авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 ||

«Мы благодарим Ирину Пронину за рекомендацию этой книги! Издатели Эту книгу хорошо дополняют: Лидеры, которые изменили мир ...»

-- [ Страница 19 ] --

Королевское географическое общество отвергло эти обвинения и по требовало извиниться. Кстати, подобные нападки могли быть вполне ре альными: Керзон действительно славился своим грубым нравом. В любом случае Амундсен счел такой ответ Общества унизительным для своей ре путации, отказался принести извинения и вышел из состава Общества, по четным членом которого являлся. Конечно, британцы не согласились с та ким решением вопроса. Но в тот же день Амундсен спешно покинул Клуб королевских обществ, куда его поселило Королевское географическое об щество, и переехал в отель, где сам платил за себя, никак это не объясняя.

Он помнил об этом случае пятнадцать лет, но только сейчас позволил себе предать его огласке.

Также Амундсен написал, что Скотт и его товарищи умерли по дороге с полюса не потому, что были сломлены тем, что мы их опередили, а из-за голода, поскольку их питание было недостаточным.

За этими словами чувствовалась попытка опровергнуть обвинения.

Здесь Амундсен оказался в шаге от публичного признания того, что смерть Скотта не дает ему покоя. За много лет до этого он как-то откровенно ска зал, что перед тем, как покинуть полюс, размышлял, не оставить ли там канистру с керосином, чтобы облегчить сани и заодно помочь Скотту в слу чае необходимости. Но в итоге решил, что Скотт должен быть хорошо обе спечен, и керосин будет лишним. К тому же его целесообразно было все таки взять с собой для дополнительной страховки.

Теперь стало понятно, что в принципе тот керосин мог бы спасти Скот та и кого-то из его спутников. Этого маловероятного «мог бы…» оказалось достаточно для грызущего Амундсена чувства вины. Он так никогда по настоящему и не простил себя. Он нес этот груз и платил полную цену. Ему приходилось жить с чувством вины, от которого практически невозможно было избавиться. Со временем оно могло привести к умопомешательству.

Победа на Южном полюсе действительно оказалась горькой.

Глава 35. Последнее приключение В конце мая 1928 года Амундсена вырвали из его уединения. Нобиле вернулся в Арктику, на этот раз под итальянским флагом, и исчез вместе со своим дирижаблем «Италия» по дороге к Северному полюсу. Итальян ский посол в Осло попросил норвежское правительство о помощи, и Амунд сен был одним из полярных специалистов, которых срочно пригласили для консультаций по поводу спасательной операции. Амундсен предполагал, что возглавит ее.

Однако итальянский диктатор Бенито Муссолини отказался от помощи норвежцев, во всяком случае от помощи Амундсена. Муссолини не любил Амундсена за его ссору с Нобиле, которую он считал оскорблением ита льянской нации.

Несмотря на противодействие со стороны Муссолини, норвежское пра вительство продолжало готовить план спасательной операции, поскольку Нобиле мог попасть в аварию в районе Шпицбергена, то есть в территори альных водах Норвегии. Чтобы не оскорблять итальянского диктатора, Амундсена тихо отодвинули в сторону. К тому же спасательная опера ция была воздушной, в ней участвовали пилоты военно-морского флота, и Амундсен, не будучи офицером, не мог ими командовать. В любом слу чае после публикации его мемуаров с ним было очень трудно иметь дело.

Поэтому его поблагодарили за помощь… и предложили вернуться обратно в Бунден-фьорд.

Амундсен был в ярости, он чувствовал себя вдвойне обманутым и пре данным, поскольку командование экспедицией принял Хьялмар Рисер Ларсен, с которым они вместе участвовали в полете к 88° северной широты на «Норге». Его чувства были глубже, чем простая обида.

Призыв к действиям прозвучал очень вовремя. Два года после отстав ки Амундсен занимался расчисткой долговых завалов. Он продал свои медали (которые приобрел и передал в дар нации один из его щедрых со отечественников), а первые гонорары от продажи мемуаров позволили ему полностью рассчитаться с кредиторами. «Сделайте меня честным челове ком!» — сказал он своему адвокату. Эта задача была почти выполнена.

