авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 27 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ К 25-летию научной и педагогической деятельности в СПбГУП ...»

-- [ Страница 23 ] --

Иногда молодежные общности говорят на таком языке, который пло хо понятен всем остальным. Помню, в Москве в советское время я как-то сел в такси, и следом за мной уселся какой-то странный субъект — тог да еще можно было сесть в одну машину разным людям, — он снача ла спросил: «Можно ли я с вами?», я ответил: «Давайте». Он говорит:

«Водила, дотряси на чучело». Вот как интересно — все вроде бы и по русски, а понять трудно. Ну «Водила, дотряси» понятно: «Водитель, Разд ел IV. Феномены и процессы развития культуры довези». Что такое «на чучело»? Оказалось, что в среде московских хиппи «чучело» — это памятник Карлу Марксу. У него как раз собира лись московские хиппи. Общность использует известные слова, которые распространены во всей культуре, но так, что они становятся элемен том субкультуры. Школьники или студенты внутри класса или группы в 25–30 человек, общаясь между собой, как правило, употребляют не сколько словечек, которые за пределами этого класса никому не понят ны. Их употребление означает, что вы принадлежите к данной общно сти — к этому классу или этой группе. Студенты не говорят «универси тет», они говорят «универ» или что-нибудь еще в таком духе. В данном случае слова опять-таки играют роль пароля: свой — чужой.

3.3. Место встречи В любом российском городе, куда бы я ни приехал, можно было най ти место, где собиралась молодежь. Казалось бы, не все ли равно, где «тусоваться»? Но такие места, как московское «чучело», есть везде.

Дело в том, что, кроме всего прочего, пункты сбора тоже имеют осо бое значение в жизни общности, даже если выглядят они очень непре зентабельно. В Ленинграде был один грязный подъезд, в котором была ротонда, его так и называли — «ротонда». Там собирались хиппи и чув ствовали себя при этом вполне комфортно. «Ротонда» играла для них символическую роль, как площадка, на которой сосредоточивались ис ключительно «свои».

Такими точками кристаллизации молодежной общности становились и дискотеки: дескать мы собираемся не у пивного ларька, не в райкоме ком сомола, а на дискотеке. Это, так сказать, наша «малая родина». Таким об разом, молодежь замыкалась в своей компании, изолируя себя от старших.

3.4. Музыка Большое значение в молодежной субкультуре имеет музыка. Каждое поколение практически находит какую-то свою — современную — му зыку, с ней идет по жизни и ее любит, и с помощью этой музыки отго раживается от всех других поколений. Одно время, особенно когда у нас в стране был взлет рок-музыки, социологи много спорили: почему моло дежь так увлекается роком? И находили ответ: «Да это и не музыка вов се, это социальное явление». Могу уверенно сказать, что это и музыка, и искусство, и социальное явление.

Там, где молодежь слушает свою музыку, нет взрослых. Для созда ния молодежной группы это очень важно. У каждого поколения своя му зыка. Бабушка и дедушка любят Утесова и Клавдию Шульженко. Сего дняшние школьники, наверное, даже не знают, кто это такие. Живут люди уже солидного возраста, которые любят Элвиса Пресли, «Битлз».

Есть люди, которые обожают «На-на» и говорят, что на свете нет ниче Отцы и дети: конфликт поколений. Социализация... го лучше, а есть и такие, которые прожить не могут без Пьера Нарцис са, Никиты Малинина и Юлии Савичевой и утверждают, что вот это круто, а кто ничего не понимает в творчестве Пьера Нарцисса, тот от сталый человек. Года через три-четыре будут новые имена, вырастут те люди, которых сегодня считают малышами, и они будут сегодняшней молодежи говорить: «Вы уже немодные», «Вы устарели» и т. п. Важно понимать, что музыка тоже играет группообразующую роль для свое го поколения.

Каждое поколение «снимает» определенный слой музыки — будь это рок или джаз — и несет с собой по жизни. Приходит следующее поко ление, выбирает свою музыку и любит ее до старости. Поэтому музы кальные увлечения людей — как слоеный пирог, где слои распределяют ся по возрастному принципу. Люди, которые старше меня на пять-семь лет, обожают Элвиса Пресли. Они выросли в то время, когда западная музыка к нам проникала с трудом, магнитофонов даже еще не было, и записи Элвиса Пресли — “Only You” или “Love me tender” — делали на гибких грампластинках. Мое поколение увлекалось «Битлз», «Лед Зеппелин» и «Дип Перпл». Поколение чуть помоложе любит «Машину времени» и «Аквариум», еще моложе — Константина Кинчева, Виктора Цоя, Юрия Шевчука. Внутри поколения, конечно, тоже есть различия.

Итак, в культуре существуют элементы, которые помогают объеди ниться людям одного возраста и отфильтровывают тех, кто старше или младше их.

3.5. Молодежная субкультура как социально-культурная модель общества взрослых Молодое поколение старается обособиться, и получается это у него неплохо. Старшим по этому поводу, на мой взгляд, не стоит особенно нервничать, потому что важно не то, какую музыку любит молодежь.

В свое время правительство, коммунистическая партия были весьма обеспокоены тем, что молодежь любила западную музыку. Возмуща лись, но ничего не могли сделать с тем, что наша молодежь любила не Хор имени Александрова, Ансамбль песни и пляски Советской ар мии, а «Бони М». Как это можно допустить, чтобы наша молодежь лю била «Бони М»?!

Я думаю, что на такие вещи вообще не следует обращать внима ния. Надо обращать внимание на то, как человек относится к своей Ро дине, семье, труду. Является ли для него труд ценностью, готов ли он работать ради достижения успеха, уважает ли старших — то есть на базовые ценностные ориентации. Исследования, которые проводятся последние 20–30 лет по этой проблематике, показывают, что молодежь на самом деле по базовым ценностным ориентациям мало отличается от старших. Молодые люди, пройдя через отрицание того, что любит Разд ел IV. Феномены и процессы развития культуры взрослое поколение, все-таки приходят к тем же самым базовым цен ностям. Я думаю, что новые поколения ничуть не хуже старших, они, подрастая, просто хотят жить самостоятельно и становиться взрослы ми, а нам, взрослым, это очень трудно пережить. Все это повторится со следующими за нами поколениями. Фактически молодежная субкуль тура является для взрослеющих людей социально-культурной моделью общества взрослых. Это — своего рода ученический класс, только без родителей и взрослых учителей.

Подведем итог. Конфликт поколений — это универсальный социаль но-психологический механизм, который действует в процессе взросле ния человека, обуславливает его превращение из ребенка в зрелого члена общества. Противоречия между поколениями могут проявляться по-раз ному — принимать острую болезненную форму или, наоборот, мягкую.

Общество, естественно, заинтересовано в том, чтобы дети становились взрослыми, но старается придавать конфликту приемлемые формы, на правлять его в нужное русло, чтобы он не приводил к разрушительным последствиям.

По мере ускорения общественного развития, в процессе взросления человека все большее значение приобретает молодежная компания, в формировании которой особую роль играют некие кристаллики куль туры: элементы внешнего вида, сленг, места сбора, музыка и др. Вокруг них формируется общность, чтобы затем выполнять свое предназначе ние — помогать взрослеть ее участникам. Культурные элементы меня ются, но сам процесс в каждом поколении в общем виде повторяется.

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ — Если конфликта между поколениями нельзя избежать, можно ли его разрешить?

— Конструктивный вопрос. Конфликта избежать нельзя, но сгла дить его, безусловно, можно. Если бы я был молодым человеком и мама с папой заставляли бы меня делать то, что мне очень не хочется, с чем я не согласен, я бы просто отсрочил выяснение отношений. Что для них страшнее всего? Самое ужасное — неповиновение, когда ребенок гово рит: «Я не буду», а родитель понимает это как: «А пошел ты со своим опытом, со своими взглядами, со своими жизненными ценностями!»

Ситуация обостряется.

Можно ли этого избежать? Можно. Не обязательно соглашаться, мож но под любым предлогом прекратить спор. Если каждый начинает наста ивать на своем, то все злятся, не слышат друг друга, и родители не по нимают, в чем их ошибка — ведь им кажется, что они все знают про вас и обстоятельства вашей жизни, и знают, как вам следует поступить.

Отцы и дети: конфликт поколений. Социализация... Предположим, вам запрещают идти на вечеринку. Не следует «лезть на рожон», лучше потом в более спокойной обстановке сказать: «Знае те, мама и папа, вы мне не позволили пойти, и я послушался из уваже ния к вам — не хотел вас расстраивать и сердить. Но вы были не правы, испортили мне вечер, там собирались хорошие ребята». Уверяю, что с вероятностью 99 % в следующий раз победа будет за вами. То есть не надо переводить разговор в эмоциональное русло, «наступать на боль ную мозоль». Не следует спорить с родителями (как и с другими людь ми), когда они раздражены, — лучше просто перевести разговор на дру гую тему и дождаться момента, когда они успокоятся. Иногда это про исходит через десять минут.

Единственно правильный стиль поведения со старшими — уважи тельный, без грубости и дерзости. Кстати, родителям я всегда советую не применять силу и давление. Доверительное общение всегда продук тивнее. Если теряется контакт с ребенком, то даже когда ему будет по настоящему плохо, он не обратится к вам за помощью, а это чревато самыми разными последствиями, иногда — драматическими, так как своего опыта у детей еще мало.

Самое интересное, что разногласия между родителями и детьми про исходят чаще всего по пустяковым причинам: внешний вид, музыка, одежда. А если заглянуть вглубь, то по поводу основополагающих цен ностей конфликта нет. Например, отношение к семье. Неужели оно на столько различно? Конечно, можно шокировать папу и маму заявлением, что вы хотите жить в групповой семье «по-шведски», но часто ли так бывает на самом деле?

