авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ БИОЛОГО ПОЧВЕННЫЙ ИНСТИТУТ На правах рукописи ГАЛАНИНА ИРИНА АЛЕКСАНДРОВНА СИНУЗИИ ...»

-- [ Страница 3 ] --

В таблице также приведена группа видов, которые имеют низкую встречаемость во всех выделенных группах. Это такие виды, как Ochrolechia pallescens, Heterodermia japonica, Rinodina exigua, R. archea, R. pyrina, Lecanora glabrata, Lecanora sp., Lepraria incana, Caloplaca cerina, Graphis scripta.

Виды Cetrelia braunsiana, C. pseudolivetorum, Heterodermia dissecta, Heterodermia sp., Lecanora septentrionalis, Parmelia laevior, Physconia sp., P. lobulifera, Ramalina roesleri, Rinodina septentrionalis, Lepraria sp. в таблице не приведены, они оказались редкими в данной выборке. Вышеназванные виды отмечены на лихенометрических площадках, не вошедших ни в одну из выделившихся групп на графах 1 и 2, так как эти площадки имеют низкую степень сходства со всеми остальными площадками.

Проведенное исследование показало применимость метода лихенометрических площадок для анализа эколого ценотической структуры населения эпифитных лишайников. Размер площадок должен меняться в зависимости от целей исследования:

для выявления ценотических эффектов площадки должны быть меньшего размера ( 225 кв. см), а для выявления межвидовых корреляций, обусловленных эдафически, площадки должны быть большего размера (500 1000 кв. см). Оптимальный размер лихенометрической площадки должен зависеть и от размеров особей лишайников.

Таблица 4.

Группы лихенометрических площадок, выделившиеся на графе 1 и 2, и виды лишайников с классом встречаемости в этих группах.

Группы Ядро Ядро лихенометрических 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 1 2 3 4 5 видов видов площадок на графе n, Экспозиция w,s,e, s, e,w, n-e, s,s- n-e, лихенометрической n-w, n-e, s-e,s w s-w w s,s-e s-e n-e, e s-e w,e, n,n-e n-e,e n-e n,n-e w,w w,e площадки s-e w,e n,s,s-e s-e, n-w Субстрат / вид дерева Qm Qm Qm Qm Qm Qm Qm Qm Qm Qm Qm Qd Qd Qd Qd Qd Qd Qd Средняя высота / м 1,3 1,2 1,4 1,4 1 1,1 1,1 0,4 1,1 1,2 1,2 1,1 1,1 1,4 1,1 1,3 1,4 1, Число лих. площадок 16 6 4 3 3 3 2 2 2 2 2 32 9 4 4 3 2 Виды Bacidia circumspecta................ V.

...

Caloplaca gordejevi IV V V II V V VV III V IV IV III IV V Lecanora allophana III IV III IV IV... III V V IV IV IV. II V V......

Myelochroa aurulenta III V IV II V III III V II III II III..

Myelochroa entotheiochroa IV III III IV V II V III III III IV III IV IV V V Phaeophyscia rubropulchra V V IV IV V V. VV V. V V IV V V V III...........

Ramalina conduplicans IV III II V V III III.......

Lecidella elaeochroma III IV III IV V II III V III V I.........

Lecanora pachyheila III V III II V II IV V V...............

Myelochroa subaurulenta IV II V Punctelia borreri. IV..... V.. V.......

...............

Pyxine sorediata IV V V............

Ramalina dilacerata V IV V II III III Phaeophyscia hispidula III III V........ I. IV II IV..

..........

Phaeophyscia hirtuosa V V V V III V III V Physconia detersa.. IV........ IV. IV. IV III.

Heterodermia hypoleuca.. III V II II..... I II.....

.............

Heterodermia diademata IV V I II III Heterodermia speciosa I.. IV. IV. III III.........

Lecanora chlarotera I II II II IV II........... V Parmotrema chinense I III.. V IV... III III I II.....

Schismatomma pericleum III... V II.. V.........

Anaptychia isidiata... II IV..... V.......

Ochrolechia parella I. II. II V VV. III V.......

Parmelia fertilis I.... V... V. I..... III Pertusaria submultipuncta.... II V........... V Pertusaria pertusa I.... IV. III III.........

Rinodina xanthophaea II. II. II V. III... I... V. V Tephromela atra III..... V...........

Flavoparmelia caperata...... V.. III III.......

Ochrolechia pallescens... II II.............

Lecanora pulicaris I.. II. II. V III.........

Buellia disciformis........ V.........

Trapeliopsis viridescens........ V.. I......

Parmotrema stuppeum.......... V.......

...

Pyxine sibirica....... III I I III....

...

Leptogium burnetiae.......... II....

Physconia subpulverulenta........... II III II. II..

...

Physconia kurokawae........ I IV II.. III V Melanelia huei........... I. V....

Candelaria concolor.. III........ II II.... V...

Collema subnigrescens........ I..... III Heterodermia japonica. I II.. II........... III Rinodina exigua. II II........ I......

Lecanora glabrata I.... II............

Lecanora sp...... II............

Lepraria incana........... I......

Rinodina archea........... I......

Caloplaca cerina........... I......

Rinodina pyrina........... I I.....

Graphis scripta. I................

Молодые талломы II I III II. IV. III III III III.......

Отмершие талломы IV III III II IV II. III V V V IV V III III. V V Примечание: виды деревьев: Qm – дуб монгольский, Qd – дуб зубчатый. Класс встречаемости площадок в группе: I – 10-20%, II – 20-40%, III – 40-60%, IV – 60-80%, V – 80-100%.

Глава 6. Анализ лихенофлоры дубняков юга Приморского края 6.1. Систематический анализ В лихенофлоре дубняков юга Приморского края выявлен 201 вид, относящиеся к 61 роду, 26 семействам, 8 порядкам: Arthoniales, Gyalectales, Dothideales, Lecanorales, Ostropales, Pertusariales, Pyrenulales, Teloschistales. Наиболее значительно представлен порядок Lecanorales (17 семейств, 46 родов, 158 видов, или 79% от общего числа видов).

Преобладание видов во флоре из этого порядка является характерной чертой голарктических флор (Харпухаева, 2004). На остальные семь порядков приходится вида из 15 родов и 9 семейств. Среди них наиболее богаты по числу видов порядки Pertusariales (1 семейство, 2 рода, 18 видов), Teloschistales (1 семейство, 2 рода, 9 видов).

К девяти наиболее крупным семействам относятся Parmeliaceae (54 вида), Physciaceae (43), Pertusariaceae (18), Lecanoraceae (17), Collemataceae (12), Teloschistaceae (9), Bacidiaceae (8), Lobariaceae (6), Ramalinaceae (6) (табл. 5). Семейства лишайников, отмеченных на дубе монгольском, располагаются следующим образом в порядке убывания видов: Parmeliaceae (54 вида), Physciaceae (43), Pertusariaceae (18), Lecanoraceae (17), Collemataceae (12), Teloschistaceae (9), Bacidiaceae (6), Lobariaceae (6), Ramalinaceae (6);

на дубе зубчатом: Physciaceae (30 видов), Parmeliaceae (13), Lecanoraceae (8), Collemataceae (7), Pertusariaceae (5), Teloschistaceae (5), Ramalinaceae (5), Bacidiaceae (2).

На девять ведущих семейств приходится 173 вида, или 85.9 % от всей лихенофлоры, и 39 родов или 65 % от общего числа родов лихенофлоры. На остальные 17 семейств приходится 26 видов, или 12.9% видового состава. Одно из этих семейств (Roccelaceae) содержит четыре вида. Шесть семейств (Brigantiaeaceae, Chrysothricaceae, Coccocarpiaceae, Coniocybaceae, Graphidaceae, Pannariaceae) представлены двумя видами.