На примере Скотта Амундсен понял, что, если судьбы людей сплелись, их уже нельзя распутать. Он и так жил с ощущением вины за смерть Хьял мара Йохансена и осознавал свою, пусть даже частичную, ответственность за то, что Нобиле снова направился во льды. Ведь после их ссоры Нобиле хотел реабилитироваться и стремился к подвигу. Амундсен боялся, что те перь чаша весов склонится не в его пользу — и он будет признан виновным.

Он не хотел, чтобы на его совести оказалась еще одна жизнь. Публично Амундсен заявил, что хочет отправиться спасать Нобиле в качестве жеста Часть вторая примирения, но своему другу признался, что не сможет вынести еще одно го обвинения в трусости, как после первой попытки его арктического по лета. Эта пьеса разыгрывалась на открытой сцене. Амундсен присутство вал на официальном обеде, когда раздался первый призыв помочь Нобиле.

«Готов!» — сказал он, и эти слова попали в газеты. Такой шаг отрезал ему все пути к отступлению. Теперь нужно было что-то делать, он не мог просто бездействовать, смотреть и ждать.

Итак, если никто не хочет, чтобы Амундсен искал Нобиле, он сделает это сам. Решившись, он яростно взялся за организацию частной спасательной экспедиции. Увы, его снова остановили деньги. Он с радостью потратил бы все свои средства, до последнего, на это предприятие, но пока всего лишь перестал быть несостоятельным должником, не более того.

Снова он познал унижение, необходимость просить и надоедать. Он си дел дома, смотрел на фьорд, где когда-то швартовался «Фрам» и, бессиль ный изменить что-либо, ждал, пока телеграммы летали взад и вперед, а ра ция в углу сообщала о том, что спасательные экспедиции отправляются на поиски одна за другой.

Итальянский журналист, посетивший Амундсена в это время, описал его как тревожного и погруженного в свои мысли человека. В ходе разгово ра Амундсен вспомнил жизнь в полярных льдах и сказал:

Ах, если бы Вы знали, как там прекрасно, вот где я хотел бы умереть.

И желаю только одного, чтобы смерть… пришла ко мне во время выпол нения высокой миссии, быстрая, без мучений.

Несколько дней спустя старый товарищ Амундсена Сверре Хассель, один из тех четверых, которые стояли с ним на Южном полюсе, приехал к нему в гости и умер прямо во время разговора.

Амундсен жаждал действий, и многие люди чувствовали, что его бездея тельность является национальным позором. По просьбе одного норвеж ского бизнесмена, находившегося в Париже, французское правительство за одну ночь решило вопрос о предоставлении Амундсену гидросамолета с пилотом и полной командой. Так сильна была по-прежнему магия имени Амундсена. Но это был избыточный шаг, поскольку в воздухе на тот момент уже находилось по меньшей мере двадцать самолетов, плюс целый флот ко раблей на подходе. Однако поиски Нобиле стали международной схваткой, престижным предприятием, самостоятельной целью, а потому правитель ство Франции, как и все остальные, надеялось заработать на этом деле ди виденды для роста своей популярности.

Глава 35. Последнее приключение Через два дня французская машина «Латам» с серийным номером 47 уже была на пути в Берген, расположенный на западном побережье Норвегии.

Амундсен выехал туда ночным поездом из Осло 16 июня. На платформе его провожала целая толпа, и, когда поезд тронулся, Амундсен, стоя у окна, долго махал рукой, пока люди не исчезли из вида. Ровно двадцать пять лет назад в этот же день он отправился в экспедицию к Северо-Западному про ходу.

Рано утром в понедельник, 18 июня, Амундсен приземлился в Тромсё, обнаружив там шведский, финский и итальянский гидросамолеты, кото рые направлялись на Шпицберген с одной и той же миссией. Шведский пилот предложил всем остальным подождать один день, чтобы вместе пересечь опасное Баренцево море. Отказался только Амундсен. К этому моменту с Нобиле была установлена радиосвязь. Он потерпел крушение и теперь с несколькими спасшимися спутниками находился на льдине к се веру от Шпицбергена. Начиналась гонка: кто первый доберется до Нобиле и подберет его.

Амундсен уже знал, что его машина не приспособлена для решения дан ной задачи. Это знали и его норвежский товарищ Лейф Дитрихсен, и ко мандир «Латама-47» капитан Рене Жильбо. Самолет был перегружен, а двигатель слишком слаб для Арктики. Все они понимали, что продол жать полет — чистое безрассудство, но дело зашло слишком далеко, чтобы дать ему обратный ход.

