авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 27 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ К 25-летию научной и педагогической деятельности в СПбГУП ...»

-- [ Страница 24 ] --

По сути, клуб имеет сегодня четкий социальный заказ от молодежной аудитории. Типичными являются ответы на вопрос: «Какой бы вы хоте ли видеть свою дискотеку?» жителей г. Кустаная, опубликованные в га зете «Ленинская смена»: «В ней обязательно должны быть танцы, ори гинальные номера, веселые конкурсы» (мед. работник, 19 лет), «Хочу в ней отдохнуть и обязательно узнать что-то новое» (техник, 20 лет).

«Интересно, а существует дискотека, в которой можно поговорить о по литике?» (студент, 20 лет). «Чуть совершеннее...» (служащий, 32 года).

«Хочу каждый вечер приходить сюда и знать — в дискотеке меня ждут друзья!» (химик, 23 года).

Атмосфера музыкальной стихии накладывает особый отпечаток на взаимодействие посетителей в дискотеке. В процессе общения, меж личностного контакта мобилизуются средствами музыки естественные для юности психические потенции: зрительная и интеллектуальная вос приимчивость, повышенная эмоциональность. Праздничная ситуация молодежного вечера, помноженная на эмоционально-психологическую атмосферу музыки, создает предпосылки для появления у посетителей особого чувства радости жизни, ощущения полноты бытия.

Таковы потенциальные возможности дискотеки молодежи социали стических стран. Согласитесь — они не вызывают никаких сомнений.

Но откуда же, почему появился… Тезис третий: дискотека вредна.

Надо заметить, что величина диапазона различий хороших и плохих дискотек при близком знакомстве приводит в изумление. А плохие дис котеки действительно вредны!

Разд ел V. Из ранних работ о культуре Года три назад автор этих строк побывал в Одессе. Вместе с одес ситкой — комсомольским работником мы отправились в «поход» по ме стам отдыха молодежи. Моя спутница ориентировалась великолепно.

Мы продвигались по Дерибасовской и прилегающим улицам, то и дело спускаясь по лесенкам куда-то вниз, под землю, на звуки музыки. Оказа лось, что по инициативе горкома комсомола дискотекам были отданы не сколько пустующих подвалов. Любопытная ситуация: метрах в пятиде сяти одна от другой, буквально через один дом, мирно сосуществовали две дискотеки, расстояние между которыми исчислялось, по существу, вовсе не метрами, а какими-то иными, пока не изобретенными единица ми измерения. Может быть, контраст оказался бы не таким разительным, приди мы в каждую из них с интервалом в неделю-другую. Но вот когда через несколько минут, как говорится, из двери в дверь… Первый подвал порадовал бы самого строгого критика. В зале ак куратные, интеллигентного вида и манер ребята. В первой части вече ра — встреча с психологом, толковые вопросы, остроумные ответы, ат мосфера живого контакта. Затем танцевальная часть, в которой ребята проявляли себя, я бы сказал даже, красиво.

Обстановка в следующей точке нашего маршрута: удивительнейшее и нелепое смешение «французского с нижегородским», только образ ца 1980-х годов. Видимо, завсегдатаям этого заведения взаправду каза лось, что они в западной дискотеке. Уж больно старательно эти мальчи ки и девочки имитировали состояние абсолютной свободы от принятых у нас норм поведения. Эта «свобода» сквозила в каждом танцевальном движении посетителей, читалась в пьяненьких выражениях лиц, крича ла расхристанностью одежды и лексикона реплик ведущего, казалось, витала в воздухе вместе с сигаретным дымом. «Заграница», «красивая жизнь» — видимо, такими представляли себе их ребята в меру собст венной глупости.

Эти дискотеки работали одновременно на одной и той же улице. Еще и еще раз возвращаясь мысленно к той ситуации, укрепляюсь в мнении:

дискотека сегодня стала именно тем оселком, на котором проверяется и оттачивается готовность культпросветчика к работе с молодежью...

Так готов ли клуб к встрече с молодым человеком?

Увы, практика на этот вопрос нередко дает отрицательный ответ.

К концу 1960-х годов под влиянием НТР существенно изменилось по ложение молодежи во всех промышленно развитых странах мира. Моло дежь сформировалась в относительно самостоятельную общественную группу, активно проявляющую себя не только в сфере учебы и произ водства, но и в досуговой деятельности.

Целый ряд тенденций, связанных с динамичным развитием социа лизма, как бы идет навстречу естественным устремлениям молодости.

Сегодня, как никогда, свободно и полно раскрываются в культурной жиз Дискотека: каприз моды или объективная потребность? ни общества возрастные особенности юношества. И не случайно так стремительны трансформации в досуге, не случайно на авансцену вы двигаются все новые и новые формы молодежной жизнедеятельности:

юная смена познает окружающую действительность, впитывает дыха ние современности, стремится проявить и утвердить себя в обществе.

Сегодня в культурно-просветительное учреждение приходит новый посетитель — молодежь 80-х годов XX века, образованная, широко и многосторонне информированная, остро ощущающая веяния жизни.

Эти ребята взрослеют в условиях развитого социализма. Налицо каче ственно, во многом принципиально новая для клуба обстановка, требу ющая от культпросветчиков специальных знаний и иного подхода. Увы, опыт минувших десятилетий здесь далеко не всегда применим.

Скажем прямо: готовность системы культурно-просветительной ра боты к этой новой ситуации оставляет желать много лучшего.

Видимо, в современных условиях проверка действенности и внед рение новых форм организации досуга должны вестись иными метода ми, чем это было раньше. Необходимы специальные механизмы государ ственного регулирования, предусматривающие широкое и своевремен ное привлечение соответствующих научных и методических сил.

Показательна история, происшедшая лет двадцать назад, когда сти хийно и повсеместно возникали молодежные кафе. Вокруг них велись жаркие споры. Но эта форма молодежного вечера долго оставалась без поддержки и в результате канула в Лету. Теперь же мы с сожалением вспоминаем, какое это было перспективное и многообещающее начина ние... В начале 1970-х в стране возникают дискотеки. К 1978–1979 годам они получают повсеместное распространение. Но только в 1984 году в структуре научно-методических центров народного творчества и куль турно-просветительной работы создаются отделы эстрадно-музыкаль ных коллективов и дискотек. Действуют эти отделы вразнобой и на ощупь. Да и как может быть иначе, если до сих пор нет даже строго на учного определения термина «дискотека»? Нет и принципиальной, ар гументированной оценки этого явления. На основе чего же строить на учную методику организации проведения дискотек?

Ну а пока молчит наука, клубные работники воспринимают соци ально-культурные потребности не более как проказы моды, требование работать с подрастающим поколением — как временную кампанию:

рожденные у нас, отвечающие насущным потребностям советской мо лодежи формы организации досуга считают чуждыми веяниями. А в это время рядом с нами подрастают мальчишки и девчонки, которым пред стоит взрослеть в 90-е годы ХХ и в начале ХXI века, иметь дело с ви деокино и прочими чудесами. Но жить вчерашним днем легче, проще, удобнее. И «куда они денутся, эти ребята — все равно придут к нам потанцевать» — вот логика рассуждений определенной категории Разд ел V. Из ранних работ о культуре руководителей клубов. Однако в последнее время оказалось, что мо гут прийти и не «к нам», что... деться есть куда, что потанцевать мож но и вне клубных стен, в доморощенной дискотеке, которая может быть и плоха, и хороша — все зависит от того, кто конкретно встанет у ее руля. Это путь первый.

Путь второй лежит в учреждения системы общепита. Вот типичный пример: по итогам паспортизации сезона 1981/82 года, в Орле насчиты валось 19 дискотек, через два года — 10, сегодня — 8, причем система тически работает только одна. И в этот же период резко возросла посе щаемость молодежью ресторанов и баров, где можно послушать музы ку, вкушая прелести крепких напитков. Функции клуба, таким образом, начинают выполнять заведения иного назначения.

Путь третий правильнее, пожалуй, назвать тропой. Причем извили стой. В печати появились первые сигналы о существовании «домашних»

дискотек, в которые оборотистые молодцы созывают ребят с улицы, пре доставляя «шикарный» сервис и взимая изрядную мзду.

Таковы альтернативы клубной дискотеки. Вот почему, задавая ра ботникам культуры вопрос: «Как у вас с дискотеками», я всякий раз ис пытываю тревогу. Вдруг ответят: «Все хорошо — у нас с ними покон чено»...

Покончив с дискотекой, с другими пользующимися популярностью формами молодежного досуга в стенах клубного учреждения, обеспе чив себе спокойную жизнь, клуб таким образом будет способствовать стихийному развитию всего того, что действительно с полным правом можно будет назвать не нашей, вредной модой. Ведь успех или неуспех любого нового дела зависит от позиции его организаторов.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИСКУССТВ В ДИСКОТЕКЕ* Вопросы синтеза художественных форм и восприятия искусств в дискотеке относятся к числу малоизученных и очень актуальных. Дис котека — новая форма организации досуга, сочетающая в себе обще ние, танец, слушание музыки, ознакомление присутствующих с ново стями и общими элементами музыкальной культуры, формирование об щественного мнения в связи с новыми явлениями в искусстве. Влияние программ дискотеки на формирование личности молодого человека не сомненно. Придание этому влиянию должной воспитательной направ ленности — важная практическая задача. Решение ее невозможно без анализа взаимодействия искусств в условиях дискотеки.