Одиннадцать семейств (Agyriaceae, Arthopyreniaceae, Candelariaceae, Catillariaceae, Gyalectaceae, Lecideaceae, Loxosporaceae, Megalosporaceae, Pyrenulaceae, Rocellaceae, Shinctrinaceae) включают по одному виду. Два вида имеют неясное положение в системе.

Лидирующим во флоре является семейство Parmeliaceae, насчитывающее родов, 54 вида (26.9 % от общего числа видов). Виды этого семейства играют значительную роль в формировании лишайниковых группировок на дубах в южном Приморье. 43 вида из этого семейства более характерны для хвойношироколиственных лесов, в частности, долинных кедрово широколиственных и кедрово широколиственных с липой, в составе которых встречается дуб, а также в высокогорных, Таблица Таксономический состав многовидовых семейств лишайников Число Место во Семейство флоре родов видов видов (%) Parmeliaceae 1 18 54 26. Physciaceae 2 8 43 21. Pertusariaceae 3 2 18 8. Lecanoraceae 4 2 17 8. Collemataceae 5 2 12 6. Teloschistaceae 6 2 9 Bacidiaceae 7 3 8 3. Lobariaceae 8 1 6 2. Ramalinaceae 9 1 6 2. Итого 39 173 85. сравнительно влажных, дубняках на границе с поясом темно хвойных лесов.

Большинство видов данного семейства встречается редко в Хасанском районе или их совсем нет, только с приближением к южным отрогам Сихотэ Алиня они обнаруживаются чаще. Несмотря на это, большая часть видов семейства Parmeliaceae относится к неморальному элементу 32, а к бореальному только 15 видов. Остальные виды распределяются следующим образом: бореально неморальные 3, неморально бореальные 2.

Вторым семейством во флоре по числу видов является Physciaceae, оно включает 8 родов, 43 вида (21.4 %). Большинство видов относится к неморальному элементу 35, к бореальному 5, к неморально бореальному 2, к мультизональному 1. Виды этого семейства активно участвуют в формировании лишайникового покрова на дубах на юге Приморья. Здесь в южных дубняках они конкурируют за первое место с видами из семейства Parmeliaceae, а на сухих южных и юго восточных склонах, особенно на дубе зубчатом на юге Хасанского района и в Лазовском заповеднике доминируют с большим проективным покрытием.

Третье семейство Pertusariaceae включает 2 рода, 18 видов (8.9 %). Виды данного семейства часто встречаются, с небольшим проективным покрытием, во всех изученных местообитаниях, но в основном на дубе монгольском. Большая часть видов этого семейства относится к неморальному элементу 15, из них к неморальному горному элементу 2 вида, к мультизональному 1.

Четвертое семейство Lecanoraceae включает 2 рода, 17 видов (8.5 %). Как и в предыдущих семействах, ведущее место занимают виды неморального элемента 12, к бореальному элементу относятся 3 вида, к мультизональному 2.

Следующее семейство Collemataceae включает 2 рода, 12 видов (6.5 %).

Большинство видов относится к неморальному элементу 11 (из них один вид неморальный горный, один неморальный океанический), к бореальному горному элементу относится 1 вид.

Ведущее положение семейств Parmeliaceae, Physciaceae, Pertusariaceae, Lecanoraceae (вместе составляют 132 вида и 65.7 % от всей лихенофлоры) типично для флор лишайников умеренных широт Голарктики (Голубкова 1983;

Урбанавичене, 1997;

Катаева, 2002). По составу ведущих семейств и их количественным показателям лихенофлора дубняков юга Приморского края насыщена неморальными видами, характерными для пояса широколиственных лесов. При приближении к отрогам Сихотэ Алиньского хребта лихенофлора дубняков Приморского края насыщается бореальными видами и видами, тяготеющими к хвойным породам деревьев.

К числу ведущих родов (табл. 6) относятся Lecanora 15 видов (7.5 %), Pertusaria 15 видов (7.5 %), Heterodermia 10 (5 %), Phaeophyscia 9 (4.5 %), Usnea 9 (4.5 %), Physconia 8 (4 %). Из них на дубе монгольском преобладают Lecanora 15 видов, Pertusaria 15, Heterodermia 10, Phaeophyscia 9, Usnea 9, Physconia 8;

на дубе зубчатом:

Lecanora 7 видов, Collema 7, Phaeophyscia 7, Physconia 6, Rinodina 6, Heterodermia 5.

Первые 12 крупных родов содержат 105 видов, или 52.5 % от всей лихенофлоры.

17 родов (27.9 %) содержат по два вида, 23 рода (37.7 %) по одному виду, оставшиеся родов (14.8 %) от 3 х до 5 ти видов.

Доминирующие виды из рода Heterodermia (H. hypoleuca, H. speciosa, H. diademata, H. japonica, H. micrphylla) тяготеют к более влажным, но открытым местообитаниям, это тропические и субтропические виды, заходящие в умеренный пояс (Moberg, Nash III, 1999;

Trass, 2000).

Род Phaeophyscia включает следующие доминирующие виды: P. hispidula обычный вид в горных районах в тропических и субтропических областях на всех континентах, реже встречается в умеренных областях. Виды Phaeophyscia hirtuosa и P.

rubropulchra быстро возобновляются после пожаров, а в регулярно горящих лесах, особенно на дубе зубчатом, первый из них имеет большое проективное покрытие. P.

sciastra один из наиболее широко распространенных видов данного рода, но мы сомневаемся в достоверности его нахождения в районе исследования, так как он встречается в тропических и субтропических областях является высокогорным видом (Moberg, 1993).

Доминирующие виды из рода Physconia (P. detersa, P. subpulverulenta) предпочитают открытые, хорошо освещенные участки (Moberg, 1987). В исследованных нами местообитаниях это прежде всего Physconia detersa и P. subpulverulenta, немного реже встречается P. kurokawae.

Таблица 6.

Таксономический состав многовидовых родов лишайников Число видов Род абсолютное % Lecanora 15 7. Pertusaria 13 6. Heterodermia 10 Usnea 10 Phaeophyscia 9 4. Physconia 8 Collema 7 3. Parmelia 7 3. Rinodina 7 3. Caloplaca 7 3. Lobaria 6 Ramalina 6 Итого 105 52. 6.2. Биоморфологический анализ При биоморфологическом анализе за основу были взяты жизненные формы, разработанные Н. С. Голубковой (1983). Анализ жизненных форм показал, что все виды относятся к отделу эпигенных лишайников, к двум типам плагиотропных и ортотропных лишайников, это соответственно 193 и 8 видов.

Плагиотропные лишайники относятся к двум классам накипных и листоватых лишайников, это соответственно 92 и 101 вид. Ортотропные лишайники представлены классом кустистых (8 видов). Наибольшее количество видов лишайников принадлежит к группе с листоватой рассечено лопастной ризоидальной формой слоевища (89 видов, 44.3 %) (табл. 7). На втором месте находится накипная зернисто бородавчатая форма (38 видов, 18.9%) и на третьем месте лишайники с накипной плотно коркововой формой слоевища (33 вида, 16.4%).

6.3. Географический анализ В основу выделения географических элементов во флоре лишайников юга Приморского края положен принцип поясности зональности, принятый А. Н.

Окснером (1944, 1946, 1948). Кроме того, использовались системы элементов Х. Х. Трасса (1970а) для флоры лишайников Эстонии, Н. В. Седельниковой (1985) для лихенофлоры нагорья Сангилен, с учетом современных ареалогических данных.

Таблица 7.

