авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |

«ГЕОРГИЙ МАРТЬIНОВ : кАлли·сто БИБЛИОТЕКА ПРИКЛЮЧЕНИЙ И НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ ------------~$~------------· ЛЕНИНГРАД 1962 ...»

-- [ Страница 10 ] --

Они вышли из купальной комнаты через другую дверь. На пороге Синяев случайно обернулся и успел заметить, как из бассейна с непостижимой быстротой исчезла вода. Потом так же быстро он снова наполнился.

Широков шел впереди и не видел этой картины.

Синяев рассказал.

Скорее всего, -сказал Широков, -водой в бас­ сейне управляет обыкновенный автомат. В определенное время вода меняется.

Сомневаюсь. Выходит, что вода могла смениться в то время, когда мы были в бассейне. Нет, тут не автомат. Во всяком случае не слепой автомат. Вернемся.

Я хочу проверить одну мыс.7Jь.

Он быстро разделся и бросился в воду. Пoтotfl вышел из бассейна и встал на его краю, внимательно наблюдая за водой. Широков не меньше Синяева был заинтересо­ ван опытом.

Проходили минуты, но вода не менялась.

Видишь! - сказал Широков.

Этого не может быть. Я уверен, что догадался верно. Прошу тебя, выкупанся тоже.

Широков не заставил себя оросить.

К:огда, поплавав немного, он вышел из воды и они оба оделись, вода исчезла. Новая была темно-голубой, точно такой же, какую они видели вчера вечером.

Теперь ясно?- торжествовал Синяев.- Автомат настроен так, что, когда двое людей выкупаются, вода меняется. И, кроме того, он ждет, пока оденутся. А вдруг мы захотим еще раз войти в воду.

Да, автомат, очевидно, «видит». Но где он нахо­ дится?

Они внимательно осмотрели помещение. К:роме са­ мого бассейна и небольшого семиугольного шкафа, в котором находились простыни и полотенца, в нем ничего не было. Стены и потолок темно-синего цвета казались пластмассовыми, пол и стенки бассейна- из белого ма­ териала, отполированного до блеска. Ничего, что похо­ дио~~о бы на управляющий аппарат, они не видели. К:у­ пальная комната освещалась неизвестно откуда исходя­ щим светом.

Очевидно,- сказал Широков, - автомат спрятан в стене. Меня больше интересует другое: почему вода разная? Сначала она была бесцветной, как и подобает быть воде, а теперь голубая, почти синяя. Такая же была­ вчера. Не значит ли это, что каллистяне купаются три раза в день и каждый раз вода обладает различными свойствами?

- Скорей всего именно так.

- Но ведь они не чувствуют жары. Зачем же столь частое купание? Я думаю, что это сделано специально нас.

для И мы использовали дневную воду. Бассейн напол­ купанья.

вечернего нен для Хорошо! А если мы захотим выкупаться в четвер тый раз?

Синяев с сомнением покачал гоJJовой.

Этого не следует делать. Надо спросить Синьга.

Да, ты прав. Здесь что-то связано с медици ной.

Они снова прошли в ту же дверь. Комната за ней была очень мала, не больше восьми квадратных метров.

Ее стены были затянуты плотной, вроде бархата, рых­ лой материей. Такой же материей был закрыт и пото­ лок. Пол мягко поддавался под ногами. Он был порист и напоминал губку.

Сверху на длинной цепи свисал какой-то шар сталь­ ного цвета. На стене они увидели небольшой щиток с тремя кнопками.

Что это такое? -спросил Синя ев.

Вопрос не по адресу. Я знаю столько же, скольtо ты сам. Вероятно, аппарат для какого-то облучения. Это доказывается расположением комнаты рядом с бассей­ ном. Меня не удивляет наличие этого аппарата. Калли­ стяне живут nримерно вдвое дольше, чем мы. Без сnе­ трудно этого организма оздоровления мер циальных добиться. Я читал, что раньше продолжительность их жнзни была равна нашей. Вода в бассейне, этот аппа­ рат- явления одного и того же порядка.

комнатой облучения находился просторный зал.

, За нем стояло много шкафов еще более странной В формы, чем те, которые они видели раньше. Эти «шка­ фы» были настолько прозрачны, что становились почти невидимыми. Они были заполнены книгами и какими-то аппаратами. Стояли низкие кресла и восьмиугольные столы.

дальше. Миновали прошли Не задерживаясь, они «столовую», которую видели вчера. Здесь были только стол и несколько кресел (стульев у каллистяп не было вообще). В углу большой аппарат для доставки блюд.

Несколько черных статуИ и ящики с цветами украшали комнату.

Ты не голоден? -спросил Широков.

Голоден, но это потом. Осмотрим всю нашу квар· тиру,- ответил Синяев.

Он подошел к следующей двери. Как и все в доме, она была двустворчатой, без ручек и открывалась в обе стороны.

Перешагнув порог, он остановился и подозвал Ши· рокова.

-Смотри!

Комната была очень вмика, больше всех, которые они видели. Одна из ее стен представляла собой сплош· ное окно, за которым расстилалась равнина океана. Свет Рельоса свободно проникал в нее. Стены были бледно· голубые. Четыре фонтана, окруженные желто-оранже· выми растениями с длинными свернутыми в трубку ли· стьями, занимали четыре закругленных угла. Между ними стоя.rш белые статуи. Пол был пурпурного цвета.

Такого же цвета была и мебель.

- Что за причудливое сочетание красок! -сказал Широков.

- Смотри же! -повторил Синяев.

И только тогда Широков заметил, что в комнате что· то двигалось.

В первую секунду ему показалось, что перед ними какое-то животное с тонкими длинными щупальцами.

Это был небольшой шар, передвигавшийся на шести металлических ножках. Он переходил от предмета к nредмету и словно ощупывал их гибкими «руками». Вот одна из этих «рук» стала вытягиваться и своим концом, похожим на большую кисть, провела по статуе. Легкий слой пышt, покрывавший скульптуру, исчез.

Шар двигался бесшумно и быстро, приближаясь к двум людям, стоявшим на пороге двери, но, не дойдя до них метров трех, он остановился. «Рука» протяну~ лась к стене и нажала кнопку. Они увидели, как стояв· шая здесь статуя сдвинулась с места, открыв нишу. Шар сложил «руки» и вошел в эту нишу. Статуя встала на место, скрыв ее от глаз.

- Обыкновенный андронд, - сказал Широков. Я так и думал, что увижу что-либо подобное. Автома~ напрашивается помещений- это уборку тизировать само соб~й при достаточно высокой технике - Вероятно, в каждой комнате есть такой аппа· рат,- заметил Синя ев. - Я попрошу объяснить мне, как устроен.

он Андроид в совершенстве выполнил свою задачу. Ни пылинки не осталось на мебели и статуях, пол так чист, что было даже как-то неудобно ступать на него.

находи· Рядом Эта комната оказалась последней.

лась спальня.

Широков.- Это В доме семь комнат, -сказал меньше, чем казалось. Планировка рациональна, и мне нравится;

три - бассейн, кладовая и библиотека - рас­ положены в задней половине и не имеют окон. Осталь­ ные четыре- фасад здания.

имею я Благодарю,- сказал Синяев.- Теперь представление о доме.

UUироков засмеялся.

За три года мы привыкнем к таким квартирам,­ сказал он. - А когда вернемся на Землю, нам nока· жется тесно и неудобно.

родина Далекая И вдруг оба nерестали смеяться.

возникла nеред ними, и все, что они оставили там. nока­ залось желанным и милым. Пусть нет там всех этих утонченных удобств, nусть не устроена еще жизнь на Земле, она будет когда-нибудь иной, под светом родного Солнца, среди зеленой растительности, близкая, люби· мая. Что в том, что на Каллисто все так красиво еде· л а но,- это чужое!

Им мучительно захотелось увидеть на одну секунду земной дом и земную обстановку, одним глазком, на мгновение.

- Эх, - сказал ни с того ни с сего Синяев, - хоть бы на лыжах nокататься.

Лыжи, снег! Не скоро они смогут увидеть все это!

Они подошли к окну. За ним находилась тер асса, вы­ ложенная голубыми nлитками. Широкая лестница cnycкa­ JJacь от не(' к воде. У нижней стуnени покачивалась неболь­ шая лодка, закрытая «стеКJJянным» колпаком. Выход на террасу был в одном из углов комнаты, за фонтаном.

имитирую· механнчески роб о т- машина, или А н др о н д щая движения человека. Первый аидронд был сделан еще в году Боканеоном (Франция).

От дома до берега океана по склону раскинулся об­ ширный сад, с множеством оранжевых, красных и темно­ желтых растений. Среди этой густой «зелени» прятались неизбежные статуи- черные, белые и золотисто-серые.

Друзья заметили несколько маленьких птиц.

Одна из них села на перила терассы, и они смогли хорошо рассмотреть ее. Птица была величиной с во­ JЮбья, с синими перышками и голубым брюшком. Тон­ кий острый клюв был длиннее тельца. Хвост был раз­ двоен, как у ласточки.

Ulироков тихо свистнул. Птица повернула головку, с вспорхнула и зелеными глазками них на посмотрела перил. На мгновение она сверкнула в лучах Рельоса, оранжевой в как драгоценный аметист, и исчезла листве.

- Волшебное царство! -сказал Синя ев, но сказал как-то вяло, без воодушевления.- Мы не во сне это видим?

Ulироков улыбнулся. По-видимому, мысли о лыжах все еще не покидали его друга.

Если это сон, то он снится нам обоим одновре­ менно, а этого никогда не бывает.

Позади них раздался негромкий звук, точно стеклян­ ньtм молоточком ударили по серебряной пластинке.

как и прежде.

Они обернулись, но комната была, пуста.

Звук повторился, и теперь они поняли, откуда он ис­ ходил.

На одной из стен находился большой, до двух метров в поперечнике, серебристо-голубой экран, малозаметный на фоне стен того же цвета. Под ним стоял низкий пяти­ угольный столик на двух кольцеобразных ножках, а на чем-то нем продолговатый ящик с двумя кнопками и вроде решетки, как будто металлической.

Мелодичный звук разда.11ся в третий раз.

Это звонок «телефона»,- сказал Синяев.

Они подошли к экрану. Он был не прозрачен, но по­ чему-то казался бездонно-глубоким. Своих отражений они в нем не увидели.

