авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«Т.А. Самсоненко Коллективизация и здравоохранение на Юге России 1930-х годов Научный редактор доктор исторических, доктор философских ...»

-- [ Страница 6 ] --

проще говоря, коллективизаторы намеревались переустроить деревню по образцу города, а не наоборот. Поскольку же город по уровню развития медицинской помощи намного пре восходил село, одним из результатов коллективизации мыслилось увеличение численности и модернизация деревенских больниц, ам булаторий и пр.

В социально-политическом плане создание и налаживание эф фективной деятельности сельских медучреждений представлялось одним из действенных средств проколхозной агитации среди кре стьянства. Российские земледельцы, в массе своей, резко отрица тельно воспринимали практикуемую сталинским режимом насиль ственную коллективизацию и негативно относились к колхозам из за господствовавших там организационной неразберихи, экономи ческой слабости, злоупотреблений руководства, а также в связи с полным подчинением колхозников партийно-советской админист рации, отстранением их от рычагов управления своими сельхозар телями и от произведенного продукта. Крестьяне, и хлеборобы Юга России в том числе, не приветствовали те перемены, которые несла им коллективизация, – утрату статуса самостоятельных хозя ев и превращение в наемных сельскохозяйственных рабочих.

Хотя сталинисты успешно гасили крестьянские антиколхозные волнения путем применения масштабных репрессий, они не могли делать это бесконечно: ведь, силовое подавление протестного дви жения грозило ослаблением производственного потенциала дерев ни и, значит, колхозной системы. В этой связи, следовало не только изыскивать средства пропагандистско-популистского характера, результативность которых была весьма кратковременной (беско нечные декларации о наступлении «светлого будущего» не только не успокаивали, но и раздражали хлеборобов, собственными глаза ми видевших резкое несоответствие таких заявлений мрачной ре альности эпохи «великого перелома»). Властям необходимо было действовать не только словами, но и делами, осуществлять меро приятия, результаты которых могли бы примирить крестьян с кол хозной системой. В качестве таких мероприятий выступали фор мирование в коллективизированной деревне (в том числе, в селах и станицах Дона, Кубани, Ставрополья) систем народного образова ния, социальной защиты и взаимопомощи, здравоохранения, и пр.

Конструирование сети сельских учреждений медицинского об служивания проводилось в 1930-х гг. довольно быстрыми темпами.

В частности, только на Юге России уже в первой половине третье го десятилетия XX века численность деревенских больниц, амбула торий, фельдшерских и акушерских пунктов заметно превысила уровень предшествующего десятилетия. Одновременно увеличива лась численность медицинского персонала путем создания новых вузов и расширения приема в них, а также ускоренной подготовки медицинских работников низшего звена (лекпомы, акушерки, са нитарки, медбратья и т.п.) из числа самих сельских жителей.

Впрочем, в условиях «великого перелома», количественный рост сельской системы здравоохранения был существенно затруд нен;

мероприятия по созданию данной системы проводились, за частую, бессистемно и далеко не столь активно, как на протяже нии последующих лет. Сдерживающими факторами здесь высту пали практиковавшееся сталинским режимом выкачивание из подвергнутой коллективизации деревни максимально возможно го количества материально-финансовых средств, снабжение кре стьянства и финансирование социальной сферы села по остаточ ному принципу. В первой половине 1930-х гг. на создание и на лаживание эффективного функционирования сельских учрежде ний здравоохранения расходовался лишь минимум государствен ного и местных бюджетов, а подвергнутые узаконенному грабе жу колхозы мало чем могли помочь больницам и врачам. Не сле дует также упускать из виду характерные для периода коллекти визации социальную нестабильность и конфликтогенность, не лучшим образом сказывавшиеся на процессах складывания сель ской системы медицинского обслуживания.

В итоге, в первой половине 1930-х гг. (особенно, в ходе уско ренного «колхозного строительства», то есть в первой трети ука занного десятилетия) во многих коллективизированных селах и станицах Юга России не существовало не только больниц, но да же амбулаторий и фельдшерских пунктов, а также ощущался острейший дефицит медицинского персонала. В основном дейст вующие медучреждения концентрировались в наиболее крупных сельских населенных пунктах (особенно в районных центрах), совхозах и МТС. Данное обстоятельство объяснялось тем, что в период коллективизации представители власти заботились в пер вую очередь о повсеместном формировании колхозов и о выпол нении ими сельскохозяйственных кампаний, налогов и госпоста вок;

социальные вопросы деревни отходили на второй план.