Разве дружба — не ценность для детей или их пап и мам? Отноше ние к работе, к карьерному росту тоже, как правило, не очень различа ется. Получается, что буря бушует там, где для нее практически нет ос нований.

— В ХХ веке человеку стало сложнее взрослеть. Что нас ждет в будущем?

— Возможно, будущее меня опровергнет, но я полагаю, что у услож нения взросления есть предел. С годами человек утрачивает способ ность меняться, поэтому период взросления не может продолжаться до 50 лет. Как правило, после 22–23 лет человек меняется очень мало — есть какие-то естественные физиологические границы, рубеж, за кото рым процесс останавливается: человек или уже стал зрелой личностью, или этого с ним уже не случится.

Что касается общекультурного развития, то опасности катастрофы, наверное, тоже нет. Объем знаний, которым нужно овладеть, невероятно растет, но и возможности доступа к этим знаниям быстро расширяют ся — с помощью новых способов обработки информации, Интернета.

Разд ел IV. Феномены и процессы развития культуры — Как Вы относитесь к новым веяниям молодежной моды, напри мер к готам? Ведь в принципе они никого не трогают, но их мнение по многим вопросам совершенно не похоже на мнение других.

— Мне очень стыдно, но я не знаю, кто такие готы. Есть вещи, к ко торым я лично отношусь крайне отрицательно, я могу их перечислить.

Во-первых, это все, что связано с наркотиками. Я считаю, что любые субкультурные общности, в которых распространяются наркотики, — это вещь чрезвычайно опасная. Молодежи там объясняют, что это мод но, что это просто особые переживания, что это надо попробовать, что привыкание не наступает. На самом деле привыкание наступает очень быстро, от наркотиков, к огромному сожалению, практически невоз можно излечиться. Cамые радикальные способы излечения от наркома нии — у нас в Петербурге, в Институте мозга. Человеку вскрывают че реп, проводят операцию на мозге — в 7 % случаев это приводит к изле чению от наркозависимости, только в 7 %! Все остальные методы дают еще меньший процент благополучных исходов. Поэтому категорически неприемлемо все, что связано с наркотиками.

Категорически неприемлемы для меня лично общности, которые пропагандируют насилие в своей деятельности и вводят его в правило.

Например, мне очень несимпатичны панки. Панки — это сообщество, субкультура которого связана не только с насилием, но и с неуважитель ным отношением к девушкам. Девушек там вообще не считают за лю дей. Это все мне не нравится.

Безусловно, я не сторонник различных неофашистских объедине ний, вообще тех объединений, которые способны на противоправную деятельность.

Я хорошо отношусь к любым новым веяниям моды, которые не про тиворечат базовым ценностям человечества, проверенным временем.

Думаю, основные заповеди на этот счет вы знаете: «не убий», «не укра ди» и т. д.

— Литература на тему: «Проблемы взаимоотношений».

— Для меня классик этого жанра — Игорь Кон. Это наш ленинград ский ученый, который живет в Москве, наверное, последние лет 20. Его работы, на мой взгляд, являются наиболее интересными. Они не устаре ли. Из других популярных авторов я очень ценил Владимира Тимофе евича Лисовского, к сожалению, ныне покойного. Могу порекомендо вать какую-нибудь мою книжку, например «Эта непонятная молодежь»

(Профиздат, 1980). Она есть практически во всех библиотеках.

— Как Вы относитесь к экстремальным видам спорта?

Отцы и дети: конфликт поколений. Социализация... — Отношусь плохо. Я считаю, что никогда не нужно бравировать созданием опасности. Спортом заниматься надо, сам я очень люблю кататься на горных лыжах, раза 3–4 в год выезжаю на очень высокие горки, с них съезжаю, но стараюсь не превращать это в экстремаль ный вид спорта. Для меня понятие экстремального вида спорта связано с безответственным поведением молодежи, когда человек хочет произ вести впечатление на других людей без необходимого труда и профес сиональной подготовки. Если есть правильная профессиональная под готовка и труд, то это уже не экстремальный вид спорта, а нормальный вид спорта и серьезное занятие этим видом спорта.

Года три назад я был в Куршевеле, мы с сыном там катались на лы жах и, разговаривая, естественно, на русском языке, случайно познако мились с находившимся рядом нашим молодым соотечественником. Он нам заявил буквально следующее: «Я катаюсь на лыжах первый день.

У меня был инструктор, я его прогнал. Инструктор — дурак, он не по нимает, что я — крутой, что я — смелый, что для меня это — малень кие горки, что я могу с любой горки съехать напрямую, что я вот такой суперэкстремал. Я теперь катаюсь сам».

Мы на него посмотрели как на сумасшедшего, с сожалением пожали плечами и пошли кататься дальше.

А вечером мы пошли ужинать в ресторан и опять увидели этого мо лодого человека. Он сидел в компании с другими молодыми людьми. Го рел камин. Такая приятная обстановка: всех очень красиво обслуживают, вкусная еда, девушки, одна проблема — у него нога от кончиков пальцев и выше колена в гипсе. В моем представлении, спорт является экстре мальным, если в нем есть существенная доля безответственности, глу пости. Хотите прыгать с парашютом — прыгайте, но делайте это по пра вилам, с такой высоты, чтобы это жизни не угрожало, потому что неуме ючи сломать позвоночник, например, легко, но радости от этого мало.

— Как объяснить друзьям, что нельзя пробовать наркотики?

— Не знаю. Если человек хочет себе вредить, а вы считаете нужным ему помешать это сделать — это вопрос вашего авторитета, вашего вли яния, ваших доверительных отношений. Лично я прекратил бы дружбу с наркоманом, как это ни жестоко звучит. Может быть, самое главное в этой ситуации — не дать себя в это вовлечь, хотя бы себя сохранить. Если люди вступают на этот путь, то дела их очень плохи. В Петербурге треть школьников старших классов пробовала наркотики. Мы любого челове ка, который пробует наркотики, тут же исключаем из Университета. У нас создана целая система для выявления наркоманов. Это борьба с бедой.

— Чего не хватает человеку, если он начинает заниматься экстре мальными видами спорта?

Разд ел IV. Феномены и процессы развития культуры — Я думаю, что не хватает ему ума. Ему не хватает, с одной сторо ны, способности предвидеть последствия своих поступков. Чем это все закончится — нормальному человеку сразу понятно. С другой сторо ны, ему не хватает умения выделиться другими путями. Что стоит, как правило, за увлечением экстремальными видами спорта? Вот такая бра вада: я занимаюсь тем, что очень опасно;

я крутой;

я не хочу жить, как все;

мне нужно, чтобы у меня адреналин был в крови;

посмотрите, я — экстремал, а вы — обыватели;

я рожден летать, а вы — ползать. Значи тельно труднее стать не таким, как все, ну, допустим, выиграв физико математическую олимпиаду, победив на чемпионате по программирова нию и т. д. Есть сложные пути стать не таким, как все. И есть простые пути: взять и с 80-метровой высоты прыгнуть с парашютом. Ну два раза у тебя это получилось, а на третий — ты погиб. И когда это случится, все будут о тебе вспоминать (если будут) как о жертве собственной глупости.

— Хочет ли Ваш сын быть похожим на Вас?

— Вы знаете, было бы, наверное, с моей стороны неправильно от вечать на этот вопрос. Этот вопрос надо задавать ему. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы он был похож на меня, но в моих лучших проявлениях.

Я же такой замечательный, правда? Я вам скажу, что всем родителям хочется, чтобы дети были похожи на них. К этому надо относиться спо койно. Над этим даже не надо подшучивать.

— Когда молодой человек, девушка всеми своими проблемами делят ся с родителями, нормально ли это?

— Это ненормально, как всякое большое счастье. Можно ли считать человеческое счастье нормой? Нет, счастье бывает редко. В жизни слу чается очень редко, когда человек действительно может делиться все ми своими проблемами с родителями, когда он не опасается этого. Это означает, что родители — настоящие друзья. Я каждому из вас желаю, чтобы был в жизни хотя бы один человек, с которым можно поделить ся проблемами.

— Как Вы относитесь к татуировкам, пирсингу?

— Я отношусь спокойно, если это потом можно смыть. Если это можно смыть — это стоит делать, на здоровье, кому нравится, конечно.

А если это нельзя смыть, этого не надо делать.

— А что делать, если нужен совет родителей, но нет возможности с ними поговорить? У кого просить совета? Нормально ли разговари вать с педагогом на личные темы?

Отцы и дети: конфликт поколений. Социализация... — Я не вижу ничего плохого в том, что вы доверяете педагогу.

Не у всех есть такие педагоги. Если есть — очень хорошо. На самом деле у нас ведь есть студенты, которые в 17 лет прилетают с Сахалина, поступают в Университет. Родители на другом краю Земли, молодой че ловек год с ними не видится, да и по телефону не все можно обсудить.

Есть такие вещи, о которых психологически трудно говорить по теле фону. Да они там могут и перепугаться, бросить все дела и примчаться.

А надо ли? Одно время я очень надеялся, что Русская православная цер ковь сможет как-то это компенсировать. Мы попытались, даже открыли небольшую часовню и поняли, что не получается то, что надо. Сейчас мы ввели тьюторов в Университете — это вроде школьных классных ру ководителей — и тоже не совсем это удачно получается.

Вообще, не всегда в жизни есть люди, которым можно все доверять.

И во взрослом возрасте не всем, не всегда и не все можно доверять. Рас скажу любопытную историю. У меня есть друг-банкир в Америке, он живет в Беверли-Хиллз. Как-то я у него две недели гостил, будучи в от пуске. По утрам мы с ним бегали кроссы. Рядом, на верху холма, жил Род Стюарт. Вот мы бегали от его дома, от подножья холма, до дома Рода Стюарта и обратно. И он мне говорит: «Алекс, у нас в Америке у каждой красивой девушки в жизни существуют четверо мужчин». Я весьма за интересовался, и он мне стал рассказывать, какие: «Есть мужчина пожи лой, обеспеченный, который ей помогает деньгами;

есть молодой муж чина-любовник, который ее радует в интимных отношениях;

есть муж чина, по-русски выражаясь, “лопух”, которого она готовит себе в мужья.