В четыре часа дня «Латам-47», рокоча двигателями, вырулил на фарва тер. В кристально чистом воздухе прекрасного северного летнего дня он тя жело понесся по воде и, сопровождаемый фонтаном брызг, поднялся в воз дух. Чуть позже один из рыбаков, находившийся на тот момент в открытом море, видел, как самолет летел над водой в северном направлении, пока, по его словам, не достиг туманной гряды на горизонте, после чего начал подниматься, вероятно, пытаясь облететь ее сверху, но потом мне показалось, что он стал двигаться как-то неравномерно, а потом… влетел в облака и исчез из вида.

Вскоре после этого прервалась радиосвязь.

Больше никто и никогда не видел и не слышал Руаля Амундсена. Он ис чез в Полярном море — там, где был его настоящий земной дом.

Спустя несколько месяцев из моря выловили один из поплавков «Лата ма- 47» и его топливный бак, снятые с самолета и явно использовавшиеся Часть вторая в качестве спасательных плотов. Амундсен и его спутники, должно быть, боролись до последнего. Возможно, их удалось бы спасти, если бы поиски начались так же быстро, как в Кингс-Бей. Но соотечественники Амундсе на хорошо помнили, как однажды он изменил свой маршрут на полпути, направившись в Антарктику, и предполагали, что он мог сделать это сно ва. Они подумали, что после взлета Амундсен решил направиться сразу к льдине, на которой находился Нобиле, чтобы удивить мир, как он делал раньше, и победить в игре. К тому времени, когда поднялась тревога, было уже слишком поздно, и все поиски оказались безуспешны.

Нобиле спас кто-то другой — Амундсен зря загубил свою жизнь. Но, про должая жить дальше, он оставался бы несчастным. Его уход стоит в одном ряду с подвигами древних скандинавских властителей морей, которые осо знанно приносили себя в жертву морю, когда чувствовали, что их время пришло. Этот путь он выбрал для себя сам.

14 декабря, в годовщину покорения Амундсеном Южного полюса, по всей Норвегии в память о нем была объявлена минута молчания. Но еще долго его соотечественники отказывались верить, что он действительно мертв.

Они убежденно повторяли: Амундсен жив, он наверняка приземлился на каком-то удаленном, отрезанном льдами берегу и однажды непремен но вернется. Его собственные адвокаты думали точно так же. Появлялись даже более или менее фантастические теории о том, что он спасся, чтобы начать другую жизнь, инкогнито, где-то очень далеко.

Так ушел из жизни величайший полярный исследователь. Норвежцы помнят и чтят его как героя, как человека из другой эпохи, видя в нем да лекую, но яркую личность наполеоновского масштаба. В то же время они как будто немного стыдятся его из-за многолетнего британского неодо брения.

Стыдиться практически нечего. Амундсен принес Норвегии престиж и уверенность в себе в то время, когда она поднималась на ноги и стано вилась независимым государством. Для земляков он был олицетворением национального гения — таким же, как великий полководец или государ ственный деятель. Он заплатил высокую цену за свои грехи и за то, что его молитвы были услышаны. С течением времени его тайное изменение маршрута с Северного полюса на Южный представляется необходимым обманом. Очищенное от налета морализаторства, оно удивительно напо минает по духу методы Дрейка или хитрости Нельсона. Главное, что он по бедил.

Истинной добродетелью Амундсена была преданность — его собствен ная и та, на которую он вдохновлял окружающих. Тот же Вистинг следовал Глава 35. Последнее приключение за ним на протяжении шестнадцати лет и потом долго оплакивал его. Зи мой 1936-го, через год после того, как «Фрам» был установлен в безопасном сухом доке, Вистинг попросил разрешения жить на борту и однажды утром был найден мертвым в своей старой каюте, словно персонаж древней саги, оставшийся верным своему богу до конца.

Двое остальных из той команды, что стояла вместе с Амундсеном на по люсе, Бьяаланд и Хелмер Ханссен, дожили до весьма зрелого возраста.

Бьяаланд прожил настолько долго, что встретился с сэром Вивианом Фук сом, который руководил британской трансантарктической экспедицией в 1957–1958 годах. Сэр Вивиан добрался до полюса на тракторе и рассказал свою историю Бьяаланду. На того рассказ не произвел сильного впечатле ния. «Там мало что изменилось, насколько я понял», — таков был его ком ментарий. Судя по всему, он тоже не сильно изменился.

