авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 27 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ К 25-летию научной и педагогической деятельности в СПбГУП ...»

-- [ Страница 3 ] --

Школьные учебники чаще всего представляют нам прошлое челове чества как череду убийственных войн, захватов чужих территорий и про чих «подвигов» царей и полководцев, как смены экономических форма ций, водовороты политических течений. О созидательных достижениях человеческого гения в них сообщается как бы между делом, скороговор кой. Лихачев же, наоборот, видит историю человечества в основном как историю культуры. Можно сказать, что ученый предлагает культуроцент ричную концепцию истории.

Сегодня многие спорят о том, что представляет собой Россия: часть Европы, соединение европейского и азиатского начал (Евразию) или совершенно уникальное, самобытное явление. Дмитрий Сергеевич утверждает, что Россия, по существу, — самая европейская часть Ев ропы, и очень логично на конкретных и весьма впечатляющих фактах это обосновывает. Полемизируя с иными точками зрения, он пишет:

«Россия имела чрезвычайно мало собственного восточного. С юга, из Византии и Болгарии, пришла на Русь духовная европейская культура, а с севера — другая — языческая дружинно-княжеская военная культу ра Скандинавии. Русь естественнее было бы назвать Скандовизантией, нежели Евразией».

Прослеживая генезис культуры Древней Руси, Лихачев считает осо бо важным приобщение славян к христианству. Не отрицая монголо татарского влияния, ученый тем не менее характеризует его как чуж дое, в целом отвергнутое. Русь восприняла нашествие как катастрофу, как «вторжение потусторонних сил, нечто невиданное и непонятное».

Более того, длительный период после освобождения от монголо-татар развитие русского этноса происходило под знаком преодоления «темных веков ига» чуждой культуры.

Разд ел I. Культура и культурология Рассматривая Россию в мощном потоке мирового процесса развития цивилизаций, Д. С. Лихачев неизменно отрицает любую попытку гово рить о русско-славянской исключительности. В его понимании русская культура всегда была по своему типу европейской и несла в себе все три отличительные особенности, связанные с христианством: личностное начало, восприимчивость к другим культурам (универсализм) и стрем ление к свободе. При этом важной особенностью русской культуры явля ется ее специфическая соборность, по мнению Лихачева, углубляющая одно из начал, характерных для культуры европейской. В числе отличи тельных особенностей Дмитрий Сергеевич упоминает устремленность в будущее и традиционную «неудовлетворенность собой» — важные источники движения вперед. Четко определяя суть русской националь ной самобытности, ученый считает, что наши национальные черты, осо бенности и традиции сложились под влиянием более широкого европей ского культурного комплекса — как бы «на пути из варяг в греки».

Особое внимание Д. С. Лихачев уделяет узловым, переломным мо ментам истории Отечества, к примеру, специфике XIV–XV веков, опре деляемой им понятием Предвозрождения. В его трудах показано, как в это время происходит сложение русской национальной культуры: креп нет единство русского языка, литература подчиняется теме государст венного строительства, архитектура все сильнее выражает национальное своеобразие, распространение исторических знаний и интерес к родной истории возрастают до широчайших размеров и т. д. В момент свое го становления на общенациональном уровне русская культура несет в себе, с одной стороны, черты уравновешенной, уверенной в себе древ ней культуры, опирающейся на сложную культуру старого Киева и ста рого Владимира, с другой — в ней явственно сказывается органическая связь с восточноевропейской культурой. В высших своих проявлениях памятники русской культуры позволяют сегодня говорить о внимании к личности, человеческом достоинстве, высоком гуманизме и других чер тах, определяющих принадлежность Руси к общеевропейскому культур ному комплексу.

Ну и, наконец, самый широкий контекст, в котором Дмитрий Серге евич рассматривает нашу культуру, — глобальный. Отправной точкой для анализа он избирает первое большое историческое сочинение «По весть временных лет» (XI в.). Варяги на севере, греки на берегах Черного моря, хазары, среди которых были и христиане, и иудеи, и магометане;

тесные отношения Руси с финно-угорскими и литовскими племенами — чудью, мерей, весью, ижорой, мордвой, коми-зырянами — и государ ство Русь, и его окружение с самого начала были многонациональны ми. В результате самая характерная черта русской культуры, проходящая через всю ее тысячелетнюю историю, — вселенскость, универсализм.

И в этом плане Россия — самая европейская страна Европы.

Дмитрий Лихачев — великий русский культуролог ОБ ИВАНЕ ГРОЗНОМ И ПЕТРЕ I В общем потоке культурных трансформаций академик выделяет до минантой вопрос об историческом отборе и развитии всего самого луч шего. А лучшее для него — почти синоним гуманного. В итоге Лихачев создает подлинно гуманистическую концепцию исторического развития.

Соответственно оценивает он и отдельных исторических деятелей — не по успехам в войнах и захватах территорий, а по влиянию на развитие культуры. Так, оценка личности и деятельности Ивана Грозного носит у Д. С. Лихачева негативный характер, несмотря на признание несом ненных талантов царя, в том числе литературных: «Государство взяло на себя решение всех этических вопросов за своих граждан. Грозный залил страну кровью во имя соблюдения этических норм или того, что ему казалось этическими нормами». Именно политический террор Ива на Грозного, по убеждению Д. С. Лихачева, способствовал подавлению личностного начала в художественном творчестве и стал одной из при чин, воспрепятствовавших расцвету Возрождения в России.

Еще один важный момент отечественной истории — Петровские ре формы. Дмитрий Сергеевич считает общепринятую их трактовку — как культурный переход державы из Азии в Европу, совершенный по воле ее властителя, — одним из удивительнейших мифов, созданных самим Петром. Лихачев утверждает, что к приходу Петра на царствование стра на и была европейской, только в ней назрел переход от средневековой культуры к культуре Нового времени, что и осуществил великий рефор матор. Однако для проведения в жизнь преобразований Петру потребо валось совершенно исказить представления о предшествующей русской истории: «Раз необходимо было большее сближение с Европой, значит, надо было утверждать, что Россия была совершенно отгорожена от Ев ропы. Раз надо было быстрее двигаться вперед, значит, необходимо было создать миф о России костной, малоподвижной и т. д. Раз нужна была новая культура, значит, старая никуда не годилась. Как это часто случа лось в русской жизни, для движения вперед требовался основательный удар по всему старому. И это удалось сделать с такой энергией, что вся семивековая русская история была отвергнута и оклеветана».

Гений Петра проявляется чуть ли не в первую очередь в радикальном и стремительном изменении общественного мнения: «Он умел прида вать демонстративный характер всему тому, что делал. Ему, бесспорно, принадлежит смена всей “знаковой системы” Древней Руси. Он пере одел армию, он переодел народ, сменил столицу, демонстративно пере неся ее на Запад, сменил церковно-славянский шрифт на гражданский».

Д. С. Лихачев полагает, что в основе этих действий лежали не капри зы и самодурство царя и не страсть к подражанию, а стремление уско рить происходящие явления в культуре, придать медленно происходив шим процессам сознательное направление. Без Петра на аналогичные Разд ел I. Культура и культурология реформы России понадобилось бы семь поколений. Однако реформы были закономерны, и их ход был подготовлен «всеми линиями развития русской культуры, многие из которых восходят еще к XIV веку».

Особое внимание в трудах Дмитрия Лихачева занимает культуроло гическое исследование Санкт-Петербурга. Его выводы и здесь пролива ют свет на многое. Ученый выделяет характерные только для Петербурга черты, свойственные всем векам его существования. Это прежде всего органическое сочетание передовых европейских и лучших специфиче ски русских черт культуры. Не случайно именно в Петербурге появил ся, получил развитие и особый, в ряде отношений высший «продукт»

мировой культуры — интеллигенция. По мысли Лихачева, это одна из вершин развития европейской духовной традиции, явление, сформиро вавшееся на российской почве закономерным образом. Формирование подобного слоя людей может быть расценено как высшее гуманитарное достижение России, своего рода торжество человеческого духа, лежащее в русле европейской (христианской) традиции.

Согласно определению, выработанному в наших университетских дискуссиях при активном участии академика, интеллигент — это обра зованный человек с обостренным чувством совестливости, обладающий к тому же интеллектуальной независимостью.

Интеллигент руководствуется интересами народа, а не власти. В до революционном Петербурге интеллигенция самопроизвольно, по-народ ному, «снизу» объединялась в «общества и сообщества», «обществен ные формирования», где собирались люди, объединенные специаль ностью, умственными или мировоззренческими интересами. Развитая система таких независимых от государства групп граждан формировала общественное мнение — орудие не менее мощное, чем политическая власть.

Для интеллигенции именно мораль как синтез личного и обществен ного есть единственная власть, которая не лишает человека свободы.

Именно совесть и является истинной гарантией свободы. Воля и мораль создают стержень человека — его личность. Именно поэтому «самое большое сопротивление злым идеям всегда оказывает личность».

Таким образом, великие начинания Петра по преодолению отстало сти от Запада в сферах науки и образования завершаются здесь безуслов ным и вполне очевидным успехом. Петербургская культура утверждает себя в качестве одного из высших проявлений культуры общемировой.

