авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации _ Федеральное агентство по образованию Г О С У Д А Р С Т В Е Н Н О Е О БРАЗОВАТЕЛ ЬНОЕ УЧ РЕЖ Д ЕН И Е В Ы С Ш ...»

-- [ Страница 3 ] --

Этот фактор входит в понятие политического регионоведения, которое собственно и исследует территориально-политические сис­ темы, представляющие собой территориальные (пространственные) сочетания взаимосвязанных компонентов общественно-политиче­ ской жизни страны. И в этом исследовании основными элементами как раз и являются структура политических сил, организаций, ин­ ститутов, а также электоральное поведение (политические симпа­ тии) населения, которое находит отражение обычно в результатах выборов высших и местных органов власти и в социологических опросах (исследованиях), а также социальной активности и наличии принципов, обусловливающих активность населения.

Таким образом, для данного признака в качестве важнейшего можно выделить такой параметр, как степень внутриполитической устойчивости приморской территории. Данная характеристика от­ ражает степень разброса мнений общественности и широту полити­ ческого спектра партий, реально влияющих на жизнь в рассматри­ ваемом регионе. При этом скажем, что, несмотря на необходимый плюрализм мнений и взглядов на развитие территориального обра­ зования, в большинстве случаев значительный разброс политиче­ ских пристрастий населения дает эффект сильной внутриполитиче­ ской напряженности, что несомненно отражается и на стратегиче­ ском развитии приморского региона. Кроме того, такой разброс свидетельствует о слабой поддержке среди населения действующей государственной власти и администрации, что также ослабляет сте­ пень политической устойчивости территории. В качестве параметра можно принять количество партий (фракционных групп), представ­ ленных в законодательном органе рассматриваемого региона, их количественное соотношение, и т.д.

С другой стороны, необходимо также рассмотреть вопрос о внешних стратегических рисках рассматриваемой приморской территории Мирового океана, что можно также называть парамет­ рами политического риска.

Как уже указывалось выше, политико-географическое положе­ ние приморской территории есть необходимый элемент территори­ ально-политической системы. При этом речь идет главным образом о положении исследуемой территории по отношению к внешним данностям политического свойства, т.е. положение страны или ее части, группы стран, региона мира по отношению к другим госу­ дарствам и их группам как политическим единицам, а также к цен­ трам политической и экономической напряженности. Кроме того, в последнее время чрезвычайно широкий размах имеет выполнение отдельных террористических актов спецслужб или террористиче­ ских организаций под их руководством.

В качестве важнейших характеристик в данном контексте мож­ но выделить следующие:

- внешние очаги напряженности. Данная характеристика де­ монстрирует экономическую и стратегическую зависимость рас­ сматриваемой приморской территории от ситуации в странах и ре­ гионах, которые являются неустойчивыми в экономическом и поли­ тическом плане. В целом этот параметр дает возможность говорить о степени стратегического и экономического риска как о потенци­ альных потерях для приморского региона вследствие затрудненно­ сти (ликвидации) контактов с другими странами рассматриваемого и/или соседнего региона;

- наличие и история военных конфликтов, происходивших на приморской территории;

- уровень террористической опасности. Данная характеристика получает большую значимость в свете последних лет, так как тер­ рористической угрозе в принципе подвержена любая приморская территория. В качестве параметра может выступать совокупность таких параметров, как среднее количество террористических актов, совершаемых за определенный промежуток времени на территории рассматриваемого региона, их значимость (экономические потери, людские потери и т.д.), а также меры и средства, отпускаемые на поддержание стабильности и предупреждение террористических действий.

Таким образом, можно констатировать, что данный признак ре­ гионального риска чрезвычайно важен при рассмотрении проблем стратегического развития и при проведении стратегического регио­ нирования приморских территорий Мирового океана.

В итоге возможность использования признаков политико­ географического (политико-административного) фактора стратеги­ ческого регионирования приморских территорий Мирового океана для глобального пространственного уровня можно свести в сле­ дующую таблицу (табл. 3).

Таблица И спользование признаков политико-географического (политико­ административного) ф актора стратегического регионирования приморских территорий М ирового океана глобального пространственного уровня Признак Использование признака + Территориально-граничный признак + / Признак суверенности Признак принадлежности к международным органи­ + зациям + Признак политико-демографический + Признак регионального риска П р и м е ч а н и я : «+» - признак необходимо учитывать при проведении стратеги­ ческого регионирования глобального пространственного уровня;

«+ /-» — признак можно частично иди необходимо учитывать при проведении стратегического ре­ гионирования глобального пространственного уровня.

1.3.5. Военно-географический (военно-стратегический) фактор регионирования прим орских т еррит орий М ирового океана Признак военно-стратегической значимости.

При изучении, анализе и оценке военно-стратегических усло­ вий рассматриваются военно-политические группировки (блоки, союзы, коалиции государств), их политическая направленность и устойчивость, пространственные аспекты расстановки сил в преде­ лах рассматриваемого театра военных действий (региона), основ­ ные очаги политической напряженности и предпосылки к военной конфронтации, политико-географическое (стратегическое) положе­ ние противоборствующих сторон, территориальные и экваториаль­ ные притязания, возможность использования территории (ее части или островов) в ходе предстоящих боевых действий (операций), во­ енно-политическая обстановка в соседних районах, отношение на­ селения к политике государства, целям войны, его национальный характер, моральный дух. Очевидно, что в результате любого поли­ тического процесса образуется иная стратегическая конфигурация, учитывающая в том числе и военные факторы, положение госу­ дарств в мировом сообществе.

Военный блок - военно-политический союз или соглашение государств с целью совместных действий для решения общих поли­ тических, экономических и военных задач. Отметим, что наиболее важные международные организации экономико-политического толка были рассмотрены в политико-географическом блоке. Выде­ лим наиболее значимые военно-стратегические союзы, а именно:

- Европейская политика в области безопасности и обороны (ESDP, European Security and Defence Policy). Является важнейшим элементом общей внешней политики и политики безопасности Ев­ ропейского союза. Организация работает в тесном сотрудничестве с НАТО, и подпадает под юрисдикцию Европейского союза, вклю­ чая страны, не имеющие отношения к НАТО. Членами организации является 21 страна.

- Коалиция многонациональных сил в Ираке (Coalition of the Willing, Multinational force in Iraq). Коалиция стран, чьи правитель­ ства поддерживают вторжение в Ирак 2003 г. с последующей окку­ пацией страны. Официально членами коалиции являются 49 стран.

- Оборонительное соглашение пяти держав (FPDA, Five Power Defence Arrangements). Организация, образованная двусторонними соглашениями между Великобританией, Австралией, Новой Зелан­ дией, Малайзией и Сингапуром, подписанными в 1971 г., на случай внешней агрессии или угрозы нападения на Малайзию и Сингапур.

Соглашение предусматривает тесное военное сотрудничество, а также создание комплексной системы противовоздушной обороны в Малайзии и Сингапуре. Члены организации - 5 стран.

- Организация Договора о коллективной безопасности (CSTO, Collective Security Treaty Organization). Военно-политический союз, созданный бывшими советскими республиками на основе Договора о коллективной безопасности (ДКБ), подписанного 15 мая 1992 г.

Договор продлевается автоматически каждые пять лет. На 2006 г.

членами ОДКБ являются 7 стран: Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан.

- Организация Североатлантического Договора (НАТО) (NATO, North Atlantic Treaty Organisation). В организацию входит 26 членов. Цели: обеспечение свободы и безопасности всех членов политическими и военными средствами в соответствии с принци­ пами Устава ООН. К основным органам НАТО относится также Группа ядерного планирования, проводящая свои заседания обычно дважды в год на уровне министров обороны. В сфере НАТО нахо­ дятся три европейских театра военных действий: Североевропей­ ский, Центральноевропейский и Южноевропейский. Главным оке­ анским театром войны НАТО считается Северная Атлантика. Ат­ лантический театр войны охватывает акваторию северной части Атлантического океана и прилегающих к нему морей от северного тропика до Арктики и от Североамериканского континента до по­ бережья Европы и Западной Африки.

- Партнерство Ради Мира (PFP, Partnership for Peace). Органи­ зация, созданная проектом Североатлантического договора (НАТО), и направленная на укрепление доверия между НАТО и другими го­ сударствами Европы и бывшего Советского Союза. Членами орга­ низации являются 23 государства.

- Региональная организация четырех государств ГУАМ - Гру­ зии, Украины, Азербайджана и Молдовы (GUAM Organization for Democracy and Economic Development). Организация, созданная как способ борьбы с влиянием России в регионе и получившая под­ держку и поощрение со стороны США. Кроме того, 30 мая 2006 г.

Министерство обороны Украины объявило о планах создания ми­ ротворческих сил ГУАМ.

- Североамериканское командование аэрокосмической оборо­ ны (NORAD, North American Air Defense Command). Совместная ор­ ганизация США и Канады, которая обеспечивает предупреждение и аэрокосмический контроль за воздушным пространством и террито­ рией Северной Америки. Организация была основана 12 мая 1958 г.

- Совет по вопросам мира и безопасности Центральноафри­ канских государств (COPAX, Council for Peace and Security in Central Africa). Пакт о ненападении, подписанный странами Цен­ тральной Африки, принятый 9 сентября 1994 г. Подписан 6-ю стра­ нами.