Ulироков заметил на столике записку и взял ее. На русском языке, рукой Бьяининя было написано;

«С помощью этого экрана можно говорить с любым человеком, находящимся на Каллисто. Для вызова на­ и стороны, жмите кнопку, расположенную с левой громко назовите имя и фамилию того, с кем желаете• говорить.

Если услышите чужой вызов и захотите ответить, то нажмите правую кнопку».

- Это значит,- сказал Синяев,- что на l(аллисто нет двух людей, носящих одинаковые имя и фамилию.

- А разве ты этого не знал?- спросил Широков, внимательно рассматривая кнопки и решетку, которая, по-видимому, прикрывала микрофон или заменяющий его аппарат.- Я давно это знаю. Но вот что интересно.

Бьяининя здесь не было вчера. l(огда же положена записка?

- Вероятно, пока мы спали.

- Да, кто-то входил. Но не в этом дело. Инте ресно другое. Никаких зап-оров здесь нет. Вход всегда открыт. Неужели на l(аллисто совсем нет любопыт­ ных?

- Ах, вот ты о чем! Да, выходит, что они не стра­ дают этим' пороком. На Земле перед домом, где посели­ лись люди с другой планеты, была бы толпа с утра до вечера.

- Вот именно. А ведь любой каллистянин может войти к нам в любую минуту.

- В этом и состоит их превосходство перед нами.

Они всегда и во всем думают о других, о том, чтобы не причинить другому малейшей неприятности. Это вошло у них в плоть и кровь, стало нормой поведения.

- Вот именно, - повторил Широков.

Звонок раздался еще раз.

- l(то-то хочет говорить с нами.

А может быть, вызывают прежних жильцов этого дома?

Вряд ли. Но все равно, надо ответить.

Широков нажал правую кнопку.

Экран мгновенно посветлел, став белым. Потом он вдруг «исчез».

Образовалось «окно», и они увидели внутренность почти такой же комнаты, как та, где находились сами.

Только фонтанов в ней не было.

Буквально в «двух шагах» по ту сторону экрана стоял Синьг.

Если бы они не видели, как появилось изображение, то могли бы поклясться, что это действительно Синьг, настолько реальна была его фигура.

- Я вызываю вас в четвертый раз,- сказал калли­ стянин. - Вы долго и крепко спали. Как вы себя чув­ ствуете?

Если бы он вдруг протянул им руку, они бы не уди­ вились. В этот момент им все казалось возможным на Каллисто.

Они хорошо знали, что такое телевидение, могли представить себе телевизор в роли телефона, - все это было известно на Земле. Они видели и знали экраны на звездолете. Многое было известно им из прочитанных книг. Само по себе зрелище «живого» Синьrа их не удивило. Но совершенство техники поразило их.

Не отвечая каJIЛИстянину, они пристально всматри­ вались в то место, где только что был экран, и не ви­ дели его. Серебристо-голубое «стекло» стало абсолютно невидимо. Синяев даже протянул руку, со смутным опа­ сением, что она не встретит препятствия и пройдет дальше, чем должна была позволить стена, но его пальцы коснулись твердой и гладкой поверхности. Экран, разумеется, находился на месте.

Но, несмотря на полученное доказательство, он не мог отделаться от впечатления, что перед ними сквоз­ ное отверстие.

Им показалось, что пауза длилась долго, но Синьг снова заговорил, не высказывая никакого удивления, что ему не отвечают.

Вы меня не слышите?- Он повернул какую-то ручку на точно таком же ящике, который находился и перед их экраном.- А сейчас?

Вопрос прозвучал ошеломляюще громко.

Мы вас хорошо слышали и раньше,- сказал Ши­ роков.- Не отвечали потому, что растерялись от не­ ожиданности.

Синьг улыбнулся и повернул ручку в обратном на­ правлении.

- Отчего же вы могли растеряться?- спросил он нормальным голосом.- Это обычный экран. Как вы себя чувствуете? Хорошо ли спали?

- Отлично!- ответил Широков. - Мы проспали четырнадцать часов и чудесно отдохнули.

Нам не терпится скорее познакомиться с Атил­ ли,- добавил Синяев.

- Если хотите,- сказал Синьг,- я могу сейчас прилететь к вам. Или вы предпочитаете кого-нибудь другого?

Мы будем очень рады видеть вас.

Тогда ждите. Буду через несколько минут. Опу щусь на террасе.

БУДНИ КАЛЛИСТО Ожидать пришлось действительно недолго. Не про­ шло и пяти минут, как над их террасой появился воз­ душный экипаж. Он был в точности похож на лодку, стоявшую у подножия лестницы, отличаясь от нее только короткими крыльями. Но когда, почти по вертикальной пазах в исчезли крылья опустился, плавно он линии, корпуса, и тогда тождество с их лодкой стало несомнен­ ным. Очевидно, олити лредназначались не только для прогулок.

морских но и для воздушных, UUироков и Синяев внимательно следили за посад­ кой. Олити Синьга не повисла в воздухе, как это было террасу.

на а легла на острове, Очевидно, это старая конструкция,- сказал Си­ няев. -Это доказывает и наличие крыльев.

«Стеклянный» футляр поднялся на тонких металли­ прошел и вышел поспешно ческих стержнях, Синьг внутрь дома, не давая людям времени выйти навстречу.

Вам надо как можно реже подвергать себя дей­ ствию прямых лучей Рельоса,- сказал он, здороваяеь с ними за руку, по-земному.

Не можем же мы все три года сидеть в доме,­ возразил Синяев.

Этого и не надо. Но пока ваш организм не при­ выкнет, нужно быть очень осторожными.

- Мы хотим осмотреть Атилли.

- Это можно сделать из олити. Вы помните футляр над кораблем? Под его защитой вы можете находиться опасаясь.

не ничего угодно, сколько А разве на олити такие же? -спросил UUироков.

Нет. Нам они не нужны.

Ну так как же?

Здесь была допущена небольшая ошибка, - ска зал Синьг.- Они подумали о футляре на корабле, но упустили из виду олити. Но все уже сделано. Ваша олити будет доставлена с минуты на минуту.

Наша· олити?

Да;

дJiя вас. Футляр. для не~ уЖе готов.

-.

- Скажите, Синьг,- сказал Сiцtяев,- отношение к нам является исключением или это обычная· норма по­ ведения?

- Я вас не совсем понимаю.

- Если бы такой сnециальный футляр был нужен не нам, а кому-нибудь из каллистян, его так же бы из­ готовили?

Разумеется. Теперь я вас понял. Не тревожьтесь!

Мы относимся к вам так же, как и друг к другу. Я могу это доказать. Вот стоит моя олити. Такие аппараты уже вышли из употребления. Но я не умею управлять но­ выми, так же как все, кто летал на Землю. Мы отстали от жизни. И по нашей просьбе изготовили двенадцать олити старого типа.

Но ведь мы прибыли на Каллисто только вчера.

Что ж из этого. Изготовить такой аппарат не­ долго.

- Мне очень хочется познакомиться с вашими заво­ дами,- сказал Синяев.

- Никто вам не мешает это сделать.

- Не будем спешить,- сказал Широков.- Всему свое время. На сегодня хватит познакомиться с городом и навестить Диегоня. Он здесь?

Да, мы все поселились в Атилли.

Скоро доставят нашу олити?- нетерпеливо спро сил Синяев.

- Это.можно узнать. Но я не советую вам выходить сейчас из дома. Самый полдень.

- Синьг прав,- сказал Широков, заметив недо­ вольство на лице друга.- К чему рисковать зря? Ка­ кой-нибудь час пройдет быстро. У меня, например, много вопросов, которые можно задать и в доме. К тому же я голоден.

Вы еще не завтракали?

Попросту забыли об этом. Приготовьтесь, Синьг!

Я задам вам столько вопросов, что вам будет много ра­ боты.

Каллистянин улыбнулся.

Боюсь,- ответил он,- что буду плохим консуль­ тантом. За одиннадцать лет жизнь на Каллисто заметно Каплисто 14 изменилась. Многое мне самому непонятно. Советую по­ звать кого-нибудь из ваших новых знакомых.

Кого же?- спросил Синяев.- Беспокоить Жень­ синьга неудобно.

- Почему же? Если он свободен, то с радостью при­ летит к вам. Но скорей всего он занят. Позовите Гесья­ ня: этот человек все знает. Или Вьега Диеrоня.

- Гесьяня,- решил Синяев,- и Бьесьи.

- Это хорошо, -сказал Синьг. - Бьесьи опытный инженер.

- Я сейчас свяжусь с ними. - Широкову хотелось испытать экранную связь самому.- Чье же имя на­ звать?

Безразлично.

Кстати, я не знаю, как зовут Гесьяня.

Его зовут Сьень.

У нас на Земле есть имя Сеня,- сказал Синяев.

Называйте его так, он будет очень доволен.

Вы уверены?

Совершенно уверен.

Сnроси все же у него самого,- посоветовал Ши­ роков.

Он подошел к экрану, нажал кнопку и громко про­ изнес:

Сьень Гесьянь.

Он ожидал, что экран. как и в первый раз, исчезнет из глаз, но он осталев «ва мес-rе.

- Пока не нажата кнопка у lilblзывaeмo·ro,- пояс­ нил Синьг,- экраны не сработают.

- А если как раз в этот момент кто-нибудь заиочет вызвать нас?- поинтересовался Синяев.

- Его экран на мгновение nотемнеет, что означает:

занято.

Сложная техника!

О, нег! Она очень проста.

Примерно через минуту или полторы экран «исчез».

Перед ними появилась комната в доме, где жил Гесьянь.

У экрана стояла Бьесьи.

Широков и Синяев с интересом оЖидали nоявления еще одного каллистянскоrо дома, его обстановки, но, увидя Бьесьи, моментально забыли обо всем. Оба сме­ шались и покраснели, не зная, как выйти из этого, невоз­ можноrо по их nонятиям, положения.

Человеку трудно отрешиться от укоренившихся поня­ тий. Убеждения людей, вложенные годами предыдущей жизни, сразу не могут смениться другими, пусть даже более совершенными.

На Бьесьи был светло-серый, абсолютно прозрачный костюм. Казалось, что тело каллистянки окружает тон­ чайшая газовая пленка.

Разумеется, самой Бьесьи и в голову не приходило, что в ее одежде может быть что-нибудь «Неладное». Она радостно приветствовала людей Земли.

- Как я рада вас видеть! Гесьянь сейчас придет, он в бассейне.

Широков и Синяев старзлись смотреть ей в лицо.

Их смущения Бьесьи не заметила, она плохо знала лю­ дей и не умела разбираться в выражении их лиц.