РОССИЙСКОЕ ВИДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ Целостное понимание культуры Д. С. Лихачевым дает не меньше материала для размышлений исследователям, нежели исторический ас пект его взглядов. Следует отметить, что академик развивает именно российскую культурологию, отличающуюся, допустим, от американ Дмитрий Лихачев — великий русский культуролог ской, более широким, объемным видением культуры и акцентирован ным вниманием к проблемам человеческой личности, гуманизма, борь бы Добра со Злом.

По Лихачеву, ни одно явление не может быть рассмотрено само по себе, в отрыве от культуры, в рамках которой оно существует. При всей кажущейся простоте такой подход приносит ученому поразительные плоды. К примеру, до Лихачева вымысел и художественность значитель но снижали в глазах специалистов ценность литературных произведений как исторических фактов, исторических памятников. Для него же вымы сел и художественность сами по себе предстают историческими факта ми: «Нет плохих исторических источников, есть только плохие источ никоведы». Полемизируя по поводу «Слова о полку Игореве», он писал:

«Если “Слово” — вранье, то и это, как ни парадоксально, представляет собой источник чрезвычайного значения. Вранье — свидетельство пси хологии своего времени (ибо в каждом обмане есть своя тенденция)».

Разумеется, Дмитрий Сергеевич не сомневался в подлинности «Слова».

Дело в другом: даже фальсификации или ошибочные представления ав торов древних рукописей могут принести умелому исследователю важ нейший материал.

Отсюда же — стремление ученого утвердить в научных исследова ниях право на реконструкцию — как бы «домысливание» утраченных фактов. На первый взгляд новое знание прорастает здесь из интуиции, на самом же деле — из целостного, системного видения культуры. Утра ченные реалии могут восстанавливаться в общей историко-культурной картине примерно так же, как астрономами обнаруживаются невидимые небесные тела по поведению окружающих их видимых объектов.

Объемное видение культуры позволило Дмитрию Сергеевичу совер шить подлинный прорыв в искусствоведении, выстроить как бы «парал лельные ряды» развития и взаимовлияния литературы, архитектуры, живописи, музыки и т. д. Кроме того, Д. С. Лихачев необычайно много сделал и для постижения исторических закономерностей развития куль туры. Он показывает, что развитие культуры далеко не всегда происхо дит «поступательно» или «по спирали». Нередко старая культура как бы «прорастает» в новую изнутри, из толщи веков.

В отличие от природы, где в результате естественного отбора пер венствует более сильный и жестокий, в культуре постепенно побеж дает гуманное начало. Человечность торжествует над дикостью. И эта часть лихачевского наследия также открывает удивительный простор для дальнейших гуманитарных исследований.

Есть еще два раздела культурологической теории академика, нужда ющихся в серьезнейшем осмыслении: концептосфера русского языка и экология культуры. Концепт, своего рода понятие о явлении, возникает не из словарного значения слова, а из соприкосновения этого значения Разд ел I. Культура и культурология с личным опытом человека. Между словом и явлениями культуры воз никает совершенно особенная система взаимоотношений. Исследуя ее, Дмитрий Сергеевич очень близко подходит к объяснению особой роли языка в русской культуре. Язык выступает как бы концентратором куль туры, придает ей особое объединяющее начало и системный характер.

Показательно его замечание, навеянное мыслью Гейне о том, что в Ита лии музыка создала нацию: «В России же нацию создала литература», — говорит Д. С. Лихачев.

Взаимосвязь явлений культуры побуждает академика отстаивать те зис о необходимости ее защиты как некоего целого, так он приходит к одной из важнейших своих тем — экологии культуры. Культурная сре да не менее важна для человечества, чем среда природная. И защищать ее — всеобщая обязанность человечества. Отсюда — один шаг до со здания «Декларации прав культуры».

При таком понимании хода исторического развития оригинальность русского менталитета может быть представлена в существенной своей части как высшая форма развития европейского духовного начала. «Рос сия — несомненная Европа по религии и культуре. В культуре ее не найти резких различий между Петербургом и Владивостоком», — пи сал ученый.

По Лихачеву, наша сила — в нашей культуре. «Россия — великая страна. Великая не своими территориями, не военной славой, даже не промышленностью и сырьевыми запасами, а прежде всего своей тысяче летней культурой, давшей миру бессмертные произведения литературы, архитектуры, музыки, изобразительного искусства. Эта “великость” Рос сии не может вызывать враждебности к ней. Напротив: великая культура примирительна по своей сути», — говорил Дмитрий Сергеевич в ходе наших университетских дискуссий.

Внимательное знакомство с его деятельностью по-иному открывает многомерность сегодняшней ситуации. Знаменитый спор «западников»

и «славянофилов» сводился к ответу на вопрос: какое направление долж на избрать наша страна в своем грядущем развитии?

В плане культуры лихачевский ответ очевиден: европейское. А вот в плане политики он может быть совсем иным.

В биографии Дмитрия Сергеевича есть такая удивительная страница, как написание предисловия к книге «евразийца» Льва Гумилева. Как от мечал академик, он помогал Гумилеву не потому, что был во всем с ним согласен, а для того, «чтобы его печатали». По сути, расхождения меж ду Лихачевым и Гумилевым заключались в том, что Лихачев смотрел на Россию с точки зрения закономерностей культурного развития, а Гуми лев — с позиций этногенеза (закономерностей развития этноса).

Интересно: что же признанный ученый помогал опубликовать не признанному?

Дмитрий Лихачев — великий русский культуролог По мнению Гумилева, подлинной проблемой для России были и оста ются не контакты с Западом сами по себе, а то, в каком состоянии раз вития Россия на эти контакты выходит. В момент, когда стараниями М. С. Горбачева концепция «общечеловеческих ценностей» приобрела в СССР идеологический статус «священной коровы», Гумилев заявил, что «все разговоры о приоритете общечеловеческих ценностей наивны, но не безобидны». Поскольку человечество пока не превратилось в еди ный этнос, России, по сути дела, предлагается отказаться от собствен ных ценностей в пользу чужих.

По Гумилеву, примером поведения для нас здесь является гений Александра Невского, который уберег зарождавшуюся Россию в ран ней фазе ее становления. Великий князь оказался перед трагическим выбором: с кем быть — с Ордой против Запада или наоборот? И принял верное решение. Сказать, что у Александра Невского были основания любить Орду, никак нельзя, если вспомнить хотя бы, что именно там ханша Туркина отравила его отца. Но Запад — Тевтонский орден — для русских представлял еще бльшую опасность. Монголы были вполне веротерпимы — толерантны, а рыцари ордена — нет.

Эти рыцари Четвертого крестового похода разграбили христианский Константинополь в 1204 году, оправдывая содеянное тем, что «право славные — такие еретики, что от них самого Бога тошнит». Кстати, в 2004 году, через 800 лет после этих событий, представитель Папы Рим ского извинялся за случившееся перед Константинопольским патриар хом. Это внушает оптимизм. Наверное, еще через 800 лет сербы дож дутся извинений за недавние бомбардировки Белграда авиацией НАТО и за разрушение своих древних храмов.

Современный Запад в отношениях с Россией проявляет свою истин ную суть не через разговоры о демократии и строительство «общеев ропейского дома», а через конструируемую железной рукой политику двойных стандартов.

Разумеется, общечеловеческие ценности существуют. Но пока не как некий идеал, содержащийся в пластах мирового историко-культурного развития. Пытаясь их принять в качестве практической основы своей политики, Россия потерпела неудачу: те страны, к содружеству с кото рыми мы стремились, как оказалось, на деле эти ценности вовсе не ис поведуют. Нам могут предоставить возможность интегрироваться в Ев ропу только как рынку сырья и дешевой рабочей силы.

Но Запад не обладает достаточной привлекательностью для присо единения к нему на подобных условиях. И в первую очередь потому, что Россия как минимум не меньше Европы. Речь здесь вовсе не о тер ритории, а о культуре, об исторической миссии. Лихачев считал культу ру тем «внутренним стержнем», который создает структуру нашего об щества, направляет в значительной мере ход истории: «Миссия России Разд ел I. Культура и культурология определяется тем, что в ее составе объединилось до трехсот народов — больших, великих и малочисленных, требовавших защиты. Культура России сложилась в условиях многонациональноcти. Россия служила ги гантским мостом между народами. Мостом прежде всего культурным».

Таким образом, культурная открытость и связь со всем миром не отме няют политических мер по защите собственных интересов. Вот почему для выполнения своей миссии нам нужна сильная, суверенная Россия.

ВЗРАЩИВАНИЕ ГУМАНИСТИЧЕСКОГО НАЧАЛА Представляется, что в целом внимание академика к теории и исто рии культуры было проявлением его интереса к взращиванию гумани стического начала, проблеме Человека. В этой связи понятно и его осо бое внимание к образованию как институту культурной преемственно сти поколений. Ведь образование — это и есть взращивание, обучение и воспитание Человека.

Деятельность Дмитрия Сергеевича в данном направлении продол жает лучшие традиции российской гуманитарной мысли, заложен ные М. В. Ломоносовым, В. Н. Татищевым, Н. М. Карамзиным и др.

