авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 ||

«IV Социологические чтения памяти Валерия Борисовича ГОЛОФАСТА СОЦИОЛОГИЯ вчера ...»

-- [ Страница 25 ] --

вернуться к содержанию Л. Шпаковская Особенностиорганизациизаботыобеременныхвроссийскихженскихконсультациях Пертнерство—аналогбрака Данный тип союзов характеризуется тем, что он практически не отли чим по содержанию отношений и ролей от официально зарегистрирован ного брака. В этом случае респонденты склонны и практически без колеба ний называют себя семьей, а друг друга мужем и женой. К таким союзам в первую очередь относятся пары, имеющие детей. В нашей выборке таких пар было две: Олег (31 год) и Юля (27 лет), а также Софья (40 лет) и ее партнер (41 год)1. И в том и в другом случае ведение совместного хозяйст ва и совместное проживание началось с рождением ребенка. Совместные хлопоты по уходу и воспитанию младенца не оставляли времени и сил для регистрации брака. Одновременно партнеры осознавали, что фактически регистрация брака не предоставит им никаких преимуществ, и существен но не изменит их статус. Респондентки-матери подчеркивали, что они не имели никаких сложностей при установлении родительского статуса отца, получали те же самые пособия и льготы, которые полагаются матерям, со стоящим в зарегистрированном браке. Cофья (41 год) и Юля (27 лет) дела ют упор на «нормальности» своего союза в связи с получением официаль ных признаний его статуса, альтернативных регистрации брака.

«Внашемслучае,детисфамилиейотца,иупапыонитожевписаныв паспорт.Тоестьмыничемотобычнойсемьинеотличаемся» (Софья, год, стаж совместного проживания 11 лет, дочь 2 года, сын 11 лет) «Я одиночкой не считаюсь. Я считаюсь обыкновенной полноценной се мьей(…)[получалианалогичныевыплаты]кактеже,ктокоторыезаре гистрированы,рожалиребенкавбраке(...)Абсолютноникакойразницы»

(Юля, 27 лет, стаж совместного проживания 3 года, дочь 3 года) Рождение ребенка приводит к поляризации ролей по половому при знаку. Если в двух представленных выше типах союзов респонденты под робно обсуждали совместное проведение свободного времени, общение, поездки, хобби, потребление, при этом рассказы о ведении домашнего хозяйства и разделении ролей не проблематизировались. В данном типе союзов, респонденты были более склонны обсуждать вопросы разделения ролей и организации быта в связи с необходимостью ухода за ребенком, сетуя при этом на отсутствие свободного времени. В партнерских союзах типа «альтернатива браку» и «подготовка к браку» отношения в паре были Партнер Софьи отказался принять участие в исследовании. Софья объяснила отказ занятостью партнера, а также конфликтом возникшим в паре накануне предполагаемого интервью.

вернуться к содержанию Л. Шпаковская Особенностиорганизациизаботыобеременныхвроссийскихженскихконсультациях представлены, как эгалитарные, договорные и малоконфликтные. В парах с детьми роли являются поляризованными заданными правилами разделе ния домашнего труда между отцом и матерью, и потенциально конфлик тные. Софья пытается выделить в повседневности моменты свободного времени. При этом, сводное время понимается ею, как время выделенное для себя лично, что подразумевает чтение, просмотр фильмов, шоппинг, встречи с подругами. Не только заботы по уходу и воспитанию детей не кажутся ей свободой и отдыхом, но совместный досуг с партнером.

«Впоследниедвагодаего[свободноговремени]меньшесталовсвязис рождениемвторогоребёнка.Атак,конечно,бываетсвободноевремя.Сей час я постараюсь вспомнить. Когда сейчас вот [есть] свободное время, тояпытаюсьсмотретьфильмы,которыенеуспеваюсмотреть,книжку какую-то читаю или в интернет лезу, потому, что, по своим каким-то вопросам, не по рабочим, потому, что иногда бывает по работе. Ну или общаюсь,потому,чтотам,нумаксимально,тампытаюсь,вмагазинсхо дитьсподружкамиилипростопрогуляться» (Софья, 41 год, стаж совмест ного проживания 11 лет, дочь 2 года, сын 11 лет).

Различные исследователи производят попытки типологизации пар тнерств, подчеркивая, как уже было сказано выше, что сожительство пред ставляет собой континуум разных типов социальных отношений (Seltzer, 2000). Американские демографы предлагают рассматривать сожительства с трех точек зрения: 1) сожительство как альтернатива браку;

2) сожитель ство как альтернатива одиночеству (single);

3) сожительство — фаза отно шений, предшествующая браку (Xie, Raymo, Goyette, Thornton, 2003: 353).

Матисияк прослеживает эволюцию гражданских браков от союзов альтер нативных браку к союзам, предшествующим браку и до союзов полностью не отличимых от брака (Matysiak, 2009: 217-218). Вовк указывает на то, что сожительства различаются в зависимости от четкости и определенно сти смысловой границы этого типа союзов по отношению к зарегистриро ванному браку. В первом случае сожительство выглядит как тот же брак, только «приватизированный» и потому не предполагающий официальных свидетельств и брачных церемоний;

при этом граница между браком и со жительством оказывается подвижной и «прозрачной». Во втором случае сожительство выглядит как самоценный, альтернативный браку институт (в ряде случаев «трансформирующийся» в брак, в ряде случаев — нет), а граница между браком и сожительством является четко прочерченной и довольно «закрытой» (Вовк, 2005). Таким образом, в российском контек сте партнерские союзы могут быть разделены с точки зрения позициони вернуться к содержанию Л. Шпаковская Особенностиорганизациизаботыобеременныхвроссийскихженскихконсультациях рования их участников отношении официального брака. При этом, боль шую роль в самоопределении союза в отношении брака играет возраст партнеров, продолжительность совместного проживания и наличие детей.

Заключение В заключении хотелось бы поместить результаты проведенного ис следования в контекст текущих дискуссий о направлениях трансформа ций гендерных отношений, которые переживают современные общества западного типа. Современные социальные теоретики (Luhmann, 1986;

Бауман, 2008;

Бек, 2000;

Риттер, 2008) отмечают изменения экономиче ского порядка1, ставшие причиной нестабильности, неопределенности и ненадежности социальных структур. Эти изменения привели к коренным трансформациям сферы интимных отношений в свете индивидуализации, распада человеческих связей, партнерских отношений. С одной стороны, индивиды все менее склонны вступать в долгосрочные отношения и обя зательства «пока смерть не разлучит нас», предпочитая их временным, преходящим и соответствующим актуальным потребностям отношениям «пока сохраняется удовлетворенность»(Бауман, 2008: 176). С другой сто роны, современные индивиды склонны медлить, оттягивать момент на ступления некоторых значимых событий в своей жизни, которые могут угрожать их мобильному и текучему положению. Наши респонденты, бу дучи профессионалами, занятыми в экономике крупного мегаполиса ока зываются подобны «странникам», которые склонны выбирать наиболее приемлемые для себя условия работы, организации повседневной жизни, интимных отношений. При этом брачное и семейное поведение является частью единого жизненного рефлексивного проекта. Например, вопрос деторождения и распределения ответственности за детей связан с выбора ми профессиональной карьеры партнеров, места жительства, материаль ными условиями пары.

