авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

БИОЛОГО ПОЧВЕННЫЙ ИНСТИТУТ

На правах рукописи

ГАЛАНИНА ИРИНА АЛЕКСАНДРОВНА

СИНУЗИИ

ЭПИФИТНЫХ ЛИШАЙНИКОВ

В ДУБНЯКАХ ЮГА ПРИМОРСКОГО КРАЯ

03.00.05 ботаника

Диссертация

на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Научный руководитель

доктор биологических наук, ст. н. с. Васильева Л. Н.

Владивосток 2006 1 Оглавление Введение...............................................................................................................3 Глава 1. Аспекты изучения эпифитных лишайников........................................5 1.1. История исследования лишайников на юге Приморского края...... 1.2. Аспекты изучения эпифитных лишайников..................................... Глава 2. Физико географические условия района исследований..................... Глава 3. Материалы и методы............................................................................ Глава 4. Аннотированный список видов лишайников..................................... Глава 5. Особенности распределения эпифитных лишайников на дубе монгольском и дубе зубчатом.............................................................. Глава 6. Анализ лихенофлоры дубняков юга Приморского края.................... 6.1. Систематический анализ................................................................. 6.2. Биоморфологический анализ.......................................................... 6.3. Географический анализ.................................................................... Выводы.............................................................................................................. Литература........................................................................................................ Введение Актуальность темы. Лишайники являются очень древними организмами на Земле и давно составляют часть растительных сообществ. Вместе с другими компонентами этих сообществ лишайники изменялись и формировали структуру своих синузий под влиянием определенных факторов. В лесных сообществах эпифитные лишайники занимают специфические местообитания стволы и ветви деревьев, их присутствие усложнет структуру лесного сообщества, повышая эффективность использования живыми организмами материально энергетических ресурсов конкретных ячеек биосферы (Бязров, 1993). Изучение группировок эпифитных лишайников в лесных сообществах может помочь решению некоторых практических и теоретических вопросов фитоценологии и биогеоценологии (Бязров, 1986).

В настоящее время антропогенная нагрузка на растительные сообщества южного Приморья возрастает в связи с развитием собственной промышленности, а также с переносом воздушных масс из промышленно развитых зон Японии, Кореи и Китая (Чубарь, 2000). Изучение структуры лишайниковых сообществ и изменения ее во времени на территориях, которые подвергаются подобным воздействиям, дает уникальную возможность понять процессы распределения, поселения и сукцессий эпифитных лишайников (Bates et al., 1990). Не менее актуальна роль этих организмов как биоиндикаторов качества воздушной среды, так как многие из них чувствительны к относительно низким концентрациям промышленных загрязнений, особенно двуокиси серы, оксидов азота, озона, фторидов (Бязров, 1993).

Сравнительный анализ синузии эпифитных лишайников на дубе монгольском и дубе зубчатом в Хасанском районе Приморского края необходим для разработки рекомендаций по оптимизации управления лесными ресурсами, в том числе для определения степени загрязнения воздуха, при которой начинается деградация отдельных компонентов лесной экосистемы. Фиксированные участки территории с известным составом лихенофлоры и лишайниковых группировок можно использовать при мониторинге состояния окружающей среды.

Цель и задачи исследований. Цель настоящей работы выявление видового состава и сравнительный анализ лишайников, обитающих на стволах дуба монгольского (Quercus mongolica Fisch. ex Ledeb.) и дуба зубчатого (Quercus dentata Thunb.) на юге Приморского края, в связи, с чем были поставлены следующие задачи:

выявить таксономическое разнообразие лишайников на обоих видах дуба;

установить основные закономерности пространственного размещения эпифитных лишайников;

провести анализ флористического сходства лишайниковых группировок на стволах дуба монгольского и дуба зубчатого.

Научная новизна. Впервые проведено сравнение лишайниковых группировок на двух лесообразующих видах дуба (дуб монгольский и дуб зубчатый) на юге Приморского края.

Впервые дуб зубчатый изучен как субстрат для эпифитных лишайников. Зарегистрирован 201 вид, один вид приводится впервые для юга Дальнего Востока. Впервые рассмотрена структура лишайникового покрова на указанных видах дуба в районе исследования, что позволило выделить ядра характерных видов лишайников и конкретные лихеносинузии, обычные на этих породах в нескольких ландшафтных районах. Проведена оценка проективного покрытия лишайников, выявлены их жизненные формы, виды доминанты, а также виды, экологически замещающие друг друга на дубе монгольском и дубе зубчатом.

Изучено изменение видового состава лишайников и лишайниковых группировок на указанных породах от юга Хасанского района до Лазовского района. Установлены существенные различия в доминантном составе эпифитной лихенобиоты на дубе монгольском и дубе зубчатом в районе исследования. Выявлена граница между “корейской” и “сихотэ алинской” лихенофлорами, что может быть использовано для лихенологического районирования юга Дальнего Востока. Заложена сеть постоянных лихенометрических площадок, которые могут использоваться для мониторинговых исследований.

Практическое значение. Данная работа является частью системы мониторинга эпифитных лишайников в лесных сообществах южного Приморья. Кроме того, в связи с проектом TREDA (Tumen River Economic Development Area), известном в России как проект “Туманган”, предполагающем вовлечение значительной части Хасанского района Приморского края в международную экономическую зону, изучение видового состава и оценка состояния популяций эпифитных лишайников в данном районе соответствуют инвентаризационным задачам упомянутого проекта.

Изучение эпифитных лишайников в дубняках Приморского края имеет первостепенное значение в связи с тем, что дуб монгольский является основной лесообразующей породой в регионе и обеспечивает субстрат для наибольшего видового разнообразия в данной экологической группе организмов и наиболее сложные взаимоотношения между видами лишайников. Поэтому данное исследование можно рассматривать в качестве модельного для последующего сравнительного анализа эпифитных лишайников на других лиственных и хвойных породах.

Апробация работы. Результаты работы отражены в докладах на международной конференции молодых ученых «Проблемы экологии и рационального природопользования стран Азиатско Тихоокеанского региона» (Владивосток, 1994);

конференции молодых ученых «Фундаментальные проблемы охраны окружающей среды» (Владивосток, 1997);

международной конференции «Микология и криптогамная ботаника в России» (Санкт Петербург, 2000);

двух международных конференциях «Растения в муссонном климате» (Владивосток, 2000, 2003);

4 ой региональной коференции молодых ученых «Проблемы экологии и рационального природопользования Дальнего Востока» (Владивосток, 2000);

международной конференции «Классификация и динамика лесов Дальнего Востока» (Владивосток, 2001);

международной конференции по экологической ботанике «Экологическая ботаника: наука, образование, прикладные аспекты» (Сыктывкар, 2002);

XI съезде Русского Ботанического общества “Ботанические исследования в азиатской России” (Новосибирск Барнаул, 2003);

международной конференции «Грибы в природных и антропогенных экосистемах» (Санкт Петербург, 2005);

международном APN START симпозиуме по изучению глобальных изменений в Северо Восточной Азии (Владивосток, 2005);

международной научной конференции «Ритмы и катастрофы в растительном покрове Дальнего Востока» (Владивосток, 2005).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 14 работ.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, шести глав, выводов, списка литературы (168 источников, из них 52 на иностранных языках) и приложения.

Работа изложена на 190 страницах, иллюстрирована 15 таблицами, рисунками и 18 фотографиями.

Глава 1. Аспекты изучения эпифитных лишайников 1.1. История исследования лишайников на юге Приморского края Планомерное исследование лишайников юга Приморского края было начато Л.

А. Княжевой в 1969 году. В результате флористических исследований в Хасанском, Шкотовском, Партизанском районах и на полуострове Муравьева Амурского был составлен список лишайников для юга Приморского края, содержащий 222 вида (Княжева, 1973). Большинство последующих исследований было посвящено изучению видового состава лишайников в заповедниках (Гурулева, Княжева, 1972;

Княжева, 1978;

Княжева, Семенова, 1979;

Княжева, Скирина, 1982;

Чабаненко, 1984, 1988, 1990, 1997, 1999;

Скирина, Княжева, 1985, 1986;

Скирина, 1985, 1987, 1995, 1997), и результаты отражают неравномерность этого исследования. Так, к настоящему времени известно 249 видов в заповеднике “Кедровая падь”, 174 в Уссурийском заповеднике, 381 в Лазовском, 388 в Сихотэ Алинском (Чабаненко, 1990;

Скирина, 1997, 1999;

Скирина, Родникова, 1999;

Галанина, Скирина, 2000). Эти данные показывают необходимость дальнейшего изучения видового состава лишайников на территории южного Приморья, и особенно эпифитных лишайников, составляющих большую часть видов в списках, приводимых для заповедников. В приморских лесах, характеризующихся высокой влажностью, эта экологическая группа лишайников наиболее богата и разнообразна.

Специальные работы, направленные на изучение населения эпифитных лишайников на стволах ряда видов деревьев в лесах Приморского края, немногочисленны. Так, в 1970 1971 годах были проведены геоботанические исследования стволовых синузий лишайников в темнохвойных лесах на юге Приморского края (Княжева, 1974). В результате были получены данные об особенностях распределения доминирующих видов лишайников и лишайниковых группировок на стволах Picea ajanensis (Lindl. ex Gord.) Fisch. ex Carr., Betula lanata (Regel) V. Vassil., Abies nephrolepis (Trautv.) Maxim., Pinus koraiensis Siebold ex Zucc., Tilia amurensis Rupr., Acer tegmentosum Maxim., A. pseudosieboldianum (Pax) Kom.

