авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

«ИСТОРИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА АН СССР HISTORY OF THE GEOLOGICAL INSTITUTE OF THE USSR ACADEMY OF SCIENCES ...»

-- [ Страница 3 ] --

В. А. В а х р а м е е в, П. Н. К р о п о т к и н, М. В. Мура­ тов, Ю. М. П у щ а р о в с к и й, П. П. Тимофеев и А. Л. Яншин — ордена Трудо­ вого Красного Знамени;

Г. И. Б у ш и н с к и й, А. И. Москвитин, Е. В. П а в л о в ­ ский и Д. М. Р а у з е р - Ч е р н о у с о в а — ордена «Знак Почета»;

М. Н. Алексеев и B. Д. Шутов — медали «За трудовое отличие»;

3. В. П у ш к и н а — медаль «За трудовую доблесть».

В связи с юбилейной выставкой А Н СССР на В Д Н Х, посвященной 250-ле­ тию Академии н а у к, сотрудникам Института были вручены одна золотая, две серебряные, шесть бронзовых медалей и четыре диплома В Д Н Х.

ИССЛЕДОВАНИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО И Н С Т И Т У Т А АН СССР В ГОДЫ ДЕСЯТОЙ ПЯТИЛЕТКИ ( 1 9 7 6 — 1 9 7 9 гг.) Н а X X V съезде КПСС, проходившем в конце ф е в р а л я — начале марта 1976 г., четко были определены первоочередные задачи н а у к и и геологической практи­ ки на X п я т и л е т к у. Т а к, в области геологоразведочных работ предстоит «...рас­ ширить применение прогрессивных геофизических и геохимических методов, использование космических и аэровысотных средств геологических исследова­ ний». В то ж е время геологической н а у к е необходимо «...расширить изучение земной коры и верхней мантии Земли в ц е л я х исследования процессов форми­ рования и закономерностей размещения месторождений полезных ископаемых».

В материалах съезда обращалось т а к ж е особое внимание на расширение комп­ лексных исследований Мирового океана. Т а к и м образом, перед советскими геологами была выдвинута в а ж н е й ш а я задача — обеспечить сочетание фунда­ ментальных и п р и к л а д н ы х научных исследований, направленных на разработ­ ку узловых проблем геологических н а у к.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Руководствуясь этими директивными у к а з а н и я м и, Геологический институт А Н СССР четко сформулировал свои основные задачи на X п я т и л е т к у. Б ы л о решено, с о х р а н я я преемственность в традиционных н а п р а в л е н и я х научной деятельности Института, поставить новые а к т у а л ь н ы е проблемы, связанные с активизацией изучения океанов, а т а к ж е Земли и д р у г и х планет солнечной системы с помощью космических а п п а р а т о в. Главнейшие комплексные научные проблемы, разрабатываемые при ведущей роли Геологического института А Н СССР по национальной и международным программам, были изложены в сле­ дующем виде:

Проблема I. Д р е в н е й ш и е этапы формирования земной коры континентов;

Проблема I I. Глобальная к о р р е л я ц и я геологических явлений в мезозое и кайнозое;

Проблема I I I. Офиолиты континентов и океанов и их место в эволюции коры и верхней мантии З е м л и.

П а р а л л е л ь н о с исследованиями по этим главнейшим проблемам д л я опреде­ ления стратегии научного поиска было з а п л а н и р о в а н о т а к ж е изучение теоре­ тических и методических основ стратиграфии, литологии, тектоники, истории геологии.

Среди первых существенных результатов исследований Института в изуче­ нии древнейших этапов формирования земной коры континентов необходимо отметить следующие: описание и установление стратиграфического значения строматолитов я т у л и я К а р е л и и и Ф и н л я н д и и, а т а к ж е афебия Канады;

изуче­ ние процессов седименто- и литогенеза на ранних этапах развития геосинкли­ нального процесса;

выявление элементарного и химического состава углероди­ стых и углистых проявлений в осадочно-метаморфических породах докембрия;

выявление особенностей тектоники фундаментов древних платформ;

установле­ ние важнейших этапов формирования первичной (раннепротерозойской) кон­ тинентальной коры севера Б а й к а л ь с к о й горной области и выяснение динамики перемещения литосферных плит в процессе их становления.

К числу достижений Института д о л ж н о быть отнесено принятие на Всесоюз­ ном совещании общей стратиграфической ш к а л ы докембрия, многие положе­ ния которой впервые сформулированы учеными Института. Это в первую оче­ редь определение границы докембрия и кембрия, двучленное деление протеро­ зоя, выделение рифейской группы с четырьмя стратиграфическими единицами, а т а к ж е установление в верхах докембрия дробных стратиграфических подраз­ делений. Следует добавить, что ш к а л а докембрия успешно внедряется в прак­ тику геологического к а р т и р о в а н и я.

Составлено восемь литолого-палеогеографических карт западной части Восточно-Европейской платформы д л я отложений венда и нижнего кембрия, показывающих унаследованное развитие бассейна.

Исследования, проведенные с целью решения вопросов глобальной корре­ л я ц и и, п о к а з а л и, что одновозрастные верхнеюрские и нижнемеловые отложе­ ния Западной Африки и Б р а з и л и и имеют сходный состав комплексов спор и пыльцы;

д л я меловых и кайнозойских образований тропической, субтропиче­ ской и умеренной климатической областей Т и х о г о, Индийского и Атлантиче­ ского океанов существуют единые зональные ш к а л ы по планктонным форами ниферам и наннопланктону, а д л я кайнозоя — еще и по р а д и о л я р и я м. Эти зональные ш к а л ы позволяют сопоставлять осадки Мирового океана.

В процессе в ы я в л е н и я с т р у к т у р н ы х соотношений пород офиолитовой серии с вышележащими отложениями и проведения палеогеографических реконструк­ ций было установлено, что в период деформации накопившейся толщи проис 1. О Р Г А Н И З А Ц И Я ГЕОЛОГИЧЕСКОГО И Н С Т И Т У Т А А Н СССР ходило тектоническое сдирание осадочно-вулканической [оболочки коры с офиолитового фундамента. П р и изучении офиолитов У р а л а был подмечен многоэтапный метаморфизм. Н а глубинных у р о в н я х п р о я в л я е т с я амфиболи товая ф а ц и я, а затем, по мере выведения на более высокие горизонты, она сме­ няется глаукофановыми или зеленосланцевыми о б р а з о в а н и я м и.

Р а з в и в а я методику составления тектонических карт, сотрудники Г И Н а совместно с тектонистами Северо-Восточного К Н И И Д В Н Ц А Н СССР соста­ вили Тектоническую к а р т у Востока СССР и сопредельных областей. Н а ней районирование осуществлено по новому п р и н ц и п у, т. е. в зависимости от вре­ мени формирования континентальной земной коры. Эта к а р т а представляет значительный шаг вперед в познании геологических процессов в р а й о н а х актив­ ных континентальных о к р а и н, к р а е в ы х морей и островных д у г. Н а ней скорре лированы в а ж н е й ш и е геологические события, происходившие в мезозое и кай­ нозое на обширной части периферии Т и х о г о о к е а н а, что позволяет с новых позиций подходить к металлогеническому а н а л и з у, а т а к ж е к прогнозам нефте­ газоносное™ на данной территории. Весьма интересные данные были получены при изучении керна, извлеченного во время рейсов 38, 4 1, 45 и 48 «Гломара Челленджера». Сотрудниками Г И Н а впервые был расшифрован вещественный состав и выявлен генезис т а к называемых черных сланцев мелового возраста в Атлантическом океане. В а ж н е й ш и й компонент этих сланцев — органическое вещество — представлено аллохтонным наземным гумусовым и автохтонным сапропелевым материалом, включающим водоросли. Это мелководная зона прибрежно-морской седиментации. П р и соответствующих у с л о в и я х здесь в тол­ щах осадочного чехла имеются потенциальные возможности д л я формирования месторождений нефти и газа. Одновременно была в ы с к а з а н а идея о сменявших­ ся последовательно озерной, морской и океанической стадиях р а з в и т и я совре­ менных океанов, о к р а и н н ы х и внутренних морей.

Л и т о л о г а м и Г И Н а предложена новая схема современного океанского лито­ генеза, согласно которой в о к е а н а х климат в л и я е т на осадконакопление л и ш ь косвенно, через гидродинамику. Установлено, что изученные и выделенные в континентальном блоке климатические типы литогенеза в океане отсутствуют.

В 1978 г. з а в е р ш и л и с ь ' м н о г о л е т н и е исследования сотрудников Института в Исландии. Подробно изучены с т р а т и г р а ф и я, л и т о л о г и я, тектонические осо­ бенности и гидротермальная активность, а т а к ж е земные аналоги разнообраз­ ных форм л у н н о г о рельефа.

В области истории и методологии н а у к и закончено исследование, осветив­ шее характерные особенности развития геологических знаний в отечественной Академии н а у к в дореволюционное в р е м я. Установлено, что, начиная с сере­ дины X V I I I в., русские ученые по целому р я д у разделов геологии (литология, геология каустобиолитов, м и н е р а л о г и я, петрография, геохимия и др.) нахо­ дились в первых р я д а х мировой н а у к и.

В 1976—1979 гг. в р а м к а х многолетних международных программ и по научному обмену с исследовательскими центрами з а р у б е ж н ы х стран Г И Н, по-прежнему, осуществлял широкое научное сотрудничество с академическими и другими научными о р г а н и з а ц и я м и социалистических, капиталистических и р а з в и в а ю щ и х с я стран. Такого рода совместные работы способствовали интенсификации и улучшению качества проводившихся исследований. Особое значение при этом имел, безусловно, тот ф а к т, что ведущие ученые Г И Н а активно участвуют в международных о р г а н и з а ц и я х и в р а з л и ч н ы х руководя­ щих органах по выполнению глобальных программ, в том числе в Международ­ ном союзе геологических н а у к (МСГН), Международной программе геологиче З а к а з № 4 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ской к о р р е л я ц и и ( М П Г К ), Международном проекте глубоководного б у р е н и я в океанах ( И П О Д, о р г а н и з а ц и я Д Ж О И Д Е С ), Международном союзе по изуче­ нию четвертичного периода ( I N Q V A ) и д р.