Эти тенденции индивидуализации и рационализации входят в проти воречие с внешними институциональными требованиями, которые с од ной стороны задаются жесткими репродуктивными нормами (необходи мость деторождения, возраст), которые респонденты разделяют, а с другой Зигмунд Бауман относит к таким наиболее значимым изменениям эконо мического порядка глобализацию экономики, гибкость и быструю изменчи вость различных секторов экономики, высокую мобильность рабочей силы, исчезновение долгосрочных трудовых контрактов, изменения принципов оплаты труда от квалификации и стажа к способности приносить прибыль в данных экономических условиях.

вернуться к содержанию Л. Шпаковская Особенностиорганизациизаботыобеременныхвроссийскихженскихконсультациях с официальными дискурсами нормативной модели зарегистрированного брака и связанного с ним родительства. Традиционный брак не исчезает и не подвергается коренной трансформации, оставаясь привлекательной ролевой моделью, но приобретает новые смыслы в контексте рефлексив ного биографического проекта молодых горожан.

Литература • Бауман З. (2008). Текучая современность. СПб: Питер.

• Вовк Г. (2005). Незарегистрированные интимные союзы: «разновидности» бра ка или «альтернативы» ему? // Социальная реальность. №1 http://bd.fom.ru/ report/cat/journ_socrea/number_1_05/gur • Гидденс Э. (2004). Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эро тизм в современных обществах. М., Спб: Питер.

• Голод С.И. (2008). Социолого-демографический анализ состояния и эволюции семьи // Социологические исследования. №1.

• Данилова С.С. (2009). Одинокое материнство в общественном мнении // Соци ологические исследования. № 5. С. 138-141.

• Захаров С. (2006). Расширяющиеся границы брака // Демоскоп Weekly. http:// www.demoscope.ru/weekly/2006/0237/tema02.php • Захаров С. (2007). Трансформация брачно-парнерских отноешнйий в России:

«золотой век» традиционного брака близится к закату Родители и дети, мужчи ны и женщины в семье и обществе По материалам одного исследования Сб. ана литический статей вып 1. Под ред Т. Малеевой, О. Синявской М.: НИСП 75-126.

• Клецин А.А. (1994). Внебрачные и альтернативные (немодальные) семьи: фор мы и содержание // Рубеж (альманах социальных исследований). № 5. С. 166 179.

• Козлова Н. (2005). Реконверсия // Советские люди. Сцены из истории. М.: Изд во «Европа». С. 435-470.

• Концепция государственной политики в отношении молодой семьи, МинОбраз РФ, 2007.

• Победоносцев К.П. (2003). Курс гражданского права. Часть 2: Права семейные, наследственные и завещательные. М.: «Статут».

• Риттер М. Гендер и социальная структура: значение приватной сферы в иссле дованиях социального неравенства // Социальное неравенство. Изменения в социальной структуре. Европейская перспектива. СПб.: Алетейя. С. 123-136.

вернуться к содержанию Л. Шпаковская Особенностиорганизациизаботыобеременныхвроссийскихженскихконсультациях • Роткирх А. (2002). Советские культуры сексуальности // В поисках сексуально сти: Сборник статей / Под ред. Е. Здравомысловой и А. Темкиной. СПб.: «Дмит рий Буланин». С. 128-171.

• Чуйкина С. (2002). «Быт не отделим от политики»: официальные и неофици альные нормы «половой» морали в советском обществе 1930-1980-х годов // В поисках сексуальности: Сб. Статей / Под ред. Е.Здравомысловой, А. Темкиной.

Спб.: «Дмитрий Буланин». С. 99-127.

• Dush C.M., Cohan C.L., Amato P.R. (2003). The Relationship between Cohabitation and Marital Quality and Stability: Change across Cohorts? // Journal of marriage and family. Vol. 65. No.3. P. 539-549.

• Luhmann N. (1986). Love as passion: The codification of intimacy. London: Polity Press.

• Matysiak A. (2009). Is Poland really 'immune' to spread of cohabitation? // Demographic research. Vol.21. Article 8. P. 215-234.

• Rotkirch A. (2000). The Man Question. Loves and lives in late 20th century Russia.

Helsinki: University of Helsinki — Department of Social Policy research. No.1.

• Seltzer A. J. (2000). Families formed outside of marriage // Journal of marriage and family. Vol.62, No.4. P. 1247-1268.

• Teachman J. (2003). Premarital sex, premarital cohabitation, and the risk of subsequent marital dissolution among women // Journal of marriage and family.

Vol.65. No.2. P. 444-455.

• Xie Y., Raymo J.M., Goyette K., Thornton A. (2003). Economic potential and entry into marriage and cohabitation // Demography. Vol.40. No.2. P. 351-367.

вернуться к содержанию А. Милая «Профилактические» стратегии учреждений муниципального уровня в решении проблемы подростковой проституции и «защитные»

тактики подростков (на примере одного из районов Ленинградской области) Статья представляет собой один из результатов пилотного исследова ния проблемы подростковой проституции в сельской местности1 (на при мере одного из районов Ленинградской области). В первой части работы представлены стратегии межведомственного контроля подростковой про ституции различными учреждениями системы социальной защиты детей (Комиссией по делам несовершеннолетних, милицией, органов социаль ной защиты и школы). Во второй части рассматриваются «оборонитель ные» и «защитные» тактики подростков, их взгляд на проблему и профи лактические усилия муниципальных учреждений.

Дизайнисследования Подростковая проституция — не новое для России явление. Например, в 1930-х гг. детская проституция, беспризорность и сиротство были объяв лены острейшими проблемами тех лет. Государством была организована широкая сеть социальных институтов, деятельность которых была направ лена на ликвидацию проблемы. Последующие 50 лет существование дет ской проституции не афишировалось. В период социально-экономических и политических преобразования вначале 1990-х проблема обострилась вновь. В СМИ появилась информация о продаже детей, участие детей в порнографических съемках, подростковой проституции. Государство при знало остроту проблемы, и необходимость принятия мер по ее разреше нию.

Исследование проводилось в рамках проекта «Административный контроль над детской проституцией в селе». Грант Progemi stipends Стейн Рокаан Цен тра (Stein Rokkan Centre for Social Studies), поддержанного Norwegian Research Council under the FRISAM programme (for social science research).

вернуться к содержанию А. Милая «Профилактические»стратегии В середине 1990-х годов несовершеннолетних, вовлеченных в прости туцию, наряду с детьми-сиротами, детьми-инвалидами и др., стали опре делять как «оказавшихся в трудной жизненной ситуации»1. Для этой ка тегории детей и подростков в период коренного изменения социальной политики в целом и политики в отношении несовершеннолетних в част ности были разработаны принципы адресной социальной политики2, и со зданы новые типы учреждений социальной защиты (социальные приюты, реабилитационные центры, комплексные центры социального обслужива ния населения и др.).

Данная статья основана на результатах исследования системы социаль ной защиты несовершеннолетних в сельской местности. В своих рассужде ния я отталкиваюсь от того, что село представляет собой особое (отличное от городского) сообщество, основными чертами которого являются пер сонифицированные отношения, контроль со стороны соседей, отсутствие анонимности. Гипотетически я предполагаю, что в этих условиях прости туция приобретает особые черты. Подростки, вовлеченные в проститу цию, используют тактики «ускользания».

Целью данной работы является изучение стратегий сотрудников раз личных учреждений, чья деятельность ориентирована на работу с несо вершеннолетними, оказавшихся в трудной жизненной ситуации3, и так тик тех подростков, которых специалисты указанных учреждений считают вовлеченными в проституцию.