Он из хорошей семьи. У него хорошие родители и карьера в перспективе.

Есть четвертый — вы никогда не угадаете, кто это. Мужчина-подружка, который и не вполне мужчина, он, скорее всего, иной ориентации. Зачем нужен девушке мужчина-подружка? А нужен он потому, что подруга девушка все время выступает конкуренткой. Она может, если много про вас знает, сделать большую гадость: увести у вас мужчину-“лопуха”, на пример, или увести мужчину-папочку, который оплачивает ваши счета, или увести любовника. Или просто навредить из зависти, ради удоволь ствия. Поэтому доверять подружке очень опасно. А излить душу кому-то все-таки необходимо». У нас в России совершенно иной тип отношений в обществе, и будет очень горько, если у нас воцарятся их нравы. Я со ветую: умейте дружить. Одна из самых больших неприятностей для че ловека — если у него в жизни нет настоящих друзей.

Я в свое время знакомился с очень любопытными исследованиями, проведенными на дискотеках Западной Германии. У них в 1980-е годы был дискотечный бум, и он вдруг совпал со взрывом самоубийств. И бы ла очень четкая корреляция по исследованиям социологов — разви тие дискотек и взрыв самоубийств. Самоубийств было не очень мно го, но существенный рост их числа был все-таки заметен. Что же там Разд ел IV. Феномены и процессы развития культуры происходило? Вот типичный сценарий отношений молодых людей и девушек, которые складывались на этих дискотеках. Там невозможно разговаривать, общаться, потому что там очень громкая музыка. Незна комые молодой человек и девушка приходят туда. Они друг друга уви дели. Если они друг от друга не отвернулись, а наоборот, улыбнулись, посмотрели с симпатией — первая стадия контакта пройдена, есть визу альный контакт. Что юноша делает дальше? Он подходит, приглашает ее на танец. Если она согласилась, у них наступила вторая стадия контакта.

Потом третья стадия контакта — он ей предложил коктейль. Если де вушка согласилась выпить за его счет, она ему уже принадлежит сегод ня, значит, она согласна с ним на близкие отношения. Она уже до кон ца вечера ни с кем другим не танцует. Они, скорее всего, уходят вместе.

Вроде бы все очень просто и хорошо. Смотрите: не надо разговаривать, не надо ухаживать, посмотрели друг на друга, поулыбались, пошли. Все легко. И на этом фоне — рост количества самоубийств.

Оказывается, за эту простоту приходится дорого платить. За про стотой контактов стоит отсутствие серьезных межличностных отноше ний. Что происходит при ином, традиционном типе отношений? Юноша должен за девушкой ухаживать, они должны разговаривать, они долж ны что-то обсуждать, они ссорятся, они мирятся, то есть выстраивается какая-то модель отношений, чем-то похожая на семейную, только нет общего ведения хозяйства. Они учатся преодолевать трудности, под страиваться друг под друга. Складываются отношения, которыми до рожат. Что происходит при дискотечной модели отношений? Чуть они поссорились — тут же разошлись. Они могут потом на эту же диско теку прийти, и она другому улыбнется, а он к другой подойдет, другую пригласит на танец, — нет глубинных человеческих контактов, они не умеют дружить. Все сводится к примитивным, поверхностным отноше ниям. Поверхностные отношения — путь к одиночеству. Не умеют дру жить, а проблем у каждого очень много. И когда у человека наступает трудная минута, он не может обратиться к родителям, они не понимают его, у него нет близкого друга, у него никого нет. И он уходит из жизни, потому что никто не может его поддержать. Самоубийство — это край ний способ выхода из трудной ситуации. А сколько живет несчастных людей? А сколько людей, которым просто трудно?

Поэтому умейте и с родителями, и с девушкой, и с другим близким человеком не только ссориться (ссоримся мы все очень легко), но умей те преодолевать противоречия и сохранять дружбу — это очень важно.

Иногда кажется, что не помириться — это вот гордость, это правильно, вот так надо жить, но это не всегда верно.

— Как объяснить родителям, что те вещи, которые они навязыва ют нам, мы уже знаем, понимаем, а родители продолжают ворчать?

Отцы и дети: конфликт поколений. Социализация... — Если пытаетесь объяснить что-либо, делайте это максимально доброжелательно, максимально терпеливо, с пониманием того, что ваша деятельность может не увенчаться успехом. Совершенно не обязательно родители будут думать так, как вы, но проявлять уважение к ним, прояв лять терпение необходимо. Умейте жить и общаться с инакомыслящи ми. И родители могут быть инакомыслящими. Они ворчат, а вы терпите.

А что еще вы можете сделать? Это — ваш долг.

— Вы увлекались роком. Были ли у вас проблемы, связанные с этим?

— Море проблем. Я рисковал карьерой, когда увлекался музыкой.

Сейчас это трудно представить, но я несколько раз был на грани отчисле ния из аспирантуры. Первый раз, когда в Туле прочитал лекцию об Алле Пугачевой. Один пенсионер, присутствовавший на этой лекции, написал письмо в обком партии, что Запесоцкий, лектор областного звена обще ства «Знание», хвалит «развратную и вульгарную женщину» Аллу Пу гачеву. Второй раз — за лекцию о Владимире Высоцком.

Музыка была сильным средством размежевания поколений. Партий ным органам многое было не понятно, но они старались всех и все дер жать под контролем. Сейчас многое из того, что было, кажется неверо ятным. Я вел на ленинградском телевидении передачу «Дискотека», где рассказывал о современной музыке, и однажды произнес фразу: «Про изведения “Битлз” исполняли Элла Фицджеральд, Фрэнк Синатра и Бос тонский симфонический оркестр». Из-за этой фразы у меня были не приятности, потому что Фрэнк Синатра, по мнению цензоров, дружил с мафией. Из моего текста вырезали слова «Фрэнк Синатра», поэтому с экрана телевизора ведущий говорил, что произведения «Битлз» ис полняли Элла Фицджеральд (после этого следовал легкий щелчок) и Бо стонский симфонический оркестр.

Некоторые люди за увлечение рок-музыкой попадали в тюрьму. Во обще рок на ранних этапах становления и в СССР, и на Западе воспри нимался как вызов молодежи старшему поколению (в общем, так оно и было) и как идеологическая диверсия (что было неверно). Например, Элвис Пресли был ярым антикоммунистом. Он был человек малообра зованный и, как большинство малообразованных американцев своего времени, патологически ненавидел коммунизм. Но в США его обвиня ли в том, что он тайный коммунист, потому что якобы развращает аме риканскую молодежь, исполняя рок-н-ролл.

Помнится, по центральному телевидению показали выступление «Битлз» как иллюстрацию к теории наших идеологов и искусствоведов о разложении буржуазного общества. Это была запись какой-то песни, которую они исполняли, надев на шеи сиденья от унитазов. Выглядело очень забавно, но советские граждане, конечно, не понимали, с чего это Разд ел IV. Феномены и процессы развития культуры музыкант вешает на шею сиденье от унитаза, то есть было очевидно — разложились окончательно. А в Англии в то же время выступал извест ный церковный деятель, который говорил, что «Битлз» — это происки коммунистов, которые платят артистам за то, что они развращают хо рошую западную молодежь. Рок-музыка была поводом острого обще ственного конфликта.

Исполнители молодежной музыки специально провоцировали стар ших. Чем сильнее был эпатаж, тем в больший восторг приходила моло дежь. Я застал самое зарождение отечественного рока. Первые рок-груп пы в Ленинграде были студенческими, они играли на закрытых вечерах в своих вузах, но потом, после громкого скандала в Политехническом институте в начале 1970-х, все рок-концерты в городе были запрещены.

Тогда музыканты стали ездить в Ленинградскую область, потому что на область власть горкома партии не распространялась. В сельских клубах можно было наблюдать интересное явление. На «засекреченное» вы ступление рок-группы приезжали девочки и мальчики в супермодных джинсовых костюмах — «центровая молодежь», другую половину пуб лики представляли ребята в телогрейках — местные, деревенские. Дело кончалось, конечно, дракой, в ходе которой сельские били городских, но все было окружено ореолом романтики.

— Что делать, когда все доверяют тебе свои тайны, а тебе дове риться некому?

— Наверное, никого не подводить, не извлекать личной выгоды из чужих тайн и не создавать людям проблем из-за доверчивости. К чу жим тайнам надо относиться очень бережно. Нельзя передоверять чужие тайны. Ну а если вам довериться некому, надо грустить. А когда грустить надоест, надо, конечно, искать близкого человека.

— Хотелось ли Вам быть панком, хиппи или металлистом?

— Нет, не хотелось.

— По-моему, в отношении панков у Вас все же явное предубеждение.

— Мне интересно, кто написал эту записку: молодой человек или девушка? Как вы, например, будете относиться к молодежному сообще ству, в котором девушку называют «урла», «жаба», «крыса»? Это совер шенно нормальные в среде панков прозвища. Девушке говорят: «Жаба!», она отвечает: «Я здесь!», или «Крыса, иди сюда!» — «Да сейчас!» Это дело вкуса. Я не навязываю вам свой взгляд. Мне лично это не нравит ся. Если вам это нравится, то это ваше личное дело.

Отцы и дети: конфликт поколений. Социализация... — Панки — умные и интересные люди. Солист одной группы — из вестный профессор в области физики.

— Я вам скажу по секрету: профессора — они вообще странные люди, а в области физики — тем более. Это я вам говорю, закончив Ин ститут точной механики и оптики. Я по первому образованию — фи зик-инженер. Хотите стать профессором — в этом нет ничего плохого.

Но совсем не обязательно при этом быть панком.