В 1827 году А. С. Пушкин составил по просьбе императора Николая I записку «О народном воспитании». Л. Н. Толстой не только глубоко интересовался педагогикой, но и создал в своем имении школу для кре стьянских детей. Немало внимания проблемам воспитания посвятили врач Н. И. Пирогов, химик Д. И. Менделеев, историк В. И. Ключевский и многие другие. Для Лихачева же внимание к образованию было, как представляется, связано с предметом научных исследований наиболее органично. Педагогическое наследие академика Д. С. Лихачева ждет своих исследователей.

В заключение следует отметить, что личность самого Дмитрия Сер геевича явилась ярчайшим взлетом российской культуры, стала одним из символов ее величия.

У ИСТОКОВ РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ* Развитие современной теории культуры находится в стадии завер шения процесса самоопределения. Происходящее уточнение ее статуса в качестве интеграционного, целостного социогуманитарного знания повышает роль обобщающих теоретических концепций. В связи с этим научное наследие Дмитрия Сергеевича Лихачева все больше привлека ет внимание культурологов [1].

Знаток и исследователь древнерусской литературы, историк и теоре тик искусства, просветитель и гражданин, борец за сохранение и разви тие отечественного культурного наследия, Дмитрий Лихачев был, как это становится все более очевидным, выдающимся мыслителем-куль турологом, создателем собственной теории культуры — самобытной, оригинальной и вместе с тем органически вписывающейся в сегодняш ние дискуссии о содержании этой науки. Подчеркнем сразу: учитывая мировой научный опыт, Д. С. Лихачев развивал именно российскую культурологию, неразрывно связанную с особенностями отечественно го исторического развития.

Дискуссии о предмете культурологии носят достаточно абстрактный характер до тех пор, пока не появляются личности, выступающие зри мым обнаружением, несомненной явленностью этой научной области.

И теперь, когда есть возможность окинуть взором все наследие великого русского ученого, становится ясно, что Лихачев был подлинным, истин ным культурологом, само творчество которого убедительно доказывало и реальность, и насущность этой науки.

Ученый не предавался размышлениям о «междисциплинарном ха рактере» культурологии, о том, на основе каких областей знаний она возникает, — он предпочитал прямые интуиции, связанные с феноменом культуры, с живым опытом ее осмысления.

Д. С. Лихачев развивал культурологию как разновидность универсаль ного гуманитарного знания, охватывающего все пространство челове ческого бытия. Чем бы ни занимался ученый: «Словом о полку Игореве»

Печатается по книге «Культурология Дмитрия Лихачева» (изд-во «Наука», * 2007): см. № 23 Библиографического указателя.

Разд ел I. Культура и культурология или Пушкиным, древнерусской архитектурой или Достоевским, пробле мами сохранения наследия или феноменом Петербурга, особенностями тюремного жаргона или садами и парками России, везде он выходил за узкопрофессиональные границы на широкий социально-исторический простор, в многомерность культурного пространства, вписывал изуча емое явление в контекст целого — культуры.

Даже в те времена, когда академик занимался, казалось бы, «только»

литературой Древней Руси [2], его методом был именно культурологи ческий подход, он исследовал такие вопросы, как системный характер и качественное своеобразие древнерусской письменности, пространст во и время художественного, общеэстетические характеристики древне русского творчества.

Культура никогда не была для Д. С. Лихачева результатом абстракт ного «обобщения», арифметической суммой фактов, сведений, имен — он видел ее как целостность, как сущностное ядро обнаружения чело века в мире, как многообразие форм такого обнаружения. «Мне пред ставляется чрезвычайно важным, — писал ученый, — рассматривать культуру как некое органическое, целостное явление, как своего рода среду, в которой существуют свои общие для разных аспектов культу ры тенденции, законы взаимопритяжения и взаимоотталкивания… Мне представляется необходимым рассматривать культуру как определен ное пространство, сакральное поле, из которого нельзя, как в игре в би рюльки, изъять одну какую-либо часть, не сдвинув остальные. Общее падение культуры непременно наступает при утрате какой-либо одной ее части» [3].

Дмитрий Лихачев шел в русле главных тенденций российской на уки ХХ века, для которой «культурологизм» всегда был имманентно присущей характеристикой, а потребность выходить на широкие куль турологические обобщения вытекала из самой логики научного по иска. Постигал ли социально-историческую сущность психического Л. С. Выготский, исследовал ли языковые и литературные закономер ности Ю. Н. Тынянов, изучал ли историю философии А. Ф. Лосев, по знавал ли природу сказки В. Я. Пропп, выявлял ли особенности пуш кинской поэтики Р. О. Якобсон, прослеживал ли диалоговую природу художественного сознания М. М. Бахтин, исследовала ли природу мифа О. М. Фрейденберг — всюду мы видим выход на широкие культуроло гические горизонты. И эта традиция целостного постижения культуры, выдающимся представителем которой является Д. С. Лихачев, в высшей степени присуща отечественной гуманитарной мысли, а возможно, яв ляется главной ее отличительной чертой.

Однако в последние десятилетия, оформляясь как самостоятельная область знания, отечественная культурология находилась под сильным влиянием американской социальной и культурной антропологии, склон У истоков российской культурологии ной к этнографическому, этнологическому пониманию культуры, к изу чению ее как совокупности «обычаев и нравов». Д. С. Лихачев возвра щает в культурологию русскую традицию целостного постижения, объемного видения культуры.

Дмитрию Сергеевичу, теоретику культуры, свойствен именно кон цептуальный взгляд на ее сущность и место в жизни человека и об щества. Следует отметить, что базовые, основополагающие воззрения ученого на культуру практически совпадают с классическими, обще принятыми в данной отрасли знания. Культура в его понимании есть человеческая форма жизни, то, что выделяет человека из природы и от личает от других живых существ. Это — человеческое пространство и человеческий способ существования в мире.

Как справедливо отмечает академик А. А. Гусейнов, для культуроло гической концепции Дмитрия Сергеевича особую роль играют два по ложения: культура исторична и культура целостна [4].

Культура цементирует человеческую общность, придает ей ориен тиры и самобытность. «Культура — это огромное целостное явление, которое делает людей, населяющих определенное пространство, из про сто населения — народом, нацией. В понятие культуры должны входить и всегда входили религия, наука, образование, нравственные и мораль ные нормы поведения людей и государства» [5], — пишет Д. С. Лихачев.

Культура как пространство, имеющее объем и глубину, культура как ду ховный континуум обнаружения, взращивания и сохранения ценностей человеческого существования — вот, пожалуй, что могло бы стать обоб щающей формулой лихачевского подхода.

Культура также может быть представлена как поле явлений, име ющих языковые значения. В связи с этим представляется исключитель но важной разработка Д. С. Лихачевым понятия концептосферы языка.

«Концепт, — пояснял ученый, — не непосредственно возникает из зна чения слова, а является результатом столкновения словарного значения слова с личным и народным опытом человека» [6]. Так возникает кон цептосфера языка, под которой Лихачев понимал «слова-концентраторы культурных значений», несущие специфические ценности, отражающие своеобразие и уникальность данной национальной общности. Смыс ловое содержание языковых единиц он рассматривал в тесной связи с этнокультурным наполнением. Структура и значение языковых единиц, по Лихачеву, непосредственно выводят нас в сферу социально-истори ческих закономерностей.

Размышляя над первой фразой Евангелия от Иоанна «В начале было Слово», Д. С. Лихачев неоднократно подчеркивал, что Слово в русской культуре — нечто большее, чем имя вещей. Это нечто, предваряющее саму действительность, это идея, определяющая ее воплощение, Логос, который предшествует бытию, определяя все его реальные проявления.

Разд ел I. Культура и культурология Лихачев раскрыл особую роль национального языка, мир которого удерживает культуру как системную целостность, концентрирует культурные смыслы на всех уровнях бытия — от нации в целом до от дельной личности: «Одно из самых главных проявлений культуры — язык. Язык не просто средство коммуникации, но прежде всего тво рец, созидатель. Не только культура, но и весь мир берет свое начало в Слове. … Слово, язык помогают нам видеть, замечать и понимать то, чего мы без него не увидели бы и не поняли, открывают человеку окружающий мир.

Явление, которое не имеет названия, как бы отсутствует в мире. Мы можем его только угадывать с помощью других связанных с ним и уже названных явлений, но как нечто оригинальное, самобытное оно для человечества отсутствует. Отсюда ясно, какое огромное значение име ет для народа богатство языка, определяющее богатство “культурного осознания” мира» [7].

Национальный язык, считал академик, не только средство общения или знаковая система передачи информации, он выступает «заместите лем» русской культуры, формой концентрации ее духовного богатства [8].

В органической взаимосвязи с размышлением о природе феноме на культуры разрабатывал Д. С. Лихачев и понятие экологии культуры, открывая новое, в высшей степени важное направление научной мыс ли, связанное с главными болевыми точками современной цивилиза ции. Человек существует в определенной природной среде, загрязнение, истощение, уничтожение которой грозит гибелью человеческого рода.

В самом деле, что может быть страшнее загрязнения воздуха, водоемов, уничтожения лесов, животного мира — всего того, что являлось мате ринским лоном рождения человеческих сообществ? Но существует еще одна реальность, помимо биологической, и не менее важная, — это ре альность культуры. Казалось бы, иногда данная реальность трудноуло вима, эфемерна. Между тем необходимость ее от этого ничуть не мень ше. И если гибель природы угрожает человеку как биологическому виду, то гибель культуры угрожает ему как существу социальному и духовно му: «Если природа необходима человеку для его биологической жизни, то культурная среда столь же необходима для его духовной, нравствен ной жизни, для его “духовной оседлости”, для его привязанности к род ным местам, нравственной самодисциплины и социальности» [9].