В 1976 г. В. В. Меннер был избран вице-президентом М С Г Н, А. В. П е й в е переизбран президентом Подкомиссии по тектонической карте Мира, а Е. Д. З а к л и н с к а я избрана вице-президентом Международной палинологиче­ ской комиссии. В 1977 г. К. В. Никифорова была вторично избрана вице-пре­ зидентом I N Q V A, С. В. Мейен избран в 1978 г. вице-президентом М е ж д у н а р о д ­ ной организации палеоботаников. О к о л о 50 сотрудников Г И Н а сейчас члены различных международных комиссий, комитетов, ассоциаций и программ.

Авторитет ученых Института за рубежом постоянно растет. Об этом свидетель­ ствует, в частности, избрание В. А. К р а ш е н и н н и к о в а в 1976 г. почетным членом Общества естественных н а у к Б а н г л а д е ш, а А. В. Пейве в 1977 г. почетным чле­ ном Французского геологического общества.

Геологический институт А Н СССР назначен координатором по проблеме «Геологические исследования Земли с помощью средств космической техники»

среди стран СЭВ: Н Р Б, Г Д Р, В Н Р, Р е с п у б л и к а Куба, М Н Р, П Н Р, С Р Р, Ч С С Р.

Успешно осуществляется многостороннее сотрудничество Г И Н а с геологиче­ скими о р г а н и з а ц и я м и академий н а у к социалистических стран по проблеме «Геосинклинальный процесс и становление земной коры».

В 1977 г. силами сотрудников Института в У л а н - Б а т о р е была о р г а н и з о в а н а н а у ч н а я конференция и выставка, посвященная итогам десятилетней работы Советско-Монгольской геологической научно-исследовательской экспедиции.

В 1976 г. произошла перестройка с т р у к т у р ы Ученого совета Геологического института А Н СССР и его секций в соответствии с новым Положением о Высшей аттестационной комиссии при Совете Министров СССР. От В А К а при Г И Н е были утверждены т р и специализированных ученых совета с представлением им права приема к защите диссертаций на соискание ученой степени доктора гео­ лого-минералогических н а у к : по профилю сектора тектоники — Ученый совет по геологии, тектонике и геологии океанов и морей;

по профилю сектора лито­ логии и геохимии — Ученый совет по литологии, геохимии и геологии океанов и морей;

по профилю сектора стратиграфии •— Ученый совет по палеонтологии и стратиграфии. Одновременно в самом Институте был создан Ученый совет по обсуждению и решению т а к и х в н у т р и и н с т и т у т с к и х вопросов, к а к планирова­ ние научно-исследовательских работ, д о к л а д ы о в а ж н е й ш и х научных р е з у л ь ­ татах, переаттестация научных кадров и т. п.

В рассматриваемый период произошли некоторые изменения в структуре Института и составе его д и р е к ц и и. Постановлением П р е з и д и у м а А Н СССР' в 1977 г. Л а б о р а т о р и я литологии древних осадочно-метаморфизованных т о л щ была передана в Л О П И А Н СССР (ныне Институт литосферы А Н СССР), а в Г И Н е создан Кабинет по изучению органического вещества в докембрии.

В августе 1979 г. на д о л ж н о с т ь заместителя директора по общим вопросам был назначен научный сотрудник Института А. Л. Д м и т р и к.

Необходимость д а л ь н е й ш е г о р а з в и т и я исследований Института и его лабо­ раторной базы требует дополнительных площадей. В некоторых р а й о н а х Москвы арендуются помещения д л я отдельных с т р у к т у р н ы х л а б о р а т о р и й и складов, сооружено небольшое подсобное здание в Красной П а х р е. В 1978 г.

общая рабочая площадь, п р и н а д л е ж а щ а я Институту, составила 5947 м, что не может пока удовлетворить его р а с т у щ и х потребностей. В недалеком будущем намечено строительство нового з д а н и я д л я Г И Н а в Северном Черта­ нове, где с 1980 г. будет создаваться комплекс институтов Академии н а у к СССР.

1. О Р Г А Н И З А Ц И Я ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА АН СССР Новым актом п р и з н а н и я значительных достижений Геологического инсти­ тута А Н СССР в области тектоники, литологии и стратиграфии явилось избра­ ние его ведущих ученых в число членов-корреспондентов А Н СССР: в 1976 г.— Ю. М. П у щ а р о в с к о г о и П. П. Тимофеева, а в 1979 г. — В. А. Вахрамеева.

В 1979 г. Ю. М. П у щ а р о в с к и й был удостоен премии им. А. П. Карпинского за цикл работ по тектонике океанов и приокеанических зон, а Н. С. З а й ц е в — премии им. В. А. Обручева з а серию работ, посвященных вопросам региональ­ ной и общей геологии, т е к т о н и к и, магматизма и полезных ископаемых Сибири и Монголии. Московское общество испытателей природы присудило свои пре­ мии: в 1976 г.— М. А. Семихатову з а монографию «Стратиграфия и геохроно­ логия протерозоя» и В. Н. Холодову з а книгу «Осадочный рудогенез и метал­ логения ванадия», в 1977 г.— Н. В. К и н д за работу «Геохронология позднего антропогена по изотопным данным» и А. Е. Шлезингеру за т р у д «Позднегео синклинальные и раннеплатформенные с т р у к т у р ы в герцинидах Евразии», в 1979 г.— Г. И. Б у ш и н с к о м у за книгу «Геология бокситов» и И. Н. Крылову за монографию «Строматолиты рифея и фанерозоя СССР».

В процессе подведения итогов работы за IX пятилетку и оценки достигнутых результатов в X пятилетке деятельность Г И Н а по достоинству отмечена в на­ шей стране. Всему к о л л е к т и в у было вручено переходящее Красное З н а м я Октябрьского Р К КПСС и Исполкома Райсовета за победу в социалистическом соревновании 1978 г. среди научных учреждений. Некоторые сотрудники полу­ чили высокие правительственные награды. В 1976 г. были вручены: орден Октябрьской Р е в о л ю ц и и •— В. В. Тихомирову;

орден Трудового Красного Знамени — В. И. Громову и В. А. К р а ш е н и н н и к о в у ;

орден «Знак Почета» — А. Г. Коссовской;

медаль «За трудовое отличие» — А. И. Суворову. В 1978 г.

П. П. Тимофеев был удостоен ордена О к т я б р ь с к о й Революции. В 1979 г. за большие з а с л у г и в развитии геологической н а у к и Президиум Верховного Совета СССР присвоил А. В. Пейве звание Героя Социалистического Т р у д а, а Великий Народный Х у р а л М Н Р наградил его орденом П о л я р н о й Звезды.

С т р у к т у р н ы е подразделения Института в количестве 21 лаборатории объеди­ няются в три к р у п н ы х сектора: тектоники (руководитель А. В. Пейве), страти­ графии (руководитель В. ' А. К р а ш е н и н н и к о в ), литологии и геохимии (руково­ дитель П. П. Тимофеев). Остальные лаборатории с семью вспомогательными подразделениями подчиняются непосредственно д и р е к ц и и.

Г И Н А Н СССР систематически готовит геологические кадры наивысшей квалификации в аспирантуре и оказывает консультационно-методическую по­ мощь соискателям на ученые степени доктора и кандидата н а у к. Воспитан­ ники Института работают во многих геологических о р г а н и з а ц и я х Советского Союза, а т а к ж е д р у г и х государств, нередко в качестве руководителей.

Геологический институт А Н СССР добился з а с л у ж е н н о г о международного п р и з н а н и я и очень большого авторитета в нашей стране. Его ученые возглав­ л я ю т Н а ц и о н а л ь н ы й комитет геологов Советского Союза, Советский комитет по Международной программе геологической к о р р е л я ц и и, Междуведомствен­ ный литологический комитет, Междуведомственный тектонический комитет, Комиссию по международным тектоническим картам, Всесоюзную микропа­ леонтологическую комиссию, Комиссию по геологической изученности СССР, а т а к ж е входят в руководство Междуведомственного стратиграфического комитета, Всесоюзного палеонтологического общества, Московского общества испытателей природы, Н а у ч н о г о совета по геотермическим исследованиям, Всесоюзной комиссии по изучению четвертичного периода, Комиссии много­ стороннего сотрудничества академий н а у к социалистических стран.

51 4* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Ведущие специалисты Г И Н а р у к о в о д я т работой редакционных к о л л е г и й таких геологических ж у р н а л о в общесоюзного з н а ч е н и я, к а к «Известия А Н СССР, серия геологическая», «Геотектоника», «Литология и полезные ископае­ мые», а т а к ж е многотомного справочно-информационного издания «Геологичес­ к а я изученность СССР». Многие ученые Института я в л я ю т с я членами редколле­ гий периодических изданий «Советская геология», «Бюллетень М О И П. Отдел геология^, «Бюллетень Комиссии по изучению четвертичного периода», «При­ рода», «Знание — сила», з а р у б е ж н ы х и международных ж у р н а л о в «Седимен тология» («Sedirrentology»), «Исследованиедокембрия» («Precambrian research*), «Исследование фораминифер» («Gournal of foraminiferal research*), «Обзор па­ леоботаники и палинологии» («Review of P a l e o b o t a n y and Palinology»), актив­ но участвуют в работе общества «Знание», входят в состав ученых советов две­ надцати д р у г и х вузов и научно-исследовательских институтов, я в л я ю т с я члена­ ми В А К при СМ СССР, принимают участие в работе Комитета по Л е н и н с к и м и Государственным премиям СССР при Совете Министров СССР.

6 настоящее время Геологический институт АН СССР — общесоюзный институт по подготовке высококвалифицированных геологических кадров фактически из всех союзных и автономных республик СССР, а т а к ж е р я д а социалистических стран ( Н Р Б, В Н Р, С Р Р, Р е с п у б л и к а К у б а, М Н Р, Ч С С Р, С Ф Р Ю ), капиталистических (Великобритания) и развивающихся ( Р е с п у б л и к а И н д и я ). Т о л ь к о за период 1956—-1978 гг. на заседаниях ученых советов Ин­ ститута 278 специалистов з а щ и т и л и кандидатские и 1 1 5 — д о к т о р с к и е диссер­ тационные работы. И з этого общего количества 127 сотрудников Г И Н а были удостоены ученой степени кандидата и 63 — ученой степени доктора геолого минералогических н а у к.