Какие виды искусства взаимодействуют в дискотеке? Чем обуслов лен их набор? Каков результат взаимодействия этих искусств? Можно ли программу дискотеки рассматривать как новый вид искусства? На сколько велик «удельный вес» творчества ведущего в составлении и про ведении программы? Каковы социальные функции дискотек и перспек тивы их развития в связи с изменениями в потребности досуга, с одной стороны, и в средствах хранения и воспроизведения художественной информации — с другой? Вот далеко не полный круг вопросов, требу ющих внимания исследователей.

Перечень искусств, используемых в дискотеке, весьма внушителен.

Но есть один вид искусства, занимающий в ней центральное место, — музыка, причем не любая, а вполне определенная молодежная танце вальная музыка, воспроизводимая с помощью фонограммы. Послед няя приобрела новый смысл в результате эволюции грампластинки от средства хранения информации к самостоятельному произведению ис кусства. С рождением новой звуковой техники произошли качествен ные изменения в композиторском творчестве. Появилась возможность преодоления исторически сложившегося разрыва между творчеством композитора, оперирующего письменно фиксируемыми нотными зна ками, и творчеством исполнителя, озвучивающего избранный для вос произведения оригинал.

Печатается по тексту сборника трудов ЛГИК им. Н. К. Крупской «Взаимо * действие форм культуры в духовной жизни общества» (1986): см. № 94 Библио графического указателя.

Разд ел V. Из ранних работ о культуре Оригинальность, новизна, самобытность произведений компози торов новой формации (Э. Артемьева, Д. Тухманова, А. Рыбникова, Ж. М. Жарра, А. Парсонза и др.) определяются кропотливой художе ственно-инженерной работой за микшерским пультом многоканально го магнитофона, у панелей управления синтезаторами. Развитие образа, экспрессия, сама музыкальная форма — все это возникает в большой степени за счет модуляции, окраски звука, манеры его подачи, разно образия тембров, то есть того, что остается за рамками нотной записи.

Встреча таких сочинений со слушателем происходит без посредничества исполнителя: они звучат так, как были задуманы композитором. Запи санная музыка приближается по степени самоценности к той, которая достигнута письменной литературой. Однако взамен исполнительско го посредничества в дискотеке возникает посредничество иного рода, близкое к дирижерскому. Творческую роль берет на себя ведущий дис котеки. В отличие от дирижера ему не приходится выступать координа тором ансамбля исполнителей. Но подобно дирижеру, ведущий коорди нирует процесс взаимодействия произведения с аудиторией. Улавливая ее настроение, воспринимая коллективные эмоции, он меняет громкость и длительность, а иногда и темп звучания произведения, комбинирует фонограммы, вводит дополнительные звуковые эффекты. Иногда такого рода деятельность попадает в разряд художественно-творческой. Пока зательна в этом плане работа одного из известных звукорежиссеров и ор ганизаторов звукозаписи Западной Европы Джорджио Мородера. В кон це 1970-х годов ведущие дискотек ФРГ обнаружили, что их посетителям недостаточно для танца стандартных трехминутных композиций. Войдя в ритм произведения, танцующие выражали желание слушать его доль ше, что побудило ведущих ставить одинаковые пластинки на два проиг рывателя и воспроизводить последовательно одну и ту же композицию дважды и даже трижды.

Мородер откликнулся на эту тенденцию созда нием удлиненных композиций специально для дискотек. Его примеру последовали и другие авторы дискомузыки. Продолжительность тан цевальных тем выросла в грамзаписи до 12–14 минут. Восторженную реакцию вызвал эксперимент ведущего одной из крупнейших дискотек Мюнхена, заключавшийся в одновременном воспроизведении записей разных песен, исполняемых популярными американскими мастерами эстрады Барбарой Стрейзанд и Нилом Даймондом. После этого оба ис полнителя были приглашены из США в Мюнхен для записи новой песни дуэтом. Творчество ведущего является некоторым смысловым аналогом той подстройки, которую производит музыкант или дирижер оркестра в ходе исполнения произведшая на основе индивидуального «ощущения публики». Вокруг музыки, составляющей основу художественной про граммы дискотеки, группируются другие виды искусств, образ которых мы начнем со словесного искусства ведущего.

Взаимодействие искусств в дискотеке Объем текста ведущего определяется величиной паузы, естествен ной с точки зрения физиологии танца, общей длительностью програм мы, долей «нетанцевальных» фрагментов, заполняемых речью. В рабо те дискотеки могут иметь место едва ли не все формы художественного творчества, которые реализуются в слове. Непосредственно на посети телей воздействует живое слово, при подготовке программы доминиру ет письменное. В работе крупных дискотек иногда принимает участие сценарист, но обычно текст пишет сам ведущий. Такое положение дела не случайно и определяется полуимпровизированным характером уст ного выступления ведущего. Функция посредника между зафиксиро ванным в записи музыкальным произведением и аудиторией требует от него особой гибкости, способности к мгновенной реакции на поведение публики. Серьезность этого требования связана с чрезвычайно широкой амплитудой реакции посетителей на происходящее в зале и на действия ведущего. Сценарист в программе не может заранее предсказать всех по воротов событий, на которые приходится реагировать ведущему. Сце нарий представляет собой лишь канву, по которой движется мероприя тие. Человек, не обладающий некоторыми сценарными навыками (пли интуицией), не способен выступать в качестве ведущего. Если же веду щий обладает соответствующими данными, ему не всегда нужен сцена рист. Проще писать текст «под себя», ориентируясь на свою индивиду альность и субъективное «ощущение» материала.

В целом текст ведущего выполняет две функции: информативную и художественную. В первом из этих аспектов выделяют 6 типов ком муникаторов (в зависимости от роли в коммуникативном процессе): пе реписчик, преобразователь, переработчик, переводчик, аналитик и пер вооткрыватель информации [1]. В различных дискотеках можно встре тить все типы, кроме первого, причем три последних осуществляют творческую переработку информации. Более того, автор текста может быть (и нередко бывает) создателем письменных литературных произ ведений — фрагментов или даже полного текста программы. Наиболее одаренные ведущие дискотек пишут стихи, скетчи, сказки, басни и т. д.

Энтузиасты увлекаются переводом текстов песен... Бесспорно, в этой области мы являемся свидетелями массового самодеятельного художе ственного творчества.

Но программа дискотеки может не писаться вовсе. В этом случае мы имеем дело с искусством устного словесного сочинения. В чистом виде таковое в дискотеке, однако, практически не встречается. Видимо, веду щий близок не столько к «фольклорному» литератору, сколько к конфе рансье, лектору, комментатору радио или телевидения. Комбинируя в ходе выступления как заранее заготовленные, так и спонтанно рожденные тек сты, сочетая художественные и «чисто» информационные материалы, ве дущий реализует определенный тип прикладного словесного искусства.

Разд ел V. Из ранних работ о культуре Впрочем, в отличие от сферы массовых коммуникаций, в дискотеке значительно весомее мимика, пластика и жест ведущего, который не прерывно подкрепляет ими свои словесные действия. Это сближает его работу с областью актерского творчества. В процессе проведения меро приятия ведущему редко приходится играть какие-то роли драматурги ческих персонажей (за исключением частного случая «дискотеатра»), однако каждый ведущий по-своему пытается решить художественную задачу создать в глазах посетителей некий «образ ведущего». В этом образе человек нередко выступает «от первого лица», высказывает свои личные взгляды, суждения, проявляет черты индивидуальности, делится впечатлениями и переживаниями. Но все это происходит лишь в рамках определенного «имиджа». Значительно чаше ведущему приходится де монстрировать те чувства, эмоции, «черты роли», которые не присущи его внутреннему состоянию, но диктуются статусом.

В отличие от предыдущих видов искусства актерская деятельность ведущего воспринимается посетителями по двум каналам — звуковому и музыкальному. Как это ни парадоксально, но доминирующая роль му зыки в дискотеке отнюдь не умаляет значения визуального воздействия на посетителя. Это обстоятельство связано со спецификой танцеваль ной музыки.

Интересна в этом плане дискуссия, развернувшаяся вокруг проблем цветомузыки: «Неужели восприятия людей нашего века столь приту пились, что их надо специально “обострять” присоединением к звуку цвета (даже если предположить доказанным, что такое обострение про исходит)? Музыка еще не стала трупом, чтобы ее понадобилось гальва низировать при помощи цвета. Наивно полагать, что присоединенный к музыке цвет “поможет” рядовому слушателю уловить самые тонкие нюансы музыкального “языка”, а популярность и сила эстетического чувства цвета делают музыку эмоционально более полной и убедитель ной, — цитирует В. Ванслов К. Леонтьева и далее продолжает полеми ку: — музыка не нуждается в такого рода подпорках… весьма пробле матичным, однако, является утверждение о том, что присоединенный к музыке цвет помогает, а не мешает слушать ее. Леонтьева не смущает обстоятельство, что многие люди любят слушать музыку с закрытыми глазами, в полумраке или при сумеречном освещении. Любят именно потому, что выключение зрительных впечатлений помогает целиком со средоточиться на самой музыке, а тем самым полностью освоить и пе режить ее» [2].

В данном случае В. Ванслов, безусловно, имеет в виду классиче ские монофункциональные разновидности музыки, сочетающие слож ность структуры с богатством нюансировки. При восприятии этой му зыки максимально выдвинут на авансцену, выражаясь словами М. Ка гана [3], духовный план в эмоциональной жизни человека. В нашем Взаимодействие искусств в дискотеке же случае танцевальная музыка мобилизует прежде всего психофизио логический план.

В этой ситуации действует закон сенсибильности, по которому при определенных условиях слуховые и зрительные впечатления даже не суммируются, а как бы умножаются. Это явление широко использует ся начиная с 1960-х годов в рок-музыке, а в последнее десятилетие — в дискотеках.