Но культура — не просто «целостность». У нее есть вектор развития, направление, скрепляющий ее внутренний стержень. Целостность куль туры распадается либо остается чисто формальной, если ее не скрепля ет единая идея. Для Д. С. Лихачева это ее нравственная составляющая как необходимое условие полноценного человеческого бытия. Вопрос о том, что такое культура, перерастает в вопрос, что делает (или не де лает) культура, как она воздействует (или не воздействует) на личность.

У истоков российской культурологии Конечно же, ученый видел в культуре и идеальное измерение человече ского бытия, его духовную составляющую. Заметим, что в том же ключе рассматривал проблему идеального выдающийся российский философ Эвальд Ильенков, для которого идеальное, духовное было смысловым наполнением человеческого существования [10].

Дмитрий Сергеевич отчетливо сознавал, что современный нрав ственный кризис, разгул нигилизма и вседозволенности, жажда обога щения любой ценой, настоящий шабаш массовой псевдокультуры свя заны именно с потерей культурных корней, с утратой «нравственной оседлости», разрушением духовно-личностных опор. «Чем жив чело век?» — вот исходная точка размышлений великого ученого.

Нетривиален его подход к постижению исторических закономерно стей развития культуры. Д. С. Лихачев — ученый ХХ века — не раз делял упрощенно-просветительские взгляды на эволюцию культуры, не питал иллюзий насчет ее «однолинейного прогресса». Вместе с тем не был он и сторонником концепций «культурно-исторических циклов», «замкнутых цивилизаций» типа Шпенглера–Тойнби [11]. Его позиция, если можно так выразиться, отчасти вбирала в себя и то и другое. От четливо видя качественное своеобразие культурно-исторических эпох, вступающих во взаимный диалог, чувствуя «уникальный лик» каждой из них, Лихачев тем не менее был убежден в существовании «сквозных линий» в историческом движении, в присутствии общих тенденций, на личии общей направленности культурного развития.

Указанная общая направленность существует в движении «от хаоса к гармонии», в постепенном, все более отчетливом выявлении высших смыслов человеческого бытия, в приближении к свободе, нарастании гу манистического начала. В этом Дмитрий Сергеевич был близок к пози ции выдающегося русского ученого Николая Ивановича Конрада, выска занной им в известной книге «Запад и Восток». Прекрасно понимая всю сложность, противоречивость, порой катастрофичность исторического развития, Н. И. Конрад верил в наличие идеи, пропитывающей и объеди няющей разрозненные явления культурной мозаики. Это была для него идея гуманизма. «Идея гуманизма есть высшая по своей общественной значимости этическая категория. Она всегда была высшим критерием настоящего человеческого прогресса» [12].

Характерна в данном плане работа академика Лихачева «Прогрес сивные линии развития в истории русской литературы» [13]. Создана она была на материале эволюции художественного творчества, каза лось бы, менее всего поддающегося истолкованию в терминах «про гресса». И все-таки ученый обосновывал наличие общих составляющих, сквозных тенденций литературного развития. К ним он относил: сниже ние прямолинейной условности, возрастание организованности и лич ностного начала, увеличение удельного веса «сектора свободы», рост Разд ел I. Культура и культурология и обогащение гуманистического сознания и ряд других. Само развитие искусства академик представлял как сложный диалог, взаимоперепле тение и взаимоперекличку школ, направлений, сюжетов и тематики, как «контрапункт стилей».

Бесспорная заслуга Д. С. Лихачева — разработка и совершенствова ние самой методологии историко-культурного исследования, уточнения и обновления научных оценок исторических эпох.

Анализируя динамику культурных процессов, Д. С. Лихачев приходит к выводу, что культура не только (а может быть, и не столько) меняется, эволюционирует, сколько накапливается, усваивается (или не усваива ется), создается (или утрачивается). Прошлое не уходит бесследно, не «заменяется» настоящим, а продолжается в нем, лишь трансформируясь, обновляясь, меняя формы, принимая другие обличия. С этими представ лениями было связано видение ученым древнерусской культуры — эпи центра его научных интересов в первой половине ХХ века. Академик показывает, что в определенный период «забвение» древнерусской лите ратуры было относительным, что, по сути дела, традиция древнерусской культуры, древнерусского искусства никогда не умирала, она продолжа ла жить и влиять, более того, ее значение все более явственно «проступа ло» в истории Нового времени. Древняя Русь продолжала жить в фольк лоре, быте, обычаях, зодчестве, в лубочных изданиях [14].

Осознанное усвоение традиций древнерусского искусства, его оче видное возвращение, по Лихачеву, начинается с конца XIX века: обра щение к традициям иконописи в творчестве М. Нестерова, В. Васне цова, М. Врубеля, Н. Рериха, возрастание влияния парсунного письма, возрождение первозданности цвета в творчестве Б. Кустодиева, К. Пет рова-Водкина, М. Шагала. К древней иконописи активно обращается русский авангард: К. Малевич, П. Филонов, Н. Гончарова. Причем это не копирование, не подражание, а воскрешение на уровне «живого», ра ботающего художественного метода. Достойна особого внимания идея академика о том, что в этот период, начиная примерно с XIV века, на Руси нарастают ренессансные явления (рост личностного начала, рас пад патриархального быта, трансформации художественного творчест ва, секуляризация культуры и т. д.), но сам Ренессанс в силу ряда исто рических причин в нашей стране не происходит.

И еще один важный момент: Д. С. Лихачев считал, что закономерно сти культурного развития охватывают прежде всего «средний уровень», саму «толщу» исторической эволюции, слой, где протекают «массовые процессы». Именно здесь можно проследить культурные изменения, в том числе и прогрессивные. «Прогресс — не в талантах и гениях, а именно в средних возможностях, в совершенствовании их и в расши рении и усложнении художественной сущности литературы» [15]. Вы дающиеся же личности — как бы немного «на обочине», выпадают из У истоков российской культурологии общего культурно-исторического контекста, выходят за рамки традиции и пределы нормы, в то же время выступая генератором бесконечного ду ховно-смыслового расширения творческих возможностей культуры.

Свою, продуманную позицию занимал ученый по отношению к проб леме своеобразия России и русского культурно-исторического пути.

Глубоко чувствуя оригинальность русской духовности, Лихачев неод нократно подчеркивал европейский характер отечественной культуры:

«Россия — несомненная Европа по религии и культуре. При этом в куль туре ее не найти резких различий между западным Петербургом и вос точным Владивостоком» [16].

Это — проблема интереснейшая, требующая специального обсужде ния. Своеобразие ее решения Д. С. Лихачевым связано со своеобразием его взгляда на европейское, на сам феномен «европеизма». Европейской культуре, типу европейской духовности, считал ученый, присущи три фундаментальные особенности: это культура личностная, культура с ярко выраженной индивидуальностью;

она универсальна, «всеотзывчи ва», предельно восприимчива к другим духовным мирам;

она основана на свободе творческого самовыражения [17].

Эти три особенности, по мнению ученого, — порождение христи анства. Христианство — единственная из религий, в которой Бог — жи вое, теплое, любящее, личностное существо, — стало духовной базой европейской культуры. Высокая оценка Д. С. Лихачевым христианства вызывает в памяти воззрения выдающегося русского философа Ивана Ильина. Уважительно относясь ко всем религиям, Ильин тем не менее особое место отводил христианству. Он подчеркивал в нем наличие эк зистенциального, глубоко интимного начала, связанного с внутренней духовной высотой человека, прикосновенностью к жизни человеческого сердца, человеческих эмоций [18]. Определенная преемственность идей Ильина и Лихачева несомненна. Академик стремился соединить распав шуюся связь времен, возрождая великую русскую духовную традицию, трагически прерванную на долгие десятилетия.

Те черты, которые Федор Достоевский в своей известной речи 8 июня 1880 года, посвященной открытию в Москве памятника Пуш кину, отнес к специфике русского самосознания (всеотзывчивость, от крытость навстречу другому, эмоциональную восприимчивость) [19], Лихачев считал присущими европейской культуре в целом: «Европеец способен изучать, включать в свою орбиту все культурные явления, все “камни”, все могилы. Все они “родные”. Он воспринимает все ценное не только умом, но и сердцем» [20]. Саму же европейскую культуру Д. С. Лихачев считал общечеловеческой, вбиравшей в себя и способной учесть опыт всех других культур. Через общеевропейское к всечелове ческому — такова была его формула для развития России. В качестве одного из ярчайших доказательств общечеловечности русской культуры Разд ел I. Культура и культурология (в то же время и общеевропейской) он приводил творчество Пушкина — глубоко национального гения, открытого всему богатству бытия, кото рому были ведомы и понятны миры других народов и наций, их уни кальность и своеобычность.

