авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 19 |

«i пи i гта i — i ни i iHfi I HTI L aa-i L.m u 7vtA,P OF THE ROSEN BERG P L A N (Nazi Germanic Union) ...»

-- [ Страница 13 ] --

А в то же время в этой стране 18 млн. крестьян, или 80% всего сельского населения, фактически лишены собственности или владеют наделами, меньшими чем 5 или даже 2 га. Министерство иностранных дел в Варшаве заполнено эмиссарами этих аграрных династий и представителями других аристократических фамилий, которые концентрируют в своих руках все важные посты: граф Зембек (товарищ министра по иностранным делам), граф Иержи Потоцкий (сенатор и посланник), граф Ромер (глава прото­ кольного отдела), граф Любянский (глава секретариата Бека) и т. д. Таков секрет Бека —оборотная сторона «польского сфинкса», о котором после­ днее время так много спорили и размышляли. И вся эта система, система феодального фашизма, увенчана «группой полковников», блестящей по­ литической вершиной пирамиды: офицерами штаба земельных магнатов.

Смерть Пилсудского, их маршала, ослабила позицию этих кругов и уси­ лила другие клики.

Соперничающая группа нового главы армии генерала Рыдз-Смиглы (так называемая «Z-группа») недавно увеличила свое влияние на внутреннюю политику Польши. Но «полковники» все еще выжидают и, как и прежде, они направляют внешнюю политику. И тут Иосиф Бек — министр иност­ ранных дел, который с 1914 г. был офицером Пилсудского, а затем в тече­ ние пяти лет его личным секретарем —является главным наследником. В любой момент возможен внезапный переворот «группы полковников».

Тот факт, что крайняя группа польского фашизма по своему характе­ ру, происхождению и даже по своим непосредственным устремлениям яв­ ляется преобладающе феодальной1 объясняет также ту важную и знамена­, тельную эволюцию, которую Польша Пилсудского проделала на междуна­ родной политической арене. Городская торговая и промышленная буржуа­ зия Польши, которая до последнего переворота Пилсудского определяла ориентацию страны, думала об интересах промышленного экспорта и была, следовательно, против Германии, своего наиболее опасного соперника, у которого она захватила после войны угольные районы Верхней Силезии и экспортную гавань Данциг;

партия этой группы —«национал-демократы» — никого так сильно не боялась и ненавидела, как «наследственного врага на западе», и заключила военный союз с Францией, чтобы не дать Германии снова укрепиться.

В это время ориентация и агрессия польских аграрных капиталистов шла как раз в противоположном направлении. Они глядели на восток, а не на запад. Они были меньше заинтересованы в промышленном экспорте и симпатизировали германской аграрной аристократии, с которой, через Познань (особенно ярко это проявилось на примере с Радзивиллами), они были связаны бесчисленными родственными узами.

Как зачарованные, они не могли оторвать своего взгляда от тех мест, где находилась когда-то главная масса их легендарных богатств и колыбель их фантастических цеза­ ристских планов: они направляли свои взоры к великой восточной земле­ дельческой равнине Белоруссия —Волынь —Украина. Они никогда от нее не отказывались. Даже после раздела Польши и при господстве русских царей они оставались —с небольшими потерями —действительными гос­ подами в этой зоне, потому что русские цари, желая иметь на своей сторо­ не таких сильных слуг, оставляли им большую часть их поместий и их кре­ 1 Феодальная —естественно, в смысле социально-исторического происхожде­ ния и преобладающих экономических интересов этой касты. Ясно, что Радзивил лы, Потоцкие и др., накопившие огромные денежные богатства благодаря полу­ чаемой ими ренте, вкладывают их в значительной степени в промышленность и финансы (многие из них —директоры ведущих промышленных компаний и бан­ ков) и являются сегодня в такой же мере финансовыми капиталистами, как и крупными землевладельцами. Но этот финансовый капитал, который стоит за фашизмом Пилсудского, сохраняет свою специфическую аграрную ориентацию и тенденции. Антитезисом ему являются, например, более молодые промышлен­ ные и торговые группы Варшавы и Лодзи, которые именно поэтому выдвинули другую разновидность польского фашизма — крайнюю оппозиционную партию «национал-демократов».

11- стьян. Радзивиллы и Потоцкие принадлежали к высшему слою русского эксплуататорского класса помещиков.

Сила, которая сокрушила и уничтожила их мощь, их «частную импе­ рию», пришла только в 1917 г., вместе с Лениным и рабочим классом России. Во время большевистской аграрной реформы были конфискованы все их имения на Украине и почти все в средней России и на Волыни.

Таким образом, погибли состояния в сотни миллионов фунтов стерлин­ гов. Они пытались еще в 1919 и 1920 гг. организовать контрудар и уже тогда пытались с главнокомандующим Пилсудским и его «полковниками» отво­ евать Украину. Пилсудскому пришлось удирать из Киева;

по польско-совет­ скому Рижскому миру (1920 г.) к Польше отошли лишь сравнительно не­ большие лоскутки этой территории. Но с тех пор беспрерывно, в течение всего последующего периода, они только и ждут нового благоприятного момента выступить во имя той цели, которая всегда определяла и продол­ жает определять их частную или политическую деятельность.

До тех пор пока в Западной Европе могущественная Франция была явно антисоветской (в 1920 г. Франция помогала военной кампании Пил судского через генерала Вейгана), а, с другой стороны, слабая демократи­ ческая Германия заключила с Советской Россией Рапалльский договор, — эти польские феодальные магнаты поддерживали официальную политику франко-польского союза. Но в тот момент, когда в Германии появился Гитлер и провозгласил и Париж и Москву будущими объектами германского на­ ступления, а Франция, естественно, в целях самозащиты, вступила на путь сближения с Советским Союзом, определилась окончательная позиция польского феодализма и польского фашизма. Они всегда были против Во­ стока. А теперь они должны были пойти и против Франции: Радзивилл, Пилсудский и Гитлер выстроились в одну шеренгу.

Можно провести прямую параллель между тем, что произошло здесь и в Юго-Восточной Европе, где точно таким же образом Гембеш и его вен­ герский ревизионистский фашизм были «подобраны» и активизированы Гитлером и стали его младшими партнерами в этой зоне. Польские фашис­ ты —также «ревизионисты». Но кроме того, этот процесс сигнализирует о чем-то еще более важном. Он показывает, как центральный или центроди­ намический фашизм (Германия), основывающийся на высоко интенсивном монополистическом капитале, может привлекать и практически поглощать местный второстепенный фашизм, собственные корни которого совершенно иного, более раннего происхождения, в данном случае феодального. Венг­ рия Гембеша —это также главным образом аграрный фактор.

Центральный фашизм воздействует, электризует и ассимилирует ме­ стные феодально-фашистские элементы и в этом процессе создает, во всяком случае, на определенный период и для определенной цели, выс­ шие империалистские объединения. Это и есть фашистские региональные лиги. Такова в данном случае новая восточноевропейская лига Гитлера и Бека, лига германских коричневорубашечников и польской военной орга­ низации, баронов тяжелой индустрии Рура и феодальных воевод с Вислы.

Общая цель этой лиги ясна: завоевание и раздел внутренней Восточ­ ной Европы как единственное средство к необходимому «расширению Ев­ ропы на восток». На севере —передача Балтийской зоны гитлеровской Гер­ мании, выступающей в качестве преемника старинного Ордена тевтонских рыцарей. На юге —передача Украины вместе с Литвой и Белоруссией Польше Пилсудского, законной наследнице Ягеллонов и Собесских. Таким обра­ зом, из тройственного союза Польша —Литва —Украина должна вырасти новая Великая польская империя, чтобы стать новой державой, господству­ ющей в Восточной Европе и простирающей свои владения далеко в глубь современной России.

Для этой цели нужна концентрация всех фашистских и империалист­ ских сил на пространстве между Ледовитым океаном и Днестром и как можно более быстрое наступление — великий поход — всех этих объеди­ ненных сил против СССР, опасного социалистического «вакуума» на кон­ тиненте, за счет территории которого «должна быть расширена Европа»;

священный крестовый поход, как некогда в средние века, с Гитлером в качестве Карла Великого и «полковниками» в качестве новых Собесских — крестовый поход против новых «неверных», против большевиков.

Что это, новый бред? Нет, это только план передела Юго-Восточной Европы ревизионистской лигой (Гитлер — Гембеш). И это не в большей мере бред, чем конкретное содержание неоспоримо существующего тайно­ го договора о союзе между Германией и Польшей, заключенного 26 января 1934 г. под названием «Германо-польского пакта о ненападении».

Гитлер в течение десяти лет официально отвергал всякие притязания на Данциг, Западную Пруссию и Верхнюю Силезию;

Пилсудский отвер­ гал, что он против германской экспансии в Австрии, по направлению к Чехословакии, в сторону Балкан и прежде всего по отношению к Фран­ ции. Почему? Только из-за существования этого кажущегося фантастичес­ ким, но на деле детально обдуманного и детально разработанного плана, только ради идеи обоюдной компенсации за счет «третьего пространства», которое так велико, что сможет удовлетворить все фашистские силы, ус­ тремившиеся на восток, и влить в них новую энергию. Отсюда поразитель­ ное, изумившее весь мир «примирение» двух противников, еще вчера объяв­ лявших себя смертельными врагами.

Отсюда новые, кажущиеся такими противоестественными, соглаше­ ния между германским и польским генеральными штабами;

отсюда вне­ запно открытые «исторические духовные узы» между германской культу­ рой и польской культурой, после тысячелетия взаимной грызни;

отсюда внезапно разгоревшаяся дружба, подчеркиваемая и демонстрируемая в любой момент и при каждом удобном случае. Отсюда путешествие гитлеровского Талейрана Геббельса в Варшаву и позже (в январе 1935 г.) путешествие гитлеровского воздушного маршала и члена триумвирата номер два, Ге­ ринга, в южную Польшу.