Число видов различных жизненных форм лишайников Число видов Жизненная форма абсолютное % Листоватая рассечено-лопастная ризоидальная 89 44. Накипная зернисто-бородавчатая 38 18. Накипная плотно-корковая 33 16. Кустистая повисающая радиально-лопастная 10 4. Листоватая широко-лопастная 8 3. Кустистая повисающая плоско-лопастная 8 3. Накипная лепрозная 7 3. Листоватая вздуто-лопастная неризоидальная 6 2. Накипная однообразно-чешуйчатая 2 0. В лихенофлоре дубняков юга Приморского края выделено 9 географических элементов: неморальный, бореальный, мультизональный, арктобореальный, неморально бореальный, бореально неморальный, бореальный горный, неморальный горный и неморальный океанический (табл. 8).

Таблица 8.

Распределение числа видов лишайников по географическим элементам Географический элемент Число видов % от числа видов Неморальный 140 69. Бореальный 37 18. Мультизональный 14 Неморально-бореальный 4 Бореально-неморальный 5 2. Бореальный горный 2 0. Неморальный горный 3 1. Неморальный океанический 6 Арктобореальный 1 0. Ведущее положение в географическом спектре принадлежит неморальному элементу, включающему 140 видов (69.6 %). Преобладание неморальных лишайников закономерно, так как изучаемая территория находится в зоне хвойно широколиственных лесов, южной подзоне лиановых хвойно широколиственных лесов и подзоне неморально хвойных лесов той же зоны (Ливеровский, Колесников, 1949;

Колесников, 1955, 1961;

Добрынин, 2000). Неморальные лишайники определяют облик лихенофлоры в приморских широколиственных лесах и относятся к 41 роду.

Наибольшее число видов отмечено в родах Pertusaria (13 видов), Lecanora (12), Phaeophyscia (9), Physconia (8), Heterodermia (8), Rinodina (7), Collema (7), Lobaria (6), Ramalina (6), остальные роды содержат от 1 до 5 видов. Преобладают виды с мультирегиональным (52 вида, 26%) и восточноазиатским (32 вида, 16%) типами ареалов.

К евразиатско американскому относится 26 неморальных видов (11.9% от всех видов), к голарктическому типу ареала 10 неморальных видов (5%). Остальные типы ареалов распределились таким образом: азиатско американский 5 видов (2.5%), евразиатский 4 (2%), азиатский 4 (2%), и 6 видов с неопределенным типом ареала (3%).

Как показывает ареалогический анализ, 26% неморальных лишайников относятся к видам с широким ареалом. По А. Н. Окснеру (1946), в составе неморальной лихенобиоты определенное место занимают виды автохтонных тургайских родов, но ведущая роль принадлежит поглощенным тургайской флорой видам тропогенного происхождения, основной ареал которых связан с тропическими и субтропическими районами земного шара.

Бореальный элемент стоит на втором месте в спектре географических элементов и включает 37 видов (18.5 %). Среди видов бореального элемента преобладают лишайники с евразиатско американским ареалом 14 видов (7%) и мультирегиональным ареалом 15 (7.5%). Остальные виды бореального элемента распределились таким образом: голарктический ареал 3 вида (1.5%), азиатско американский 2 (1), восточноазиатский 1 (0.5) и 2 вида с неопределенным типом ареала. Это говорит о том, что формирование бореального элемента на юге Приморья происходило в составе бореальной лихенобиоты Голарктики (Чабаненко, 1990б). Малое количество видов восточноазиатского ареала (1 вид, 0.5 %) указывает на слабую специфичность бореального элемента.

Мультизональный элемент находится на третьем месте географического спектра и включает 14 видов (7%), которые широко распространенны в Голарктике, а также в других флористических царствах. 10 видов (4.9%) этого элемента имеют мультирегиональный ареал распространения, 3 вида (1.5%), голарктический ареал, вид евразиатско американский. Большинство лишайников мультизонального элемента имеют широкую экологическую амплитуду, что позволяет им расселяться от арктических районов до областей теплоумеренной зоны, в аридных и даже в тропических районах земного шара. Среди них немало эвритопных видов, способных поселяться на самых различных субстратах и в самых разных местообитаниях (Голубкова, 1983).

Бореально неморальных видов 4, из них 2 вида имеют восточноазиатский ареал, 1 мультирегиональный ареал и 1 вид с неясным типом ареала. Неморально бореальных видов 4, из них 2 вида имеют евразиатско американский ареал, 1 голарктический ареал и 1 вид с азиатским ареалом.

Горные виды, составляющие 2.5%, распределены между бореальным (2 вида, %) и неморальным (3 вида, 1.5%) географическими элементами. Такой низкий процент горных видов подчеркивает разницу в лихенобиоте дубняков юга Приморского края и средней и северной его частей, которую в большей степени формирует Сихотэ Алинское нагорье.

Неморальный океанический элемент составляет небольшой процент видов видов (3 %). Распространение этих видов связано с океаническими и субокеаническими регионами, и характерно для лихенобиоты наших приморских дубняков.

Анализ типов ареалов (табл. 9) показал преобладание лишайников с мультирегиональным ареалом 81 вид (40% от всех видов). Евразиатско американский тип ареала включает 43 вида (21.4%), восточноазиатский тип ареала 32 вида (15.9%), голарктический тип ареала 18 видов (8.9%), азиатско американский 8 видов (4%), евразиатский 6 видов (3%), азиатский 4 вида (2%), восточноазиатско американский 1 вид (0.5%), видов с неясным типом ареала 8 (4%).

Анализ географических элементов показывает, что преобладают виды с неморальным распространением 140 вида (69.6%), бореальным 37 (18.5%), и мультизональным 14 (7%), в том числе на дубе монгольском: неморальных 131 вид Таблица 9.

Соотношение видов по типам ареалов Число видов Тип ареала абсолютное % Мультирегиональный 81 Евроазиатско-американский 43 21. Восточноазиатский 32 15. Голарктический 18 8. Азиатско-американский 8 Евроазиатский 6 Азиатский 4 Восточноазиатско-американский 1 0. Неясный тип ареала 8 (65.3%), бореальных 32 (16.4%), мультизональных 13 (6.5%);

на дубе зубчатом:

неморальных 62 вида (30.8%), бореальных 11 (5.5%), мультизональных 7 (3.5%).

Анализ типов ареала показывает, что преобладают виды с мультирегиональным распространением 81 вид (40%), евразиатско американским 43 (21.4%), восточноазиатским 32 (15.9%), в том числе на дубе монгольском: мультирегиональных 81 вид (40%), евразиатско американских 42 (20.9%), восточноазиатских 32 (15.9%);

на дубе зубчатом: мультирегиональных 37 видов (18.4%), евразиатско американских 16 (7.9%), восточноазиатских 15 (7.5%).

Таким образом, лихенобиота дубовых лесов юга Приморского края является неморальной. Преобладание мультирегиональных и евразиатско американских видов говорит о древности ее формирования. Кроме того, наличие довольно большого количества видов с евразиатско американским типом ареала в лихенобиоте дубовых лесов юга Приморья подтверждает наличие когда то в далеком прошлом связи с Северной Америкой через берингийский мост суши (Галанин, Беликович, Галанина, 1998).

Количество восточноазиатских видов эпифитных лишайников в сравнении с сосудистыми растениями (Галанин и др., 2004), говорит о том, что процессы видообразования у лишайников протекают медленнее раза в три четыре, возможно это связано с их медленным ростом.