Но Синьг заметил.

Наши гости,- сказал он,- просят вас приехать к ним.

С огромным удовольствием.

Вы внаете, где они поселились?

Конечно.

Ну, так мы вас ждем,- и с этими словами Синьr выключил экран, вероятно к полному недоумению Бье­ сьи.

- В чем дело?- спросил он, повернувшись к Широ­ кову.- Кровь бросилась вам в лицо. Отчего?

На такой прямой вопрос можно было ответить только так же прямо. Но не сочтет ли Синьr гостей Каллиста дикарями?

«Но ведь он знает жизнь на Земле,- подумал Ши­ роков.- К тому же он врач».

Синяев, как всегда, оказался решительнее своего друга. Он просто и откровенно объяснил Синьгу при­ чину их смущения.

- Хорошо! -сказал каллистянин.- Это понятно, и мы должны были ·сами догадаться. Больше этого не по­ вторится.

- Что вы хотите делать?- встревожившись, спро­ сил Широков.

Очевидно, Синьг понял его мысль.

- Не волнуйтесь,- сказал он.- Каллистяне поймут как надо. Вы нас еще плохо знаете. Прошу вас выйти из комнаты на две минуты.

Широков и Синяев переглянулись. Одна и та же мысль возникла у обоих,- не слишком ли многого они требуют от каллистян? Но ничего другого, как только исполнить просьбу Синьга, у них не оставалось.

- Получилось не совсем хорошо,- сказал Синясв, когда оии оба прошли в соседнюю комнату.- Но я до­ волен, что так вышло. Если бы она явилась к нам в та­ ком виде, было бы неприятно находиться в ее обществе.

LUироков промолчал.

С кем говорил Синьг и что именно он сказал, оста­ лось неизвестным, но такого костюма, какой был на Бьесьи, они больше никогда и ни на ком не видели.

Молодые супруги прилетели очень скоро. Широков и Синяев были рады увидеть Гесьяня, которого искренне полюбили за это время. Они сумели скрыть невольмое смущение при виде Бьесьи, одетой на этот раз не в про­ зрачный, хотя и очень легкий, костюм. Что касается мо­ лодой каллистянки, то она, казалось, и не поняла, в чем заключался ее «промах».

Олити Гесьяня, так же как раньше Синьга, опусти­ лась на террасу, а не осталась висеть в воздухе, хотя сразу было видно, что она совсем другой конструкции.

Синяев сейчас же спросил о причине.

- О, это просто из экономии,- ответила Бьесьи.­ Я выключила поле. Мы собираемся провести с вами дол­ гое время, если вы не возражаете. Как ни мало тра­ тится энергии, но все же тратится. И потом может быть...

ветер я не nомню точно.

Эти слова напомнили обоим людям, что на Каллиста погода подчиняется расписанию. Бьесьи не помнила, назначен на сегодня ветер или его не будет.

А чем помешает вам ве:rер?--спросил Синяев.

Если оставить олити висеть в воздухе без при· смотра, ветер может угнать ее,- смеясь ответила Бье­ сьи.- Такой случай со мной был однажды.

- Был, как же! -подхватил Гесьянь.- И мне при­ шлось долго искать нашу олити. Мы с Бьесьи были в лесу. Выходим на опушку- нет! Исчезла. Что такое!

Спрашиваю: «Не забыли выключить поле?»- «Кажется, нет». Как вам это нравится? Олити нашлась на расстоя­ нии трех километров. Спасибо, пролетал кто-то. Сни­ зился и спрашивает: «Это не ваша олити летает без управления вон там?» Дело в том, что с включенным полем олити весит ровно столько, чтобы не подниматься под давлением воздуха. Практически она ничего не ве­ сит. Ветер погнал ее, как пушинку.

Синьr смеялся. Широков и Синяев слушали серьезно.

Этот шутливый рассказ многое говорил им о повседнев­ ной, будничной жизни каллистян. Как не похожа была эта жизнь на земную!

Позавтракайте с нами,- предложил Широков.

С удовольствием,- одновременно ответили Ге сьянь и Бьесьи.

- Нельзя ли как-нибудь сделать, чтобы нам доста­ вили наши вещи,- попросил Синя ев. Я хочу пере­ одеться.

- Это очень легко, -сказал Синьr.

Он подошел к экрану. Вскоре появилась комната, не имевшая ничего общего с теми, которые они видели до сих пор. На ее стенах было много экранов, гораздо меньших размеров, чем их экран. Посредине стоял стол с наклонной верхней доской, а перед ним кресло. Больше ничего в комнате не было. В кресле сидел молодой кал­ листянин.

- Я еще не давал сигнала вызова, -сказал Синьr.- Он нас не видит.

- Кто это такой?

- Дежурный по сектору. Вы видите перед собой оперативный пост. Отсюда осуществляется координация всех работ, ведущихся в данном секторе. Таких секторов в Атилли восемь. Есть еще центральный городской пост, объединяющий работу секторных Там несколько дежур­ ных. Центральные посты городов согласовывают свою деятельность с постами урьить. Это приблизительно то же, что ваши «области». А посты урьить, в свою оче­ редь, постоянно связаны с постом «Каллисто», который является центральным для всей планеты. Так у нас до­ стигается необходимый порядок в работе.

- Эта система устарела,- вмешался Гесьянь.- Не­ обходима ее замена на какую-то другую. Пост «Калли­ сто» когда-то находился в прямом подчинении совету планеты, и такая система имела смысл. Теперь совета фактически не существует. Но, как видите, старая си­ стема существует. Консервативность мышления,- при­ бавил он, пожав плечами.

Широков улыбнулся. Все на свете относительно, и Гесьянь, конечно, прав. Но странно было слышать слово «консерватизм» в nрименении к каллистянам. Все, что lUироков и Синяев знали о них, не позволяло допустить наличие косности и nриверженности к старому, отжив­ шему.

- Кто же мешает ввести новую систему?- спросил Синяев.

Привычка,- ответил Гесьянь.- Многие считают, что и старая система вполне отвечает своему назначе­ нию.

- Вы сказали, что совета планеты больше не суще­ ствует. Кто же должен сказать решающее слово?

- Кто угодно, хотя бы я. Но ведь не скажешь, если знаешь, что не все согласны.

А как это узнать?

Каждый десятый день проводится обсуждение.

Каждый может предложить свое, новое. Если возраже­ ний нет, предлож~кие nроводится в жизнь.

К€м?

То есть, как э-rо «кем»? Теми, которых это ка· сается.

- Неясно, - сказал Синяев. - Предположим, я внесу предложение выстроить башню. Мне кажется, 11то она украсит город. Предположим, никто возражать не будет. А что д-альше? Kro сост-авит технический проект, кто даст материал и рабочую си.лу? К кому обра­ щаться?

Трое ка.лJIИС'ГЯН nереглянулись. Казалось, они не знали, что ответить на неожиданный для них &ПрQс Gиняева. Широков с интересом ждал ответа.

- Теперь я могу повторить за вами,- сказ-ал Гесь· янь,- неясно! Предложение внесено, оозражеиий нет.

Значит, оно понравилось. Теперь не вы один хотите по­ строить эту башню. Одинаково с вами думают многие.

На Каллиста много архитекторов, машин, строительных материалов. В чем же дело? Башня будет строиться.

- Кем?- настойчиво спросил Синяев.

Широков видел, что Гесьянь просто не понимает его друга.

- Георгий спрашивает,- сказал он,- кто внесет работу в текущий план. Кто объявит о начале работ?

Определит место постройки и, наконец, кто именно бу дет составлять проект? Ведь может случиться, что рабо­ тать над проектом башни начнут сразу несколько чело­ век.

Это постоянно случается. Редко бывает один проект.

Кто решит, который лучше всех?

Сами архитекторы. Они покажут друг другу свои работы и выберут.

- И не будет споров?

- Почему? Всегда бывают. Но то, что лучше, гово рит само за себя. Если я сделал лучше, чем вы, то не можете же вы этого не признать.

Синяев посмотрел на Широкова.

- Бесполезный разговор,- сказал он по-русски.

- Когда проект готов,- продолжал Гесьянь,- его внесут в план работ сектора, если работа мелкая, урь­ ить, если она крупнее, или поста «Каллисто», если она имеет общепланетный характер. Остальное идет обыч­ ным путем.

Кто может работать дежурным на посту?- спро­ си.'l Широков, меняя тему.- Это, вероятно, очень слож­ ный труд?

- Не такой уж сложный. К нему надо просто при­ выкнуть. Дежурный может быть каждый, у кого имеется склонность к такого рода работе. Например, я не согла­ сился бы работать дежурным, это не в моем характере.

Но многие любят и даже увлекаются. Случается, что дежурный отказывается уступить свое место другому, когда кончается его срок. Желающий занять его место, а таких всегда больше, чем нужно, вынужден иногда обратиться к дежурному центрального поста за помо­ щью.- Гесьянь засмеялся.- Впрочем, такие случаи не толыю у дежурных, а всюду.

Какой срок работы?

Обычный. Четыре часа. Этого мало, чтобы удов летворить человека, когда он хочет работать. Но здесь уже ничего не поделаешь. В вопросах продолжительно· сти рабочего дня решающее слово принадлежит меди­ цине. А мы, медики, считаем, что четыре часа.вполне достаточно. Потребность труда удовлетворена, а орга­ низм не испытывает вредной усталости. Очень часто вносятся предложения об увеличении рабочего дня, но 11:ы не сдаемся.

Пока шел этот разговор, дежурный по сектору не­ сколько раз связьiВался с различными пунктами города.

Они видеди, как он поднимал голову, очевидно привле­ ченный звуком сигнала, и нажимал одну из кнопок на наклонном столе. Тотчас же «исчезал» один из экранов и появлялась внутренность дома, каюта корабля или ка­ кое-нибудь непонятное помещение, возможна. заводской цех. Какие-то каллистяне что-то говорили дежурному, а он вызывал других и говорил с ними. Один раз на одном из экранов они увидели второй такой же пост и другого дежурного.

Широков и Синяев не :nускали глаз с этой картины.

Рабочая жизнь Каллисто проходила перед их глазами на экранах, которые они видели на своем экране. Так иногда на экране кино виден другой кинозал с демонст­ рирующейся в нем другой кинокартиной.

- Почему мы видим дежурный пост, а оттуда нас не видно?- спросил Синяев.