Печатная продукция Института традиционно выпускается в «Трудах Г И Н А Н СССР», а в период 1938—1955 гг. она издавалась в «Трудах И Г Н А Н СССР, серия геологическая». Д р у г а я форма внедрения результатов научных исследо­ ваний — широко известные коллективные работы в виде серий: «Очерки по геологии Сибири», «Региональная стратиграфия СССР», «Тектоника СССР», «Очерки по истории геологических знаний», «Вопросы микропалеонтологии», «Геотермия», «Вопросы планетарного тектогенеза», «Труды совместной Совет­ ско-Монгольской научно-исследовательской экспедиции», а т а к ж е тектониче­ ские карты обширных регионов СССР и з а р у б е ж н ы х территорий. Кроме этого, сотрудниками публикуются отдельные монографии, проблемные сборники и огромное количество статей в отечественных и з а р у б е ж н ы х ж у р н а л а х. Б и б л и о ­ графия основных изданий Г И Н а составляет I I часть данной книги.

Подводя итоги первой главы, посвященной возникновению Г И Н а и основ­ ным этапам его р а з в и т и я, можно констатировать следующее. И с т о р и я создания Геологического института А Н СССР и очень к р а т к а я х а р а к т е р и с т и к а его д е я ­ тельности за полувековой период показывают, что он по п р а в у з а н я л одно из первых мест среди аналогичных исследовательских и координационных цент­ ров мира в области н а у к о З е м л е. Этому способствовал р я д основных ф а к т о р о в, постоянно присущих Институту на всех этапах его истории. Во-первых, со времени возникновения данного академического у ч р е ж д е н и я имелась четкая формулировка его главнейших теоретических з а д а ч и практических целей.

Во-вторых, подбору, воспитанию и расстановке научных кадров в нем всегда придавалось первостепенное значение. В-третьих, последовательное внедре­ ние Институтом комплексного подхода к решению узловых теоретических проб­ лем привело к созданию самостоятельных научных ш к о л, творчески р а з в и в а ю ­ щих фундаментальные н а п р а в л е н и я в геологии.

Глава вторая НАУЧНЫЕ ШКОЛЫ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА АН СССР А н а л и з трудов сотрудников Геологического института А Н СССР позволяет выявить четкую направленность их исследований и преемственную взаимосвязь идей, передающихся от одного поколения геологов к другому. П р о ш л о 50 лет со времени основания Института и сейчас можно вполне обоснованно говорить о сформировавшейся в его стенах единой научной школе, которой присущи стремление к разностороннему подходу при учении геологических явлений, постоянный поиск новых исследовательских приемов, смелые высказывания оригинальных идей и умение о т к а з а т ь с я от устаревших научных взглядов.

Геологическая ш к о л а Г И Н а — неотъемлемая составная часть научного сообщества советских геологов — разрабатывает стержневые проблемы геоло­ гической н а у к и в тесном взаимодействии с другими научно-исследовательскими и производственными о р г а н и з а ц и я м и нашей страны. Т а к и м образом, она имеет свои х а р а к т е р н ы е черты и привлекает большое число сторонников, приняв­ ших и развивающих ее научные п о л о ж е н и я.

Ретроспективный в з г л я д на особенности истории развития ведущих направ­ лений, определяющих научное кредо Института, убедительно показывает, что истоки этих направлений зародились еще задолго до создания самого Г И Н а, в недрах сообщества московских геологов. Хорошо известно, что профессор Московского университета Г. Е. Щ у р о в с к и й на п р о т я ж е н и и полувека (с по 1884 г.) воспитал большое число естествоиспытателей, постоянно стремив­ шихся к сочетанию в своих т р у д а х вопросов п р а к т и к и с теоретическими проб­ лемами. Один из его б л и ж а й ш и х учеников А. П. П а в л о в стал достойным про­ должателем своего учителя в Университете и, р а з в и в а я научные традиции Г. Е. Щ у р о в с к о г о, более 4,0 лет (с 1886 г. по 1929 г.) плодотворно готовил кадры отечественных геологов. Именно среди них сформировались т а к и е ученые с ми­ ровым именем, как А. Д. А р х а н г е л ь с к и й, В. А. Варсанофьева, Д. И. Ило­ вайский, А. Н. Мазарович, Е. В. Милановский, Г. Ф. Мирчинк и многие дру­ гие.

А. П. П а в л о в интересовался многими вопросами естественных н а у к и раз­ в и в а л в своих работах широкий к р у г различных геологических проблем. Его исследования в области палеонтологии носили я р к о выраженный эволюционист­ ский х а р а к т е р и стали примером р а з р а б о т к и основ генетической систематики.

Стратиграфические труды А. П. П а в л о в а б л а г о д а р я удачному сочетанию тщательных полевых наблюдений с глубоким изучением ископаемой фауны и с научно обоснованными палеофациальными построениями у ж е давно признаны классическими. З а н и м а я с ь вопросами литологии, особенно изучением генети­ ческих типов континентальных отложений, он внес существенный в к л а д в раз­ витие палеогеографии, геологии четвертичных отложений и инженерной гео­ л о г и и. Крупное наследие оставлено им и в области тектоники, где А. П. П а в л о в считается одним из основоположников учения о платформах. Его перу принад­ л е ж а л а т а к ж е первая на русском я з ы к е книга по всеобщей истории геологиче­ ских з н а н и й.

Обширный комплекс научных интересов А. П. П а в л о в сумел передать своим многочисленным ученикам, среди которых б л и ж а й ш и м был А. Д. А р х а н г е л ь ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ский, ставший в 1934 г. директором Геологического института А Н СССР.

Формируя структуру Института, п р и в л е к а я молодых начинающих геологов и подбирая сотрудников в соответствии с их научными склонностями, А. Д. А р ­ хангельский стремился акцентировать их внимание на изучении тектоники, л и ­ тологии и стратиграфии. Эти отрасли он, вслед з а А. П. Павловым, справед­ ливо считал ведущими в геологической н а у к е. П р и этом он исходил из того, что совместное развитие их в единой академической организации даст, несомненно, ожидаемый научный эффект и тем самым обеспечит наибольший прогресс геологии. Именно по инициативе А. Д. А р х а н г е л ь с к о г о были намечены те глав­ нейшие исследования, которые в результате дальнейшего целенаправленного развития в рамках с т р у к т у р н ы х подразделений Института выросли в три к р у п ­ ные научные ш к о л ы : стратиграфическую, литологическую и тектоническую.

К а ж д а я из них целеустремленно разрабатывает соответствующие разделы н а у к о Земле. В то ж е время комплексный подход коллективов этих ш к о л к расшиф­ ровке геологических процессов и явлений с единых теоретических позиций по­ зволяет успешно решать фундаментальные проблемы геологии.

СТРАТИГРАФИЧЕСКАЯ ШКОЛА Стратиграфии, к а к одной из основополагающих ветвей геологической н а у к и, с первых дней создания Геологического института А Н СССР придавалось особо важное значение. Во главу у г л а был поставлен биостратиграфический метод, и это определило х а р а к т е р н ы е черты исследований. Вопросы расчленения толщ осадочных горных пород и сопоставления их в различных геологических про­ в и н ц и я х решались п а р а л л е л ь н о с монографическим описанием обширных па­ леонтологических к о л л е к ц и й. П р е ж д е всего, естественно, стали р а з в и в а т ь с я традиционные классические н а п р а в л е н и я. И з у ч а л и с ь главным образом макро­ фауна в морских осадках и наземная флора в континентальных о т л о ж е н и я х.

В а ж н е й ш а я задача стратиграфов Г И Н а — р а з р а б о т к а методики сопостав­ ления разнофациальных отложений с целью построения единой стратиграфиче­ ской ш к а л ы СССР. Эти исследования, поставленные по инициативе А. Д. Ар­ хангельского, осуществляются вплоть до наших дней под общим руководством В. В. Меннера.

Б у р н о е развитие народного хозяйства у ж е с первых пятилеток потребовало непосредственного участия геологов во всех видах горнопромышленных работ.

Сотрудники Института сразу ж е после его организации были привлечены к ре­ шению вопросов, связанных с инженерно-геологическими особнованиями к р у п ­ ных гидротехнических сооружений, магистральных шоссейных и ж е л е з н ы х до­ рог, Московского метрополитена. Активнейшее участие при проектировании строек общегосударственного значения принимали ведущие геологи страны, в том числе Г. Ф. Мирчинк, Ф. П. Саваренский и Н. С. Шатский. Именно на этих объектах р а з в и в а л и с ь и п р о в е р я л и с ь многие идеи в области геологии чет­ вертичных отложений.

Один из основоположников ш к о л ы московских геологов — А. П. П а в л о в — в своих исследованиях в а ж н о е значение отводил проблеме четвертичного пери­ ода. По его мнению, границей между неогеном и плейстоценом я в л я е т с я время первого появления человека. В с в я з и с этим и четвертичный период он предла­ гал именовать антропогеном. Интерес к изучению событий четвертичного вре­ мени унаследовали его ученики и среди них Г. Ф. Мирчинк [1933]. З а н и м а я с ь историей четвертичного периода в самом широком плане, он уделял основное 2. Н А У Ч Н Ы Е ШКОЛЫ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА АН СССР внимание вопросам стратиграфическо­ го расчленения отложений этого воз­ раста, д л я чего применял комплекс­ ный подход с использованием данных геоморфологии, палеогеографии, па­ л е о к л и м а т о л о г и и, литологии, палеон­ тологии и археологии.

У ж е в ленинградский период су­ ществования Института стали приме­ няться памятники материальной к у л ь ­ туры д л я датировки четвертичных отложений 1[Бонч-Осмоловский, 1934;

Громов, 1933]. В последующие годы это направление было успешно про­ должено, в особенности при решении вопросов о возрасте отложений верх­ него плейстоцена и голоцена [Сукачев, Громов, Б а д е р, 1966;

И в а н о в а, 1965;

Ц е й т л и н, 1979].

Но'особенно успешно стало р а з в и ­ ваться палеонтологическое н а п р а в л е ­ ние, и первый крупный в к л а д в эту область составили исследования д и чин« Г е о р г и й ф е 0 р о в и ч М Р В. И. Громова [1948], показавшего (1889—1942) очень в а ж н о е стратиграфическое зна­ чение находок ископаемых остатков к р у п н ы х млекопитающих. Он уста­ новил последовательность смены фаун применительно к Восточной Европе, что получило подтверждение на материалах Западной Европы и в известной мере Сибири.

Р а з в и в а я идею о стратиграфическом значении фаун позвоночных, геологи четвертичники Г И Н а п р о д о л ж а ю т успешное изучение ископаемых находок как к р у п н ы х [Алексеева, 1977;

-Вангенгейм, 1961], т а к и м е л к и х [Александ­ рова, 1976] м л е к о п и т а ю щ и х.

Весьма существенное значение д л я п а р а л л е л и з а ц и и наземных и морских т о л щ европейской части СССР имело о б н а р у ж е н и е р а з р е з о в, в которых пере­ с л а и в а ю т с я осадки с остатками к р у п н ы х позвоночных и м о р с к и х моллюсков [Лебедева, 1978].