— Как бы Вы отнеслись к тому, если бы, к примеру, Ваш сын при шел домой с прической, как у панка?

— Знаете, у нас было всякое. К проявлениям молодежной моды, внеш нему виду молодых, я считаю, старшие должны относиться очень тер пимо.

— Как Вы относитесь к разновозрастным бракам? Считаете ли Вы нормальными отношения между партнерами, если разница в воз расте 20–30 лет?

— Интересно, кто это написал? Тут в зал только что вошла моя жена, которой 25. А мне — 50. Какого ответа вы ждете?

— С какого возраста, на Ваш взгляд, родители должны позволять детям какие-то шалости?

— Вопрос в том, какие дети, какие родители и какие шалости? По тому что какие-то шалости надо позволять с нуля лет, например запач кать памперсы. Зависит все от культуры данной конкретной семьи. Есть страны и традиции воспитания, в рамках которых считается, что детей вообще нельзя сдерживать ни в чем. Но я лично не сторонник такого подхода.

— А если я гей, являюсь ли я членом общества? (Смех в зале.) — На самом деле это не смешно. Есть современная научная точка зрения, к которой я отношусь со вниманием. С этой точки зрения, в при роде практически нет стопроцентных мужчин и стопроцентных жен щин, есть общие качества у мужчин и у женщин, есть разные качества и есть люди, которые по своему хромосомному набору, по физиологии находятся где-то посредине, могут оказаться и там, и там, быть и муж чиной, и женщиной. Это совершенно равноправные члены общества в представлении современной науки. Другое дело, что я бы возражал, например, против вовлечения в однополые отношения несовершенно летних. Мне также не нравится, когда однополые пары демонстрируют Разд ел IV. Феномены и процессы развития культуры в общественных местах свои любовные отношения. Впрочем, любовные ласки разнополых пар лучше осуществлять тоже не на людях.

— Что делать, если у друга есть девушка, и он ревнует ее к тебе безосновательно, даже после серьезного разговора?

— Вы не всегда можете на это повлиять, вы можете потерять дружбу.

Ревность — это чувство совершенно неуправляемое. Что делать? Не да вать поводов для обид и стараться предельно честно себя вести.

— Что такое серьезные шалости?

— Я вижу, что вы уже начинаете шутить, вы на самом деле все по нимаете. Многое зависит от меры развития и от внутренней культуры человека.

— Как Вы относитесь к утверждению, что распущенность моло дежи со всеми вытекающими из этого проблемами происходит из-за отсутствия духовного воспитания?

— Это касается не только молодежи. Это касается и взрослых, и по жилых людей. Разве мало мы видим хамства со стороны тех, кого в дет стве плохо воспитали, а им сейчас 50–60 лет? Сколько угодно. Конечно, людей надо воспитывать. Если же вы под духовным имеете в виду ре лигиозное воспитание, то я считаю, что совершенно не обязательно вос питание должно быть религиозным. О душе позаботиться надо. Но это тема отдельного разговора.

— Как обратить на себя внимание молодого человека не экстре мальным путем?

— Мне думается, надо интеллигентно, достойно себя вести, интел лигентно общаться. Если ваше интеллигентное, достойное поведение не встретит заинтересованного внимания, значит, перед вами не тот чело век, надо себя пересилить и искать другого человека.

— Вы говорили о взаимоотношениях родителей и детей, людей раз ных поколений, но Вы ничего не сказали о том, как решается проблема взаимопонимания в плане финансов.

— Ваш вопрос выглядит расплывчатым. Если бы Вы меня спроси ли что-то более конкретное, ну, например: «Должны ли дети работать?

Должны ли они сами зарабатывать деньги? С какого возраста и в какой Отцы и дети: конфликт поколений. Социализация... ситуации надо работать? Нужно ли стремиться быть независимым от ро дителей? Нужно ли брать деньги у родителей?» — вот на эти вопросы у меня есть свои ответы. Я считаю, что в любой семье, независимо от ее обеспеченности, дети должны работать. Не случайно дети, допустим, из американских семей миллионеров работают. Но работать они долж ны в той степени, в которой это не мешает их личностному развитию.

У нас молодежь проводит огромное количество времени у телевизора или сидя в пивбаре.

И мне крайне не нравится, когда дети полностью учатся за счет ро дителей. У нас в Университете платное образование, и вся страна идет к платному образованию. Я считаю, что молодой человек, девушка в каникулы должны пойти поработать, что-то заработать сами. Пусть это будут небольшие деньги, но это — достойное поведение, которое дает самоуважение. Я думаю, что родители, конечно, должны помогать детям.

Но дети должны стремиться все-таки сделать что-то сами, это очень важ но. Понятно, что в 17 лет человек себя еще не может полностью обеспе чить, ему надо учиться, ему надо тратить силы на это, но подрабатывать по мере возможности надо.

— Как быть, если разногласия в финансовых вопросах становятся причиной конфликтов с родителями?

— Мне думается, что все-таки, как бы трудно в семье ни было, ма териальные проблемы не должны приводить к конфликтам. Я полагаю, что все члены семьи должны проявлять совестливость. В любой ситуа ции человек должен постараться сохранить достоинство и не совершать поступков, за которые потом было бы стыдно. Даже если человек счи тает, что родители не правы. Надо сохранить достоинство. Это самое главное, что нужно сделать.

— Как Вы относитесь к людям, которые курят марихуану и любят культуру расты?

— С большим сожалением. Я думаю, что свое здоровье можно ис пользовать иначе. Я Боба Марли очень люблю и с удовольствием слу шаю, но ничего не курю. Тем более — марихуану.

— С какого возраста дети должны работать?

— Вы знаете, мне кажется, что дети должны помогать старшим ровно с того возраста, с которого они в состоянии помогать. Не все могут за рабатывать деньги, но даже ребенок в необеспеченной семье может по мочь маме донести сетку с чем-то от магазина до дома, а в обеспеченной Разд ел IV. Феномены и процессы развития культуры семье помочь папе донести ту же сетку от багажника автомобиля. Надо приучать детей это делать. А работать за деньги нужно с того возраста, с которого позволяет законодательство. Ничего в этом плохого, зазор ного, стыдного нет. Другое дело, что работать нужно неполный рабочий день, что это должен быть не изнуряющий труд, что работа не должна идти вразрез с чтением книг, просмотром хороших фильмов и походами в театр. Можно поработать летом пару месяцев. Например, у нас студен ты летом ездят и работают в «Макдональдсах» в Соединенных Штатах, получают языковую практику, зарабатывают, привозят «чистыми» пол торы-две тысячи долларов. Мне это нравится.

— Имеет ли право чужой человек унижать меня своими неумест ными поучениями на глазах у посторонних? Когда я должна молчать, показывая хорошее воспитание?

— Конечно, никто никого не имеет права унижать. Другое дело, что в любой ситуации лучше демонстрировать хорошее воспитание, неже ли хамить и демонстрировать плохое воспитание. Я бы на хамство по старался отвечать вежливостью.

— Что делать, когда тебе нравится человек, но он не отвечает взаимностью?

— Любовь — это вообще очень странная вещь, никто не знает, поче му она приходит и почему уходит. Постарайтесь деликатно, ненавязчи во произвести впечатление какими-то позитивными делами, успехами.

Нет гарантии, что ответят взаимностью. Однако надо в любых обстоя тельствах сохранять достоинство, потому что от навязчивости и экс центричных поступков любви к вам не прибавится. Хуже всего, когда вы навязчивы либо стараетесь привлечь внимание всякими глупостями.

По крайней мере, если не удастся привлечь этого человека, оставите при себе свое достоинство и уважение к самой себе.

Примечания 1. Цит. по: Золотая философия. М. : АСТ, 1999. С. 16. (Звезды мировой фи лософии.) 2. Там же. С. 18.

4.5. ПРОФСОЮЗЫ КАК ЯВЛЕНИЕ МИРОВОГО КУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ (Доклады и выступления на съездах) ПЯТЬ СЛАГАЕМЫХ УСПЕХА ПРОФСОЮЗОВ* (Выступление на III съезде ФНПР) Москва, 6 декабря 1996 года, Колонный зал Дома союзов С трибуны этого съезда выступало много профсоюзных лидеров и было высказано множество точек зрения на разные вещи. Например, прозвучали слова товарища Исаева о том, что профессор Преображен ский «не любил пролетариев». А я бы не хотел выступать здесь как про фессор — я хочу выступить как пролетарий и должен сказать, что все мы, профессора, сегодня чувствуем себя именно пролетариями. Есть также ощущение, что у всех присутствующих на съезде душа болит за то, что происходит сегодня в стране. Кому-то наш съезд показался, быть может, скучным, но я так не думаю, потому что читал материалы всех съездов профсоюзов, и с уверенностью могу заявить, что начиная с 1920-х годов в истории отечественных профсоюзов еще не было столь интересного съезда.

Особенно мне хотелось бы отметить два доклада, полярных по от ношению друг к другу. Один из них — выступление нашего молодого коллеги (В. Ф. Горлова. — Ред.), у которого, безусловно, сердце болит за происходящее, поэтому он вышел с газетой в руках и сказал: «До лой правительство!» Второе выступление принадлежало еще более мо лодому коллеге, главной мыслью которого стал призыв: «Давайте по думаем»… Где-то посередине между этими полярными убеждениями находится позиция Михаила Викторовича Шмакова, изложенная им в своем докладе. На мой взгляд, в нем много мудрого было сказано. Од нако, несмотря на столь интересную дискуссию, отдельные люди в зале Печатается по изданию: см. № 116 Библиографического указателя.

* Разд ел IV. Феномены и процессы развития культуры подремывали… А напрасно! Не обязательно надо кричать, чтобы быть услышанным.