- Экран включен односторонне. Когда мы дадим сигнал, дежурный присоединит нас к одному из своих экранов. Это делается для того, чтобы не мешать его· работе. Если желающий говорить видит, что дежурный занят, подождет, пока он освободится.

ro И мы можем таким способом заглянуть внутрь.11юбого дома?

- Конечно, нет. Такая связь существует только с постами, да еще с дежурными медицинскими пунктами.

Синьг вторично нажал левую кнопку. Они увидели, как дежурный протянул руку к пульту.

В следующую секунду комната поста мгновенно «ПО· вернулась» на экране. Они увидели ее уже с другой сто­ роны и поняли, что их присоединили к экрану, располо­ женному на противоположной стене.

Спокойное выражение лица молодого Каллистянина сменилось изумлением и радостью. Он вскочил с кресла и подбежал, казалось, прямо к ним.

Люди Земли! -воскликнул он.- Наши гости!

Здравствуйте! - сказал Широков.

- Я знал, что вы поселились в моем секторе, но не надеялся, что вы соединитесь со мной. Я так рад вас ви­ деть!

У наших гостей есть к вам дело,- сказал Синьг.

Готов выпо.11нить всё!

Дежурный не отрываясь смотрел на Широкова и Си­ няева. На его молодом лице был такой восторг, что они неволмю засмеялись.

Вы нас еще не видели?- спросил Синяев.

Видел два раза. У себя дома, когда вы выступали на острове Неба, а затем здесь, в Атилли. Но этого так мало!

- Наши гости просят доставить их вещи, которые остались на корабле,- сказал Синьг.

-Все?

Нет, их слишком много. Пока только два... - Синяев запнулся, не зная, как сказать слово «чемодан», оно не переводилось на каллистянский язык. -Два коричневых ящика с ручками и металлическими застежками.

Синьг, понимая, о чем идет речь, пояснил более по­ дробно.

- Сейчас будет сделано,- сказал дежурный.

Он вернулся к пульту и произвел нужное включение.

«Исчез» один из экранов, и появилось знакомое им по­ мещение рулевой рубки их корабля. Они увидели коман­ дира судна, который сразу заметил их и приветство­ вал жестами рук. Дежурный ясно и толково передал просьбу гостей. Широков и Синяев с.IJышали каждое слово.

Люди Земли поселились в четвертом секторе.

4472.

Как жаль, что я не могу сам выполнить их прось­ бу,- сказал моряк.- Но я сейчас пришлю вещи.

Дежурный выключил экран корабля и снова подо­ шел к ним.

- К сожалению, -сказал он,- я вынужден пре­ кратить наш разговор. Уже несколько раз меня вызы­ вали. Правда, те, кто соединялся со мной, видели, с кем...

я говорю, но все же Увидимся в другой раз, -сказал Широков.

Синьг выключил экран.

Ваши вещи сейчас будут доставлены,- сказал он.

Право, я сожалею о своей просьбе,- сказал Си няев.- Не лучше ли было нам самим слетать на ко­ рабль?

- Не думайте об этом. Каждый каллистянин с ра­ достью исполнит любое ваше желание. Вы гости не от­ дельного лица, а всей планеты.

- Кому же будет поручена доставка?- спросил Широков.

- Любому, кто в этот момент ничем не занят.

- А если такого не найдется?

- Людей всегда много.

Не прошло и пятнадцати минут, как на террасе опу­ стилась олити. Из нее вышел каллистянин и вынул два чемодана.

Надо поблагодарить его,- сказал Синяев.

Они вышли на террасу. Каллистянин при­ востор­ так не но радостно, их ветствовал женно, как дежурный по сектору.

вашу за благодарны очень вам Мы услугу, - сказал Широков. - Можно узнать ваше имя?

- Меня зовут Жьесь Дньинь. Я рад слу­ чаю увидеть вас вблизи.

- Мы вам не помешали тем, что попро­ сили доставить вещи?

- Вы меня об этом не просили. Но я с удоволь­ ствием исполнил ваше желание. Не нужно ли вам еще что-нибудь?

- Нет, спасибо, ничего не нужно.

- В таком случае я полечу дальше. Желаю вам хо рошо поработать на Каллисто.

- Знаете, кто это такой?- спросил Гесьянь, когда олити скрылась. -Это крупнейший геолог. Он очень известный ученый.

Так почему же именно ему поручили тащить наши вещи?- с возмущением спросил Широков.- Или не знали, кто он такой?

- А какая разница?- удивилась Бьесьи.- Ес.11и он мог это сделать.

Широков и Синяев ничего не сказали. Обращение к знаменитому ученому с просьбой сыграть роль носиль­ щика казалось им очень странным. Но каллистяне явно не видели тут ничего особенного. Человек мог сделать данную работу, этого было, по их понятиям, вполне до­ статочно, чтобы обратиться к нему.

- Почему он не остался и не поговорил с нами?

- Потому, что вы не выразили такого желания, ответил Синьг.- Ваши вопросы странны для нас. Я вас понимаю, потому что привык к вам за годы, которые мы провели вместе. Другие не поймут. На Каллисто иные понятия, чем на Земле.

- Мы это видим,- вздохнул Синяев.

Чемоданы перенесли в комнату, в которой Широков и Синяев провели ночь. Она оказалась тщательно убран­ ной, но постели остались нетронутыми. Широков рас­ сказал о виденном ими механическом уборщике и спро­ сил, каждая ли комната имеет та1юго андроида.

Каждая,- ответил Гесьянь.- Кроме домашних.

существуют машины, приводящие в порядок улицы и сады. «Аньдьрьоидь», как вы ее называете, привел в по­ рядок комнату, но не тронул постелей потому, что не умеет этого делать. Здесь, очевидно, не спали. Сегодня в этом доме будут переделки. Укажите, где вы хотите спать в дальнейшем, и там поставят машину, которая будет убирать и постели.

- Кстати, почему мы спали именно здесь?

- Потому, что в этой комнате холоднее, чем в дру гих. В доме сделано специально для вас искусственное охлаждение, но оказалось, что оно недостаточно. Его усилят.

Сколько хлопот! -сказал Синяев.

Конечно, вы на особом положении,- сказала Бьесьи, -но и любой каллистямин может попросить сде­ лать изменения в своем доме. Это обычное явление.

А как узнают, что где-то требуются услуги?

Широков и Синяев непрерывно задавали вопросы.

Их возникало все больше и больше, на каждом шагу.

При внешнем сходстве жизнь на Каллисто и на Земле резко отличалась одна от другой по внутреннему содер· жанию. И причиной этого являлась не только более раз­ витая техника. Основное различие заключалось в психо· логии каллистян, их отношении к труду и друг к другу При полном отсутствии какого бы то ни было государ· ственного аппарата это различие имело решающее зна­ чение, определяло собой весь уклад жизни. Насилия, пусть даже самого малого, никогда и нигде не применя­ лось. Все делалось добровольно, основывалось на лич­ ном желании каждого каллистянина принять участие в общей работе. Общественный строй на Каллосто пред­ ставлял собой коллектив, объединяющий все население ПJlанеты, и каждый член этого многомиллионного кол­ лектива отдавал все свои силы И знания на достижение общей цели, ставя ее выше личного. Эта цель заключа­ лась в том, чтобы сделать жизнь еще лучше и полнее, чем она была в данный момt-нт, двигать вперед искус­ ство и науку, открывая и заставляя служить себе все новые и но13ые силы природы. Прекрасный и бесконеч­ ный путь!

Людям Земли хотелось узнать как можно больше и как можно скорее решительно всё. Синьг, Гесьянь и Бьесьи отвечали с видимым желанием. Это поощряло Широкова и Синяева, и они не стеснялись.

Петр Аркадьевич вспомнил, как сами каллистяне на Земле осаждали его бесконечными вопросами и как трудно ему приходилось тогда из-за плохого знания языка. Что ж! Это в порядке вещей. Во всяком случае каллистянам легче, чем было ему.

- Для этого,- ответила Бьесьи,- существуют де­ журные на постах. Вот видите этот небольшой аппа­ рат?- Она подошла к стене, на которой они увидели ящичек, похожий на динамик радиотрансляции, но сде­ ланный из «хрусталя», как и пулы «телефона». - Он принимает сообщения дежурного поста о потребности в рабочей силе. Когда вы хотите работать («хотите», а не «должны»,- отметил про себя Широков), то вкJiючаете его и выбираете то, что вам подходит, после чего сооб­ щаете дежурному, и работа исключается из дальнейших сообщений как выполненная.

Она повернула крохотную ручку, и ящичек заговорил громко и оТ\fеТJiиво:

На центральном складе «В:. четвертого сектора нужны два человека для переделки учетной машины типа «Гьирь». Корабль «Вьерьн» нуждается в пяти чле­ нах экипажа, плывет в Кусуди. В домах и вто­ 289 рого сектора надо переключить приемные экраны на...

имена новых жильцов Голос смолк, так как Бьесьи выключила аппарат.

Это мелкие сообщения, -сказала она.- Они пе­ редаются непрерывно, по мере поступления заявок. Ве­ чером сообщается о крупных работах, намеченных на завтрашний день.

- Те работы, о которых мы только что слышали, ве­ рояТiю, уже заняты?- спросил Синяев.

- Безусловно. Сообщений никогда не приходится повторять. Но тот, кто хочет взять на себя объявленную работу, должен очень торопиться.

Почему?

Перехватят другие.

Разве работ мало?

В сравнении с числом населения Атилли очень мало. Ведь это мелкие, не плановые работы. Они вы­ полняются между прочим, вне обычного рабочего вре­ мени.

Гесьянь рассмеялGЯ.

Здесь проявляется нежелание каллистян подчи­ ниться требованиям медицины,- сказал он.- Они уве­ ряют, что эти мелкие работы служат развлечением. При­ ходится делать уступку.

Но более крупных, плановых работ хватает для всех?

Гесьянь поморщился.

В общем хватает. Но иногда приходится выдумы­ вать работу.

- Отчего возникло такое положение?

Автоматизация. Основная масса работ ведется без участия людей.

- Что же будет дальше?

- Я думаю, что положение не изменится. Уже сей час половина населения Каллиста-это работники на­ уки и искусства. В дальнейшем, при еще большем раз­ витии техники и увеличении автоматики, число занятых чисто умственным трудом увеличится- и только.

- Выходит, что у вас еще есть разница между ум­ ственным и физическим трудом,- сказал Широков.­ В чем же заключается физический труд?

- В управлении машинами и автоматами. Они мо­ гут работать самостоятельно, но не во всех случаях.