Академик видел в европейском сознании не те черты, которые чис лила за ним мысль славянофильского толка, противопоставлявшая Рос сию Западу (рационализм, рассудочность, опора на научный тип позна ния, технократизм), а принципиально иные, что во многом исключало для Лихачева самую основу спора западников и славянофилов. Даже соборность, которую обыкновенно считают характерной чертой пра вославного мира, Д. С. Лихачев рассматривал как черту универсально европейскую.

К модному сегодня «евразийству» ученый относился негативно. Он был категорически против утверждений, что России присуще некое «ту ранское начало», считал, что взгляды такого рода уводят нас в сторону домыслов, произвольных фантазий. Гораздо большее значение, чем ан титеза «Запад–Восток», утверждал он, имеет для России соотношение «Север–Юг». Россия — не столько «Евразия», сколько «Скандославия»

или «Скандовизантия»: «Азиатское начало в русской культуре лишь ме рещится. Мы находимся между Европой и Азией только географически, я бы даже сказал — “картографически”. Если смотреть на Россию с За пада, то мы, конечно, находимся на Востоке или по крайней мере меж ду Востоком и Западом. Но ведь французы видели и в Германии Восток, а немцы, в свою очередь, усматривали Восток в Польше» [21]. Однако отрицательное отношение Лихачева к «евразийству» не помешало ему способствовать публикации работ «евразийца» Льва Гумилева.

Позиция академика не сводилась к выделению «европейского нача ла» в русской культуре. Исследуя специфику русской литературы, изучая своеобразие и своеобычность духовного мира Древней Руси, Д. С. Ли хачев отмечал: никогда не имело места слепое, механическое копирова ние западного опыта, но творческая переработка чужого, оригинальное усвоение, изменение применительно к российской специфике. Ученый писал об этом: «Бессмысленно задаваться вопросом — была ли культу ра Руси до Петра “отсталой” или не отсталой, высокой или не высокой.

Нелепо сравнивать культуры “по росту” — кто выше, кто ниже. Русь, создавшая замечательное зодчество … высокую хоровую музыку, кра сивейшую церковную обрядность, сохранившая ценнейшие реликты ре лигиозной древности, прославленные фрески и иконы, но не знавшая университетской науки, представляла собой просто особый тип культу ры с высокой религиозной и художественной практикой» [22].

Наивысшим воплощением специфики российской культуры, свое образного сочетания «русского» и «европейского» был для Дмитрия Сергеевича Петербург. Ученый внес первостепенный вклад в формиру У истоков российской культурологии ющуюся последние десятилетия область знания, которую можно назвать культурологией Петербурга. Особо следует выделить в этом плане его лекцию «Петербург в истории русской культуры», прочитанную 19 мая 1993 года при посвящении в почетные доктора Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов.

Академик считает, что при своей «европейскости» Петербург — чрезвычайно русский город: «Нам говорят, что Петербург по своему внешнему облику самый европейский из русских городов. И из этого исходят, характеризуя русскую культуру. Да, это так, но и не так!» [23].

Черты «русскости» ученый видит в обилии архитектурных традиций Москвы XVII века, в наличии большого количества гостиных дворов по типу Архангельска, Новгорода, Костромы, Ярославля, Калуги, в рус ских церквях, которые в XIX веке строились в «русском стиле». Петер бург — «русско-европейский город», он и «чрезвычайно европейский, и чрезвычайно русский», — делает вывод Д. С. Лихачев [24]. Даже мно гочисленные итальянские архитекторы, работавшие здесь, не сделали его «итальянским». По Лихачеву, уникальность Петербурга — в том, что это «город общемировых культурных интересов» [25], соединивший в себе градостроительные и культурные принципы различных европей ских стран и допетровской Руси. При этом суть петербургской культу ры — не в похожести на Европу, а в концентрации лучших сторон рус ской и мировой культуры.

Важной особенностью Петербурга Дмитрий Сергеевич считает «его научную связь со всем миром». Другая существенная сторона Петербур га — академизм во всех его проявлениях, «склонность к классическому искусству, классическим формам. Это проявилось как внешне — в зод честве... так и в существе интересов петербургских авторов, творцов, педагогов и т. д.» [26]. По мнению ученого, в Петербурге все основ ные европейские и мировые стили приобретали классический харак тер. С академизмом тесно связана еще одна основополагающая черта петербургской культуры — профессионализм, который пронизывает и науку, и искусство, и ремесло, и общественно-политическую деятель ность. Кроме того, Лихачев говорит о том, что этот концентрированный петербургский профессионализм требует особого профессионального обучения и академического образования. Истинный профессионализм должен базироваться на широком и глубоком общем образовании. «По этому профессионализм отнюдь не следует смешивать с узкой специа лизацией» [27].

Не случайно именно в Петербурге появился и кристаллизовался осо бый, в ряде отношений высший «продукт» мировой культуры — интел лигенция. По мысли Лихачева, это уникальный результат зрелости евро пейской духовной традиции и в то же время явление, сформировавшееся именно на российской почве закономерным образом.

Разд ел I. Культура и культурология Несомненна религиозно-христианская составляющая в мировоззре нии Д. С. Лихачева. Будучи человеком веры, он понимал, что человече ское существование неотделимо от переживания святого, священного, от живого, трепетного соприкосновения с ним. В этом плане он чрезвычай но близок к взглядам русских религиозных философов эпохи «духовного Ренессанса», подчеркивавших роль религии, считавших, что религиоз ное сознание представляет собой как бы «несущую конструкцию» куль туры, ее «духовный нерв». «Культура — это святыни народа, святыни нации» [28];

«Культура — это то, что в значительной мере оправдывает перед Богом существование народа и нации» [29], — вот характерные для Лихачева формулировки.

Дмитрий Сергеевич возвращал исходное, первоначальное значе ние такому важному понятию, как «Святая Русь»: «…это, разумеется, не просто история нашей страны со всеми присущими ей соблазнами и грехами, но религиозные ценности России: храмы, иконы, святые места, места поклонений и места, связанные с исторической памятью.

“Святая Русь” — это святыни нашей культуры, ее наука, ее тысяче летние культурные ценности» [30]. «Святыни “Святой Руси” не могут быть растеряны, проданы, поруганы, забыты, разбазарены: это смерт ный грех» [31].

И живое, конкретное чувствование значения духовных ценностей, и понимание культуры как святыни, и острая боль за попранное, порушен ное, поруганное, и переживание вины, греха — все это у Лихачева под линно христианское, православное. Значительный урон русскому мен талитету и русскому языку, считал академик, нанесло запрещение пос ле революции преподавания Закона Божия, церковнославянского языка.

При этом не только прервалась традиция, стали непонятны многие тек сты псалмов, Священного Писания — вытеснению подверглись «опор ные конструкции» русской духовной культуры, базовые структуры рос сийского менталитета. Был нанесен урон, который долго еще предстоит осмысливать и преодолевать.

Теперь, с учетом изложенного, представляется целесообразным вер нуться к перечисленным ранее особенностям культурологического ме тода Д. С. Лихачева.

Понимание культуры как целостности воплощается во взаимодо полнении двух векторов размышлений ученого. С одной стороны, глубо кий научный потенциал и высочайший нравственный пафос имеет идея Дмитрия Сергеевича о целостности культурных и природных систем, где целое предшествует части, определяя ее сущность и функции. Ака демик полагал, что культурология в этой ипостаси близка экологии — и та и другая науки должны изучать всю взаимосвязанность системы, понимая мир природы и культуры как целое, которое предшествует бы тию каждой части, определяет все ее проявления.

У истоков российской культурологии С другой стороны, Д. С. Лихачев рассматривал каждый отдельный феномен культуры как «зеркало», отражающее культурную систему в ее системном единстве. Искусство и язык, религиозно-философские взгля ды, быт и нравы, обычаи и право — все, что создано руками и разумом человека, есть предмет культурологии, обращение к которому позво ляет полнее и глубже понять специфику культурного целого. При этом академик конструирует свое особое видение внутреннего морфологиче ского строения культуры, выделяя своего рода культурные комплексы и исследуя их взаимовлияние и эволюции.

Однако непосредственным объектом его анализа становятся тексты источники, выступающие «пассивной» формой отражения целостно го культурно-исторического, этнокультурного, духовно-нравственного, социально-психологического и ментального комплекса культуры. Это прежде всего тексты художественной и религиозной культуры, которые определяют культурную вертикаль и принадлежат к высшим проявле ниям человеческого духа, являют собой творческое начало «антиэнтро пийной направленности», противостоящее энтропическому погружению в бессловесность и хаос.

Академик фундаментально обосновал перспективное направление самоопределения культурологии как особой сферы знания, которое со временем все больше проявляет актуальность. В рамках этой парадиг мы знание трактуется как результат специфической методологии, упорядочивающей, понимающей и интерпретирующей информацию, полученную о культуре другими науками. При этом культурология не обязательно обращается к культуре в ее эмпирических формах — она на более высоком уровне обобщенности создает и воссоздает феномен культуры как системной целостности, используя для этих целей резуль таты других наук социально-гуманитарного цикла путем переосмысле ния и переинтерпретации эмпирических сведений и базирующихся на них концепций, наведения смысловых мостов между различными об ластями знаний, выявления их взаимодополняющего характера, что не только придает культурологическому знанию подлинно комплексный и междисциплинарный характер, но и обеспечивает синергетический эф фект (не столько большее знание, сколько неожиданное, не вытекающее из отдельных частей).