Следует отметить важную особенность таксономического состава сообществ эпифитных лишайников на дубах на самом юге Хасанского района, где в массе еще встречается дуб зубчатый. Там не было найдено ни одного экземпляра из родов Usnea и Evernia, хотя севернее, для заповедника «Кедровая падь», который также находится в Хасанском районе, в литературе приводятся виды из родов Usnea и Evernia (Гурулева, Княжева, 1972, Княжева, 1973). Однако и в этих работах виды из этих родов приводятся в большей степени для хвойных пород деревьев. Встречаемость видов из родов Usnea и Evernia повышается при движении на север и восток к Лазовскому району: в окрестностях пос. Киевка в Лазовском районе вид Evernia mesomorpha был найден четыре раза, Usnea rubicunda один раз, U. diplotypus три раза. Все находки этих видов были на дубе монгольском. В Сихотэ Алинском заповеднике на дубе монгольском эти роды представлены обильно и являются там обычными (Скирина, 1995).

Довольно распространенные и обильные в Сихотэ Алинском заповеднике виды Parmelia saxatilis и P. fertilis на юге Хасанского района встречаются редко и необильно.

Наиболее часто эти виды начинают встречаться по мере продвижения на северо восток, их обилие при этом также увеличиваются. Уже на севере Хасанского района в окрестностях п. Кравцовка эти изменения становятся заметны. В целом, отмечено малое количество видов пармелиоидных лишайников в Хасанском районе и постепенное их увеличение на севере района в окрестностях п. Кравцовка и далее на восток к Лазовскому заповеднику.

В автореферате своей докторской диссертации «Распространение лишайников эпифитов на территории России в естественных условиях и при антропогенном воздействии» А. В. Пчелкин (2002) применил к эпифитным лишайникам систему флористического районирования Земли, разработанную для сосудистых растений. В соответствии с ней, все дубняки на юге Приморья относятся к Восточноазиатской области Маньчжурской провинции. Материалы исследования этого автора были представлены данными из Сихотэ Алинского заповедника, в котором для дуба монгольского приведены доминирующие виды со встречаемостью, выраженной в процентах: Parmelia aurulenta (B = 57.7), P. saxatilis (B = 32.0), Caloplaca gordejevi (B = 42.3), Buellia disciformis (B = 37.1), Parmelia fertilis (B = 14.4).

На самом юге Хасанского района, где в массе встречается дуб зубчатый, картина с доминирующими видами в дубняках складывается совершенно иная. Здесь гораздо реже встречаются пармелиевые лишайники вообще, зато среди доминирующих лишайников выступают виды из семейства Physciaceae. Среди доминантов выделенных А. В.

Пчелкиным (2002), сохраняют свое положение только Myelochroa aurulenta (Parmelia aurulenta) 52% встречаемости и Caloplaca gordejevi – 62%. На юге Хасанского района встречаемость видов Parmelia saxatilis 1% и P. fertilis 11%. Вид Buellia disciformis здесь вообще встречается крайне редко (2%) на дубе монгольском и не встречен совсем на дубе зубчатом, но становится часто встречающимся видом в дубовых лесах южного Сихотэ Алиня (Скирина, 1995).

Встречаемость видов доминантов, указанных А. В. Пчелкиным (2002) для Сихотэ Алинского заповедника, увеличивается на севере Хасанского района в окрестностях п.

Кравцовка, где с дубом произрастает пихта черная, и при движении на восток Приморского края, где влияние Сихотэ Алинской флоры становится более ощутимым, эти виды чаще встречаются, появляясь и на дубе зубчатом, в Лазовском районе.

Подобная картина распределения и изменения встречаемости видов эпифитных лишайников на дубах на юге Приморского края повторяется с другими видами.

Например, вид Flavoparmelia caperata на юге Хасанского района не является доминантом и встречается изредка (6 %), причем в месте произрастания бывает обильным, а далее на север и восток в южной части Приморского края становится доминирующим (до %) в дубняках из дуба монгольского. Так же ведут себя виды Collema furfuraceum (от 2% до 31%), Lecanora argentata (от 1% до 9%), L. сhlarotera (от 17% до 28%), Caloplaca flavorubescens (от 1% до 29%), Ochrolechia parella (от 12% до 57%), Parmotrema chinense (от 21% до 49%), Parmelia saxatilis (от 1% до 21%).

Таким образом, в результате вышеописанного распределения эпифитных лишайников на дубах на юге Приморского края выявляется некий градиент при переходе от Сихотэ Алиня к Черным горам, протянувшимся вдоль побережья моря в Хасанском районе. Возможно, это граница между двумя лихено флорами: «корейской» и «сихотэ алинской». Все вышесказанное позволяет предположить, что самый юг Хасанского района в лихенологическом районировании может быть отнесен к иной провинции, нежели Сихотэ Алинь с его южными отрогами.

Выводы 1. На юге Приморского края флора лишайников эпифитов, встречающихся на дубе монгольском и дубе зубчатом, насчитывает 201 вид, относящихся к 61 роду и семействам. Из них 197 видов (60 родов и 25 семейств) встречается на дубе монгольском, соответственно 82 вида (33 рода и 13 семейств) на дубе зубчатом. Общими для дуба монгольского и дуба зубчатого являются 78 видов.

2. Впервые изучены эпифитные лишайники на дубе зубчатом, для которых характерны следующие особенности по сравнению с лишайниками на дубе монгольском: меньшее таксономическое разнообразие, меньшее разнообразие лихеносинузий, меньшая встречаемость накипных и кустистых жизненных форм, смена лидирующих таксонов, преобладание неморальных и восточноазиатских элементов.

3. Построено пять графов, отражающих распределение видов на дубе монгольском и дубе зубчатом в нескольких местообитаниях Хасанского и Лазовского районов. В каждом из них выделены группы площадок на основании характерных сочетаний видов.

Сравнительный анализ этих комбинаций в отношении доминирующих и редких видов позволил выявить существенные различия, обусловленные характером местообитаний и географическим положением.

4. По составу доминирующих лишайников, образующих “ядра” характерных видов, на обоих видах дуба на юге Хасанского района и в южных отрогах Сихотэ Алинских гор Лазовского района выявлены две обособленные лихенобиоты, условно названные “корейская” и “сихотэ алинская”.

5. На юге Хасанского района “ядра” характерных видов на дубе зубчатом и дубе монгольском имеют много общего (виды, их встречаемость, проективное покрытие), что говорит о большей давности связей этих двух пород в исследованных местообитаниях. Лихенобиота на дубе зубчатом здесь более видоспецифична по сравнению с таковой в Лазовском районе.

6. В Лазовском районе “ядра“ характерных видов на дубе зубчатом и дубе монгольском существенно отличаются. Видовой состав лишайников на дубе зубчатом здесь обогащается за счет видов, более характерных для дуба монгольского.

7. Таксономический и географический анализ видового состава лишайников на дубе монгольском и дубе зубчатом подтвердил наличие границы между двумя лихенофлорами “корейской” и “сихотэ алинской”. Данное исследование может быть использовано при уточнении лихенологического районирования юга Дальнего Востока.

Литература Аблаева З. Х. Эпифитные лихеносинузии естественных и антропогенных ландшафтов на территории Лапландского заповедника // Брио лихенологические исследования высокогорных районов и севера СССР. Апатиты, 1981. С. 73 74.

Андреев М. П. Лишайниковые синузии в лиственничнике у верхней границы леса в Анюйском нагорье // Ботан. журн., 1979. Т. 69. № 5. C. 646 653.

Беликович А. В. Ландшафтная флористическая неоднородность растительного покрова. Владивосток: БПИ ДВО РАН, 2001. 248 с.

Беликович А. В., Галанин А. В. Эколого флористическая карта растительного покрова ландшафтного района: принципы, методы // Проблемы организации территорий регионов нового освоения. Хабаровск: ИВЭП ДВО АН СССР, 1991. С. 46 54.

Блюменталь И. Х. О монографическом изучении высокогорных формаций // Проблемы ботаники. М. Л.: Изд во АН СССР, 1960. Т. 5. С. 11 17.