Требуетсzя известный уход и настройка. Ну еще мелкие работы, о которых мы только что говорили.

Это не то,- улыбнулся Широков.- Я имел в виду совсем другой физический труд.

Вы говорили,- сказал Синяев,- что половина населения.- это работники науки и искусства. Чем же занята другая половина?

- Мне кажется,- удивленно сказал· Гесьянь,- что я уже ответил на этот вопрос. Кроме ученых и людей искусства, обществу нужны врачи, инженеры и много других специальностей. У нас очень много различных заводов;

на них работают люди. Изобилие не создается само собой, оно- результат большого труда. Автомати­ з-ация делает этот труд незаметным, но он существует.

Кстати, вы удивлялись, что доставкой ваших вещей за­ нялся ученый. В большинстве случаев мелкие работы выполняются именно р-аботн.иками· науки и искусства.

Но почему!\ Bo-nepвmx, потому что лющrм необходим физиче ский труд, одноrо спорта недостаточно. А во-вторых, работи-Нокам умствен.носо труда больше, чем кому бы то ни было, необходимо время от времени отвлекаться от своих з:аиятий, быть в гуще ~изни. Многие занимаются повседневным трудом в часы творчес101х сомнений и неудач.

- У меня еоsдается впечатлен.rе, что каждый кал­ листянки получает универсальное образование,- заме­ тил Синяев, - Отчасти это верно, но существует специализа­ ция. Я'. например, как вам известно, врач, но знаю устройство всех машин настолько, что могу работать везде.

Сколько лет учатся дети?

Для получения общего образования- два с по ловиной года. Изучение выбранной специальности дJIИТ­ ся неопределенное время, но обычно от двух до трех лет.

А с какого возраста начинается обучение?

С трех лет. В переводе на земное время это означало, что кал­ листяме заканчивали высшее образование к семнадцати годам. Молодость Гесьяня и Дьеньи, бывших уже уче­ ными, стала понятна.

Нам не терпится своими глазами увидеть все, о чем вы рассказываете, -сказал Синяев.

- Времени у вас хватит,- ответил Синьг.- Сегод­ ня только второй день вашего пребывания на Каллисто.

Впереди полтора года,- три, по-вашему.

- Однако мы снова забыли о завтраке,- сказал Широков.- Так можно умереть с голоду на вашей планете.

НА ОЛИТИ На Каллисто не существовало ресторанов или столо­ вых. Все можно было получить, не выходя из дому, по специально для этого проложеиным трубам. В комнате, где полагалось завтракать, обедать или ужинать, в «столовой», как называли ее между собой Широков и Синяев, на особой подставке лежал большой плотный «альбом». На его страницах помещалось несколько тысяч названий и рисунков различных блюд. После ка­ ждого названия стоял номер.

У стены находился автомат с четырьмя рядами цифр на пятиугольной дверце. Каждая цифра поддавалась нажиму, как кнопка. Чтобы получить требуемое блюдо, достаточно было набрать нужные номера и поgернуть маленькую ручку. Через минуту раздавался гудок. В ап­ парате оказывалось всё, что было заказано. Блюда были прекрасно приготовлены, на красивой посуде, горячие, теплые или холодные, смотря по желанию. Опорожнен­ ные таре.rtки и стаканы (они были многоугольной формы, но не очень сИльно отличались от земных) ставились обратно в автомат, и поворачивалась другая ручка- это было всё. В каллистянских домах не знали, что значит приготовление обеда, мытье посуды и тому подобное.

1 Напоминаю читателю, что год Каллнсто равен двум годам на Земле.

Завтрак на пять человек бы.11 заказан Синьгом. Ши­ роков и Синяев еще не научились разбираться в назва­ ниях «меню», но за врР.мя полета они привыкли к кал­ листянекой пище и могли есть все.

Сколько человек работают на... Синяев снова - запнулся, не зная, как сказать слово «кухня».

Широков так же не знал этого слова. Очевидно, его просто не было в языке.

- На продовольственном заводе? Вы это хотели спросить?- ответила Бьесьи.- Обычно ни одного чело­ века. Приготовление блюд и их доставка в дома произ­ водятся автоматически.

А доставка сырья на завод? Мясо, овощи, фрукты?

Овощи и фрукты доставляются раз в десять дней.

Их складывают в приемники, и на этом все кончается.

Что касается мяса, то вы ошибаетесь, если думаете, что это мясо животных.

Что же это такое? -спросил Широков. --По вку­ су это свежее мясо, почти такое же, как у нас.

- Когда-то,- сказал Синьг,- каллистяне, подобно людям Земли, ели мясо убитых животных, но теперь мы не питаемся таким способом.

- То, что вы едите,- добавила Бьесьи,- мясо, но только синтезированное. Оrю более питательно, чем на­ туральное, и не содержит никаких вредных веществ.

Значит, каллистяне не убивают животных? Но тогда их количество может вырасти чрезмерно.

Нам не нужно мясо, но мы используем мех и кожу. Вообще на Каплисто не так много животных. Мно­ гие виды уничтожены как вредные или бесполезные.

- А овощи и фрукты тоже синтезируются?

- Нет, этого не нужно. Можно, конечно, синтезиро вать все, но овощей и фруктов у нас вполне достаточно.

Где они выращиваются?

Всюду. Не все живут в городах. Большинство ученых и работников искусства предпочитают жить среди природы. Каждый дом окружен садом или полем.

Работа в них полезна. Нельзя все время сидеть за сто­ лом или в лаборатории.

- Можно нам посетить продовольственный завод или такой отдельный дом, вне города?- спросил Си­ няев.

- Разумеется. Вы можете посетить все, что поже­ лаете.

- Вы сказали, что на продовольственном заводе обычно никого нет. Значит, бывает, что есть? Разъяс­ ните! Видите, как внимательно мы следим за каждым вашим словом?- засмеялся Синяев.

- Я имела в виду специалистов-кулинаров. Искус­ ство питания, или, если хотите, техника питания, боль­ шое и нужное дело. В этом перечне,- она указала на альбом -меню,- несколько тысяч названий. Но по­ стоянно придумываются и вводятся новые блюда.

- Значит, такое меню не постоянно?

- Да, оно меняется. Примерно через каждые пол года в дома доставляются новые.

Окончив завтрак, все перешли в спальную комнату.

К удивлению Широкова и Синяева, постели были кем-то убраны.

- Ничего!- ответил Гесьянь на вопрос Широ­ кова -Не думайте о таких мелочах. Вы гости.

- Кто же все-таки убрал за нами?

- Ну, скажем, я, -засмеялся Гесьянь.- Не все ли равно. Мне это было приятно. Больше этого не повто­ рится,- поспешно прибавил он.- Все ~будет делать домашняя машина.

Спасибо! -сказал Ш·ироiООв·. Но мы могли бы - сами.

Они переоделиеъ в евею одежду и почувствовали при этом такое удовольствие, точно долгие годы не видели земных вещей. Даже запах материи, сделанной на Зем­ ле, был приятен.

При этом они снова cтoлirny.Jmcь ~ разницей в поня­ тиях людей и каллистян, Чтобы переодеться, им надо было снять бывшие на них костюмы, но· Бьесьи, зная, что они хотят делать, не уходила. Пришлось, извинив­ шись, попросить ее выйти.

Наше воспитание,- сказал Широков Синъгу,­ вероятно, кажется вам смешным?

Нисколько. Понять не трудно. Человек всегда может понять другого человека, как бы различны они ни были. А вы очень мало отличаетесь от нас.

- Вы любезны и вежливы, как всегда,- сказал Синяев.

Когда они снова прошли в комнату, смежную с тер­ расой, то застали там несколько незнакомых каллистян.

которые что-то делали у одной из стен. Гесьянь объяс· нил, что это те, кто взял на себя переделку охлаждения в доме, а также другие мелкие работы.

Когда вы вернетесь, все будет уже закончено,­ сказал он.

После обычных приветствий один из «рабочих («Кто их знает,- подумал Широков,- кто они такие? Ведь поручили же крупному ученому доставить наши чемо·.

даны») спросил, не надо ли переключить экраны на имя новых жильцов дома.

Переключите, -сказал Синяев. -Хотя бы на мое имя.

- Лучше сделать иначе,- предложил Синьг.­ Ваши имена трудны для произношения. Настройте эк­ ран на слово «Земля».

- Вы не возражаете?- спросил каллистянин, кото· рый, по-видимому, руководил своими товарищами.

- Наоборот! Это будет только приятно.

- Тогда мы так и сделаем. Зьемьлья,- повторил он.- Я правильно произношу?

- Приблизительно правильно,- улыбнулся Синяев.

- Не забудьте сообщить об этом на пост «Калли· сто»,- сказал Гесьянь.

В эту минуту на террасу опустилась большая, окра· шенная в темно-серый цвет олити. Из нее вышел кал­ листянин и прошел в дом. Вежливо поздоровавшись, он сообщиJI, что эта олити предназначена для гостей.

- Как раз вовремя,- сказал Синя ев. - Спасибо!

- Научить вас управлять ею? - спросил калли стянин.

Я сама научу,- ответила Бьесьи.

В таком случае, до свидания! Я могу воспользо ваться чьей-нибудь олити?

- Возьмите мою,- сказал Гесьянь.- Вон ту.

Очевидно, желая скрыть свое любопытство, Iалли­ стянин окинул внимательным взглядом Широкова и Синяева и вышел.

- Вы не спросили его, куда он полетел,- сказал Широков.

- А зачем мне это знать?

4;

{ Но ведь он взял вашу олити. Где вы возьмете другую?

Где угодно.

«Ответ в каллистянском стиле,- подумал Широ­ ков.- У них это просто. Где угодно, вот и весь раз­ говор».

Оставив «рабочих» хозяйничать в доме, все пятеро вышли на террасу.

Олити, построенная специально для Широкова и Си­ няева, была шестиместной. По изяществу наружной и внутренней отделки она походила на нарядную иг­ рушку, и, несмотря на величину, ее невольно хотелось положить в бархатный футляр, как произведение искус­ ства.

- -Это новейшая конструкция,- сказала Бьесьи.­ Управление ею очень просто.

- Поразительно,- сказал Синя ев по-русски,- с каким вниманием относятся к нам каллистяне. Ты ду­ маешь, что цвет олити случаен? Ничего подобного.

Я как-то сказал, не помню кому, что больше всего люб­ лю темно-серый цвет, и, как видишь, они это запомнили.

- Возможно, что так,- с оттенком недоверия отве­ тил Широков.