Геббельс вел переговоры с председателем комитета по иностранным делам сейма князем Радзивиллом, прямые предки которого были не толь­ ко собственниками обширных имений в России, но также состояли в родстве с династией Гогенцоллернов и выступали в Познани как герман ские вице-короли (один из них был генерал-адъютантом германского кай­ зера Вильгельма I). Вскоре после переговоров с Геббельсом Радзивилл в серии сенсационных статей высказывался за безоговорочное признание Польшей международной политики Гитлера во всех ее аспектах, включая захваты на юге и востоке Европы, хотя бы ценой разрыва с Францией. Это был бы исторический «новый старт» для Польши.

Геринг был «личным гостем» краковского графа Потоцкого, кото­ рый, подобно виленскому князю Сапеге, открыто высказался за германо­ польский союз1 А результатом тайных переговоров явился прямой тайный.

блок между Германской национал-социалистской партией и «Польской воен­ ной организацией» — воинствующими фашистскими центрами с обеих сто­ рон;

блок, который, аналогично союзу между Розенбергом и «Тес» Гем беша для дунайской Европы, начинает теперь все больше охватывать Се­ веро-Восточную Европу посредством дипломатии, военной политики, подрывной фашистской деятельности и терроризма.

2. Самым главным помощником, которым могут командовать здесь Бе и Гитлер, и следующим членом великой лиги является барон Маннергейм, лидер финских офицеров и основатель финляндского фашизма (движения «Лаппо»). Этот бывший полковник русской армии, теперь фельдмаршал республики, расположенной к северу от Ленинграда, некогда точно так же, как Пилсудский, и опираясь на те же самые социальные силы крупных землевладельцев и офицерскую камарилью, возглавил «национальную ре­ волюцию» в своей стране против русских и финляндских рабочих и заму­ чил при этом больше 10 тыс. финляндских революционеров. Сегодня со своей партией антипарламентских террористических лапуасцев, преемни­ ков его старой иррегулярной армии, ему нужно подняться ступенью выше — основать открыто фашистскую «Великую Финляндию», которая поглотит северный район СССР —Карелию —и граница которой пройдет в южных предместьях Ленинграда.

Финляндские землевладельцы, связанные с лесной промышленнос­ тью, зарятся на обширные леса и природные богатства Севера СССР, ко­ торые приобрели особенную ценность благодаря новому Беломорско-Бал­ тийскому каналу;

кроме того, подобно феодальным магнатам Польши, они боятся мощной волны коллективизированного социалистического земле­ делия, волны, докатившейся до самых границ и снова вызвавшей призрак революционной реформы в самой Финляндии.

1 Газета Сапеги «Slowo» писала, например, еще 27 июля 1934 г., за два дня до неудавшегося национал-социалистского путча в Вене: «Гитлер не отдаст Австрии.

Совершенно правильно! Совершенно правильно! Экспансия Германии в этом на­ правлении, экспансия Германии в направлении Тироля, — в интересах Польши».

Сам Сапега не побоялся заявить, что единственным условием реконструкции Евро­ пы является поглощение «огромного русско-сибирского хинтерланда». А третий маг­ нат, председатель комитета по иностранным делам в сенате, князь Любомирский принял непосредственное участие в германо-польском «соглашении» через своего родственника, князя Станислава Любомирского, советника польского посольства в Берлине, одного из ближайших коллег польского посла в Берлине Липского.

Всего четыре года назад Маннергейм с помощью руководителей фин­ ляндского генерального штаба и помимо финляндского парламента пытал­ ся привести своих лапуасских террористов к власти и начать агрессивную политику;

переворот дал осечку и теперь лапуасское движение имеет толь­ ко тринадцать официальных представителей в финляндском парламенте. Но сила этого движения среди землевладельцев, офицеров и студентов не слом­ лена;

лапуасцы безнаказанно творят белый террор по всей стране;

теперь же в лиге Бека и Гитлера барон Маннергейм нашел новую превосходную опору и рычаг. Он отдал этой лиге душу и сердце.

С первого момента, с самого начала финляндской контрреволюции в 1918 г., Маннергейм всегда был ставленником и союзником германского империализма. С экспедиционным корпусом германских офицеров под ко­ мандой генерала фон дер Гольца он вошел в Гельсингфорс (столица Фин­ ляндии), занятый тогда рабочими;

он хотел провозгласить германского принца Карла Гессенского королем страны;

тогда этот план провалился. С тех пор Маннергейм непрерывно поддерживает контакт с германским ге­ неральным штабом и германскими фашистскими военными организация­ ми. Его всегда вдохновляла идея германской гегемонии в Прибалтике с ним самим в качестве проконсула и конквистадора на Крайнем Севере. Сегод­ ня, после серии визитов в Берлин, он тесно связан с руководством нацио­ нал-социалистской партии, и лапуасцы получают систематическую под­ держку из Германии;

они работают под присмотром г-на фон Трота из балтийского отделения розенберговского отдела, который появился в Гель­ сингфорсе (Хельсинки) в июле 1935 г.

Политика Бека наполняет Маннергейма энтузиазмом, а постоянное сотрудничество последнего с Польшей, через границы других прибалтийс­ ких лимитрофных государств, приобретает особое значение, так как он действует одновременно как посредник и агент Скандинавии, где эту по­ литику поддерживают шурин Геринга граф Эрик фон Розен, шведский генерал де Шам, майор Квислинг и др. Среди руководящих деятелей Фин­ ляндии, особенно в окружении президента Свинхувуда1 немало лиц, под­, держивающих этот политический курс. Вот почему финляндский фашизм, с его обученными военными резервами, и особенно благодаря своему важ­ ному географическому положению на крайнем северо-востоке, является безусловным, естественным и агрессивным участником германо-польской северо-восточной лиги.

3. Третий участник этого союза не имеет ни территории, ни отечества, но именно поэтому он является особенно отчаянным элементом, роль ко­ торого еще впереди, и его участие здесь далеко не случайно. Это старая, разбитая и полузабытая русская контрреволюция, сконцентрировавшая свои силы в новой форме объединенного русского фашизма и теперь снова, после перерыва в пятнадцать лет, готовящаяся к генеральному наступле­ 1 Свинхувуд потерпел поражение на президентских выборах в феврале 1937 г., что истолковано всей европейской печатью как серьезный удар по агентуре герман­ ского фашизма в Финляндии. —Прим. ред.

нию на свою страну. Это движение, некогда столь сильное, но в последнее время зачахшее в отчаянии и бесцельном ожидании на задворках Европы, распавшееся на бесчисленные беспомощные группы, начало оживать толь­ ко после прихода к власти Гитлера и Араки в 1933— 1934 гг.;

но теперь это движение снова приобретает, ввиду новой концентрации империалистских сил в Восточной Европе, совершенно иное, специфическое значение. Оно нашло свое место. Теперь его задача снова, как при Колчаке и Деникине, образовать компактную и подвижную массу, которая в грядущем «мировом крестовом походе на восток» должна быть брошена на Москву в самых первых рядах в качестве «национальных» ударных войск, и заручиться сво­ ей долей при разделе родной страны.

Русский фашизм снова становится, в результате последнего подкожно­ го впрыскивания, живой политической силой;

хотя он и ходит на косты­ лях, но он воодушевлен безграничными надеждами, горит нетерпением и готов на все: на новый поход, на новую гражданскую войну, на новый террор, на новую реставрацию. Вот почему он принимается в качестве необходимого партнера в восточную лигу.

Под наблюдением Розенберга, Бека и японцев три наиболее важных группировки русских контрреволюционных эмигрантов и белых офицеров заключили между собой соглашение: Русская национал-социалистская партия в Германии («Национал-социалистская русская лига» — бывший «Ронд»);

монархистская партия великого князя Кирилла, кандидата в цари, действующего во Франции и поддерживаемого главным образом бывши­ ми дворянами, крупными помещиками, и «Всероссийская фашистская партия» знаменитого сибирского казака генерала Семенова и его банд, осколок колчаковской армии, которая разбросана по странам от Восточ­ ной Азии до Прибалтики и финансируется и вооружается Японией.

Это уже не чисто германское отделение русских эмигрантов, подобно «Ронду» Розенберга в 1933 г.: теперь русский фашизм поднялся до уровня действительно всемирного союза, охватывающего главную массу существу­ ющих активных остатков русских белых армий в различных странах;

групп, которые до сих пор держались самой различной ориентации. Только круп­ ная организация бывших врангелевских офицеров —«Всероссийский воен­ ный союз» в Париже (РОВС, глава — генерал Миллер), возглавлявшаяся прежде великим князем Николаем Николаевичем, которая пытается объе­ динить старые кадры во Франции и Югославии, все еще официально оста­ ется вне союза, но фактически уже является частью его. Так же обстоит дело и с известным тайным обществом «Братство русской правды», кото­ рое недавно призывало к убийству Кирова и организовало террористичес­ кую деятельность на территории СССР.

Объединение всех этих групп произошло в Берлине под руководством «князя» Бермондта-Авалова, старого друга Розенберга (а еще раньше — Распутина), который в свое время, как и генерал Маннергейм, командо­ вал германо-русскими белыми бандами в Прибалтике;

впоследствии он был лидером «Ронда». Другим посредником при заключении соглашения был хорошо известный русский фашист и японский агент Вонсяцкий, который возвестил о результатах соглашения совершенно откровенно1 С тех.

пор русские эмигранты во всем мире превратились в жужжащее осиное гнездо. Снова есть возможность получить финансовые ресурсы;

военные планы и проекты реставрации готовы, сборными пунктами будут, вероят­ но, Польша и Маньчжурия.