- Совет Сотрудничества Арабских Государств Персидского Залива (GCC, Gulf Cooperation Council). Региональная организация с участием 6 арабских государств Персидского залива с множеством экономических и социальных целей, а также общей системой безо­ пасности. Создана 25 мая 1981 г., в Совет входят Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты.

- Соглашение Лусака (LP, Lusaka peace agreement). Соглаше­ ние между 6-ю странами Африки, содержащее условия мирного со­ глашения между противоборствующими сторонами в войне в Де­ мократической Республике Конго, предусматривающее создание совместных сил быстрого реагирования и сдерживания.

- Тихоокеанский пакт безопасности АНЗЮС (ANZUS Security Treaty - Australia, New Zealand, United States). Военно-политический блок Австралии, Новой Зеландии и США. Договор о создании бло­ ка («Договор безопасности АНЗЮС») был подписан в Сан-Фран циско (США) 1 сентября 1951 г. и вступил в силу 29 апреля 1952 г.

Срок действия договора не ограничен. АНЗЮС был создан по ини­ циативе США для «координации усилий по коллективной обороне»

в районе Тихого океана. Единого верховного командования, объеди­ нённых Вооружённых сил и постоянной штаб-квартиры у блока нет.

С 1978 г. в сферу действия блока был включён и Индийский океан.

- Шанхайская организация сотрудничества (SCO, Shanghai Cooperation Organization). Межправительственная организация, ко­ торая была образована 14 июня 2001 г. руководителями Китая, Рос­ сии, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Мно­ гими специалистами и аналитиками организация рассматривается в качестве противовеса Организации Североатлантического догово­ ра (НАТО), что демонстрируют проводимые членами организации совместные учения. На сегодняшний день членами организации яв­ ляются 10 стран.

- Экономическое наблюдательное сообщество западноафри­ канских государств (ECOMOG, Economic Community of West Afri­ can States Monitoring Group). Западноафриканские многосторонние вооруженные силы, созданные Экономическим сообществом запад­ ноафриканских государств. Организация не является регулярной армией, но официально поддерживает совместную работу отдель­ ных армий по аналогии с сетями НАТО. Членами организации яв­ ляются 5 стран.

Дополнительно отметим, что в период военных действий мо­ жет сформироваться коалиция государств - временный военно­ политический союз двух или нескольких государств, заключенный для совместных действий против какого-либо государства или групппы государств (например, антигитлеровская коалиция, коали­ ция многонациональных сил в Ираке). Уяснение политической на­ правленности и устойчивости военных блоков, объективность и реалистичность анализа военно-политических условий в целом, глубина проникновения в сложнейшую сферу международных от­ ношений имеют решающее значение для оценки стратегической обстановки на театре военных действий.

Существенное влияние на ход и исход вооруженной борьбы на море может оказать географическое положение страны относитель­ но районов боевых действий на океанских и морских театрах воен­ ных действий, а также других государств (враждебных, дружест­ венных и нейтральных). Рассмотрев военно-географическое поло­ жение страны, необходимо охарактеризовать ее физико-географи­ ческое, экономико-географическое и политико-географическое приморское ‘положение и положение по отношению к мировым морским путям, что и было сделано в предыдущих разделах. Осно­ вополагающим для военно-стратегической обстановки, безусловно, является политико-географическое положение, под которым пони­ мается положение государства по отношению к своим союзникам и врагам, по отношению к различным военным блокам, угрожающим его безопасности.

В зависимости от политического и экономического факторов, от развития средств вооруженной борьбы роль географического по­ ложения может изменяться. Его особенности учитываются в воен­ ном строительстве, в оперативном оборудовании театров военных действий и при решении других вопросов, связанных с подготовкой к войне. В целом военно-стратегическое положение противоборст­ вующих сторон может явиться дополнительным фактором силы или, наоборот, слабости в сложившемся соотношении военно-мор­ ских сил, участвующих в вооруженной борьбе на океанских и мор­ ских театрах военных действий.

Таким образом, в качестве важнейших характеристик можно выделить следующие:

- принадлежность рассматриваемой приморской территории военно-стратегическому блоку или альянсу;

- военный бюджет и численность вооруженных сил прибреж­ ного государства;

- обладание современным оружием массового поражения.

В данном случае подчеркивается статус прибрежного государства (региона), его принадлежность к ядерным державам, что играет од­ ну из ключевых ролей в политике сдерживания и концепции страте­ гического развития;

- потенциал сухопутных сил. Данная характеристика является одной из важнейших, рассматривающая количество и состав воен­ ных соединений и объектов, вследствие чего можно оценить значи­ мость и силу оборонного потенциала рассматриваемой приморской территории при проведении сухопутных оборонительных и насту­ пательных операций.

Можно констатировать, что признак военно-стратегической значимости приморской территории чрезвычайно важен при рас­ смотрении проблем стратегического развития и стратегического регионирования приморских территорий Мирового океана.

Военно-демографический признак.

В рамках данного признака необходимо рассматривать челове­ ческий потенциал и его значимость в вооруженных силах рассмат­ риваемой приморской территории.

Как самостоятельные разделы в военной демографии выде­ ляют:

- исследование мобилизационных возможностей воюющих го­ сударств, в частности мобилизационных резервов для вооруженных сил и экономики;

- военных потерь населения, вызванных войнами миграций;

- изучение влияния войн на воспроизводство населения и его здоровье;

- демографических последствий военных действий.

В целях стратегического регионирования наибольшее значение приобретает первый раздел военной демографии. При этом отметим также важность перспективных расчетов численности и состава на­ селения по полу и возрасту для определения ресурсов стран или их коалиций. Основными источниками сведений для военной демо­ графии являются статистические данные о численности и составе населения.

Людские потери в войнах приводят к таким демографическим последствиям, как сокращение численности населения, изменение его возрастно-половой структуры, неравномерность прироста. По­ этому военная демография исследует, наряду с прямым влиянием войн на население, его здоровье, косвенные потери населения, вы­ ражающиеся в значительных изменениях рождаемости, брачности, смертности, заболеваемости, а также в его физическом развитии.

Военная демография изучает многообразные косвенные военные потери населения. Как показали исследования, в годы войны значи­ тельно снижается уровень брачности вследствие мобилизации мо­ лодых мужчин и отсрочки браков. Среди косвенных военных по­ терь населения - рост инвалидности. Война отрицательно отража­ ется на здоровье населения, особенно воюющих государств: ухуд­ шается физическое здоровье людей, особенно детей и подростков, повышается уровень заболеваемости практически по всем классам и группам болезней, связанных с недоеданием. Создаются благопри­ ятные условия для развития эпидемий, в том числе особо опасных инфекций (холера, чума и др.).

Демографическими последствиями войны можно считать также такие важные социальные явления, как изменения в семейном и культурном составе населения, происходящие в результате дли­ тельных разлук, отсутствия возможности обучения, закрытия куль турно-зрелищных предприятий и т.д. Как ближайшие, так и отда­ ленные демографические последствия войны существенно влияют на социально-экономическое развитие воевавших государств.

Кроме того, к военно-демографическому признаку необходимо отнести качественный потенциал призыва. Такую характеристику можно получить из анализа комплектования офицерского состава вооруженных сил, качества обучения будущего офицерского состава.

Таким образом, в качестве важнейших характеристик данного признака можно выделить следующие:

- величина потенциального призыва - эта характеристика пока­ зывает численность населения призывного возраста, способного и имеющего возможность к мобилизации в сжатые сроки, что отражает мобилизационный и оборонный потенциал приморской территории.

- научно-учебный потенциал - дополняющая характеристика, рассматривающая значимость приморской территории с точки зре­ ния научно-технического и управленческого военного потенциала, что также дает возможность оценить значимость и военный управ­ ленческий потенциал рассматриваемого региона.

Таким образом, не подлежит сомнению важность военно­ демографического признака в целях проведения стратегического регионирования приморских территорий Мирового океана.

Пр и з н а к з н а ч и м о с т и военно-морского потенциала.

Важным элементом военно-географической характеристики океанских и морских театров военных действий является военно морской потенциал приморских территорий, под которым понима­ ется оснащенность страны как военно-морскими силами, так и опе­ ративным оборудованием (системы стационарных и маневренных объектов и сооружений, играющих важную роль в обеспечении боевой деятельности флотов). Кроме того, важную роль играет так­ же возможность быстрого оперативного реагирования и участие в оперативной деятельности на различных театрах военных действий, расположенных на различных океанских и морских акваториях.

Среди основных систем военно-морского потенциала можно выделить следующие:

• система базирования, тылового и специально-технического обеспечения;

• система управления и связи;

• система наблюдения (надводного, подводного, воздушно космического) и разведки, включая радионавигационное оборудо­ вание.

К элементам системы базирования, тылового и специально­ технического обеспечения относятся военно-морские базы, пункты базирования, авиабазы и аэродромы морской авиации, центры су­ доремонта, ракетные и военно-морские арсеналы, центры и депо снабжения, базовые склады боеприпасов и вооружения, продоволь­ ствия и топлива и т.д.

Военно-морская база представляет собой оборудованный и обороняемый район (зону) побережья и прилегающего участка океа­ на (моря), обеспечивающий базирование и маневр сил флота. Она должна обеспечивать проведение боевой подготовки, повседневную и боевую деятельность частей и соединений военно-морских сил.