Они сразу обратили внимание, что совершенно безо­ блачное утром небо затянулось облаками. Рельос был невидим.

Ожидается дождь?

Нет,- Бьесьи взглянула на небо,- это не дожде вые облака. По распИсанию должно быть ясно. Веро­ ятно, небо закрыли облаками специально для вас. Кал­ листяне,- пояснила она свои слова,- тревожатся, что вам слишком жарко. Особенно после вчерашнего.


- А что вчера?

- Как что? Вам же было плохо после путешествия по улицам Атилли.

- Откуда вы это знаете?

- Вся Каллисто знает.

Эти слова напомнили гостям с Земли об истинном положении вещей. Они как-то забыли, что находятся в центре внимания всего населения планеты. Возможно, это произошло потому, что никто из каллистян не вы­ сказывал явного любопытства. Их обоих как будто оста вили в покое, предоставив поступать, как они желают.

Ни один каллистянин не подходил и не подлетал к их дому, чтобы взглянуть на жителей другого мира.

Широков вспомнил толпы народа, осаждавшие с утра до вечера обсерваторию Штерна, а еще раньше лагерь под Курском, где ему, как коменданту, часто приходилось обращаться за помощью к Черепанову, чтобы оградить каллистяп от людского любопытства.

Жите.ТJи Атилли вели себя совсем иначе.

Облака над городом, направленные сюда исключи­ тельно для гостей, служили яркой иллюстрацией забо­ ты и внимания без навязчивости.

Шесть кресел были сделаны из того же, уже знако­ мого им материала, похожего на стекло, поддающегося тяжести тела и как бы обнимающего сидящего в кресле человека, принимая его форму.

Бьесьи села за управление. Правда, в первый момент никакого «управления» они вообще не заметили. Не бы­ ло ни штурвала, ни кнопок, ни каких-либо рукояток.

У Синяева даже мелькнула мысль, что аппарат упра­ вляется мысленно, с помощью биотоков. О том, что на Каллиста вполне возможно существование биотехники, он думал еще на острове Неба, когда они летели к «вок­ залу» на никем не управляемом аппарате. В 19.. году, когда они покидали Землю, уже появились биотехниче­ ские протезы, успешно заменяющие человеку потерян­ ную руку или ногу. А техника каллистян, казалось Си­ няеву, во всем была выше земной.

Но догадка не подтвердилась. Бьесьи поставила но­ гу, обутую в серебристого цвета сандалию, на малень­ кую педаль, снабженную металлической пряжкой. Оче­ видно, это и было «управление».

Синяев сел рядом, внимательно наблюдая за дей ствием молодой каллистянки.

Легкое движение носка вниз.

Прозрачный колпак опустился, закрыв лодку.

- Куда направимся?- спросила Бьесьи.

- Нам хочется осмотреть город.

- И навестить Диегоня,- прибавил Широков. Но сперва полетаем над Атилли.

Бьесьи приподня.rtа носок сандалии. Олити отдели­ лась от террасы и вертикально поднялась метров на сорок.

Новое, чуть заметное движе.ние ноги, на этот раз вперед. Подъем прекратился, и олити полетела прямо.

Как раньше, на острове, не слышно никакого звука, ни малейшего шума, который указывал бы на работу двигателя. Олити летела как бы сама по себе, вроде сказачноrо ковра-самолета.

Сидеть было удобно. Прозрачный футляр давал ши· рокий кругозор. Борта машины едва достигали до пояса пассажиров, и они могли видеть кругом и внизу без всякого усилия. Почти полное отсутствие чувства тяже­ сти нельзя было приписать одному только действию об­ легающего сидения, было ясно, что вес действительно ослаблен, и это доказывало, что олити держится в воз­ духе силой антигравитации. Двигатель для поступатель­ ного движения безусловно существовал, но его нигде нельзя было заметить.

- Сколько времени надо, чтобы научиться управ­ лять олити?- спросил Синяев.

- Нисколько,- ответила Бьесьи.- Садитесь на мое место и ведите машину.

Если так, то почему же Синьг и его товарищи, летавшие на Землю, попросили изготовить для них оли­ ти старой конструкции?

Бьесьи пожала плечами.

Спросите об этом их самих. Желание странное и мало попятное.

Широков посмотрел на Синьrа, сидевшеrб с ним ря· дом во втором ряду кресел, и ему показалось, что при словах Бьесьи врач звездолета смутился. Синьг даже отвернулся, делая вид, что рассматривает что-то внизу.

«Любопытный психологический штрих,- подумал Широков.- Самое интересное, что этот своеобразный консерватизм проявился не у одного Синьга, а у всех двенадцати звездоплавателей».

Синяев также заметил смущение их старого друга и промолчал.

- Олити на острове,- сказал он, обращаясь к Бьесьи,- не имела такой педали.

- Вероятно, она принадлежала к типу автоматиче­ ских, как например, грузовые олити, которые также ле­ тают без людей по определенному маршруту. А эти предназначены для свободного полета. Так что же, ся­ дете на мое место?

- Боюсь,- ответил Синяев.- Под моим управле­ нием мы рискуем врезаться в землю.

Этого не может случиться. Олити никогда не упадет.

- Сама по себе не упадет, это ясно, но если я на­ правлю ее вниз на полной скорости?

- Она вам не подчинится. Можете ничего не опа· саться. Управление чрезвычайно просто. Движение ноги вперед, назад, в стороны, вниз или вверх- вот и вся техника управления. Маневры совершаются автоматиче­ ски, без участия водителя. Только не нажимайте слиш· ком резко вперед или назад. Получится нсприятный 10.'1ЧОК.

-Ну что ж,- решился Синяев,- попробуем.

Оки поменялись местами.

- Это действительно совсем просто,- сказал Си­ няев через минуту.- Движения, которые надо произво­ дить, настолько естественны, что ошибиться невозможно.

Хочешь попробовать, Петя?

- В другой раз,- ответил Широков.- Смотри вни­ мате.аьней!

Сверху было хорошо видно, что Атилли имеет только одну, бесконечно длинную улицу, идущую вдоль берега океана. Все дома находились между нею и берегом. По другую сторону тянулись какие-то очень длинные, по три, четыре километра, низкие здания без окон. За ними до горизонта расстилалось сплошное море оранжево· красной растительности.

Это заводы,- объяснил Гесьянь.

На улице было много пешеходов. В эrом не было ни­ чего удивительного,- человеку полезно ходить пешком, и не могли же Iаллистяне все время летать.

Видя огромное количество воздушных машин- оли­ ти всех размеров и разных других,- мелькавших во всех направлениях, Широков сначала опасался, что под управлением Синяева они с кем-нибудь столкнутся, но потом успокоился. Движение над городом,Iазалось, под· чинялось невидимому регулировщику. Машины летели на разной высоте, в зависимости от направления и ско­ рости. Подчиняясь указаниям Бьесьи, Синяев не нарушал ворядка. Воздух был сJювно разделен на зоны. Выше всех летели большие машины непонятной конструкции и как будто без людей, ниже была зона олити. Еще ни­ часто виднелись деревьями, домами и самыми над же, каллистяне на крыльях.

кораб­ воздушные громадные вспомнил Широков ли, похожие на дирижабли, которые он видел в книгах каллистян еще на Земле, и спросил, почему их не видно.

Они вышли из употребления,- ответил Гесь­ Конструкторы все время работают над новыми янь. и сразу заменяют устаревшие.

машин моделями Примерно через полчаса полета Синяев объявил, что, мнению, достаточно.

по его Город надо осмотреть не сверху, а снизу, с земли.

Где дом Диегоня?

- Мы его давно пролетели.

- Повернем назад?

- Здесь нельзя поворачивать,- сказала Бьесьи. Надо пролететь немного дальше.

- Рядом же никого нет.

- Все равно. Какая-нибудь олити может взлететь как раз в этом месте. Существуют специальные места для поворотов.

Вскоре внизу, на самой середине улицы, показался высокий столб зеленого цвета. Такие столбы попадались и раньше.

Вот здесь вы можете повернуть.

Олити носок ноги влево.

повернул слегка Синяев послушно совершила широкий полукруг.

Машины, летевшие за ними и не собиравшиеся пово­ рачивать, подлетая к столбу, опускались или поднима­ лись, освобождая место.

- Ни одна олити здесь не взлетит,- сказала Бьесьи.- Я забыла вас предупредить, но вы правильно сделали поворот, налево.

А если все-таки взлетит?- Синяев улыбнулся.­ Какое наказание полагается за нарушение правил?

- Я не слышала, чтобы такой случай когда-нибудь произошел.

пра­ нарушит кто-нибудь все-таки? Если а Ну вила?

- Я думаю,- спокойно сказал Гесьянь,- что та­ кого случая произойти не может. А если произойдет, то человека, виновного в нем, обследуют врачи, так как он, несомненно, окажется болен.

- К чему задавать вопросы, на которые ответ заранее известен?- недовольным тоном сказал Широ­ ков.

Неизвестно, убедил ли Синяева ответ Гесьяня или он решил последовать совету своего друга, но он боль­ ше ничего не сказал, с удвоенным вниманием управляя полетом.

- Вот дом, где поселился Диегонь,- сказала Бьесьи через несколько минут.

И вдруг внутри олити раздался чей-то незнакомый голос, повторивший несколько раз подряд:

- Геогий Синев!.. Геогий Синев!

- Это что такое?- спросил Синяев.- Похоже на мое имя.

- Да, это вас вызывают,- сказал Гесьянь.- Оче­ видно, в этой олити установили дублирующий приемник экрана вашего дома. Чтобы вы знали, что кто-то зо­ вет вас.

Наш экран настроен на слово «Земля».

Когда строили олити, об этом еще не было из вестно.

Геогий Синев!..

~ory я ответить?

- Право, не знаю,- ответил Гесьянь.- Обычно на олити этого не делают. Они часто переходят из рук в руки.

Голос совсем незнакомый,- заметил Широков.

Неудобно не отвечать. ~ожет, вернемся домой?

- ~ы уже рядом с домом Диегоня. Опустимся и уз наем, кто вызывает вас,- предложила Бьесьи.

Если это можно сделать иЗ любого дома, то ко­ нечно,- согласился Синяев.

Они оказались в этот момент прямо над террасой нужного дома. Синяев потянул педаль назад. Олити остановилась и неподвижно повисла на одном месте.

Нажмите педаль,- сказала Бьесьи.

Сильно или слабо?

Безразлично. Спуск совершается всегда с одной - и той же скоростью.