Эмпирическаябазаисследования Эмпирическую базу исследования составили 10 интервью с работники социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних — тре мя воспитателя и социальным педагогом, а также с бывшим директором и бывшим старшим воспитателем Центра;

ответственным секретарем Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав;

инспектором Отдела по делам несовершеннолетних (в структуре внутренних дел);

со циальным педагогом отделения профилактики безнадзорности Комитета социальной защиты населения района;

социальным педагогом средней Федеральный закон №124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Рос сийской Федерации» от 24 июля 1998 г.

Социальная политика и социальная работа в изменяющейся России. / Под ред. Е.Р. Ярской-Смирновой, П.В. Романова. М.: ИНИОН РАН, 2002. С. К их числу относятся: Комиссия по делам несовершеннолетних, милиция, ор ганы социальной защиты и школа вернуться к содержанию А. Милая «Профилактические»стратегии общеобразовательной школы, а также с двумя девочками, на которых ин форманты указывали как на вовлеченных в проституцию.

Отбор респондентов производился в соответствии со стратифициро ванной выборкой, цель которой зафиксировать основные различия спе циалистов, имеющих отношение к проблеме подростковой проституции1.

Поиск респондентов велся методом «снежного кома». Одни информанты давали мне координаты других, помогая расширить количество и вариа тивность респондентов.

Основным методом сбора эмпирического материала было полуструк турированное интервью. Интервью были направлены на получение разно образной информации — о том, какие несовершеннолетние (пол, возраст, из какой семьи), по мнению специалистов, вовлечены в проституцию, что толкает их заниматься проституцией, основные места работы, как она ор ганизована, кто является клиентом, а также ресурсы учреждений муници пального уровня.

Теоретическаярамкаисследования В данной работе категории «стратегии» и «тактики» рассматриваются в рамках теоретического подхода М. де Серто. Вслед за ним, под страте гиями понимаются способы действия, которые присущи властным струк турам. Тактики — это практики сопротивления власти. Акторы использу ют тактики для «подрыва» порядка, установленного институтами власти.

Следуя этой логике, я предполагаю, что учреждения системы социальной защиты несовершеннолетних, руководствуясь нормативно-правовыми документами, в рамках своей компетенции, призваны контролировать положение детей и подростков и оказывать им и их семьям содействие в разрешении трудной жизненной ситуации. Однако подростки, зная об ад министративном контроле со стороны специалистов, стремятся быть не видимыми.

«Профилактические» стратегии учреждений системы социальной за щитынесовершеннолетних Согласно федеральному закону «Об основах системы профилактики..» основными задачами системы социальной защиты несовершеннолетних является: 1) предупреждение безнадзорности, беспризорности, правона рушений и антиобщественных действий несовершеннолетних, а также Ковалев Штейнберг И.Е. Качественные методы в полевых социологических исследованиях. М.: Логос. 1999. С. 86- Федеральный закон № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнад зорностии правонарушенийнесовершеннолетних»

вернуться к содержанию А. Милая «Профилактические»стратегии выявление и устранение причин и условий, способствующих этому;

2) обеспечение защиты прав и законных интересов несовершеннолетних. То есть, учреждения системы призваны контролировать положение и поведе ние детей и подростков и способствовать разрешению трудной жизненной ситуации, сложившейся в их семье.

Мероприятия контроля и помощи призваны проводить различные уч реждения, к которым относятся органы социальной защиты населения (в том числе и социально-реабилитационные центры для несовершеннолет них), органы управления образованием, органы опеки и попечительства, органы здравоохранения, органы службы занятости, органы внутренних дел, органы по делам молодежи, общественные и религиозные объедине ния.

Указанные учреждения представляют собой систему, функциониро вание которой базируется на принципе межведомственного взаимодей ствия. Однако механизм взаимодействия и координации ведомств пред ставлен в законе достаточно размыто. Поэтому эффективность работы системы зависит от усилий муниципальных учреждений.

В изучаемом районе организация работы системы профилактики без надзорности строится в рамках ежегодной комплексной операции «Подро сток».

Операция «Подросток» проводится на всей территории Ленинградской области ежегодно с 1 марта по 20 декабря. Основным документом, регла ментирующим формат проведения операции, является «Положение о про ведении в Ленинградской области ежегодной комплексной профилакти ческой операции «Подросток». В соответствии с данным документом цель операции заключается в контроле над реализацией мероприятий, обеспе чивающих охрану здоровья, личных, имущественных и жилищных прав детей и подростков, а также выявления и устранения причин и условий, способствующих правонарушениям несовершеннолетних.

Координацию и контроль проведения операции «Подросток» на местах осуществляет Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав.

По словам секретаря КДН операция помогает «всюработупривестивси стему». Прежде всего, это связано с тем, что прописаны основные этапы и виды работы. На протяжении всего года идет работы с ранее судимыми несовершеннолетними, семьями с детьми, оказавшиеся в трудной жизнен ной ситуации, наркоманами, решается вопрос занятости подростков и т. д.

Операция «Подросток» проводится в шесть этапов — «Контингент», «Семья», «Лето», «Всеобуч», «Досуг», «Допинг». Декларируемые в официаль вернуться к содержанию А. Милая «Профилактические»стратегии ных документах мероприятия операции направлены на профилактику бес призорности, наркомании и правонарушений среди несовершеннолетних.

Основными направлениями работы являются 1) контроль посещаемости в школе, занятости и досуга подростков, а также 2) организация занятости (а в некоторых случаях жизнеустройства) тем детям, которые «выпали» из образовательной системы и не трудоустроены, 3) работа с семьей.

Организация и проведение операции на протяжении года проводится в соответствии с заранее составленным графиком мероприятий и рей дов. Рейды позволяют сотрудникам различных учреждений социальной защиты несовершеннолетних выяснить места локализации различных подростковых тусовок, в том числе выделить места, где подростки могут оказывать сексуальные услуги. Исследование показало, что специалистам доступен только один вид проституции — придорожная. «Девкинаши,ко нечно,…чтотамговорить,стоятнатрассах,снимают», — говорит се кретарь КДН.

Специалисты определяют подростковую проституцию как один из ви дов трудовой деятельности особого рода: «Что такое проституция? Это добывание денег вот таким путем — половым, понимаешь? Вот это про ституция»(КДН). Занимаются такой деятельностью, по словам информан тов, девушки13-16 лет. «Как правило, все это неблагополучные семьи, как правило, где маленький материальный доход» (КДН). Приведем в качестве иллюстрации историю девочки Марины. Ее семья с очень низким капита лом. Мать Марины работает на сезонных работах, как правило, летом соби рает и продает ягоды. Все заработанные деньги тратит на алкоголь. Дети, которых у нее трое, предоставлены сами себе. Они часто пропускают школу, плохо учатся, постоянно болтаются по улице. Марине еще нет 18, она закон чила 9 классов. Заниматься проституцией девочка стала еще, когда училась в школе. Ей нужны были деньги на еду и одежду. По мнению информантов, примером проблемного поведения девочки стало поведение ее матери. Се кретарь КДН говорит, что она «…тоже же такая тетка: все время жизнь своюличнуюустраивала,мужиковтаскала.Идевкиэтовоспринимаюткак нужное, как должное». Сейчас Марина вместе со своей старшей сестрой в Санкт-Петербурге. Она уехала из поселка сразу после окончания 9 класса.

По разным сведениям она продолжает заниматься проституцией, стала так сикоманкой или принимает инъекционные наркотики.