В мае 1936 г. белогвардеец генерал Бискупский —старый друг Розенбер­ га и сторонник претендента на престол Кирилла —был официально назна­ чен «правительственным комиссаром по русским делам» в Германии;

цар­ скому генералу были даны полномочия по формированию «русских пол­ ков» в Берлине. Русский фашизм еще не имеет центрального верховного вождя, как у других фашистов, и едва ли будет его иметь;

в конце концов, ведь это только свора наемников. Но он имеет наконец определенную перс­ пективу, точную ориентацию, и он теперь от нее не откажется. Далеко на заднем плане в Берлине, Париже и Харбине последние русские землевла­ дельцы, банкиры и нефтяные магнаты мечтают о новом царстве, пусть хотя бы в виде маленькой полуазиатской колонии. Когда настанет час, тысячи бездомных, отчаявшихся, полубезумных наемников будут на месте, готовые маршировать на восток под знаменами Пилсудского и Гитлера и достигнуть той цели, ради которой они хранят свои презренные жизни: ради завоевания Москвы, ради возмездия второй контрреволюции.

4. Точно такая же концентрация и мобилизация сил проводилась вос­ точноевропейской лигой по отношению ко второму партнеру и рыцарю с большой дороги на этом фронте —сепаратистскому украинскому фашизму, целью которого является Киев, город, откуда он был окончательно изгнан в 1919 г. Здесь происходит следующее. Три активных военно-фашистских организации украинцев, из которых одна была до сих пор прогерманской, другая —пропольской, третья —резко антипольской, объединяются, что­ бы вместе повернуться лицом к востоку.

Во-первых, еще в 1934 г. под эгидой Розенберга произошло слияние чисто помещичьей группы гетмана Скоропадского (Украинский нацио­ нальный союз — УНО), имеющей свою резиденцию в Германии, с чисто террористической организацией полковника Коновалъца (Украинская во­ енная организация —УВО), действующей в польской Украине (Галиция).

Скоропадский был в 1918 г. в течение около девяти месяцев губерна­ тором Украины, оккупированной тогда германскими войсками;

он зани­ мал там примерно такое же положение, как Маннергейм или Бермондт на севере. Он представляет интересы самых реакционных украинских и рус­ ских земельных собственников, которые сбежали в Германию, и в течение ряда лет был особенно близким другом Геринга.

1 Он заявил в Шанхае: «Мы хотим сближения всех русских эмигрантов по всему свету. Самое большое наше желание видеть народы Японии и новой Герма­ нии, протягивающими нам руку и предлагающими нам искреннюю и могучую под­ держку». Из всех русских контрреволюционеров за границей официально выска­ зывается против германо-польской ориентации только «либеральная» группа Ми­ люкова в Париже;

она имеет, однако, мало сторонников среди массы активных эмигрантов и белых офицеров.

Коновалец — это человек, который много лет подряд ведет кровавую ирредентистскую деятельность в Галиции против польской оккупации, про­ тив режима Пилсудского и в то же время против революционных украинс­ ких рабочих и крестьян;

УВО в Польской Украине — это почти точная копия михайловского «ИМРО» в болгарско-сербской Македонии. В про­ шлом за «УВО» числятся покушения на жизнь Пилсудского (проведенное шурином Коновальца) и на польского президента Войцеховского. Союз между Скоропадским и Коновальцем в 1933— 1934 гг. породил украинскую секцию в системе Розенберга, направленную против Польши, так же как и против СССР1 Теперь, однако, был предпринят новый шаг. Германо-укра­.

инская группа Скоропадский —Коновалец, которая до сих пор рассматри­ вала поляков, как своих заклятых врагов, установила сношения с третьей украинской группой —«Украинской народной республикой» —УНР, центр которой находится в Варшаве;

УНР очень тесно связана с Беком и польским правительством.

Лидер УНР Андрей Левицкий считает себя президентом независимого ук­ раинского правительства, а тем временем носит звание члена польского пар­ ламента, является наследником и преемником знаменитого атамана Петлю ры, который зимой 1918 г. по окончании германской оккупации Украины сверг Скоропадского, расчистил Пилсудскому путь к Киеву и вместе с ним вел войну против Красной армии. Эта группа представляет интересы украин­ ских кулаков, фашистски настроенных зажиточных крестьян, пострадавших от большевистской аграрной реформы не меньше, чем польские феодаль­ ные магнаты, и на деле сотрудничающих с ними уже значительное время.

Левицкий и его организация работают в тесном контакте с виленским кня­ зем Сапегой, владевшим огромными поместьями на русской Украине.

И еще одна характерная черта: пока Германия и Польша были врагами и соперниками, социальный конфликт между сторонниками Скоропадского и петлюровцами, т. е. между крупными помещиками и кулаками, доходил до величайшей ожесточенности;

не было на Украине врагов более озлобленных друг против друга, чем эти две партии. В тот самый момент, однако, когда центральный германский фашизм подчинил своему влиянию второстепен­ ный польский фашизм и установил высшую магнетическую империалистс­ кую форму, последовала немедленная реакция зависимых украинских групп.

Борьба между ними сразу прекратилась, и они вступили в сношения между собой. Здесь снова второстепенные социальные противоречия между буржу­ азными группировками на время автоматически поглотились высшей импери­ алистской организацией. В международном масштабе был сделан новый шаг, выходящий за пределы существующей империалистской организации в Гер­ мании: шаг от отдельной фашистской группы к фашистской лиге.

Переговоры между Скоропадским и Левицким велись в 1934 г. в Пра­ ге, столице Чехословакии, страны, между прочим, также владеющей час­ тью украинской территории, на которую зарятся германо-польские импе­ риалисты, — чешской Подкарпатской Украиной. А в конце мая 1934 г. в 1См. «Гитлер над Европой?»

Берлине происходил настоящий конгресс украинских фашистов;

на нем присутствовало около ста делегатов (три четверти их из Германии и Польши) и лично Розенберг, Скоропадский и крупнейшие германские национал социалисты. От имени Гитлера Розенберг изложил в большой речи про­ грамму создания будущей фашистской Украины при поддержке Германии и Польши. Это было уже конкретным результатом.

Украинские фашисты в Германии форсируют военные и политичес­ кие приготовления против СССР. Украинские фашисты в Варшаве, пет­ люровцы, открыто поддерживающие лозунг «украино-польской федера­ ции», ведут вместе с князем Сапегой усиленную агитацию против Вос­ точного пакта, а в декабре 1934 г. созывают во Львове конференцию для разработки планов интервенции против СССР;

к ним присоединились на этой конференции также украинские меньшевики, и польское правитель­ ство пошло на «национальные уступки». Украинские фашисты в Галиции, банды УВО умеряют свою борьбу против польских оккупационных влас­ тей, убивают служащего советского консульства во Львове и направляют всю свою кровожадную деятельность, с одной стороны, против левых галицийских рабочих и крестьян, с другой, — против СССР.

Националисты УВО меньше работают теперь в Галиции, чем в совет­ ских районах на правом берегу Днепра. Они пытаются организовывать ку­ лаков, проводить саботаж в колхозах, убивают советских работников и занимаются шпионажем в пользу Германии и Польши1 Все их внимание.

сконцентрировано на этом. Ведь все это только приготовления к осуще­ ствлению их грез: Германия и Польша должны во второй раз —и на этот раз вместе —вступить в Киев.

5. Следующий партнер в лиге —литовский фашистский союз «Желез­ ный волк» Вольдемараса, нарушающий спокойствие в стране;

несмотря на то, что Литва занимает пространство всего в 58 тыс. кв. км и население ее составляет 2250 тыс. человек, она, вклиниваясь между Германией, Польшей, прибалтийскими государствами и СССР, имеет крупное поли­ тическое и стратегическое значение. Путь из Восточной Пруссии к Рижс­ кому заливу и от Вильны на запад идет через Литву;

со времени захвата Вильны Польшей в 1920 г. и после отделения Мемеля от Германии в пользу Литвы последняя вынуждена вести оборонительную политику по отноше­ нию к этим двум государствам. План новой польской империи предусмат­ ривает поглощение Литвы, бывшей прежде частью феодальной Польши и княжеством Радзивиллов;

препятствием к выполнению этих планов явля­ ются правительства, находившиеся до сих пор у власти в Ковно, прави­ тельства, которые и поныне ищут поддержки у Франции и Советского Союза. Фашизм Вольдемараса —заклятый враг этих правительств.

1 Согласно показаниям арестованных агентов УВО, на Советской Украине они выполняли «новую тактику» «прямого действия против СССР», которую эта организация приняла после личных переговоров между ее вождем Коновальцем и Розенбергом. Официально, конечно, в Польше Коновалец так же подвергается преследованиям, как и раньше. Сообщалось, что летом 1936 г. он замышлял поку­ шение на жизнь советских делегатов на пленуме Лиги Наций в Женеве.

Составными частями движения здесь снова являются: экстремистское крыло офицерского корпуса, как повсюду в этой зоне, борющееся за не­ посредственную диктатуру и считающее Германию своим покровителем;

старые польско-литовские землевладельцы, имения которых были в неко­ торых случаях раздроблены польско-литовской границей;

деморализован­ ная, запуганная мелкая буржуазия маленьких городков, которая не прочь по германскому образцу напасть на многочисленных еврейских мелких ла­ вочников и торговцев в гетто, и, наконец, это он сам — Вольдемарас, — карманный Наполеон и отставной диктатор Литвы, тем не менее прекрас­ но понимающий собственную роль: открыть ворота своей страны, чтобы пропустить кое-кого посильнее, чем он сам. Уже однажды, в 1926 г., опи­ раясь на армию, Вольдемарас захватил власть в Литве и удерживал ее в течение трех лет до тех пор, пока его не свергли консервативные группы другой ориентации (президент Сметона);

он не имел достаточной базы внутри страны. Но в июне 1934 г., через пять месяцев после осуществления германо-польского пакта в Берлине, произошло следующее.