Военно-морские базы предназначены для постоянного или временно­ го базирования кораблей и корабельных соединений флота, снабже­ ния их всеми видами довольствия и восстановления при необходимо­ сти их боеспособности. Они должны также располагать возможно­ стями по ремонту кораблей, корабельного вооружения и техники.

По своему значению в системе базирования военно-морских сил, степени оборудования и вместимости базы флота подразделя­ ются на военно-морские базы и пункты базирования. В зависимости от места в системе базирования флота и выполняемых задач они, в свою очередь, подразделяются на передовые и тыловые. При этом передовые военно-морские базы и пункты базирования создаются зачастую на иностранных территориях и расположены в относи­ тельной близости от вероятного противника.

Авиационные базы военно-морских сил предназначены для по­ стоянного или временного базирования соединений и частей авиа­ носной и базовой авиации, обеспечения их боевой подготовки, по­ вседневной и боевой деятельности, снабжения всеми видами до­ вольствия, ремонта и обслуживания материальной части, а также размещения и отдыха личного состава. Совокупность авиабаз и аэ­ родромов на театре военных действий или в операционной зоне флота, обеспечивающих базирование, маневр и полеты морской авиации, составляет аэродромную сеть. В целом сеть баз различно­ го назначения охватывает сейчас многие районы земного шара, включая удаленные архипелаги и отдельные острова в Атлантиче­ ском, Тихом и Индийском океанах.

К основным элементам системы управления и связи на океан­ ских и морских театрах военных действий относятся командные пункты (пункты управления), узлы связи, подводные кабельные и другие линии связи, наземные комплексы, обеспечивающие косми­ ческие средства связи и наблюдения.

На развитие инфраструктуры для военно-морских сил на оке­ анских и морских театрах военных действий главные прибрежные государства выделяют ежегодно огромные средства. Строятся но­ вые и модернизируются существующие военно-морские и авиаци­ онные базы, совершенствуются системы наблюдения, разведки и связи, а также тылового и технического обеспечения. При этом все мероприятия осуществляются с учетом изменений в материально технической базе и характере вооруженной борьбы на море.

Итак, в качестве важнейших характеристик данного признака можно выделить следующие:

- военно-морской технический потенциал. Данная характери­ стика является одной из важнейших, рассматривающая количество и состав военно-морских соединений и объектов базирования, ты­ лового и специально-технического обеспечения, вследствие чего можно оценить значимость и силу оборонного потенциала и опера­ тивного реагирования рассматриваемой приморской территории.

Кроме того, учитывая мобильность военно-морских сил, этот пара­ метр представляется важным для оценки влияния на стратегическое развитие как непосредственных, так и удаленных приморских тер­ риторий Мирового океана;

- наличие иностранных военных группировок, баз, континген­ тов. Эта характеристика демонстрирует относительную зависимость (или независимость) приморского региона и государства от ино­ странного военно-стратегического влияния. Кроме того, наличие таких военных объектов иностранного происхождения влияет на соотношение сил во всем рассматриваемом приморском регионе;

- потенциальный охват акваторий военно-морскими силами. Эта характеристика дает представление о мобильности и возможной за действованности военно-морских сил приморского региона в дейст­ виях на акваториях Мирового океана. Данный показатель можно оп­ ределять исходя из размера акватории, которая является доступной для беспрепятственных действий и прохода соединений военно морских сил, расположенных в регионе. Например, для Российской Федерации возможно применить следующие допущения относитель­ но мобильности флотов в зависимости от рассматриваемого региона:

• для соединений военно-морских сил Северного и Тихооке­ анского флотов доступна для беспрепятственного прохода вся аква­ тория Мирового океана, за исключением внутренних и замкнутых морей иностранных государств;

• для соединений военно-морских сил Черноморского флота доступны для беспрепятственного прохода только акватории Чер­ ного и Азовского морей. Выход за пределы Черного моря может быть закрыт для соединений военно-морских сил в силу принад­ лежности пролива Босфор Турции;

• для соединений военно-морских сил Балтийского флота доступна для беспрепятственного прохода только акватория Бал­ тийского моря. Выход за пределы Балтийского моря может быть закрыт для соединений военно-морских сил в силу принадлежности проливов Скагеррак и Каттегат Королевству Дания;

• для соединений военно-морских сил Каспийской флотилии доступна для беспрепятственного прохода только акватория Кас­ пийского моря в силу его замкнутости.

Таким образом, данный признак значимости военно-морского потенциала приморской территории является весьма важным для проведения стратегического регионирования приморских территорий.

В итоге важность признаков военно-географического (военно­ стратегического) фактора стратегического регионирования примор­ ских территорий Мирового океана для глобального пространствен­ ного уровня можно свести в следующую таблицу (табл. 4).

Таблица Использование признаков военно-географического (военно-стратегического) фактора стратегического регионирования приморских территорий - М ирового океана для глобального пространственного уровня_ _ Признак Использование признака + Признак военно-стратегической значимости + Военно-демографический признак + Фактор значимости военно-морского потенциала П р и м е ч а н и е. «+» - признак необходимо учитывать при проведении стратеги­ ческого регионирования глобального пространственного уровня.

1.3.6. Технические м еханизм ы регионирования прим орских т еррит орий М ирового океана Использование механизма PE ST E -анализа.

В дополнение к выводам, приведенным выше, необходимо подчеркнуть, что целесообразность такой работы продиктована схемой разработки бизнес-стратегий, присущей любой междуна­ родной (или выходящей на международной рынок) организации или компании. При этом сам процесс разработки стратегии организации можно разделить на три этапа, первый из которых является этапом стратегического анализа.

Рассматривая организацию как систему, необходимо учитывать все составляющие ее подсистемы, их взаимодействие между собой и внешним окружением. К внешней среде системы (организации, фирмы и т.п.) относятся макросреда и микросреда (рис. 1). Компо­ ненты внешней среды оказывают влияние на эффективность и ус­ тойчивость функционирования организации.

Макросреда (внешняя среда косвенного воздействия) характе­ ризует факторы и силы, внешние по отношению к компании, кото­ рые влияют на возможности организации устанавливать и поддер­ живать успешное сотрудничество с потребителями и организация ми-партнерами. Эта среда включает в свой состав политические, экономические, социально-экономические, правовые, научно-тех нические, культурные и природные факторы. Эти факторы и силы не подвластны прямому управлению со стороны организации. И как бы не относилось руководство компании к таким условиям внешней среды как, например, политическая нестабильность и неблагопри­ ятные природно-экологические факторы, изменить их непосредст­ венным образом оно не может, но должно в своей деятельности учитывать эти условия и уметь приспосабливаться к ним.

Одним из основных инструментов стратегического анализа яв­ ляется PESTE-анализ - инструмент, предназначенный для выявле­ ния политических (Policy), экономических (Economy), социальных (Society), технологических (Technology) и экологических (Environ­ mental) аспектов внешней среды, которые могут повлиять на страте­ гию компании.

Рис. 1. Факторы внешней и внутренней среды организации.

Если организация хочет избежать планирования «в абсолютном вакууме» и желает учитывать реальности рынка и окружающей среды, в которой вынуждено работать, то PESTE-анализ является важным средством для планирования развития бизнеса и стратеги­ ческого планирования. При проведении данного вида анализа пред­ приятие старается выявить благоприятные и неблагоприятные фак­ торы по каждому из названных разделов, и на этой основе решить вопрос о продолжении работы (осуществлении инвестиций) или ее прекращении. Если решение положительное, то необходимо увели­ чить до предела план, с тем чтобы воспользоваться всеми благопри­ ятными факторами и свести до минимума воздействие неблагопри­ ятных.

Предлагаемое комплексное многофакторное регионирование приморских территорий Мирового океана позволяет выделить ре­ гионы с квазиоднородными характеристиками по указанным факто­ рам - физико-географическому (природно-экологическому), эконо­ мико-географическому (социально-экономическому), политико-гео­ графическому (политико-административному) и военно-географи ческому (военно-стратегическому), - и совокупностям составляю­ щих каждый фактор признакам, что и является по сути PESTE анализом приморских регионов Мирового океана.

Использование механизма кластерного анализа.

Общий вопрос, задаваемый исследователями, состоит в том, как организовать наблюдаемые данные в наглядные структуры, т.е.

развернуть таксономии. Например, биологи ставят цель разбить животных на различные виды, чтобы содержательно описать разли­ чия между ними. В соответствии с современной системой, принятой в биологии, человек принадлежит к приматам, млекопитающим, амниотам, позвоночным и животным. Необходимо заметить, что в этой классификации, чем выше уровень агрегации, тем меньше сходства между членами в соответствующем классе. Человек имеет больше сходства с другими приматами (т.е. с обезьянами), чем с "отдаленными" членами семейства млекопитающих (например, собаками) и т.д.

Кластерный анализ, или метод автоматической классификации, относится к числу наиболее быстро развивающихся направлений многомерного анализа. Назначение кластерного анализа состоит в объединении объектов (в данном случае 319 приморских террито­ риальных региональных единиц) в большие или меньшие по вели­ чине кластеры, используя некоторую меру сходства или расстояние между объектами. При этом кластеры по сути и являются примор­ скими георегионами (геополями) с квазиоднородными характери­ стиками по совокупности признаков физико-географического (при родно-экологического), экономико-географического (социально экономического), политико-географического (политико-админи стративного) и военно-географического (военно-стратегического) факторов.