По мнению информантов, на дорогах встречаются подростки и из бла гополучных семей: «Мнекажется,онимогутбытьизразныхсемей,быва ет,чтообществосчитает,чтосемьяблагополучная,папаработаетна вернуться к содержанию А. Милая «Профилактические»стратегии хорошейдолжности,мама—нахорошейдолжности,тоестьзанимают непростотакоеположениесреднегокласса,азанимаютответственную должностьобародителя,нонехватаетвремени,нето,чтоконтроляод ного,одногоконтролянедостаточно,тутжедолжнобытьзабота,лю бовь, внимание, теплота душевная, естественно доверие, обоюдное дове риемеждуродителямииребенком,тогдаядумаюнедолжнобытьтаких выходок».(СоциальныйпедагогСРЦ) В этом случае дефицит родительского внимания оценивается эксперта ми как основная причина проблемного поведения детей. В качестве при мера такой семьи можно привести семью Вики.

Инспектор ПДН говорит о Вике и отношениях в ее семье следующее:

«Она то учится, то не учится. В центр ее определяли, но оттуда она ушла,незахотела.Всеидетотсемьи,чтосемьяоказываетвлияниеболь шоенаребенка.Еслизанейнесмотреликакой-топериод,да,упустили,то она уже из дома уходила, привыкла к самостоятельности или там, что воля—ейдозволеновсе.Отсюдавсеидет—бесконтрольность».(ПДН) Итак, информанты выделяют две причины, по которым девочки начи нают заниматься проституцией. Первая связана с материальными пробле мами в семье, вторая — с дефицитом родительского внимания.

Основным местом работы девочек информанты называют автотрассу на Санкт-Петербург. Это не организованный бизнес, а самозанятые несо вершеннолетние.

Эксперты называют несколько маркеров, которые позволяют им выде лить девочек, занимающихся проституцией. Прежде всего, это внешний вид — одежда, макияж, атрибуты. Приведу в качестве подтверждения тезиса не сколько цитат из интервью с социальным педагогом социально-реабилитаци онного центра: «Частенькобываеттакое,явкомандировкиезжу.Частенько такое,чтоводителиозвучивали,чтостоитдевушка,повидуейнедашь лет,лицаужепотрепанные…,юбкикороткие»;

«...примелькалисьтакиеде вушки.Зимойнеособовиднолица,акогдавесна,весенне-осеннийпериод,весна, лето,осень,когдаещесветло,световойденьбольшойивечеромвозвращаешь сяивидишь,чтоонистоят,иразстоят,идвастоят,итудаедешьонисто ят,обратно—онисновастоят.Можнопонять,почемудевушкастоит,для какого она просто стоит на обочине с сумочкой, туда-сюда дефилирует…»

(Социальныйпедагогсоциально-реабилитационногоцентра) Сотрудники системы профилактики безнадзорности называют не сколько мест, где работают несовершеннолетние. Эти места сосредоточе ны в районе крупных населенных пунктов, у автозаправок.

вернуться к содержанию А. Милая «Профилактические»стратегии «…[точка — прим. А.М.] есть рядом с заправкой, есть, даже видела, недалекомимопроезжаешьотДПСников,…,изаДПСзаехать,примерно километр,полтораионистояттам.Нимашин,ничегонет,дорогаидет, лесионастоиттам.Одна,две,бываеттрииручкуподнимает…Перед [названиенаселенногопункта—прим.А.М.]естьзаправка,еслиехатьот сюда,справойсторонызаправка,слевойдевочкистоят».(социальныйпе дагогсоциально-реабилитационногоцентра) Клиентами девочек, вовлеченных в уличную проституцию, по мнению информантов-экспертов, являются мужчины, проживающие в изучаемом районе, дальнобойщики — водители грузовиков и приезжие.

Не смотря на то, что сотрудники перечесляют маркеры и места локали зации подростковой проституции, интимная жизнь несовершеннолетних для сотрудников системы защиты несовершеннолетних является недо ступной сферой. Одной из ключевых составляющих интервью становятся предположения и домыслы: «Нукак…мыможетбытьпредполагаем,ноне можемконкретносказать,чтода[подростоквовлеченвпроституцию— прим.А.М.].Ихзарукуникакнепоймать.Этожевотименно,чтонадо, чтобыребеноксказал:«Даястоюизанимаюсьпроституцией».Этогоон такнескажет».(ПДН) Другими словами, специалисты испытывают затруднения при иден тификации рискового поведения подростков, а, следовательно, не имеют достаточных знаний, навыков и ресурсов, позволяющих решать проблему.

Одной из причин «невнимательности» к проблеме сотрудники систе мы профилактики видят в кадровом дефиците: «чтобы вот их как-то, этонужноспециальнолюди,аунастакогоколичестванетлюдейсегодня.

Дажетоотделениепрофилактики,какоеунассуществует,оноведьнемо жетвесьрайондотакойстепениохватить,потомучтопрактическиих нужновестикаждыйдень—исемьи,идетей», — говорит секретарь КДН.

Вторая причина связана с межведомственным рассогласованием. Фор мальные правила не определяют границы полномочий между ведомства ми. На практике это приводит к функциональной неопределенности, кото рая порождает неэффективность работы системы профилактики. Данный тезис подтверждает следующая цитата:

«Хотяотделениепрофилактикидолжноработатьнетольконарайон, должноработатьнарайонинацентр.Детиунассрайона,[всеучрежде ниясистемыпрофилактики—прим.А.М.]должныработатьсовместно.

Нокакполучается…»(социальныйпедагогсоциально-реабилитационного центра).

вернуться к содержанию А. Милая «Профилактические»стратегии Единственной реальной практикой является профилактические бе седы: «…допустимвтехжебеседах,вшколахмыпроводимбеседы.Наша задача—профилактика.Тоестькак,мыможембороться,только..про филактика,беседыпроводить,допустим,объяснятьдевочкамтакитак, чтоизэтогоможетполучиться:нежелательныебеременности,болезни, то-то,то-то.Акогдаднипрофилактикипроводятсявшколахвыезжают врачи, дерматолог, допустим. Она со своей стороны им разъясняет, что может быть. Или врач-гинеколог ездит, она объясняет, что может еще быть.Воттак.Покамытакборемся».(ПДН) Итак, исследование показало, что специалисты системы социальной защиты несовершеннолетних признают существование проблемы под ростковой проституции в своем районе. Однако они не стремятся объе динять усилия для решения этой проблемы, предпочитая использовать «профилактические» стратегии, которые не позволяют снизить число под ростков, вовлеченных в проституцию.

«Защитные»тактикиподростков Интервью с подростками, дали возможность посмотреть на проблему глубже, со стороны, недоступной для специалистов.

Например, исследование показало, что подростки, которых видят у дороги, не всегда вовлечены в проституцию. Девочка-информантка, ко торая, по мнению специалистов, вовлечена в проституцию, говорит, что разговоры, о том, что она оказывает сексуальные услуги — слухи: «Ну,бы вает, что мы ездим на попутках, вот к друзьям. Они постоянно: « Вот, вынадорогестоите.Намулевалиськакшлюхиистоятпопуткуловят!».