С целью р а с ш и р е н и я комплекса д а н н ы х, п р и в л е к а е м ы х д л я дробного рас­ членения антропогена, в Институте ш и р о к о используются т а к ж е методы па­ л и н о л о г и и, п а л е о г л я ц и о л о г и и и абсолютной геохронологии. Методика спорово пыльцевого а н а л и з а, р а з р а б о т а н н а я и успешно п р и м е н я е м а я в Г И Н е Е. Д. З а клинской и ее учениками, позволила составить схему поэтапного р а з в и т и я ра­ стительности Северной Азии в антропогене [Основные э т а п ы..., 1968].

В к р у г у интересов геологов-четвертичников Г И Н а видное место издавна занимала проблема П о н т о - К а с п и я. Р я д исследований был посвящен вопросам стратиграфии постплиоцена К а с п и я и Н и ж н е й Волги [ Ж у к о в, 1936]. В разви­ тие представлений Н. И. Андрусова по неоген-четвертичной истории юга Р о с ­ сии детально и з у ч а л и с ь моллюски плейстоценовых отложений П о н т о - К а с п и я и предложена схема п а р а л л е л и з а ц и и четвертичных отложений этого бассейна со Средиземноморским [Федоров, 1963, 1978].

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Валериан Иннокентьевич Громов (1896—1978) В а ж н е й ш е е событие в четвертичной истории З е м л и — материковое оледе­ нение, а т а к ж е о т л о ж е н и я п е р и г л я ц и а л ь н о й зоны всегда были в центре внима­ ния целого р я д а сотрудников Геологического института А Н СССР [ Л а м а к и н, 1948;

М о с к в и т и н, 1965, 19706;

Ш а н ц е р, 1955;

Л а в р у ш и н, 1969]. Изучение лед­ никовых о б р а з о в а н и й, к л а с с и ф и к а ц и я морен, решение вопросов о соответствии тех или иных лёссовых толщ конкретным стадиям оледенений, а т а к ж е тща­ тельный а н а л и з д р у г и х типов к о н т и н е н т а л ь н ы х о т л о ж е н и й, их спорово-пыль цевых спектров, фауны м л е к о п и т а ю щ и х и моллюсков способствовали решению проблемы смены п а л е о к л и м а т о в четвертичного времени [Москвитин, 1970а;

Р а в с к и й, 1972;

Громов и д р., 1963;

В а с и л ь е в, 1969].

Д л я точного д а т и р о в а н и я отдельных этапов истории конца четвертичного периода в Институте успешно применяется р а д и о у г л е р о д н ы й метод, при помо­ щи которого создана абсолютная г е о х р о н о л о г и ч е с к а я ш к а л а верхнего плей­ стоцена и голоцена Сибири. В ы я с н е н а синхронность колебаний климата и эпох оледенений д л я всего северного п о л у ш а р и я [ К и н д, 1974].

Р а з р а б о т а н н ы е в Г И Н е с п е ц и а л ь н ы е методы детального литолого-минера логического а н а л и з а о т к р ы л и возможность р а с ш и ф р о в к и физико-географи­ ческой обстановки н а к о п л е н и я к о н т и н е н т а л ь н ы х о с а д к о в. Этот исследователь­ ский прием был успешно применен, в частности, при изучении антропогеновых 2. Н А У Ч Н Ы Е ШКОЛЫ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА АН СССР Дагмара Максимилиановна Раузер-Черноусова о т л о ж е н и й, способствуя решению вопросов их л и т о л о г и и, палеогеографии и стратиграфии [ Н и к и ф о р о в а, Р е н г а р т е н, К о н с т а н т и н о в а, 1965].

Весь комплекс д а н н ы х, полученных в р е з у л ь т а т е применения различных методов изучения четвертичных о т л о ж е н и й, у ж е к н а ч а л у 60-х годов дал воз­ можность п р е д л о ж и т ь п р и н ц и п ы их стратиграфического расчленения и создать обоснованную схему сопоставления р а з р е з о в а з и а т с к о й части СССР с европей­ скими [Громов и д р., 1960;

С т р а т и г р а ф и я ч е т в е р т и ч н ы х..., I960].

В последние годы особую а к т у а л ь н о с т ь приобрела задача глобальной кор­ р е л я ц и и отложений верхов к а й н о з о я, в с в я з и с чем остро встал вопрос о раз­ работке детальной схемы стратиграфии антропогена и о его нижней границе.

В р е з у л ь т а т е исследований, выполненных главным образом сотрудниками Г И Н а, были получены предпосылки д л я р а з р а б о т к и схемы к о р р е л я ц и и верхне плиоценовых и нижнечетвертичных о т л о ж е н и й по всему земному шару [Niki forova, 1977].

Т а к и м образом, у с п е х и,.достигнутые советскими геологами, изучающими четвертичные о т л о ж е н и я, в решающей степени были обеспечены б л а г о д а р я применению ряда новых исследовательских методик, разработанных в Г И Н е.

Это следует считать, бесспорно, з а с л у г о й научной ш к о л ы геологов-четвертич ников Геологического института А Н С С С Р.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Исследования, проводившиеся с целью сопоставления р а з н о ф а ц и а л ь н ы х о т л о ж е н и й, к а к у ж е подчеркивалось, были одной из в а ж н е й ш и х теоретических задач, р а з р а б а т ы в а в ш и х с я стратиграфами. И н с т и т у т а. О к а з а л о с ь, что д л я ре­ шения этой сложнейшей проблемы недостаточно использования и з у ч а в ш и х с я с начала X I X в. групп о р г а н и з м о в. Институт начал а к т и в н ы й поиск окамене лостей, не п р и в л е к а в ш и х к себе д о л ж н о г о внимания до создания усовершенст­ вованной лабораторной т е х н и к и или с ч и т а в ш и х с я бесперспективными с точки зрения стратиграфии.

П е р в ы е, весьма в п е ч а т л я ю щ и е р е з у л ь т а т ы в области стратиграфии были достигнуты Г И Н о м б л а г о д а р я р а з р а б о т к е, внедрению и усовершенствованию микропалеонтологического метода. Эти исследования были поставлены в Инсти­ туте в 1934 г. с приходом Д. М. Р а у з е р - Ч е р н о у с о в о й, к о т о р а я очень активно приступила к изучению особенностей р а з в и т и я ф у з у л и н и д и м е л к и х форами нифер палеозоя [ Р а у з е р - Ч е р н о у с о в а, 1940]. Работы з а т р о н у л и ш и р о к и й к р у г таких проблем, к а к уточнение систематики ф у з у л и н и д, выяснение экологиче­ ских особенностей отдельных ф о р м, установление к о н к р е т н ы х филогенезов видовых групп и более мелких таксономических категорий [ Р а у з е р - Ч е р н о у с о ва, Щербович, 1949]. В ы я в л е н и е этапности р а з в и т и я фораминифер во времени дало возможность обосновать объективность дробных стратиграфических под­ разделений [ Р а у з е р - Ч е р н о у с о в а, 1963, 1967;

Р а у з е р - Ч е р н о у с о в а, К у л и к, 1949;

Л и п и н а, 1963]. Б л а г о д а р я использованию статистического а н а л и з а в Г И Н е была разработана з о н а л ь н а я, очень д е т а л ь н а я ш к а л а в е р х н е п а л е о з о й с к и х от­ л о ж е н и й Р у с с к о й платформы, П р е д у р а л ь я и Средней Азии [ Р а у з е р - Ч е р н о у с о ­ ва, Р е й т л и н г е р, 1957;

Соловьева, 1963].

В ы я в и л а с ь возможность к о р р е л я ц и и в е р х н е п а л е о з о й с к и х о т л о ж е н и й с син­ хронными о б р а з о в а н и я м и К и т а я, Японии и С Ш А. С о з д а н н а я в Г И Н е к а р т о ­ тека э т а л о н н ы х форм была ш и р о к о внедрена в п а л е о н т о л о г и ч е с к у ю п р а к т и к у и обеспечила быстрое развитие м и к р о п а л е о н т о л о г и ч е с к и х исследований во всех производственных о р г а н и з а ц и я х нефтяной и у г о л ь н о й промышленности неза­ висимо от степени их удаленности от н а у ч н ы х центров и к р у п н ы х библиотек.

Б ы л и организованы б о л ь ш и е творческие объединения м и к р о п а л е о н т о л о г о в в различных городах нашей с т р а н ы. Т а к и м о б р а з о м, исследования по м и к р о ­ палеонтологии, зародившиеся и р а з в и в а в ш и е с я в стенах Геологического ин­ ститута А Н СССР, вышли д а л е к о за его пределы и привели к созданию к р у п н о й отечественной ш к о л ы советских м и к р о п а л е о н т о л о г о в.

Б о л ь ш у ю роль в концентрации сил м и к р о п а л е о н т о л о г о в с ы г р а л о о р г а н и з о ­ ванное Институтом специальное серийное издание «Вопросы микропалеонтоло­ гии», в значительной мере способствовавшее переходу от обычных определи­ тельных работ к решению п р и н ц и п и а л ь н ы х теоретических проблем палеонтолс»

гии и стратиграфии.

Микропалеонтологические исследования, выполненные сотрудниками Г И Н а, давшие блестящие р е з у л ь т а т ы д л я о т л о ж е н и й п а л е о з о я, были распрост­ ранены т а к ж е на мезозой и кайнозой [Морозова, 1961, 1967;

Серова, 1966;

К у з ­ нецова, 1979].

Н а ч а в ш е е с я в 60-е годы бурение в о к е а н а х с т и м у л и р о в а л о переход от изу­ чения фораминифер из отложений э п и к о н т и н е н т а л ь н ы х морей к исследованию микрофауны типичных о к е а н и ч е с к и х бассейнов. А к т и в н о участвуя в этих иссле­ д о в а н и я х, В. А. К р а ш е н и н н и к о в [1964] обосновал возможность разработки планетарной стратиграфической схемы мела, палеогена и неогена по п л а н к т о н ­ ным фораминиферам. И вскоре т а к а я схема была создана на основе м а т е р и а л о в глубоководного б у р е н и я океанического дна [ К р а ш е н и н н и к о в, 1965, 1973].