Говоря об онтологизме историко-культурного дискурса, его проект ном характере как еще одной новации Лихачева в области методологии, следует отметить его стремление утвердить в научной среде право на ре конструкцию, то есть на создание целостных моделей утраченных куль турных и исторических реалий путем восполнения лакун, и не только непротиворечивыми гипотетическими предположениями, но и верой ис следователя, его творящей любовью. Новое знание прорастает здесь из интуиции, а интуиция — из целостного системного видения культуры.

Разд ел I. Культура и культурология Фундаментальной культурологической идеей Дмитрия Сергеевича, важной для сегодняшнего самосознания духовной уникальности России, является его утверждение о том, что модели национального будущего ко ренятся в прошлом. Новое — в старом, но не стареющем, в ушедшем, но бессмертном, в забытом, но актуальном. Академик Лихачев показывает, как в разные времена, когда надо было определить или скорректировать духовные основания национального возрождения, Русь обращалась к минувшим эпохам. Причем выбор событий прошлого носил во многом субъективный характер, он был продиктован необходимостью решения современных проблем. Такой избирательный подход к прошлому зако номерен: историю народа можно рассматривать как своеобразное кол лективное повествование, которое разворачивается вокруг определен ных событий и личностей, значимых для национального самосознания.

Выбор этих эпох, событий и персон не случаен — он подчинен потреб ности нации в осмыслении ее актуального положения, в понимании ее возможного будущего.

«Право» на проектный взгляд ученого — сугубо культурологический подход, который ранее считался недопустимым в рамках классической исторической методологии. Его суть заключается в найденном равно весии между прошлым и будущим — ученый находит в историческом прошлом креативно-событийные линии, которые сохраняют свою креа тивную энергию в историческом времени, то есть при движении куль туры от прошлого — через настоящее — к будущему.

Таким образом, выстраивается своеобразная методология культур но-исторического мышления, которая получает теоретическое обосно вание, в том числе и в определении Лихачевым стиля древнерусской литературы как «историко-монументального». Подобное понимание не только ориентировало исследователя на достоверность излагаемого им материала, на историзм, понимаемый как правдивость факта: требова ние монументальности предполагало концентрацию внимания только на таких фактах, которые были актуальны для общества в момент исследо вания. Ученый рассматривал факты, которые являлись определяющими для исторического бытия современной ему России. И в этом плане акту альность факта для него уравнивала в качестве предмета исследования различные культурные феномены: художественно-литературные тексты, архитектурные сооружения, политические реалии и т. д.

В текстах академика целостность культурного мира разворачивается в многообразии включаемых в понятие культуры явлений, в богатстве их взаимосвязей и взаимовлияний. Так проявляется синтетичность, комп лексность и универсализм лихачевского метода познания культуры. Рус ская культура как бы открывает свои неизведанные ранее грани учено му-филологу, историку, литературоведу, философу культуры. В фокусе этих подходов рождается компаративность научного анализа — извле У истоков российской культурологии чение нового знания как результат сопоставления изучаемых объектов.

Основными особенностями этого исследовательского метода являются сочетание строгого исторического и образно-интерпретационного под ходов в анализе эпохи, синтез исторически достоверного фактического материала и интуитивного его осмысления, смысловая модификация в трактовке содержания основных категорий. Компаративность предпо лагает обращение к широкому и многослойному феномену культуры, объединяющему ее разные виды и формы, анализ явления культуры в родственном ему историческом, культурном, художественном контексте и во взаимодействии с другими сферами социального, политического, экономического и иного бытия.

Нравственная отягощенность культурологического дискурса Д. С. Лихачева нередко ошибочно трактовалась коллегами как «чрез мерная простота» и «излишняя публицистичность» работ последних лет.

Для текстов академика характерна их экзистенциальная направленность, насыщенность этической проблематикой. Эта линия является логичным продолжением одной из центральных традиций русской философской мысли, которая всегда исповедовала принцип онтологического реализ ма, глубокого проникновения познания в реальность, сосредоточенности на вечных вопросах бытия, в том числе и на основе религиозной ин туиции.

Д. С. Лихачев немало размышляет о сознании вины и ответственно сти ученого, который словом может разрушать реальность. Понимание того, что «слово есть глагол», и осознание обреченности любого пи шущего (вспомним древнерусское понимание «книжника» как всякого, имеющего дело с книгой) на публицистичность, понимание невозмож ности уйти от «больных проблем» современности даже при, казалось бы, самом отвлеченном от них предмете исследования — все это и есть проявление лихачевского понимания моральной ответственности учено го. Лейтмотивом творчества становится тема нравственности ученого, интеллигента, которая рассматривается в контексте всей русской сло весности.

Русский народ, подчеркивал Дмитрий Сергеевич, владеет огромны ми ценностями. При этом их своеобразие он связывал во многом с рус ской литературой, художественная сила которой опирается на ее нрав ственный пафос.

Д. С. Лихачев, раскрывая идею духовной и стилистической целост ности культуры, выводит принцип высочайшей ответственности чело века за разрушение сложившихся в мире взаимосвязей — как матери альных, так и духовных. Этот принцип был с максимальной полнотой воплощен в его личной научной деятельности, творчестве и граждан ской, общественной позиции ученого. Не только научное наследие ака демика Лихачева, но и его биография — достойный ответ и на вызовы Разд ел I. Культура и культурология противоречивого периода советской истории, и на духовные разломы 1990-х годов.

Гуманистичность культурологического метода Д. С. Лихачева про является в стремлении выявить в историческом процессе ту его состав ляющую, которая определяет нравственный смысл истории народа, его «божий замысел». Гуманизм культуры — это мера ее человечно сти, утверждения в качестве высшей ценности человека как личности, его права на свободное развитие. Дмитрий Сергеевич в своих работах убе дительно показывает, что развитие культуры осуществляется через хаос к гармонии, через просветление высшего смысла, через возраста ние организованности культурных форм, увеличение сектора свободы, взращивание личностного, гуманистического начала.

Гуманистичность лихачевского метода проявлялась не только в поис ке Истины, в его попытках разглядеть в культуре душу народа, но и в ее творении — Словом, Верой, энергией Любви. Его видение гуманисти ческой сущности русской культуры — это своеобразный замысел, кото рый открывается сознанию просвещенных и ищущих. Культурологиче ский дискурс, как и система идеологии, оформляет, конституирует, ре гулирует и творит культурную практику. Не случайно академик вновь и вновь возвращался к феномену Слова в русской культуре, которое, считал он, — нечто большее, чем имя вещей. Слово есть Идея, предваря ющая саму действительность и определяющая ее воплощение, оно — не просто усиливающее эффект «зеркало культуры», но и духовная стихия, преобразующая реальность, придающая ей духовную ценность и смысл.

Своим словом академик Лихачев пытался остановить стихию «расчелове чивания» человека, противопоставить Хаосу времени Логос духовности.

Таким образом, культурология Лихачева включает и творчески пре образовывает самые разные интенции — рационалистическую и сак ральную, традиционалистскую и инновационную, европоцентрист скую и почвенническую. В то же время это — культурология сочувст вия и прозрения, пророчества и жертвенного служения Истине.

Обозначенные выше смысловые линии, определяющие особенности культурологического метода Д. С. Лихачева, пронизывают фактологи ческий контекст всех трудов периода научной зрелости ученого — от середины ХХ века до его ухода из жизни. Синтетичность, комплекс ность, универсализм и гуманистичность культурологического метода Дмитрия Сергеевича, его взгляды на культуру как системную целост ность, онтологизм историко-культурного знания и нравственный нерв культурологического дискурса составляют пока неосвоенное богатство отечественных гуманитарных наук.

Вместе с тем не приходится сомневаться, что анализ работ Д. С. Ли хачева в ближайшем будущем составит блистательный раздел универ ситетских учебников по истории культурологических учений.

У истоков российской культурологии Самое интересное — что ученому удалось предвосхитить будущее.

Его культурологические труды содержат ответы на многие острейшие вопросы современности либо определяют направление поисков этих ответов.

Примечания 1. См., например: Гуманитарные проблемы современной цивилизации :

VI Междунар. Лихачевские науч. чтения, 26–27 мая 2006 г. / СПбГУП. СПб., 2006 ;

Гусейнов А. А., Запесоцкий А. С. Культурология Дмитрия Лихачева : ком мент. к кн. Д. С. Лихачева «Избранные труды по русской и мировой культуре».

СПб. : СПбГУП, 2006 ;

Жукова О. А. История русской культуры и современ ность // Вопросы истории. 2006. № 8. С. 112–113 ;

Запесоцкий А. С. Нам пред стоит узнать Дмитрия Лихачева // Вопросы культурологии. 2006. № 8. С. 9–13.

2. См.: Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. 3-е изд., доп. М. :

Наука, 1979.

3. Лихачев Д. С. Культура как целостная среда // Лихачев Д. С. Избранные труды по русской и мировой культуре. СПб. : СПбГУП, 2006. С. 350.


4. Гусейнов А. А. О культурологии Д. С. Лихачева // Гусейнов А. А., Запесоц кий А. С. Культурология Дмитрия Лихачева. С. 25.

5. Лихачев Д. С. Культура как целостная среда. С. 349.