У нас постоянно ругаются. Ну а мы постоянно ездим к друзьям, вот к мальчикам. Накрашенные же. Ну, мальчики же нас встречают. Или вот договариваемсягде-товстретиться.Вотпошлинаверноещеииз-заэтого слухи.То,чтовотвечеромидемгулять,где-точасовв6,ивозвращаемся где-нибудьчасовв11.вотиполучаетсятакаявсяфишка».(ДевочкаВика, 15лет) Она часто ездит в другие поселки, в районный центр или Санкт-Петер бург. Потому что, по ее словам, в поселке делать нечего. Средством тран спорта, как правило, становится попутная машина, так как автобусы по району ходят редко. Поэтому, когда ее видят у дороги, делают вывод, что она вовлечена в проституцию.

Девочка имеет проблемы в школе. Ей не нравится школа потому, что в этом учебном году класс, в котором она училась, расформировали: «Таму наскласскакбыоченьбольшой,нассовместили»(девочкаВика,15лет).

вернуться к содержанию А. Милая «Профилактические»стратегии Поменялась программа обучения. Это привело к тому, что класс разделил ся на две группы — сильных и слабых учеников, между которыми возни кли конфликтные отношения. Девочка предпочла бросить школу. Учителя ей предложили экстернат — каждую неделю сдавать зачеты по всем пред метам. Но это не решило проблему.

Вовлеченная в уличную жизнь девочка рассказала, что нередко под ростков в проституцию вовлекают знакомые, как правило, старшие и уже опытные проститутки. Вика поделилась историей, как Марина предлагала ей попробовать заработать денег: «Я сначала вообще с ней общалась, как быничегонезнала.АпотоммнеМашкаговорит: «МеняЛизасмужиком хотелапознакомить».Яговорю:«Чего?».Она:«Ну,познакомитьвинтим номплане».Яговорю:«Тычто,дура?».Ивотстехпормыбольшеснейне общаемся».(ДевочкаВика,15лет) Как правило, клиенты-мужчины приезжают на машинах, предвари тельно созвонившись с кем-либо из девочек. Приведу цитату из интервью с Викой: «Ивоттаквотона[Марина—прим.А.М.]часто,бывает,уй дет,абывает,чтоуйдетиничегонескажет.Ипричемейсначаланате лефонкто-тозвонит.Игде-точерезчас-дваонаприходит,бывает,что через полчаса. Вот так вот она пропадает. Видимо, у нее там уже зна комых много, которые названивают ей, чтобы встретиться». (девочка Вика,15лет) То есть, подростки прибегают к «защитным тактикам» — используют для общения с клиентами мобильный телефон, поэтому оказываются не заметными для специалистов системы защиты несовершеннолетних. Од нако подростки знают о контроле. Основные их опасения от столкновения со специалистами различных учреждений системы защиты несовершен нолетних связаны с тем, что в поле зрения этих служб попадут их семьи, что родители будут приглашены на Комиссию по делам несовершеннолет них, а сами дети направлены в социально-реабилитационный центр. На практике такой сценарий может быть при условии, если семья будет по ставлена на учет как «находящаяся в трудной жизненной ситуации». При чиной постановки на учет является целый комплекс проблем, с которыми столкнулась семья. В этом случае работа с несовершеннолетними и их се мьями нацелена на преодоление трудной ситуации в целом, а не решение проблемы проституции.

Вывод Итак, исследование подростковой проституции в сельской местности показало, что проблема существует. О ней говорят как специалисты систе вернуться к содержанию А. Милая «Профилактические»стратегии мы защиты несовершеннолетних, так и подростки. Речь во всех интервью идет о придорожной проституции, в которую вовлечены девочки 13- лет. Несмотря на то, что сотрудники выделяют различные маркеры и ме ста локализации подростковой проституции, приватная жизнь подростков оказывается для них недоступной сферой. Дефицит информированности о жизни подростков, знаний о проблеме и опыта ее решения приводит к тому, что специалисты принимают за проституток девушек, «стоящих у до роги», но выделить среди них подростков, а тем более доказать, что они вовлечены в проституцию, они не могут. В результате стратегии сотрудни ков учреждений носят профилактический характер.

В то же время подростки опасаются контроля. Они опасаются, что их семья попадет в поле зрения муниципальных служб, что может привести к различным санкциям, в том числе и к разлучению несовершеннолетних с родителями. Подростки прибегают к «защитным» тактикам.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что минимальные меро приятия по снижению рисков вовлечения подростков в проституцию и латентные практики подростков, позволяют проблеме оставаться невиди мой и соответственно неразрешенной.

Список литературы • Федеральный закон №124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Россий ской Федерации» от 24 июля 1998 г.

• Федеральный закон № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзор ностии правонарушенийнесовершеннолетних» от 9 июня 1999 г.

• Социальная политика и социальная работа в изменяющейся России. / Под ред.

Е.Р. Ярской-Смирновой, П.В. Романова. М.: ИНИОН РАН, 2002.

• Ковалев Штейнберг И.Е. Качественные методы в полевых социологических ис следованиях. М.: Логос. 1999.

вернуться к содержанию ИЗ НЕОПУБЛИКОВАННОГО вернуться к содержанию В. Б. Голофаст К вопросу об эволюции социальной коммуникации Сегодня имеет смысл различать три основных вида социальной ком муникации: массовую, институциональную и межличностную. Каждый из видов имеет долгую историю, их взаимодействие, распространенность и социальные функции определяются общими особенностями того или ино го типа социальной организации и технологическими условиями комму никации.

Институциональная и межличностная коммуникация являются древ нейшими видами социального общения. Уже в эпоху античности тех нический базис коммуникации был весьма развит: мы встречаем здесь наряду с личной и институциональной перепиской военные, торговые, религиозные, государственные информационные потоки, театр, празд Настоящая статья В. Б. Голофаста является слегка откорректированным им текстом его статьи «Эволюция социальной коммуникации», представленной в сборник «Процессы массовой коммуникации в социалистическом обществе (теория и методы современного изучения массовой коммуникации и обще ственного мнения)». В этот сборник предполагалось включить сообщения, обсуждавшиеся на V советской-венгерской конференции по массовой комму никации, состоявшейся в Ленинграде 11 мая 1984 года.

Основанием для данного заключения является хранящаяся в моем архиве До кладная записка профессора Б. Д. Парыгина, руководившего в то время од ним из секторов Института социально-экономических проблем АН СССР.

Резко критикуя содержание и дух статьи Голофаста, Парыгин обильно цити ровал те ее положения, которые, по его мнению, свидетельствовали об от ходе Голофаста от марксизма и его увлечении рядом новых по тому времени концепций развития массовой коммуникации в мире. Сегодня сравнение отдельных фрагментов текста Голофаста в «записке» Парыгина с текстом пу бликуемой статьи позволяет однозначно идентифицировать ее как материал, входивший в названный сборник.

Столь нестандартный путь идентификации настоящего текста Голофаста обусловлен тем, что в соответствии с выводами Парыгина Дирекция ИСЭП АН СССР запретила публикацию сборника, а в силу стечения многих обстоя тельств рукопись сборника была утеряна.

Описанная здесь история подробнее изложена в моей заметке: «Как это было — 2. Анатомия закрытия» (Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев. 2005. №6. С. 14–16.) Борис Докторов.