Как только олити коснулась каменных плит террасы, навстречу выбежала Дьеньи.

До сих пор Синяев думал, что каллистяне, незави­ симо от пола, одеваются одинаково. Теперь он убедился, что это не так. На Дьеньи было платье белого цвета с широким бледно-зеленым поясом. Золотистые волосы девушки, более длинные, чем у мужчин, были уложены в простую и строгую прическу. В этом виде она показа­ лась Синяеву гораздо красивее, чем в костюме астро­ навта.


Широков даже не заметил, во что одета Дьеньи. Он смотрел в ее лиuо, испытывая нечто большее, чем ра­ дость встречи. И внезапно ему стало ясно, что все это время он скучал по ней.

«Глупо!- подумал он.- Только и не хватает вдю­ биться. Как будто на Каллисто нет другого дела».

Вслед за Дьеньи вышли Диегонь и его сын.

- Скорей проходите в дом,- сказал Гесьянь.- Не надо долго стоять под открытым небом.

Рельоса же не видно.

Все равно. Его лучи проникают под облака.

Вы обрекаете нас на довольно скучную жизнь,­ сказал Синяев.- Если так будет продолжаться, мы мало что увидим на Каллисто.

- В первые дни это необходимо. А там посмотрим.

Комната, примыкавшая к террасе, была очень по­ хожа на такую же комнату в их доме, но фонтанов и здесь не было.

Синьг рассказал, что кто-то настойчиво вызывает.Сиt~яева.

- Сейчас узнаем,- сказал Вьег Диегонь, подходя к экрану.

Разве вызовы регистрируются?- спросил Синяев.

Нет, но если разговор срочен и важен, то можно через дежурный пост назначить время, когда вы сами кто хочет вас видеть.

с тем, можете связаться На экране появился центральный пост Атилли. Он был в несколько раз больше секторного, и в нем было пять дежурных. Вьег Диегонь переговорил с одним из них.

Широков и Синяев намеренно не подошли к экрану.

Они не хотели задерживать разговора, что неизбежно случилось бы, если бы дежурные на посту их увиде.rш.

Экран «nогас».

- С вами хочет говорить Аинь Зивьень,- сказал Диегонь. -Он просит вас связаться с ним как можно скорее.

- Аинь Зивьень!- воскликнула Бьесьи.- Как странно!

Кто это?- спросил Синяев.

Очень большой ученый. Он руководит всеми ра ботами по изучению гравитации и антигравитации. За­ чем вы ему понадобились?

- Может быть, как астроном?- предположил Ши­ роков.

- Астрономия на Каллисто во всяком случа•~ не хуже развита, чем у нас,- возразил Синяев.- К чему га­ дать! -Он подошел к экрану и, нажав нужную кнопку, отчетливо произнес:- Аинь Зивьень!

Экран сразу «исчез». Открылась небольшая, просто обставленная комната со множеством прозрачных, почти невидимых шкафов, заполненных книгами.

Перед экраном стоял пожилой каллистянин, одетый в обычную полупрозрачную одежду из белого материала.

- Геогий Синев?- спросил он и выжидательно за­ молчал.

-Это я.

Извините, что беспокою вас. Дело большой важ ности требует вашего присутствия. Оно важно не столь­ ко нам, сколько вам обоим и вашей планете. Отклады­ вать нельзя, так как не исключена возможность, что вам придется покинуть Каллисто и вернуться на Сетито.

- Это еще почему? - невольно вырвалось у Си-' няева.

Зивьень улыбнулся.

Я думаю, вам самим ясно почему. Если же нет, спросите Гесьяна. Он рядом с вами. Или вашего тоRа­ рища, он врач.

Я не думаю, чтобы это cтa.JJo необходимо.

4- Тем лучше. Но дело настолько важно, что мы не хотим рисковать.

Во всяком случае я к вашим услугам,- сказал Синяев.

Прошу вас прибыть в секцию теси rравиоинсти тута.

Когда?

Чем скорее, тем лучше.

Я готов хоть сейчас.

Совсем хорошо. Какой это дом?

Атилли, второй сектор, 8843,- ответил Диегонь.

Ждите здесь. Через полчаса за вами прилетит ОЛИ Т И.

- Против этого я возражаю,- сказал Гесьянь.­ Наш гость не может пока пользоваться обычными олити.

Только своей.

- Как же быть?

- Разрешите мне доставить его к вам,- предложила Бьесьи.- Я знаю, где находится гравиоинститут.

Прекрасно.

- Долго вы меня удержите?- спросил Синяев.

Дня два.

- Прибыть мне одному или с моим другом?

Мы будем рады видеть его, но нам нужны только вы, - с обычной для каллистяп прямотой ответил Зивьень.

Синяев не спросил, для чего он нужен институту. Бы­ ло ясно, что вопрос очень серьезен и неудобно говорить по экрану.

Мы вас ждем,- сказал Зивьень.

Экран «nогас», то есть опять стал видим.

- Ты полетишь со мной?- спросил Синяев.

- Пожалуй, не следует,- ответил Широков.- От правляйся один.

- Как же ты будешь обходиться без нашей олити?

- Петя остацется здесь,- сказал Диегонь.- Он бу дет нашим гостем. Мы постараемся, чтобы он не скучал.

Глава третья ВСПЫШКИ НА НЕБЕ В жизни Николая Николаевича Козловского пос"Ле отлета корабля Каллисто произошли большие измене· ния. Каллистяне, не подозревая этого, круто поверну.'lи его судьбу самым непредвиденным образом.

По инициативе Академии нayit СССР был создан Ме· ждународный комитет по изучению и практическому ос­ воению огромного количества научных и технических материалов, оставленных на Земле каллистянами. В не· го вошли крупнейшие ученые двадцати трех стран, в том числе все члены бывшей экспедиции Куприянова.

На первом организационном заседании нового коми· тета, по предложению академика Неверова, единогласно поддержанному всеми, Козловский был выбран предсе· дателем.

- Но, дорогие товарищи,- сказал Николай Нико­ лаевич, ошеломленный этим выбором (он присутствоваJl на заседании в качестве гостя),- я не ученый, а пар­ тийный работник. Как я могу руководить таким коми­ тетом?

- Нужен человек, который сумел бы объединить нас всех в сплоченный коллектив,- ответил ему Неве­ ров.- Вы именно такой человек и есть. Вас знают и уважают все члены комитета. Не отказывайтесь. Оттu Юльевич Шмидт не был полярником, но под его руко.­ водством советские полярники одержали ряд блестящих побед в Арктике.

Слова попросил секретарь центрального комитета КПСС, присутствовавший на заседании.

- Я одобряю ваш выбор, -сказал он коротко.

Козловскому пришлось сдаться., И вот прошло свыше одиннадцати лет. Сравнительно небольшой комитет превратился в огромный научный институт, подлинно международный. В нем работали ученые самых разлиqных специальностей, - медики и астронавты, биологи и матема-тики, химики и инженеры­ конструкторы, астрономы и... языковеды. В его стенах звучали языки всех стран мира.

Ушел с поста вице-председателя профессор Купр·ия­ нов, возглавивший медицинскую секцию, ушли многие из тех, кто начал работу в комитете;

на их место RрИ­ ходили новые люди, расширялись рамки работы, совсем иные проблемы вставали в повестку дня института, а Козловский неизменно оставался на посту директора.

Его авторитет во всем, что касалось предстоявших связей с Каллисто, был непрtрекаем во всем научном мире.

Человечество Земли готовилось ответить каллистя­ мам на их визит.

Еще до прилета гостей с Каллиста были запущены первы,е искусственные спутники Земли, велась работli по осуществлению давнишней мечты- межпланетных полетов. Изучение каллистямских материалов ускорило работу ученых и инженерев. Естественно и закономерi:Ю все силы. раб;

~тающие в области космонавтики, ВJIРiлись в институт, возглавляемый Козловским.

Уже через nять л.ет после старта каллистямского звездолета первый космичесКllй корабль посетил Луну.

Автоматические ракеты без л.юдей го.товнлись к з.апуску иа Венеру и Марс. Создание большого звездолета д.11Я полета н.а Кал.писто было не за горами.

Имена двух отважных людей, улетевших с каллистя­ нами на их родину, не сходили со страниц мировой пе­ чати. Широков и Синяев побили все рекорды продолжи­ тельJЮСти вызванной ими сенсации.

В мае 19.. года, ровно через одиннадцать лет после отлета, их портреты появились на первых страницах всех газет и жур-налов с волнующим заголовком:

«ГЕРОИ ЗЕМЛИ СТУПИЛИ НА КАЛЛИСТО!»

Никто не мог знать, что в это время они находились на другой планете системы Рельоса-Сириуса.

Герои Земли!

Это не было звонким эпитетом, придуманным жур­ налистами.

Звание «Герой Земли» действительно принадле­ жало им.

Советское правительство заочно наградило обоих уче­ ных золотой звездой героя. Этого все ждали, и это ни­ кого не удивило. Но Академии наук, общественные орга­ низации и печать всех стран выразили неудовольствие.

Почему «Герои Советского Союза»? Разве Широков и Синяев представляют на Каллисто только СССР?

Профессор Матнесен первый произнес слова «Герой Земли».

И вот на специально созванной конференции было учреждено новое, первое в истории человечества между· народное звание. Оно должно было присуждаться тем, кто в интересах всего человечества будет одерживать победы над космосом. В громе аплодисментов делегатов, многочисленных гостей и корреспондентов потонуло чте­ ние указа конференции о присуждении звания «Герой Земли» Петру Аркадьевичу Широкову и Георгию Нико­ лаевичу Синяеву- первым людям, покинувши м Землю для установления связи с далеким миром.

Если бы они могли узнать об этом! Какой радостью и законной гордостью наполнились бы их сердца!

Но только через двадцать пять лет могли они узнать о высокой чести, которой удостоило Их человечество Прошло одиннадцать лет. До возвращения героев осталось четырнадцать.

- Огромный срок для человека моего ~;

~озраста,­ сказал Куприянов.- Мне никак не дожить до их при­ лета. А как бы хотелось!

- Это зависит прежде всего от самого тебя,- от­ ветил Козловский.- Тебе поручено сохранить жизнь всех, кого хотят увидеть Петр и Георгий. Исполняй же это поручение не только по отношению к другим, но и к самому себе. В том, что Широков очень хочет тебя увидеть, сомневаться не приходится.

Куприянов посмотрел на портрет Широкова, кото­ рый вместе с портретами Синяева и покойного Штерна украшал стены служебного кабинета Козловского, и вздохнул.