Одним из основных требований, предъявляемых к классифика­ ции методом кластерного анализа, является ее объективность, т.е.

выделенные классы не должны зависеть от точки зрения лица, вы­ полняющего классификацию. В данном случае эта объективность должна выражаться в корректном подборе параметров, описываю­ щих (по возможности наиболее полно и комплексно) каждый из вышеперечисленных факторов и соответствующих признаков, беря за основу параметры, описанные выше. Кроме того, необходимо, чтобы используемые параметры были некоррелированы между со­ бой в пределах одного фактора.

При соблюдении такого подхода становится возможным выде­ ление приморских георегионов Мирового океана как по четырем факторам отдельно, так и по всему комплексу факторов и признаков в целом, т.е. провеение комплексной регионализации приморских территорий.

Наиболее удобным и корректным представляется метод крат­ чайшей связывающей сети. Этот метод относится к числу парал­ лельных процедур, т.е. процедур, в которых сразу вся исследуемая выборка поступает на классификацию. Суть метода кратчайшей связывающей сети состоит в построении сети отрезков, соединяю­ щих исследуемые объекты в пространстве признаков (факторов) в единую сеть таким образом, чтобы ее суммарная длина была бы минимальной.

Интерактивный поиск оптимального разбиения на классы звеньев с максимальной длиной проводится путем сравнительного анализа различных вариантов классификации.

2. ФАКТОРНОЕРЕГИОНИРОВАНИЕПРИМОРСКИХ ТЕРРИТОРИЙМ ИРОВОГООКЕАНА На основе теоретического обоснования, изложенного в главе 1, проведем комплексное пофакторное регионирование приморских территорий Мирового океана, состоящих из 319 составляющих объ­ ектов.

2.1. Р е г и о н и р о в а н и е п р и м о р с к и х т е р р и т о р и й М и р о в о го о к е а н а п о ф и з и к о -ге о гр а ф и ч е с к о м у ф а к т о р у За основу выбора признаков и параметров, описывающих фи­ зико-географический фактор регионистики по прибрежным терри­ ториям Мирового океана, принимаются выводы и заключения, сде­ ланные в п. 1.3.2 и табл. 1.

2.1.1. Географический признак физико-географического (природно-экологического) фактора регионирования Первым признаком при выделении приморских георегионов Мирового океана является признак географического расположения рассматриваемых территорий по отношению к основным водным объектам Мирового океана. Данный признак можно рассмотреть в сочетании двух параметров:

- расположение по отношению к океанам;

- расположение по отношению к водным объектам Мирового океана (основные моря, заливы и проливы).

По отношению к четырем океанам расположение приморских территорий приводится на рис. 2. Территории, граничащие с Атлан­ тическим, Тихим, Северным Ледовитым и Индийским океанами, выделены красной, синей, зеленой и черной штриховкой соответст­ венно. При этом такие территории, как Южная Африка, Чукотский округ (Россия), Гренландия и другие показаны перекрестной штри­ ховкой соответствующих цветов, так как подобные территории имеют выход к различным океанам. Отдельно необходимо выде­ лить Антарктиду, имеющую выход сразу к трем океанам - Атлан­ тическому, Тихому и Индийскому.

Рис. 2. Регионирование приморских территорий Мирового океана п выходу к океанам.

о Отметим, что штриховкой на рисунке выделены не только тер­ ритории суши стратегических регионов, но и их прилегающих 200 мильных зон. Необходимость учета 200-мильных продиктованы прежде всего положениями Конвенции по морскому праву [15], в статьях 56, 57 которой прописано, что «прибрежное государство в исключительной экономической зоне имеет: а) суверенные права в целях разведки, разработки и сохранения природных ресурсов как живых, так и неживых, в водах, покрывающих морское дно, на мор­ ском дне и в его недрах, а также в целях управления этими ресурса­ ми и в отношении других видов деятельности...;

б) юрисдикцию, предусмотренную в соответствующих положениях настоящей Кон­ венции, в отношении: i) создания и использования искусственных островов, установок и сооружений;

ii) морских научных исследова­ ний;

iii) защиты и сохранения морской среды... Ширина исключи­ тельной экономической зоны не должна превышать 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря...».

В принципе, согласно статье 74 Конвенции, «делимитация исклю­ чительной экономической зоны между государствами с противолежа­ щими или смежными побережьями осуществляется путем соглашения на основе международного права...». В подавляющих случаях эта де­ лимитация проводится на основе срединных линий, в связи с чем гра­ ница 200-мильной зоны зачастую пролегает существенно ближе 200 мильной от исходных линий, а например, для стран Средиземноморья эта граница зачастую совпадает с границами территориальных вод.

Необходимо, однако, сделать два существенных замечания. Во первых, не всегда соглашение по делимитации исключительной экономической зоны заключено к обоюдному согласию стран (при­ мер - споры между Россией и Норвегией по делимитации исключи­ тельной экономической зоны Баренцева моря, между Россией и США по делимитации Берингова моря и др.). Во-вторых, в подав­ ляющем большинстве стран водные морские пространства принад­ лежат государству, поэтому говорить об исключительной экономи­ ческой зоне для стратегических регионов, которые юридически яв­ ляются частями государства, юридически неправомерно (например, для субъектов Российской Федерации, районов Колумбии и т.д.).

Поэтому эти зоны в дальнейшем будем называть 200-миль ными зонами, и их границы проводить по принципу срединной ли­ нии, «проведенной таким образом, что каждая ее точка является равноотстоящей от ближайших точек исходных линий, от которых отмеряется ширина... для каждого из этих двух государств» (статья 15 Конвенции) [15].

Сложнее выглядит выделение георегионов по параметру выхо­ да стратегического региона к водным объектам Мирового океана, список которых обоснован и приведен в п. 2.3.2. В данном случае необходимо учесть не только большое количество стратегических объектов (68 объектов), которые требуется учесть при проведении регионирования, но и тот факт, что значительное число стратегиче­ ских регионов либо вообще не граничат ни с одним водным объек­ том Мирового океана (например, Намибия, штат Мэриленд США, Маршалловы острова и др.), или выходят к двум-трем водным объ­ ектам (например, штат Квинсленд Австралии, Объединенные Араб­ ские Эмираты, Таиланд и др.).

Таким образом, в матрице исходных данных каждому из стра­ тегических регионов было присвоено один или два числовых пара­ метра, соответствующих выходу приморской территории к океану.

Также каждому стратегическому региону присвоено от одного до трех числовых параметров, соответствующих выходу приморской территории к вышеперечисленным водным объектам Мирового океана, либо выходу только непосредственно к одному из океанов.

2.1.2. К лим ат ический признак физико-географического (природно-экологического) фактора регионирования В качестве параметров климатического признака, принимаемых за основу описания климатической составляющей физико-географи­ ческого фактора регионирования, принимались два параметра:

- среднегодовые значения скорости ветра;

- средняя интенсивность землетрясений.

Среднегодовые значения скорости ветра рассчитывались как среднегеометрическое значение среднемесячных интегральных вдольбереговых величин скорости ветра для приморской террито­ рии. Выбор такой методики расчета, как среднегеометрическое, обосновывается тем, что таким образом возможен учет внутригодо­ вой изменчивости скорости ветра по формуле U —^U j U2...W, j2 (2) где и\, иг, и 12 - среднемесячные интегральные вдольбереговые величины скоростей ветра, м/с;

U - среднегеометрическое значение скорости ветра, м/с.

Среднегеометрическое значение априори меньше значения среднеарифметического значения по массиву данных, причем чем больший разброс имеют величины массива, тем меньше среднегео­ метрическое значение.

Распределение среднегеометрических значений скорости ветра показано на рис. 3. Основными источниками данных были массивы гидрометеорологической информации [26, 27].

Наименьшая интенсивность ветра наблюдается в арктических и северных умеренных широтах европейской части, где среднегео­ метрическая скорость ветра не превышает в основном 4 м/с. Напро­ тив, для южной части Карибского бассейна характерны сильные ветра небольшой изменчивости, со средними значениями в отдель­ ных районах более 8 м/с.

Также сильными слабоизменчивыми ветрами характеризуются южные регионы Южной Америки (Аргентина, Чили) и южные ост­ ровные территории (Фолклендские острова, острова Бювет, Хеад и Макдональдс и др.). Схожая картина наблюдается в экваториальной Океании (Северные Марианские острова, Маршалловы острова и т.д.) и в районе Красного моря (Судан, Джибути и др.).

Регионы южной Океании, Каспия, южноафриканские террито­ рии, территории северной части Карибского бассейна являются ре­ гионами не только с сильными ветрами, но значительной внутриго­ довой изменчивостью скоростей ветра.

Параметр интенсивности землетрясений является важнейшей характеристикой, показывающей сейсмоопасность приморской тер­ ритории. Этот параметр учитывался при проведении регионирова­ ния как значение средней интенсивности землетрясений, имевших место за период XX - XXI веков по территории приморского стра­ тегического региона и его 200-мильной зоны.

Балл интенсивности землетрясений принимался по 12-балльной шкале Меркалли, за основу которой берется не столько сила подзем­ ных толчков, сколько величина социально-экономического воздействия этих толчков. Такой подход позволяет опосредованно учитывать имен­ но ущерб от землетрясений и такой важный фактор, как степень защи­ щенности данного стратегического региона от стихийных бедствий.