вернуться к содержанию В. Б. Голофаст Квопросуобэволюциисоциальнойкоммуникации ничные массовые действия и развитые институты образования. В эти вре мена рукописные книги становятся первым массовым;

средством комму никации, — одновременно как анонимный компендиум общеполезных сведений и как выражение профессионального или творческого потенци ала автора. Как и любая другая предшествующая авторская форма культу ры — сказание, скульптура, живопись или храм — книга предназначена для восприятия неопределенному кругу современников или будущих по колений. Ее революционное отличие — в информационной емкости, в технической основе трансляции содержания;

в свободе его последующего преобразования и применения для социальных целей. С этих пор массо вая коммуникация начинает участвовать в общей механизме трансляции культуры и выполнять оперативные социальные функции, хотя еще долж но пройти много веков, пока массовая коммуникация займет положение особого вида социальной коммуникации. Общими функциями текстовых форм коммуникации становятся интеграция элитарных, а в последующем и любых прочих ценных элементов культуры, их создание, распростране ние и трансляция, сохранение во времени.

Наряду с предметами труда и быта, зданиями и памятниками, танцами и обычаями, фольклором и археологическими остатками цивилизации, формы социальной коммуникации — институциональной, межличност ной и массовой — отныне формируют социо-культурное развитие и видо изменяются под влиянием социально-экономических, политических и т. п.


факторов.

В децентрализованных институциональных структурах прошлого ос новные потоки сообщений принимают формы беспорядочной диффузии и упорядоченной локальной традиции (диффузии во времени, трансля ции). Слабость технической основы обусловливает огромные потери ин новаций, их многократное переоткрытие, высокую избирательность и одновременно крайнюю избыточность сообщений, мифологический тип интеграции всей культуры. С возникновением централизованных общест венных структур усиливается регулирование диффузии между полюсами «центр — периферия» и «центр — центр». Потребности повышения эф фективности диффузии стимулируют развитие технической основы ком муникации. Развитие разделения и кооперации труда, дифференциации и интеграции общественных функций и институтов приводит к отделению технической коммуникации от социальной, ставит процессы сохранения, создания и распространения культурных ценностей, а тем более всех со общений, во всю большую зависимость от интересов центров власти.

вернуться к содержанию В. Б. Голофаст Квопросуобэволюциисоциальнойкоммуникации Особенно усиливается этот процесс с установлением национальной го сударственности, которая кладет границу неупорядоченной диффузии и определяет масштаб интегративных процессов в институциональных структурах. С изобретением быстрых и экономичных способов размноже ния и транспортировки сообщений (книгопечатания, описания, а затем и проектирования стандартных предметов культуры, газеты, телефона, радио и т. д. и т. п.) функционирование любой институциональной струк туры, любого общества становится невозможным без развитой информа ционной инфраструктуры. Это находит отражение в выделении в совре менной системе занятости первичной (средства производства), вторичной (потребления), третичной (услуги) и четвертичной (информация) сфер.

Последняя обслуживает социально-культурный процесс в целом. В той мере, в какой информационная инфраструктура в виде средств массовой коммуникации интегрирует институциональные и межличностные ком муникации, она является публичной, общедоступной, особым институтом общества, называемым в СССР системой массовой информации и пропа ганды.

Подобно тому, как в связи с эволюцией институциональной структу ры общества в целом принципиальны проблемы разделения труда, соци альной организации (власти, неравенства), их социально-экономической основы (классовой борьбы и доминирования) и механизма развития (эво люции и революции), необходимо выявить и принципы теории социаль ной коммуникации1. Направленная на выделение и удержание ценных элементов культуры, социальная коммуникация в классовом обществе становится инструментом регулирования отношений власти. В силу этих особенностей постепенно меняется соотношение между сохранением, трансляцией и размножением, диффузией и инновацией в социально культурном механизме.

В типологической модели традиционного общества обычай, традиция, институт, сохраняя, транслируя и размножая культурные элементы диф фузируют и изменяются эволюционно и анонимно под давлением новых социальных потребностей и возможностей. Последние процессы проте кают медленно, малозаметно для чередующихся поколений. Новые соци альные потребности блокируются подчас консервативными механизмами трансляции и интеграции культуры. Институциональная коммуникация Человек социалистического общества и процессы массовой коммуникации.

Т.Ш, Л.-Будапешт, 1981. C. 12-14, 15-18 и др.

вернуться к содержанию В. Б. Голофаст Квопросуобэволюциисоциальнойкоммуникации является основной формой, а межличностной достаются лишь функция облегчения вхождения в культуру и адаптация к господствующему тради ционализму.

Чем быстрее институциональные, а затем и массовые средства превра щаются в оперативные инструменты органов общественного управления, тем активнее становятся процессы диффузия, размножения и инновации в механизме эволюции культуры, тем чаще инновации теряют аноним ность, приобретают авторство и локализацию, тем быстрее межличност ная коммуникация подключается к творческой лаборатории культуры, тем резче проводится граница между ценными элементами культуры и про дуктами цивилизации, теряющими или утратившими позитивное значе ние, выпадающими из процесса трансляции.

С другой стороны, чем выше техническое совершенство средств ком муникации, тем проще они могут использоваться на пользу или во вред различным социальным силам, тем более вероятно отчуждение микрокос ма межличностной коммуникация от макрокосма социальной коммуника ции в целом или подчинение его давлению прочих форм коммуникации.

Так в эволюции социальной коммуникации устанавливаются основные тенденции, механизмы и движущие силы. Развитие отношений власти преобразует институциональную структуру, подчиняясь логике измене ния производительных сил и производственных отношений, расстановке классовых сил и политико-идеологической борьбе. Интересы классовых сил преобразуют соотношение трансляции и инновации в культуре, кон сервативного сохранения одних элементов и прогрессивного продвиже ния других. Сравнительно непрерывное техническое развитие средств коммуникации характеризуется все более частыми техническими рево люциями, распространением, укреплением или ослаблением всего много образия технической основы коммуникации. Социально-экономические условия и политическая атмосфера стимулируют или тормозят, блокируют технические возможности коммуникации.

В до классовом обществе интеграция социальной коммуникации осу ществляется стихийно на институциональной основе, а массовая комму никация имеет подчиненное служебное значение. С развитием отношений власти и поляризацией классовых сил намечается разрыв в институцио нальной структуре и новые функции межличностной коммуникации. Ме няется способ интеграции социальной коммуникации в целом. Все более частое использование средств массовой коммуникации есть проявление активности субъективного фактора как со стороны органов управления, вернуться к содержанию В. Б. Голофаст Квопросуобэволюциисоциальнойкоммуникации так и со стороны населения, межличностной коммуникации как концен трированного выражения господствующих социальных сил, так и со сторо ны населения, межличностной коммуникации, как элементарного уровня проявления субъективного фактора в обществе. Массовая коммуникация становится посредником в интеграции изменившейся институциональ ной коммуникации и все более общественно ориентированной межлич ностной коммуникации. Разумеется, эти процессы в решающей степени зависят от типа классового устройства и общего технологического уровня средств коммуникации.

По мере дифференциации институциональной стриктуры обостряется проблема централизации и децентрализации управления и разделения его функций. Новые способы отправления власти ставят ее во все большую за висимость от информации и от ее способности информационно влиять на управляемые системы.

Технические революции и блокировки (кризисы) в системе социаль ной коммуникации наблюдались неоднократно. Опять-таки: книгопеча тание, почта, телефон, газета, фото, кино, радио, пластинка, телевидение, библиотека, кассета, видеодиск, спутник, компьютер, информационный банк — как примеры революций;

бюрократизация социальных инсти тутов, массовая неграмотность, высокая стоимость новых технических средств, мировое коммуникационное неравенство или политические пре пятствия — вот примеры блокировок. Революции и блокировки создают новые или консервируют старые условия и формы коммуникации. Однако в целом до сих пор судьба технических средств решается в социально-эко номических и политико-идеологических сферах. Это касается как социаль ного статуса коммуникатора и реципиента, так и решающих особенностей содержания сообщений1.