А. В. Пчелкин (1981) изучил видовой состав эпифитных лишайников некоторых лесообразующих пород в различных поясах растительности Сихотэ Алинского заповедника и перечислил виды, встречающиеся на дубе монгольском в свежих дубняках с лещиной маньчжурской и сухих дубняках с рододендроном сихотинским. Позднее флора эпифитных лишайников на широколиственных и хвойных видах деревьев, а также на рододендроне Фори (Rhododendron fauriei Franch.), изучалась на восточных склонах среднего Сихотэ Алиня (Скирина, Княжева, 1985, 1986, 1987а, б). Исследуя воздействие пирогенного фактора в дубовых лесах Сихотэ Алиня, И. Ф. Скирина (Кудрявцева, Скирина, 1988) приводит данные о 49 видах эпифитных лишайников, собранных с дуба монгольского.

Во время изучения гербарных коллекций лишайников, собранных А. В.

Галаниным и А. В. Беликович в горах Сихотэ Алиня, выяснилось, что лишайники формируют некое “ядро” видов, характерных для чистых дубняков и смешанных дубовых лесов, хотя на дубах также произрастает масса видов, встречающихся и на хвойных породах деревьев (Галанина, Скирина, 2000;

Галанина, 2005).

1.2. Аспекты изучения эпифитных лишайников До недавнего времени лихенологи старались выявлять лишь видовое разнообразие населения лишайников различных регионов, однако в России появляется все больше исследований структуры лишайниковых сообществ (Аблаева, 1981;

Будаева, 1981;

Седельникова, 1993;

Пристяжнюк, Телятников, 2003).

Лишайники, как и другие живые организмы, существуют в связи друг с другом и представителями других групп организмов, образуя исторически сформировавшиеся группировки с определенным составом и соотношениями между видами (Бязров, 2002).

Эти комплексы видов отражают не только физико географические условия местности, историю расселения рассматриваемых организмов, но также экологические особенности местообитаний и наличие конкурентных отношений между компонентами сообществ.

В природе встречаются сходные группировки видов лишайников, которые можно типизировать и создавать иерархические классификации таких группировок по признакам сходства и различия. Изучая лишайниковые сообщества на предмет выявления их эколого биологической структуры и факторов, влияющих на ее формирование, авторы по разному определяли объект своего исследования.

Лишайниковые группировки рассматриваются или как самостоятельные сообщества, или как структурные части фитоценозов, биогеоценозов, экосистем (Бязров, 2002). Чаще всего используются понятия «синузия» (Седельникова, Седельников, 1979;

Голубкова, Бязров, 1989;

Бязров, 1993, 2002;

Пристяжнюк, 2001а, б) и «группировка лишайников»

(Магомедова, 1979) без конкретного определения их понимания.

Понятие «синузия» рассматривается довольно полно в некоторых работах (Barkman, 1973;

Корчагин, 1976). Впервые этот термин употребил Е. Геккель в 1866 году для обозначения совокупности низших организмов. Впоследствии Е. Рюбель использовал его для обозначения «экологического объединения» в лекциях, прочитанных в 1917 году.

Далее Г. Гамс вложил иное содержание в данный термин и стал считать синузией основную синэкологическую единицу.

Как пишет А. А. Корчагин (1976), Г. Гамс впервые привел систему мелких структурных единиц растительности, дал им экологическое (синэкологическое) содержание и обосновал теоретически, показав их значение. При этом была предложена система из синузий трех степеней. Синузия первой степени – это те группировки растений (или животных), самостоятельные компоненты которых принадлежат к одной и той же жизненной форме и к тому же самому виду в пределах одной флористической области. Синузия второй степени – это группировки, самостоятельные особи которых принадлежат к разным видам одного и того же класса жизненных форм или относятся к одной и той же последовательности аспектов. Синузия третьей степени – это группировки, состоящие из разных синузий первой и второй степени, но, благодаря тесной корреляции, объединяющиеся на одном местообитании в одно экологическое единство.

В понимании Г. Гамса, синузия, в одних случаях, может быть самостоятельной частью растительного покрова и занимать отдельный участок, то есть соответствовать самостоятельному сообществу в понимании российских геоботаников. В других случаях синузия является составной частью сообщества, не всегда пространственно отграниченной от других синузий (Корчагин, 1976). Т. Липпмаа (1946) характеризует синузии как «ясно очерченные компоненты фитоценозов».

Большое внимание изучению синузий растений уделяли многие советские геоботаники, которые рассматривали их как часть фитоценозов (Тихомиров, 1956;

Лавренко, 1959;

Блюменталь, 1960;

Ярошенко, 1961;

Сукачев, 1964;

Шенников, 1964;

Корчагин, 1964, 1968, 1976;

Миркин, 1968;

Норин, 1979).

Непосредственно лишайниковыми группировками впервые начал заниматься А.

А. Еленкин (1901). При изучении лишайников Крыма и Кавказа, было отмечено, что с изменением поясности они образуют различного типа формации – лесные, скальные, степные. В горных условиях были выделены три формации по степени выносливости в отношении ветра (Еленкин, 1904). Впоследствии В. П. Савич (1909, 1914) характеризовал группировки лишайников как формации на разных субстратах.

Основоположниками главных направлений современной лихеноценологии стали некоторые зарубежные исследователи, разработавшие методики исследования (Du Rietz, 1932;

Almborn, 1950;

Klement, 1955, 1958;

Barkman, 1958), но немало российских лихенологов посвятили свое внимание лишайниковым группировкам как синузиям (Окснер, 1961, 1962;

Копачевская, 1961, 1963;

Трасс, 1964, 1967, 1970а, б;

Мартин, 1970б, 1968;

Бязров, 1969а, б, 1970;

Княжева, 1973).

Изучение лишайниковых сообществ получило развитие особенно после работы Х.

Х. Трасса (1964), который говорил о своеобразии лишайниковых группировок, их некоторой автономности, но рассматривал такие группировки как синузии в виде структурных частей фитоценоза. В этой же работе была предложена специальная программа исследования лишайниковых синузий и новая их классификация.

Позднее Х. Х. Трасс (1967) отмечал, что целесообразно употреблять понятие синузии как общее выражение для всех элементарных, одноярусных, более или менее гомогенных по составу жизненных форм, экологически и структурно обособленных растительных группировок. При этом была использована система таксономических единиц, разработанная Х. Х. Трассом (1964, 1967) на основе других работ (Du Rietz, 1932;

Lippmaa, 1938). В этой системе предложены следующие синузиальные таксоны: социетет, унион, федерация.

Основной синузиальной единицой стал считаться унион, выделяемый на основе жизненных форм. В состав униона входят виды с одной или двумя жизненными формами. Варианты униона социететы выделяются на основе доминирующих видов.

Они объединяются в федерации или ряды синузий – по биологическим группам растений, например, синузии хвойных деревьев. Проводя классификацию лихеносинузий Эстонии, Х. Х. Трасс (1967) выделял социететы и унионы с учетом флористического состава, а также характерных доминирующих видов. Позднее другие исследователи использовали термины «унион» и «социетет» при изучении лишайниковых группировок (Водопьянова, 1973;

Андреев, 1979;

Будаева, 1989).

Л. Г. Бязров (1971) разработал оригинальный метод для изучения эпифитной лишайниковой растительности, предложив термин «эндостратосинузия» для обозначения совокупности конкретных группировок, сходных по видовому составу и формам роста лишайников, развивающихся в пределах типа лесного биогеоценоза на деревьях одной породы и в одном биогеогоризонте. Такие эндостратосинузии считаются лишайниковыми синузиями низшего ранга в системе биогеоценотических синузий (Бязров, 1971, 1986).

В настоящее время все чаще ставится вопрос об особенностях и закономерностях формирования структуры самих лишайниковых сообществ: какова она и есть ли она вообще, под действием каких факторов формируется, как меняется во времени? Эти вопросы затрагиваются в работах, как отечественных (Мартин, 1968, 1970 а, б;

Княжева, 1971;

Бязров, 1970, 1971, 1974, 1975, 1986;

Андреев, 1979;

Магомедова, 1979, 1981;

Аблаева, 1981;

Будаева, 1981;

Инсарова, Инсаров 1987;

Седельникова, 1993;

Пристяжнюк, 2001а, б;

Галанин, 2002;

Пристяжнюк, Телятников, 2003), так и зарубежных (Orwin, 1970;

Armstrong, 1974, 1975, 1979, 1982, 1985, 1986;

Farrar, 1974;

Topham, 1977;

Rhoades, 1983;

Smith, 1995;

Harris, 1996;

Caseldine, Baker, 1998;

McCune, 2000;

Sillett, Rambo, 2000;

Kirschbaum et al., 2002) исследователей. Много статей в последнее десятилетие посвящено изучению темпов роста особей отдельных видов лишайников, конкурентным отношениям видов, строению лишайниковых сообществ, сукцессионным сменам в этих сообществах.

Специальному изучению эпифитных лишайников на дубах посвящено немного работ, и большинство из них содержит результаты лихеноиндикационных исследований.

Например, изучалось влияние диоксида серы (S02) на отдельные виды лишайников (Bates et al., 2001), закономерности повторного заселения лишайниками стволов дуба при понижении уровня S02 в атмосфере (Bates et al., 1990), зависимость видового богатства лишайников вдоль градиента отложения влажных сульфатов (Showman, Long, 1992).