Здесь следует отметить одно принципиальное обстоятельство: если в дискотеках Западной Европы и США организаторов да отчасти и по сетителей устраивает превалирование физиологического плана восприя тия, то в нашей стране это не так. Стремление активизировать духов ный план восприятия внешних воздействий в процессе танца приводит к включению в программу разнообразного видеоматериала: слайдов, кинофрагментов, видеосюжетов. Это могут быть репродукции, произве дения искусства, хроникальные кадры и т. п. Элементы видеоряда могут иллюстрировать рассказ ведущего и звучащую музыку, комбинироваться с ним (например, по принципу контрапункта) и даже выходить на пер вый план, оставляя музыке функцию сопровождения.

История искусства знает немало примеров того, как синтез музыки и зрительных впечатлений становился закономерной художественной формой (театр, кино и т. п.). Во всех этих случаях синтез осуществлялся на основе какого-либо художественного целого, по отношению к кото рому знаковые и зрительные впечатления составляют как бы отдельные стороны. В музыкальном кино и музыкальном театре, как справедливо отмечает В. Ванслов, этот синтез осуществляется «через сюжетное дра матическое действие, которое их реально объединяет» [4]. Аналогична ситуация в рок-концертах, где музыка и свет объединены сценическим действием.

В программу дискотеки может быть заложена определенная дра матургия на основе какой-либо темы, сюжета пли центральных идей.

Но и без всего этого, по нашему мнению, может существовать специфи ческое для дискотеки художественное целое, объединяющее слуховые и зрительные впечатления. Это художественное целое воплощается в обра зе свободной одухотворенной коллективной жизнедеятельности людей, олицетворением которой, как нам думается, и является сама дискотека:

ведущий, посетители, визуальная и звуковая части программы, соответ ствующим образом организованная материальная среда и общие дейст вия, пронизанные коллективным чувством свободы и самовыражения.

Специфика этого действия лучше всего отражается словом «празд ник». Праздник в дискотеке направляется ведущим, а участвуют в нем все посетители. Он, конечно, отличается от праздника по случаю како го-то общезначимого события. Это вечер молодости, здоровой жизне радостности и естественного веселья юности.

Разд ел V. Из ранних работ о культуре Праздничная атмосфера создается слиянием всех видов искусств, представленных в дискотеке: эмоциональным воздействием музыки, звучащего слова, демонстрируемых изображений. Этот ряд дополня ется хореографическим искусством, архитектурой и декоративно-при кладным искусством.

Говоря о хореографии в дискотеке, следует различать танец в аудито рии (танцующие посетители) и танец как организованный элемент про граммы. С самых первых шагов дискотек на Западе их неотъемлемым «атрибутом» стали так называемые «гоу-гоу герлз» — девушки, профес сионально танцующие весь вечер на специальном возвышении. В зада чу этих демонстраторов не входит показ изящных, хореографических движений, каких-то сложившихся танцевальных рисунков — напротив, танец должен носить максимально «животную» форму, будоража и «за ражая» соответствующим образом посетителей. В советских дискотеках выступления с показом танцев носят диаметрально противоположную направленность, задавая эталоны хореографической культуры и воспи тывая высокий вкус. Конечно, такие фрагменты программы оживляют общее действие и призваны внести определенный вклад в формирова ние праздничного настроения аудитории, и этот вклад совсем иного по рядка, нежели эффект выступления «гоу-гоу герлз».

В дискотеках, где нет возможности по каким-либо причинам органи зовать показательное выступление танцоров, роль «хореографического лидера» нередко берет на себя все тот же ведущий, а иногда и техниче ская группа. Очевидно, что танцевальная культура аудитории в целом и ее воздействие на отдельных посетителей в значительной степени свя заны с демонстрируемыми в ходе программы образцами.

Что же касается разновидностей архитектонического творчества, вы делим здесь пиротехническое искусство, искусство динамической под светки и световой рекламы, дизайн и архитектуру.

Организуя совокупное воздействие всех упомянутых видов и разно видностей искусств, дискотека приближается к созданию новых слож ных сценических художественных структур. Можно ли, однако, утверж дать, что в дискотеке мы имеем дело с новым видом искусства, анало гичным, скажем, кинематографу или театру? М. С. Каган пишет, что ни цирк, ни эстрада, ни массовые зрелища под открытым небом не обла дают единообразным строением художественной ткани и не являются поэтому видами искусства... — во всех этих случаях мы имеем дело с объединением различных искусств, которое, однако, не приводит к “хи мической реакции их слияния воедино”» [5]. Мы не можем с этим пол ностью согласиться. И в дискотеке мы также видим не просто сумму искусств, но их синтез, пусть пока и несовершенный.

Практика убеждает, что сочетания различных искусств в дискоте ке могут быть и конгломеративными, и ансамблевыми, и органически Взаимодействие искусств в дискотеке ми, но эти сочетания не могут стать новой, качественно своеобразной и целостной художественной структурой в силу уникальности каждой программы (очень редки в реальной практике случаи, когда дискотека повторяет одну и ту же программу в идентичных условиях). Данное об стоятельство сдерживает разработку специфических художественных методов организации исходного художественного материала.

Углубление методологии синтеза искусств призвано содействовать повышению роли дискотек в формировании духовного облика совре менника.

Примечания 1. Петров Л. В. Массовая коммуникация и искусство : спецкурс. Л. : ЛГИТМиК, 1976. С. 34, 35.

2. Ванслов В. В. Изобразительное искусство и музыка. 2-е изд., доп. Л. : Ху дожник РСФСР, 1983. С. 160, 161.

3. Каган М. Морфология искусства. Л. : Искусство, 1972.

4. Ванслов В. В. Указ. соч. С. 187.

5. Каган М. Указ. соч. С. 235.

ОТКРЫТЬ ЛИ ДВЕРИ «МЕТАЛЛИСТАМ»?* Что происходит с молодежью? Что с нами самими происходит? Эти вопросы будоражат сегодня практиков культурно-просветительной ра боты, стоят в центре многочисленных дискуссий по проблемам пере стройки клуба.

Философы и педагоги говорят о социальных проблемах подраста ющего поколения. Газетные полосы и журнальные развороты пестрят доселе «непечатными» словами: «панки», «металлисты», «рокеры», «во лосатые», «хайлайфисты», «фанаты», «тусовки», — и это все про нашу молодежь?! Медики и юристы обсуждают пути борьбы с наркоманией.

Тележурналисты почтительно спрашивают: «Чего изволите?» — у юных субъектов неопределенного пола (не говоря уже о роде занятий). И это тоже «про нас»?!

Чуть ли не каждый месяц выходят все новые нормативные доку менты по работе с юношами и девушками в культурных центрах, кафе, любительских объединениях, дискотеках и т. д. С этими документами молодые люди, ранее оккупировавшие подворотни, скверы, чердаки, приходят в клубы, где хотят создавать рок-клубы, любительские объ единения по интересам.

И, кстати, уже создают! Более полутора лет работает в ленинград ском Дворце культуры железнодорожников клуб почитателей Аллы Пу гачевой «Айсберг». В нем собрались те девочки и мальчики, что ездили раньше по всей стране, пытаясь попасть на концерты знаменитой пе вицы, простаивали сутками у подъездов ее гостиниц, вызывая насмеш ки прохожих. Теперь они отремонтировали и оформили своими руками самое запущенное помещение на чердаке ДК, встречаются там, обме ниваются информацией, обсуждают репертуар своего кумира, готовят ся к визиту своего кумира в «Айсберг». Однако ребята утверждают, что творчеством Пугачевой их интерес к эстраде уже не ограничивается.

Что ж, и на том спасибо. Примерно аналогичным образом обстоят дела и в клубе «Верооко» — объединении поклонников В. Леонтьева, обос новавшемся на базе Дома культуры им. Володарского, и в клубе «Сек Печатается по тексту статьи в журнале «Культурно-просветительная рабо * та» (1987): см. № 31 Библиографического указателя.

Открыть ли двери «металлистам»? рет», организующем деятельность подростков на Петроградской сто роне. Любопытную картину можно увидеть в одном из ленинградских кафе. Оно предоставлено в распоряжение «металлистов» — ребят в ко жаных куртках и брюках, усеянных металлическими заклепками. У вхо да стоят дежурные-общественники, не менее «кожано-металлические», чем все прочие, и не впускают лиц в нетрезвом виде — у «металлистов»

«сухой закон», да и вообще порядок отменный.

Поток молодежной инициативы неоднороден, пестр, и в нем немало, мягко говоря, сомнительного. Выяснилось, к примеру, что инициаторами создания некоторых любительских объединений стали лица с уголовным прошлым и весьма вредной нынешней программой деятельности.

Как же дифференцировать этот бурный поток? Как и куда его напра вить? Какие интересы удовлетворять и развивать, какие начинания под держивать? Для всех ли молодежных инициатив открыть двери клуба?

Эти вопросы встают, естественно, не в связи с интереснейшими люби тельскими объединениями, где молодежь получает убедительные уроки творчества, самоуправления;

с театральными студиями и киностудиями, с клубами книголюбов и изобретателей. Речь идет о тех группах, ко мандах и тому подобном, что сформировались вокруг, на наш взгляд — взгляд взрослых, — «странных», «ненужных» увлечений молодых, вро де «металлистов» или поклонников брейк-данса.

Прежде чем искать ответы, необходимо пересмотреть традиционные привычные взгляды на молодежь. Назрела необходимость переосмысле ния применительно к нашей действительности таких понятий, как «мо лодежная субкультура» [1], «конфликт поколений», пересмотра пред ставлений о весьма существенных узлах механизма культурной преем ственности отцов и детей. Традиционная теоретическая модель данного механизма все чаще не выдерживает соприкосновения с реальностью.