Межличностная коммуникация — необходимое звено в любой систе ме социальной коммуникации, ока естественно существует внутри, вне и помимо институциональных структур. Ее фундаментальная особенность состоит в том, что коммуникативные роли участников легко становится симметричными и единственными основаниями социального взаимодей ствия. Эта ситуация не типична для институциональной коммуникации, где отношения подчинены внешним ролевым соображениям и иерархич ны, несимметричны но структуре. В массовой коммуникации несимме Golofaat V.B., Tolokontsev N.A. Way of life model in communication theory // Social role of mass communication. Tampere, 1982, pp. 9–25.

вернуться к содержанию В. Б. Голофаст Квопросуобэволюциисоциальнойкоммуникации тричность ролей коммуникатора я реципиента является практически аб солютной. Таковы, например, различия отношений родитель — ребенок (межличностная коммуникация), учитель — ученик (институциональ ная), телевидение — школьник (массовая).

Одно из важнейших социальных качеств личности — ее внутренний жизненный мир — может создаваться, воспроизводиться, развиваться только в форме межличностной коммуникации (и лишь в зрелой форме также я в виде самокоммуникации и продуктивной и творческой деятель ности).

Социальной формой межличностной коммуникации являются первич ные группы я отношения, которые со временя появления личности стано вятся местом раскрытия я формирования ее жизненного мира. В инсти туциональной среде первичные отношения распространяются только но горизонтали, в силу асимметричности любых вертикальных отношений по определению. Между тем растущая самостоятельность социальной ориентации личности требует информационного выхода как в институци ональную, так и в массовую коммуникацию (обратный поток сообщений).

Отсюда механизмы двухступенчатой коммуникации, противопостав ленности формальных и неформальных структур, конфликта личной и институциональной лояльности в отношениях, стереотипности социаль ного восприятия ролей коммуникатора и реципиента за пределами лич ных отношений. Отсюда фундаментальное значение дружбы, семьи, то варищества, коллегиальных отношений как социальных катализаторов эффективности коммуникации. Первичные отношения являются экраном, барьером, селектором, усилителем любых форм массовой и институцио нальной коммуникации. Наряду с этим межличностная коммуникация сохраняет эффективность, недостижимую в любых других формах комму никации.

Межличностные связи иногда называют «слабыми» связями в сопо ставлении о другими формами социальной связи1. Но их устойчивость, со противляемость помехам поразительна. Сила слабых связей есть сила об щественной интеграции. Не случайно их разрушение Э. Дюркгейм считал одной из ведущих предпосылок самоубийства, физического разрушение личности, дезинтеграции общества.

Granovetter М. The strength of Weak Ties. — Аmer. Jour.. of Sociol., 1973, vol.78, pp.1360–1380.

вернуться к содержанию В. Б. Голофаст Квопросуобэволюциисоциальнойкоммуникации Соотношение институциональной и массовой коммуникации вполне ясно в рамках классовой теории (кто и в каких интересах контролирует использование массовых и институциональных средств коммуникации).

Соотношение межличностной и прочих форм коммуникации является ключом к проблеме эффективности системы социальной коммуникации в целом.

На протяжении практически всей истории институциональные комму никации доминировали в системе социальной коммуникации (церковь, государство, система образования, политические партии ж т.д.). С разви тием личности, индивидуализацией образа жизни и социальных ролей, с изобретением новых технических средств структура коммуникации ста ла более сложной, а интеграция всех информационных потоков превра тилась в новую социальную проблему. Уже в институциональной комму никации, где основной поток сообщений двигался сверху вниз, обратная связь была нелегкой проблемой, и требовался переход от межличностной коммуникации к массовым социальным движениям, чтобы обнаружилось ее значение в интеграции общества и в его развитии. Когда массовая ком муникация развилась наряду с институциональной, эффект сообщения или потока стал еще более неопределенным. Активность личности и сво еобразие коммуникации на уровне первичных отношений — другой ряд факторов» который структурно предопределяет неожиданные эффекты коммуникации, не соответствующие ни замыслам, ни теориям комму никатора о поведении реципиента в аудиторий. Бумеранговый эффект игнорирование многократно повторяемых сообщений, паника и слухи, снижение доверия к массовым сообщениям, перепроверка, сопоставле ние каналов и выявление различий и т. п. не могут быть нейтрализованы никакими ухищрениями информационной или пропагандистской техни ки. Разумеется, основа сопротивляемости унифицирующему влиянию — устойчивые формы социальной и институциональной дифференциации, различие групповых и индивидуальных интересов. Итак, несмотря на тех ническое развитие средств, подсистемы социальной коммуникации сохра няют свою автономию.

Чтобы убедиться в эффективности своей деятельности, прогнозиро вать и управлять коммуникационным процессом, нет другого пути, кро ме прямого зондажа межличностной коммуникации, жизненного мира людей. Так возникают структурные предпосылки формирования четвер той подсистемы в механизме социальной коммуникации — подсистемы общественного мнения, его исследования и выражения. Не совпадая ни с вернуться к содержанию В. Б. Голофаст Квопросуобэволюциисоциальнойкоммуникации массовой, ни с межличностной или институциональной коммуникацией, она открывает окно для наблюдения общего состояния коммуникативного процесса, как результата взаимовлияния между этими силами, и становит ся составной частью вначале механизма управления, а затем и эволюции коммуникативного механизма общества в целом. Возникнув в сфере рын ка и политики (в непосредственной близости от основных детерминант социальной коммуникации), исследования общественного мнения имеют тенденцию к универсализации содержания. И в этом они повторяют исто рию развития прочих видов социальной коммуникации.

При капитализме система общественного мнения остается в своем служебном положении к политическим и экономическим институтам. Тех ническое развитие коммуникации подчиняет его динамику и структуру интересам господствующих классовых сил. Особым препятствием эффек тивности общественного мнения при капитализме является всепроника ющий характер рыночных отношений, в том числе и коммерциализация массовой коммуникации, растущая роль межнациональных корпораций в развитии ее средств, в контроле содержания сообщений и в деформации ее социальных функций.

Социализм дает простор формированию, выражение, возрастающей роли общественного мнения на всех уровнях общественного управления и во всех звеньях социально-культурного процесса.

Развитость общественного мнения (выражение, гласность, роль в об щественном развитии) и уровень исследований (количественная оценка, дифференцированность по содержанию, систематичность, долговремен ность) становятся показателями развития социальной коммуникаций и структуры общества как целого. Общественное сознание приобретает осо бый уровень и качество — дальнейшее развитие общественного самосоз нания.

вернуться к содержанию СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ Андронова Елена Михайловна, Тула Арзамасцева Анна, Беспалова Юлия Михайловна, д.с.н., Тюмень Божков Олег Борисович, Старший научный сотрудник, руководитель группы Социологический институт (СИ) РАН. Сфера научных интересов:

Социально-культурные изменения, история социологии, методология и методика исследований, биографические методы Бороздина Екатерина ЕУ в СПб. Сфера научных интересов: гендерные исследования, репродуктивное поведение, учреждения здравоохранения.