В некоторых работах рассматривались проблемы снижения биоразнообразия лишайников под воздействием пожаров в дубовых лесах (Wolseley et al., 1994) и восстановления лишайникового покрова на стволах дуба после пожаров (Romagni, Gries, 2000), перечислялись факторы, определяющие развитие лишайниковых сообществ (Wolseley, Pryor, 1999), прослеживались сукцессии эпифитных лишайников (Stone, 1989), изучались модели распределения и обилие лишайников при взаимодействии их с беспозвоночными животными, для которых лишайники являются средой обитания и пищей (Stubbs, 1989).

Изучались особенности распределения видов лишайников по породам деревьев и типам лесов, например, в горном дубовом лесу Таиланда (Wolseley et al., 1994) или на различных дубах Ипании: Quercus rotundifolia, Q. faginea (Aragon, Martinez, 1999), Q. ilex (Longan, Gomez Bolea, 1999). Концентрацию десяти элементов определяли для лишайников, растущих на граните и коре расположенных рядом дубов Q. borealis и Q.

alba (Prussia, Killingbeck, 1991).

Кроме изучения лишайниковых сообществ на дубах, интересные данные для сравнения могут дать анализы сукцессий и распределения лишайников на других породах деревьев и кустарников. Особенно многочисленны исследования лишайниковых сообществ на хвойных породах. В частности, в Германии они были объектом лихеноиндикационных исследований в связи с регулярным отмиранием прироста у хвойных пород (Hauck et al. 2000, 2002;

Hauck, 2003). В приокеанических хвойных лесах Норвегии изучалось влияние различных факторов на распределение накипных лишайников (Holien, 1996), а в Финляндии проводились мониторинговые исследования с картированием эпифитных лишайников (Poikolainen et al., 1998).

Лишайниковые сообщества на хвойных породах в Калифорнийских горах оказались чувствительны к загрязнению воздуха (Sigal, 1983). Эпифитные лишайники в старовозрастных лесах из Pseudotsuga и Tsuga в районе Каскадного Хребта в штатах Орегон и Вашингтон изучались на предмет распределения их биомассы (McCune, 1993), а также воздействия высоты в кроне дерева на скорость их роста (Antoine, McCune, 2004).

В северной части штата Нью Йорк изучались особенности произрастания эпифитных лишайников на ветвях и стволах Abies balsamea (Hauck, MeiЯner, 2002).

Лишайники на лиственных породах, таких как осина (Populus tremuloides и P. tremula), клен (Acer circinatum), слива (Prunus spinosa), ива (Salix spp. и S. caprea), также исследовались на предмет их видового состава, скорости роста, изменения в лишайниковых сообществах, их развития и возраста (Benedict, Nash, 1990;

Kuusinen, 1995;

Ferry, Lodge, 1996;

Ruchty et al., 2001). В этих работах показано, что развитие лишайниковых сообществ может зависеть от места произрастания того или иного дерева или куста.

Глава 2. Физико географические условия района исследований Юг Приморского края для удобства описания физико географических особенностей и характеристики растительности необходимо разделить на Хасанский район (часть Маньчжурской горной страны), Ханкайско Надежнинскую равнину и юг горной страны Сихотэ Алинь, представляющие собой естественные физико географические единицы (Ливеровский, Колесников, 1949).

Горные хребты Сихотэ Алиня с округлыми вершинами и пологими склонами на территории Приморского края простираются в целом с юго запада на северо восток и уходят на территорию Хабаровского края. По линии главного водораздела Сихотэ Алинская горная область делится на Япономорский (восточный и южный) и Уссури ханкайский (западный) макросклоны, которые отличаются друг от друга по строению рельефа и природно климатическим факторам (Мясников, 1998 2002). В основном это вызвано различием горных пород и движением на восточном склоне переувлажненных воздушных масс, в то время как западный макросклон подвержен воздействию континентальных воздушных масс. Переувлажненные охлажденные воздушные массы поступают с Японского моря в весенний или раннелетний период.

Хасанский район входит в орографическую область Восточно Манчжурского нагорья (Колесников, 1963), основные хребты которого находятся в Северо Восточном Китае и КНДР, а в пределы Приморья заходят лишь своей восточной частью (Ивашинников, 1999).

Климатические условия юга Приморского края во многом определяются его географическим положением на стыке Евразии и Тихого океана. В зимние месяцы территория находится под воздействием холодных, северо западных континентальных ветров, благодаря которым устанавливается ясная, солнечная, с малым количеством осадков и относительно суровыми морозами зима. Летом преобладающие с моря ветры приносят большое количество осадков, туманы и моросящие дожди (Есипова, 1978;

Ивашинников, 1999). При этом “смягчающее” воздействие, особенно на прибрежные территории, оказывает муссонный климат: прохладная весна, дождливое и туманное лето, солнечная сухая осень и малоснежная с ветрами зима.

В центральных и северных районах края климат более континентальный. Общее годовое количество осадков 600 900 мм, большая их часть выпадает летом. Вдоль морского побережья с северо востока на юго запад проходит холодное Приморское течение, которое вызывает продолжительные туманы. В таблице 1 приведены основные метеорологические показатели для юга Приморского края (Ивашинников, 1999).

Таблица Основные метеорологические показатели юга Приморского края Пункты Ср. Т/год Бм Ос -Тз +Тл Краскино 5,3 -11,7 19,0 190 Приморская 4,0 -14,0 20,0 180 Уссурийск 3,3 -18,6 21,0 185 Находка --- -12,0 18,0 185 Условные обозначения: Ср. Т/год среднегодовая температура;

Т средняя температура января;

+Т средняя температура июля;

Бм продолжительность безморозного периода, сутки;

Ос среднегодовая сумма осадков.

Почвы Хасанского района, согласно Г. И. Иванову (1964), представлены несколькими типами. На вершинах и крутых горных склонах хребтов распространены бурые горно лесные почвы, которые отличаются богатым содержанием гумуса и элементов зольного питания. На этих почвах формируются хвойно широколиственные и широколиственные леса. По пологим склонам хребтов различных экспозиций залегают горно лесные бурые оподзоленные почвы, характеризующиеся высоким содержанием гумуса и интенсивной бурой окраской. На них произрастают кедрово широколиственные леса. По крутым, преимущественно южным склонам и гребням хребтов под кедрово дубовыми лесами и дубняками встречаются горно лесные малоразвитые грубо скелетные почвы. Для них характерен маломощный гумусовый горизонт и выходы на поверхность скальных обнажений. Широко развиты горно лесные желто бурые почвы чернопихтово широколиственных лесов. На склонах залегают маломощные сильноскелетные бурые лесные почвы. На них развиваются порослевые заросли, состоящие из дуба, березы черной, лещины разнолистной и леспедецы двухцветной, а также широколиственные леса.

Географическое положение юга Приморского края, рельеф и особенности климата оказывают сильное влияние на растительность. Исследованная нами территория юга Приморского края в системе геоботанического районирования относится к двум областям Южно Охотской темнохвойно лесной и Восточно Азиатской хвойно широколиственной (Колесников, 1963), к зоне хвойно широколиственных лесов, южной подзоне лиановых хвойно широколиственных лесов и подзоне неморально хвойных лесов той же зоны (Ливеровский, Колесников, 1949;

Колесников, 1955, 1961;

Добрынин, 2000).

В системе флористического районирования исследованная нами территория относится к Маньчжурской флористической провинции Восточноазиатской флористической области (Тахтаджян, 1978). Маньчжурская флористическая провинция характеризуется богатой древесной флорой, которая состоит почти целиком из листопадных форм. Эндемизм этой провинции – довольно высокий. Наиболее характерными растительными формациями являются хвойно широколиственные и широколиственные леса. Последние представлены в основном дубняками (Quercus mongolica), тогда как в долинах горных рек произрастают ильмово ясеневые леса (Тахтаджян, 1978).

В геоботаническом отношении Хасанский район входит в Умеренно холодную, достаточно влажную, хвойно широколиственную лесную природную область, в Южно Приморскую природную провинцию лиановых широколиственных и смешанных лесов с грабом, в Барабашско Владивостокский приморский горно долинный округ широколиственных и чернопихтово широколиственных лесов (Коркишко, 1991). Для лесов этой зоны характерен многоярусовый древостой, богатый и разнообразный подлесок, что сближает ее с горными лесами юго восточного и южного Китая, Корейского п ова и Японии и отличает от таежных лесов умеренных широт Евразии.

Крайний юг Хасанского района входит в Северо Корейскую природную провинцию широколиственных лесов с дубом зубчатым, низкогорно равнинный Хасанский геоботанический округ (Колесников, 1956, 1961, 1969).

Широколиственные леса без участия хвойных пород занимают в Приморье огромные площади и играют большую роль в сложении растительного покрова.

Располагаются они главным образом на низкогорьях, высоких террасах и увалах, типичны на склонах, обращенных к долинам крупных рек (Коркишко, 1991). По условиям произрастания они подразделяются на горные и долинные, а по составу – на сложные, многопородные (в составе обычны липа, дуб, клены, ясень, орех, ильм и другие) и монодоминантные (однопородные) это дубняки, ольшаники, ивняки и чозенники). Большую часть южных склонов покрывают дубняки, на северных склонах леса преимущественно многопородные, с преобладанием липы. В долинах характерны ильмовники и ясеневники;

вдоль русел рек и ключей – чозенники и ивняки (Куренцова, 1968;

Коркишко, 1991).