К примеру, на протяжении приблизительно тридцати лет наименее дальновидные представители старшего поколения последовательно от рицают все новые и новые музыкальные увлечения молодежи (рок-н ролл, «Битлз», тяжелый рок и т. д.), упорно не приемлют появляющиеся формы досуговой самодеятельности юношества (концерты поп-музыки, дискотеки, фестивали брейк-данса). И всякий раз, выступая против нови нок, оказываются в итоге в глупейшем положении. Так как же — неуже ли продолжить по-прежнему противопоставлять Бетховена «Машине времени» и «Аквариуму», обвиняя молодых в бескультурье? Опыт пока зывает, результаты получаются при таком варианте обратные желаемым.

Так, может, наконец, признаем право на существование наряду с обще человеческими ценностями культуры еще и за ценностями групповы ми, возрастными. Признаем же возможность естественных различий во вкусах, обусловленных возрастом, принадлежностью к разным поколе ниям! Но не будет ли это «подкопом» под единство нашего общества?

Разд ел V. Из ранних работ о культуре Его общую культуру — единую для всех? Ведь до сих пор мы считали:

молодежная субкультура — удел капиталистического общества, у нас ее быть не может! А значит, вывод один: разогнать «металлистов» или ро керов, не пускать их под крышу учреждения культуры! Правда, сегодня уже на акции подобного рода клубные работники идти не решаются — еще, чего доброго, ретроградом прослывешь! Они поступают осмотри тельнее и избавляются от молодежи другими способами.

Пришли, скажем, любители тяжелого рока в один из мурманских ДК, высказали желание создать свое объединение, а их встречают вопросом:

«Какие группы будете слушать?» Ребята произносят несколько названий и слышат в ответ: «Эти группы запрещены. Вот, пожалуйста, список».

На этом диалог профессиональных культпросветчиков с посетителями заканчивается, и приблизительно полторы сотни молодых людей поки дают ДК, где снова воцаряется покой и тишина. Конечно, любительское объединение почитателей тяжелого рока в Мурманске действовать будет.

Но теперь уже — неформально, без какого-либо влияния организаторов досуга. Последние же, как и прежде, наверное, будут бодро рапортовать об успехах в работе с юношеством.

Нередки курьезы: в этих неведомо кем составляемых списках «за прещенных» групп подчас встречаются коллективы и исполнители, чье творчество пропагандирует Центральное телевидение и фирма «Мело дия». На моих глазах заместитель начальника Орловского областного управления культуры (теперь уже — бывший) распекал руководителей дискотек за воспроизведение в программе композиций группы «Дина мик», а в то же время по городу развешивались афиши, приглашавшие орловчан на концерт... «Динамика».

К счастью, подобные методы руководства уходят в прошлое. Их вре мя прошло. Очевидно, что перестройка всех сфер общественной жиз ни, происходящая в стране, предопределяет необходимость выработки иных позиций по вопросу взаимодействия клубных учреждений с мо лодежной аудиторией.

Общая платформа для конкретизации таких позиций очерчена до статочно четко в известных партийных документах последних лет, где обосновывается необходимость внимания к социальным проблемам мо лодежи, развития ее активности и самодеятельности, предоставления подрастающему поколению возможности утвердить себя в серьезных, ответственных делах, удовлетворения общественно значимых потреб ностей юношей и девушек.

К тому же возможность изучения и гласного обсуждения реальных процессов, протекающих в молодежной среде, позволяет нам сегодня значительно глубже, чем раньше, осмыслить многомерность самого по нятия «молодежь», вбирающего в себя удивительно широкий спектр «срезов» социальных пластов: от воинов-интернационалистов, проявив Открыть ли двери «металлистам»? ших массовый героизм в боях с врагами афганской революции, и наших молодых современников, выполнивших свой долг при ликвидации по следствий чернобыльской беды, до стай наркоманов, послуживших про тотипами персонажей айтматовской «Плахи». Мы с полным основанием гордились и гордимся нашими успехами в воспитании нового человека, человека социалистической формации. Однако нельзя больше игнори ровать и факты «выпадения» из общественной жизни значительных по численности групп молодежи. На это были веские причины: отступле ния от принципов социальной справедливости, разрыв между словом и делом, разгильдяйство и бесхозяйственность. Сыграло свою негатив ную роль все то, против чего ведут в настоящее время беспощадную борьбу коммунистическая партия, советский народ.

Дорогой ценой приходится платить за неумение и нежелание отли чать чуждые веяния от тенденций собственного развития, за попыт ки объяснять собственные просчеты «тлетворным влиянием Запада», за то, что порой мы просто отмахивались от кричащих больных проб лем, прикрываясь штампованным лозунгом «У нас такого нет и быть не может».

Молодежь является предметом особой заботы общества на протяже нии всей истории социалистического государства — буквально с первых дней советской власти. Но означает ли это неизменность взаимоотноше ний поколений, раз и навсегда заданную статичность общественного по ложения молодежи? Конечно же, нет. Заметные изменения произошли за три последних десятилетия, когда она выделилась в относительно само стоятельную общественную группу практически во всех индустриаль но развитых странах мира. Во второй половине XX века это произошло и в странах социализма, и в странах капитализма. Но причины, характер и последствия этого не совпадают радикально. Сходство исчерпывается в основном влиянием научно-технической революции: новыми требова ниями к содержанию и объему периода социализации человека, урбани зацией, развитием системы массовых коммуникаций.

В буржуазном обществе растет социальная и духовная автономия молодежи. Чем более образованными, развитыми становились юноши и девушки, тем заметнее разочаровывались они в существующих обще ственных отношениях и стремились к гуманистическому переустрой ству мира. Известно, что с конца 1950-х годов в сознании молодежи разных стран развитого капитализма начинают проступать и усили ваться общие черты. Протест юношества приобрел в итоге глобальный характер, обратился против всей господствующей культуры и стал пита тельной почвой развития молодежной контркультуры. Конфликт носил явно антагонистический характер.

Буржуазия внимательно изучала новые идеи, овладевшие подра стающим поколением, для того чтобы отобрать наиболее эффектные Разд ел V. Из ранних работ о культуре и безвредные из них, поднять таковые на щит и сделать объектом пуб личной распродажи. Итоговая концепция, выработанная буржуазными институтами для потребления юной аудиторией, уместилась в формули ровку: «Слушайте музыку, танцуйте, любите — вот смысл жизни!»

К этому времени средства массовых коммуникаций Запада имели на вооружении хорошо разработанную теорию формирования стереотипов, подкрепленную внушительной практикой: пропаганда должна «нащу пать такой центр, такой узел, привести в действие такой механизм под сознания, которые вызовут желаемый результат... При этом индивид мо жет иметь даже определенные убеждения, но все же действовать вопре ки им», — писал Ж. Эллюль в книге «Пропаганда» и далее продолжал:

«Не говорите людям прямо: “делайте так или иначе”, но подбирайте пси хологические приемы, которые вызовут соответствующую реакцию».

С помощью подобной технологии процесс перерождения молодежной контркультуры в буржуазную субкультуру был поставлен на индустри альную основу. В итоге в сознание западного обывателя удалось внед рить убеждение в том, что молодые люди в рамках мероприятий шоу бизнеса якобы обладают некоей духовной автономией, устанавливают более прогрессивные отношения, в корне отличающиеся от господству ющих в буржуазном обществе.

Одной из наиболее характерных черт буржуазной модели моло дежного досуга является вырождение иформационно-просветительского аспекта: мощнейшие технические средства служат в основном лишь для нагнетания определенной эмоционально-психологической атмосферы иллюзорного убежища от конфликтов реальной жизни. Развлекатель ный момент призван при этом оттеснить на задний план или даже пол ностью устранить столь свойственное молодым стремление к познанию действительности. Предприятие, штампующее индустриальными мето дами духовный облик, образ мышления и нормы поведения миллионов юношей и девушек на основе буржуазной массовой культуры, — таков современный молодежный клуб на Западе.

Советская молодежь, в отличие от своих западных сверстников, ищущих в сфере досуга изоляции от «общества взрослых», стремится к социальному единению со старшим поколением. Особую роль в этом плане играют сходные общественно значимые жизненные цели. Социа листическое общество обладает едиными в своей основе культурой, сис темой ценностей и эталоном образа жизни. Фундамент этой культуры, этих ценностей и этого образа жизни составляют марксистско-ленин ская идеология и социалистические общественные отношения. Одна ко такое фундаментальное единство не означает однообразия духовной и бытовой жизни общества. В едином широком русле все более полно удовлетворяются специфические культурные интересы различных ка тегорий населения, расцветают национальные культуры, воплощаются Открыть ли двери «металлистам»? в жизнь потребности демографических групп. Естественно, что куль турно-бытовая дифференциация в принципе не означает попытки од них категорий населения противопоставить себя другим. Нет, это поис ки своего лица в рамках содружества, утверждение общего через спе цифическое.

Не случайно развитие нашего общества вызывает к жизни, делает по пулярными все новые и новые формы молодежной инициативы. Иные из них не выдерживают проверки временем, другие, наоборот, проявляют устойчивость, третьи — сложным образом эволюционируют. И несом ненно, что в основе роста активности молодежи в сфере досуга лежит непрерывное усложнение процесса культурной преемственности поко лений. Оно заключается в том, что, во-первых, резко возрастает объ ем передаваемого новым поколениям духовного богатства. Во-вторых, массы молодежи соприкасаются сегодня с теми пластами культуры, что оставались недоступны ранее их отцам и дедам. В-третьих, современ ным поколениям молодых людей приходится вступать во «взрослую»

жизнь, принимать ответственнейшие решения по выбору профессии, спутника жизни, ценностных ориентиров и так далее в условиях, кото рые значительно отличаются от ситуаций тридцатилетней и даже пят надцатилетней давности. Перемены в производстве, психологии, уров не информированности значительно снижают в ряде аспектов ценность жизненного опыта старших поколений для современного юношества (разумеется, речь идет не о фундаментальных мировоззренческих по зициях и не об историческом опыте, бесценном для нашего народа).