Бьяаланд помнил Амундсена как «прямого и благородного человека», и такое суждение многое объясняет. Именно прямота Амундсена, его неже лание выпячивать себя, его дар представлять вещи более легкими, чем они были на самом деле, лишили этого человека безграничного обожествления толпы. Он обладал хорошо развитыми инстинктами художника и был, что называется, исследователем исследователей.

В полярной технике Амундсен достиг абсолютного совершенства, при внеся в организацию экспедиций сугубо интеллектуальный подход. До сих пор он возвышается над всеми своими соперниками и остается стопроцент ным антиподом фигур, ставших воплощением героического самообмана.

«Победа человека над природой, — написал он в последних строках авто биографии, — возможна не только с помощью грубой силы: здесь жизненно важна сила духа». Таков его завет.

Несентиментальный реалист Амундсен был кумиром для всех тех, кто шел за ним. Новое поколение полярных путешественников училось у него водить собачьи упряжки, планировать маршрут, избегать рисков, уделять внимание деталям. Откуда бы английские исследователи новой волны ни черпали принципы поведения, раз за разом они все равно старательно пе ренимали технические приемы Амундсена, особенно при исследованиях гренландской ледяной шапки, которые проводились в период между двумя мировыми войнами.

Хотя Амундсен считал своей лучшей экспедицией плавание по Северо Западному проходу, все-таки путешествие к Южному полюсу остается его шедевром, кульминацией классической эпохи полярных исследований и, возможно, величайшим из когда-либо предпринятых переходов в снегах.

На этом путешествии лежит отпечаток гениальности и везения, присущего Часть вторая великим полководцам. Оно остается грандиозным примером того, как именно следует проводить рискованное предприятие.

В том году, когда погиб Амундсен, адмирал Ричард Бэрд возглавил аме риканскую экспедицию, отправившуюся в Китовый залив. Это был первый поход в те места после отплытия «Фрама» и первая крупная современная антарктическая экспедиция. Полярные исследования переходили в сферу интересов новых великих держав, поскольку именно они обладали ресур сами и энергией для проведения начинавшихся в ту эпоху сложных науч ных мероприятий. Бэрд был исследователем нового типа, но он не пытался скрывать, скольким обязан первопроходцу Амундсену.

Бэрд шел по следам Амундсена, использовал его принципы и даже при гласил некоторых из его людей. Он построил базу под названием «Малень кая Америка» рядом с местом, где находился Фрамхейм. Во время зимовки Бэрд неоднократно пытался найти хижину Амундсена, но тщетно. К тому моменту ее, вероятно, унесло в море, поскольку Барьер продолжает свое безостановочное движение.

У Бэрда был самолет. Он мог свободно летать над ледяной шапкой и, по его собственным словам, пролетел всю дорогу до полюса. У него была радиостанция и все современные средства спасения. И когда он увидел, что пришлось преодолеть Амундсену с помощью собак и благодаря собствен ной силе воли, его восхищение стало просто безграничным. Тем временем один из спутников Бэрда, Лоуренс Гоулд, исследуя горную гряду королевы Мод, решил совершить паломничество и отыскать пирамиду Амундсена на скале Бетти. В итоге он нашел ее.

Какое волнение мы все испытали… стоя там, где когда-то стоял Амунд сен, и обнаружив в этом месте совершенно нетронутую пирамиду, воз веденную им восемнадцать лет назад. Мы не могли не встать по стойке «смирно» — со снятыми головными уборами в безграничном восхищении и с огромным уважением к этому замечательному человеку.

Примечание О рационах Санный рацион экспедиции Скотта от ледника Бирдмора и выше по марш руту на одного человека в день состоял из 20 г чая, 454 г печенья, 24 г какао, 340 г пеммикана, 56,75 г масла и 85,13 г сахара, то есть всего 980 г.

Основной санный рацион команды Амундсена на одного человека в день состоял из 400 г печенья, 75 г сухого молока, 125 г шоколада и 375 г пемми кана, то есть всего 975 г.

Рацион экспедиции Скотта обеспечивал каждому человеку 4430 ка лорий в день. Все члены команды Амундсена получали по 4560 калорий в день. Как известно, здоровый мужчина, выполняющий физическую ра боту в нормальных условиях, нуждается примерно в 3600 калориях в день.