Легко сказать!

И сделать. В крайнем случае последуй примеру Зинаиды Александровны Синяевой.

- Это еще, пожалуй, рано.

- Вот видишь! Что же ты брюзжишь?

Куприянов засмеялся.

- Очень уж сильно желание увидеть Петю и узнать, что такое Каллисто. А брюзжание- привилегия ста­ рости.

Работай!- пожав плечами, сказал Козловский.

Поручение, о котором говорил бывший секретарь Курского обкома партии, существовало совершенно официально. На одном из заседаний «каллистянского комитета» возник вопрос о подготовке встречи звездо­ лета, когда он вторично прилетит на Землю. Этот вопрос был поднят -профессором Лебедевым несколько прежде­ временно, но Куприянов, воспользовавшись случаем, вы­ сказал давно мучившую его мысль, что к моменту воз­ вращения Широкова и Синяева большинство их друзей и близких уйдут из жизни.

1б Каплисто Что же мы можем сделать? спросил его акаде· - мик Неверов.

- Воспользоваться теми познаниями, которые мы почерпнем из каллистянских медицинских книг. Изве­ стно, что каллистяне умеют приостанавливать деятель 1tость организма, вызывать искусственную летаргию на неопределенное время. Синьг говорил, что таким спосо­ бом можно сохранить жизнь человека на долгий срок.

Правда, это не дает продления жизни, а только создает перерыв. У них самих такой перерыв почти не приме­ няется.

Но мы-то этого не умеем?

Скоро будем уметь.

Вполне понятно, что каллистяне не хотят этого «перерыва», как вы его называете,- заметил один из членов комитета. - Ничего привлекательного в нем нет.

- Для людей, близких Широкову и Синяеву, это выход,- возразил Куприянов.

- Значит, вы предлагаете усыпить, выключить из...

жизни на двадцать пять лет Нет,- перебил Козловский.- Я понимаю мысль ~ихаила ~ихайловича так: надо взять здоровье опре­ деленного круга лиц под контроль нашего комитета и только в крайнем случае воспользоваться каллистянским рецептом.

Совершенно верно,- подтвердил Куприянов.

Предложение встретило единодушную поддержку.

Тут же была создана комиссия «Жизни близких» и ру­ ководство ею поручено самому Куприянову.

С тех пор прошло девять лет. Все намеченные «К со­ хранению во что бы то ни стало» находились под не­ усыпным ·наблюдением. Все были живы, за исключением Николая Емельяновича Синяева, который скоропостиж­ но скончался от паралича сердца.

Год назад создалась угроза смерти матери Синяева.

Старушка была очень плоха и, казалось, ничто уже не спасет ее- самого близкого Синяеву человека. Но к этому времени медицинские средства каллистяп были уже основательно изучены, хотя и не проверены еще на практике. Куприянов предложил единственный выход­ усыпить Синяеву по способу, применяемому на Кал­ листо.

Зинаида Александровна с радостью согласилась. Ей страстно хотелось увидеть сына.

Врачи пунктуально выполнили все указания неиз­ вестного им автора каллистянской медицинской книги.

Наука далекой Каллисто спасла жизнь матери своего гостя.

Странные вещи происходили с телом старой жен­ щины, лежавшей в «мертвом сне». Оно заметно моло­ дело,- разглаживались морщины, темнели волосы, ко­ жа приобретала блеск.

Прошло около года, и Зинаиду Александрову Си· няеву стало трудно узнать. Семидесятилетняя женщина как будто превратилась в сорокалетнюю. Под стеклян· ным колпаком, вокруг которого тесно стояли необычай· ного вида аппараты, лежала без признаков жизни, но несомненно живая, далеко не старая женщина. Ее де­ ти- сестра и братья Синяева- едва узнавали свою мать. Такой она была в годы их раннего детства.

Было совершенно ясно, что Георгий Николаевич, вер· нувшись на Землю, встретит мать более «молодой», чем оставил.

Совсем недавно опыт был повторен. Стареющий ака· демик Лебедев также захотел испытать на себе дей· ствие омолаживающего сна. И снова все вышло так, кю~ нужно. Рецепты каллистян действовали безотказно.

Новый способ «омоложения» вызвал глубокое волне­ ние среди ученых всего мира. Каллистяне сами указы­ вали, что «летаргия» не оказывает влияния на общиii срок сознательной жизни человека, перерыв на нем не сказывается. Но было ясно, что именно здесь надо искать полного решения проблемы- дать человеку вто· рую молодость. Открывзлись грандиозные перспективы.

Куприянов и его ближайшие ученики и сотрудники целиком отдались изучению новой отрасли медицины Но материалы, оставленные каллистянами, были неnол­ ными. Многое в механизме летаргии оставалось неяс­ ным. И, как ни сильно было желание подарить челове­ честву мощное средство борьбы со старостью, приходи· лось ждать вторичного прилета корабля каллистян.

- Через четырнадцать лет,- говорил Куприянов,­ мы получим настоящего руководителя в нашей работе Петра Аркадьевича Широкова. За три года пребывания на Каллисто он хорошо изучит каллистянскую медицину 15• и, кроме того, nривезет с собой все, чего нам не хватает сейчас.

Ожидание вторичного посещения Земли каллистя­ нами стало еще нетерпеливее, чем раньше.

Если бы можно было спросить каллистяп и тут же получить ответ. Увы! Это было совершенно невоз­ можно!

Что может быть быстрее света? 300 000 километров пролетает он в каждую секунду. Но и свету нужно бо­ лее восьми лет, чтобы преодолеть исполинское расстоя­ ние между Землей и Каллисто. Семнадцать лет в оба конца! Тяжелый разговор получился бы при таких ус­ ловиях!

- Жаль, конечно, говорили ученые,- но тут ни что нам не поможет.

И вдруг случилось!..

Невероятноеl Невозможное! «Противоестественное»!..

12 сентября 19.. года (золотыми буквами вошла эта дата в историю человечества) в Восточной Сибири и над территорией Северного Китая были замечены стран­ ные вспышки, точно маленькие взрывы, высоко в верх­ них слоях атмосферы.

День за днем (по счастью, стояла безоблачная nо­ года) они появлялись с поразителъной точностью, в один и тот же час.

Двадцать девять вспышек, пятнадцатиминутный nе­ рерыв, снова двадцать девять вспышек, опять перерыв­ н еще раз.

Каждый день.

Непонятным явлением в атмосфере занялись метео­ рологи. Точно определили, на какой высоте nоявляются вспышки;

оказалось, что на высоте ста тридцати кило­ метров над поверхностью Земли, то есть nриблизительно у верхней границы слоя Хевисайда.

Регулярность и математическая правильиость вспы­ шек не давали возможности считать их природным яв­ лением.

Что же это такое?..

сентября мир узнал сенсационную новость.

Тайна расiрылась. Вернее было сказать, что она с1 ала еще более непонятной, но самое главное- что оз· начают вспышки- перестало быть загадкой.

Люди узнали, к т о производил их на небе!

Но к а к, это nо-nрежнему было тайной.

К этому времени загадочными явлениями на небе восточной части азиатского материка заинтересовалисL, во всех странах. Десятки nредnоложений дела.rн1сь уче­ ными и не учеными.

Было несомненно только одно- вспышки имеют вне­ земное nроисхожденис.

Тайну удалось раскрыть скромному телеграфисту станции Албазин, распо.1оженной на самой границе Ки­ тая и СССР, Николаю Семеновичу Кабанову. Он nер­ вый обратил внимание, что вспышки не одинаковы: одни были короче, другие длиннее. Как только мелькнула у Кабанова мысль о сходстве вспышек с азбукой Морзе, он без труда понял их смысл.

Высоко в ионосфере Земли каждый день в одно и то же время трижды повторялось два слова: «ПЕТР ШИРОКОВ».

Словно бомба взорвалась над человечеством!

Вспышки nроизводились с Каллисто!

Непонятным способом каллистяне посыла.1и на Землю сигналы. Это стало несомненно. Азбуку Морзе они узнали от Синяева и Шйрокова, это тоже было не­ сомненно. Выбранные ими два слова - всем известные имя и фамилия- должны были показать, откуда идут сигналы. Их регулярное, ежедневное повторение озна­ чало, что каллистяне опасались, что люди не сразу за­ метят и не сразу nоймут смысл увиденного на небе.

И еще это означало, что вспышки посланы с Кал­ листо не раньше как четыре месяца тому назад. Звездо­ пет только в мае этого года мог закончить свой рейс.

Опять возник прежний вопрос- что же это такое?

Что могло пройти от Каплисто до Земли в д в е с т и пятьдесят раз быстрее луча света?

«Петр Широков»! Это безусловно было только вступ­ лением. Когда, по расчетам каллистян, люди увидят и поймут, что сигналы идут с Каллисто, последуют дру­ гие сообщения. Их нельзя было упустить.

Козловский действовал быстро. Как только было по· лучено известие о расшифровке всnышек, как только отnали сомнения в их каллистянском nроисхождении, эксnедиция института вылетела в Восточную Сибирь.

Надо было учесть возможность изменения nогоды, nоявления облачности. В распоряжение Козловского было предоставлено три высотных самолета. Местом наблюдения выбрали город Хабаровск, где вспышки были.хорошо видны.

Кроме самого Козловского, в экспедиции участво­ вали: Куприянов, Аверин, Смирнов, Лно-Сен, Лежнев, Матнесен и четыре опытных оператора, виртуозно вла­ девших приемом сигналов по азбуке Морзе.

На десятый день после первого появления вспышки нзменились. Теперь они передавали имя и фамилию Ши­ рокова латинским алфавитом. Еще через десять дней снова изменение- каллистяне перешли на английское правописание.

- Совершенно ясно и логично,- сказал Куприя­ нов.- Они не могли направить сигналы с абсолютной точностью. В каком месте их увидят, там не знают.

- Редкостное терпение,- заметил Аверин.- Це­ лый месяц они передают одно и то же.

И это понятно,- ответил Козловский.- Калли­ стяне собираются передать что-то очень важное. Дают нам время подготовиться к приему. Но я думаю, что ме­ сяц- это крайний срок. Со дня на день надо ждать ос­ новного текста.

- Следует еще учитывать, что Широкову и Синяеву нужно время, для того чтобы перевести, быть может, сложный· текст сообщения на русский язык, а возможно, и на латиlfский и на английский. Да еще потом на аз­ буку Морзе. Это не так просто,- прибавил Куприянов.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.