Один из традиционных центров формирования человеческой лично сти — семья — отчасти уступает свои позиции компании сверстников.

В результате назревает общественная потребность в качественно новых формах социализации молодежи. Практика убеждает, что в качестве та ковых начинают выступать формы организации досуга.

Известно, что социализм создает основу для гармонизации интере сов общества и составляющих его групп, однако эта гармония не до стигается сама собой, автоматически. Исключительное значение при обретает при этом согласованность действий заинтересованных государ ственных и общественных институтов, соответствие методов их работы складывающимся ситуациям. Но вот именно здесь пока многое неблаго получно. Если называть вещи своими именами, то следует признать, что представители старших поколений, осуществлявшие руководство в раз личных звеньях органов культуры, долго создавали противоестественную конфликтную ситуацию во взаимоотношениях с юношеством, утверж дая на протяжении десятков лет весьма своеобразную «традицию» за прета едва ли не любых новых молодежных увлечений.

Думается, в определенных пределах конфликт поколений — дело ес тественное и для нашего общества. Конечно, в отличие от буржуазной Разд ел V. Из ранних работ о культуре системы, конфликт неантагонистический, возникающий в процессе пре одоления противоречий при движении общества вперед. Каждое новое поколение, выражаясь словами Маркса, «подвергает все сомнению», вы бирая для себя самое ценное из опыта предшественников и отбрасывая все ненужное, устаревшее. В этом — залог прогресса, общественного развития. Так нужно ли в данный, достаточно сложный сам по себе про цесс вносить дополнительную напряженность, устраивая баталии про тив новых танцев, ритмов, причесок, фасонов одежды?

По-видимому, следует согласиться с Ю. Щекочихиным, утверж дающим на страницах «Литературной газеты», что, воспитывая «на соблюдении галантерейно-парикмахерского режима, мы можем про играть по-крупному». Опыт показал, что и в наших условиях досуго вое объединение молодежи, имеющее в общем-то естественные черты «молодежной субкультуры», будучи «загнанным» в подворотни, может трансформироваться в ореоле запретности в нечто совершенно уродли вое, претендовать на сомнительные «лавры» контркультуры. И наобо рот: стоит только проявить к подростковой ватаге искренний интерес, начать серьезный диалог — ситуация меняется в лучшую сторону. Так это произошло в Ленинградском рок-клубе, где многолетняя и кропот ливая работа с весьма сложной категорией самодеятельных музыкантов начинает давать неплохие всходы. В стенах рок-клуба выросли такие составы, как «Секрет», «Аквариум», «Мануфактура», «Пикник», «Ди лижанс» и др. Некоторые из них уже работают профессионально в госу дарственных концертных организациях, записывают свои произведения на студии «Мелодия».

С другой стороны, недопустимо заигрывание с идейно незрелой, а иногда и просто разложившейся частью молодежи. Этот перегиб, на мой взгляд, имеет место в последние месяцы в отдельных телевизион ных программах и некоторых массовых клубных мероприятиях. Вряд ли целесообразно интервьюировать наркомана на глазах миллионов те лезрителей или приглашать его поработать в любительском объедине нии — для подобных элементов существуют специализированные го сударственные учреждения иного рода с соответствующими методами работы.

Безусловно, дифференцированный подход к интересам юношества, вовлечение в орбиту клуба неформальных досуговых объединений моло дежи требует от культпросветчика определенных знаний и подготовки.

Но кадров необходимой квалификации пока явно недостаточно. В связи с этим обнадеживает опыт ленинградского региона, где складываются отношения серьезного делового партнерства между культурно-просве тительными учреждениями и комсомолом. Если первые обладают солид ной материальной базой, профессиональным опытом «традиционной»

организации досуга, то вторые чутко реагируют на новые культурные Открыть ли двери «металлистам»? запросы юношей и девушек, ориентируются в характере, общественной значимости этих запросов. Весьма интересны первые результаты пере стройки работы ленинградских обкома и горкома ВЛКСМ, широко от крывших в прямом и переносном смысле свои двери для молодежных инициатив: появление клубов «Айсберг», «Верооко», «Секрет» и ряда других — прямая заслуга ленинградского комсомола, выступившего за интересованным, деятельным посредником в контактах неформальных групп подростков с руководителями клубных учреждений.

В комсомольских организациях страны активно дискутируется во прос о необходимости предоставления союзу молодежи материальной базы и финансовых прав для организации досуга. Думается все же, что создание «параллельных» структур для решения одних и тех же задач — путь не самый оптимальный. Значительно перспективнее, вероятно, объ единение усилий различных ведомств. По существу, основы такого объединения уже заложены целым рядом новых нормативных докумен тов, в первую очередь — по работе культурно-спортивных комплексов и молодежных культурных центров. Однако слишком многие конкрет ные аспекты такого сотрудничества пока не ясны.

Анализ сложившейся ситуации показывает, что в настоящее время мы находимся в точке отсчета нового этапа культурно-просветитель ной работы с молодежью. Очевидно, назрела необходимость проведе ния всесоюзного совещания по проблемам организации молодежного досуга. Наше общество располагает на сегодня достаточными возможно стями для удовлетворения социально значимых потребностей молодого современника. Нужно только умело ими распорядиться.

Примечания 1. Субкультура — совокупность специфических черт культуры, свойствен ных какой-либо группе общества. Являясь частью общей культуры, субкуль тура содержит отличительные признаки, играющие определенную роль в объ единении данной группы людей.

МУЗЫКА И МОЛОДЕЖЬ* Хотя книга сохраняет большую притягательную силу, популярность слушания музыки во всех развитых странах растет гораздо быстрее. Это особенно характерно для 14– 17-летних... Художественная литература, театр, кино — важнейшие средства самопознания, мировоззренческого и нравственного самоопределения личности. Но все-таки самое «юношеское» искусство — музыка...

И. С. Кон [1] КАКОВО МЕСТО МУЗЫКИ В СИСТЕМЕ ЦЕННОСТЕЙ ПОДРАСТАЮЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ?

Живой интерес молодежи к музыке — факт общеизвестный. И все же, каково конкретно место музыки в системе ценностей подрастающе го поколения? В последнее время этот вопрос привлекает все большее внимание ученых и практиков, профессионально причастных к воспи танию юношества. Изучался он и в ходе масштабного социологическо го исследования музыкальных интересов молодежи Орловской области, проведенного в 1985 году по заданию ЦК ВЛКСМ группой ленинградс ких специалистов [2]. Орловский регион был выбран как один из типич ных для Российской Федерации в плане качественного состава молоде жи, общей социальной инфраструктуры, системы учреждений культу ры и искусства. 500 молодых жителей г. Орла и области, среди которых различные социальные и возрастные категории были представлены про порционально общему соотношению в регионе, ответили среди прочих и на такой вопрос анкеты: «Какие сферы вашей жизнедеятельности наи более значимы для вас?»

Оказалось, что значительный интерес проявляют к следующим ви дам досуга:

% опрошенных 1. Туризм, поездки на природу — 82, 2. Чтение художественной литературы — 77, 3. Восприятие теле- и радиопередач — 74, 4. Посещение баров, ресторанов, кафе — 73, Фрагмент из брошюры общества «Знание» (1988). Печатается по изданию:

* см. № 4 Библиографического указателя.

Музыка и молодежь 5. Прослушивание пластинок и магнитозаписей — 66, 6. Посещение кинотеатров — 61, 7. Занятия спортом — 61, 8. Посещение театров, концертов — 50, 9. Посещение спортивных зрелищ — 46, 10. Посещение дискотек, танцевальных залов — 44, 11. Любительские увлечения — 43, 12. Занятия художественной самодеятельностью — 30, Обращает на себя внимание то обстоятельство, что из 12 видов до суга, интересующих молодежь в наибольшей степени, 5 тесно связа ны с восприятием музыки. В явном виде это прослушивание пластинок и магнитозаписей, посещение концертов, дискотек и танцевальных за лов. Высокое внимание к теле- и радиопередачам также было сущест венно связано с интересом к музыке: телепрограммы «Песня–85», «Утренняя почта» смотрели 98 % опрошенных (регулярно — 89 %);

пе редачи цикла «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады» — 96 % участ ников опроса (регулярно — 80 %). Подобна, хотя и менее дифференци рованна, избирательность прослушивания радиопередач. Как удалось установить в ходе исследований, большое внимание, уделяемое моло дыми орловчанами барам, ресторанам, кафе, также сопряжено с музы кальными интересами.

Имеет смысл подчеркнуть, что приведенные данные говорят не о ре альных затратах времени юношей и девушек на те или иные виды про ведения свободного времени, а о неком «ореоле значимости», престиже названных занятий. Скажем, человек может мало читать и вовсе не зани маться художественной самодеятельностью, но назвать при опросе эти виды значимыми. В этой связи результаты опросов обычно уточняются с применением некоторых специальных приемов. К примеру, социоло ги Л. Н. Жилина и Н. Т. Фролова однажды попросили московских стар шеклассников перечислить вещи, которые они хотели бы приобрести и которые им представляются необходимыми. Школьники поставили на первое место магнитофон (41,5 %), на второе — гитару или электро гитару (11,5 %). Если добавить к этому, что были названы и другие му зыкальные инструменты (6 %) и транзисторы (3 %), то получится, что «музыкальные предметы» составляют почти две трети всех юношеских «вещных желаний» [3].