На обратном пути рацион группы Скотта сократился из-за недостаточно сти запасов и, вероятно, в среднем составлял менее 4000 калорий в день.

Амундсен с 29 декабря увеличил норму потребления пеммикана до 450 г в день — с тех пор каждый участник его экспедиции получал ежедневно по 5000 калорий. Между тем та работа, которую выполняли члены груп пы Скотта, скорее всего, требовала примерно 5500 калорий в день, а люди Амундсена предположительно нуждались в 4500 калорий.

В английской экспедиции дневная норма потребления тиамина состав ляла 1,26 мг, рибофлавина — 1,65 мг и никотиновой кислоты — 18,18 мг.

Соответствующие цифры основного рациона норвежских исследовате лей таковы: 2,09 мг тиамина, 2,87 мг рибофлавина и 25,85 мг никотиновой кислоты, а после увеличения нормы пеммикана эти показатели выросли до 2,24 мг, 3,04 мг и 29,3 мг соответственно.

Медицинские стандарты диктуют жесткие нормы: если человек в ходе выполнения какой-то работы затрачивает 4500 калорий в день, то ему не обходимы 1,8 мг тиамина, 2,4 мг рибофлавина и 29,7 мг никотиновой кис лоты. Недостаток тиамина вызывает авитаминоз, а дефицит никотиновой кислоты — пеллагру. Оба заболевания являются смертельными, если их не лечить.


Библиография Везде, где возможно, я использовал оригинальные источники.

В частности, дневники и письма Руаля Амундсена, Густава Амундсена, Леона Амундсена, Олафа Бьяа ланда, Дона Педро Кристоферсена, Хелмера Ханссена, Сверре Хасселя, Хьялмара Йохансена, Фритьофа Нансена, Торвальда Нильсена, которые хранятся в Национальной библиотеке Норвегии в Осло и в других местах.

А также дневники и письма капитана Р. Ф. Скотта, А. Б. А. Армитажа, Х. Р. Боуэрса, А. Черри Гаррарда, сэра Джона Скотта Келти, сэра Клементса Маркхэма, Сесила Мирса, капитана Л. Е. Г. Оутса, Кэтлин Скотт, сэра Эрнста Шеклтона, док тора Е. А. Уилсона, которые хранятся в Британской библиотеке, Королев ском географическом обществе, Институте полярных исследований Скот та и в других местах.

Кроме того, я изучал дневники и письма доктора Ф. А. Кука и адмирала Роберта Пири, находящиеся в национальных архивах в Вашингтоне (округ Колумбия), в частном владении и в других местах.

Печатные источники Я обращался к журналам и газетам Англии, Норвегии, Соединенных Штатов Америки, Франции, Германии, Дании, Швеции и других стран.

Избранная библиография В случае необходимости мною использовалась литература, изданная на иностранных языках, но по причине доступности я ограничил себя в ра боте только книгами на английском языке, включая и переводы.

Благодарности Когда вышло в свет первое издание этой книги, Англию захлестнул шквал гневных эмоций. Были даже попытки остановить публикацию.

Но я всего лишь посмотрел на гонку за полюс между овеянным мифами англичанином Скоттом и норвежцем Амундсеном по-новому, в свете исто рических фактов. «Вы не должны говорить правду, — однажды сказал мне кто-то, — если она вредит национальному герою». Я нарушил эту запо ведь — и толпа с яростью обрушилась на меня.

С тех пор появилось еще больше данных по этой теме, и мало какие из них оспорили мою точку зрения. В основном все описанные мной факты были подтверждены. В частности, стало известно о членстве Скотта в масонской ложе, прояснились некоторые подробности его карьеры в военно-морском флоте и детали спасательной операции в ходе первой антарктической экс педиции. Кроме того, стало больше известно о его психическом состоянии во время второго путешествия. Я получил доступ к записям бесед госпо жи Оутс, матери капитана Оутса, которые она вела с участниками второй экспедиции Скотта. Также появились новые детали отношений Амундсе на с женщинами. Все это, наряду с другими необходимыми изменениями, было включено в нынешнее издание книги, основу которого составила моя работа, ранее опубликованная под названием «Амундсен и Скотт».