Одновременно, скудость финансирования, слабость коллек тивных хозяйств, халатность и злоупотребления партийных функционеров и советской администрации отрицательно сказы вались не только на количественном, но и качественном состоя нии сельской сети медицинских учреждений. Нехватка квалифи цированного медперсонала, дефицит специально подготовленных помещений и лекарственных препаратов, средств дезинфекции, коек, постельного белья, продовольствия для больных, нередко, не позволяли оказывать своевременную и результативную по мощь заболевшим или травмированным аграриям.

Задачи, выполняемые сельской системой медицинского об служивания, отличались определенным своеобразием в первой половине третьего десятилетия XX века. Следует констатировать, что перечень функций учреждений здравоохранения коллективи зированной деревни (в том числе на юнее России) был простран ным и неоднородным. Врачи, фельдшеры, акушерки и другие медработники выполняли в 1930-х гг. свои прямые обязанности, каковыми являлись всемерная забота о здоровье и жизни селян.

Однако, в условиях «великого перелома» одной из важнейших задач сельских медиков (а иной раз, и самой важной их функцией) признавалась не столько борьба за здоровье и жизнь деревенского населения, сколько содействие организации и проведению раз личных сельскохозяйственных кампаний: весеннего сева, пропол ки, сбора урожая и обмолота, взмета зяби и сева озимых, снегоза держания, и т.д. Медперсонал в селах и станицах Дона, Кубани, Ставрополья, при поддержке районной администрации, работни ков сельских (станичных) советов, колхозных управленцев и дере венских активистов, должен был заботиться о здоровье колхозни ков, дабы их массовый выход из строя не тормозил бы осуществ ление перечисленных сельхозкампаний. Для этого в селах, стани цах, хуторах, полевых таборах, машинно-тракторных станциях, проводились профилактические, оздоровительные мероприятия:

прививки, очистка источников питьевой воды, борьба за чистоту населенных пунктов и жилищ, санитарно-медицинский контроль за местами приготовления пищи в колхозных бригадах, и пр.

Кроме того, представители власти обязывали медицинских работников проводить тщательный осмотр заболевших и травми рованных аграриев. В ходе осмотра медики должны были выяв лять симулянтов и, тем самым, содействовать поддержанию тру довой дисциплины, столь важной в условиях сталинских колхозов (в которых материальное стимулирование производственной ак тивности колхозников подменялось менее действенными, но ми лыми сердцу сталинистов методами, такими, как демагогия и вне экономическое принуждение к труду).

Наконец, еще одной специфической задачей сельских врачей, фельдшеров, лекпомов, акушерок на Юге России в первой поло вине 1930-х гг. являлось содействие расселению и хозяйственному закреплению красноармейцев-переселенцев. В особенности, такие задачи были актуальны для медицинского персонала Кубани, где располагалось подавляющее большинство «чернодосочных» ста ниц: 13 из 15 указанных поселений Северо-Кавказского края. По сле того, как сталинисты с бессмысленной жестокостью осущест вили полную или частичную депортацию населения «чернодосоч ных» станиц и, в результате, сами же организовали здесь кризис аграрного производства, потребовались срочные меры по пере броске в репрессированные населенные пункты новых работни ков. Такими работниками и стали десятки тысяч демобилизован ных красноармейцев, которым, однако, весьма тяжело пришлось на новых местах жительствах вследствие резко враждебного от ношения со стороны уцелевших кубанцев, материально-продо вольственных затруднений и неблагоприятных природно-клима тических условий, способствовавших распространению эпидемий.

Медики должны были доступными им средствами помогать красноармейцам: лечить их и членов их семей, оказывать помощь в создании нормальных санитарно-гигиенических условий в разо ренных «чернодосочных» станицах, бороться с распространением инфекционных заболеваний, в особенности малярии. Далеко не всегда медработники Кубани эффективно выполняли поставлен ные перед ними задачи (отчасти из-за того, что и сами не были свободны от неприязни к красноармейцам-переселенцам, которых они считали пособниками сталинского режима). Все же, организа ция медицинской помощи демобилизованным красноармейцам в определенной мере препятствовала их бегству в родные края из «чернодосочных» станиц и содействовала хозяйственному закреп лению бывших военнослужащих в кубанских колхозах.