Среднее значение интенсивности рассчитывалось как отноше­ ние суммы баллов интенсивности всех землетрясений к количеству землетрясений. Эта методика является более корректной, чем рас­ чет среднего по промежутку времени, так как землетрясения в принципе носят непериодический характер проявлений (одно раз­ рушительное землетрясение оказывает гораздо большее влияние, чем набор незначительных землетрясений).

Распределение средних значений интенсивности землетрясений приводится на рис. 4. Основным источниками данных были масси­ вы информации [36, 38].

Это распределение показало, что наиболее интенсивным земле­ трясениям подвержены регионы Дальнего Востока и юго-восточной Азии, причем для последнего необходимо отметить и слабую за­ щищенность от подобных стихийных бедствий, что увеличивает балльность землетрясений. Также велико влияние землетрясений для средиземноморского (особенно регионы Турции, Греции, Алба­ нии и Черногории с интенсивностью 8-9 баллов) и каспийского ре­ гионов, где средняя интенсивность порядка 6 баллов, Карибского (выделяется Гаити с интенсивностью более 9 баллов) и Мексикан­ ского регионов со средней интенсивностью 5-6 баллов.

Особо устойчивыми являются регионы западного побережья Африки, Индии, Океании и, что интересно, региона Персидского залива, что во многом объясняется хорошей антисейсмической ба­ зой. Средними по интенсивности в целом являются регионы Север­ ной и Южной Америки, Скандинавии и Южной Азии (Индонезия, Филиппины и др.), для которых характерна средняя интенсивность землетрясений порядка 4 баллов.

Указанные параметры являются наиболее важными из клима­ тических, так как именно ветер и землетрясения оказывают весьма сильное влияние на стратегическую направленность региона, его оценку при анализе внешних воздействий. Такой несомненно также важный параметр, как температура воздуха сильно коррелирует с температурой поверхности воды - определяющим параметром гидрологического фактора. Аналогично априори связаны с темпера­ турой поверхности воды и такие параметры, как поток лучистой энергии, изменчивость приземного давления и облачность.

Рис. 4. Распределение средних значений интенсивности землетрясений для приморских территорий Мирового океа 2.1.3. Гидрологический признак физико-географического (природно-экологического) фактора регионирования В качестве параметра, принимаемого за основу описания гид­ рологического признака физико-географического фактора региони­ рования, принимался параметр среднегодового значения темпера­ туры поверхности воды.

Выбор именно этого параметр обусловлен в первую очередь его важностью и сильным взаимным влиянием как на климатиче­ ские показатели, о чем указано выше, так и на другие важнейшие гидрологические параметры, как показатель замерзаемости/ледови тости, а также в значительной степени и на динамику поверхност­ ных вод, так как температурный режим во многом обусловливается принесенной течениями водой. Кроме того, этот параметр несет в себе значительную экологическую составляющую, позволяющую оценить и вероятность антропогенного риска, например, от разлива нефти, так как способность к самоочищению водных объемов в первую очередь определяется их температурным режимом.

Среднегодовые значения температуры поверхности воды рас­ считывались, как и для интенсивности ветрового воздействия, в ви­ де среднегеометрического значения среднемесячных интегральных величин температуры по площади 200-мильной для приморской территории. Выбор такой методики расчета, как среднегеометриче­ ское, обосновывается тем, что таким образом возможен учет внут­ ригодовой изменчивости температуры поверхности воды согласно формуле (3) где tu t2,..., tn - среднемесячные интегральные значения темпера­ туры поверхности воды, °С;

Т - среднегеометрическое значение температуры поверхности воды, °С.

Распределение среднегеометрических значений температуры поверхности воды показано на рис. 5. Основными источниками дан­ ных были массивы гидрометеорологической информации [28 - 30].

Распределение температуры поверхности воды показывает ло­ гичную изменчивость с низкими значениями вблизи полюсов (меньше 0 °С) и большими значениями в экваториальной зоне (бо­ лее 25 °С).

Рис. 5. Распределение среднегеометрических интегральных значений температуры поверхности воды для приморских территорий Мирового океана.

Интересно, что наибольшие значения температуры наблюдают­ ся в юго-восточном регионе (Индия, Таиланд, Малайзия и др.) и районах Океании вблизи экватора (Палау, остров Бейкера и др.), со значениями температуры больше 28 °С. Это во многом объясняется меньшей внутригодовой изменчивостью температурных величин, чем в других регионах (например, регионах Африки или Централь­ ной Америки).

По той же причине средние значения температуры поверхности воды на западном побережье Северной Америки, например, выше, чем на восточном побережье, а температуры для Украины выше, чем для Казахстана.

2.1.4. Гидробиологический признак физико-географического (природно-экологического) фактора регионирования В качестве параметра, принимаемого за основу описания гид­ робиологического признака физико-географического фактора ре­ гионирования, принимался параметр количества исчезающих видов млекопитающих и птиц, обитающих на территории рассматривае­ мого приморского стратегического региона.

Выбор данного параметра также обусловливается его ком­ плексностью, что чрезвычайно важно при проведении регионирова­ ния. Несомненно, что такая величина позволит, во-первых, под­ черкнуть биоразнообразие рассматриваемого региона, а во-вторых, демонстрирует важность охраны окружающей среды и ценность окружающей среды региона.

Параметр количества исчезающих видов млекопитающих и птиц рассчитывался в виде числа подобных видов, отнесенных к единице площади рассматриваемой приморской территории.

Распределение значений удельного количества исчезающих ви­ дов млекопитающих и птиц на единицу площади показано на рис. 6.

Основными источниками данных были массивы информации ЮНЕП, Грин Бук [60, 62, 67, 74].

Распределение высоких значений параметра (более 20 видов на 100 км2) носит в основном очаговый характер. Основными регио­ нами повышенной биопродуктивности являются юго-восточная Азия, европейская часть Средиземноморья, отдельные районы Се­ верной Европы и Балтийского региона, южно-российские регионы.

площ е 6.

Рис. Распределение удельных значений количества исчезающих видов млекопитающих и птиц н единицу а для приморских территорий Мирового океана.

Скорее всего, повышенные значения показателя связаны с на­ личием значительного количества ООПТ, которые служат заповед­ ником для редких и исчезающих видов животных. Это подтвержда­ ет также очаговое распределение значений параметра по примор­ ским территориям США, Карибского бассейна и др.

2.1.5. Экологический признак физико-географического (природно-экологического) фактора регионирования В качестве показателей, принимаемых за основу описания эко­ логического признака физико-географического фактора региониро­ вания, принимались два параметра:

- среднегодовые значения выбросов в атмосферу углерода;

- площадь особо охраняемых природных территорий (ООПТ).

Два выбранных параметра, описывающих экологический при­ знак, в своем комплексе представляют одновременно характеристи­ ку качества окружающей среды рассматриваемой территории, а также те усилия, которые затрачивает как администрация примор­ ской территории, так и мировое сообщество по поддержанию при­ родных ареалов обитания.

Параметр среднегодовых значений выбросов углерода рассчи­ тывается в виде удельной величины выбросов углерода в атмосферу к величине валового внутреннего продукта (ВВП), либо валового регионального продукта (ВРП), в зависимости от типа рассматри­ ваемой приморской территории.

Распределение удельных значений выбросов углерода на еди­ ницу ВВП (ВРП) показано на рис. 7. Основными источниками дан­ ных были массивы информации ЮНЕСКО, Грин Бук [62, 70].

При рассмотрении предлагаемой характеристики четко выде­ ляются регионы повышенного значения выбросов, такие, как регио­ ны Китая (со значениями выбросов порядка 1 кг/долл. ВРП), север­ ные штаты Австралии (1 - 1,5 кг/долл. ВРП), регионы Ближнего Востока и Средней Азии (более 1 кг/долл. ВВП), а также северо восточные провинции Канады. Несомненными «лидерами» являют­ ся Мексика (причем Тихоокеанский регион Мексики более загряз­ нен, до 2,5 кг/долл. ВРП, чем Атлантический регион) и Украина с соседними стратегическими регионами.


Отметим также, что основная часть развитых экономических держав поддерживают низкие значения параметра, не превышая 1 кг/долл. ВВП (ВРП).

Рис. 7. Распределение удельных значений выбросов углерода н единицу ВВП (ВРП) а для приморских территорий Мирового океана.

Параметр площади особо охраняемых природных территорий (ООПТ) представляется в виде относительной величины, как отно­ шение всех площадей ООПТ по территории приморского стратеги­ ческого региона и его 200-мильной зоны к суммарной площади тер­ ритории региона и его 200-мильной водной зоны.

Распределение значений относительной площади ООПТ пока­ зано на рис. 8. Основными источниками данных были массивы ин­ формации ЮНЕСКО, ЮНЕП [70, 74].

К числу наиболее благоприятных регионов с точки зрения при­ родоохранных мероприятий можно отнести страны Балтийского и Североморского регионов, в целом Австралию и отдельные страте­ гические районы фактически по всем регионами Мирового океана, для которых значения параметра превышают 10 %.

К числу районов со значениями относительной площади ООПТ меньше 1 % четко относится практически весь регион Океании (за исключением Папуа-Новой Гвинеи и Вануату) и островных южных территорий (кроме островов Хеад и Макдональдс).