Леса из дуба монгольского или с его преобладанием наиболее распространенная формация широколиственных лесов южного Приморья. Они подразделяются на три климатические фации: южные, средние и северные (Куренцова, 1968). Южные дубняки занимают бассейны рек, впадающих в Амурский залив и залив Петра Великого.

Характеризуются они произрастанием наиболее южных для флоры Приморья видов:

клена ложнозибольдова, ясеня носолистного, березы Шмидта, рододендрона Шлиппенбаха, жимолости ранней и ряда других видов (Куренцова, 1968;

Коркишко, 1991). На территорию южного Приморья заходят и средние, или типичные, дубняки, которые представлены в бассейнах р. Уссури и оз. Ханка. В этих лесах уже нет видов растений, свойственных южным дубнякам (Куренцова, 1968).

Близкие в экологическом отношении основные и переходные типы леса объединены в группы типов: очень сухие, сухие и свежие (Куренцова, 1968;

Добрынин, 2000). Очень сухие дубняки и редколесья встречаются во многих частях приморья, но наиболее типичны и разнообразны на низкогорьях, окружающих Суйфуно Ханкайскую равнину. Они покрывают преимущественно крутые южные и западные склоны и гребни гор с маломощными, нередко скелетными почвами (Куренцова, 1968). Древостой чаще одноярусный, состоит в основном из дуба монгольского, единично и редко встречается береза даурская, ильм долинный, абрикос маньчжурский, сосна могильная, на юге Хасанского района нередко береза Шмидта. В подлеске типичны рододендрон амурский (в Хасанском районе рододендрон Шлиппенбаха) и леспедеца двухцветная, иногда лещина разнолистная. Травянистый покров ксерофитный, редкий, его видовой состав в разных районах края неодинаков.

Сухие дубовые леса распространены очень широко, встречаются во всех районах края, представлены двумя крупными группами: дубняк с леспедецей двухцветной и осоковым покровом и дубняк с леспедецей двухцветной и серобородниково осоково разнотравным покровом. Свежие дубняки занимают пологие склоны: это, в основном, дубняк с липами, кленом мелколистным;

дубняк с березой даурской;

дубовые редколесья с лещиной разнолистной;

дубняк с орехом, бархатом, липой, кленами;

порослевые дубово лещинно леспедецевые заросли (Куренцова, 1968).

Дубняк с липами, кленом мелколистным и некоторыми другими породами, с лещиной маньчжурской в подлеске и осоково разнотравным покровом типичен для крутых и среднекрутых склонов, преимущественно южных экспозиций. Дубняк с березой даурской встречается на среднекрутых склонах низкогорий. Эти дубняки чередуются с сухими дубняками, занимая более увлажненные и менее обдуваемые склоны. Дубняк с орехом, бархатом, липой, кленами более характерен для низкогорного широкого водораздела северо восточной части Ханкайского бассейна, в подобных условиях он встречается и в других районах края. Подлесок негустой, в основном состоит из лещины маньчжурской, чубушника и элеутерококка, рассеяно встречается бересклет крылатый, малина боярышниковолистная, а также виноград амурский и лимонник.

Дубовые редколесья с лещиной разнолистной приурочены к шлейфам, конусам выноса, нижним частям пологих склонов, преимущественно южных экспозиций;

древостой редкий с примесью березы даурской, ильма долинного, акатника. Подлесок сложен лещиной разнолистной, ей всегда сопутствует леспедеца двухцветная, обычны шиповник даурский, калина Саржента, бересклеты Маака и крылатый.

Порослевые дубово лещинно леспедецевые заросли являются одной из существенных составных частей растительного покрова Приморского края. Эти заросли в основном являются производными выше описанных дубовых лесов, поэтому имеют много общего с ними в условиях произрастания и в ботаническом отношении. Основной породой является дуб монгольский, с ним согосподствует береза даурская, местами липа, акатник, ясень носолистный. Из кустарников преобладают рододендроны и леспедеца в сухих вариантах, а лещина разнолистная, шиповник даурский – в свежих (Куренцова, 1968).

Дуб зубчатый в противоположность дубу монгольскому, занимающему в Приморье широкий ареал, очень ограничен в распространении и именно югом Приморья: в Хасанском районе – в большом количестве до перевала к р. Рязановка и фрагментарно к северу от него до реки Кедровой (Валова, 1964, Куренцова, 1968);

на склонах, окружающих бухту Находка – от ближайших ее окрестностей и на запад до с.

Душкино;

в низовьях р. Партизанки (р. Сучан) у сел Новицкое, Волчанец, на склонах хребта Лазовый (Чандалаз) и в нижнем течении р. Киевка (р. Судзухе). Также было обнаружено нахождение дуба зубчатого на западном берегу оз. Ханка, в окрестностях с.

Турий Рог (Куренцова, 1968).

На юге Хасанского района насаждения из дуба зубчатого покрывают большие площади на высоких морских террасах, на склонах возвышенностей и увалов до 200 м над у. м. Выше по склонам они граничат с редкостойными и порослевыми монгольскими дубняками, ниже – с травянистой растительностью долин. Дуб зубчатый никогда не образует густых зарослей, как это характерно для дуба монгольского.

Сопутствующих пород дуб зубчатый не имеет, образует, как правило, однопородные насаждения (Куренцова, 1968).

На каменистых склонах бухт Средней и Горшкова, в местах, не тронутых пожаром, сохранились небольшие площади дубняка с Betula schmidtii и Pinus densiflora. На этих участках преобладают Quercus dentata и Betula schmidtii. В нижнем течении р. Партизанки (Сучан) дуб зубчатый растет совместно с дубом монгольским. Подлесок и покров в таких редколесьях бывает развит очень хорошо.

Глава 3. Материалы и методы Материалом послужили 544 описания лихенометрических площадок, заложенных на стволах деревьев в лесах из дуба зубчатого и лесах из дуба монгольского в Хасанском, Партизанском, Лазовском районах (рис. 1) (167 площадок являются постоянными). Для определения видового состава собрано и определено 5000 образцов.

Закладка постоянных лихенометрических площадок (размером 15 х 20 см) на поверхности модельных стволов живых деревьев была основным методом исследования эпифитных лишайников в природе. Большая часть исследователей в нашей стране и за рубежом использует для анализа лишайникового покрова прямоугольную рамку размером от 10 х 20 см до 1 х 1 м (Сымерма, 1971). На каждом из специально отобранных для исследования участков леса (как правило, это почти чистые дубняки, иногда с примесью других пород) были выбраны модельные стволы деревьев каждого доминирующего вида диаметром от 20 см до максимального в 3 кратной повторности для каждой ступени толщины.

Лихенометрические площадки нумеровались с учетом номера дерева, далее проводилось их детальное картирование в масштабе 1 : 1 и фотографирование. Кроме того, фиксировались данные для каждой площадки: общее проективное покрытие лишайниками ствола с четырех экспозиций (южная, северная, восточная, западная), общее проективное покрытие лишайниками на лихенометрической площадке и для каждого вида в отдельности, встречаемость каждого вида для площадки, высота площадки над уровнем почвы (от 10 см до 2 м). Степень освещенности оценивалась через сомкнутость полога по 3 бальной шкале. Если время работы не позволяло обработать лихенометрические площадки с такой детальностью, учитывалась только встречаемость вида, а не проективное покрытие лишайниками для каждого вида в отдельности.

Фотографирование объектов проводилось с минимального расстояния, насколько позволяла фототехника (0,5 1 м от ствола), на высоте до 1,5 м от почвы. На основе фотографий лихенометрических площадок были составлены детальные планы размещения на них талломов всех видов в едином масштабе. Эти данные послужили для определения проективного покрытия, средних размеров талломов на стволах разных видов дуба, встречаемости видов, сопряженного распределения лишайников. На плане размещения деревьев специально отмечались те стволы, с которых фотографировались лишайники, и точки, из которых проводилась фотосъемка. Через каждые 5 лет при новом описании растительности пробных площадей фотографирование лихенометрических площадок можно повторить в том же масштабе из тех же точек.

Для выполнения настоящей работы, в Хасанском районе летом 2000 2001 гг. были заложены две постоянные геоботанические пробные площади размером 50 х 50 м в двух наиболее распространенных на юге Приморского края лесных формациях из дуба монгольского и дуба зубчатого в окрестностях пос. Зарубино (З 1, З 2). На каждой площади на модельных стволах дуба заложено и замаркировано 83 и 84 постоянных лихенометрических площадок. Все площадки были нанесены на карту, сфотографированы, к каждой из них собран гербарный материал. Помимо этого, дополнительно сделано 50 описаний на дубе зубчатом (З 3) в этом же районе.

В 2002 2005 годах была продолжена работа по мониторингу эпифитных лишайниковых синузий на дубе монгольском в Хасанском районе Приморского края в окрестностях пос. Кравцовка (К 1). Проводились описания лихенометрических площадок без их постоянной закладки, но по тем же правилам: сделано 70 описаний. В окрестностях г. Находка (Н 1, Н 2) Партизанского района на дубе монгольском сделано 35 описаний, на дубе зубчатом 60;

в окрестностях пос. Киевка (К 2) на дубе монгольском 90;

в Лазовском заповеднике на дубе зубчатом 70.

При определении лишайников использовались «Определитель лишайников СССР»

(1971, 1975, 1977, 1978), «Определитель лишайников России» (1996, 1998, 2003, 2004) и другие отечественные определители, а также иностранные монографии (Moberg, 1987, 1993, 1999;

Trass, 2000).