Да, мы должны приехать со съезда и рассказать своим товарищам, что мы решили. Но я вас спрошу: своевременность выдачи зарплаты — это единственный вопрос? Если нам всем завтра зарплату выдадут, то профсоюзы можно распускать? И мы уже больше не нужны, и нам не о чем думать до следующего съезда, который состоится через четыре года? Я вам задам вопрос еще более важный: а почему вообще сейчас так мучительно тяжело?

Перед отъездом сюда я встречался с одной петербурженкой, которая рассказывала, как они жили и работали в блокаду, как она однажды шла по улице и увидела молодую мать, лет двадцати двух, которая сидела на скамеечке, замерзшая, а в руках у нее был замерзший грудной ребенок.

Она не дошла... И все же тогда людям работалось легче, чем нам сегодня, хотя и хлеба было меньше, и зарплата была ниже, и все прочее тоже, ка залось бы, обстояло хуже. Почему? Давайте зададим себе эти вопросы и подумаем, что же сегодня происходит в стране. Может быть, тогда нам станет чуть яснее, что делать дальше. И только ли правительство вино вато в сложившейся ситуации?.. У него ли одного находится вся власть сегодня? Да, у правительства в руках есть, скажем, правоохранительные структуры, которые могут проконтролировать, дошли до народа послан ные деньги или нет, и т. п. Однако оно все время испытывает давление с разных сторон, и вся его деятельность — результат этого давления. «Те невые мешки» давят. Так, мы узнаем, что 500 тыс. долларов выносят из Дома правительства в коробочке. Зачем? Для чего? Да уж не для того, чтобы профсоюзы поддержать...

И еще один пикантный вопрос: статья в «Московском комсомоль це», которой один наш товарищ здесь размахивал, на чьи деньги была напечатана?.. Или «Московский комсомолец» бескорыстно подталкива ет нас к конфликту? Так сталкиваются интересы трудящихся и мощных «теневых» структур, которые пытаются оказывать давление на прави тельство. Допустим, сегодня мы говорим: «Давайте выступим против правительства». А выступят ли работники высшей школы против свое го министра господина Кинелева?.. Нет, не выступят! Хороший, умный человек и очень старается, но мало что может, к сожалению. «Хорошо, давайте заменим господина Черномырдина», — говорим мы. А на кого?

Может, на господина Гайдара?.. Если на Шмакова, то я лично — не про тив... Кто придет на смену? Вдруг придут люди, которые вообще раз гонят профсоюзы и скажут: «А ну-ка, все брысь под лавку, нам нужно совсем другое!..»

Посмотрите на Россию. Мощные группировки превратили нашу стра ну в дойную корову, которая питается в регионах, а здесь — в центре — ее громадное вымя, к сосцам которого припадает лишь узкая группа Пять слагаемых успеха профсоюзов людей. И корова-то уже истощена, она кричит во весь голос, и молоко идет с кровью. А они все высасывают и высасывают из нее соки, да еще и за рубеж тянут! А что Международный валютный фонд требует от на шего правительства? Чтобы из 500 вузов в России оставили 50. Очень многим на Западе угоден был бы развал российской промышленности, истребление высшего образования, уничтожение всей системы россий ской культуры — всего, чем мы вчера были сильны. И мы сейчас ска жем: «Долой правительство»?.. Нам нужно совсем другое.

Необходимо создать мощную альтернативную силу, которая может противостоять разрушению России. И в связи с этим я не согласен с тем, что дело профсоюзов сейчас — только «выколотить» зарплату. Для нас это одновременно и поддержка российской промышленности и отече ственного производителя, и возрождение нашей индустрии и высшего образования. Это — возрождение всей России. Вот чего нам надо хо теть сейчас, вот чего нам следует добиваться — возрождения России.

Я бы сказал, что на сегодня это и есть главная зона внимания профсою зов, так как интересы трудящихся — это интересы России. Давайте мы об этом и будем говорить.

Думается, что если мы не превратим Федерацию независимых проф союзов России в мощный орган, способный оказать необходимое дав ление на правительство и заставить «теневые» структуры понять, что в России им есть мощный противовес, то и дальше — шаг за шагом — у всех нас будут отнимать наши деньги и урезать права. ФНПР должна выступать как мощная, единая организация.

Интересно, что сегодня я дважды услышал от деятелей профсоюзов об их неспособности оценить собственную работу удовлетворительно.

Деятельность российских профсоюзов складывается из пяти главных слагаемых. Во-первых, необходима энергия. У тех, кто присутствует сегодня на съезде, энергии не отнимешь. Здесь мы видим руководите лей наших профсоюзов. Они знают все проблемы своих регионов и не устают стучаться в различные двери для их решения. Во-вторых, конеч но, нужна честность. Единственная на сегодня организация в стране, которая себя ничем не запятнала, — это профсоюзы, и мы ни в чем не можем упрекнуть наших профсоюзных лидеров. В-третьих, разумеет ся, необходима компетентность. Политика — это искусство возможно го. Знаете, можно сколько угодно кричать, что надо что-то сделать, но без знания, как это сделать, все криком и закончится... Все мы помним случаи борьбы с инакомыслием разного рода: например, однажды про вокаторы даже машины поставили с ключами зажигания, чтобы возму щенные люди в порыве негодования ехали в Останкино (был такой ра дикальный шаг), а по ним — из пулеметов... Повторяю: политика — это искусство возможного. Прокричать легко — добиться трудно, особенно когда на нас плюют.

Разд ел IV. Феномены и процессы развития культуры Мы видим, что ФНПР в эти тяжелейшие годы действовала очень чет ко и слаженно, и поэтому шаг за шагом — медленно, упорно, без лишне го крика — наращивается профсоюзное присутствие в стране. Три года назад мы были куда менее влиятельной организацией. Да, конечно, наше влияние не сравнить с тем, что было десять лет назад при социализме, но все же за последние три года оно резко возросло.

Что еще нужно профсоюзам для победы? В-четвертых, необходи мой составляющей можно назвать финансы... Попробуйте сегодня до нести нужную информацию до людей через средства массовой инфор мации, если у вас нет на это средств — ничего не выйдет. А сильно ли мы помогали Федерации с финансами? Ведь за работу, если зарплату не платят, требуем, а сами как часто взносы не перечисляем?.. Да, нам трудно, но в первую очередь давайте отдадим свои деньги в ФНПР, по тому что в зависимости от того, как здесь решатся вопросы, и завер шится столь необходимая схватка с правительством. Давайте наймем самых квалифицированных специалистов, и пусть они бьются за наши интересы. А то получается, что денег Федерации не даем, а результатов от нее требуем...

В-пятых, без сомнения, необходима массовая поддержка профсоюз ного движения. Если бы господин Черномырдин узнал, что мы завтра готовы выйти на всеобщую забастовку, то он бы сидел здесь, с нами, и все бы они были здесь, и правительство, и предприниматели, чтобы избежать всеобщего кризиса и огромных финансовых потерь.

Что же мы должны сделать сегодня? На мой взгляд, необходимо рас сказать людям, каково истинное положение дел в стране: что сегодня плохо учителям, а завтра будет плохо всем, если мы не выступим как единая мощная организация, которая не потерпит дальнейшего разру шения России.

Что же касается оценки нашей работы — удовлетворительно или не удовлетворительно, то прежде, чем об этом говорить, мы должны побла годарить тех людей, которые зачастую, будучи лишенными нашей под держки с мест, боролись здесь, в Москве, с правительством, добивались того, что нам нужно, сносили унижения и преодолевали опасности. Все мы знаем, какими методами против нас действуют, но эти люди бились, бьются и, я уверен, будут биться за правое дело. За словами «признать деятельность удовлетворительной» или «неудовлетворительной» преж де всего стоят работа ФНПР и ее оценка. Я не помню случая, чтобы профсоюзный лидер вышел в своей первичной организации и сказал:

«Друзья, в этом году мы работали плохо, признаем свою работу неудов летворительной». Так что давайте мы сегодня просто скажем спасибо руководству Федерации и признаем его работу удовлетворительной.

А лично я хотел бы следующие четыре года идти по этому пути под ру ководством Михаила Викторовича Шмакова.

ХОРОШИЙ ГРАЖДАНИН НЕ МОЖЕТ НЕ БЫТЬ ЧЛЕНОМ ПРОФСОЮЗА* (Выступление на IV съезде ФНПР) Москва, 29 ноября 2001 года, выставочный комплекс «Гостиный Двор»

Мне хотелось бы сказать о нескольких вещах, которые меня, без пре увеличения, поразили на прошедшем съезде ФНПР. Во-первых, это об щий уровень организации. Поверьте, мне есть с чем сравнивать, и поэто му я уверенно могу сказать, что съезд был организован выше обычного уровня мировых стандартов. Огромное впечатление на меня произвели выбор помещения и организация пространства в нем. Я не видел, что бы какая-либо другая общественная организация в России проводила на таком уровне свои мероприятия. Более того, последние 10 лет я не видел, чтобы на таком уровне проводило свои мероприятия и наше го сударство.

Во-вторых, это был конкретный, конструктивный, лишенный исте рии, каких-либо нервных всплесков и выкриков съезд. Шел деловой, очень серьезный разговор. Эффективно, для нужд дела использова лись механизмы демократии и демократические процедуры. Я считаю, что мы можем этим гордиться, и очень многим теперь можно этому по учиться у профсоюзов.

Гражданственность — вот что отличало состоявшийся съезд. И ин теллектуальный уровень. Очень интересно, что в выступлениях звуча ли термины: конкурентная среда, конкурентоспособность продукции, социальное партнерство и др. По сравнению с предыдущим — это сов сем другой съезд. Казалось бы, в зале много знакомых лиц, но это уже совсем другие люди.

Кроме того, на съезд прибыл В. В. Путин. Президент — очень здра вомыслящий человек, понимающий значение и роль профессиональных союзов. Он знает, что это — очень важный элемент сбалансированного Печатается по изданию: см. № 123 Библиографического указателя.