Будаева С. Э. Лишайниковые группировки Баргузинского государственного заповедника // Брио лихенологические исследования высокогорных районов и севера СССР. Апатиты, 1981. С. 79 80.

Будаева С. Э. Лишайники лесов Забайкалья. Новосибирск: “Наука”, 1989. 104 с.

Бязров Л. Г. Синузии эпифитных лишайников в широколиственно еловых лесах Подмосковья // Ботан. журн., 1969 а. Т. 54. № 2. С. 239 249.

Бязров Л. Г. Синузии эпифитных лишайников в некоторых типах лесных биогеоценозов Смоленской области // Бюл. МОИП. Отд. биол., 1969 б. Т. 74. Вып. 6. С.

115 124.

Бязров Л. Г. Синузии эпифитных лишайников в некоторых типах лесных биогеоценозов Марийской АССР // Ботан. журн., 1970. Т. 55. № 8. С. 1065 1075.

Бязров Л. Г. Эпифитные лишайники в осинниках различного возраста в Подмосковье // Бюлл. МОИП. Отд. биол., 1971. Т. 76. № 4. С. 111 117.

Бязров Л. Г. Лишайниковые синузии в лиственничнике разнотравном (Хангайский хребет, МНР) // Ботан. журн., 1974. Т. 59. № 10. С. 1425 1438.

Бязров Л. Г. Группировки лишайников как структурные элементы биогеоценозов (экосистем) // Тезисы докладов XII Международного Ботанического Конгресса. Л., 1975.

С. 73.

Бязров Л. Г. Эпифитные лишайниковые синузии елового леса под Москвой // Брио лихенологические исследования в СССР. Апатиты, 1986. С. 81 85.

Бязров Л. Г. Эпифитные лишайниковые синузии в березовых лесах Восточно уральского радиоактивного следа // Экологические последствия радиоактивного загрязнения на Южном Урале. М.: Наука, 1993. С. 134 155.

Бязров Л. Г. Лишайники в экологическом мониторинге. М.: Научный мир, 2002.

336 с.

Валова З. Г. К некоторым особенностям флоры и растительности юга Хасанского района. Комаровские Чтения. Владивосток, 1964. Вып. 12. С. 26 45.

Василевич В. И. Статистические методы в геоботанике, Л.: Наука, 1969. 273 c.

Водопьянова Н. В. Основные лишайниковые группировки Горной Шориии // Водоросли, грибы и лишайники лесной и лесостепной зон Сибири. Новосибирск, 1973.

С. 119 127.

Галанин А. В. Флористические критерии при классификации растительности: Тез.

докл. IV Всесоюз. совещ. по классификации растительности. Уфа, 1981. С. 31 33.

Галанин А. В. Флора и ландшафтно экологическая структура растительного покрова. Владивосток: ДВО АН СССР, 1991. 272 с.

Галанин А. А. Лихенометрия: современное состояние и направления развития метода. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. 74 с.

Галанин А.В., Беликович А.В., Галанина И.А. Особенности флоры и растительности Северной Корякии // Комаровские чтения. Владивосток: Дальнаука, 1998. Вып.45. С.

43 63.

Галанин А. В., Беликович А.В., Верхолат В.П., Галанина И.А., Михалева Н.А. и др.

Флора Сихотэ Алинского биосферного заповедника: сосудистые растения.

Владивосток: Дальнаука, 2004. 299 с.

Галанина И. А. Анализ распределения видов лишайников по постоянным пробным площадям в Сихотэ Алинском заповеднике // Комаровские Чтения. Владивосток, 2005.

Вып. 56. С. 234 142.

Галанина И. А., Скирина И.Ф. Лишайники // Мониторинг растительного мира Сихотэ Алинского биосферного заповедника: разнообразие, динамика, мониторинг.

Владивосток, 2000. С. 62 67.

Голубкова Н. С. Анализ флоры лишайников Монголии. Л. 1983. 248 с.

Голубкова Н. С., Бязров Л. Г. Жизненные формы лишайников и лихеносинузии // Ботан. журн., 1989. Т. 74, № 6. C. 794 805.

Гурулева Н. И., Княжева Л. А. Лишайники заповедника “Кедровая падь” Флора и растительность заповедника “Кедровая падь”. Владивосток, 1972. С. 168 170.

Добрынин А. П. Дубовые леса Российского Дальнего Востока (биология, география, происхождение). Владивосток: Дальнаука, 2000. 260 с.

Еленкин А. А. Лишайникова формация в Крыму и на Кавказе // Тр. С. Пб. общ.

естествоиспыт., 1901. Т. 32. Вып. 1. № 5. С. 171 181.

Еленкин А. А. Лишайниковые формации в Саянах // Тр. С. Пб. общ. естествоиспыт., 1904. Т. 35. Вып. 1. С. 44 51.

Есипова Е. Н. Ветер // Климат Владивостока. Л.: Гидрометеоиздат, 1978. С 23 38.

Иванов Г. И. Почвы Приморского края // Владивосток, Дальневост. кн. изд во, 1964. 107 с.

Ивашинников Ю. К. Физическая география Дальнего Востока России.

Владивосток: Изд во Дальневотс. ун та, 1999. 324 с.

Инсарова И. Д., Инсаров Г. Э. Анализ роста лишайников // Проблемы экологического мониторинга и моделирования экосистем. Ленинград, 1987. С. 87 113.

Инсаров Г. Э., Пчелкин А. В. Количественные характеристики состояния эпифитной лихенофлоры биосферных заповедников // Сихотэ Алинский заповедник.

М.: Гос. комитет СССР по гидрометерологии и контролю природной среды, 1983. Вып.

1. 61 с.

Инсаров Г. Э., Пчелкин А. В. Количественные характеристики состояния эпифитной лихенофлоры биосферных заповедников // Сихотэ Алинский заповедник.

М.: Гос. комитет СССР по гидрометерологии и контролю природной среды, 1984. Вып.

2. 70 с.

Катаева (Катенина) О. А. Флора лишайников Новгородской области // Автореф.

канд. биол. наук. С.Пб., 2002. 24 с.

Княжева Л. А. Изучение стволовых синузий лишайников в лесах юга Приморского края // Материалы VI симпоз. микологов и лихенологов прибалтийских республик. Рига, 1971. С. 15 18.


Княжева Л. А. Лишайники юга Приморского края. // Комаровские чтения.

Владивосток, 1973. Вып. XX. С. 34 46.

Княжева Л. А. Стволовые лихеносинузии в темнохвойных лесах на юге Приморского края // Споровые растения советского Дальнего Восчтока. Владивосток, 1974. Т. 22(125). С. 132 137.

Княжева Л. А. Лишайники // Флора и растительность Уссурийского заповедника.

М., 1978. С. 115 126.

Княжева Л. А., Семенова Е. А. К лихенофлоре Уссурийского заповедника. Сем.

Lecanoraceae. // Изучение флоры растительности Дальнего Востока, Владивосток: Изд во ДВГУ, 1979. С. 83 90.

Княжева Л. А., Скирина И. Ф. Лишайники // Растительный и животный мир Сихотэ Алинского заповедника. М.: Наука, 1982. С. 44 47.

Колесников Б. П. Очерк растительности Дальнего Востока. Хабаровское книжное изд во, 1955. С. 104.

Колесников Б. П. Кедровые леса Дальнего Востока // Тр. ДВФ АН СССР. М., Л.:

Изд во АН СССР. Сер. ботан. 1956. Т. 2 (4). 264 с.

Колесников Б. П. Растительность // Дальний Восток: физико географическая характеристика. М.: Накак, 1961. С. 183 298.