2. Н А У Ч Н Ы Е ШКОЛЫ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА АН СССР Д р у г и м исключительно в а ж н ы м новым н а п р а в л е н и е м, развиваемым стра­ тиграфической ш к о л о й Геологического института А Н СССР, стала палиноло­ г и я. Споры и пыльца растений, не п р и в л е к а в ш и е ранее в н и м а н и я геологов, о к а з а л и с ь вполне применимыми д л я решения вопросов с т р а т и г р а ф и и, что было убедительно д о к а з а н о трудами Г И Н а.

В 20-х годах В. Н. Сукачев и В. С. Д о к т у р о в с к и й впервые в нашей стране и с п о л ь з о в а л и д а н н ы е о распространении спор и пыльцы современных и некото­ рых исчезнувших растений д л я решения вопросов истории лесов и болот, а т а к ж е изменений климата и физико-географической обстановки в течение голо­ цена. В середине 30-х годов С. Н. Н а у м о в а перенесла спорово-пыльцевой ана­ л и з и на древние о т л о ж е н и я, в которых, к а к о к а з а л о с ь, т о ж е с о д е р ж а т с я споры, пыльца и спороподобные м и к р о ф о с с и л и и - а к р и т а р х и. Е е работы позволили о т к р ы т ь много нового в истории р а з в и т и я растительного мира и вовлечь в ме­ тодику стратиграфических исследований еще одну г р у п п у о р г а н и ч е с к и х остат­ ков.

П е р в ы е р е з у л ь т а т ы применения палинологического метода при изучении о т л о ж е н и й н и ж н е г о п а л е о з о я, д о л о ж е н н ы е С. Н. Н а у м о в о й в 1937 г. на X V I I сессии М е ж д у н а р о д н о г о геологического конгресса, получили самый ш и р о к и й резонанс во всем мире [ Н а у м о в а, 1939]. Сам термин «палинология» был предло­ ж е н п о з ж е, в 1944 г., а н г л и й с к и м и палеоботаниками X. Хайдом и Д. У и л ь я м сом.

В Геологическом институте А Н СССР высоко оценили возможности нового н а п р а в л е н и я в методике биостратиграфических исследований. У ж е на ленин­ градском э т а п е с у щ е с т в о в а н и я Института в 1933 г. в нем имелась л а б о р а т о р и я пыльцевого а н а л и з а. О д н а к о после переезда в Москву палинологические ис­ с л е д о в а н и я у д а л о с ь поставить т о л ь к о в 1939 г., когда Г. Ф. М и р ч и н к и В. И. Гро­ мов о р г а н и з о в а л и в четвертичном отделе с п е ц и а л ь н ы й кабинет. В 40-е годы г р у п п а с о т р у д н и к о в, в о з г л а в л я е м а я Е. Д. З а к л и н с к о й, была з а н я т а в основ­ ном р а з р а б о т к о й методики п а л и н о л о г и ч е с к о г о а н а л и з а, главным образом д л я р е ш е н и я вопросов палеогеографии и стратиграфии к а й н о з о й с к и х отложений [ Г р и ч у к, З а к л и н с к а я, 1948;

З а к л и н с к а я, 1957].

В середине 40-х годов б л а г о д а р я переходу в Г И Н А Н СССР С. Н. Н а у м о в о й п о я в и л а с ь возможность создания еще одного кабинета спорово-пыльцевого а н а л и з а при отделе с т р а т и г р а ф и и, в котором стали и з у ч а т ь с я фитомикрофосси л и и из древних о т л о ж е н и й. Статьи и монографии сотрудников Института по спорам и пыльце п а л е о з о й с к и х, мезозойских и к а й н о з о й с к и х о т л о ж е н и й, опуб­ л и к о в а н н ы е в конце 40-х и в н а ч а л е 50-х годов, содействовали энергичному вне­ дрению этой методики в геологическую п р а к т и к у.

Многочисленные командировки в Г И Н геологов-производственников и на­ учных сотрудников д р у г и х институтов с целью с т а ж и р о в к и по спорово-пыльце вому методу обусловили быстрый рост числа лабораторий спорово-пыльцевого а н а л и з а в самых р а з л и ч н ы х о р г а н и з а ц и я х, особенно нефтяных и у г о л ь н ы х.

И з у ч е н и е спор и пыльцы д р е в н и х свит позволило создать один из наиболее эффективных методов палеонтологического обоснования стратиграфии палео­ з о я, в особенности девонских о т л о ж е н и й У р а л о - В о л ж с к о й нефтеносной обла­ сти [ Н а у м о в а, 1953]. Б ы л и впервые в ы я в л е н ы и определены споры в протерозое Ш о т л а н д и и и произведена к о р р е л я ц и я этих отложений с рифеем Р у с с к о й плат­ формы и Молданубского массива Ч е х о с л о в а к и и [ Н а у м о в а, П а в л о в с к и й, 1961].

П а л е о п а л и н о л о г и ч е с к о е исследование т о л щ м е з о з о я, проводившееся Н. А. Б о л ховитиной [1953, 1959], д а л о возможность р е ш а т ь с л о ж н ы е вопросы страти­ графии ю р с к и х и меловых к о н т и н е н т а л ь н ы х о т л о ж е н и й европейской части ЧАСТЬ ПЕРВАЯ СССР, Средней Азии и особенно Сибири. Спорово-пыльцевой а н а л и з кайнозой­ ских отложений дал возможность Е. Д. З а к л и н с к о й [1963] обосновать деталь­ ное расчленение п о г р а н и ч н ы х слоев мела и палеогена З а п а д н о й Сибири и Д а л ь ­ него Востока.

Стремясь к решению проблемы сопоставления континентальных и м о р с к и х образований методами п а л и н о л о г и и, Институт о р г а н и з о в а л изучение спор и пыльцы, з а х о р о н е н н ы х в о к е а н и ч е с к и х о с а д к а х, з а л о ж и в тем самым новое на­ правление — м а р и н о п а л и н о л о г и ю. Это сформировавшееся в Г И Н е н а п р а в л е ­ ние, р а з р а б а т ы в а е м о е Е. В. Кореневой [ 1964], быстро п о л у ч и л о широкое при­ знание и нашло применение в р е а л и з а ц и и М е ж д у н а р о д н о г о проекта глубоко­ водного б у р е н и я дна океанов.

Усилиями палинологов удалось подойти к решению вопросов истории р а с ­ тительности к а к составной части эволюционного преобразования о р г а н и ч е с к о ­ го мира. Б л а г о д а р я этим существенным достижениям палеопалинология вста­ л а в один р я д с другими биостратиграфическими методами. Х а р а к т е р н а я черта этого н а п р а в л е н и я, развиваемого в Институте,-— использование спорово-пыль цевого комплекса без требования обязательной п р и в я з и его к тем или иным известным ископаемым растениям. Это существенно облегчает решение стра­ тиграфических задач и, несмотря на известную формализацию, не создает пре­ пятствий в решении вопросов эволюции растительцого мира.

В последние годы Г И Н А Н СССР стал своеобразной палеопалинологиче ской школой, куда обращаются з а к о н с у л ь т а ц и я м и палеоботаники из р а з ­ личных организаций Советского Союза и р я д а з а р у б е ж н ы х стран.

Среди стратиграфических исследований Геологического института А Н СССР весьма заметное место издавна п р и н а д л е ж и т работам, связанным с рас­ членением верхнего докембрия. В а ж н ы м вкладом в геологию протерозоя было обоснованное Н. С. Шатским [1945] выделение крупной стратиграфической единицы — рифея. П е р в о н а ч а л ь н о эти отложения были описаны им на Ю ж н о м У р а л е, где они представлены комплексом слабо измененных терригенно карбонатных пород. Вслед за тем было установлено широкое распространение морских и континентальных толщ рифея во многих д р у г и х регионах различ­ ных континентов. Одновременно был уточнен их геологический возраст в 1650—570 млн. лет. Первым крупным шагом к изучению этих образований стал сводный обзор рифейских отложений, развитых в пределах краевых про­ гибов Русской платформы [ К е л л е р, 1952].

Все возраставший интерес к познанию докембрийской истории Земли по­ будил В. В. Меннера выступить с инициативой поиска палеонтологических методов расчленения рифея. Следует заметить, что возможность выработки биостратиграфической ш к а л ы д л я верхнего докембрия земного ш а р а нередко отрицалась вообще и остается дискуссионной в настоящее время. Тем не менее в Г И Н е еще в предвоенный период В. П. Маслов [1939] сделал попытку изу­ чения следов жизнедеятельности докембрийских водорослей-строматолитов д л я целей стратиграфии. Этот первый опыт не дал ожидаемых р е з у л ь т а т о в, но поиски применения биостратиграфического подхода к изучению рифея п р о д о л ж а л и с ь. Н а к о н е ц, в начале 60-х годов в Институте была успешно раз­ работана методика д а т и р о в а н и я верхнедокембрийских отложений по строма­ толитам и микроскопическим органическим остаткам проблематичного проис­ хождения — еще одно новое н а п р а в л е н и е в стратиграфической школе Г И Н а [Крылов, 1963;

1975;

Ж у р а в л е в а, 1964;

К о м а р, 1966;

К е л л е р, 1968, 1973;

Раабен, 1969;

Семихатов, 1974].

2. Н А У Ч Н Ы Е ШКОЛЫ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА АН СССР Софья Николаевна Наумова Мария Фридриховна Нейбург (1902-1974) (1894-1962) Оценка данных абсолютного возраста и критический пересмотр разных принципов расчленения геологических образований верхнего докембрия поз­ волили геологам Института при участии специалистов из других организаций подразделить эту толщу на четыре стратиграфические единицы, прослеживае­ мые по всей территории Советского Союза. Это, в свою очередь, дало возмож­ ность осветить особенности* палеогеографии отдельных отрезков верхнего доке­ мбрия СССР.

Осуществленное в 70-е годы стратиграфами Г И Н а ознакомление с докемб рийскими разрезами в Скандинавии, на Шпицбергене, в А н г л и и, Северной Америке и А в с т р а л и и, а т а к ж е изучение ископаемого материала из Африки и Индии позволили установить сходную смену во времени комплексов строма­ толитов. Это обстоятельство дало основание говорить о глобальном х а р а к т е р е выделенных четырех подразделений рифея. В последние годы стратиграфы Института занимаются их д е т а л и з а ц и е й. К а н а д с к и е и австралийские геологи подтвердили своими фактическими данными в ы с к а з а н н ы е учеными Г И Н а представления о стратиграфическом расчленении верхнего д о к е м б р и я, кото­ рые сейчас пользуются признанием к а к в СССР, т а к и за рубежом.