Материал обрабатывался в лаборатории геоботаники Биолого почвенного института c помощью специалистов из других институтов к. б. н. И. Ф. Скириной (Институт географии ДВО РАН) и к. б. н. С. И. Чабаненко (Ботанический сад институт, г. Южно Сахалинск). При определении использовались микроскопы МБИ 10, МБС 10, реактивы: 10 процентный раствор КОН, насыщенный водный раствор CaCl2O2, раствор J2 в водном растворе йодистого калия и спиртовой раствор парафенилендиамина С6H4(NH2)2.

На основе данных о распределении видов по лихенометрическим площадкам без учета их проективного покрытия проведен анализ попарного флористического сходства постоянных пробных площадей. При расчете флористического сходства использован метод информационно флористического сходства, предложенный А. В. Галаниным (1981).

На первом этапе производился расчет информативности каждого вида по формуле:

I(Ai) = log P(Ai), где: I(Ai) – информативность вида Ai;

P(Ai) – частота вида Ai.

Далее для каждой пары площадок рассчитывалось флористическое сходство населения лишайников на постоянных лихенометрических площадках (индекс Жаккара:

Василевич, 1969). При этом в формулу Жаккара вместо сумм видов ставились суммы их информативностей (Галанин, 1981;

Беликович, Галанин, 1991):

i =k i =m i =r i t К 1, 2 = I (ai ) I ( A j ) + I ( Bk ) I (a i ) 100, i =1 i =1 i =1 i = где K1,2 – коэффициент сходства 1 го и 2 го геоботанических описаний;

ai – виды, общие для 1 го и 2 го описаний;

Aj виды, встреченные в 1 м описании;

Bk виды, встреченные в 2 м описании;

I – информативность видов;

i=k i=r i=t I(Aj), I(Bk), I(ai) – суммы информативностей соответствующих i=1 i=1 i= групп видов.

Расчеты выполнены с помощью компьютерной программы GRAPH, составленной А. А. Галаниным в 1992 году. Программа апробирована при изучении структуры растительного покрова многих районов Северо Востока России (Беликович, 2001).

По результатам анализа информационно флористического сходства 397 площадок построены графы (рис. 5 9), на которых кружками с номерами обозначались лихенометрические площадки – вершины графа, а линиями разной толщины (ребра графа) – уровни сходства с пороговыми значениями 0.1 (10 %) в интервале от 0.3 до 0.8.

Площадки с уровнем сходства, равным единице на графе показаны одним кружком.

Сходные пробные площади расположены ближе друг к другу. Чем больше общих видов у пары пробных площадей, и чем выше их информативность, тем выше их сходство.

Информативность редких видов в выборке описаний выше, чем информативность частых видов. Площадки объединены в группы при пороге сходства 0,5. Этот порог выбран методом ступенчатого анализа степени неравномерности графа по мере снижения порога сходства (Галанин, 1991;

Беликович, 2001). Выделившиеся группы лихенометрических площадок на графах (кластеры) индицируют определенные лихеносинузии, состоящие из характерных видов для каждой группы площадок. Каждая лихеносинузия охарактеризована по видовому составу и встречаемости на изученных видах дуба, для всех изученных районов (глава 5).

Дополнительно с помощью метода TWINSPAN (Hill, 1979) проведена классификация лихенометрических площадок на дубе зубчатом в окр. п. Зарубино (З 1) Хасанского района. Это метод основан на использовании проективного покрытия видов и их встречаемости на учетных площадках. Таблица групп описаний площадок составлена с помощью программы VTAB Ecosystem Reporter Revision 199907a (EMANUEL 1999). Методом дисперсионного анализа выявлялась зависимость проективного покрытия от экспозиции. Методом корреляционного анализа выявлялась зависимость проективного покрытия от высоты над уровнем почвы. Все анализы проведены с помощью персонального компьютера.

Глава 4. Аннотированный список видов лишайников Таксоны в данном списке расположены по системе, принятой в 9 м издании «Словаря грибов» (Kirk & al., 2001). В пределах порядков семейства, а также роды в семействах и виды в родах приведены в алфавитном порядке. Названия видов и их авторов главным образом приводятся по сводке С. И. Чабаненко (2002), в отдельных случаях – по работе С. И. Чабаненко с соавторами (2002) и по базе данных Index Fungorum, CABI Bioscience Databases (http://www.indexfungorum.org/Names/Names.asp).

Жизненные формы приводятся по работе Н. С. Голубковой (1983). Звездочкой отмечены те виды, которые не были найдены на дубах в районе исследования, но обнаружены на дубе монгольском в Лазовском биосферном заповеднике (Чабаненко, 2002).

Подчеркнуты те виды, которые более характерны для хвойношироколиственных лесов, в составе которых встречается дуб. Виды, выделенные жирным шрифтом, требуют уточнения. В приложении приведены данные (Табл. 1 5) о распространении видов по лихенометрическим площадкам в исследованных районах: юг Хасанского района (З 1, З 2), его северная часть в окрестностях п. Кравцовка (К 1), в Лазовском заповеднике (Л 2), в окрестностях п. Киевка Лазовского района (К 2). Также в приложении дана таблица 6, в которой сведены данные о распространении на территории Приморского края, географическом элементе, типе ареала, жизненной форме, экологической группе для каждого вида.

Ascomycota Пор. Arthoniales Сем. Сhrysothricaceae *1. Chrysothrix candelaris (L.) J. R. Laundon (Syn. Lepraria candelaris (L.) Fr.). Изредка на дубе монгольском, дубняки, Лазовский заповедник. Мультизональный, голарктический, накипной лепрозный, мезофит.

2. Сhrysothrix chlorina (Ach.) J. R. Laundon (Syn. Lepraria chlorina (Ach.) Ach.) Редко на дубе монгольском, дубняки, окр. п. Киевка и Лазовский заповедник.

Мультизональный, мультирегиональный, накипной лепрозный, мезофит.

Сем. Roccellaceae *3. Lecanactis abietina (Ach.) Kхrb. На дубе монгольском, дубняки, Лазовский заповедник. Неморальный, мультирегиональный, накипной лепрозный, мезофит.

*4. Opegrapha atra Pers. На дубе монгольском, дубняки, Лазовский заповедник.

Неморальный, мультирегиональный, накипной плотно корковый, мезофит.

*5. Opegrapha rufescens Pers. На дубе монгольском, дубняки, Лазовский заповедник.

Неморальный, мультирегиональный, накипной плотно корковый, мезофит.

6. Schismatomma pericleum (Ach.) Branth & Rostr Часто на дубе монгольском в окр.

п. Зарубино (З 1) и п. Кравцовка (К 1) в Хасанском районе, здесь часто доминирует на отдельных стволах;

окр. п. Киевка (К 2) в Лазовском районе. Нередок на дубе монгольском на территории Ботанического сада и редок на дубе зубчатом в Лазовском заповеднике (Л 2). Отмечен на лих. площадках. Мультизональный, голарктический, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

Пор. Dothideales Сем. Arthopyreniaceae 7. Arthopyrenia stenospora Kхrb. Часто на дубе зубчатом, Лазовский заповедник (Л 2).

Отмечен на лих. площадках. Неморальный, евразиатский (?), накипной плотно корковый, мезофит.

Класс Lecanoromycetes Пор. Gyalectales Сем. Gyalectaceae 8. Dimerella lutea (Dicks.) Trenis. (Syn. Microphiale lutea (Dicks.) Zahlbr.) Изредка на дубе монгольском, окр. п. Кравцовка (К 1). Встречается на территории Ботанического сада и в дубняках Лазовского заповедника. Бореальный, мультирегиональный, накипной плотно корковый, мезофит.

Пор. Lecanorales Сем. Agyriaceae 9. Trapeliopsis viridescens (Schrad.) Coppins ex P. James Периодически на дубе зубчатом (З 2) и дубе монгольском (З 1) на юге Хасанского района, а также в дубняках Лазовского заповедника (Л 2). Чаще на дубе монгольском, окр. п. Кравцовка (К 1), особенно часто в окр. п. Киевка (К 2). Часто встречается в Сихотэ Алинском заповеднике (Скирина, 1995). Отмечен на лих. площадках. Бореальный, евразиатско американский, накипной плотно корковый, мезофит.

Сем. Bacidiaceae 10. Bacidia circumspecta (Nyl. ex Vain.) Malme. Отмечен на лих. площадках на дубе зубчатом (З 2). Очень мелкий по размерам вид, визуально может быть спутан с видами из рода Rinodina. Из за крайне мелких размеров может быть не отмечен на лихенометрических площадках в других районах, но в гербарных сборах в качестве примеси встречается не редко. Бореальный, евразиатско американский, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

11. Bacidia biatorina (Korb.) Vain. Нередко на дубе монгольском в окр. п. Кравцовка (К 1) в Хасанском районе. Бореальный, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

12. Bacidia cf. igniari (Nyl.) Oxner На лихенометрических площадках не отмечен, найден дважды на дубе монгольском (З 1) в Хасанском районе, встречается в дубняках Лазовского заповедника. Бореальный, евразиатско американский, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

13. Bacidia rubella (Hoffm.) A. Massal. На дубе монгольском, Ботанический сад.

Неморальный, евразиатско американский, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

*14. Bacidia subincompta (Nyl.) Arnold На дубе монгольском в дубняках Лазовского заповедника. Бореальный, евразиатско американский, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

*15. Biatora helvola Kхrb. ex Hellb. На дубе монгольском в дубняках Лазовского заповедника. Бореальный, евразиатско американский, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

16. Biatora vernalis (L.) Fr. – В массе на дубе зубчатом (Л 2) в Лазовском заповеднике.

Бореальный, голарктический, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

17. Tephromela atra (Huds.) Hafellner. В западной части России характерен для каменистого субстрата. Часто встречается на дубе монгольском в окр. п. Зарубино (З 1) и окр. п. Кравцовка (К 1) Хасанского района, в окр. п. Киевка (К 2) Лазовского района и в Лазовском заповеднике, нередко на территории Ботанического сада, на дубе зубчатом не найден нигде. Отмечен на лих. площадках. Мультизональный, мультирегиональный, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

Сем. Candelariaceae 18. Candelaria concolor (Dicks.) Stein. Вид характерен для нитрофильных местообитаний. На юге Хасанского района чаще на дубе зубчатом (З 2), в меньшей степени на дубе монгольском (З 1), также в окр. п. Кравцовка (К 1), на обоих видах дуба в окр. п. Киевка (К 2) и в Лазовском заповеднике (Л 2) Лазовского района. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.