Хотя с момента опроса прошло уже по нынешним меркам немало времени, вряд ли этот «музыкальный интерес» сегодня понизился. По добные результаты полностью совпадают с наблюдениями педагогов, родителей, работников концертных организаций и системы средств мас совой информации (в частности, известно, что читательская почта, вы званная публикациями о музыке, составляет нередко свыше 50 % об щей корреспонденции молодежных газет). Несомненно, роль музыки Разд ел V. Из ранних работ о культуре в жизнедеятельности современной молодежи с полным основанием мо жет быть названа особой. Однако взрослую часть общества это не очень радует. И если оттеснение на второй план грампластинкой и магнито фонной записью традиционно ведущего источника духовного обогаще ния личности — книги — внушает некоторое беспокойство, то качество самого «юношеского» искусства вызывает нередко откровенную трево гу. Видимо, если бы молодые люди предпочитали Льву Толстому Чай ковского, особой озабоченности это бы не вызвало. Чем же обусловле на тревога?

ЧТО СЛУШАЕТ МОЛОДЕЖЬ Широко распространенная точка зрения гласит, что чуть ли не вся молодежь обожает рок. Однако это не совсем так. Общая картина попу лярности музыки в молодежной среде завуалирована несколькими об стоятельствами. Существуют основания полагать, что с рок-музыкой связаны интересы наиболее активной (и наиболее активно проявляющей свои симпатии) части юношей и девушек.

Кроме того, как справедливо отмечает эстонский социолог Н. П. Мей нерт, значительная часть молодежи «не в состоянии разграничить поп-, рок-, легкую музыку»: «Рок-музыка оказывается в некой двойственной ситуации. С одной стороны, ее популярность (как термина) вроде бы неоспорима, но в конкретном преломлении она распадается на группы молодых людей, сориентированных на разные модификации рока. Од нозначно доминирует (не в названии, а по сути) совсем не рок, а шля гер» [4].

И наконец, общественность практически лишена сколь-нибудь досто верных источников информации о реальном статистическом распределе нии музыкальных пристрастий населения. Опросы, проводимые ТАСС в последнее время в различных городах страны, фиксируют лишь попу лярность пластинок фирмы «Мелодия» (слово «лишь» уместно в данном контексте потому, что, как известно, номенклатура и тиражи пластинок «Мелодии» далеко не в полной мере отражают существующий спрос).

Парады популярности «Комсомольской правды», «Московского комсо мольца», ленинградской «Смены», минской газеты «Знамя юности» и других молодежных газет, формируемые по письмам читателей, также не могут являться надежными ориентирами. В известные времена эти подборки изначально задумывались таким образом, чтобы невозможно было сравнить популярность советской и зарубежной музыки, класси ческих и новых сочинений, официально признанных и «подпольных»

исполнителей и т. д. Соблюдение такого правила было условием появ ления парада популярности на страницах газеты. С другой стороны, письма читателей, как известно из многолетнего опыта развития систе мы средств массовой информации, неадекватно отражают мнения всей Музыка и молодежь читательской массы, не говоря уже о мнениях людей, не читающих дан ную газету. В результате нетипичность «высчитанного» газетой мнения для всей молодежи иногда столь очевидна, что журналисты вынужде ны «подправлять» итоги. Нередко корректировка производится по «вос питательно-пропагандистским» мотивам, из нежелания прогневать на чальство и т. д., как это имело место, например, в ленинградской газе те «Смена» за 17 января 1988 года, где В. Леонтьев был искусственно «опущен» на второе место, а популярнейшая группа «Алиса» (чей лидер К. Кинчев «отличился» несколькими месяцами ранее шумным сканда лом) была и вовсе «изъята», проигнорирована.

В ходе орловского исследования предпринималась попытка выявить реальную популярность различных композиторов, музыкальных коллек тивов и исполнителей. Вот как распределилось внимание к деятельно сти первого десятка лидеров:

% опрошенных 1. А. Пугачева 2. «Земляне» 3. Ю. Антонов 4. В. Леонтьев 5. А. Челентано 35, 6. С. Ротару 7. Аль Бано и Ромина Пауэр 27, 8. Т. Кутуньо 26, 9. «Верасы» 23, 10. М. Боярский За ними следовали в порядке убывания популярности:

11–12. А. Вески 11–12. «Машина времени»

13. Д. Моранди (Италия) 14. «Динамик»

15–16. «Альфа»

15–16. Пупо (Италия) 17. «Спейс» (Франция) 18. Б. Окуджава 19. «Арабески» (ФРГ) 20. В. Высоцкий 21. Р. Паулс 22. «Песняры»

23. «Карнавал»

24–26. «Рикки-э-Повери» (Италия) 24–26. «Неотон» (Венгрия) Разд ел V. Из ранних работ о культуре 24–26. «Сикрет сервис» (Швеция) 27. «Примус»

28. «Веселые ребята»

29–31. В. Толкунова 29–31. Л. Лещенко 29–31. Т. и С. Никитины 32. «АББА» (Швеция) 33. Р. Карра (Италия) 34. «Синяя птица»

35. «Битлз» (Англия) 36–40. И. Кобзон 36–40. Ж. Бичевская 36–40. Р. Фольи (Италия) 36–40. «Смоки» (Англия) 40. «Кисс» (США) Безусловно, в 1980 или 1990 годах эти таблицы выглядели бы не сколько иначе. Кое-кто из лидеров поменялся бы местами, кое-где фи гурировали бы иные имена. Но некоторые принципиальные моменты пока остаются и, видимо, будут оставаться неизменными.

Нетрудно заметить едва ли не полнее отсутствие интереса молодежи к академическим музыкальным жанрам: оперетте, джазу. Народная (в тра диционном понимании) песня представлена в вышеприведенном пере чне только обработками Ж. Бичевской (36–40-е места). Среди названных 40 самых популярных исполнителей, коллективов, композиторов пол ностью отсутствует классика советской эстрады. Да и не только совет ской. Всего лишь одна позиция списка (группа «Битлз» — 35-е место) занята коллективом, переставшим создавать музыкальные произведе ния до 1980 года. Ни один композитор, исполнитель или коллектив, закончивший работу до 1970 года, не вызывает массового интереса.

Объяснение этих фактов можно было бы поискать в недостатках му зыкального образования и слабости пропагандистской деятельности сис темы массовой информации, филармонических организаций, системы культурно-просветительной работы, как это склонны делать многие. Ра зумеется, факторы образования и пропаганды чрезвычайно важны, хотя и не вполне решающи (этот вопрос требует особого рассмотрения).

Имеет смысл зафиксировать внимание и еще на одной интересной особенности массовых музыкальных пристрастий молодежи — на их не ожиданном совпадении (в среднем) с интересами взрослых поколений слушателей. К сожалению, сколь-нибудь обстоятельные статистические исследования в последние годы не проводились (или, по крайней мере, они не получили известности). И все же, по разным данным, можно с до статочно большой долей уверенности предположить, что первая десятка Музыка и молодежь композиторов, исполнителей и коллективов, популярнейших в 1985 году у слушателей в возрасте до 40–45 лет, мало отличалась бы от вышепри веденной. Иное дело следующие 30 позиций, собирающие менее 20 % голосов каждая. Здесь больше сказываются индивидуальные различия вкусов и могли бы быть более существенными перемены.

Можно заключить, что специфически молодежными музыкальны ми увлечениями охвачена сравнительно небольшая, но очень заметная в обществе часть современного юношества. Данные орловского иссле дования в этом плане свидетельствует о том же результате, к которому приходит Н. П. Мейнерт на основе опросов молодежи в Эстонии: «...хотя на словах речь идет о симпатии к рок-музыке, предпочтение отдается по большей части исполнителям, которых условно можно назвать эст радными, тем, кто поет песни-шлягеры, рассчитанные на самую разную аудиторию и не относящиеся к конкретным направлениям в рок-музыке (“хэви метал”, “новая волна”, панк и т. д.)».

Из этого не вытекает, однако, что увлечением роком следует прене бречь. Напротив, оно заслуживает самого пристального внимания мини мум по трем причинам. Во-первых, не исключено, что нынешнее мень шинство при каких-то условиях может превратиться в большинство не далее как завтра. Во-вторых, уже сегодня влияние новых музыкаль ных направлений на фундаментальные процессы культурного разви тия настолько очевидно, что просто взывает к изучению и осмыслению.

И в-третьих, относительно малочисленная доля поклонников «невзрос лой» музыки составляет, судя по всему, миллионы людей. И музыкаль ные интересы этих миллионов воспринимаются частью общественно сти как симптомы неблагополучия, признаки некой не очень понятной, но весьма опасной болезни, грозящей «заразить» всю нашу молодежь.

«МОЛОДЕЖНАЯ МУЗЫКА»: ИГРА СЛОВ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Как же назвать «спорную зону» музыкальных увлечений молодежи, то, что не признано зрелой частью общества, но вызывает восторг юно шей и девушек? Термина, однозначно удовлетворяющего всех, пока не найдено. Понятие «современная музыка» вызывает серьезные возра жения специалистов, обращающих внимание на известную современ ность классики, произведений академических и других жанров. Термин «поп-музыка» слишком широк, включает и массовые, всевозрастные увлечения. Современная эстрада в понимании одних тождественна поп музыке, в понимании других — своего рода антитеза року. Модное слово «рок» оказывается слишком узким, совсем недавно (в конце 70-х) спе цифически молодежным считался стиль диско, совсем давно (в начале 50-х) — танцевальная ветвь джаза, именуемая «ритм-энд-блюз».