* Разд ел IV. Феномены и процессы развития культуры развития общества. Профсоюзные лидеры сегодня даже в большей сте пени государственные люди, чем многие чиновники. Я бы только хотел, чтобы президент говорил не «ваш профсоюз», а «наш профсоюз».

Если попытаться сформулировать общую ситуацию, в которой сего дня, после предыдущего съезда, приходится действовать профсоюзам, то можно сказать, что у нас за минувшие пять лет были, конечно, и по ражения, и серьезные неудачи, но главное — состоялось мощное посту пательное движение вперед. Профсоюзы сегодня — совсем другая орга низация. Мнение мое и моих коллег-ученых: профдвижение в России на подъеме. Однако нельзя сказать, что мы полностью преодолели послед ствия кризиса, ведь он продолжался около 10 лет. Нас долго упрекали в регрессивности: дескать, те, кто все захватывает, приватизирует, — быстрые, шустрые, передовые, а мы, честно делающие свое дело, — от сталые. Но съезд показал, что профсоюзы — это передовая организа ция, и не случайно на нем отмечалось: «Гайдары ушли, а мы остались».


И, слава богу, мы не только остались, но и успешно развиваемся.

В этом смысле для меня очень интересным на съезде было выступ ление председателя Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленин градской области Гарри Андреевича Лысюка. Он сказал то, что, по моему мнению, может стать очень важной задачей для профсоюзов на ближай шие пять лет: отработаны механизмы социального партнерства, и с их помощью профсоюзы должны расширить требования, предъявляемые государству. Мне кажется, это серьезное и важное заявление. Я распро странил бы его в первую очередь на экономические требования.

Профсоюзам пора выходить за рамки, в которых они сегодня на ходятся. От требований о повышении зарплаты, которые, разумеется, очень важны, пора переходить к участию в формировании экономиче ских механизмов, к участию в законотворчестве, на котором базируют ся эти механизмы, к участию в управлении экономикой. Если мы сведем требования только к повышению зарплаты, то трудящихся все равно бу дут обкрадывать. Мы видим, что зарплата напрямую не связана с бла госостоянием, уровень которого надо соотносить с уровнем инфляции, конкурентоспособностью нашей продукции на рынке, с эффективно стью, убытками, снижением издержек и т. д. Кстати, снижение издер жек на воровство в стране, на мой взгляд, — не менее важная задача для профсоюзов, чем повышение зарплаты.

Но важна не только экономика. Профсоюзы должны позаботиться о нравственной стороне жизни общества. Хочу отметить интересное предложение, прозвучавшее на съезде: восстановить звание «Герой тру да». Это очень уместно сегодня. Упразднив его, государство уже 10 лет декларирует свое полное равнодушие к трудящимся и труду — честно му труду на благо Родины. Восстановление этого звания должно быть сделано на государственном уровне — через механизмы социального Хороший гражданин не может не быть членом профсоюза партнерства. Пора ставить такие вопросы. Да, мы в профсоюзах вос становим, сделаем доски почета, но пусть и государство покажет свое отношение к людям труда. Ведь в конечном счете это отношение не к профсоюзам — это отношение к труду, уровню жизни, возрождению России. Почему у нас в стране пропагандируется уважение только к бан дитам, ворам-предпринимателям, проституткам и жуликам-иностран цам? Устраивает ли нас то, что государство финансирует телеканалы, насаждающие пренебрежение к людям труда, растлевающие наших де тей? Трудящиеся — это отцы и матери, они заботятся о своих детях и о будущем страны. Профсоюзы, может быть, и не претендуют на то, чтобы управлять телевидением, но, по-моему, пришла пора задавать та кие вопросы.

Несомненно, в советский период истории России профсоюзы в оп ределенной степени беспокоились и о нравственной стороне жизни, по скольку на их плечах лежала почти вся культурно-массовая работа, одна ко основной задачей профсоюзов всегда была защита прав трудящихся.

Поэтому мы, конечно, должны «биться» за зарплату, заключать коллек тивные договоры. Но трудящемуся мало радости от высокой зарплаты, если его дети — наркоманы. Как проводят свободное время наши дети?

В каком состоянии сегодня профсоюзные учреждения культуры? Как реализуется право трудящихся на лечение и отдых? Эти вопросы так же надо ставить.

Пятнадцать лет назад в стране существовала огромная клубная сеть, которая серьезно поддерживалась государством (предприятия были обя заны финансировать эти заведения). Наши дети ходили в бесплатные кружки, где учились языкам, танцам, музыке... А теперь? Ребенок пред принимателя будет учиться в Швейцарии на украденные у народа день ги, а ребенку рабочего — дорога в бандиты или проститутки? И проф союзы оставят это без внимания?.. Наверное, надо здесь проявить заботу о семьях трудящихся. Государству пора пересмотреть и свое отношение к социальному страхованию. Куда уходят эти деньги? Вот такие вопросы надо решать в рамках концепции социального партнерства.

Да, профсоюзные лидеры даже в большей степени государственные люди, чем чиновники, однако профдвижение всегда дистанцировалось от власти. Можно с уверенностью сказать: что хорошо для профсою зов, то хорошо для страны. Профсоюзы больше делают для стабиль ности и развития страны, чем многие другие силы, не только обще ственные, но и государственные, например чиновничество как сословие.

Профсоюзы народны, и я, как ученый, готов это доказать. Сейчас очень важно сформировать их правильный имидж. Конечно, может быть, не каждый член профсоюза — хороший человек, но мы должны добить ся такой ситуации, когда все в обществе будут понимать, что хороший гражданин не может не быть членом профсоюза.

Разд ел IV. Феномены и процессы развития культуры Сегодня же людям пытаются внушить, будто профсоюзные деяте ли — «шкурники», которых волнует только их зарплата и собственное благополучие. Профсоюзных лидеров пытаются поставить на одну сту пень с Березовским и прочими. Те гребут под себя — и эти-де тоже. Они, мол, примерно одинаковые, только первые якобы более ловкие и талант ливые. Людям внушают, что профсоюз — это отсталая организация, пе режиток. Такие стереотипы жульнической пропаганды надо разрушать.

Профсоюзы обеспокоены тем, что происходит в стране, промышлен ности, экономике. Заинтересованность профсоюзов — не в «сытом же лудке», а в нормально организованной экономической системе, в про цветающей стране, где не может быть голодных. Вот Березовскому без различно, где воровать и что рушить, а профсоюзам не все равно, где созидать и что строить. Этим мы принципиально отличаемся от целой группы современных российских предпринимателей.

По моему мнению, участники съезда ФНПР, профсоюзные работ ники и активисты могут называть себя интеллигенцией в большей сте пени, чем те люди, которые хвалились когда-то, что творят для народа, а сейчас больше любят хватать подачки со стола олигархов. Я имею в виду творческие союзы. К великому сожалению, их представителей не было на съезде. Это их беда и недоработка ФНПР. По существу, твор ческие союзы — те же профсоюзы, только не нашедшие своего места в общественной жизни страны. Они претендуют на какую-то особость, исключительность, на то, чтобы, например, профсоюз кинематографи стов был выше, скажем, профсоюза шахтеров. Чем раньше творческие союзы поймут, что их место в общем профсоюзном строю, тем лучше будет для них, иначе они окажутся на обочине истории.

Относительно интеллигентности могу вот еще что добавить. Мне посчастливилось работать вместе с Дмитрием Сергеевичем Лихачевым последние семь лет его жизни. Так вот он говорил, что интеллигент ность — это не профессиональная принадлежность, и в качестве при мера глубочайшей интеллигентности он приводил поморов, жителей Севера нашей страны.

Мне, как ректору профсоюзного учебного заведения, глубоко не без различен и постоянно поднимающийся (в том числе и на съезде) вопрос об омоложении профсоюзов. Думаю, что дело не в омоложении как тако вом, а в том, что предстоит очень серьезная борьба между профсоюзами и прочими силами за наиболее яркие, талантливые кадры. Арена борьбы между трудом и капиталом смещается в сферу пиар-технологий, в сфе ру формирования общественного мнения. Выигрывать будет тот, у кого более квалифицированные кадры и более совершенные информацион ные технологии. Хотя, конечно, нет никаких гарантий, что забастовок и пикетов больше не будет. Вот мы говорим: хотели бы, чтобы при пре зиденте была такая-то комиссия, чтобы наше мнение было учтено при Хороший гражданин не может не быть членом профсоюза вступлении в ВТО и т. д. Но чтобы это произошло, мало говорить, нужно овладевать технологиями формирования общественного мнения. Только кажется, что это — дело «центра», нескольких московских газет и дру гих СМИ. Успех зависит от всех нас. Или мы все вместе поднимаемся на борьбу, и у нас все получается, или в Москве наши товарищи будут один на один с властью и ничего не смогут добиться. Но при этом очень хотелось бы надеяться на цивилизованные формы решения вопросов.

Поэтому я бы не стал бить тревогу из-за возраста сотрудников. Проб лема не в нем, а в том, что надо готовить кадры, должны приходить но вые люди;

кроме того, должна идти постоянная переподготовка. И здесь профсоюзам надо использовать два своих вуза — замечательных не только по российским, но и по мировым стандартам. Мы не можем об разовательный процесс пускать на самотек: свои кадры надо выращи вать в своей системе.

И еще о возрасте. Кто сказал, что в 50 лет человек не может разви ваться?.. Состоявшийся съезд показал, что многие люди, которые се годня работают в профсоюзах, несмотря на свои 50, 60 лет и более со лидный возраст, обладают исключительной способностью к саморазви тию. По сравнению с прошлым съездом они совершили очень большой скачок вперед. Им надо помочь, чтобы сэкономить их время, чтобы им было не так трудно, чтобы у них были информационные сети, возмож ность проведения семинаров, обсуждений.