Вольдемарас, который до этого был интернирован в глухой провин­ ции как пленник государства, вместе с другими офицерами, начальником генерального штаба Кубелюнасом, группой фашистов из организации «Же­ лезный волк», имея в своем распоряжении танк и отряд воздушных сил, внезапно овладел столицей, занял главную квартиру генерального штаба и обратился к президенту Сметоне с ультиматумом, в котором предлагал ему подать в отставку в пользу его, Вольдемараса.

В ту же ночь (6 июня 1934 г.) начинается концентрация германских войск на германо-литовской грани­ це близ Тильзита в Восточной Пруссии, куда Бермондт-Авалов, лидер ир­ регулярных русско-балтийских банд в Германии, за несколько недель до того перенес свою главную квартиру. В Мемеле, литовском порту, принад­ лежавшем раньше Германии, зашевелились германские национал-социа­ листы. (Вольдемарас открыто высказывался за установление «соглашения»

с Германией по мемельскому вопросу.) На следующий день президент Сметона подавляет путч с помощью оставшейся верной правительству части армии и явно при значительном давлении со стороны Франции, которая незадолго до этого начала создавать балтийскую «Малую Антан­ ту» в составе: Литва, Латвия и Эстония, организуя поддержку Восточного пакта. Вольдемараса снова увозят в ссылку офицеры воздушного флота, и его приговаривают затем к двенадцати годам каторги;

Бермондт-Авалов исчезает с восточно-прусской границы.

Захват Литвы на этот раз провалился, но теперь обнаруживается, что литовский фашизм имеет совсем иные силы и резервы. Имеются также «легальные» сторонники сближения с Германией, например, новая «партия»

богатого литовско-русского графа Зубова в Мемеле. Борьба за Ковно стала международной. В одном лагере находится Франция и борющийся за мир Советский Союз. В другом лагере —восточноевропейская фашистская лига, орудием которой стал Вольдемарас. Маленький профессор вышел из игры впредь до дальнейших указаний. Но движущая сила, стоящая за литовскими фашистами, ни на йоту не отступила от своих планов и диспозиций.

Численность германских войск в Восточной Пруссии доведена до тыс. человек регулярных и иррегулярных войск, в то время как противная сторона может выставить 3 тыс. Активность национал-социалистов в Меме ле не прекращается, это показал происходивший там в феврале 1935 г. пос­ ледний литовский процесс заговорщиков. А с противоположной стороны, с востока, Ковно находится в тисках польского Вильно. С военной точки зрения обе дороги: дорога Тильзит —Ковно и дорога Вильно —Ковно —это всего несколько часов перехода для пехоты. А оба эти направления откры­ вают путь к Минску, столице Советской Белоруссии.

6. Еще шаг по направлению к северу: нелегальная фашистская органи­ зация в Латвии, «Перконкруст» (Огненный крест) —звено все той же цепи.

Политика его направлена против рижского правительства Ульманиса, ли­ дера крупных фермеров, ведущего с Францией и Советским Союзом пере­ говоры о Восточном пакте;

против парламента, евреев и социалистов, за военную диктатуру, за «государственную систему национал-социализма» и за новый проект «северного скандинавско-балтийского блока», поддержи­ ваемого Польшей и Германией.

В июне 1934 г., через неделю после путча Вольдемараса в Литве, прави­ тельство в Риге раскрыло заговор «Перконкруста» и предупредило перево­ рот, арестовав 90 активных членов этой организации во главе с их офици­ альным лидером Густавом Целъминьшем (сам Ульманис перед тем распус­ тил парламент и запретил все политические партии). Но глава латвийского генерального штаба генерал Гартман, который значит больше, нежели Ульманис, и который связан с польским и германским генеральными шта­ бами, остался на своем посту. А действительная лаборатория латвийского, так же как и эстонского фашизма, это более могущественная организация, описание которой последует и до которой из Риги не дотянуться.

7. Не дотянуться также и до людей, стоявших за заговором в Эстонии, последней стране северо-восточного сектора;

этот заговор был подготов­ лен в феврале 1934 г. фашистской «Эстонской лигой борцов за свободу» и ее вождями: генералом Ларка, бывшим военным министром;

генералом Тырвандом, бывшим начальником генерального штаба, и адвокатом Сир ком. Эта лига, сходная с военными организациями «полковников» в Польше или Маннергейма в Финляндии, объединяет тех контрреволюционных най­ митов в стране, которые в 1918— 1919 гг., после революции в России, объя­ вили националистическую войну с Советами и основали нынешнюю Эстон­ скую республику.

Одна часть этих наймитов в союзе с крупными фермерами провела аграрную реформу в стране против угнетавших эстонский народ немецких баронов и во главе с генералом Лайдонером правит Эстонией и поныне;

другая часть с генералом Ларка во главе пошла с городской буржуазией Эстонии, недовольной существующим режимом. И так как Лайдонер, после конфискации собственности германских баронов, боится Германии и ищет защиты от этой опасности заграницей, то враждующая с ним партия «Бор­ цов за свободу» является душой и телом противоположной программы, требующей «общей участи» с Германией.

«Борцы за свободу» получают субсидии от барона Шелла, председателя клуба немецких баронов в Ревеле, вооружают мелких буржуа эстонских городов;

несмотря на то что до 1932 г. этой партии еще не существовало, к весне 1934 г. «Борцы за свободу» были уже так сильны, что едва не захвати­ ли власть в стране. Приближавшиеся тогда президентские выборы почти наверняка обещали большинство их кандидату —Парку, и фашизация Эс­ тонии казалась неизбежной. Только чрезвычайный акт официального пра­ вительства Лайдонера, внезапно объявившего военное положение, распус­ тившего «Лигу борцов за свободу», арестовавшего оптом ее членов и уста­ новившего «авторитарный режим», смог в критический момент приоста­ новить этот почти завершившийся процесс, процесс, являвшийся точным повторением того, что происходило в Литве, Латвии, Болгарии и Румы­ нии. Тем не менее, девять месяцев спустя, в декабре 1935 г., та же самая организация снова предприняла попытку путча, пользуясь на этот раз под­ держкой со стороны финляндских военных кругов. Но еще сильнее сказы­ вается влияние другой силы.

Да и что такое Эстония и ее фашизм? Это снова не столько политичес­ кий фактор сам по себе, сколько географическая стратегическая позиция:

южный берег Финского залива, на котором лежит Эстония, дополняет как база для развертывания военных действий северный берег (Финляндию, т. е.

Маннергейма);

оба эти направления ведут к Ленинграду. Вот почему фигу­ ра генерала Ларка не исчезает с ревельского горизонта.

Цепь замкнулась. Балтийское море плотно окружено со всех сторон, как прежде границы Украины. Но ни Вольдемарас, ни Маннергейм, Гель минс или Ларка, ни даже Бек не являются непосредственными командира­ ми всей операции вокруг Балтийского моря. Здесь-то и выступает восьмой и последний член новой восточноевропейской фашистской лиги, кото­ рый наиболее открыто и непосредственно выражает подлинную ее сущ­ ность, обнажает подлинные ее истоки и корни ее могущества.

8. «Балтийское братство». Неизвестны даже точное местонахождение структура этой организации, но она является одной из самых неправдопо­ добных и все же типичных организаций, появившихся в сегодняшней Евро­ пе, вызванных к жизни фашизмом и налагающих свой отпечаток на совре­ менность. С одной стороны, это внешне как будто не больше чем собственно балтийская или северо-восточная секция «Внешнеполитического отдела», на­ ходящегося в ведении господина Розенберга, который сам родом из Прибал­ тики. С другой стороны, по существу, по внутреннему строению, это неверо­ ятный анахронизм, чуть ли не призрак, вызванный из средневековья;

это и в самом деле точное воспроизведение определенного ответвления Ордена тев­ тонских рыцарей, существовавшего между XIII и XVI столетиями и неоднок­ ратно совершавшего в те времена вторжения в Восточную Европу.

Что представлял собой тевтонский орден? Это была воинствующая организация авантюристов — отпрысков крупных германских феодальных семей, которым либо из-за закона первонаследования, либо по другим при­ чинам не хватало земель и крепостных в Германии и которые направились поэтому в Прибалтику, чтобы награбить там земель и превратить стоящее на низком уровне развития, но еще свободное крестьянство в своих данни­ ков. В течение двух столетий, продвинувшись от Одера до Вислы, а затем от Вислы до Двины, орден завоевывал одну страну за другой и «колонизовал»

Восточную Пруссию, Лифляндию, Курляндию (теперь Латвия), Эстонию и большую часть Литвы;

он повсюду отбирал у населения захваченную зем­ лю и делил ее между рыцарями, устанавливая политическое превосходство «германизма» и неизменно провозглашая «миссию христианства». Одновре­ менно это феодально-империалистское общество поддерживал мощный германский торговый союз «Ганза»;

орден охранял торговую экспансию «Ганзы» на всем Балтийском море и делил с ней прибыли, идущие из обоих источников —и от торговли, и от захвата земель.

Владения восточноевропейского ордена германских рыцарей под ко­ нец охватывали пространство, ограниченное современной Восточной Прус­ сией, Финским заливом на севере, нынешней советской границей и Польшей на востоке и юге;

эта огромная феодальная колония, включав­ шая такие города, как Данциг, Мемель, Торн, Рига, Ревель, Дерпт и т. д., распалась (в XIV в.) только тогда, когда правители Польши, Швеции и прежде всего России вторглись в это пространство и выгнали оттуда гер­ манских рыцарей, оставив в качестве постоянных вассалов только неко­ торых из них. Политически это было ликвидацией первой попытки гер­ манской гегемонии в Прибалтике. Таков был средневековый орден гер­ манских феодалов в Северо-Восточной Европе.