Бурмыкина Ольга Николаевна Кандидат социологии, старший науч ный сотрудник Социологический институт (СИ) РАН. Сфера научных ин тересов: Проблемы семьи, молодежь, Гендерные проблемы Винер Борис Ефимович К.и.н. СИ РАН. Сфера научных интересов:

Галиндабаева Вера, ЕУ в СПб, Сфера научных интересов: социальная защита, социология детства, гендерные исследования Гегер Алексей Эдуардович Аспирант СИ РАН. Сфера научных интере сов: Молодежь, ценности Гегер Светлана Александровна М.н.с. СИ РАН. Сфера научных интере сов: Экология Глотов Михаил Борисович д.ф.н., преподаватель. Сфера научных инте ресов: История социологии, социология культуры Гольбрайх Владимир Бениаминович Младший научный сотрудник Со циологический институт (СИ) РАН. Сфера научных интересов: Экология, экологические движения.

вернуться к содержанию Горюнов Павел студент СПб ГУКИ. Сфера научных интересов:

Готлиб Анна Семеновна доктор социологии, профессор Самарский го сударственный университет. Сфера научных интересов: Качественные ме тоды Дивисенко Константин Сергеевич Младший научный сотрудник сек тора группы социально-культурных изменений и биографического фонда Социологический институт (СИ) РАН. Сфера научных интересов: Ценно сти и ценностные ориентации и, биографические методы Докторов Борис Зусманович Доктор философских наук, независимый исследователь — социолог США. Сфера научных интересов: История рос сийской и американской социологии, биографические методы, общест венное мнение.

Евдокимова Елена Петровна Научный сотрудник СИ РАН. Сфера науч ных интересов: Образ жизни, повседневность, социальное неравенство Елисеева Ирина Ильинична чл.-корр РАН, д.э.н., профессор, директор Социологический институт (СИ) РАН. Сфера научных интересов: Пробле мы семьи, детство, прародительство, демография Еремичева Галина Васильевна Кандидат философских наук, зав. секто ром Социологический институт (СИ) РАН. Сфера научных интересов:

Ерофеева М.А. студент СПб ГУ. Сфера научных интересов:

Загребина Анна Валерьевна кандидат социологических наук, доцент Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социаль ной работы. Сфера научных интересов:

Звоновский В.Б. К.с.н. Самара. Сфера научных интересов:

Земнухова Л.В. Аспирант СИ РАН. Сфера научных интересов:

Иванов Дмитрий Вячеславович Д.с.н. СПб ГУ. Сфера научных интере сов:

Ильин Владимир Иванович Д.с.н., СПб ГУ Санкт-Петербург СПб ГУ.

Сфера научных интересов:

Игнатова Светлана Николаевна Научный сотрудник СИ РАН. Сфера на учных интересов: Повседневность, социальное неравенство, социология села. Качественные методы Исайчева Нина Дмитриевна Тула Исакова Карина Аспирант СИ РАН. Сфера научных интересов:

Козлова Лариса Алексеевна Кандидат социологии, зав. сектором соци ологии знания Институт Социологии РАН, Москва. Сфера научных интере сов: Социология знания, история российской социологии вернуться к содержанию Коленникова Ольга Александровна кандидат экономических наук, старший научный сотрудник, Институт социально-экономических про блем народонаселения (ИСЭПН) РАН, Москва. Сфера научных интересов:

экономическое поведение, трудовая мобильность и карьера, социальные проблемы на промышленных предприятиях, социальная безопасность на селения.

Корнев Николай Ростиславович кандидат биологических наук, стар ший научный сотрудник Социологический институт (СИ) РАН. Сфера на учных интересов: Жилищные проблемы, социальное неравенство Корниенко Алла Владимировна М.н.с. СИ РАН. Сфера научных интере сов:

Коростышевская П. Р. студент СПб ГУКИ. Сфера научных интересов:

Кудряков Илья студент СПб ГУКИ. Сфера научных интересов:

Лолло Анастасия Аспирант СИ РАН. Сфера научных интересов:

Мазалова Наталья Евгеньевна К.и.н., ст. научный сотрудник МАЭ РАН.

Сфера научных интересов: Этнография Максимов Борис Иванович к.ф.н, ведущий научный сотрудник Соци ологический институт (СИ) РАН. Сфера научных интересов: Социология труда, инновационные процессы Милая Анастасия СПб ГУ ВШЭ. Сфера научных интересов: гендерные исследования, учреждения здравоохранения.

Мищенко Александр Сергеевич ст.н.с. Социологический институт (СИ) РАН. Сфера научных интересов: Социология науки, процессы инноватики Нечаева Наталья Александровна Научный сотрудник Социологический институт (СИ) РАН. Сфера научных интересов: Семья, молодежь, ценност ные ориентации.

Озерова Ольга Владимировна м.н.с. сектора социологии здоровья Со циологический институт (СИ) РАН. Сфера научных интересов: Социаль ные проблемы здоровья Парфенова Оксана Студент ЕУ в СПб. Сфера научных интересов: мень шинства, социология культуры, гендерные исследования.

Порецкина Евгения Моисеевна Научный сотрудник СИ РАН. Сфера на учных интересов: Повседневность, социальное неравенство Протасенко Татьяна Захаровна Старший научный сотрудник группы социально-культурных изменений и биографического фонда Социологи ческий институт (СИ) РАН. Сфера научных интересов: Динамика благосо стояния, кризисные ситуации, биографии, мониторинг благосостояния вернуться к содержанию Рапопорт Сергей Самуиловитч Социолог, научный сотрудник Институт философии и социологии Литовской академии наук, Вильнюс. Сфера науч ных интересов: Интеллигенция, социальная структура Сергеев Владимир Научный сотрудник СПб, СНИЦ. Сфера научных ин тересов: Теория и методология Сымонович Чеслав Эрастович К.и.н. СПб, Союз ученых. Сфера научных интересов: История и социология поколений Темкина Анна Адриановна Д.с.н. ЕУ в СПб. Сфера научных интересов:

Гендерные исследования Травин Игорь Иванович К.ф.н, ведущий научный сотрудник СИ РАН.

Сфера научных интересов: Городской образ жизни, повседневность, техно генные факторы социального развития Тукумцев Будимир Гвидонович к.ф.н., ведущий научный сотрудник Со циологический институт (СИ) РАН. Сфера научных интересов: Социоло гия труда, инновационные процессы Тульчинский Григорий Львович Д.ф.н., профессор СПБ Ф ГУ ВШЭ. Сфе ра научных интересов:

Туровец Мария Валерьевна Студентка магистратуры Факультет социо логии СПб ГУ. Сфера научных интересов:

Цветаева Нина Николаевна Научный сотрудник группы социально культурных изменений и биографического фонда Социологический ин ститут (СИ) РАН. Сфера научных интересов: Качественные методы, соци ально-культурные изменения, повседневность Цепилова Ольга Дмитриевна К.с.н., с.н.с., руководитель группы СИ РАН. Сфера научных интересов: Социальные проблемы экологии Шпаковская Лариса ЕУСПб, ГУ-ВШЭ (СПб). Сфера научных интересов:

гендерные исследования, молодежь.

Штейнберг Илья Ефимович к.ф.н., директор СарРОО «Социум»,Москва.

Сфера научных интересов: методология и методика качественных методов исследования, социальные сети поддержки, социология села, социология латентных групп Щелкин Александр Георгиевич Доктор философских наук, ведущий на учный сотрудник Социологический институт (СИ РАН). Сфера научных интересов: История социологии, методология исследований вернуться к содержанию

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.