Колесников Б. П. Геоботаническое районирование Дальнего Востока и закономерности размещения его растительных ресурсов // Вопросы географии Дальнего Востока. Хабаровск: ДВФ АН СССР, 1963. С. 158 182.

Колесников Б. П. Высокогорная растительность Среднего Сихотэ Алиня.

Владивосток: Дальневост. кн. изд во, 1969. 106 с.

Коркишко Р. И. Сосудистые растения Хасанского района и охрана их генофонда, Деп. ВИНИТИ, 1991. № 1404 91. 216 с.

Копачевская Е. Г. Основы угруппувания епiфiтных лишайникiв головных деревних порiд Крымського державного заповiдномисливського господарства // Укр. ботан. журн., 1961. Т. 18. № 6. С. 74 79.

Копачевская Е. Г. Лишайники лесов Крымского государственного заповедно охотничьего хозяйства: Автореф. дис. канд. биол. наук. Киев, 1963. 21 с.

Корчагин А. А. Внутривидовой (популяционный) состав растительных сообществ // Полевая геоботаника. М., 1964. Т. 3. С. 64 131.

Корчагин А. А. Некоторые важнейшие современные задачи изучения растительных сообществ // Основные проблемы современной геоботаники. Л., 1968. С. 15 27.

Корчагин А.А. Строение растительных сообществ // Полевая геоботаника. Л.:

“Наука”, 1976. 320 с.

Кудрявцева Е. П., Скирина И. Ф. О влиянии пирогенного фактора на флору эпифитных лишайников дубовых лесов Сихотэ Алинского биосферного района // География и природные ресурсы, 1988. № 2.С. 176 178.

Куренцова Г. Э. Растительность Приморского края, Владивосток: Дальневосточное кн. изд во, 1968, 192.

Лавренко Е. М. Основные закономерности растительных сообществ // Полевая геоботаника. М. Л.: Изд во АН СССР, 1959. Т. 1. С. 13 75.

Липпмаа Т. О синузиях // Советская ботаника, 1946. Т. 14. № 3. С. 139 145.

Ливеровский Ю. А., Колесников Б. П. Природа южной половины советского Дальнего Востока. М.: Гос. изд во географической лит ры, 1949. 391 с.

Магомедова M. A. Сукцессии сообществ литофильных лишайников в высокогорьях Северного Урала // Экология, 1979. № 3. С. 29 38.

Магомедова M. A. Послепожарное восстановление лишайникового покрова на севере Тюменской области // Биологические проблемы севера. 9 й Симпозиум, Сыктывкар, 1981. Экология животных, физиология и биохимия человека и животных, адаптация человека к Северу, охрана природы. Тез. Докл. Сыктывкар, 1981. Ч. 2. С. 194.

Мартин Ю. Л. О применении коэффициента агрессивности для характеристики межвидовых отношений в лишайниковых синузиях. // Материалы отчетной сессии Ин та экологии растений и животных УФАН СССР за 1967 г. (ботаника). Свердловск, 1968.

С. 8 11.

Мартин Ю. Л. Роль лишайников в некоторых биогеоценозах Полярного Урала // Биологические основы использования природы севера. Сыктывкар: Коми Книжное изд во, 1970 а. С. 85 89.

Мартин Ю. Л. Заметки о лихенофлоре и основных синузиях лишайников стационара “Харп” // Споровые растения Урала. (Тр. ин та экол. раст. жив. УФ АН СССР. Вып. 70). Свердловск, 1970 б. C. 134 139.

Миркин Б. М. Критерии доминантов и детерминантов при классификации фитоценозов // Ботан. журн., 1968. Т. 53. № 6. С. 767 778.

Мясников Е. А. (1998 2002). Приморский край (краткий физико географический очерк). (www.fegi.ru).

Норин Б. Н. Структура растительных сообществ восточноевропейской лесотундры.

Л., 1979. 200 с.

Окснер А. М. Взаемовiдношения мiж лишайниками в лiтотичних угрупувань в степових заповiдникiв Украiни // Укр. ботан. журн., 1961.Т. 18. № 6. С. 64 73.

Окснер А. М. Эпiлiтнi угрупувания лишайникiв степового заповiдника Кам‘янi Могили на пiдвднi Украiни // Там же, 1962. Т. 19. № 1. С. 72 83.

Определитель лишайников СССР / Под общ. ред. И. И. Абрамова. Л.: Наука.

Ленингр. отд ние, 1971. Вып. 1. 410 с., 1975. Вып. 3. 273 с., 1977. Вып. 4. 343 с., 1978.

Вып. 5. 303 с.) Определитель лишайников России (1996. Вып. 6. 203 с., 1998. Вып. 7. 166 с., 2003.

Вып. 8. 277 с., 2004. Вып. 9. 339 с.) Пристяжнюк С. А. Синузии напочвенных лишайников субарктических тундр полуострова Ямал // Ботан. журн., 2001 а. Т. 86. № 5. С. 30 38.

Пристяжнюк С. А. Сравнительный анализ напочвенных лишайниковых синузий в субарктических тундрах полуострова Ямал // Ботан. журн., 2001 б. Т. 86. № 7. С. 15 25.

Пристяжнюк С. А., Телятников М. Ю. Синузии напочвенных лишайников района среднего течения р. Хойто Гол (Восточный Саян) // Сибирский экологический журнал, 2003. N 4. С. 529 539.

Пчелкин А. В. Лишайники эпифиты некоторых лесообразующих пород Сихотэ Алинского заповедника // Проблемы экологического мониторинга и моделирования экосистем. Л., 1981. Т. IV. С. 86 93.

Пчелкин А. В. Новые и интересные таксоны лишайников эпифитов Дальнего Востока// Новости сист. низш. растений. Л., 1987. Т. 24. С. 166 168.

Пчелкин А. В. Распространение лишайников эпифитов на территории России в естественных условиях и при антропогенным воздействии. Автореф. дисс. … докт. биол.

наук. М., 2002. 32 с.

Работнов Т. А. Фитоценология. М., Изд во Моск. Ун та. 1978. 384 с.

Савич В. П. Из жизни лишайников юго восточной части Петербургской губернии и прилегающей части Эстляндской // Тр. С. Пб. общ. естествоиспыт., 1909. Т. 40. вып.

2. С. 113 172.

Савич А. П. К изучению лишайников Новгородской губернии // Изв. С. Пб. ботан.

сада, 1914. Т. 14. прил. 1. С. 2 105.

Седельникова Н. В. Лихенофлора нагорья Сангилен. Новосибирск: Наука, 1985.

180 с.

Седельникова Н. В. Лишайники в структуре светлохвойных лесов Алтая и Кузнецкого нагорья // Сибирский экологический журнал. Новосибирск: “Наука”, 1993.

№ 1. С. 18 25.

Седельникова Н. В., Седельников В. П. Роль лишайниковых синузий в высокогорных фитоценозах северной части Алтае Саянской горной области // Ботан.

журн., 1979. Т. 64. № 5. С. 671 679.


Скирина И. Ф. Лихенофлора пихтово еловых лесов с тисом на восточных склонах Среднего Сихотэ Алиня // Сихотэ Алинский биосферный район. Экологические исследования. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1985. С. 21 27.

Скирина И. Ф. Лишайники западных склонов Среднего Сихотэ Алиня: Препр.

Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1987. 24 с.

Скирина И. Ф. Лишайники Сихотэ Алинского биосферного района. Владивосток:

Дальнаука, 1995. 132 с.

Скирина И. Ф. Лишайники островов залива Петра Великого (Японское море) // Бот. журн., 1996. Т. 81. № 11. С. 41 45.

Скирина И. Ф. Лихенологические исследования в заповедниках. // III Дальневосточная конференция по заповедному делу. Владивосток: Дальнаука, 1997. С. 106.