Сем. Catillariaceae 19. Catillaria nigroclavata (Nyl.) Schuler – Имеет очень микроскопические размеры, встречается нередко, особенно в сочетании с другими накипными лишайниками, например с Caloplaca cerina и видами из рода Rinodina. Найден на обоих видах дуба в дубовых лесах на юге Хасанского района (З 1, З 2), в окр. п. Кравцовка (К 1), а также в окр. п. Киевка (К 2) и в Лазовском заповеднике (Л 2) Лазовского района. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, мультирегиональный, накипной плотно корковый, ксеромезофит.

Сем. Coccocarpiaceae *20. Coccocarpia erytroxyli (Spreng.) Swinscow ex Krog (Syn. C. parmeliodes (Hook.) Trevis.) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, мультирегиональный (южный), листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*21. Coccocarpia palmicola (Spreng.) L. Arvidsson ex D. Galloway (Syn. C. cronia (Tuck.) Vain.) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, мультирегиональный (южный), листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

Сем. Collemataceae *22. Collema fasciculare (L.) Weber ex F. H. Wigg. (Syn. C. aggregatum (Ach.) Rohl.) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, голарктический, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

23. Collema flaccidum (Ach.) Ach. (Syn. C. rupestre (Sw.) Rabenh.) – Не часто на дубе монгольском в Ботаническом саду и дубовых лесах Лазовского заповедника.

Неморальный, голарктический, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

24. Collema fragrans (Sm.) Ach. Изредка на дубе монгольском, ильме японском в Ботаническом саду, а также на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, голарктический, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

25. Collema furfuraceum (Arnold) Du Rietz – Редко на ильме японском в Ботаническом саду, но не редко на дубе монгольском и дубе зубчатом (Л 2) в дубовых лесах Лазовского заповедника. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*26. Collema nigrescens (Huds.) DC. (Syn. C. vespertilio (Lightf.) Hoffm.) Изредка на дубе монгольском в окр. п. Кравцовка Хасанского района, а также на обоих видах дуба в Лазовском заповеднике. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, голарктический, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

27. Collema subflaccidum Degel. (Syn. C. subfurvum (Mыll. Arg.) Degel.) Найден однажды на дубе монгольском в Ботаническом саду, а также на дубе монгольском и дубе зубчатом (Л 2) в дубовых лесах Лазовского заповедника. Отмечен на лих.

площадках. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

28. Collema subnigrescens Degel. На юге Хасанского р на (З 1, З 2) на дубе зубчатом не обильно, но нередко, а также нередко на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

29. Leptogium burnetiae C. W. Dodge. На юге Хасанского р на (З 1, З 2) на дубе зубчатом изредка, дальше на север (К 1) на дубе монгольском немного чаще. Изредка на дубе зубчатом (Л 2) и дубе монгольском в Лазовском заповеднике. Отмечен на лих.

площадках. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*30. Leptogium cyanescens (Rabh.) Kхrb. (Syn. L. caesium (Ach.) Vain.) На дубе монгольском и дубе зубчатом (Л 2) в дубовых лесах Лазовского заповедника. Отмечен на лих. площадках. Неморальный (горный), мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

31. Leptogium hildenbrandii Nyl. На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный (океанический), мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

32. Leptogium subtile (Schrad.) Torss. (Syn. L. minutissimum (Flхrke.) Fr. На дубе монгольском в окр. п. Кравцовка Хасанского района (К 1) редко, в Ботаническом саду часто. Неморальный, евразиатско американский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*33. Leptogium tremelloides (L.) S. Gray На дубе монгольском и дубе зубчатом (Л 2) в дубовых лесах Лазовского заповедника. Отмечен на лих. площадках. Бореальный (горный), мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

Сем. Lecanoraceae 34. Lecanora allophana Nyl. (Syn. L. subfusca Ach). На обоих дубах на всех изученных участках (З 1, З 2, К 1, К 2, Л 2,), на юге Хасанского р на (З 1, З 2,) доминирует, часто встречается. Встречается на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника.

Отмечен на лих. площадках. Неморальный, евразиатско американский, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

35. Lecanora argentata (Ach.) Malme (Syn. L. subfuscata H. Mang.) Найден два раза на обоих видах дуба (З 1, З 2) на юге Хасанского района и несколько чаще на дубе монгольском (К 2) в окр. п. Киевка Лазовского района. Отмечен на лих. площадках.

Неморальный, голарктический, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

36. Lecanora chlarotera Nyl. (Syn. L. crassula H. Magn.) Не обильно, но часто на дубе зубчатом и на дубе монгольском, во всех исследованных участках (З 1, З 2, К 1, К 2, Л 2,). В Лазовском заповеднике на дубе монгольском. В нашем р не исследования имеет очень характерный вид: на сероватом слоевище крупные апотеции с бледным грязно желтым или коричневато бежевым диском, апотеции до 3 мм в диаметре, слоевищный край апотециев имеет характерный желтовато зеленоватый оттенок и на старых апотециях сильно изогнут и часто завернут на диск апотеция, как у Lecanora allophana. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, евразиатско американский, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

*37. Lecanora carpinea (L.) Vain. (Syn. L. angulosa (Schreb.)Ach.) – Редко на дубе монгольском в приморских дубняках на о ве Большой Пелис (Приморский край) (Скирина, 1996). Неморальный, голарктический, накипной плотно коаковый, мезофит.

*38. Lecanora cinereofusca H. Magn. На дубе монгольском в дубняках Приморского края (Инсаров, Пчелкин, 1984;

Пчелкин, 1987). Неморальный, евразиатско американский, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

39. Lecanora glabrata (Ach.) Malme Нередко на дубе монгольском (З 1), гораздо реже на дубе зубчатом (З 2) на юге Хасанского района и на дубе монгольском (К 2) в окр. п. Киевка и в Лазовском заповеднике Лазовского района. Отмечен на лих.

площадках. Неморальный, евразиатско американский, накипной плотно корковый, мезофит.

40. Lecanora intumescens (Rebent.) Rabenh. Редко на дубе монгольском (К 2) в окр.

п. Киевка Лазовского района. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, евразиатско американский, накипной плотно корковый, мезофит.

41. Lecanora сf. sambuci (Pers.) Nyl. Впервые приводится для юга Дальнего Востока – многоспоровый вид этого рода. Найден один раз на дубе монгольском (З 1) на юге Хасанского района. Неморальный, евразиатско американский, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

42. Lecanora pachyheila Hue Очень часто на обоих видах дуба во всех местах исследования. Отмечен на лих. площадках повсеместно. Неморальный, восточно азиатский, накипной лепрозный, мезофит.

43. Lecanora pulicaris (Pers.) Ach. Редко на дубе монгольском (З 1) на юге Хасанского района, а также в окр. п. Кравцовка. На дубе монгольском и дубе зубчатом (Л 2) в дубняках Лазовского заповедника. Отмечен на лих. площадках. Бореальный, евразиатско американский, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

44. Lecanora rugosella Zahlbr. Редко на дубе монгольском (К 2) в окр. п. Киевка Лазовского района. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, евразиатско американский, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

45. Lecanora septentrionalis H. Magn. Изредка на дубе монгольском (З 1) на юге Хасанского района и в окр. п. Киевка (К 2) Лазовского района. Отмечен на лих.

площадках. Неморальный, евразиатский, накипной плотно корковый, мезофит.

46. Lecanora subrubra Hue – Редко на дубе монгольском в окр. п. Киевка (К 2) и в Лазовском заповеднике Лазовского района. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, восточно азиатский, накипной плотно корковый, мезофит.

47. Lecanora cf. subrugosa Nyl. Изредка на дубе монгольском в окр. п. Киевка (К 2) Лазовского района, редко на дубе монгольском в Ботаническом саду. Отмечен на лих.

площадках. Бореальный, мультирегиональный, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

48. Lecanora symmicta (Ach.) Ach. (Syn. Biatora symmicta (Ach.) Fr., B. symmictera (Nyl.) Rдsдnen) Однажды найден на дубе зубчатом (З 2) на юге Хасанского района, чаще встречается на дубе монгольском в дубняках Лазовского заповедника, однажды найден здесь же на дубе зубчатом (Л 2), а также на дубе монгольском в окр. п. Киевка (К 2) Лазовского района. Отмечен на лих. площадках. Бореальный, мультирегиональный, накипной плотно корковый, мезофит.