При нашем Университете существует лаборатория профсоюзного строительства;

внутри вуза есть кафедра, которая занимается теорией и практикой профдвижения. Мы должны упорядочить процессы повы шения квалификации, — это дело не лично каждого профлидера, это дело всех профсоюзов. СПбГУП находится на самых передовых пози циях, и мы можем дать профсоюзному движению все, что ему нужно в плане подготовки кадров. Коллектив Университета и я, как ректор, хо тим только одного — чтобы профсоюзы сегодня грамотно воспользова лись нашими возможностями.


...У меня 17-летний сын. Когда он был маленький, я ему говорил, что горжусь тем, что работаю в профсоюзах, потому что это чистое, настоя щее дело, которое себя ничем не запятнало. Теперь, после съезда, у меня будет еще больше поводов для гордости. Нам было нелегко пять прошед ших лет, будет нелегко и в следующую пятилетку. Но мы имеем право смотреть в будущее с оптимизмом. Наше дело правое, мы победим.

ПРОФСОЮЗЫ — ГЛУБОКО НАРОДНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ* (Выступление на V (внеочередном) съезде ФНПР) Москва, 7 октября 2005 года, Колонный зал Дома союзов На меня произвело огромное впечатление выступление наших парт неров по социальному диалогу, представителей предпринимателей, и особенно понравилось замечательное сравнение 15-летней деятельно сти Союза предпринимателей и нашего профсоюзного движения. Срав нение очень красивое, но оно наталкивает на некоторые размышления.

Мне хотелось бы отметить, что наша Федерация, появившаяся 15 лет назад, взяла из опыта отечественного профдвижения все самое лучшее и сохранила преемственность. И если уж сравнивать деятельность сою зов предпринимателей и профсоюзов, то предпринимательское движение все-таки находится еще в младенческом возрасте, несмотря на большую зрелость его лидеров. А если посмотреть на отдельных предпринимате лей, то они порой просто как дети малые. Дать им волю, они вообще бы не платили рабочим зарплату, и все производство тут же прекратилось бы.

Я очень надеюсь, что наше российское профдвижение поможет не только членам профсоюзов, но и зарождающемуся российскому капитализму и предпринимательскому движению найти верное направление развития.

Российским профсоюзам — 100 лет! Всеми собравшимися в этом зале это воспринимается не только как общественный, но и как глубоко личный праздник. Эта дата вызывает добрые чувства у миллионов росси ян. Потому что профсоюзы — глубоко народная организация, весь путь которой — это путь добрых дел. И сегодняшний съезд — центральная точка по-настоящему всенародного празднества. Два дня тому назад в Петербурге профлидеры региона собрались в Российской национальной библиотеке и вместе «перелистали» страницы истории. Много есть взглядов на то, как родилось профдвижение. Сегодня мы услышали, что в Москве оно родилось на баррикадах. А вот в Петербурге одной из очень важных точек было собрание профлидеров на квартире у одного из до центов университета, что мне, как профессору, очень приятно.

Печатается по изданию: см. № 125 Библиографического указателя.

* Профсоюзы — глубоко народная организация Но главное в том, что в истории человечества есть идеи, которые могут зародиться даже в очень скромной обстановке, но им суждена огромная, долгая жизнь. И как бы ни хотелось нашим социальным оп понентам иного, я думаю, что идея профсоюзного движения не может умереть. В течение последних 15 лет обществу активно подбрасываются ангажированными олигархами СМИ мысли, что профсоюзы — это пе режиток социализма, некий атавизм, который должен уйти с обществен ной арены. Делается это вопреки мировому опыту развития, научному анализу и элементарному здравому смыслу.

Профсоюзы появились как одно из главных достижений культуры и цивилизации, как один из важнейших механизмов в развитии обще ственного производства и самого общества. Без профсоюзов не может быть построена процветающая экономика, без них не может нормально протекать и нравственная жизнь страны, поскольку центральная идея профдвижения — это идея справедливости. Профсоюзы будут жить столько, сколько в сердцах людей будет существовать идея честности, порядочности и справедливости. На мой взгляд, этот нравственный стер жень делает профсоюзную идею в истории человечества не менее зна чительной, чем, например, идею государственности или идею христиан ства. Такие идеи не умирают. Так что 100-летие профсоюзов, товарищи, мы должны рассматривать как юность нашего движения.

Несколько слов о 15-летии ФНПР. Мы — не просто независимая организация. За эти годы мы, по сути дела, отделились от государства, а в ряде отношений находимся в оппозиции по отношению к нему. И вот что интересно: при этом российские профсоюзы показали себя исключи тельно патриотической организацией! В отличие от наших оппонентов по социальному диалогу, мы не вывозим капитал за границу и не утаи ваем налоги. Мы вообще ничего не утаиваем и ничего не вывозим. Мы работаем на благо страны, на ее созидание. И что хорошо для профсою зов, то хорошо для России. Член профсоюза — это хороший гражданин.

И мы должны довести до общественного мнения мысль, что трудно быть хорошим гражданином, не будучи членом профсоюза.

Иногда бывает так, что отдельные наши надежды несбыточны. Но я уверен, что далеко не все. Раньше мы хотели в России построить социа лизм с «человеческим лицом», а в результате получили, к сожалению, ди кий капитализм с «лицом» временами просто зверским. И все же хочется верить в лучшее — хотя бы и в капитализм с «человекоподобным лицом».

И как минимум одна предпосылка для этого в нашем обществе сегодня есть — это профсоюзы. Между прочим, вне зависимости от того, какие «-измы» у нас в стране «правили», профсоюзы всегда были человечны на протяжении всего столетия нашего существования. И так будет всегда!

Именно с сознанием этого факта мы вступаем во второе столетие ис тории российских профсоюзов.

Раздел V ИЗ РАННИХ РАБОТ О КУЛЬТУРЕ ДИСКОТЕКА: КАПРИЗ МОДЫ ИЛИ ОБЪЕКТИВНАЯ ПОТРЕБНОСТЬ?* — Я горжусь, что в моем Дворце культуры нет дискотеки! — заявила директор одного из крупнейших в Ленинграде культурно-просветитель ных учреждений. Заявила во всеуслышание, без доли сомнений. Шло совещание по вопросам молодежного досуга, и кто-то из присутству ющих робко поинтересовался у опытного коллеги: а где же, мол, потан цевать ребятам?

— Танцевали под оркестр, пусть и дальше так танцуют. Что же ка сается дискотеки — так это мода, причем не наша и вдобавок вредная.

Как пришла, так и уйдет, — таков был ответ.

Перед нами квинтэссенция мнения, чрезвычайно распространенно го среди практиков. Вполне умышленно не называю имени упомяну того директора. Посвятив последние 5–6 лет изучению дискотек, бе русь утверждать: под подобной формулировкой готовы недрогнувшей рукой поставить подпись сотни культработников. Скептицизм заметен и в прессе. Взять хотя бы несколько названий статей: «Дискотека: шаг вперед или назад» («Алтайская правда», г. Барнаул), «Шаг назад: дис котечное обозрение» («Ленинская смена», г. Горький), «Танцы с бутыл кой» («Советская культура»), «Угар в стиле диско» («На смену», г. Сверд ловск), «Но что-то главное пропало: размышления по поводу эволюции дискотек» («Туркменская искра», г. Ашхабад), «Когда умолкнет диско тека» («Музыкальная жизнь») и т. д.

Может быть, и в самом деле мода что-то вроде мини-юбок или пари ков, носим-носим, да и бросим? Уже и статистика, похоже, «работает»

на эту точку зрения. Три-четыре года назад в стране было десять тысяч дискотек, сегодня только семь. А завтра?

Может быть, действительно, к тому же и «не наша», мода вредная?

А, стало быть, реакция на нее должна быть только одна — бороться.

С другой стороны, что первично и что вторично: практика или сужде ния практиков? Несомненно, успех распространения тех или иных форм организации досуга зависит в известной степени от позиций, занима Печатается по тексту статьи в журнале «Культурно-просветительная рабо * та» (1985): см. № 30 Библиографического указателя.

Дискотека: каприз моды или объективная потребность? емых организаторами. Так вот, дискотека ли виновата в отрицательном отношении к ней клубных работников, или их предубеждение заставляет пробуксовывать дискотеку? Согласитесь, здесь есть над чем подумать.

Итак, попробуем разобраться, что же это за явление — дискотека.

За отправную точку примем оценки ее противников.

Тезис первый: дискотека — это мода.

Под модой в данном случае подразумевают непрочную, мимолетную популярность, не имеющую глубоких корней в культуре. Логика рассуж дений примерно такова: «Раньше танцевали под духовой оркестр, за тем — под ВИА, сегодня — под магнитофон, завтра — еще под что-нибудь новенькое. По словам некоторых руководителей клубов, даже не извест но, чем к очередному танцевальному сезону запасаться;

то ли электроги тарами, то ли магнитофонами, а очень может быть, что и там-тамами…»

Не будем торопиться выражать сочувствие многотрудной судь бе клубных работников. Ведь они нередко получают от этой «не определенности» немалые удобства: раз речь идет о случайной моде, то вполне дозволено не принимать ее всерьез, игнорировать и пережи дать. В таком культучреждении дискотеки просто нет. Но возможен и вариант: если «мода» на дискотеку позволяет выполнять финансовый план, то в таком случае мода эксплуатируется своеобразно — работа с группой дискотеки над повышением идейно-художественного уров ня не ведется. Оформлять интерьер, совершенствовать материальную базу, накапливать фонотеку? Зачем? Мода-то на дискотеку скоро прой дет! Во «внутренние» дела дискотеки лучше не вмешиваться. Меньше ответственность. Если руководящие органы укажут, что дискотека пло ха — не задумываясь, без колебаний уволят существующий состав груп пы и пригласят другой. Заказать художнику афишу с броской шапкой «дискотека», вывести на «боевое дежурство» администраторов, вахте ров и, самое главное, кассира — вот и весь вклад руководства клуба в развитие новой формы организации досуга.

Плоды такого «стиля» ощущаются в последние годы повсеместно.