6. Лихачев Д. С. Концептосфера русского языка // Лихачев Д. С. Избранные труды по русской и мировой культуре. С. 319.

7. Лихачев Д. С. Культура как целостная среда. С. 354–355.

8. Лихачев Д. С. Концептосфера русского языка. С. 324.

9. Лихачев Д. С. Экология культуры // Лихачев Д. С. Избранные труды по русской и мировой культуре. С. 331.

10. Ильенков Э. В. Философия и культура. М. : Политиздат, 1991.

11. Шпенглер О. Закат Европы. М. : Искусство, 1993 ;

Тойнби А. Исследова ние истории. СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та : Изд-во Олега Абышко, 2006.

12. Конрад Н. И. О смысле истории // Конрад Н. И. Запад и Восток : ст. М. :

Гл. ред. восточ. лит., 1972. С. 485.

13. Лихачев Д. С. Прогрессивные линии развития в истории русской литера туры // Лихачев Д. С. Избранные труды по русской и мировой культуре. С. 44–86.

14. Лихачев Д. С. Русская культура Нового времени и Древняя Русь // Там же. С. 178.

15. Лихачев Д. С. Прогрессивные линии развития в истории русской лите ратуры. С. 45.

16. Лихачев Д. С. О русской интеллигенции // Лихачев Д. С. Избранные тру ды по русской и мировой культуре. С. 384.

17. Лихачев Д. С. Три основы европейской культуры и русский исторический опыт // Там же. С. 363–364.

18. См., например: Ильин И. А. Основы христианской культуры. СПб. :

Шпиль, 2004.

Разд ел I. Культура и культурология 19. Лихачев Д. С. Три основы европейской культуры и русский историче ский опыт. С. 364.

20. Там же.

21. Лихачев Д. С. Культура как целостная среда. С. 359.

22. Лихачев Д. С. О русской интеллигенции. С. 378.

23. Лихачев Д. С. Петербург в истории русской культуры // Лихачев Д. С. Из бранные труды по русской и мировой культуре. С. 262.

24. Там же. С. 265.

25. Там же. С. 266.

26. Там же. С. 266–267.

27. Там же. С. 268–269.

28. Лихачев Д. С. Культура как целостная среда. С. 349.

29. Там же.

30. Там же.

31. Там же. С. 350.

О СУЩНОСТИ КУЛЬТУРНОЙ ТРАДИЦИИ* Празднование юбилея Д. С. Лихачева в 2006 году дало импульс к осу ществлению Санкт-Петербургским Гуманитарным университетом проф союзов целого комплекса исследований, призванных осмыслить науч ное наследие академика в контексте современного нам гуманитарного (и в первую очередь культурологического) знания. С некоторыми их ре зультатами мы и хотим познакомить читателя в сегодняшнем номере журнала.

Природа культурной традиции не была предметом специального ана лиза Д. С. Лихачева. Однако теперь выясняется, что едва ли не все его теоретическое наследие в той или иной степени связано с этим поня тием. В работах ученого проблематика традиций и традиционности на шла свое отражение в размышлениях о культуре и искусстве. И прежде всего о русской культуре и отечественном искусстве.

В культурологии под традицией понимается способ осуществления преемственности, в котором интегрируются тенденции творческой деятельности прошлого, имеющие значение для современного развития.

Понятие традиции получало разные теоретические истолкования в ис тории, что объясняется их разнообразием [1]. Именно благодаря тради циям сохраняется богатейший потенциал культуры, достигается живая и естественная связь настоящего и прошлого, становится возможным взаимодействие культурных эпох и ценностей, сохранение ведущих ли ний в творческой жизни.

Но традиция — это не просто сохранение и передача (трансляция) ценностей. Она предполагает продуктивный тип связи между культу рами, когда старое переходит в новое и активно работает в нем. Ха рактерное свойство традиции — в ее неоднозначности;

она очень пла стична, имеет подвижные рамки и способна в одной и той же культуре существовать в разных формах: то как культурная основа циклическо го повторения элементов жизнедеятельности человеческих сообществ, то как «строительный материал», на основании которого создается но вый пласт культуры, либо как критерий, относительно которого оцени вается современная культура, и др.

Печатается по тексту статьи в журнале «Вопросы культурологии» (2007):

* см. № 64 Библиографического указателя.

Разд ел I. Культура и культурология Во второй половине XX века гуманитарные науки превращают кате горию традиции в едва ли не ведущую в исследовательской проблемати ке. Ускорение социально-культурного развития, многочисленные кризи сы и явления, подобные «молодежной революции», заставляют ученых совершить настоящий прорыв в осмыслении этого феномена, ставя его в оппозицию понятию новации.

Сегодня традиция и новация трактуются как диалектически взаимо связанные противоположности. Считается, что процесс саморазвития культуры происходит в результате непрерывного (а по интенсивности — цикличного) взаимодействия культурных процессов сохранения и изме нения (традиции и новации). Вектор изменения обеспечивает развитие культурной системы, а традиции образуют «коллективную память»

нации, выступая предпосылкой и условием сохранения ее исторической идентичности. Оптимальная модель саморазвития предполагает опре деленное соотношение этих векторов — с учетом специфики культуры, этапа и проблем ее развития.

Дисбаланс этих тенденций разрушает целостность культурного мира.

В частности, доминирование вектора сохранения (в государственной идеологии, культурной политике) искусственно «консервирует» исто рически неоправданные нормы, традиции и соответствующие им соци альные институты, блокируя тем самым естественные механизмы само развития культуры, «растворяет» личность в сверхзначимости целого, лишая ее самоценности. Идеология сохранения общественного цело го становится основной целью и ценностью культурного сообщества, а проблематика свободного развития личности отодвигается на второй план. С другой стороны, инновационная модель, наоборот, вносит в со циальную и индивидуальную жизнь динамизм, напряженность и неста бильность, «отлучает человека» от надличных смыслов и ценностей, провоцирует конфликтность социальных групп, институтов и государ ства, личности и общества. Вселяя в человека безграничную веру в его возможности, инновационное мировоззрение (в контексте соответству ющей общественной идеологии) лишает человека «тыла», обрекая его на пустоту индивидуального существования [2]. Таким образом, эти край ности опасны.

В условиях нормы традиционный и инновационный векторы куль турных процессов взаимодополняют друг друга, компенсируя дефициты и издержки каждого в отдельности. Бинарность культурных оппозиций сохранения и изменения, придавая определенный драматизм культур ной жизни, в то же время выступает гарантией устойчивости развития культуры.

Однако это соотношение не является жестко заданным. Цикличный характер динамики культурных ориентаций проявляется в формиро вании исторических периодов, для которых характерно явное преоб О сущности культурной традиции ладание и высокая значимость традиционных ценностей. И, наоборот, на иных исторических этапах эти ценности вдруг начинают подвергать ся сомнению, и культура активно генерирует иную систему ценностных координат.

В частности, Н. Дж. Смелзер, анализируя американскую культуру, пе риодами предпочтения традиционных ценностей считает 1920-е, 1950-е и 1970-е годы, в которые явно преобладала консервативная традиция.

В 1930-е годы критике были подвергнуты капиталистические символы веры, а в 1960-е годы молодежное движение противопоставило идеалу «американской мечты» (который включал такие ценности, как успех, оптимизм, упорный труд) ценности свободы самовыражения и незави симости от общества, государства. В результате появилась новая форма культурного противостояния — контркультура, нормы и ценности ко торой во многом оказались противоположными основным положениям господствующей культуры [3].

Существует экстравагантная гипотеза, что в условиях обществен ной стабильности и индивидуального благополучия, совпадающих с бытием культурного целого в режиме оптимальной самоорганизации, количественное соотношение «атомов» изменения и сохранения под чиняется правилам золотого сечения (числовое выражение которого, как известно, близко соотношению 1/3). Изменение этого соотноше ния между суммой новаций и традиций в сторону обновления прибли жает культуру к некоему критическому порогу смены типа культурной системы. В плоскости социально-культурного бытия этот порог мож но представить в виде соотношения количества носителей инноваций (в пределе — альтернативных по отношению к данному типу культу ры) и количества традиционно ориентированных субъектов культуры, способных принять и усвоить новое. В пользу этой гипотезы свиде тельствует множество фактов, в частности судьба различных моделей социального устройства, ряда оригинальных научных идей и художест венных концепций и так далее, — всем им пришлось ждать до тех пор, пока культура «созреет» и сможет включить их в актуальное простран ство своего бытия.

Следовательно, гармоничность «наложения» горизонтов традиции и новации (по существу, определяющих меру слияния в самосознании общества культурных пластов прошлого, настоящего и будущего) оп тимизирует культурную динамику, определяет глубину и целостность национальной культуры в пространстве «здесь и теперь». Прошлое «оживает» в настоящем в форме преданий, ценностей, традиций, обра за духовных референтов, и чем полнее оно представлено сегодня, тем объемнее и многограннее культура нации, тем осмысленнее ее виде ние своего будущего (в том числе и в форме национальной идеи). Каж дое новое поколение, осуществляя выбор и интерпретацию традиций, Разд ел I. Культура и культурология выбирает и определяет тем самым свое будущее. При этом обращение к духовным традициям требует немалых усилий — духовность никогда не дается в виде готовой «формулы», которую можно просто усвоить, — она должна непрерывно реинтерпретироваться в контексте проблем на стоящего и горизонтов будущего.