В а ж н ы м моментом при изучении биостратиграфии верхнедокембрийских о т л о ж е н и й было обоснование возможности выделения нового стратиграфиче­ ского п о д р а з д е л е н и я — т о м м о т с к о г о я р у с а [Томмотский..., 1969].

Н а р я д у с четырьмя рассмотренными выше н а п р а в л е н и я м и стратиграфи­ ческой школы в Г И Н е с успехом продолжаются исследования с помощью тра­ диционных классических методов биостратиграфии.

К р у п н у ю роль в уточнении стратиграфии нижнепалеозойских отложе­ ний сыграли Н. В. П о к р о в с к а я [1959], и з у ч а в ш а я трилобиты, Б. М. Келлер ЧАСТЬ ПЕРВАЯ [1956], исследовавший граптолиты и другие палеонтологические остатки.

X. С. Розман [1977], з а н и м а в ш а я с я брахиоподами ордовика, а т а к ж е А. Ю. Р о з а н о в П 9 7 3 ], установивший закономерности морфологической эво­ люции археоциат. Работы этих ученых позволили составить з о н а л ь н у ю ш к а ­ л у кембрия, ордовика и с и л у р а СССР.


Успешно изучались девонские о т л о ж е н и я, слагающие основную нефтенос­ ную толщу европейской части СССР. А. И. Л я ш е н к о [1959], работавший под руководством Д. В. Н а л и в к и н а, применил новый метод п р е п а р и р о в а н и я ра­ ковин брахиопод, позволивший учитывать своеобразие строения стенок от­ дельных их видов. В результате была составлена д е т а л ь н е й ш а я стратиграфи­ ческая ш к а л а девона Р у с с к о й платформы и получена возможность у с т а н а в ­ ливать возраст слоев по фрагментарным обломкам р а к о в и н, заключенных в керне.

Проблемой расчленения морских отложений мезозоя, исходя из распрост­ ранения в них моллюсков, з а н и м а л и с ь : Н. П. М и х а й л о в [ 1 9 6 6 ] — аммонитами верхней юры, В. П. Ренгартен [1950, 1964] — рудистами и иноцерамами ме­ ла, а т а к ж е М. А. Пергамент [1978], составивший монографическую сводку по верхнемеловым иноцерамам северного п о л у ш а р и я.

А. Л. Яншин [1953] в фундаментальной сводке по геологии Северного П р и ­ а р а л ь я существенно уточнил и сопоставил стратиграфию палеогеновых отло­ жений на обширной территории А р а л о - Т у р г а й с к о и низменности, Северного К а в к а з а и К р ы м а. Н а Северном К а в к а з е проводились тщательные палеонто­ логические исследования неогена, позволившие детализировать стратиграфи­ ческую схему Н. И. Андрусова, которую он предложил в свое время д л я нео­ ген-четвертичных отложений юга России [Колесников, 1935;

Ж и ж ч е н к о, 1958;

А т л а с..., 1959]. Р я д о м сотрудников весьма успешно изучались неогеновые от­ л о ж е н и я в К а р п а т а х [Серова, 1955;

К р а ш е н и н н и к о в, 1960], на Д а л ь н е м Вос­ токе [Гладенков, 1972;

Ахметьев, 1973] и в д р у г и х районах СССР.

Вопросы стратиграфии верхнего палеозоя и значительной части м е з о з о я, особенно в зоне р а з в и т и я континентальных толщ, в Институте успешно ре­ шались при помощи классического палеоботанического метода. Проведенное М. Ф. Н е й б у р г изучение флор Кузбасса, Печорского и Тунгусского бассейнов з а л о ж и л о фундамент д л я разработки стратиграфии верхнепалеозойских угле­ носных толщ Северной Е в р а з и и. В процессе этих исследований ею была обна­ р у ж е н а ранее неизвестная в палеозое г р у п п а растений — листостебельные мхи [Нейбург, 1960]. Это признано выдающимся открытием в области палео­ ботаники. Ученик и п р о д о л ж а т е л ь н а п р а в л е н и я, р а з в и в а в ш е г о с я М. Ф. Ней­ бург, С. В. Мейен усовершенствовал методику к у т и к у л я р н о г о а н а л и з а. Это позволило существенно повысить точность определений палеоботанических остатков, что дало возможность проследить развитие каменноугольных и перм­ ских флор Северной Е в р а з и и и д е т а л и з и р о в а т ь стратиграфию этих отложений [Мейен, 1966].

Изучение макроостатков палеозойской и особенно мезозойской ф л о р ы, выполненное преимущественно палеофлористами Института, обеспечило уточ­ нение стратиграфической ш к а л ы т р и а с о в ы х, юрских и меловых отложений Сибири, особенно в р а й о н а х, известных своей угленосностью [Вахрамеев, 1964;

Вахрамеев и д р., 1970]. Необходимо подчеркнуть, что упомянутые достижения палеоботаников, опубликованные в серии монографий, широко известны не только в нашей стране, но и за рубежом, б л а г о д а р я чему в Г И Н А Н СССР н а п р а в л я ю т с я на с т а ж и р о в к у стратиграфы-флористы из многих стран В о с ­ точной Е в р о п ы, а т а к ж е А н г л и и, США, Индии и д р у г и х государств.

2. Н А У Ч Н Ы Е ШКОЛЫ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА АН СССР Н а рубеже 50—60-х годов в Инсти­ туте были начаты работы] по абсолют­ ной геохронологии. Первоначально стали внедряться испытанные методы изотопной геологии: радиоуглеродный и калий-аргоновый. Н а р я д у с этим велись специально поставленные науч­ ные поиски новых приемов исполь­ зования я в л е н и я радиоактивного рас­ пада д л я целей стратиграфии. В ре­ зультате В. В. Чердынцев [1969] от­ крыл эффект естественного разделения изотопов уран-234 и уран-238, поло­ женный в основу иониевого метода абсолютной датировки четвертичных, особенно океанических осадков [Куп­ цов и д р., 1969]. Велись работы по усовершенствованию' калий-аргоново­ го метода.

В заключение изложенного о стра­ тиграфической школе Г И Н а заметим, что одна из в а ж н е й ш и х проблем кор­ реляции разнофациальных разрезов — необходимость подыскания методики сопоставления ОТЛОЖениЙ, о х а р а к т е - Владимир Васильевич Меннер ризованных неодинаковыми типами Снимок сделан В. И. Васильевым органических остатков. Д л я решения в 1969 г.

задачи п а р а л л е л и з а ц и и морских, ла­ гунных, пресноводных и континенталь­ ных толщ В. В. Меннер [ 1962] предложил опираться преимущественно на резуль­ таты а н а л и з а спорово-пыльцевых спектров, что существенно продвинуло разра­ ботку данной проблемы. Р а з в и в а я этот первый успех, Институт подошел к поста­ новке сложной, но очень важной задачи установления синхронности и гомо таксальности в геологии. С этой целью коллектив стратиграфической школы Института, в о з г л а в л я е м ы й В. В. Меннером, привлекает широкий комплекс исследовательских методов: палеонтологический, литологический, изотопный и палеомагнитный. Решение данной проблемы д о л ж н о показать, в какой мере допустимо площадное распространение дробных стратиграфических подраз­ делений и сопоставление отложений различных биогеографических и текто­ нических областей, а следовательно, реальность планетарной к о р р е л я ц и и.

ЛИТОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА Возникновение литологической школы в стенах Геологического института А Н СССР связано с именем А. Д. А р х а н г е л ь с к о г о. Р а з в и в а я сравнительно литологический метод, он исходил из того, что понимание закономерностей образования осадочных пород и с в я з а н н ы х с ними полезных ископаемых воз­ можно только при глубоком знании процессов осадконакопления в современ­ ных морях и о к е а н а х.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ П о л ь з у я с ь актуалистическим методом, А. Д. А р х а н г е л ь с к и й [1927] с р а в ­ нил майкопские отложения К а в к а з а с современными черноморскими осадками и разработал теорию нефтеобразующих свит к а к образований морских бас­ сейнов, з а р а ж е н н ы х сероводородом. Совместно с одним из б л и ж а й ш и х своих учеников Н. М. Страховым, он с первых ж е дней после перевода Г И Н а в Моск­ ву стремился всячески способствовать разработке сравнительно-литологиче ского н а п р а в л е н и я. В дальнейшем эту задачу в з я л на себя и блестяще претво­ рил в ж и з н ь Н. М. Страхов [1945]. По инициативе последнего в Институте были широко 'поставлены работы по изучению особенностей современного осадконакопления в Черном, А р а л ь с к о м и Японском м о р я х, в озерах Б а й к а л, Б а л х а ш, И с с ы к - К у л ь и д р у г и х водоемах СССР [Сапожников, 1951;

Б р о д с к а я, 1952;

О б р а з о в а н и е..., 1954;

Ратеев, 1964].

Эти исследования впервые позволили наметить общую схему современных процессов седиментогенеза и диагенеза в эпиконтинентальных м о р я х и озерах гумидного и аридного климатов, в ы я в и л и пути и способы питания водоемов осадочным материалом, о х а р а к т е р и з о в а л и зависимость форм поступления ве­ щества во взвешенном или растворенном состоянии от климата и тектоническо­ го строения водосборов. П р и м е н я я сравнительно-литологический метод к ре­ шению генетических проблем древнего осадочного рудогенеза, Н. М. Страхов [1937, 1947, 1951, 1965] выяснил условия о б р а з о в а н и я, размещения и перио­ дичности н а к о п л е н и я р у д ж е л е з а, м а р г а н ц а, а л ю м и н и я, а т а к ж е доломитов, солей и битуминозных толщ.

Д р у г о е важное направление литологических исследований сформировалось в И Г Н с приходом в Институт в 1943 г. Л. В. П у с т о в а л о в а, разработавшего к тому времени концепцию осадочной дифференциации [Пустовалов, 1940].

Ему ж е п р и н а д л е ж и т и д р у г а я плодотворная мысль о необратимости эволю­ ционного процесса осадочного породообразования. В значительной мере под влиянием этих идей Л. В. Пустовалова, п р и в л е к ш и х в то время к себе исклю­ чительное внимание литологов, в Институте были поставлены специальные исследования. Наиболее существенным из них было изучение вторичных из­ менений осадочных пород и с в я з а н н ы х с ними полезных ископаемых [О вто­ р и ч н ы х..., 1956].