Между тем все чаще первоначально в бытовом, а затем и в про фессиональном лексиконе встречается термин «молодежная музыка».

Разд ел V. Из ранних работ о культуре Появившись сравнительно недавно, он стремительно вошел в обиход и тут же встретил резкое неприятие. В основе возражений — разнопла новые мотивы.

В частности, существуют опасения, что употребление данного слово сочетания будет способствовать ограничению кругозора подрастающих поколений. «Странная это терминология, заведомо отвлекающая музы кально неподготовленную молодежь и от классики, и от серьезной му зыки вообще. Получается: все, на чем нет этого модного ярлыка — “мо лодежная музыка”, уже не для молодежи» [5], — говорит Андрей Пет ров на страницах «Правды». Это взгляд «снаружи», характерный для профессионалов, не вовлеченных в сферу специфических музыкальных интересов юношества. Любопытно, что с их высказываниями солидари зируются голоса, звучащие «из» этой сферы. Правда, здесь играют роль совсем иные опасения, а именно: любимые музыкальные явления не по лучат высокой оценки по шкале художественных ценностей взрослых:

«Энергию рок-н-ролла на Западе назвали контркультурой. Порой звали мягче — молодежной культурой. Снисходительной фамильярностью пытались не придать явлению сколько-нибудь серьезного значения, а за одно усластить-умаслить дикого зверька. Некоторые не верили в моло дежную культуру. Не бывает культуры вообще или культуры молодеж ной. Она или есть, или ее нет, третьего не дано» [6].

Еще одним основанием для неприятия термина служит его жанро вая размытость — то, что в разные времена молодежь увлекалась раз ной музыкой. К тому же весьма разнородны и музыкальные интересы молодежи одного поколения.

Важными наблюдениями в этом плане делится на страницах жур нала «Театр» известный музыкант Алексей Козлов: «Если мы говорим о “хэви метал”, то 25 лет — это старик, он презирает этот стиль как не что несерьезное. Если мы говорим о “новой волне” или об “арт-роке”, то 25 лет — молодежь, а 15 — еще ребенок, как считают поклонники этого направления, он еще не дорос, он не способен понять “подтексты” этой музыки. Если мы говорим о песнях “Битлз”, то 45 лет — молодежь.

О рок-н-ролле: и 45 и 50 — просто юнцы! Это их музыка, они живут ею до сих пор... Оставим возраст в покое, вспомним, насколько наша молодежь неоднородна в социальном плане. “Хэви металлисты” — это пэтэушники, молодые рабочие, школьники восьмых–девятых классов, особенно выходцы из семей малокультурных, часто неблагополучных.

Но есть другая группа молодежи — наоборот, “элита”, благополучные детишки. Вкусы этой молодежи абсолютно соответствуют ее достатку:

“итальяно”, диско, “легкая” эстрада, иногда рок-н-ролл. Далее. “Интел лигентная” молодежь: студенты, десятиклассники столичных школ, мо лодые специалисты, квалифицированные рабочие. Они активно интере суются культурой вообще, неплохо знают ее историю. Хорошо ориенти Музыка и молодежь руются не только в поп-музыке, но и в музыкальной классике, в театре, кино. У них принципиально иное, чем у других групп молодых людей, отношение к року, свои пристрастия и свои кумиры. Теперь военнослу жащие. Тоже огромная по численности и совершенно особая с точки зрения музыкальных вкусов социальная группа. Но есть и другие спо собы классификации. Вот, скажем, если брать за основу разделения на ционально-географический критерий. Немаловажно и просто половое разделение: “мальчики” и “девочки” в зале — две самостоятельные ауди тории, ясно различающиеся типом восприятия музыки. Потом сущест вует важное различие людей по их внутренней “энергетике”. Любители разных стилей разделяются в зависимости от психодинамических ка честв. Итак, говорить о молодежной музыке как о каком-то едином яв лении бессмысленно» [7].

Самое удивительное, что столь серьезные и аргументированные воз ражения нисколько не препятствуют дальнейшему распространению спорного термина в повседневном обиходе. И это позволяет предполо жить наличие некоторых общих свойств у весьма разноплановых музы кальных произведений.

А. Козлов очень точно описывает различия в отношении к музыке разных категорий молодежи, перед которой ему приходится выступать.

Но есть, видимо, и немало общего в восприятии музыки той же мо лодежью. Это прекрасно чувствуют многие композиторы, подчеркива ющие специфику молодежного восприятия. «Часто спрашивают — существует ли музыка, специально предназначенная для молодежи?

Конечно, у молодых людей особый темперамент, обусловленный и воз растом, и эмоциональным настроем. Годы есть годы»,— утверждает Оскар Фельцман [8]. «Аудитория на рок-концертах слушает музыку по несколько иным законам восприятия, эмоционально по-другому... раз витие идет, скорее, по законам эмоционального воздействия на слуша теля, нежели по законам развития и создания законченной музыкальной формы. Это музыка молодежная, ее стиль подразумевает сильное эмо циональное воздействие. И соответствующее восприятие, все то, что и биологически свойственно молодости, — энергию, задор, озорство, заряд нерастраченных сил... Звучание хорошей рок-музыки — это ес тественное звучание молодости» [9], — спорит с самим собой Андрей Петров. А вот как объясняет на страницах журнала «Советская музы ка» ожесточенность дискуссий вокруг массовых музыкальных жанров Г. Шохман: «Может быть, впервые мы сталкиваемся с искусством, ко торое сознательно, подчас даже вызывающе-декларативно адресуется именно и исключительно к молодежи, эксплуатируя известную во все времена ее физиологически-возрастную склонность тяготеть ко всяко го рода крайностям. Этим объясняется многое. И кричащая резкость, с которой здесь проявляются негативные черты, в той или иной степени Разд ел V. Из ранних работ о культуре свойственные вообще массово-развлекательным жанрам. И с другой стороны — обостренно нервная реакция общественности, закономерно обеспокоенной состоянием нравственно-эстетического здоровья иду щих на смену поколений» [10].

Думается, как А. Козлов, так и О. Фельцман, А. Петров, Г. Шохман говорят о едином в ряде отношений, но внутренне дифференцирован ном явлении. Только первый автор сосредоточивает внимание на внут ренней дифференциации, а последующие — на некоторых общих осно вах. И выявить сущность понятия «молодежная музыка» можно, лишь установив, что собой представляет на современном этапе общественно го развития сама молодежь. При этом общий угол зрения на взаимодей ствие музыки и молодежи, очевидно, должен определяться марксовым пониманием искусства как специфического продукта и определенной формы социальной жизни, а вместе с тем ее же формирующей и оформ ляющей силы.

Примечания 1. Кон И. С. Психология старшеклассника : пособие для учителей. М., 1980.

С. 154, 160.

2. В состав группы входили: А. С. Запесоцкий, Б. В. Периль, С. В. Пучков.

3. См.: Кон И. С. Указ. соч. С. 160.

4. Музыкальная жизнь. 1987. № 11. С. 23.

5. Петров А. Дорога к миру музыки // Правда. 1986. 20 окт. См. также: Сауль ский Ю. Молодежи — весь спектр духовных ценностей // Музыкальная жизнь.

1987. № 16;

Таривердиев М. Музыка, ТВ и мы // Известия. 1985. 25 июля;

Грам пластинка и молодежь / подг. М. Березина // Мелодия. 1987. № 3. С. 48.

6. Театральная жизнь. 1987. № 12. С. 31.

7. Театр. 1987. № 5. С. 162–163.

8. Советская культура. 1984. 4 сент.

9. Ровесник. 1984. № 9. С. 19.

10. Советская музыка. 1985. № 6. С. 56.

ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ В КУЛЬТУРЕ МОЛОДЕЖИ* Сегодня, в период перестройки жизни страны, когда исключительно важно «дать юношам и девушкам простор для самостоятельности, из бавить их от мелочной опеки и надзора» [1], вопросы традиций и нова ций в культуре приобретают особое практическое значение: их изуче ние призвано способствовать социализации подрастающих поколений, активному включению новых членов общества в процессы культурно го развития.

Концепция культуры молодежи содержит немало «белых» пятен [2].

До последнего времени научное осмысление животрепещущих проблем молодежи искусственно сдерживалось, широкие круги общественно сти неверно информировались о проблемах молодежи. Не случайны, к примеру, заблуждения известных, уважаемых в народе писателей — Ю. Бондарева, В. Белова, В. Распутина, высказанные на страницах га зеты «Правда»: «...разглагольствования, льстивые слова об особой, так называемой молодежной культуре пропитаны демагогией» [3]. Однако ныне подобные взгляды не могут не встречать решительных и справед ливых возражений со стороны обществоведов: «В рамках общей нацио нальной или многонациональной культуры всякого сложного общества всегда имеются какие-то частные, специфические субкультуры, выража ющие особенности интересов и стиля жизни тех или иных социальных групп и слоев населения. Имеет свою субкультуру (и даже не одну) и мо лодежь» [4]. Единство социалистического общества вовсе не предпола гает социальной нивелировки;

социализм развивает все многообразие интересов, потребностей, способностей людей. Социализм нуждается в таком многообразии, так как оно есть необходимое условие подъема творческой активности людей, соревнования умов и талантов [5].

Как соотносятся между собой термины «культура молодежи», «мо лодежная культура», «молодежная субкультура»? В любой субкульту ре имеются специфические черты, свойственные определенной группе общества и отличающие ее от других групп. Являясь частью целостной Печатается по тексту сборника трудов ЛГИК им. Н. К. Крупской «Стиль * и традиции в развитии культуры» (1989): см. № 95 Библиографического указателя.