2.1.6. К ом плексное регионирование прим орских террит орий М ирового океана по физико-географическому (природно-экологическому) фактору Итак, в целом регионирование приморских стратегических ре­ гионов Мирового океана по совокупности признаков физико-гео­ графического (природно-экологического) фактора проводилось по параметрам:

- расположение приморского региона по отношению к океанам;

- расположение приморского региона по отношению к водным объектам Мирового океана (основные моря, заливы и проливы);

- среднегодовые значения скорости ветра по приморскому ре­ гиону;

- средняя интенсивность землетрясений по приморскому региону;

- среднегодового значения температуры поверхности воды по приморскому региону;

- количество исчезающих видов млекопитающих и птиц по приморскому региону;

- среднегодовые значения выбросов в атмосферу углерода по приморскому региону;

Рис. 8. Распределение значений относительной площади ООПТ для приморских территорий Мирового океана.

- площадь особо охраняемых природных территорий (ООПТ) по приморскому региону.

Взаимная корреляционная матрица, приведенная в табл. 5, по­ казала, что все показатели являются слабозависимыми (коэффици­ енты корреляции не превышают 0,5 по абсолютному значению), что позволяет провести регионирование для приморских территорий Мирового океана по физико-географическому (природно-экологи ческому) фактору методом кластерного анализа.

Таблица К о р р ел яц и о н н ая м а т р и ц а взаим ной к о р р ел яц и и п оказателей ф изико-географ и ческого (при родн о-экологического) ф а к т о р а р еги о н и р о ван и я п ри м о р ски х тер р и то р и й М и рового о к еан а _ _ Количество исче­ Выбросы углеро­ Температура по­ верхности воды площадь ООПТ Водный объект Скорость ветра Интенсивность Относительная землетрясений зающих видов Океанический животных объект да П о к азател ь Океаниче­ -0,1 0 0,25 ;

-0,0 0 0,08 -0, 1,00 0,25 0, ский объект Водный объ­ -0,0 4 0,05 -0, 0,25 0,13 -0,13 0, 1, ект Скорость 0,13 -0,0 4 0,48 -0,1 0 0,02 -0,1 1, 0, ветра Интенсивность -0,13 -0,0 4 -0,15 -0,0 5 0, 1, -0,1 0 0, землетрясений Температура поверхности 0,25 0,28 0,48 -0,1 5 0,04 0,06 -0,1 1, воды Кол-во исче­ -0,0 0 -0,0 4 -0,1 0 -0,0 5 0,04 0,05 -0,0 1, зающих видов животных Выбросы 0,08 0,05 0,02 0,15 0,06 0,05 0, 1, углерода Относитель­ ная площадь -0,0 5 -0,1 2 -0,1 2 -0,0 2 1, -0,03 0,08 0, ООПТ Рис. 9. Физико-географическое (природно-экологическое) регионирование приморских территорий Мирового океа (в скобках указано количество стратегических регионов в пределах георегиона).

В результате анализа полученной гистограммы и матрицы рас­ стояний связывающей сети всего было выделено 37 региональных кластеров - георегионов (геополей), представляющих собой сово­ купность стратегических приморских регионов Мирового океана.

Результаты регионирования показаны на рис. 9.

2.2. Регионирование приморских территорий Мирового океана по экономико-географическому (социально-экономическому) фактору За основу выбора признаков и параметров, описывающих эко­ номико-географический (социально-экономический) фактор регио нистики по приморским территориям Мирового океана, принима­ ются выводы и заключения, сделанные в п. 1.3.3 и табл. 2.

2.2.1. П ризнак уровня экономического развит ия экономико­ географического (социально-экономического) факторам регионирования Первым признаком при выделении приморских георегионов Мирового океана является признак уровня экономического разви­ тия рассматриваемых территорий, который необходимо рассмот­ реть в сочетании трех параметров:

- величина валового продукта;

- величина импорта и экспорта;

- величина относительного роста валового продукта.

Данные параметры являются наиболее широкоупотребимыми и всеобъемлющими с точки зрения характеристики экономического развития стратегического региона.

Величина валового внутреннего (регионального) продукта, ВВП (ВРП) учитывалась в виде удельной величины, относительно коли­ чества жителей, проживающих на территории приморского страте­ гического региона. При этом величины ВВП (ВРП) рассчитывались по принципу паритета покупательной способности (ППС).

Распределение удельных величин валового внутреннего (ре­ гионального) продукта показано на рис. 10. Основными источника­ ми данных были массивы информации всемирных статистических источников [25, 64, 68, 69], а также статистических органов отдель­ ных стран [23, 24, 32 - 35, 37, 42, 43, 45, 46, 49, 50 - 59, 61, 63, 65, 66, 72, 73].

Рис. 10. Распределение удельных значений валового внутреннего (регионального) продукта п ППС о Ill для приморских территорий Мирового океана.

Необходимо отметить два момента. Во-первых, 37 стратегиче­ ских регионов имеют удельные значения ВВП равными 0, так как 24 из них являются фактически необитаемыми (исключительно се­ зонное население либо работники метеостанций, маяков и т.п., на­ пример, острова Мидвей, Бассас да Индия, острова Сенкаку и др.), а 2 региона представляют собой, по сути, военные базы (Акротири и Дхекелия и Гуантанамо). 10 регионов представляют подчиненные территории, полностью зависимые от стран-доминионов, подсчет ВВП которых не производится (например, Кокосовые острова, Бри­ танская территория Индийского океана и др.). Отдельно необходи­ мо сказать о таком регионе, как Западная Сахара, который является территорией под полной опекой ООН, и подсчет ВВП для этого ре­ гиона также не проводится.

Во-вторых, 26 стран, перечисленных в п. 1.3.1, рассматривают­ ся не как отдельный стратегический регион, а как территория, со­ стоящая из нескольких стратегических регионов. Для таких объек­ тов ВРП подсчитывалась либо как ВРП каждого федерального субъекта-региона (для России, США, Великобритании, Канады и Австралии), либо как ВРП для совокупности провинций, состав­ ляющих стратегический регион, согласно принципам, указанным в п. 1.3.1.

В целом картину распределения удельных значений ВВП (ВРП) можно представить в виде двух широтных поясов относи­ тельно высоких значений ВВП (ВРП) - южного и северного. Пер­ вый пояс составляют Австралийские штаты и Новая Зеландия, Юж­ ная Африка, Аргентина и Чили. Северный пояс составляют регионы Северной Америки, Европы, арктические регионы России, нефте­ добывающие страны Ближнего Востока и страны Дальнего Востока:

Китай, Япония и Южная Корея. Центральный пояс в подавляющем большинстве составляют страны, уровень ВВП (ВРП) которых ни­ же 10 тыс. долл. на человека. Отдельными пятнами высокого удельного ВВП представлены Западная Малайзия, Экваториальная Гвинея, некоторые страны Карибского бассейна (Антигуа и Барбу­ да, Барбадос и др.), для которых удельный ВВП выше 10 тыс. долл.

на человека.

Вообще интересно, что абсолютными лидерами являются Ок­ руг Колумбия (США), Ненецкий округ и Ямало-Ненецкий округ (Россия), для которых удельные значения ВРП больше 75 тыс. долл.

на человека. Беднейшими странами по уровню удельного ВВП яв­ ляются Конго, Демократическая Республика Конго, Коморы, Кири­ бати, Сомали, Танзания, Палестина и Восточный Тимор, для кото­ рых значение параметра менее 750 долл. на человека. Максималь­ ные абсолютные значения ВВП (ВРП) более 1 трлн долл. зарегист­ рированы для всех трех приморских стратегических регионов Ки­ тая, Северного Центрального региона Японии, Англии и трех шта­ тов США: Калифорния, Нью-Йорк и Техас.

Величина импорта и экспорта продукции для стратегического региона учитывалась в виде удельной величины относительно коли­ чества жителей, проживающих на территории приморского стратеги­ ческого региона. При этом величины импорта и экспорта рассчиты­ вались по принципу паритета покупательной способности (ППС).

Учет импорта и экспорта возможно проводить согласно трем принципам:

- учет импорта и экспорта в виде двух отдельных величин, т.е.

в виде двух раздельных параметров социально-экономического ре­ гионирования. Такой подход неудобен, так как лишнее увеличение количество параметра, как указывалось выше, во-первых, усложня­ ет проведение расчетов по кластерному анализу, и, во-вторых, эти два параметра имеют в принципе близкую природу и их рассмотре­ ние отдельно друг от друга некорректно.

- учет импорта и экспорта в виде платежного баланса, т.е. раз­ ницы этих величин. Такой подход более корректен, но есть опас­ ность в итоге столкнуться с малой разницей больших величин: при больших значениях импорта и экспорта итоговый платежный ба­ ланс будет близок к нулю (например, Для таких стран, как Колум­ бия, Дания, Таиланд, Мексика, Финляндия и др.). Таким образом, такой подход тоже не является корректным с точки зрения социаль­ но-экономического стратегического регионирования.


- учет импорта и экспорта в виде суммы этих величин. Такой подход представляется наиболее корректным, так как позволяет оценить и учесть именно внешнеэкономическую деятельность при­ морских регионов как совокупность импортных и экспортных опе­ раций. Этот подход и использовался в данном варианте социально экономического стратегического регионирования.