Во время шумихи, сопровождавшей выход первого издания книги, меня поддержали многие люди. Прежде всего я хочу сердечно поблагодарить доктора Питера Никсона и Сюзи Никсон по причинам, которые ей хорошо известны. Я был и остаюсь их вечным должником.

Также я глубоко признателен за моральную поддержку недавно скон чавшемуся Гарри Сандбаху, профессору кембриджского Тринити- кол леджа и синдику университетской библиотеки. Хочу воздать должное памяти Плантагенета Сомерсета Фрая и благодарю за помощь всех моих коллег из кембриджского Вулфсон-колледжа. Выражаю искреннюю при знательность Корелли Барнетту, бывшему хранителю архивов в Чёрчилл колледже.

Благодарности Успешным написанием этой книги в первую очередь я обязан Оддва ру Васствейту из отдела рукописей бывшей Университетской библиотеки в Осло, которая теперь стала Национальной библиотекой Норвегии. Норвеж ские первоисточники, касавшиеся истории полярных исследований, были для меня неизвестными морями, еще не нанесенными на карту. Васствейт терпеливо провел меня по ним. Каким-то образом он умудрился ответить на все мои вопросы, даже самые немыслимые. Без его колоссальной помощи написать эту книгу было бы невероятно сложно. Вместе с тем я благодарю и остальных сотрудников библиотеки за их более чем щедрую помощь.


Я немало обязан и многим другим людям. Профессор Вигдис Истад из Университета Осло всегда был готов помочь мне с интерпретацией лю бых страниц норвежской истории. Я с благодарностью вспоминаю покой ного А. Дж. Е. Джонса, известного полярного исследователя, предоставив шего мне свободный доступ к его поистине уникальным знаниям. Также хочу выразить признательность покойному Дону Олдриджу, щедро по делившемуся результатами своей работы по раскрытию фактов, стоящих за спасением «Дискавери».

Благодаря своему огромному антарктическому опыту мне очень помогли доктор Чарлз Свитинбанк и покойный сэр Уолли Герберт, прекрасно объ яснивший весь маршрут Амундсена через ледник Акселя Хейберга. Хочу отдельно поблагодарить Сью Лимб за разрешение прочесть сохранившие ся отрывки из антарктических дневников капитана Оутса.

Редактор этой книги Виниша Поллок трагически погибла. Чту ее память как редактора и друга.

Благодарю недавно скончавшихся майора Триггве Грана и Йорге на Стубберуда, последних остававшихся в живых участников полярных экспедиций под руководством Скотта и Амундсена, которые согласились побеседовать со мной. Также я признателен Олафу Бьяаланду, который расшифровал дневник своего дяди и тезки Олафа Бьяаланда, самого сим патичного из спутников Амундсена, и щедро поделился со мной результа тами своей работы. Кроме того, он нашел время для рассказа о прошлом своей семьи и историческом фоне тех событий.

Я в большом долгу перед компанией «Атлас Копко» из Стокгольма за подробности использования Амундсеном морского дизельного двигате ля, в чем он, наряду со многими другими вещами, оказался первопроход цем. Выражаю большую признательность компании «А/С Саетре Кексфа брик» из Осло за рецепт печенья из рациона санного похода Амундсена.

Хочу поблагодарить за большое терпение и дружескую помощь музей Боргаргиссель (Сарпсборг, Норвегия), Калифорнийское историческое Благодарности общество (Сан-Франциско), архив Чёрчилл-колледжа и синдиков Уни верситетской библиотеки (Кембридж), библиотеку Хаутона Гарвардского университета (Кембридж, штат Массачусетс), Кунглига Ветенскапсака демиена (Стокгольм), библиотеку Лютер-колледжа (Декора, штат Огайо), библиотеку Конгресса и Национальный архив (Вашингтон), Национаал Шипсваарт Музеум (Антверпен), Музей города Окленда (штат Калифор ния), Архив провинции Британская Колумбия (Виктория), Университет Аляски (Фербенкс), Ассоциацию исторических исследований Тасмании и Архив штата Тасмания (Хобарт, штат Тасмания).