Что представляет собой ныне общество «Балтийское братство»?

Его главная квартира, «генеральный конвент», находится в Восточной Пруссии, пограничной провинции Германии, где сосредоточены крупные поместья. Его местные «братства» распространяются на Эстонию, Латвию и Литву. Его цель —«борьба за старое балтийское отечество» и «христианско рыцарская миссия германизма» в Северо-Восточной Европе. Современ­ ной формой его является тайная ассоциация «братьев». Предназначенная для него в будущем форма это — «Балтийский орден», который должен быть создан, «когда созреет момент»1.

Один из вождей «Братства», Раутенберг, пишет в циркуляре, адресо­ ванном «братьям», следующее: «События в прибалтийских странах привели к положению, напоминающему XII столетие и делающему новую экспеди­ цию в эти страны необходимой». Другой лидер, Лашевиц, высказался яс­ нее: «Германские колонии на Балтийском море должны служить оплотом против напирающих славянских племен». «Комтур» (командор) «Братства»

в Эстонии, барон Мейдель, строит планы раздела эстонской земли между «братьями». Это означает новую колонизацию всех прибалтийских стран и, сверх того, русской территории новым германским «орденом-государством»

на северо-востоке.

1 Все эти данные, так же как и приведенные ниже цитаты относительно тайных целей этой организации, содержатся в материале, который частично стал публич­ ным достоянием в связи с недавним процессом против 70 членов «Братства» в Латвии и Эстонии.

А теперь, вот выдержка из обращения, прочитанного бывшим послом Вернером Дайтцом, директором отделения во «Внешнеполитическом от­ деле национал-социалистской партии» и одним из главных адъютантов Ро­ зенберга, на публичном собрании «Северного общества» в Любеке, столи­ це старой германской Ганзы:

«Задача Германии состоит в приведении в движение европейской ка­ русели торговли, которая в течение четырехсот лет (т. е. после распада тевтонского ордена. — Автор) все более и более приходила в упадок, в объединении юго-восточной территории с прибалтийской территорией и — в один прекрасный день —в сплочении их обеих над Россией в одно единое экономическое пространство» (подчеркнуто нами.—Автор).

Приведем еще отрывок из статьи в эссенской «Nazional Zeitung» —га­ зете, принадлежащей лично Герингу, —от 1 июня 1934 г., из статьи, озаг­ лавленной «Великое экономическое пространство Балтики».

«Мы должны снова начать там, где четыре столетия назад прервалась старая, связанная с определенной территорией, торговля Ганзы... Страны Балтики имеют одну и ту же судьбу... Юго-восточная часть Европы должна снова войти в контакт с северо-восточной, с районом Северного моря и с Балтикой. Круг должен быть однажды замкнут над Россией. В пользу Внеш­ неполитического отдела НСДАП неоспоримо говорит то, что он наметил в этом отношении планы и предположения, которые уже сегодня находятся в процессе выполнения» (курсив наш. —Автор).

И, наконец, сам господин Розенберг в речи, обращенной все к тому же «Северному обществу» 2 июня 1934 г., сказал следующее (через 4 дня после этой речи произошел путч в Литве, а через 11 дней был раскрыт путчистс­ кий заговор в Латвии):

«Народы прибалтийской территории находятся сегодня в таком же положении, что и народы дунайской территории. Балтика была некогда центром европейской международной политики... Вступлением к реше­ нию этих великих вопросов является здесь также признание того, что Бал­ тика... развивается по своим собственным историческим законам... Мы ве­ рим, что великая общая судьба Скандинавии и народов Балтики выше различных систем правительств».

Почти дословное совпадение этих цитат, так же как и приведенных выше, предназначенных для узкого круга заявлений членов «Балтийского братства», совпадение, которое может быть объяснено только существова­ нием фиксированного, точно сформулированного, основного документа, быть может, «Коричневой книги» —для посвященных1 это, конечно, из­, 1 Этот ряд доказательств можно продолжить. Так, господин Штебель, офици­ альный лидер национал-социалистской корпорации студентов, по случаю учреж­ дения специальных «восточных семестров» в германских университетах, заявил: «Так же как сотни лет назад цвет наших рыцарей, крестьян и ремесленников боролся за завоевание земель, лежащих по ту сторону Эльбы, Вислы и Одера, точно так же сегодня дух новой Германии должен в первую очередь пробить себе путь на Восток».

Студент также заучил свой урок наизусть, но он хуже, чем другие, умеет держать язык за зубами.

лишнее доказательство. Дело ясно, как день, ясно даже для скептиков и маловеров, для глуховатых или притворяющихся глухими некоторых поли­ тических деятелей и «лидеров общественного мнения» на западных грани­ цах Европы.

Что такое «Балтийское братство»? Это один из самых чудовищных и все же в известном смысле реалистических фантомов, возникших в мозгу господина Альфреда Розенберга — этого средневекового недоноска в XX столетии, который приобрел такое влияние, играет такую характерную роль и стал почти «классиком» потому, что в XX в. он неустанно пытается найти синтез между современной капиталистической олигархией, ее за­ конами, ее нуждами и стремлениями, с одной стороны, и формами и орудиями самой мрачной, самой реакционной в истории эпохи — феода­ лизма, — с другой: такое сочетание носит название фашизма.

Попытка эта обречена на неудачу;

это противоречит смыслу истории и процессу ее развития;

эта попытка не диалектична. Но для внутренней трагедии капитализма, трагедии, заключающейся в том, что, находясь при смерти, он отказывается умереть, толкающей его к таким безумным, пато­ логическим химерам, имеют значение даже подобные планы;

планы, кото­ рые «находятся в процессе выполнения» и до сих пор имеют реальный смысл, хотя их окончательное осуществление условно.

Кто является членами «Балтийского братства», а, следовательно, и будущего нового тевтонско-балтийского ордена? Это в первую очередь бал­ тийские бароны, сегодняшние прямые потомки средневековых германс­ ких рыцарей-разбойников;

все эти Унгерны-Штернберги, Врангели, Цур Мюлены и пр., точно так же, как польские воеводы на юге не перестава­ ли в течение пятисот лет претендовать на эту зону для своего исключи­ тельного пользования;

при русских царях они держали нищее крестьян­ ство этих областей в полном национальном и социальном рабстве до тех пор, пока после войны они сами не были, наконец, экспроприированы этими крестьянами и изгнаны (таков был более глубокий смысл «нацио­ нального освобождения» прибалтийских стран за последний период).

Еще в 1919 г., почти сразу после военного краха старого российского государства, эти бароны в открытом манифесте, выпущенном «Корпора­ цией рыцарей», требовали отделения этих провинций от России. Теперь они снова предъявляют свои притязания. Но не они одни! И вот здесь-то и начинается действительно новая и решающая «северо-восточная евро­ пейская проблема» германского фашизма, проблема, которая породила бредовый фантом Розенберга.

Гитлер не может решить проблему германского крестьянства. Он не может решить проблему германской мелкой буржуазии. Он не может ре­ шить проблему германских безработных. Он создает только узкие аристок­ ратические касты для каждой категории, все больше подавляя массы. От­ сюда новый кризис национал-социализма. Отсюда 30 июня 1934 г. Отсюда внутренний и внешний пароксизм германского фашизма, заставляющий его забыть всякую предусмотрительность и осторожность.

Восточноевропейская фашистская лига должна решить эту проблему для Гитлера, проблему германской мелкой буржуазии и крестьянства таким же образом, как юго-восточная европейская фашистская лига должна решить проблему германского монополистического капитала. Вокруг этой сжатой фор­ мулы вращается в настоящий момент вся концепция современной гер­ манской политики. Она служит выражением окончательного решения, к которому пришли германский империализм и его фашизм после трех лет борьбы и экспериментирования: в ней вся его мудрость.

На юго-востоке — прорыв для Рура, для скованного и пытающегося найти выход для своей энергии германского индустриального капитала, машины которого, через Дунай и Балканы, должны достигнуть открытых азиатских рынков. На северо-востоке —прорыв для мелкой буржуазии, для миллионов пауперизованных и отчаявшихся крестьян, мелких буржуа и безработных (из мелкой буржуазии), которые восстали на стороне фашиз­ ма, чтобы обеспечить свое существование, но которые однажды снова вос­ станут —на этот раз вместе с рабочим классом —против фашизма, если он не обеспечит их существования —каким бы путем он это ни осуществил. И фашизм «нашел» этот путь.

Это имеет весьма определенный смысл. Не только старые местные «бал­ тийские бароны» —прямые наследники феодального тевтонского ордена в Северо-Восточной Европе —являются людьми, стоящими за новым балтий­ ским орденом или выражающими его социальную сущность. Устремления ордена еще более сформировались и усилились благодаря всей подталкиваю­ щей его массе обделенных внутри Германии. Это юнкера с восточного берега Эльбы, друзья фон Папена и Гинденбурга, которые за последние пятьсот лет чувствуют себя слишком стесненными на родине и которые охотно раз­ добыли бы новые поместья для своих сыновей и родственников1 Это затем.