Энтузиасты, которых еще лет 5–6 назад было много, заинтересованные в развитии дискотеки, проявляющие творческое отношение к делу, схо дят со сцены. Их сменяют кочующие от площадки к площадке халтур щики, гоняющиеся за легкими заработками. Энтузиасты, ищущие, бес покойные, неудобны администрации. Халтурщики же их устраивают, ведь они не требуют ничего, кроме оплаты, не создают конфликтов, ра ботают как придется.

Неудобно лишь посетителю, который остро чувствует, кто сегодня у микрофона. Свое неудовольствие посетитель выражает самым есте ственным образом — перестает приходить в клуб. И чем меньше посе щаемость дискотеки, тем больше у директора клуба веры в свою про зорливость: «Смотрите, мода-то проходит!»

Разд ел V. Из ранних работ о культуре Падение моды на дискотеку не зарегистрировано на сегодня только в тех учреждениях, коллективы которых воспринимают организацию досуга молодежи как свое кровное дело. Но... руководитель клуба, иск ренне озабоченный делами дискотеки, нередко выглядит в глазах коллег Дон Кихотом XX века.

Не берусь судить об этом категорично, но, возможно, причина мно гих бед дискотеки — именно в сложившейся системе ответственности кадров за этот участок работы.

Да, увлечение дискотекой, стремительно охватившее молодежь, и в самом деле приняло форму моды. Но это не синоним случайности, мимолетности. Любая мода — особая форма массового поведения, одно из проявлений сложного механизма общественной психологии. Об этом нельзя забывать!

Современное научное знание позволяет утверждать: на какие явле ния налагается печать моды, а на какие — нет, диктует созревшая об щественная потребность. Художники-модельеры, например, добиваются успеха лишь тогда, когда предугадывают, каких изменений неосознанно хотят потребители. По выражению одного из известных специалистов в этой области Камела Сноу, «изменения моды носятся в воздухе, кото рым мы дышим, мода становится действительно модой, если художник держит палец на пульсе времени». Оказывается, что даже «легкомыслен ные» мини-юбки связаны с определенными социальными процессами.

Уйдет ли мода в прошлое или опять станет частью повседневно сти — зависит от динамики питающих ее общественных потребнос тей. Так вот, можно ли считать дискотеку мимолетной случайностью?

На этот вопрос может дать ответ только анализ причин, ее породивших.

На наш взгляд, данная форма организации досуга молодежи имеет серь езную социокультурную основу. Это становится очевидным, если вы явить связь дискотеки с одним из мощнейших процессов мирового раз вития — научно-технической революцией (НТР). Роль НТР примени тельно к дискотекам проявляется сразу в нескольких аспектах.

Во-первых, за последние десятилетия резко изменилась звуковая сре да обитания человека, стали иными ее ритм, пульс, дыхание. Невозмож но отрицать связь музыки (в том числе и тем более танцевальной) с окру жающим миром. Данное положение лучше всего ощущают композиторы.

Об этом немало говорили и писали в последнее время Р. Щедрин, Д. Тух манов, Э. Артемьев, А. Рыбников и др. Развитие музыки повлекло за со бой серьезные изменения в «технологии» их творчества. В основе таких изменений лежали опять-таки достижения НТР. Новая «технология» со чинения музыки неизбежно должна была вызвать к жизни дискотеки.

На этом моменте имеет смысл остановиться подробнее. Когда в 1966 году «Битлз» заявили о прекращении концертной деятельности, это было воспринято музыкальной общественностью и средствами мас Дискотека: каприз моды или объективная потребность? совой информации как гром среди ясного неба. Действительно загадоч но: группа в зените популярности, концерты проходят с огромным ус пехом и приносят баснословные барыши, «битломания», подогреваемая появлениями кумиров на публике, в полном разгаре и спада не предви дится... И вдруг — стоп коммерческая машина! «Впредь мы работаем только в студии звукозаписи, выпускаем пластинки. И никаких концер тов», — заявляют музыканты. Дело в том, что с развитием звукозаписыва ющей техники концертные версии песен «Битлз» стали значительно ус тупать записанным на пластинках. Только в тиши студий звукозаписи музыканты могли разрабатывать перспективные в художественном от ношении идеи, базировавшиеся на новых возможностях студийной тех ники. Техника стремительно шла навстречу самым смелым творческим фантазиям музыкантов. И «Битлз» решили полностью отдать себя ра боте в студии. Их примеру последовали тысячи подобных коллективов.

Ход событий диктовала логика творчества. Сегодня прочное место в музыкальном лексиконе занимают термины «студийная группа», «сту дийный композитор», «студийный исполнитель». Назовем, к примеру, соответственно группу «Зодиак», композитора Э. Артемьева и вокалис та Г. Трофимова.

Происшедшая эволюция придала совершенно иное значение грам пластинке. Если до 1960-х годов пластинка была копией живого исполне ния, причем копией обязательно худшей, то в последующий период вини ловый диск обретает статус самостоятельного произведения искусства.

Тезис второй: дискотека — это «не наше» явление, то есть при шедшее с Запада и органически чуждое нашему образу жизни.

Лично я в это поверить не могу. Да и как поверить, если в дискотеке мне доводилось танцевать еще лет 15 назад, в общежитии родного вуза, расположенном в тихом ленинградском переулке? Те студенческие ве чера еще дискотеками не назывались, но, по сути дела, ничем от сего дняшних не отличались. Конечно, мы, мальчишки и девчонки той поры, и представить не могли, что через семь лет в далеких Соединенных Шта тах начнется «лихорадка в стиле диско».

Между тем у менеджеров американского шоу-бизнеса было достаточ но веских причин для шумихи по поводу «новой» формы. До 1977 года дискотека на Западе существовала на правах бедной Золушки, привле кая в основном малоимущие слои населения. Содержание «живого»

оркестра в дансингах обходилось недешево, что отражалось на вход ных билетах и фильтровало публику. У дискотеки же сложилась устой чивая репутация дешевого, второразрядного развлечения. Однако на ступление грампластинки на живые группы приобретало все более четкие контуры. К середине 1970-х годов назрело заметное противоре чие между художественным и — что для шоу-бизнеса особо важно — коммерческим потенциалом дискотеки, с одной стороны, и нежеланием Разд ел V. Из ранних работ о культуре зажиточного обывателя их посещать — с другой. Вот и была спланиро вана заправилами индустрии развлечений и осуществлена средствами массовой информации беспрецедентная кампания с целью изменения социального статуса дискотеки, обстоятельно освещенная в свое время в советской печати. В итоге на Западе вокруг дискотеки на некоторый период сложился ореол места, где происходит что-то особенное.

Из этого, очевидно, не следует, что буржуазному обществу принад лежит какая-то монополия или авторское свидетельство на эту форму организации досуга. Хотя свой специфический вклад в ее «развитие»

там внесен безусловно.

На наш взгляд, сегодня в мире существуют две основные модели дискотеки, приблизительно одновременно сформировавшиеся в рамках различных социально-экономических формаций.

Одна из них — западная — призвана увести посетителя в иллю зорный, сказочный мир музыкального праздника в противовес непри глядной действительности мира реального. Эта модель имеет свой при знанный девиз “Shake your body!” — «Тряси свое тело!» (И, само со бой разумеется, ни о чем не думай.) Так дискотека стала одной из форм массовой культуры.

Иное дело — другая модель дискотеки, рожденная к жизни моло дежью социалистических стран. Казалось бы, те же технические сред ства, зачастую та же музыка. Но диаметрально противоположная в итоге ориентация личности посетителя. И у этой модели есть девиз. Он вы двинут самой молодежью, энтузиастами — создателями самодеятель ных дискотек: «Развлекая — просвещать и воспитывать». Рассматри вая систему ценностей досуга советского человека, один из ведущих специалистов в данной области профессор Э. В. Соколов выделяет от дых и движение, развлечение и игры, просвещение, творчество, созерца ние и праздник. Интересно, что дискотека потенциально может привно сить в нашу жизнь каждую из этих ценностей: танец является формой активной жизнедеятельности, снимающей психическое напряжение;

развлечение и просвещение посетителя осуществляются посредством программы мероприятия и в ходе межличностного общения юношей и девушек;

эстетическое созерцание — при восприятии музыки и видео ряда;

творчество — участием в деятельности актива дискотеки;

элемент праздничности вносится под влиянием мажорного содержания програм мы вечера, умножается естественной жизнерадостностью молодежи.

Такая комплексная форма представляет повышенную ценность в ус ловиях современных требований к бюджету времени молодого человека.

Следует подчеркнуть, что у развития этой модели дискотеки также есть свои движущие силы. Они коренятся в особенностях нашего об щественного строя и формируемой советским образом жизни коллекти вистской психологии советского человека.

Дискотека: каприз моды или объективная потребность? Нельзя пройти мимо инициативы, самодеятельности, проявляемых нашей молодежью при организации дискотек. А ведь инициатива, ин терес «снизу» — именно те формы назревших в обществе объективных потребностей, которые движут развитие клуба!

В 1983 году орловскими специалистами Н. Красиковой и И. Ка лашниковым был задан вопрос учащимся Орловского филиала МГИКа и Орловского железнодорожного техникума: «Попробуйте назвать глав ные причины, побуждающие вас посещать дискотеку». Ответы распре делились следующим образом:

— желание потанцевать — 61,54 %;

— возможность пообщаться со сверстниками — 41,03 %;

— возможность узнать что-то новое — 25,64 %;

— возможность познакомиться с парнем или девушкой — 20,51 %;

— желание послушать хорошую музыку — 19,23 %.

Аналогичны и итоги других исследований. Есть ли основания сказать, что какая-либо из названных потребностей является чуждой нашей моло дежи, советскому образу жизни? Конечно же, нет! Может быть, эти потреб ности не вписываются в круг функции клуба? Безусловно, вписываются.



Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 27 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.