49. Lecidella elaeochroma (Ach.) Choisy Часто на обоих видах дуба со средним обилием в Хасанском р не (З 1, З 2, К 1), но на юге на дубе монгольском (З 1) отмечено его большее обилие и более частая встречаемость, также на дубе монгольском и дубе зубчатом (Л 2) в дубняках Лазовского заповедника. Отмечен на лих. площадках.

Мультизональный, мультирегиональный, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

*50. Lecidella euphorea (Flхrke) Hertel (Syn. Lecidea glomerulosa (DC.) Steud.) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Мультизональный, мультирегиональный, накипной плотно корковый, мезофит.

Cем. Lecideaceae *51. Lecidea epiphaea Nyl. На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, евразиатско американский, накипной плотно корковый, мезофит.


Сем. Loxosporaceae *52. Loxospora elatina (Ach.) A. Massal. (Sin. ? Lecanora chloropolia (Erichsen) Almb.) На дубе монгольском в дубовых лесах Приморского края (Пчелкин, 1981). Бореальный, евразиатско американский, накипной лепрозный, мезофит.

Сем. Megalosporaceae *53. Megalospora tuberculosa (Fee) Sipman (Syn. ? Bombyliospora japonica A. Z.;

B.

tuberculosa (Fеe) A. Massal.) Очень редко на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Бореально неморальный, мультирегиональный, накипной зернисто бородавчатый, мезофит.

Сем. Pannariaceae *54. Fuscopannaria alhneri (P. M. Jоrg.) P. M. Jоrg. (Syn. Pannaria alhneri P. M. Jоrg.) Редко на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, евразиатско американский (океанический), накипной однообразно чешуйчатый, мезофит.

*55. Pannaria lurida (Mont.) Nyl. Изредка на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

Сем. Parmeliaceae *56. Anzia colpodes (Michx.) Stizenb. На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, мультирегиональный, листоватый вздутолопастной неризоидальный, мезофит.

*57. Anzia opuntiella Mull. Arg. На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, восточноазиатский, листоватый вздутолопастной неризоидальный, мезофит.

58. Anzia stenophylla Asahina Редко на дубе монгольском на юге Хасанского района (З 1, не отмечен на лих. пп), чаще в средней части района около п. Кравцовка (К 1, отмечен на лих. пп), редко на территории Ботанического сада. Неморальный, восточноазиатский, листоватый вздутолопастной неризоидальный, мезофит.

59. Cetrelia braunsiana (Mull. Arg.) W.L. Culb. ex C.F. Culb. (Syn. Cetraria braunsiana (Mull. Arg.) Zahlbr.) Найден один раз на дубе монгольском (З 1) на юге Хасанского района, чаще на дубе монгольском в Лазовском заповеднике. Неморальный, восточноазиатский южноазиатский (? мультирегиональный тихоокеанский), листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*60. Cetrelia cetrarioides (Del. ex Duby) W. L. Culb. ex C.F. Culb. (Syn. Parmelia cetrarioides (Duby) Nyl.) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника.

Неморальный, евразиатско американский (океанический), листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*61. Cetrelia chicitae (Culb.) W. L. Culb. ex C.F. Culb. На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Бореально неморальный, мультирегиональный (тихоокеанский), листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*62. Cetrelia olivetorum (Nyl.) W. L. Culb. ex C.F. Culb. (Syn. Parmelia olivetorum Nyl.) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, евразиатско американский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

63. Cetrelia pseudolivetorum (Asahina) W. L. Culb. & C. F. Culb. (Syn. Parmelia pseudolivetorum Asahina) На дубах довольно редко: один раз на дубе зубчатом (З 2, не отмечен на лих. площадках) и три раза на дубе могнольском (З 1) в Хасанском районе, чаще в средней части района около п. Кравцовки (К 1, отмечен на лих. пп), а также на территории Ботанического сада. Отмечен на дубе монгольском в окр. п. Киевка (К 2) Лазовского района и в дубовых лесах Лазовского заповедника. Отмечен на лих.

площадках. Неморальный, восточноазиатский южноазиатский (?

Мультирегиональный тихоокеанский), листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*64. Cetreliopsis asahinae (Sato) Randlane ex Thell (Syn. Cetraria asahinae Sato) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, восточноазиатский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*65. Evernia divaricata (L.) Ach. Редко на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Бореальный, евразиатско американский, кустистый повисающий плосколопастной, мезофит.

66. Evernia mesomorpha Nyl. (Syn. Letharia thamnodes (Flot.) Arnold., Evernia thamnodes (Flot.) Arnold.) Не часто на дубе монгольском в дубовых лесах в окр. п. Киевка (К 2) и в Лазовском заповеднике Лазовского района. Отмечен на лих. площадках. Бореальный, евразиатско американский, кустистый повисающий плосколопастной, мезофит.

67. Flavoparmelia caperata (L.) Hale Довольно распространенный вид на всех изученных участках (З 1, З 2, К 1, Л 2, К 2) на дубе монгольском в Хасанском районе и на территории Ботанического сада, в окр. п. Киевка Лазовского района;

в дубовых лесах Лазовского заповедника имеет наибольшую частоту встречаемости. На дубе зубчатом (З 2, Л 2) этот вид встречается гораздо реже и не так обильно. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*68. Flavopunctelia flaventior (Stirton) Hale (Syn. Parmelia andreana Mull. Arg., P. flaventior Stirton) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

69. Flavopunctelia soredica (Nyl.) Hale (Syn. Parmelia dubia (Wulf.) Schaer. var. ulophyllodes Vain., P. ulophyllodes (Vain.) Savicz) Редко на ветвях широколиственных пород деревьев и в опаде на территории Ботанического сада, также на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника и в окр. п. Киевка (К 2) Лазовского района. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, евразиатско американский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*70. Hypogymnia physodes (L.) Nyl. (Syn. Parmelia physodes (L.) Ach.) Очень редко на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Бореальный, мультирегиональный, листоватый вздутолопастной неризоидальный, мезофит.

*71. Hypogymnia vittata (Ach.) Parrique (Syn. Parmelia vittata (Ach.) Nyl.) На дубе монгольском в Приморском крае (Пчелкин, 1981). Бореальный, мультирегиональный, листоватый вздутолопастной неризоидальный, мезофит.

72. Melanelia huei (Asahina) Essl (Syn. Parmelia huei Asahina, P. glabra (Schaer.) Vain. ) – Периодически с маленьким проективным покрытием на дубе зубчатом (З 2) на юге Хасанского района, отмечен на лих. площадках, на дубе монгольском севернее в Хасанском районе в окр. п. Кравцовка (К 1, но не отмечен на лих площадках), в окр. п.

Киевка (К 2) и чаще на дубе зубчатом (Л 2) в Лазовском заповеднике Лазовского района. Неморальный, восточноазиатский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*73. Melanelia olivacea (L.) Essl. (Syn. Parmelia olivacea (L.) Ach. ex Nyl.) – Очень редко на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Бореальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*74. Melanelia septentrionalis (Lynge) Essl. (Syn. Parmelia septentrionalis (Lynge) Ahti) – Редко на дубе монгольском в дубняках Лазовского аповедника. Бореальный (горный), евразиатско американский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

75. Menegazzia terebrata (Hoffm.) A. Massal. (Syn. Menegazzia pertusa (Schrank) B. Stein) На всех изученных участках с дубом монгольским, только на самом юге Хасанского района частота встречаемости очень низкая (один раз найден на З 1), севернее в окр. п.

Кравцовка (К 1) и восточнее в сторону Лазовского района (К 2) частота встречаемости увеличивается. На дубе зубчатом на юге Хасанского района не встречен вообще (З 2), но изредка на этой породе в Лазовском заповеднике (Л 2);

нередко в Ботаническом саду, и часто – на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника.

Бореальный, мультирегиональный, листоватый вздутолопастной неризоидальный, мезофит.

76. Myelochroa aurulenta (Tuck.) Hale (Syn. Parmelia aurulenta Tuck., Parmelina aurulenta (Tuck.) Hale ) Очень распространенный, часто встречающийся, доминирующий вид во всех местах исследования (З 1, З 2, К 1, К 2, Л 2), а также в дубовых лесах Лазовского заповедника. На отдельных стволах вид имеет стопроцентное проективное покрытие.

Отмечен на лих. площадках. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

77. Myelochroa entotheiochroa (Hue) Hale (Syn. Parmelia entotheiochroa Hue, Parmelina entotheiochroa (Hue) Hale ) Также очень распространенный, часто встречающийся на обоих видах дуба лишайник во всех местах исследования (З 1, З 2, К 1, К 2, Л 2,), а также в дубовых лесах Лазовского заповедника. На отдельных стволах вид имеет стопроцентное проективное покрытие. Отмечен на лих. площадках. На самом юге Хасанского района имеет особенно выраженные признаки вида: очень складчатый коровый слой, талломы особенно крупные и хорошо развиты. Неморальный (океанический), восточноазиатский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*78. Myelochroa metarevoluta (Asahina) Hale (Syn. Parmelia metarevoluta Asahina) – Редко на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, восточноазиатско американский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

79. Myelochroa persidians (Nyl.) Elix & Hale (Syn. Parmelia subsulphurata Asahina) На юге Хасанского р на собран однажды на дубе монгольском (З 1, не отмечен на лих.