Распределение удельных величин внешнеэкономической дея­ тельности показано на рис. 11.

Рис. 11. Распределение удельных значений величины внешнеэкономической деятельности п ППС о для приморских территорий Мирового океана.

Основными источниками данных были массивы информации всемирных статистических источников [25, 64, 68, 69], а также ста­ тистических органов отдельных стран [23, 24, 32-35, 37, 42, 43, 45, 46, 49, 50-59, 61, 63, 65, 66, 72, 73].

Как и для параметра удельной величины ВВП (ВРП), необхо­ димо отметить два момента. Во-первых, 42 стратегических региона имеют нулевые значения внешнеэкономической деятельности по тем же причинам, которые были указаны выше. Однако по данному параметру с нулевым показателем вошли еще такие регионы, как Гернсей, остров Мен и Джерси, которые настолько тесно связаны с Великобританией, что величины импорта и экспорта для них просто не рассчитываются. Аналогичная ситуация с Монако (тесная связь с Францией), Северными Марианскими островами и Виргинскими островами (тесная связь с США).

Во-вторых, 26 стран, перечисленных в п. 1.3.1, рассматриваются не как отдельный стратегический регион, а как территория, состоящая из нескольких стратегических регионов. Для таких объектов объем внешнеэкономический деятельности подсчитывалась либо для каждо­ го субъекта государства (для России, США, Великобритании, Канады и Австралии), либо как для совокупности провинций, составляющих стратегический регион, согласно принципам, указанным в п. 1.3.1.

Распределение удельного объема внешнеэкономической дея­ тельности несколько схоже с распределением ВВП (ВРП) - также выделяются штаты США и провинции Канады, районы Западной Европы, Австралийский штаты и Новая Зеландия, отдельные стра­ ны Ближнего Востока. Однако из стратегических регионов. России четко выделяется только Ненецкий округ и отчасти Сахалинская область, для Китая - только Южный регион, который включает Гонконг и Макао, для Средиземноморского бассейна выделилась Ли­ вия. В Южной Америке выделяются только Фолклендские острова, которые сочетают значительную величину импорта из Великобрита­ нии (в основном военного плана) с небольшим числом жителей.

Абсолютными лидерами являются Гибралтар, Сингапур, Фолк­ лендские острова, Северо-Западные Территории Канады и Бельгия, для которых удельные значения объема внешнеэкономической дея­ тельности больше 75 тыс. долл. на человека. Стратегическими ре­ гионами, для которых значение удельного объема внешнеэкономи­ ческий деятельности менее 100 долл. на человека, являются Демо­ кратическая Республика Конго, Валлис и Футуна, Сомали, Анда­ манский регион Индии и три региона России: Камчатская область, Корякский и Таймырский округа.

Максимальные абсолютные значения внешнеторговой деятель­ ности со значениями более 500 млрд долл. зафиксированы для Бельгии, Южной Кореи, Нидерландов, южного региона Китая, Се­ верного Центрального региона Японии и Англии, причем только для последней величина импорта превышает величину экспорта почти на 100 млрд долл., для остальных регионов разница платеж­ ного баланса менее существенна.

Величина годового изменения ВВП (ВРП) для стратегического региона учитывалась в виде процентного соотношения объема ВВП (ВРП) района на 2006 г. к аналогичной величине 2005 г.

Распределение величины годового изменения ВВП (ВРП) пока­ зано на рис. 12. Основными источниками данных были массивы информации всемирных статистических источников [25, 64, 68, 69], а также статистических органов отдельных стран [23, 24, 32-35, 37, 42, 43, 45, 46, 49, 50-59, 61, 63, 65, 66, 72, 73].

Для данного параметра корректными являются все те же заме­ чания, которые были высказаны для параметра удельной величины ВВП (ВРП). Естественно, что для 37 стратегических регионов, ко­ торые имеют нулевые значения удельного ВВП (ВРП), равны нулю и годовые изменения ВВП (ВРП). И для 26 стран, перечисленных в п. 1.3.1, которые рассматриваются не как отдельный стратегический регион, а как территория, состоящая из нескольких стратегических регионов, годовой рост ВВП (ВРП) рассчитывался либо как отно­ шение величин ВРП 2006 и 2005 гг. для каждого субъекта государ­ ства (для России, США, Великобритании, Канады и Австралии), либо как для совокупности провинций, составляющих стратегиче­ ский регион, согласно принципам, указанным в п. 1.3.1.

Распределение годового изменений ВВП (ВРП) имеет сущест­ венные отличия от распределения двух вышеописанных парамет­ ров. Ростом ВВП (ВРП) более чем на 5 % отмечены почти все стра­ ны Африки и Южной Америки, дальневосточные южные регионы России, регионы Средней Азии, Китая. Для южных штатов США и стран Карибского бассейна тоже в большинстве отмечается рост ВВП (ВРП), хотя и не такой сильный. Аналогичная ситуация фик­ сируется и для стран Европы, причем для регионов Восточной Ев­ ропы рост ВВП (ВРП) значительнее.

Рис. 12. Распределение величины годового процентного изменения ВВП (ВРП) для приморских территорий Мирового океана.

Для северных штатов США и провинций Канады изменения ВРП близки к нулевой отметке, этим же отличаются большинство регионов Океании, а также дальневосточные арктические регионы России, для которой распределение годовых изменений ВРП носят вообще сильно «пятнистый» характер.

Вообще ростом ВВП (ВРП) более чем на 10 % отмечены приморских стратегических регионов - Азербайджан, Ангола, Эк­ ваториальная Гвинея, Туркменистан, Западная Австралия, Север­ ный регион Бразилии и 7 (!) регионов России: Республика Дагестан, Калининградская, Ростовская, Сахалинская и Архангельская облас­ ти, Таймырский и Ненецкий округа.

Также в 13 приморских стратегических регионах отмечается спад ВВП (ВРП) - Доминика, Гайана, Ирак, Монсератт, Мальдивы, Ниуе, Сент-Киттс и Невис, Сейшеллы, 3 северных дальневосточных региона России: Камчатская область, Чукотский и Корякский окру­ га, и два штата США: Луизиана и Аляска.

2.2.2. П ризнак ресурсно-от раслевой значим ост и эконом ико­ географического (социально-экономического) фактора регионирования В качестве параметра, принимаемого за основу при описании признака ресурсно-отраслевой значимости экономико-геогра­ фического (социально-экономического) фактора регионирования, рассматривался параметр величины природных ресурсов и природ­ ного потенциала приморского стратегического региона.

Данный параметр является наиболее корректным для описания ресурсного потенциала приморской территории, так как учет степе­ ни освоенности природных ресурсов - величина более субъектив­ ная и трудноизмеримая. Биологические ресурсы не учитывались, во-первых, вследствие их явной широтной зависимости, что затруд­ нит проведение корректного кластерного анализа, и, во-вторых, вследствие трудностей взаимного учета биологической и ископае­ мой составляющих ресурсного потенциала. В то же время учет именно ископаемого ресурсного потенциала необходим при регио­ нировании и экономическом и стратегическом описании регионов.

Расчет параметра проводился исходя из количества разведан­ ных и готовых к разработке, либо разрабатываемых в настоящее время месторождений полезных ископаемых, обобщенных по их типу (руды черных металлов, руды цветных металлов, руды редких металлов, руды драгоценных металлов, неметаллические ископае­ мые, горючие ископаемые, руды радиоактивных пород и драгоцен­ ные камни), а также исходя из размера каждого разведанного ме­ сторождения. Учитывались все месторождения по территории суши и 200-мильной зоны каждого приморского стратегического региона.

При этом градаций в зависимости от типа полезных ископае­ мых не вводилось во избежание субъективного фактора, так как не­ возможно объективно оценить важность того или иного типа полез­ ных ископаемых.

Величина потенциального объема каждого месторождения по­ лезных ископаемых региона оценивалась по 7-балльной системе [от 1 (малое месторождение) до 7 (исключительно крупное месторож­ дение)], исходя из стоимостной оценки ресурсов каждого месторо­ ждения полезных ископаемых.

Полученная итоговая сумма и являлась безразмерной оценкой ресурсного потенциала приморского стратегического региона Ми­ рового океана.

Распределение величины ресурсного потенциала по регионам показано на рис. 13. Основными источниками данных были масси­ вы информации [14, 40,47].

Обращает на себя внимание тот факт, что, несмотря на види­ мую картину весьма большой площади приморских территорий, обладающих высоким ресурсным потенциалом, 116 приморских регионов вообще не имеют полезных ископаемых (их ресурсный потенциал равен 0). Это относится, по абсолютно большей части, к небольшим по площади регионам, чаще всего островным терри­ ториям, т.е. к Океании и островам Карибского бассейна. Бедны ре­ сурсами большинство регионов Европы, единичен (хотя и велики по объемам) ресурсный потенциал регионов Дальнего Востока.

Лидерами по совокупному ресурсному потенциалу являются Аргентина, Казахстан, Южная Африка, Украина, Западная Австра­ лия и Республика Якутия России, для которых величина параметра превышает 200 баллов.

Рис. 13. Распределение величины ресурсного потенциала для приморских территорий Мирового океана.