Скирина И. Ф. Лихенологические и лихеноиндикационные исследования в заповеднике «Кедровая падь» // Исследование и конструирование ландшафтов Дальнего Востока и Сибири. Владивосток: ТИГ ДВО РАН, 1999. Вып. 4. С. 129 134.

Скирина И. Ф., Княжева Л. А. Лишайники восточных склонов Среднего Сихотэ Алиня. Препр. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1985. 41 с.

Скирина И. Ф., Княжева Л. А. Лихенофлора пихтово еловых лесов восточных склонов среднего Сихотэ Алиня // Брио лихенологические исследования в СССР.

Апатиты: АН СССР, 1986. С. 111 112.

Скирина И. Ф., Княжева Л. А. Лихенофлора дубняков восточных склонов среднего Сихотэ Алиня // Брио лихенологические исследования в СССР. Апатиты: АН СССР, 1987а. С. 44 49.

Скирина И. Ф., Княжева Л. А. Лишайники на рододендроне Фори в лесах среднего Сихотэ Алиня // Сихотэ Алинский биосферный район: фоновое состояние природных компонентов. Владивосток: ДВО АН СССР, 1987б. С. 40 44.

Скирина И. Ф., Родникова И. М. Лихенофлора Уссурийского заповедника // Геохимия ландшафтов, палеоэкология человека и этногенез: Тез. Междунар.

Симпозиума. Улан Удэ: Изд во БНЦ СО РАН, 1999. С. 203 204.

Сукачев В. Н. Основные понятия лесной биогеоценологии // Основы лесной биогеоценологии. М.: Наука, 1964. С. 5 49.

Сымерма А. Л. Анализ флоры и покрова лишайников основных типов леса Эстонской ССР // Материалы VI симпоз. микологов и лихенологов прибалтийских республик. Рига, 1971. С. 62 65.

Тахтаджян А. Л. Флористические области земли. Л.: “Наука”, 1978. 247 с.

Тихомиров Б. А. Некоторые вопросы структуры растительных сообществ Арктики // Академику В. Н. Сукачеву к 75 летию со дня рождения. М. Л.: Изд во АН СССР, 1956. С. 537 557.

Трасс Х. Х. Вопросы теоретического обоснования метода синузий в фитоценологии // Изучение растительного покрова острова Сааремаа. Тарту. Изд во АН Эстон. ССР, 1964. С. 82 111.

Трасс Х. Х. Некоторые вопросы фитоценологическиго изучения лишайников // Учен. зап. Латв. ун та. Рига, 1966. Т. 74. С. 122 133.

Трасс Х. Х. Анализ лихенофлоры Эстонии: Дис.... д ра биол. наук. Тарту, 1967. 811с.

Трасс Х. Х. Элементы и развитие лихенофлоры Эстонии // Тр. ин та / Тарту. гос.

ун т, 1970а. Вып. 268. № 9. С. 5 233.

Трасс Х. Х. Ценоэлементы в растительных сообществах // Тр. МОИП. Отд. биол., 1970б. Т. 38. С. 184 193.

Урбанавичене И. Н. Лишайники Байкальского заповедника: Автореф. дис. канд.

биол. наук. С. Пб., 1997. 18 с.

Харпухаева Т. М. Лишайники северо восточного Прибайкалья: состав и эколого ценотическое распределение // Автореф. дисс. канд. биол. наук. Улан Удэ, 2004. 20 с.

Чабаненко С. И. Лихенофлора острова Петрова // Исследования природного комплекса Лазовского госзаповедника. М., 1984. С. 5 13.

Чабаненко С. И. Виды рода Lobaria, охраняемые в Лазовском заповеднике // Тез.

докл. 11 симпоз. микологов и лихенологов прибалт. республик и Белоруссии. Таллин, 1988. С. 183 186.

Чабаненко С. И. Лишайники // Флора, мико и лихенобиота Лазовского заповедника. Владивосток: ДВО АН СССР, 1990. С. 167 191.

Чабаненко С. И. Новые и редкие виды Лазовского заповедника // III Дальневост.

конф. по заповедному делу. Владивосток: Дальнаука, 1997. С. 128 129.

Чабаненко С. И. Заметки о роде Hypogymnia охраняемых территорий юга российского Дальнего Востока // IV Дальневост. конф. по заповедному делу.

Владивосток: Дальнаука, 1999. С. 168 169.

Чабаненко С. И. Коспект флоры лишайников юга Российского Дальнего Востока.

Владивосток: Дальнаука, 2002. 232 с.

Чабаненко С. И., Скирина И. Ф., Княжева Л. А. Список лишайников Приморского края и обитающих на них грибов. Южно Сахалинск: Сахалинский ботанический сад, СахНЦ, ДВО РАН, 2002. 89 с.

Чубарь E. A. Природные особенности района реки Туманной в нижнем течении и сопредельной территории. // Экологическое состояние и биота юго западной части залива Петра Великого и устья реки Туманной. Владивосток. Дальнаука, 2000. С. 15 41.

Шенников А. П. Введение в геоботанику. Л.: Изд во ЛГУ. 1964. 448 с.

Ярошенко П. Д. Геоботаника. Основные понятия, направления, методы. М. Л.:

Наука, 1961. 474 с.

Almborn O. Some aspects of the sociology of epiphytic Lichen communities // Proc. 7th Intern. Bot. Congr. Stockholm, 1950. P. 815 816.

Antoine M. E., McCune B. Contrasting Fundamental and Realized Ecological Niches with Epiphytic Lichen Transplants in an Old Growth Pseudotsuga Forest // The Bryologist, 2004. Vol. 107. N 2. P. 163 173.

Aragon G., Martinez I Contribuciьn al conociminto de los lнquenes epifнticos de la sierra de Alcaraz (Albacetc, Espana) // Cryptogamie, Mycol., 1999. Vol. 20. N 1. 57 70.

Armstrong R. A. The descriptive ecology of saxicolous lichens in an area of south Merionethshire, Wales // Journal of Ecology, 1974. Vol. 62. P. 33 45.

Armstrong R. A. The influence of aspect on the pattern of seasonal growth in the lichen Parmelia glabratula ssp. fuliginosa (Fr. ex Duby) Laund. // New Phytologist, 1975. Vol. 75. P.

245 251.

Armstrong R. A. Growth and regeneration of lichen thalli with the central portions artifi cially removed // Environmental and Experimental Botany, 1979. Vol. 19. P. 175 178.

Armstrong R. A. Competition between three foliose species of Parmelia (Lichens) // New Phytologist, 1982. Vol. 90. P. 67 72.

Armstrong R. A. Field experiments on competition between three foliose lichens using a facto rial experimental design // Environmental and Experimental Botany, 1985. Vol. 25. P. 369 374.

Armstrong, R.A. Competition between three foliose lichens species using a factorial ex perimental design // New Phytologist, 1986. Vol. 104. P. 637 641.

Barkman J. J. Phytosociology and ecology of cryptogamic epiphytes. Assen: van Gorcum, 1958. 628 p.

Barkman J. J. Synusiae approaches to classification // Handbook of vegetation science.

Groningen, 1973. Vol. 5. P. 435 491.

Bates, J. W., Bell, J. N. B., Farmer, A. M. Epiphyte recolonization of oaks along a gradient of air pollution in south East England, 1979 1990. // Environmental Pollution, 1990. Vol. 68.

P. 81 99.

Bates, J. W., Bell, J. N. B., Massara, A. C. Loss of Lecanora conizaeoides and other fluc tuations of epiphytes on oak in S.E. England over 21 years with declining SO2 concentrations / / Atmospheric Environment, 2001. Vol. 35. P. 2557 2568.