площадках), но здесь же на дубе зубчатом (З 2) не найден ни разу. Изредка отмечен на дубе монгольском в окр. п. Кравцовка (К 1) и дубовых лесах Лазовского заповедника.

Лишайник с сернисто желтой сердцевиной, с изидиями в центральной части слоевища, с реакцией коры и сердцевины от К+ желтеет. Отмечен на лих. площадках.

Неморальный, восточноазиатский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

80. Myelochroa subaurulenta (Nyl.) Elix & Hale (Syn. Parmelia subaurulenta Nyl., Parmelina subaurulenta (Nyl.) Hale, Parmelia homogenes Nyl., Myelochroa homogenes (Nyl.) Hale) Не редкий лишайник, но среди близких видов с желтой сердцевиной, встречается реже.

Состояние его также неплохое, всегда с большим количеством апотециев. На обоих видах дуба на юге Хасанского района (З 1, З 2), изредка севернее в окр. п. Кравцовка (К 1).

В окр. п. Киевка (К 2) и в Лазовском заповеднике (Л 2) Лазовского района на дубе монгольском чаще, чем на дубе зубчатом. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, восточноазиатский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*81. Nephromopsis ornata (Mьll. Arg.) Hue (Syn. Cetraria ornata Mьll. Arg., Nephromopsis endoxantha Hue) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника.

Бореально неморальный, восточноазиатский, листоватый широколопастной ризоидальный, мезофит.

*82. Nephromopsis pallescens (Schaer.) S. Y. Park var. pallescens Hue (Syn. Cetrariopsis pallescens (Schaer.) Randlane ex A. Thell, Cetraria wallichiana (Taylor) Mыll. Arg., Cetrariopsis wallichiana (Taylor) Kurok.) Редко на дубе монгольском в приморских дубняках на о ве Большой Пелис (Приморский край) (Скирина, 1996). Бореально неморальный, восточноазиатский южноазиатский (?мультирегиональный), листоватый широколопастной ризоидальный, мезофит.

83. Parmelia adaugescens Hale – Изредка на дубе монгольском в окр. п. Кравцовка Хасанского района (К 1), окр. п. Киевка Лазовского района (К 2), также на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Отмечен на лих. площадках, на дубе зубчатом не отмечен нигде. Неморальный, азиатский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

84. Parmelia fertilis Mull. Arg. – Изредка на обоих видах дубах на самом юге Хасанского района, всегда с маленьким проективным покрытием. На севере района в окр. п Кравцовка (К 1) вид чаще встречается, а в окр. п. Киевка (К 2) Лазовского района иногда становится доминирующим на отдельных стволах, на дубе зубчатом в этом районе не отмечен совем;

также на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника.

Отмечен на лих. площадках. Бореальный, азиатско американский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

85. Parmelia levior Nyl. – Редко на дубе зубчатом и дубе монгольском (З 1) на юге Хасанского района, также на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, восточноазиатский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

86. Parmelia pseudolaevior Asahina – Редко на дубе монгольском в прибрежных дубняках Лазовского района, а также в дубовых лесах Лазовского заповедника.

Неморальный, восточноазиатский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

87. Parmelia saxatilis (L.) Ach. – Редко на юге Хасанского района один раз на дубе зубчатом (З 2);

часто на дубе монгольском (К 2) в окр. п. Киевка Лазовского района, а также в дубовых лесах Лазовского заповедника, но здесь же на дубе зубчатом (Л 2) редко. Отмечен на лих. площадках. Бореальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*88. Parmelia squarrosa Hale (Syn. Parmelia divaricata (Del.) Rassad.) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Бореальный, азиатскоамериканский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*89. Parmelia sulcata Taylor На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Бореальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

90. Parmelina quercina (Willd.) Hale Редко на дубе зубчатом в Хасанском районе (З 2), на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*91. Parmotrema austrosinensis (Zahlbr.) Hale (Syn. Parmelia austrosinensis Zahlbr.) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

92. Parmotrema chinense (Osbeck) Hale ex Ahti (Syn. Parmelia perlata (Huds.) Ach., P.

trichotera Hue) Часто с большим проективным покрытием на обоих видах дуба во всех местах исследования (З 1, З 2, К 1, К 2, Л 2), иногда может доминировать на отдельных стволах на дубе монгольском, очень часто в дубовых лесах Лазовского заповедника, на обоих видах дуба. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

93. Parmotrema stuppeum (Taylor) Hale (Syn. Parmelia stuppea Taylor) Очень редко (единичные находки) на дубе монгольском в Хасанском и Лазовском районах (З 1, К 1, К 2), также в дубовых лесах Лазовского заповедника. Отмечен на лих. площадках.

Неморальный, голарктический, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*94. Platismatia interrupta W. L. Culb. ex C. F. Culb. На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Бореальный, восточноазиатский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

95. Punctelia borreri (Sm.) Krog (Syn. Parmelia borreri (Sm.) Torn.) –На дубе зубчатом и дубе монгольском (З 2, З 1) на юге Хасанского района, часто с большим проетивным покрытием на дубе монгольском, гораздо реже на дубе монгольском в окр. п. Киевка (К 2) Лазовского района, здесь же на дубе зубчатом не отмечен совсем;

также на дубе монгольском в дубняках Лазовского заповедника. Отмечен на лих. площадках.

Неморальный, евразиатско американский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

96. Punctelia rudecta (Ach.) Krog (Syn. Parmelia rudecta Ach., Punctelia ruderata (Vain.) Krog, Parmelia ruderata Vain.) Редко на дубе монгольском в окр. пос. Кравцовка (К 1) Хасанского района, в окр. п. Киевка (К 2) Лазовского района. На дубе зубчатом не отмечен совсем. На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

97. Punctelia subrudecta (Nyl.) Krog (Syn. Parmelia subrudecta Nyl.) Редко на дубе монгольском в окр. пос. Зарубино (З 1) Хасанского района, в дубовых лесах Лазовского заповедника. Отмечен на лих. площадках. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*98. Rimelia cetrata (Ach.) Hale ex Fletcher (Syn. Parmelia cetrata Ach.) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*99. Rimelia reticulata (Taylor) Hale ex Fletcher (Syn. Parmelia reticulata Taylor) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморальный, мультирегиональный, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

*100. Usnea bismoliuscula Zahlbr. На дубе монгольском в дубняках Приморского края (Инсаров, Пчелкин, 1984). Неморальный (океанический), восточноазиатский, кустистый повисающий радиальнолопастной, мезофит.

*101. Usnea diffracta Vain. (Syn. Usnea annulata (Mыll. Arg.) Tomin, U. sublacunosa (Elenk.) Savicz) Редко на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника.

Неморальный (океанический), восточноазиатский, кустистый повисающий радиальнолопастной, мезофит.

102. Usnea diplotypus Vain. – Изредка на дубе монгольском в окр. п. Киевка (К 2) и дубняках Лазовского заповедника Лазовского района. Редкий вид. Отмечен на лих.

площадках. Неморально бореальный, евразиатско американский, кустистый повисающий радиальнолопастной, мезофит.

*103. Usnea filipendula Stirt. (Syn. U. dasypoga (Ach.) Rцhl. ex Motyka, U. articulate (L.) Korb. ) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Неморально бореальный, голарктический, кустистый повисающий радиальнолопастной, мезофит.

*104. Usnea fulvoreagens (Rаsаnen) Rаsаnen (Syn. U. sorediifera Mot.) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Бореальный, голарктический, кустистый повисающий радиальнолопастной, мезофит.

*105. Usnea glabrescens (Nyl. ex Vain.) Vain. (Syn. U. Laricina Vain.) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Бореальный, евразиатско американский, кустистый повисающий радиальнолопастной, мезофит.

*106. Usnea hirta (L.) Weber ex F. H. Wigg. На дубе монгольском в дубняках Лазовского заповедника. Бореальный, евразиатско американский, кустистый повисающий радиальнолопастной, мезофит.

107. Usnea rubicunda Stirt. Найден однажды на дубе монгольском в окр. п. Киевка (К 2) и дубовых лесах Лазовского заповедника Лазовского района. Редкий вид. Отмечен на лих. площадках. Неморальный (океанический), мультирегиональный, кустистый повисающий радиальнолопастной, мезофит.

*108. Usnea scabrata Nyl. subsp. nylanderiana Mot. На дубе монгольском в смешанных лесах Приморского края (Пчелкин, 1981). Бореальный, евразиатско американский, кустистый повисающий радиальнолопастной, мезофит.

*109. Usnea subfloridana Stirt. (Syn. U. comosa (Ach.) Rцhl., U. cinchronarum (Fйe) Vain., U. similis Mot. ex Rдsдnen ) На дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Бореальный, голарктический, кустистый повисающий радиальнолопастной, мезофит.

Сем. Physciaceae 110. Anaptychia isidiata Tomin Часто на обоих видах дуба во всех местах исследования (З 1, З 2, К 1, К 2, Л 2), но редко с большим проективным покрытием, на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника. Очень полиморфный вид.

Отмечен на лих. площадках. Неморальный, восточноазиатский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.

111. Anaptychya palmulata (Michx.) Vain. – Перидически на дубе зубчатом и дубе монгольском на юге Хасанского района (З 1, З 2), а также на дубе монгольском в дубовых лесах Лазовского заповедника, всегда с высоким проективным покрытием.

Имеет хорошо выраженные дорзивентральные лобули. Отмечен на лих. площадках.

Неморальный, евразиатско американский, листоватый рассеченнолопастной ризоидальный, мезофит.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.