2.2.3. П ризнак развит ост и т ранспорт ной и ком м уникаци­ онной инфраструктуры экономико-географического (социально-экономического) фактора регионирования В качестве параметров, отражающих уровень транспортной и информационной инфраструктуры приморского стратегического региона и принимаемых за основу при проведении регионирования по экономико-географическому (социально-экономическому) фак­ тору, принимаются два параметра:

- развитость транспортной инфраструктуры;

- величина транспортного флота.

Эти параметры являются наиболее характерными и значимыми для регионирования и оценки транспортной составляющей развито­ сти приморской территории. Первый параметр подчеркивает воз­ можность и удобство перемещения внутри региона, а второй отра­ жает степень вовлеченности региона в мировую морскую транс­ портную сеть.

При этом такие отрасли инфраструктуры, как трубопроводный транспорт, имеют большую корреляцию с величиной ресурсного потенциала (особенно, топливной составляющей), Коммуникацион­ ная составляющая этого параметра напрямую зависит от уровня экономической развитости приморского региона, поэтому рассмот­ рение этой характеристики в данном случае некорректно.

Развитость транспортной инфраструктуры, таким образом, рассчитывалась в виде удельной величины, учитывающей протя­ женность автомобильных и железных дорог рассматриваемого при­ морского региона, отнесенной к общей площади суши региона. При этом автомобильные дороги различались по своей значимости на асфальтированные и неасфальтированные (последние приравнива­ лись к асфальтированным с переводным коэффициентом 0,7), а же­ лезные дороги, в свою очередь, также различались по своей значи­ мости на нормальные и узкоколейные (последние также приравни­ вались по своей протяженности к нормальным с коэффициентом 0,7).

В итоге суммарная протяженность автомобильных и железных дорог каждого приморского стратегического региона относилась к общей площади региона, и полученная величина принималась в качестве показателя развитости транспортной инфраструктуры.

Рис. 14. Распределение показателя развитости транспортной инфраструктуры для приморских территорий Мирового океана.

Распределение величины развитости транспортной инфра­ структуры по приморским регионам показано на рис. 14. Основны­ ми источниками данных были массивы информации всемирных статистических источников [25, 64, 68,. 69], а также статистических органов отдельных стран [23, 24, 32 - 35, 37, 42, 43;

45, 46, 49, 50 59, 61, 63, 65, 66, 72, 73]. v По степени развитости транспортной сети выделяются евро­ пейские страны и их регионы, регионы Японии и Южной Кореи, континентальной Индии, США и южные провинции Канады. Также выделяются и отдельные островные территории стран Карибского бассейна и Океании, что объясняется относительно высокой плот­ ностью автомобильных дорог, отнесенных к малой площади этих стран.

Транспортная сеть остальных регионов развита в меньшей сте­ пени. Можно отметить Бразильские регионы в Южной Америке, Южную Африку, южные штаты Австралии, отдельные регионы юго-восточной Азии и Центральной Америки, в России можно от­ метить Калининградскую область и Краснодарский край, со значе­ ниями показателя более 200 км/тыс. км2.

Величина транспортного флота приморского стратегического региона Мирового океана рассчитывалась исходя из тоннажа судов, приписанных к портам, находящимся на территории рассматривае­ мого региона. При этом учитывались только суда тоннажем более 1000 GRT.

Принимая во внимание факт, что многие суда, зарегистриро­ ванные в одной стране, по сути, принадлежат иностранным собст­ венникам (так называемая принадлежность к «удобному флагу») и, напротив, многие владельцы регистрируют свои суда за рубежом, тоннаж флота каждого региона рассчитывался по формуле Т р = Т ф -Т и+ Т зр, (4) где Тр - реальный тоннаж флота стратегического региона, GRT;

Тф фактический? тоннаж флота, зарегистрированный в портах стратеги­ ческого региона, GRT;

Ти - тоннаж флота, принадлежащий ино­ странным собственникам и зарегистрированный в портах стратеги­ ческого региона, GRT;

Тзр - тоннаж флота, принадлежащий собст­ венникам стратегического региона, но зарегистрированный в зару­ бежных портах, GRT.

Рис. 15. Распределение величины тоннажа флота для приморских территорий Мирового океана.

Распределение величины тоннажа флотов по приморским ре­ гионам показано на рис. 15. Основными источниками данных были массивы информации всемирных статистических источников [25, 64, 68, 69, 76], статистических органов отдельных стран [23, 24, 32 35, 3 7,4 2,4 3,4 5,4 6,4 9, 50 - 59, 61, 63, 65, 66, 72, 73].

Необходимо отметить, что 97 регионов не имеют собственных флотов. Естественно, что большинство из них составляют необи­ таемые регионы, колониальные и заморские территории, однако отметим среди этого числа такие независимые приморские регионы как Бенин, Камерун, Бруней, Сальвадор, Кот Д'Ивуар, Мозамбик, Сенегал, Судан и др.

По распределению флотов можно выделить европейские ре­ гионы (за исключением Португалии), регионы Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии, Индии, стран Ближнего Востока, штатов США и южных провинций Канады, а также регионы Бразилии, Ар­ гентины и Чили.

На Африканском континенте отмечены только четыре региона с более или менее значительным флотом - более 500 тыс. GRT Египет, Алжир, Либерия (несмотря на «удобный флаг») и Нигерия.

Среди Австралийских штатов выделяется штат Квинсленд, в России Мурманская, Ленинградская и Калининградская области, Красно­ дарский край и Санкт-Петербург для европейской части страны, Хабаровский и Приморский края для дальневосточного региона.

Лидерами с флотами более 20 млн GRT являются Сингапур, ре­ гионы Германии, Эгейский регион Греции (абсолютный лидер, тон­ наж флота почти 80 млн GRT), Северный Центральный регион Японии и Южный регион Норвегии.

2.2.4. Д ем ограф ический признак экономико-географического (социально-экономического) фактора регионирования В качестве параметров, отражающих демографическое состоя­ ние приморского стратегического региона и принимаемых за осно­ ву при проведении регионирования по экономико-географическому (социально-экономическому) фактору, принимаются три показателя:

- плотность населения;

- уровень урбанизации;

- уровень естественного прироста и убыли населения.

Несомненно, что первый и третий параметры являются наибо­ лее характерными и значимыми при проведении регионирования по демографическому состоянию приморской территории. Первый па­ раметр является одним из наиболее явных и необходимых при про­ ведении любого описания и регионирования, а третий параметр подчеркивает демографическую перспективность приморского стратегического региона.

Второй параметр является менее употребимым, но важным для описания и оценок демографической значимости приморского ре­ гиона. Важность учета этого показателя подчеркивается тем, что процесс урбанизации характеризуется усилением концентрации на­ селения, хозяйства и культурной жизни в больших и крупнейших городах и притоком населения в города, особенно в развивающихся странах, а также ухудшением экологической обстановки в городах и промышленных центрах.

Плотность населения рассчитывалась по традиционным мето­ дикам и ее распределение по приморским стратегическим регионам Мирового океана показано на рис. 16.

Основными источниками данных были массивы информации всемирных статистических источников [25, 64, 68, 69], статистиче­ ских органов отдельных стран [23, 24, 32 - 35, 37, 42, 43, 45, 46, 49, 5 0 -5 9,6 1,6 3,6 5,6 6,7 2,7 3 ].

Отметим, что всего насчитывается 23 ненаселенных региона, причем Антарктиду возможно считать обитаемым регионом, так как в среднем на ее территории насчитывается одновременно по­ рядка 4 тыс. человек - работников полярных и метеостанций.

Наибольшей плотностью населения отмечается главным обра­ зом регионы Юго-Восточной Азии, для составляющих территорий которых плотность населения превышает 200 чел./км2, а также на­ ходящиеся по соседству регионы континентальной Индии, Паки­ стана, Мальдивы и Шри-Ланки. Высокая плотность населения от­ мечается для европейских регионов и Ближнего Востока, а также регионов Карибского бассейна. Для США высокая плотность насе­ ления характерна для северных штатов атлантического побережья.

Для России высокой плотностью населения выделяется только Санкт-Петербург, что естественно для города-региона. Интересно, что повышенной плотностью отличаются отдельные территории Северной Океании.

Рис. 16. Распределение плотности населения для приморских территорий Мирового океана.

Регионами с самой низкой плотностью населения (менее 0, чел./км2) являются (кроме Антарктиды) арктические регионы Фолклендские острова, Гренландия, Северные Территории Австра­ лии, Северо-Западные Территории и провинция Юкон Канады, штат Аляска США и 6 регионов России: Магаданская область, Рес­ публика Якутия, Ненецкий, Таймырский, Корякский и Чукотский округа.

Наибольшая плотность населения (более 1000 чел./км2) зафик­ сирована для Бахрейна, Бермуд, Бангладеш, Гибралтара, Монако, Мальты, Мальдивов, Сингапура, Округа Колумбия США и Санкт Петербурга. Характерно, что половина из перечисленных регионов являются фактически городами.

Уровень урбанизации вдольбереговых территорий рассчиты­ вался с использованием двух характеристик: количества населения, проживающих в крупных городах (с населением более 100 тыс. жи­ телей) или административных центров приморского региона и об­ щей численности жителей этого региона. При этом необходимо об­ ратить внимание, что в расчет принимается только население, жи­ вущее именно в черте города, без учета проживающих в зоне мет­ рополии (притяжения) этих городов. Фактически параметр пред­ ставляет собой процент жителей городов региона к общей числен­ ности населения. Расчет показателя проводился по формуле П Xя;



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.