон, архитектуру Петербурга и диалектику Добра и Зла... В науках социально-гуманитарного профи ля принадлежность исследователя к той или иной научной дисциплине определяется не столько материалом анализа, сколько методом иссле дования. Например, один и тот же художественный текст может быть рассмотрен литературоведением, лингвистикой, психологией, историей, социологией и т. д. С середины XX века Д. С. Лихачев исследует куль туру. И чаще всего — методами культурологии.

Именно культура, по глубокому убеждению академика, составляет главный смысл и главную ценность существования как народов, так и государств. И смысл жизни на индивидуальном, личностном уровне, по Лихачеву, также обретается в культурном контексте человеческой дея тельности. Культура — основа самоидентификации нации. Характерно выступление Д. С. Лихачева на заседании Президиума Российского фон да культуры в 1992 году: «У нас нет культурной программы. Есть эко номическая, военная, а вот культурной нет. Хотя культуре принадлежит первенствующее место в жизни народа и государства».

Доклад на заседании Отделения историко-филологических наук РАН, по * священном 100-летию Д. С. Лихачева, 20 декабря 2006 г. Печатается по «Тру дам Отделения историко-филологических наук. 2007» (2009): см. № 105 Библио графического указателя.

Дмитрий Лихачев — великий русский культуролог Дмитрий Сергеевич стал создателем собственной теории культуры.

Скажем сразу: речь идет не об учреждениях культуры или культуре по ведения, быта, отдельно взятых. Ученый придерживается классического понимания культуры как всего, что создано руками и разумом челове ка. Принципиально важно, что в его видении культура исторична и це лостна.

НОВАЯ КОНЦЕПЦИЯ ИСТОРИИ В первую очередь внимание привлекает яркая и перспективная кон цепция российской истории, предложенная академиком. Известно, что наше будущее можно рассматривать как некий культурный проект, со зданный нашим прошлым. Ни государство, ни народ, ни отдельный взрослый человек не могут начать жизнь заново, с «чистого листа».

В этой связи возможность управлять будущим ограничена рамками пред шествующей культуры. Но история не только задает границы возможно го, но и содержит указания на наиболее перспективные пути развития.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 27 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.