Возвращаясь к вышеизложенному замечанию об эпидемиях и инфекциях, среди которых одной из наиболее распространенных на Юге России в 1930-х гг. являлась малярия, отметим, что борьба с такими недугами являлась весьма важным направлением дея тельности медперсонала. Особое внимание медиков было сосре доточено на профилактических мероприятиях, то есть вакцина ции, ликвидации источников и переносчиков заразы, создании здоровых санитарно-гигиенических условий в городах и селах До на, Кубани, Ставрополья. В частности, меры по предупреждению малярии включали в себя хинизацию населения и проведение сре ди него разъяснительной работы, скашивание камыша, нефтевание и опыление ядохимикатами заболоченных территорий с целью уничтожения малярийных комаров и их личинок, устройство в жилищах сеток, пологов и занавесок, и т.п. Надо признать, что в первой половине 1930-х гг. позитивные сдвиги в борьбе с инфек ционными болезнями и эпидемиями на Юге России, были не столь существенны;

зачастую та же малярия валила с ног довольно зна чительное количество сельских жителей. Срывы и упущения в противодействии малярии и другим инфекциям были обусловле ны дефицитом финансов, лекарств и материалов, нехваткой, ха латностью и злоупотреблениями медперсонала. Наиболее же важ ной причиной отсутствия прочной защиты от инфекционных бо лезней являлась спровоцированная насильственной коллективиза цией сильнейшая дезорганизация аграрного производства и всей жизни деревни. В этих условиях наблюдалось повсеместное физи ческое и психологическое ослабление крестьянства в результате систематического недоедания и прямых голодовок (а также из-за сильнейших стрессов), что превращало сельских жителей в лег кую жертву разнообразных инфекций.

Особым направлением деятельности по оздоровлению сель ского населения в 1930-х гг., в том числе на Юге России, являлась организация санаторно-курортного лечения колхозников. В кон кретно-исторических условиях 1930-х гг. комплекс мероприятий по санаторно-курортному лечению населения Советского Союза имел не только собственно медицинское, но еще и отчетливо вы раженное социально-политическое значение. Доступ к такому ле чению предоставлялся, в первую очередь, представителям «соци ально-близких» большевикам слоев и групп, то есть рабочим, служащим, а уж затем крестьянам. В итоге, увеличение предста вительства хлеборобов на курортах и в санаториях стимулировало среди них просоветские настроения, в некоторой мере содейство вало укреплению социальной базы большевистского режима в де ревне. Данное обстоятельство повышало актуальность направле ния жителей колхозной деревни, как всего СССР, так и Дона, Ку бани, Ставрополья, на курорты и в санатории.

Сталинская модернизация 1930-х гг. и, в частности, такой ее важный компонент, как форсированное «колхозное строительст во», ознаменовалась некоторыми переменами в сфере организации и проведения санаторно-курортного лечения советских граждан.

Были проведены работы по созданию новых санаториев, а также по расширению и улучшению функционирования уже сущест вующих курортов. Так, был преобразован такой известный в Со ветском Союзе курортный комплекс, как Сочи – Мацеста.

Если же говорить непосредственно о жителях деревни, то сле дует отметить, что коллективизация изменила их социальный ста тус в глазах большевиков и тем облегчила им доступ на курорты и в санатории. Колхозники уже не рассматривались как «мелкобур жуазные элементы», каковыми большевики считали крестьян;

для представителей коммунистического режима социальная ценность первых была намного выше, чем вторых (хотя, не выдерживала конкуренции с пролетариатом). Поэтому колхозники получили возможность в больших количествах, чем крестьяне доколхозной деревни, проходить курс санаторно-курортного лечения. К тому же, в коллективизированной деревне появились предприятия и уч реждения, которые могли оплачивать дорогостоящее лечение на базах отдыха: это были коллективные хозяйства и кассы общест венной взаимопомощи колхозников (КОВК). Кроме того, отдель ные коллективные хозяйства и КОВК на собственные средства создавали межрайонные, районные или сельские дома отдыха, в которых восстанавливали свои силы колхозники.

Источники не позволяют говорить о том, что в 1930-х гг. чис ленность сельских жителей, побывавших на курортах и в санато риях, весьма и весьма существенно превысила уровень предшест вующего десятилетия. Колхозники чаще появлялись на курортах, чем земледельцы эпохи нэпа в связи с указанными выше измене ниями. Однако, несмотря на все позитивные сдвиги, жители кол лективизированной деревни составляли в увеличившейся общей массе клиентов советских баз отдыха столь же незначительную величину, как и их предшественники в доколхозные времена. Как правило, возможность подлечиться в санаториях даровалась ста линским режимом лишь наиболее трудолюбивым и лояльным к нему аграриям. Да и численность таковых тоже ограничивалась системой социального лимитирования (в 1930-х гг. сохранялась практика первостепенного обеспечении курортными путевками партийно-советских чиновников, рабочих, служащих, и только по сле них – крестьян). К тому же, далеко не все колхозы и КОВК могли позволить себе оплатить курортную путевку.