Огромный материал исследователю данной проблематики дает Пет ровская эпоха. Наше время также характеризуется возрастанием роли духовных факторов развития.

Оппозиционность культурных ориентаций на сохранение и измене ние сегодня усиливается в ситуации духовного кризиса (и прежде всего кризиса национально-культурной идентичности, когда в очередной раз встают вопросы: «Что есть мы в сообществе народов? Каково наше ду ховное предназначение во всемирной истории?») — одна из них начи нает агрессивно доминировать, провоцируя соответствующую реакцию другой. В частности, после 1917 года баланс сохранения и изменения был нарушен факторами субъективного порядка — насильственным ха рактером государственной культурной политики первых лет советской власти, суть которой сводилась к ликвидации многих традиций русской культуры и соответствующих социальных институтов. И в 1990-е годы наблюдалась похожая ситуация — духовный кризис развивался на фоне развала государственной культурной политики, ее концептуальной несо стоятельности, отсутствия стратегически выверенных приоритетов как на федеральном, так и на региональном уровнях.

В России основная «зона конфликта» образуется в результате взаи модействия двух центральных для отечественной культуры линий на пряжения: с одной стороны, сохранение исторически сложившихся ос нов и традиций индивидуального и общественного бытия;

с другой — изменение культурной модели (через ревизию исторического прошлого, разрушение настоящего, которое нередко воспринимается как «невы носимое» и «постыдное»), как правило, по образцам западной циви лизации.

*** Следует отметить, что при существенном продвижении в концепту альном понимании роли традиций в культуре конкретные механизмы реализации этой роли исследованы явно недостаточно и сегодня. Яркие идеи, научные гипотезы при всей их важности для нации не могут под менить живого, конкретного исследования взаимодействия различных временных пластов культуры в ее непосредственном развитии.

Лихачев же провел такое исследование практически на материале тысячелетнего развития российской культуры. Не стремясь создать специальную теорию культурной традиции, Дмитрий Сергеевич, тем не менее, оперировал этим понятием всякий раз, когда требовалось О сущности культурной традиции решить ту или иную научную проблему. И внес в итоге неоценимый вклад в понимание сущности традиции как особого механизма куль турной жизни.

Контент-анализ работ Д. С. Лихачева дает основание утверждать, что проблематика традиций рассматривалась им с широких культурологи ческих позиций. Исследователь использовал термины: «национальные традиции» [4], «русские традиции» [5], «народные традиции» [6], «ста рые традиции» [7], «древнерусские культурные традиции» [8], «куль турные традиции домонгольской Руси» [9], «традиции эпохи независи мости» [10], характеризуя культурную жизнь как единое целое в про странстве, времени, жизнедеятельности этноса. Одновременно он в той или иной степени касался отдельных сфер человеческой деятельности, вводя термины, характеризующие такие пласты культуры, как художе ственная культура («художественные традиции» [11], «живописная тра диция» [12], «литературная традиция» [13], «архитектурные традиции»

[14], «садовая традиция» [15] и др.), политическая культура («полити ческие традиции» [16], «государственные традиции» [17], «традиции великокняжеской власти» [18], «традиции совещательных учреждений»

[19] и др.), семейно-бытовая культура («семейные обычаи» [20], «тради ционные формы русской народной свадьбы» [21] и др.).

Традиции, по Д. С. Лихачеву, играют незаменимую роль в культуре:

«...история культуры есть не только история изменений, но и история накопления ценностей, остающихся живыми и действенными элемен тами культуры в последующем развитии» [22]. С точки зрения учено го, творческий потенциал эпохи определяется неразрывным единством традиций и новаций. Так, характеризуя культурную жизнь Руси начала XII века, он подчеркивает: «В этом соединении стремительного дви жения вперед с сохранением лучших традиций прошлого — основа творческой мощи этого периода» [23]. Традиция в его понимании — это одновременно механизм сохранения культуры, а также элемент культуры и средство ее трансляции. В качестве традиции могли вы ступать определенные нормы, ценности, идеи, обычаи, обряды, стили и др. Думается, что ранее процитированное высказывание Дмитрия Сергеевича о том, что культуру необходимо рассматривать «как оп ределенное пространство, сакральное поле, из которого нельзя, как в игре в бирюльки, изъять одну какую-либо часть, не сдвинув осталь ные» [24], в суще ственной степени относится именно к традициям.

Традиции играют особую роль — механизма воспроизводства куль туры, в определенной мере необходимого условия ее существования.

Поэтому утрата традиции (как весьма значимой части культуры) мо жет привести к деградации культуры. Как утверждал академик, «об щее падение культуры непременно наступает при утрате какой-либо одной ее части» [25].

Разд ел I. Культура и культурология Если же рассматривать культуру как «куст» традиций (что часто встречается в работах этнографов), становится понятна их роль «ста билизатора» культуры, некой основы, фундамента ее динамичного развития. Весьма актуальны в этом плане следующие размышления Лихачева: «Человек — часть общества и часть ее истории. Не сохраняя в себе самом память прошлого, он губит часть своей личности. Отрывая себя от национальных, семейных и личных корней, он обрекает себя на преждевременное увядание. А если заболевают беспамятностью целые слои общества? Тогда это неизбежно сказывается и в нравственной об ласти, на их отношениях к семье, детям, родителям и к труду, именно к труду и трудовым традициям» [26]. Слова Д. С. Лихачева тем более спра ведливы, что именно традиции фактически являются способом фикса ции коллективной памяти социальных групп, обеспечивая их самоиден тификацию, самотождественность и преемственность в развитии.

В истолковании роли традиций в культуре многое зависит от пони мания самой ее природы. С точки зрения Дмитрия Сергеевича, воспро изводство традиций предполагает ее творческое освоение: «...простое подражание старому не есть следование традиции. Творческое следо вание традиции предполагает поиск живого в старом, его продолжение, а не механическое подражание иногда отмершему» [27]. Действитель но, каждое поколение получает от предыдущих определенную совокуп ность традиций. Однако оно не может воспринимать и усваивать их механически, в готовом виде. В своей деятельности каждое поколение всегда осуществляет, во-первых, выбор из имеющихся традиций (при нимая одни традиции или их аспекты и одновременно отвергая другие), а во-вторых, дает их собственную интерпретацию. Именно в связи с этим Д. С. Лихачев и указывает на необходимость творческого освое ния традиций.

Вместе с тем, обращаясь к современному состоянию дел, исследова тель с горечью констатирует, что в жизни отношение к традициям наших предков подчас далеко от творческого. Например, «долг современных градостроителей перед русской культурой — не разрушать идеальный строй наших городов даже в самом малом, а поддерживать его и твор чески развивать. Что же, однако, происходит? Вид на Ильмень из цент ра Новгорода систематически сужается и загораживается. Вместо того чтобы снести нелепый дом XIX века, портящий вид на Ильмень на Тор говой стороне, за ним построена новая гостиница, еще более загоражи вающая вид на Ильмень» [28].

Творческое следование традиции, подлинную традиционность Дмитрий Сергеевич отличал от вульгарной стилизации: «Невозможна также никакая стилизация. Стилизуя, мы убиваем старые памятники, вульгаризуем, а иногда невольно пародируем подлинную красоту» [29].

В связи с этим он в качестве примера указал на использование одним О сущности культурной традиции из ленинградских архитекторов характерного для города элемента — шпиля. Действительно, в Санкт-Петербурге есть три главных шпиля:

Петропавловский, Адмиралтейский и на Инженерном (Михайловском) замке. Однако «когда на Московском проспекте появился новый, до вольно высокий, но случайный шпиль на обыкновенном жилом доме, семантическая значимость шпилей, отмечавших в городе главные со оружения, уменьшилась. Была разрушена и замечательная идея “Пул ковского меридиана” — от Пулковской обсерватории прямо по мери диану шла математически прямая многоверстная магистраль, упирав шаяся в “Адмиралтейскую иглу”. Адмиралтейский шпиль был виден от Пулково, он мерцал золотом вдали и притягивал к себе взор путника, въезжавшего в Ленинград со стороны Москвы. Теперь этот неповтори мый вид перебит стоящим посередине Московского проспекта новым жилым домом со шпилем над ним» [30]. Еще один пример, который приводит Лихачев: «Во второй половине XIX века целый ряд архитек торов вносил элементы старомосковской архитектуры в свои безвкус ные строения: Ропет, Парланд и прочие. Они создали мрачный и тяже лый стиль “Александра III”. Они хотели угодить националистическим вкусам своих заказчиков, а заказчикам хотелось увидеть в Древней Руси то, чего в ней было как раз очень мало: великодержавную помпезность.

Неудивительно, что попытки архитекторов времен Александра III рез ко отталкивали эстетически тонких людей от Древней Руси, а вовсе не привлекали к ней» [31].

Таким образом, подлинная традиционность, по мысли Д. C. Лихаче ва, не имеет ничего общего ни с механическим подражанием, ни с вуль гарной стилизацией. Само следование традиции оказывается невозмож ным без ее постоянного творческого обновления, без поиска «живого в старом».



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 27 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.