Benedict J. B., Nash III T. H. Radial Growth and Habitat Selection by Morphologically Similar Chemotypes of Xanthoparmelia // The Bryologist, 1990. Vol. 93. N 3. P. 319 327.

Caseldine C., Baker A. Frequency distributions of Rhizocarpon geographicum sl. Model ing, and climate variation in Trollaskagi, Northern Iceland // Arctic and Alpin Reserch, 1998.

Vol 30. P. 175 183.

Du Rietz G. E. Vegetationsforschung auf sozialanalytische Grundlage // Handbuch bipl.

Arbeitsmeth, 1932. Bd 11. N 4. S. 237 480.

Farrar J. F. A method for investigating lichen growth rates and succession // Lichenologist, 1974. Vol. 6. P. 151 155.

Ferry B. W., Lodge E. Distribution and succession of lichens associated with Prunus spinosa at Dungeness, England // Lichenologist, 1996. Vol. 28, N 2. P. 129 142.

Harris P. M. Competitive equivalence in a community of lichens on rock // Oecologia, 1996. Vol. 108. P. 663 668.

Hauck M. Epiphytic Lichen Diversity and Forest Dieback: The Role of Chemical Site Factors // The Bryologist, 2003. Vol. 106. N 2. P. 257 269.

Hauck M., Hesse V., Runge M. The significance of stemflow chemistry for epiphytic li chen diversity in a dieback affected spruce forest on Mt Brocken, northern Germany // Lichenologist, 2002. Vol. 34. N 5. P. 45 427.

Hauck M., Jung R., Runge M. Does water holding capacity of bark have an influence on lichen performance in dieback affected spruce forests? // Lichenologist, 2000. Vol. 32. P. 407 409.

Hauck M., MeiЯner T. Epiphytic lichen abundance on branches and trunks of Abies balsamea on Whiteface Mountain, New York // Lichenologist, 2002. Vol. 34. N 5. P. 443 446.

Holien H. Influence of site and stand factors on the distribution of crustose lichens of the caliciales in a suboceanic spruce forest area in central Norway // Lichenologist, 1996. Vol. 28.

N 4. P. 315 330.

Kirk P. M., Cannon P.F., David J.C., Stalpers J. A. Dictionary of the Fungi (9 th ed).

Egham: CABI Bioscience, 2001. 655p.

Kirschbaum U., Siegmund M., Wirth V. 2002. Flachenbestimmung von Flechten zur okologischen Langzeitbeobachtung // Herzogia, 2002. Bd 15. S. 159 178.

Klement O. Prodromus der Mitteleuropдischen Flechtengesellschaften // Fedd. Rep. Beih, 1955. Bd 135. S. 5 194.

Klement O.Die Sttellung der Flechten in der Pflazensoziologie // Vegetatio, 1958. Bd 8. N 1. S. 43 56.

Kuusinen M. Epiphytic Lichen Diversity on Salix caprea and Populus tremula in Old growth Forests of Finland // Mitt. Eidgenoss. Forsch. anst. Wald schnee Landsch, 1995. Vol. 70. N 1. P.

125 132.

Lippmaa T. Areal und Altersbestimmung einer Union (Caleobdolon – Asperula Asarum U.) sowie das Problem der Characterarten und der Konstanten // Acta Inst. Et Horti Bot.

Univ. Tartuensis, 1938. Vol. 6. F. 2 3. P. 1 152.

Longan A., Gomez Bolea A. Lнquenes y Hongos liquenнcolas epнfitos de Quercus ilex L., poco conocidos en encinares de Cataluna (Espana) // Cryptogamie, Mycol., 1999. Vol. 20.

N 1. 49 55.

McCune B. Gradient in Epiphyte Biomass in Three Pseudotsuga Tsuga Forests of Differ ent Ages in Western Oregon and Washington // The Bryologist, 1993. Vol. 96. N 3. P. 405 411.

McCune B. Lichen communities as indicators of forest health // The Bryologist, 2000.

Vol. 103. N. 2. P. 353 356.

Moberg R. The Hyperphyscia and Physconia in East Africa // Nord. J. Bot., 1987. N. 7. P.

719 728.

Moberg R. The lichen genus Phaeophyscia in South Americab with special reference to the Andean species // Opera Bot., 1993. N 121. P. 281 284.

Moberg R., Nash T. H. III The Genus Heterodermia in the Sonoran Desert Area // The Briologist, 1999. T. 102. N 1. P. 1 14. Orwin J. Lichen succession on recently deposited rock surfaces // New Zealand Journal of Botany, 1970. Vol. 8. P. 452 477.

Poikolainen J., Kuusinen M., Mikkola K., Lindgren M. Mapping of the epiphytic lichens on conifers in finland in the years 1985 86 and 1995 // Chemosphere, 1998. Vol. 36. N 4 5. P.

1073 1078.

Prussia C. M., Killingbeck K. T. Concentrations of Ten Elements in Two Common Foliose Lichens: Leachability, Seasonality, and the Influence of Rock and Tree Bark Substrates // The Bryologist, 1991. Vol. 94. N 2. P. 135 142.

Rhoades F. M. Distribution of thalli in a population of the epiphytic lichen Lobaria oregana and a model of population dynamic and production // The Bryologist, 1983. Vol. 86. № 4. P.

309 310.

Romagni J. G., Gries C. Post fire recolonizetion of dominant epiphytic lichen species on Quercus hypoleucoides (Fagaceae) // American Journal of Botany, 2000. Vol. 87. P. 1815 1820.

Ruchty A., Rosso A. L., McCune B. Changes in Epiphyte Communities as Shrub, Acer circinatum, Develops and Ages //The Bryologist, 2001. Vol. 104. N 2. P. 274 281.

Showman R. E., Long R. P. Lichen Studies along a Wet Sulfate Deposition Gradient in Pennsylvania // The Bryologist, 1992. Vol. 95. N 2. P. 309 310.

Sigal L. L. Lichen communities on conifers in southern California mountains: an ecologi cal survey relative to oxidant air pollution // Ecology, 1983. Vol. 64. N 6. P. 1343 1354.

Sillett S. C., Rambo T. R. Vertical distribution of dominant epiphites in Donglas fir forests of the central Oregon Cascades // Northwest Sci., 2000. Vol. 74. P. 44 49.

Smith R. I. Colonization by lichens and the developmant of lichen dominated communi ties in the maritime Antarctic // Lichenologist, 1995. Vol. 27. P. 473 483.

Stone D. F. Epiphyte Succession oh Quercus garryana Branches in the Willamette Valley of Western Oregon // The Bryologist, 1989. Vol. 92. N 1. P. 81 94.

Stubbs C. S. Patterns of Distribution and Abundance of Corticolous Lichens and Their Inver tebrate Asspciates on Quercus rubra in Maine // The Bryologist, 1989. Vol. 92. N 4. P. 453 469.

Topham P. B. Colonization, growth, succession and competition // In Seaward, M.R.D.

(ed.) Lichen ecology. London: Academic Press, 1977. P. 31 68.

Trass X. The lichen genus Heterodermia (Lecanorales, Physciaceae) in Russia and adjacent territories // Folia Cryptog. Estonica, Fasc., 2000. N 37. P. 93 108.

Wolseley P. A., Moncrieff C., Aguirre Hudson B. Lichen as indncators of environmental stability and change in the tropical forests of Thailand // Global Ecology and Biogeography letters, 1994. N 4. P. 116 123.

Wolseley P. A., Pryor, K.V. The potential of epiphytic twig communities on Quercus petraea in a welsh woodland site (Tycanol) for evaluating environmental changes // Lichenologist, 1999.

Vol. 31, N 1. P. 41 61.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.