«младшие сыновья» новых «наследственных крестьян» (Erbhofbauem), кото­ рые после «аристократической аграрной реформы Дарре» были навсегда от­ странены от раздела имущества, а из-за безработицы не могут стать даже пролетариями. Это также городские национал-социалистские мелкие бур­ жуа, которых их мессия-Гитлер не может ни накормить, ни повесить и кото­ рых он должен поэтому превратить в новую аграрную касту;

это, наконец, все прочие социальные группы и элементы, ставшие огромным мертвым балластом в государстве фашистского монополистического капитала, балла­ стом, который внутри страны нельзя ни «разгрузить», ни уничтожить, а можно только вытолкнуть. Место, куда можно его вытолкнуть, существует.

Есть также и почва, на которой изгнанная мелкая буржуазия должна полу­ чить крещение в качестве новой аграрной касты победителей;

и таким обра­ зом вся проблема решится как по волшебству. Как же тут не прийти в восторг старому балтийскому фантазеру Розенбергу?


Новый балтийский орден и его королевство восстановит «циркуляцию»

1 «Балтийская перспектива», предложенная Гитлером этим элементам, —одна из самых реальных и сокровенных причин для временами непостижимой «рыцарс­ кой лояльности», с которой фонпапеновское крыло германских юнкеров продол­ жает относиться к национал-социалистскому режиму.

и «равновесие» в социальной жизни Германии. Он облегчит жизнь в городах и возродит деревни. Он создаст и навсегда обеспечит Германии продоволь­ ственную базу, недостаточность которой всегда была серьезной опаснос­ тью в военное время. И, наконец, он откроет для германской промышлен­ ности новый рынок. Потому что так же, как старый Орден тевтонских ры­ царей опирался экономически на торговый союз «Ганза» и к прибылям от грабежа земель присоединял прибыли от торговли, так же и новое государ­ ство розенберговских рыцарей будет непосредственным агентом Рура и ка­ налом для его продуктов. Северо-Восточная Европа для германских фаши­ стов! И снова над Балтикой несется клич: «Schwert, Kreuz und Deutschtum!»

(«Меч, крест и германство»). XX столетие только на один шаг ушло от XIII.

Гитлер тащит его назад.

Вот почему «Балтийское братство» — скрытая, эмбриональная форма будущего балтийского ордена —становится таким важным фактором в прак­ тической восточноевропейской политике. Оно становится, таким образом, наряду и вместе с орденом польских феодалов, который называется Польшей Пилсудского, второй подлинной опорой фашистской восточной лиги, вто­ рым руководящим партнером в проводимом здесь походе на цивилизацию.

Розенберг и Радзивилл, две ветви одного дерева, осуществляют вместе по­ литическую контрреволюцию в Восточной Европе, а если копнуть всего одним слоем глубже, то и экономическую аграрную контрреволюцию в этих странах. Это нечто большее, чем выполнение их собственных планов, чем борьба за их собственные специфические интересы.

Контрреволюция с точки зрения капиталистической является двоякой необходимостью —только так можно компенсировать и поддержать остат­ ки мелкой буржуазии и среднего сословия в Германии, удушаемых моно­ полистическим капиталом. И только так может быть одновременно созда­ на экономическая основа для акта, который должен будет увенчать всю деятельность мировой капиталистической реакции, для политического и военного уничтожения СССР. Это положение чрезвычайно важно. Совет­ ский Союз —это смертельный недуг в мировой капиталистической систе­ ме, потому что он представляет на шестой части света необычайно могу­ щественное бесклассовое общество и необычайно могущественную соци­ алистическую промышленность.

Для того чтобы раз и навсегда с корнем разрушить это общество и эту промышленность, недостаточно одного только военно-политического по­ ражения и завоевания СССР;

необходимо одновременно разрушить суще­ ствующий экономический фундамент, техническую базу обеих этих сил:

для этого надо насильственно превратить СССР в аграрную колонию, отбросить развитую экономику страны до уровня отсталого аграрного об­ щества и, как следствие, вновь превратить полных достоинства социалис­ тических мужчин и женщин в разъединенную, распыленную армию сельс­ ких пролетариев и крепостных. Новое социалистическое общество в Совет­ ском Союзе не только в военном и политическом, но также и в социаль­ ном отношении должно быть уничтожено на корню. Вот что означают объек­ тивно планы Радзивиллов на юге и розенберговских баронов на севере. Вся программа этого крестового похода сводится в конечном счете к этому, т. е.

к воссозданию нового феодального класса в Восточной Европе на месте бесклассового социалистического общества.

Восточноевропейская фашистская лига представляет поэтому синтез двух тенденций: во-первых, специфической империалистской борьбы за восточноевропейскую монополию и борьбы аграрного капитала за захват новых земель, за новые источники ренты;

и, во-вторых, всеобщей соци­ альной необходимости мирового капитализма в целом к уничтожению ин­ дустриально-пролетарской страны, занимающей пространство между За­ падной Европой и Восточной Азией. Вот почему —даже если не было бы других причин —так силен политический импульс этой лиги. Она истори­ чески представляет собой чудовищное усилие: усилие повернуть историю вспять, усилие, которое капитализм делает перед лицом гибели.

Итак, «Балтийское братство» в качестве действительного внутреннего стержня этого похода организует «окружение Балтийского моря», в то вре­ мя как Радзивиллы, Потоцкие и Сапеги заняты подготовкой блокады Ук­ раины. Оно создает латвийский фашизм, подхлестывает Маннергейма в Финляндии, электризует Ларка и его ветеранов в Эстонии и гальванизи­ рует Вольдемараса в Литве. Все эти мелкие офицеры, одержимые манией величия профессоры, опереточные диктаторы и прочие карманные Мус­ солини, даже не отдают себе полного отчета в том, почему все они сразу стали вдруг так велики и могущественны;

именно потому что все они тоже делают европейскую историю, им разрешено производить малень­ кие «революции» собственного изготовления.

Они только что появились на сцене и они полностью удовлетворены ролями военных наемников сегодня и феодальных вассалов завтра в той новой империи, почти беспредельной по своим пространствам, почти неисчерпаемой по своим возможностям эксплуатации, которую должен открыть крестовый поход их господ на восток. Они прыгают и заставляют прыгать лавочников Ковно, зажиточных фермеров с берегов Финского залива, адвокатов из Ревеля и студентов из Риги.

Лидеры подпольного «Балтийского братства»: таинственный «магистр ордена» в Восточной Пруссии, господин Курселль;

руководитель в Эсто­ нии, барон Мейдель;

руководитель в Латвии, Шенфельд;

руководитель в Литве, барон фон дер Ропп, и пр., диктуют политическую линию1 Они.

вдохновляют балтийскую армию, собирающуюся в Восточной Пруссии, так же как и «безобидные» военные миссии германских и польских офице­ ров генерального штаба, недавно посетившие страны Прибалтики.

Восточная лига Гитлера и Бека марширует. Оба они идут вместе и будут продолжать идти вместе, в полном мире и согласии, до тех пор пока не будет достигнута их непосредственная цель —поражение большевизма.

Но когда это будет достигнуто — а эти люди, по крайней мере, верят, что 1 Существование связи между «Балтийским братством» и эстонскими фашис­ тскими «борцами за свободу» было, например, установлено с полной достоверно­ стью. Орган «борцов за свободу» «Vyvtlus» основан при германской поддержке.

это будет, — тогда произойдет маленькое изменение — последний акт в этой современно-средневековой фантазии. Торжествующий победу «Бал­ тийский орден» германского фашизма, в сознании своей победы и своей «исторической миссии», сделает одно последнее маленькое движение, которое даже не будет стоить ему никаких особых усилий. Он уничтожит наследников Пилсудского — ни больше и ни меньше. Он вдребезги разобьет «поляков», «польскую свинью», этих «наследственных врагов германской расы», которые беспрерывно в течение восьми столетий не переставали враждовать с ним, которые в 1410 г. покончили с первым тевтонским орденом (битва под Танненбергом) и с тех пор вызывают отвращение в каждом истинном германце — кроме тех периодов, когда они нужны как орудия и пока они, следовательно, являются «братьями».

Гитлер раздавит свою союзницу Польшу Бека, которую он поднял до ранга «большой державы», сам вовлек в крупную игру, раздавит на следу­ ющий день после «грядущей» совместной победы, раздавит ее всей своей колоссально увеличившейся мощью и устроит новый раздел Польши, го­ раздо более тщательный, чем три первых: с Украиной и Литвой в каче­ стве частей «федерации» под германской гегемонией в соответствии с пер­ воначальным планом Розенберга;

планом, который был «модифициро­ ван» временно, по «тактическим» соображениям, но от которого никогда не отказывались. Тогда действительно будет «Finis Poloniae». Конец «пол­ ковникам», конец Радзивиллам, конец всем этим жадным и жалким ли­ липутам, которые думают, что они могут объединиться с тигром, чтобы напасть на льва.

Но лев жив, и когти его крепки как никогда.

Глава VI. Новый германский стратегический план (План Гофмана) Ход событий ясно показывает — на континенте созданы два новых объединения: Восточная фашистская лига и Южная фашистская лига.

Первая тянется от финско-скандинавских границ до польской западной Украины. Вторая охватывает пространство от дунайских стран до Ближне­ го Востока. И та и другая стали неотъемлемыми факторами в европейской политике. И та и другая превращают свои зоны в бурлящий политический котел, каким была раньше Германия. И обе вместе представляют собой нечто новое: широкий герметический барьер, проходящий сквозь всю Евро­ пу от Атлантического океана до Черного моря.

Это характерно для обеих лиг. Бек и Гембеш, восточноевропейский «бонапартизм» и южноевропейский «ревизионизм», фашистские марша­ лы на Балтийском море, на Висле и на Дунае подают друг другу руки;

образуется замкнутая непрерывная линия. От северной до южной окраи­ ны континента нет ни одного пункта, ни одного сектора, не охваченного этой линией. Это система укреплений. Две региональные группировки, пре­ следующие, как будто столь разнообразные политические цели, занятые столь различными проблемами (что общего имеет болгарский террорист Михайлов с финским генералом Маннергеймом?), сливаются друг с дру­ гом;

они образуют единую политическую территорию.