В дальнейшем, у ж е после ухода Л. В. Пустовалова из Г И Н а, эти исследо­ вания развивались в Институте, оформившись в минералого-генетическое направление. Основное внимание при этом уделялось выявлению стадий оса­ дочного аутигенного м и н е р а л о о б р а з о в а н и я, происходящего последовательно от начальной фазы диагенеза до конечных стадий метаморфизма. П р и н ц и п и а л ь ­ но важные данные были получены в результате детального изучения микро­ структуры и состава песчаников. В ы я в и л с я р я д изменений, обусловленных действием возрастающего д а в л е н и я по мере п о г р у ж е н и я этих пород в более глубокие горизонты земной коры [Копелиович, 1965]. Т а к и е данные, свиде­ тельствующие об эволюционных преобразованиях осадочных пород, позволя­ ют подойти к выделению в их толще зон, минералогический состав которых контролируется не стратиграфическими г р а н и ц а м и, а той или иной стадией вторичных изменений. Изучение г л а у к о н и т о в из отложений различного воз­ раста д о к а з а л о его происхождение из первичного монтмориллонита путем нес­ к о л ь к и х этапов диагенетических преобразований [Шутов и д р., 1971].


Сравнительный а н а л и з хлоритов позволил установить, что повышенное содержание в них алюминия свидетельствует об их первично-осадочном гене­ зисе [Коссовская, Д р и ц, 1975]. Исследование слоистых силикатов выявило кристаллохимическую эволюцию этих минералов в процессе катагенеза. Та 2. Н А У Ч Н Ы Е ШКОЛЫ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА АН СССР кого рода данные могут о к а з а т ь с я в а ж н ы м критерием при разработке спосо­ бов «снятия» метаморфизма и диагностики первичного состава пород.

Новые горизонты о т к р ы л и с ь перед минералого-генетическим направлением с того момента, когда литологи получили возможность изучать постседимен тационные изменения в современных океанических осадках. Эти работы, осу­ ществляющиеся в Г И Н е под общим руководством П. П. Тимофеева, п о к а з а л и, в частности, что минералогический состав океанических глин может с л у ж и т ь индикатором р а з л и ч н ы х геологических обстановок. Подмеченная фиксация к а л и я из морской воды глинистыми минералами д а л а основание предположить, что это явление может о к а з а т ь с я начальным этапом переработки материала океанической коры и приспособления его к накоплению качеств пород кон­ тинентальной коры [Коссовская, 1975,1976]. Применение современных физи­ ческих методов при изучении процессов, происходящих на различных стадиях литогенеза, открыло ш и р о к и е возможности д л я решения минералого-генети ческих проблем.

Рассмотрение явлений минерало- и породообразования (начиная с момента накопления осадка и вплоть до его глубоких преобразований в процессе ли­ тогенеза) на общем фоне геологического р а з в и т и я того или иного региона при­ вело к зарождению нового н а п р а в л е н и я. А. Г. Коссовская предложила назы­ вать его геоминералогическим.

Постоянно уделяемое в Г И Н е большое внимание осадочным горным породам и заключенным в них полезным ископаемым обусловило ш и р о к у ю постановку работ по изучению каустобиолитов. С середины 30-х годов на протяжении последующих 20 лет в Институте изучались проблемы нефтеносности района Второго Б а к у и р а з р а б а т ы в а л и с ь отдельные теоретические вопросы газонеф­ тяной геологии [ Б л о х и н, 1937;

В а р е н ц о в, 1950;

Ч е п и к о в и д р., 1947].

Особенно в а ж н о е место з а н я л и исследования по геологии и литологии уг­ леносных толщ. Основы этого н а п р а в л е н и я были з а л о ж е н ы в 30—40-х годах П. И. Степановым [1947], предложившим гипотезу «поясов и узлов угленакоп ления», намечающую стратиграфические и палеогеографические закономер­ ности распространения угольных месторождений на земном ш а р е. Эта идея побудила геологов з а н я т ь с я сравнительным изучением условий угленакоп л е н и я в различные геологические эпохи. В дальнейшем группа литологов у г о л ы ц и к о в Института под руководством Ю. А. Ж е м ч у ж н и к о в а [1947] при­ дала этим исследованиям четко выраженное генетическое направление, р а з ­ работала методику детального фациально-циклического анализа осадочных образований и петрографического изучения состава ископаемых углей [Жем ч у ж н и к о в, Я б л о к о в, 1956;

Строение..., 1959-—1960].

Одним из наиболее существенных результатов т а к и х исследований яви­ лась разработка принципов построения генетической классификации гумусо­ вых углей, получившей международное признание к а к «Система Геологического института» [Тимофеев, Боголюбова, Я б л о к о в, 1962]. Особенно успешное при­ менение и дальнейшее развитие фациально-циклического метода было осу­ ществлено П. П. Тимофеевым [1969, 1970] на примере детального анализа юр­ ской угленосной формации Ю ж н о й Сибири. Изучение твердых каустобиоли­ тов мезозойского и кайнозойского возрастов, а т а к ж е современного осадко и торфонакопления способствовало усовершенствованию специальных иссле­ довательских приемов.

Исследования генетического н а п р а в л е н и я получили широкое развитие в Г И Н е. В процессе изучения осадочных пород, и в первую очередь угленос­ ных толщ, была усовершенствована методика комплексного детального лито 5 З а к а з № 2742 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ лого-фациального а н а л и з а и сформулированы основы формационного а н а л и з а, базирующегося на широком генетическом подходе [Тимофеев, 1968, 1969, 1970, 1972J. Эта методика, в ы з в а в ш а я значительный интерес у специалистов, оказа­ лась применимой д л я всех осадочных о б р а з о в а н и й, в к л ю ч а я отложения сов­ ременных морей и океанов.

Выяснилось, что интенсивность и направленность процессов переработки глинистых минералов в диагенезе з а в и с я т от фациальной обстановки зоны седиментации. И с с л е д о в а н и я, проведенные в Г И Н е, п о к а з а л и, что результаты изучения стадий породообразования могут с л у ж и т ь основой при определении качественной х а р а к т е р и с т и к и углей и прогнозирования нефтегазоносное™ того или иного региона.

П р и изучении осадочных пород литологи и тектонисты Института всегда придавали большое значение их естественным комплексам, т. е. формациям.

Поэтому закономерно встал вопрос о принципах выделения формаций и о специфике подхода к исследованию этих геологических тел. Р а з р а б а т ы в а я данную проблему с 19g9 г., Н. С. Ш а т с к и й дал первое определение ф о р м а ц и и, а позднее он [Шатский, 1955] и Н. П. Х е р а с к о в [1952, 1967] предложили рас­ сматривать формации к а к парагенетически связанный комплекс пород. Т а к о й подход сразу ж е получил широкое применение в тектонических построениях.

Однако Ю. А. Ж е м ч у ж н и к о в [1955], Н. М. С т р а х о в. [1956], П. П. Тимофеев [1963] отстаивали необходимость выяснения в первую очередь условий проис­ хождения каждой толщи, что считали обязательным д л я выделения формаций.

Успешно изучались формации флишевых и молассовых отложений [Хво рова, 1961], четвертичных континентальных и современных океанических осад­ ков [Никифорова, Р е н г а р т е н, Константинова, 1965], г р а у в а к к [ Г р а у в а к к и, 1972], джеспилитов [Марков, 1959] и д р.

Особое внимание привлекли вулканогенно-осадочные формации [ Х в о р о в а, 1965]. Д л я расшифровки условий их генезиса были поставлены специальные исследования в м о р я х близ ныне действующих в у л к а н о в. И з у ч а л и с ь воды и современные осадки в акватории К у р и л ь с к и х островов и Индонезии [Зеленов, 1963], а т а к ж е район острова Санторин [ Б у т у з о в а, 1969]. Одновременно б ы л а усилено внимание к расшифровке особенностей древнего вулканогенно-осадоч ного процесса. Это потребовало оценки значения вулканической деятельности к а к фактора, определяющего образование эффузивно-осадочных т о л щ и их вещественный состав. Изучение геохимических и м и к р о с т р у к т у р н ы х при­ з н а к о в кремнистых пород позволило установить их соотношение с различными типами в у л к а н и т о в и показать ту существенную роль, которую играют эти породы в истории образования осадочного чехла [Хворова, 1974;

Х в о р о в а, Д м и т р и к, 1972]. Н о в ы е данные о значении магматогенного вещества в процес­ се рудообразования были выявлены в результате обобщающих работ по оса­ дочным и вулканогенно-осадочным месторождениям ж е л е з а [Формозова, 1959].

марганца [Варенцов, 1962;

Страхов, Штеренберг и д р., 1968;

Соколова, 1975], фосфора [ Б р о д с к а я, 1974] и бокситов геосинклинального типа [ Г р и г о р ь е в, 1968].

Литологические исследования Института, в которых всегда первостепенное значение придавалось вещественному составу осадочных пород и их преоб­ разованию, логично привели к необходимости изучения роли отдельных хи­ мических элементов в процессе литогенеза. Это, в свою очередь, определило формирование нового н а п р а в л е н и я — геохимии осадочных пород и руд, воз­ главленного Н. М. Страховым и продолженного в последние годы В. Н. Х о ­ лодовым. В течение ряда лет изучалась геохимия верхнепалеозойских отложе fib 2. Н А У Ч Н Ы Е ШКОЛЫ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА АН СССР Юрий Аполлонович Жемчужников Александр Васильевич Сидоренко (1885 1957) Снимок сделан В. И. Васильевым в 1975 г.

н и й, сформировавшихся в зоне гумидного литогенеза [Страхов, З а л м а н з о н, Г л а г о л е в а, 1959], были систематизированы обширные данные по геохимии и ми­ нералогии бокситов [ Б у ш и н с к и й, 1975], а н а л и з и р о в а л и с ь особенности обста­ н о в к и, способствующей накоплению редких элементов [Холодов, 1973]. С целью актуалистических сопоставлений исследовалась геохимия литолого-фациальных типов современных осадков северо-западной части Тихого океана. П р и этом был разработан новый метод, позволяющий отличать химические элементы, связанные с э к с г а л я ц и я м и, от элементов, поступивших в результате сноса терригенного материала [Лисицина, 1973;

Страхов, 19741.

В период 60—70тх годов в Геологическом институте АН СССР весьма про­ д у к т и в н о развивалось под руководством А. В. Сидоренко [1967, 1970, 1975] новое н а п р а в л е н и е - — л и т о л о г и я докембрия. Комплексные геологические, ли тологические, минералогические и геохимические исследования дали возмож­ ность д о к а з а т ь, что многие сильно метаморфизованные породы докембрия прошли в своем развитии стадии осадочного породообразования, метаморфизма и ультраметаморфизма.