От всей души благодарю за помощь, оказанную мне в Лондоне, Британ скую библиотеку, Национальный морской музей, Государственный архив, Королевское географическое общество и Королевское научное общество;

в Копенгагене: Арктиск Институтт, Ригаркивет;

в Осло: Этнографический музей, музей «Фрам», Нордманнсфорбундет, Норск Филм Институтт, Норск Фолкемузеум, Дет Норске Метеорологиске Институтт;

Норск Пола ринститутт, Норск Сьофартсмузеум, Министерство иностранных дел Нор вегии, Музей Осло, Риксаркивет, Музей лыж, Стортингсбиблиотекет. Так же я очень признателен сотрудникам Института полярных исследований Скотта в Кембридже за разрешение использовать в своей работе их архивы.

Этот список — далеко не исчерпывающий, скорее он содержит имена людей и названия организаций, которые заслуживают отдельного упоми нания из-за степени моей признательности им. У меня было много помощ ников в Англии, Норвегии, Соединенных Штатах и других странах. К со жалению, ограниченный объем книги не позволяет поблагодарить каждого индивидуально. Я не могу выразить, насколько признателен всем моим не названным помощникам, которые никогда не отвергали просьб о помощи.

Надеюсь, что они воспримут это как выражение моей сердечной благодар ности. Также я благодарю всех, кто в случае необходимости давал разреше ние на использование материалов, защищенных авторскими правами.

Помощь — это одно, мнения — совсем другое. За те, что выражены в этой книге, я несу ответственность лично. Точно так же за все свои ошибки я от вечаю сам.

И, наконец, я хочу поблагодарить мою жену Аниту, которой посвящена эта книга, за ее терпение и поддержку в трудные минуты. Занимаясь веде нием хозяйства и взяв на себя непропорционально большую долю труда по воспитанию двух наших сыновей, она тем не менее напечатала значи тельную часть рукописи в те дни, когда компьютеры еще не стали неотъем лемой частью нашей жизни и элементом домашнего интерьера. Я перед ней в неоплатном долгу.

Максимально полезные книги от издательства «Манн, Иванов и Фербер»

Об издательстве Как все начиналось Мы стартовали в июне 2005 года с двумя книгами. Первой стала «Клиенты на всю жизнь» Карла Сьюэлла, второй — «Маркетинг на 100%: ремикс». «Доброжелатели»

сразу же завертели пальцами у виска: зачем вы выходите на этот рынок? Вам же придется бороться с большими и сильными конкурентами!

Отвечаем. Мы создали издательство, чтобы перестать переживать по поводу того, что отличные книги по бизнесу не попадают к российским читателям (или попадают, но не ко всем и зачастую в недостойном виде). Весь наш опыт общения с другими из дательствами привел нас к мысли о том, что эти книги будет проще выпустить самим.

И с самого начала мы решили, что это будет самое необычное издательство де ловой литературы — начиная с названия (мы дали ему наши три фамилии и гото вы отвечать за все, что мы делаем) и заканчивая самими книгами.

Как мы работаем — Мы издаем только те книги, которые считаем самыми полезными и самыми луч шими в своей области.

— Мы тщательно отбираем книги, тщательно их переводим, редактируем, публику ем и активно продвигаем (подробнее о том, как это делается, вы можете прочи тать на сайте нашего издательства mann-ivanov-ferber.ru в разделе «Как мы издаем книги»).

— Дизайн для наших первых книг мы заказывали у Артемия Лебедева. Это дорого, но красиво и очень профессионально. Сейчас мы делаем обложки с другими дизайне рами, но планка, поднятая Лебедевым, как нам кажется, не опускается.

Мы знаем: наши книги помогают делать вашу карьеру быстрее, а бизнес — лучше.

Для этого мы и работаем.

С уважением, Игорь Манн, Михаил Иванов, Михаил Фербер Роланд Хантфорд Покорение Южного полюса Гонка лидеров Ответственный редактор Мария Шалунова Редактор Светлана Дрозд Дизайнер Сергей Хозин Верстка Екатерина Матусовская Корректоры Юлия Борисенко, Римма Болдинова, Лев Зелексон Подписано в печать 25.05.2012. Формат 70100 1/16.

Гарнитура Миньон. Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 53,3. Тираж 3000 экз. Заказ ООО «Манн, Иванов и Фербер», www.mann-ivanov-ferber.ru www.facebook.com/mifbooks ivanov@mann-ivanov-ferber.ru ISBN 978-5-91657-488- 9 7859165 7 4 8 8 Отпечатано в соответствии с предоставленными материалами в ЗАО «ИПК Парето-Принт», г. Тверь, www.pareto-print.ru

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.