Варшава и Будапешт —два главных бастиона;

Берлин —позади линии — полевой штаб;

Вена —в центре —ключевая позиция, захват которой будет означать окончательное воссоединение двух армий и начало решающего генерального наступления. Но для какой цели воздвигнута эта, так тща­ тельно сцементированная, стена? Какова конечная и центральная идея этого, как будто случайного, объединения?


Назначение новых фашистских региональных лиг совершенно очевид­ но. Это, в первую очередь, огромные контрреволюционные союзы, оплоты всеобщей фашистской реакции и мятежа, национальная форма которых перерастает в региональную. Ясно, что такие союзы, объединяя фашистс­ кие партии нескольких стран, подчиняя их общему политическому руко­ водству, общему плану действия, в первую очередь подрывают в корне внутреннюю структуру стран, входящих в эти зоны.

Лига Бека (покойного Пилсудского) становится ведущим фактором в фашизации всей Восточной Европы;

эта преимущественно аграрная часть континента, с ее слабыми полудемократическими послевоенными госу­ дарствами и не игравшим самостоятельной роли господствующим клас­ сом, до сих пор проявляла все же относительную устойчивость. Лига Гембе­ ша мобилизует сразу все реакционные и ирредентистские течения на юго востоке Европы, который издавна считается центром циклонов на конти­ ненте и объединяет их в единую грозную антидемократическую волну.

Ожесточенность классовой борьбы в этих районах явно растет в разме­ рах, еще небывалых со времен войны. Самопроизвольно возникавшие от­ дельные фашистские организации первого периода, имевшие лишь слу­ чайный характер, организации, которые были недолговечными и не имели между собой связи, уступают место мощному, пустившему глубокие кор­ ни движению, ни на минуту не ослабляющему своего наступления, име­ ющему в своем распоряжении неисчерпаемые средства и представляюще­ му практически связное территориальное единство. Разжигание страстей мелкой буржуазии, антипарламентская агитация, террор против движе­ ния рабочего класса, волна джингоизма и антисемитизма —резко возрас­ тают;

идет непрерывное вооружение путчистских элементов.

Никогда еще не были местные силы контрреволюции так мобильны, никогда не были их атаки на рабочий класс и демократию так упорны и интенсивны. И в самом деле, перспектива гражданской войны, перспек­ тива решающего удара фашистов и установления террористической дик­ татуры стала в поразительно короткий срок совершенно явственной во всей сфере деятельности двух лиг, т. е. там, где вплоть до 1934 г. парламен­ тский режим казался таким устойчивым и даже, пожалуй, влияние Вто­ рого интернационала казалось таким значительным. Страны на северо востоке Балтики, где социал-демократические лидеры годами —так же как в Германии —находились у кормила власти, теперь находятся на волоске от захвата власти крайними фашистскими партиями. На юго-востоке Европы, где до сих пор, перемежаясь с демократическими «островками» (Чехосло­ вакия), правили консервативные династические или «авторитарные» сис­ темы, государственная власть может в любой момент перейти в руки пут­ чистского фашизма, так как рабочий класс там уже полностью терроризи­ рован. Такова яркая картина, освещенная разгоревшимся в этих зонах Ев­ ропы фашистским движением.

Новые таинственные лиги на Балтике и вокруг Дуная несомненно явля­ ются, в первую очередь, огромными армиями гражданской войны;

они по­ глощают местные фашистские движения со всеми их силами и ресурсами;

через пятнадцать лет после прихода к власти Муссолини и через три года после прихода к власти Гитлера фашистская контрреволюция переходит от масштабов отдельных стран к масштабам целых географических блоков.

Эти лиги являются, во-вторых (и это совершенно очевидно), крупны­ ми агентствами высшего фашистского империализма — гитлеризма, вне­ шнюю политику которого они неукоснительно осуществляют. Региональ­ ные блоки фашистских партий становятся чем-то вроде тайных придатков центрального («центродинамического») фашистского государства, кана­ лами его влияния, инструментами его тактики и дипломатии. Они служат для него всем, чем обычно в области внешней политики служат друг другу союзные государства. Они помогают Вильгельмштрассе во всем.

Восточная лига осуществляет один из величайших и наиболее удиви­ тельных поворотов в современной европейской политике: переход Польши, традиционного союзника Франции, на сторону Германии. Эта лига начи­ нает также подчинять Германии и балтийские государства, до сих пор на­ ходившиеся под преобладающим влиянием Англии, подрывая созданную Парижем «Балтийскую Антанту» проектом «польско-балтийского союза» и забрасывая сети германского влияния вплоть до «нейтральной» Скандина­ вии;

никогда еще рука Германии не протягивалась так далеко на северо восток. Все это одно, единое наступление против «коллективной безопас­ ности» на востоке.

Южная лига также явно открывает дорогу германской экспансии на всем пространстве Дуная и Балкан, где гегемония принадлежала до сих пор Франции и Италии. Ее страшная хватка сжимает Малую Антанту Бе­ неша со всех сторон, оказывая давление на эмансипированные славянс­ кие силы на юге;

тем самым лига вознаграждает Берлин за ненадежный «великий альянс» с Римом. Гитлер потерпел жестокое поражение в Авст­ рии в июле 1934 г. Он тогда потерял помощь Италии, бывшей первоначаль­ но козырем во всей его внешней политике. Но теперь Гембеши, Кобурги, Карольи, Габихты и Метаксасы, образовавшие новый фронт к западу от Адриатики, составляют на всякий случай замену колеблющегося «союза» с Италией;

это очень важный процесс.

Гитлер и барон Нейрат в самом деле решились на крупный шаг;

их новые союзники заменяют ныне те союзы, которые заключала старая Гер­ мания довоенных времен (с Габсбургской империей, Болгарией и пр.).

Форма союзов изменилась. Союзы польских, венгерских, румынских, фин­ ских, австрийских, литовских, хорватских и латвийских фашистов слепо следуют международному курсу национал-социализма, движимые его ди­ намически-империалистским весом. Они угрожают всем правительствам, которые не примыкают к германской ориентации, тайно или явно работа­ ют против коалиций или «пактов», исходящих с какой-либо другой сторо­ ны, и являются во всех своих разветвлениях завуалированным продолжени­ ем германской дипломатии.

Лиги являются, в-третьих (и здесь тщательный анализ не оставляет никаких сомнений), экономическими формированиями крупного германс­ кого капитала, прямыми орудиями Тиссена и германских трестов в их борьбе за рынки, за источники сырья, за сельскохозяйственные районы, и поми­ мо всего этого — за создание новой «самодовлеющей» сверхимперии «Grossraum-Wirtschaft» (хозяйство огромных пространств). Это ни в коем случае не отдаленная, подчиненная тенденция. Фашистские группировки между Балтийским и Черным морями являются не только эмбриональны­ ми, хотя уже видимыми звеньями в этой империи, — которые однажды, согласно плану Розенберга, должны быть прямо и непосредственно вклю­ чены в нее, —но даже сегодня, под различными политическими этикетка­ ми, они, безусловно, являются непосредственными агентами и представи­ телями германского капитала: такими же, какими в Германии были все время национал-социалисты.

Совершенно очевидно, что юго-восточные фашисты —Хорти, Габихт, Кодреану и пр. —следуют именно по тому пути, который всегда представ­ лял главный выход для германского капитализма, его экспорта и колони­ альной экспансии;

как раз по тому пути, который пытался заполучить «Дойче банк» до войны под эгидой Вильгельма II: это путь Берлин —Багдад. Кос­ венно они осаждают великий центральноевропейский торговый путь, ве­ дущий через Вену, изолируя обширный и многообещающий балканский рынок, последний «свободный рынок» в Европе, для тиссеновских и круп повских военно-промышленных предприятий, паровозостроительных за­ водов и машиностроительных комбинатов;

отдавая в лапы германского ка­ питала неоценимые и так долго оспаривавшиеся запасы австрийской же­ лезной руды, румынской нефти, венгерской пшеницы, югославской меди;

поддерживая и подкрепляя новую экспансию германских банков на Ближ­ ний Восток. Германская внешняя торговля систематически и явно продви­ гается в тех направлениях, где развиваются эти «движения».

Точно таким же образом вся восточная фашистская группа готовит почву для второй, «аграрной» части программы германского капитализма;

для ампутации и изгнания значительной части германского крестьянства, мелкой буржуазии и безработного пролетариата —балласта монополисти­ ческого государства — в Восточную Европу («колонизация славянских стран»). Польские, балтийские и русские фашисты —это только пионеры, «прокладывающие путь» в этом чудовищном проекте;

этот проект должен окончательно высвободить королей Рура из смертельных социальных объя­ тий, в которые они попали;

эти фашисты являются также вассалами буду­ щих германских «аграрных колоний».

Таким образом, под поверхностью политики ткутся нити и закладыва­ ется фундамент для гигантского нового «таможенного союза» на континен­ те под «германским руководством»;

этот «союз», перекраивающий всю эко­ номическую карту Европы, в течение десятков лет был самой сокровенной мечтой, главным устремлением германского капитализма, и сегодня при докторе Шахте он является прямой целью и главной идеей экономической политики Третьей империи. Территория этого «союза» совпадает с про­ странствами названных фашистских групп;

где бы они ни действовали, там видна рука германского капитала, везде, где они пользуются полнотой вла­ сти, обеспечена экономическая гегемония Германии. Это третья нехитрая «загадка» двух новых фашистских блоков между Балтийским и Черным мо­ рями: они являются, помимо всего прочего, экономическими факторами, орудиями олигархического монополистического капитала Центральной Европы в его борьбе за гегемонию на континенте.