Разд ел V. Из ранних работ о культуре культуры, субкультура содержит яркие отличительные признаки, игра ющие особую роль в объединении конкретной группы людей. Субкуль тура — результат постоянного взаимодействия людей, протекающего в особенных условиях. При этом целостная культура не сводится к сумме субкультур. Свой вклад в культуру вносят различные общности и отдель ные личности, не обладающие субкультурой.

Культура отдельной личности — это совокупность образцов пове дения, духовный склад, воспитанность, степень развитости природных способностей и склонностей. Помимо уникальных элементов, культура личности включает и такие, которые свойственны широким социальным группам, обществу, человечеству в целом.

Имея это в виду, целесообразно отличать культуру молодежи от моло дежной культуры. Если «молодежная культура» принадлежит молодежи и не свойственна обществу как целому, то «культура молодежи» включа ет в себя и общие элементы культуры, передаваемые молодежи старшим поколением в процессе воспитания и образования. Поскольку молодежь является неоднородной общественной группой, термин «молодежная субкультура» мы сохраняем вслед за И. Коном для обозначения культур отдельных групп молодежи. Замечание И. Кона о наличии в обществе «нескольких разных молодежных субкультур» [6] было понято В. Жуко вым как признание существования культур, выделившихся из культуры общенародной, автономных по сути [7]. По нашему же мнению, можно говорить лишь о той или иной степени своеобразия субкультуры по отно шению к культуре как целому. Приставка «суб-» означает, что речь идет о частном явлении, которое может быть понято только в связи с целым.

Применительно к культуре молодежи вопрос о соотношении тради ций и новаций исследован слабо. Однако очевидно, что общественное значение новаций, получающих распространение первоначально в моло дежной среде, в обозримой перспективе будет возрастать. Исходя из по нимания традиций как устойчивых элементов культуры, передающихся от поколения к поколению, и новаций — как элементов творческих, изобретаемых и вводимых в культуру, выдерживающих при этом провер ку временем, становящихся общезначимыми, можно говорить о превра щении новаций в традиции. Новации, сталкиваясь с традициями, вступа ют с ними в сложное взаимодействие, образуют новые формы культуры.

Одна из особенностей современности, по нашему мнению, — появ ление традиций, передающихся не от общества к молодежи, а от стар ших слоев молодежной общности к младшим. Следует отметить, что вопрос о традициях в самой молодежной культуре мог быть поставлен лишь в настоящее время. Дело в том, что элементы и черты молодежной культуры начали отчетливо проявляться сравнительно недавно: в инду стриально развитых странах Запада — в 1950-е годы, а в нашей стране — приблизительно десятилетием позднее. В последнее время конкретное Традиции и новации в культуре молодежи содержание объема молодежной культуры непрерывно изменялось, сам же ее объем стремительно рос. Если под поколениями иметь в виду общественные группы, чье взросление происходило приблизительно в одинаковых социально-культурных условиях, то, учитывая темпы обще ственного развития, можно констатировать за последние 3–4 десятилетия смену приблизительно 5–8 заметно отличающихся поколений молодежи.

Поиски традиций, установившихся за данный период в молодежной культуре, позволяют обратить внимание прежде всего на постоянство воспроизводства самой молодежной культуры. Здесь обнаруживается некий непрерывно действующий механизм относительного обособления части общества (молодежи) по социально-демографическим признакам.

Представляя собою неотъемлемую составляющую молодежной культу ры, этот механизм является одновременно и условием ее существования.

Мы имеем в виду своего рода конфликт поколений, традиционно возни кающий, разрешающийся и снова возникающий на почве музыкальных вкусов и интересов.

Молодежная музыка играет исключительную роль в развитии моло дежной культуры (и подавляющего большинства субкультур) на протя жении всей недолгой ее истории. Сущность этой роли — в выполнении функций центрального, «кристаллизующего» элемента, вокруг которого концентрируются соответствующие идеи, своеобразные мироощущения и способы самовыражения, характерные образцы поведения и взаимо действия людей, имиджи, лексиконы, символы, элементы материальной культуры и другие компоненты, образующие культурный комплекс.

Специалисты в области музыкального искусства нередко оспарива ют правомерность употребления термина «молодежная музыка», под черкивают ее жанровую размытость. Действительно, в разные времена молодежь увлекалась джазом и диско, эстрадой и роком. К тому же, му зыкальные интересы представителей одного и того же поколения мо лодежи, вовлеченных в различные субкультуры, зачастую весьма раз нородны [8]. Однако, как ни удивительно, сам факт спорности данного термина в музыковедении помогает выявить иную — социокультурную сущность молодежной музыки. Меняется молодежь — меняется и «ее»

музыка. При этом начиная с 1950-х годов уже можно довольно четко раз граничить стили, жанры художественных произведений, разделяющих слушателей на «отцов и детей». Каждые 3–4 года подрастает новая об щественная группа, громко заявляющая о своих музыкальных кумирах.

Последние чаще всего выдвинуты из ее же среды. Кумиры утверждают себя в обстановке более или менее ожесточенного скандала, к ним при выкают, иногда признают во «взрослом обществе» и… все начинается сначала. Только повторяется в больших масштабах.

Конечно, юноши и девушки всегда быстро подхватывали модные му зыкальные веянья, однако столь явной конфронтации поколений на этой Разд ел V. Из ранних работ о культуре почве все же не наблюдалось. Принципиально важным для выявления закономерностей, лежащих в основе зарождения молодежной музыки, является совпадение периода ее возникновения с тем промежутком вре мени, когда наметился кризис традиционных форм социализации под растающих поколений.

Именно в пятидесятые годы юношеству впервые приходится вступать во «взрослую» жизнь, принимать ответственнейшие решения по выбору профессии, спутника жизни, ценностных ориентиров и т. п. в условиях, которые значительно отличаются от ситуаций тридцатилетней и даже пятнадцатилетней давности. Перемены в производстве, общественной психологии, уровне информированности к этому времени значительно снизили в ряде аспектов ценность жизненного опыта старших для под растающих поколений. Один из традиционных центров формирования человеческой личности — семья — во многих отношениях уступает свои позиции компании сверстников, молодежной общности, в кото рой осуществляется накопление коллективного опыта в новых условиях.

Впервые молодежная музыка появилась в США, и ею стал ритм энд-блюз — танцевальная ветвь негритянского джаза, из которой под влиянием запросов белой молодежи возник рок-н-ролл. Общественное мнение Соединенных Штатов первоначально отнеслось к этой музыке крайне неодобрительно. И. А. Куликова называет три причины отри цательного отношения к ней старших американцев: «Во-первых, пе сенки рок-н-ролла были слишком сексуальны (если не просто вульгар ны), во-вторых, настроения в них были похожи на открытое непови новение власти и авторитету, и, в-третьих, исполнители их были либо негры, либо белые, которые пели как негры» [9]. Мы бы выделили дру гие причины, ставшие впоследствии традиционными в конфликте вку сов старших и младших. Скажем, рон-н-роллу было суждено стать пер вым «полигоном» для экспериментов с помощью электромузыкальных инструментов. В ходе этих экспериментов были найдены выразительные средства, ориентированные на особенности психики и физиологии юно го организма, впервые появились новые возможности воздействия гром костью звука. Оказалось, что форсированная громкость вызывает диа метрально противоположные реакции юного и пожилого организма. Уже этого обстоятельства было достаточно для поляризации симпатий, но было и другое обстоятельство, значение которого трудно переоценить:

во второй половине ХХ века музыка оказалась искусством, наиболее адекватно отражающим различные оттенки мироощущений молодежи.

Вполне естественно, что радикальные преобразования действитель ности, происшедшие под влиянием научно-технической революции, должны были повлечь за собой существенные изменения в сознании людей, в их мироощущении. По всей видимости, эти изменении проис ходят различным образом в сознании людей, принадлежащих к различ Традиции и новации в культуре молодежи ным поколениям. Обладая неоднородной восприимчивостью на протя жении индивидуального жизненного цикла, человек в период молодости запечатлевает как бы «слепок» своей эпохи с присущими ей ритмом, биением жизни. Общекультурная ситуация этого периода укореняется в психической структуре личности, входит в ее основу. Соответствующее мироощущение живет в человеке потом в той или иной степени всю жизнь. В результате старшие поколения питают пристрастия к музыке своей молодости, а юноши и девушки увлекаются произведениями, об лаченными в новые, недавно рожденные формы.

Несмотря на протесты старших, к середине 1950-х годов рок-н-ролл завоевал симпатии молодежи не только в Соединенных Штатах, но и да леко за их пределами. Выдвинулся лидер этого течения — Элвис Прес ли. Ему подражали: Клифф Ричард — в Англии, Джонни Холидей — во Франции, Адриано Челентано — в Италии... Быстро формируются черты определенного молодежного стиля, включающего новые танцы, пластику движений, прически со взбитым «коком» — «под Элвиса», элементы одежды. Вхождение новичков в новый, на первых порах до вольно-таки примитивный мир молодежной культуры происходит под влиянием средств массовых коммуникаций. Приобщение к рок-культу ре знаменует включение в группу жизнерадостных, энергичных, физи чески сильных, не ведающих каких-либо сомнений людей, входящих в жизнь столь же уверенно, как на площадку для танцев.

К концу 1950-х годов истэблишмент буржуазного Запада убедился в безопасности рок-н-ролла для устоев общества. Рок-н-ролл и все, что ему сопутствовало, превратились в часть обыденного общекультурного контекста. Новая молодежь нуждалась в иных ориентирах, соответству ющих ее более высокому культурному уровню и новым реалиям жизни.



Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 27 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.