Основной позитивный импульс коллективизации в отмечен ной сфере медицинской помощи заключался, на наш взгляд, в том, что в 1930-х гг. впервые была создана возможность для сельских жителей (в том числе проживавших на Дону, Кубани и Ставропо лье) пройти курс санаторно-курортного лечения. Другое дело, что воспользоваться такой возможностью удавалось немногим в связи с предпочтениями большевиков, а также организационно-хозяй ственной слабостью и бедностью множества коллективных хо зяйств и касс общественной взаимопомощи колхозников. Но, дан ное обстоятельство было обусловлено не недостатками системы медобслуживания, а социальной и аграрной политикой сталинско го режима, дискриминационными по своей сути.

Успешность функционирования сети учреждений здравоохра нения в советской (в том числе, южно-российской) коллективизи рованной деревне 1930-х гг. в значительной мере зависела от чис ленности и уровня профессиональной квалификации медперсона ла. Здесь следует отметить немало негативных явлений, в особен ности характерных для первой половины 1930-х гг., наиболее тя желой и разрушительной для российской деревни. В разоренных селах и станицах Юга России, подвергавшихся узаконенному и безудержному грабежу со стороны сталинского режима, матери альное обеспечение и бытовое положение медперсонала, зачас тую, находилось ниже всякой критики.

Хотя задача обеспечения оптимальных материально-бытовых условий жизни и деятельности медиков возлагалась на государст венный и местный бюджеты, а также на коллективные хозяйства, это не спасало работников сельских учреждений здравоохранения от нужды. Сельские врачи, фельдшеры, лекпомы, акушерки и дру гие представители лекарской корпорации испытывали в 1930-х гг.

немалые трудности. Их жилищные условия требовали улучшения, продовольствия не хватало, топливо поставлялось нерегулярно и в недостаточных объемах;

даже честно заработанное жалованье вы давалось, иной раз, с многомесячными задержками. Бытовые не урядицы превращали медиков в алкоголиков, взяточников, совер шенно бездушных мизантропов, презиравших больных селян;

по добные трансформации происходили, к сожалению, не столь уж редко. Если фельдшеры, лекпомы и другие медработники средне го и низшего звена не могли покинуть деревню в силу родствен ных связей или низкой квалификации (из-за которой они не поль зовались спросом вне сельской местности), то квалифицирован ные врачи нередко стремились бежать в города. Хотя представи тели власти пытались препятствовать указанным негативным яв лениям, применяя методы кнута и пряника (прикрепляя врачей к местам работы, улучшая их материально-бытовое положение), сложная ситуация в сфере кадрового обеспечения учреждений здравоохранения сохранялась в коллективизированной деревне на всем протяжении первой половины 1930-х гг.

Ослабление вышеперечисленных негативных явлений, сопро вождавших становление и функционирование сельской сети ме дицинских учреждений в первой половине 1930-х гг., произошло только во второй половине указанного десятилетия. Именно в это время, в связи с определенной либерализацией аграрной политики сталинского режима, организационно-хозяйственным укреплени ем колхозов и общей оптимизацией условий жизни в деревне, по зиции сельских учреждений здравоохранения окрепли, и повыси лась эффективность их деятельности. Безусловно, и в отмеченный период времени не представлялось возможным говорить о пре одолении всех проблем, стоявших перед сельской медициной, в том числе на Юге России. Но, все же, к исходу 1930-х гг. больни цы, амбулатории, акушерские и фельдшерские участки Юга Рос сии, как и их персонал, получили ограниченную возможность продемонстрировать свой потенциал и свою полезность для сель ского социума в деле охраны здоровья сельских жителей.

СОДЕРЖАНИЕ Введение........................................................................................... Очерк 1. Формирование системы медицинского обслуживания сельского населения Юга России в 1930-х гг....................................................................... Очерк 2. Деятельность сельских учреждений здравоохранения Юга России в 1930-х гг.................. Очерк 3. Борьба с инфекционными заболеваниями на Дону, Кубани и Ставрополье в 1930-х гг.................. Очерк 4. Курорты как средство исцеления колхозного крестьянства Дона, Кубани и Ставрополья............ Очерк 5. Бытие сельского эскулапа в условиях «колхозного строительства»....................................... Заключение................................................................................... _ Научное издание Самсоненко Татьяна Александровна Коллективизация и здравоохранение на Юге России 1930-х годов Монография _ Технический редактор О.В. Романова Подписано в печать 28.03.2011.

Формат 6084 1/16. Бумага офсетная. Печать цифровая.

Усл. печ. л. 13,02. Уч.-изд. л. 13,5. Тираж 500 экз. Заказ № 48-2477.

Южно-Российский государственный технический университет (Новочеркасский политехнический институт) Отпечатано в ИД «Политехник»

346428, Новочеркасск, ул. Просвещения, 132.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.