И, однако, все это еще не главное. Контуры этих блоков прячут в своей тени другую идею. Ее реальная цель —не подготовка почвы для контррево­ люции в восточных районах, не дипломатическая поддержка германской политики, не капиталистическая подготовка германской экспансии. Все это вещи второстепенные и подчиненные;

ставкой является нечто более круп­ ное. В самом глубоком смысле новые фашистские лиги на северо-востоке и юго-востоке Европы не являются политическими, экономическими и дипломатическими органами: это потенциальные антисоветские армии.

В этом ключ к решению великой проблемы. На этом построено все зда­ ние. Этим объясняются, в конечном счете, взаимопроникающие связи и переплетения самых разнообразных «национальных» партий, групп и «ли­ деров», союзов ультранационалистов, целая серия поразительных и таин­ ственных политических происшествий, путчей и даже террористических актов, которые потрясают одну четверть континента. Все эти явления про­ низывает единая, связывающая их, идея. Стена, выстроенная фашистс­ кими маршалами от Финского залива до Босфора, является по существу ничем иным, как первым конкретным выражением нового германского стратегического плана — восточного «плана Гофмана», который пришел на смену западному «плану Шлиффена».

Здесь начинается вторая глава истории национал-социализма. Глава, в которой глубокий внутренний кризис вырастает до чудовищных фантасти­ ческих размеров;

глава, которая неизбежно и непреложно должна закон­ читься гибелью национал-социализма.

Значение всех этих событий, того поворота, который сделал герман­ ский фашизм после кровавой ночи 30 июня 1934 г., решившей судьбу взбунтовавшейся германской мелкой буржуазии и одновременно судьбу гитлеровского курса, становится совершенно ясным. Все стадии германс­ кой политики, все политические демонстрации Германии с того времени фактически направлены в одну и ту же сторону, ведут с несомненной последовательностью именно к этому единственному пункту — к новому военному плану, и именно с этой точки зрения объясняются венский путч 25 июля 1934 г., конфликт с Муссолини, пакт с Польшей, борьба против Восточного и Дунайского пактов, морское соглашение с Великоб­ ританией, ремилитаризация Рейнской области, новая «мирная программа на Западе», а теперь и «священный союз» с Японией. Стрела приближается к цели. Идея мертвого генерала Гофмана начинает осуществляться.

* * * Что такое план Гофмана? Как он возник, как случилось, что он, пол­ ностью овладев умами национал-социалистов, вытеснил все остальные за­ мыслы подлинных владык Третьей империи?

Он обращает германский фашизм на восток вместо запада. Он ставит фашизм перед континентальным фронтом, за которым находится террито­ рия в 21 млн. кв. км с потенциальными людскими резервами в 175 млн.

человек, вместо старой рейнской границы и 40 млн. непосредственных про­ тивников. Он беспощадно бросает фашизм против державы, величайшей и сильнейшей из всех, какие существуют сейчас и когда-либо существовали в истории, против Союза советских республик —основы будущего победо­ носного социалистического человечества. Он приговаривает фашизм почти с математической точностью к гибели, к полному и окончательному рас­ паду;

с логической точки зрения это — безумие, с моральной — варвар­ ство, с технической еще хуже —просчет. И все-таки этот план сегодня, так же как и в течение последних двух лет, владеет умом Гитлера;

делает голос Геринга крикливым и истеричным;

вращает колеса тиссеновских машин с головокружительной быстротой.

Как он возник? Как случилось, что план Шлиффена, неизменная основа германской политики и германских притязаний в течение сорока лет, их ось во время мировой войны, драгоценное наследие Гинденбурга, безоговорочно и демонстративно принятый Гитлером и Герингом в каче­ стве их главной задачи во время прихода к власти 30 января 1933 г., как случилось, что этот план должен был уступить место новому плану, на­ правленному в совершенно противоположную сторону?

Такая постановка вопроса может вызвать недоразумение. Национал-со­ циалисты не отказались и не откажутся от плана Шлиффена —схемы похо­ да на Париж, а затем на Лондон;

этот план остается незыблемым пунктом программы германского фашизма. Тиссеновская континентальная доктри­ на —главная пружина германского фашизма, —диктующая завоевание всего европейского пространства для необходимой экспансии германского про­ мышленного капитала и для изгнания избыточных частей германской мел­ кой буржуазии и трудящихся — неизменна до тех пор, пока существует германский капитализм;

ведь германский капитализм не может отказаться и не откажется от мысли о сокрушении Франции и поражении Англии.

Лотарингия, Уэльс, лондонское Сити, бельгийско-люксембургский район были и остаются силами антагонистичными Руру;

если Рур хочет жить, то эти силы должны быть разрушены или захвачены посредством войны Германии с западными державами. Это непреложно. Но не это —не существование или жизненность плана Шлиффена против Запада — ста­ вится под вопрос, подлежит обсуждению лишь вопрос о том, в какой пос­ ледовательности он участвует в больших замыслах и диспозициях германс­ кого фашизма.

В начале 1936 г., на четвертом году «великой эпохи» Адольфа Гитлера, после тридцати шести месяцев непрестанной борьбы, обмана, насилия и интриг, оказалось, что Гитлер, сосредоточивший свое внимание главным образом на Западе, стоит перед барьером, непроницаемость которого сде­ лала его почти абсолютно неприступным. Призрак «национал-социализма над Европой» возымел свое действие. Эта непроницаемость не просто дип­ ломатическая или политическая;

она стратегическая в самом конкретном смысле этого слова. Геринг не может больше найти никакой бреши для наступления на запад, предусматривая, что он начинает с этого фронта;

такой бреши нет ни в горизонтальном, ни в вертикальном направлении — последнее обстоятельство имеет решающее значение.

В начале 1934 г. на вопрос «Может ли Германия выиграть войну?» мож­ но было отвечать утвердительно, потому что в этой войне на западе, не­ смотря на французский пояс укреплений, все еще имелось три открытых стратегических пути: путь на крайнем севере —через Голландию — Бель­ гию, путь на крайнем юге —через Швейцарию;

и великий безграничный путь над землей —открытый путь на Париж для геринговской воздушной армады, которая должна была начать наступление и сделать его возможным и по двум другим путям1.

Тем временем обнаружилось кое-что в области высокой европейской политики: предварительный результат большой тактической диверсии, сде­ ланной германской дипломатией, которая на «необисмарковский» манер намеревалась натравить одну против другой западные державы и в осо­ бенности —оторвать Англию и Италию от Франции. Именно таково было главное условие для повторного применения шлиффеновского плана против Франции, условие практической возможности использования этих трех путей. Предварительный результат оказался полностью отрицательным:

вместо изоляции Франции от Англии и Италии существует пока франко­ итальянский военный сговор (соглашение Бадольо — Гамелен) и факти­ чески чуть ли не франко-британская военная антанта (заявление Болдуи­ на о том, что «наша граница лежит на Рейне»). Стратегически это ведет к следующему.

Крайний южный проход для наступления Геринга на Францию —Аар­ ская долина в Швейцарии —внезапно закрылся. Это произошло с момен­ та, когда пропала надежда, что Муссолини по ту сторону Альп соединится с идущей из Баварии германской армией для совместного удара по южно­ му флангу Франции;

теперь, напротив, Германия видит перед собой объе­ диненный и усиленный фронт франко-итальянских армий, простирающий­ ся от Бреннера до Лотарингии, —с этого момента идея марша через Альпы, сама по себе безрассудная и рискованная, становится для Германии страте­ гической нелепостью, предприятием абсолютно немыслимым.

Все специфические шансы, которые сулило объединение с воору­ 1 См. «Гитлер над Европой?», часть II, главы VI, VII и VIII.

женными миллионами Муссолини, исчезли;

осталась теперь перспектива фантастического марша современной, тяжеловооруженной массовой ар­ мии —ее танков, тяжелой артиллерии, моторизованных дивизий и беско­ нечных обозов —через узкие проходы высочайшего горного хребта в Ев­ ропе и по его склонам;

сотни летающих над этой армией вражеских само­ летов превратят ее поход в ад. Такой марш невозможен;

через несколько дней германской армии не станет;

она превратится в искалеченные, тер­ роризированные, панические толпы.

Нельзя вести абиссинских кампаний в Европе. Большие маневры, ко­ торые в сентябре 1935 г. проводились одновременно в итальянских Альпах, в Швейцарии и во Франции, бесспорно доказали, что с эпохой военной моторизации отошла в прошлое эпоха больших горных наступлений: быст­ рые моторизованные дивизии не могут пройти с нужной им скоростью.

Они содержат больше тяжелой стали, чем солдат1 и застревают в узких, горных проходах, теряя как раз свое специфическое и решающее качество — скорость, играющую главную роль в современной войне движения. Не за­ щищенное от вражеской обороны на земле и контратак с воздуха, наступ­ ление превращается в катастрофу.

И совершенно ясно, что в этом ничего не меняет и новое германо­ итальянское «сближение». Поскольку Муссолини тоже предпринимает так­ тические маневры и макиавеллистические шахматные ходы, чтобы проти­ вопоставить Германию Англии, он не начнет войны против Франции, с которой он два года назад заключил военное соглашение. Ведь в этом слу­ чае он теперь будет иметь против себя не только французскую армию и воздушный флот, но и английский средиземный флот — комбинацию, которой он боится больше всех других и которая для него оказалась бы смертельной. В этом случае для него была бы потеряна и Австрия, отдан­ ная на произвол «союзных» германских отрядов. Такая политика для Ита­ лии немыслима. С того времени как Муссолини ведет новую политику, швейцарская брешь для германского наступления на западе герметически закрыта.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 19 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.