Первичные п р и з н а к и параметаморфических пород, т а к и е, как слоистые текстуры, обломочные с т р у к т у р ы, окатанные минералы т я ж е л о й ф р а к ц и и, особенности распределения породообразующих, редких и рассеянных элемен­ тов, позволили устанавливать исходные группы и типы осадочных пород среди метаморфических образований докембрия. Б ы л о выявлено, что среди пород архея и протерозоя имеются все типы осадочных образований, характерные д л я фанерозоя: коры в ы в е т р и в а н и я, разнообразные пески, глины, железные 67 5* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ руды, бокситы, фосфориты, карбонатные, а в рифее — и галогенные породы.

О к а з а л о с ь, что соотношение между осадочным процессом и магматизмом в докембрии аналогично тому, который имел место в фанерозое. Это убедитель­ ное свидетельство принципиального единства геологических процессов и яв­ лений на протяжении всей истории Земли позволяет в ы я в л я т ь палеогеографиче­ ские условия осадконакопления д л я отдельных стратиграфических уровней докембрия.

Выяснено, что степень регионального метаморфизма в значительной мере зависит о исходного состава и текстуры осадочной породы. Многообразие ве­ щественных и текстурных особенностей, например, глинистых или смешанных карбонатно-глинистых осадочных пород, создает предпосылки д л я возникно­ вения разнообразных минеральных парагенезисов на стыке различных мета­ морфических фаций [Сидоренко, Л у н е в а, Немова, 1971;

Сидоренко, Л у н е в а, 1972;

Л у н е в а, 1977].

Один из существенных результатов этих исследований — обнаружение в метаморфических породах протерозоя и д а ж е а р х е я большого количества включений углеродистого вещества, графита, углеводородных газов и т. д.

[Св. А. Сидоренко, Сидоренко, 1975]. Это стало надежным обоснованием тео­ ретического вывода о в а ж н о й роли органического вещества в процессах породо и рудообразования на протяжении всей геологической истории З е м л и. Т а к о й вывод, свидетельствующий о значительном развитии органического мира в раннем докембрии, а следовательно, и свободного кислорода в атмосфере планеты, был подтвержден в результате геохимического изучения изотопов серы. Полученные данные позволили с достаточной уверенностью считать, что формирование биосферы произошло около 3,5 млрд. лет назад и тогда ж е воз­ никла атмосфера, б л и з к а я нынешней [Виноградов и д р., 1976;

Виноградов, Лейтес, 1978].

В процессе изучения литологии докембрия был сформулирован историко геологический принцип а н а л и з а сущности эволюционно р а з в и в а ю щ и х с я при­ родных я в л е н и й, рассматривающий историю Земли от а р х е я до кайнозоя к а к единый непрерывно-прерывистый процесс. Применение этого принципа стало методологической основой исследования условий формирования древнейших первично-осадочных пород [Сидоренко, 1969].

Среди литологических исследований Г И Н а несколько обособленное место занимают работы по изучению генетических типов континентальных отложе­ ний. Это направление, основанное и развивавшееся еще А. П. Павловым, ус­ пешно разрабатывается в стенах Института. Д е т а л ь н о а н а л и з и р у ю т с я процес­ сы р а з р у ш е н и я горных пород, а т а к ж е переноса и о т л о ж е н и я терригенного материала на суше. В результате установлены х а р а к т е р н ы е черты, присущие обломочному материалу э л ю в и я, а л л ю в и я, п р о л ю в и я, тиллитов и морен, раз­ работана их классификация и созданы основы учения о генетических типах континентальных отложений [ Ч у р а к о в, 1938;

Л а м а к и н, 1947;

Шанцер, 1951, 1966;

Б о т в и н к и н а, 1962;

Л а в р у ш и н, 1963, 1976;

Р а з у м о в а и д р., 1963;

Чума­ ков, 1978].

Огромный фактический материал по литологии, накопившийся в мировой геологической л и т е р а т у р е и в значительной мере дополненный работами Ин­ ститута, был теоретически обобщен Н. М. Страховым. А н а л и з хода осадоч­ ного процесса в различных климатических з о н а х, определение условий преоб­ разования осадочного материала в породы, выявление особенностей эволюции осадочного породообразования в истории З е м л и позволили ему вскрыть мно­ гие важнейшие природные закономерности в области литологии. Эти исследо 2. Н А У Ч Н Ы Е ШКОЛЫ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА АН СССР Николай Михайлович Страхов (1900—1978) в а н и я ознаменовали оформление учения о литогеиетическом процессе в строй­ ную, логически обоснованную теорию литогенеза |Страхов, 1960—1962J. То обстоятельство, что все основные ее положения исходят из фактического ма­ т е р и а л а, полученного в результате изучения геологии материков и эпикон тинентальных морей, обусловило известную односторонность выводов, что за­ трудняет распространение их н а в е ю планету. Стала остро ощущаться нехватка сведений по геологии и литологии океанов. Традиционный многогранный под­ ход, характерный для литологической школы Г И Н а, продиктовал необходи­ мость углубленного изучения современных океанических осадков и геохими­ ческих процессов, происходящих в них. Интенсивность этих исследований начала заметно возрастать в Институте с конца 60-х годов.

К р а т к о резюмируя изложенное, можно утверждать, что усилиями научных сотрудников литологической школы Г И Н а, лидером которой был Н. М. Стра ЧАСТЬ ПЕРВАЯ хов, а сейчас руководит П. П. Тимофеев, созданы основы теории седименто- и литогенеза и геохимии осадочного процесса. П р о ч н а я и н а д е ж н а я база тому — генетический подход к проблемам породо- и р у д о о б р а з о в а н и я. Коллектив лито логов Г И Н а, обогащенный опытом у ж е проведенных исследований, находится на передовых позициях в литологии, р е ш а я на высоком научном уровне теорети­ ческие задачи с целью обеспечения минеральными ресурсами народного хозяйства СССР.

ТЕКТОНИЧЕСКАЯ ШКОЛА Исключительная широта научных интересов, новизна и оригинальность идей, а т а к ж е щедрость организаторского т а л а н т а А. Д. А р х а н г е л ь с к о г о п о с л у ж и л и цементирующей основой, на которой зародилась и р а з в и л а с ь тектоническая школа Геологического института А Н СССР. Именно эта школа стала в значи­ тельной степени определяющей при формировании научного л и ц а Института.

С ее деятельностью с в я з а н а р а з р а б о т к а большого числа проблем и ста­ новление новых исследовательских методов. Красной нитью через всю исто­ рию тектонической школы Г И Н а проходит неослабевающий интерес к мето­ дике и принципам составления тектонических карт, рассматриваемых в ка­ честве одной из в а ж н е й ш и х основ д л я в ы я в л е н и я закономерностей развития земной коры и установления приуроченности з а л е ж е й тех или иных полез­ ных ископаемых к определенным этапам истории формирования отдельных структур.

В начале 30-х годов А. Д. А р х а н г е л ь с к и й и Н. С. Шатский [1933] опубли­ ковали первую мелкомасштабную тектоническую схему территории Совет­ ского Союза с показом районов складчатости, приуроченных к различным геотектоническим ц и к л а м : каледонскому, герцинскому, мезозойскому и альпийскому. Выделение с т р у к т у р на ней осуществлялось по принципу, в основе которого л е ж и т возраст главной складчатости, приводящей к замыка­ нию геосинклинальных областей. Т а к о й метод тектонического районирования получил признание не только в нашей стране, но и за ее пределами.

Спустя четверть века в Институте по инициативе Н. С. Шатского и под его руководством началось составление у ж е не схем, а тектонических карт со сложной системой условных обозначений д л я обширных регионов. В 50-е годы появились сложные многолистные карты достаточно крупного масштаба [Тек­ тоническая карта СССР, 1953;

Тектоническая карта СССР и сопредельных стран, 1956], а в 1962 г. вышла в свет М е ж д у н а р о д н а я тектоническая к а р т а Европы [Тектоника Европы, 1964], подготовленная под руководством Н. С. Шатского, А. А. Богданова и М. В. М у р а т о в а. В 1964 г. был опублико­ ван Физико-географический а т л а с мира, в котором помещены 11 мелкомасш­ табных тектонических карт СССР, всех материков и мира, составленных под руководством М. В. Муратова и А. Л. Я н ш и н а.

Видное место в процессе р а з в и т и я тектонического к а р т о г р а ф и р о в а н и я з а н я л а Тектоническая карта Е в р а з и и, созданная большим коллективом сот­ рудников Г И Н а, в о з г л а в л я в ш и м с я А. Л. Я н ш и н ы м [Тектоника Е в р а з и и, 1966]. Н е с к о л ь к о позже была о п у б л и к о в а н а Тектоническая карта Т и х о о к е а н ­ ского сегмента Земли [1970] с охватом океанических пространств.

Следует заметить, что, кроме обильной и весьма существенной информа­ ции, все они несут теоретическое содержание, отражающее определенную кон­ цепцию о происхождении с т р у к т у р. П р и построении этих карт был выдержан 2. Н А У Ч Н Ы Е ШКОЛЫ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА АН СССР Николай Павлович Херасков (1906—1965) Снимок сделан А. С. Новиковой в 1955 г.

тот ж е принцип времени п р о я в л е н и я главной складчатости, критерии установ­ л е н и я возраста которой наиболее обстоятельно разработал Н. П. Х е р а с к о в 11948]. Имели место т а к ж е некоторые нововведения. В частности, были отра­ жены породы фундамента, на который н а л о ж и л а с ь складчатость з а к л ю ч и т е л ь ­ ного геотектонического ц и к л а. Кроме того, д л я многих районов уточнялось л о новейшим данным время п р о я в л е н и я главной складчатости, что вносило подчас существенные коррективы в представление о геологическом развитии того или иного региона.

Таким образом, наряду с тектоническими картами огромных континенталь­ ных площадей, в 60-е годы составлялись тектонические карты д л я морских областей, а т а к ж е к р у п н ы х частей океанических бассейнов и Мирового океана в целом, что и сейчас представляет особые сложности из-за отсутствия доста­ точных^ данных о возрасте пород и с т р у к т у р, о б р а з у ю щ и х дно океанов. Текто­ ническое районирование в о к е а н а х проводилось в соответствии со с т р у к т у р н о морфологическими особенностями с учетом геофизических данных о строении ЧАСТЬ ПЕРВАЯ земной коры. Зоны распространения островных дуг рассматривались к а к сов­ ременные геосинклинальные системы и д л я них были разработаны специаль­ ные условные обозначения [Тектоника Е в р а з и и, 1966;

П у щ а р о в с к и й, 19726].



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.