авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Российская экономическая академия им. Г. В. Плеханова Московский государственный институт электроники и ...»

-- [ Страница 10 ] --

Граница MminDFK EV — не эффективна, другими словами, разумный инвестор любому принадлежащему ей портфелю предпочтет портфель, при надлежащий дуге MminBX, ибо все подобные портфели, обладая таким же или значительно меньшим риском, имеют большую доходность. При дви жении вдоль этой границы от Mmin к EV доля долларового актива постепенно снижается, увеличивается представимость йеновой и значительно быстрее евро-компоненты. Например, портфели С(2,0777;

0,8500);

D(2,0930;

0,8000);

F(2,7261;

0,3000);

Q(2,9270;

0,2000) имеют соответственно следующие ва лютные пропорции: (µ 1 = 0,7700;

µ 2 = 0,0914;

µ 3 = 0,1386);

(0,7115;

0,0990;

0,1895);

(0,1257;

0,1751;

0,6992);

(0,0086;

0,1903;

0,8011).

Точка К представляет собой последний портфель, которого можно достичь, двигаясь вдоль неэффективной границы, в предположении, что продажи валюты без покрытия недопустимы. Доля долларового актива в портфеле К равна нулю. Если допустить продажи без покрытия, то на участ ке КК1 (пунктирная линия) компонента µ 1 становится отрицательной (инве стор начинает занимать доллары, тут же продавать их и вкладывать рубли в покупку йен и, в основном, ЕВРО). При этом доходность портфеля перма нентно снижается и теоретически может достичь как угодно большой по модулю отрицательной величины. Риск так же становится бесконечно боль шим. Ясно, что подобная инвестиционная стратегия, мягко говоря, — нера зумна.

Главным выводом проведенного выше анализа является следующее утверждение: если в валютный портфель включено более чем два актива, то, варьируя составляющие портфеля, можно снижать его риск, без уменьшения его доходности. Например, перемещаясь от портфеля G к портфелю Mmin вдоль отрезка [G;

Mmin] (рис. 11), инвестор, сохраняя неизменной портфель ную доходность, снижает риск до абсолютного минимума.

Процедура снижения риска портфеля без изменения его доходности может быть описана аналитически. На основании (26, 27, 29) с учетом дан ных табл. 4 и 6, имеем:

1,0112µ 1 + 0,6554µ 2 + 0,0832µ 3 = E(Rp) 4,4423µ 12 + 10,4781µ 22 + 10,4344µ 32·+ + 7,2511µ 1µ 2 + 7,1841µ 1µ 3 + 9,3792µ 2µ 3 = 2(Rp) (67) µ1 + µ2 + µ3 = Полагая здесь, E(Rp) = E0 = const, обозначая, например, µ 2 = µ и ком бинируя первое и третье уравнения системы, находим:

µ 1 = 0,0896 0,6166µ + 1,0776E µ 3 = 1,0896 0,3834µ 1,0776E0 (68) Если предположить, что «короткие продажи» валют не осуществляют ся, то: Е0 [0,0832;

1,0112] При этом:

µ 1 [0;

1];

µ 3 [0;

1];

µ [0;

1] (69) Условия (69) с учетом (68) приводят к ограничениям на изменение па раметра µ. Например, полагая Е0 = 0,8, находим:

µ 1= 0,7725 0,6166µ µ 3 = 0,2275 0,3834µ Учитывая (69), имеем: µ [0;

0,5934]. Значению µ = 0, очевидно соот ветствует портфель L (все портфели, принадлежащие кривой XM(X,EV)minEV, включают в себя только доллары и ЕВРО). Его пропорции: µ 1 = 0,7725;

µ 2 = µ = 0;

µ 3 = 0,2275. При µ = 0,5934, имеем µ 3 = 0 и речь идет теперь уже о портфеле Р (все портфели, принадлежащие дуге XM(X,Y)minY, состоят только из йен и долларов). Его пропорции: µ 1 = 0,4066;

µ 2 = µ = 0,5934;

µ 3 = 0. Если параметру µ придавать любые значения на отрезке 0 µ 0,5934, то оче видно, мы опишем пропорции любого портфеля принадлежащего отрезку [DР], т.е. найдем все множество валютных пропорций, соответствующих портфельной доходности E0 = 0,8. При этом при движении из портфеля Р к портфелю D риск снижается от максимального до минимально возможного при данной доходности.

Чтобы найти параметры портфеля, имеющего наименьший риск при заданной доходности E0, подставим (68) во второе уравнение системы (67), получим:

2(Rр) = 4,4423(f(Е0;

µ))2 + 10,4781µ 2 + + 10,4344((Е0;

µ))2 + 7,2511f(Е0;

µ)µ + + 7,1841f(Е0;

µ)(Е0;

µ) + 9,3792(Е0;

µ)µ, (70) где f(Е0;

µ) = 1,0776Е0 0,6166µ 0,0896;

(Е0;

µ) = 1,0896 0,3834µ 1,0776Е А теперь возьмем производную от дисперсии доходности портфеля по параметру µ:

d 2 (R p ) = 5,4782f(Е0;

µ) + 20,9562µ 8,0011(Е0;

µ) dµ 4,4710µ + 7,2511f(Е0;

µ) 4,4297(Е0;

µ) 2,7544f(Е0;

µ) 3,5960µ + 9,3792(Е0;

µ) Приравняв производную к нулю, найдем значение параметра µ, соот ветствующее минимальной дисперсии d 2 (R p ) = 0,9815f(Е0;

µ) + 12,8892µ 3,0516(Е0;

µ) = dµ = 2,2307Е0 + 14,6644µ 3,2371= Откуда:

µ = µ min = 0,2207 0,1521Е0 (71) Подставляя, найденное значение µ min в (70), после ряда преобразова ний, получим:

2(Rр) = min2(Rp) = 8,7629Е02 15,7406Е0 + 11,3650 (72) Вводя обозначения: (Rр) = P;

Е0 = Еp, приходим к соотношению:

8,7629E 2 15,7406E p + 11,3650, р = (73) p где Еp [0,1927;

0,9860];

p [2,0730;

2,9423], которое аналитически описывает большую часть левой границы множества допустимых портфелей, включая и часть его эффективной границы, т.е. кривую SMminDDFQK. На участке SX, эффективная граница представлена уравнением (50), где Еp [0,0986;

1,0112];

p [2,0890;

2,1077]. (Портфель S имеет параметры S(2,0890;

0,9860) и пропорции: µ 1 = 0,9293;

µ 2 = 0,0707;

µ 3 = 0.) На участке XQ граница описывается уравнением (53), где Еp [0,9570;

1,0112];

p [2,0891;

2,1077]. (Портфель Q имеет параметры Q(2,0891;

0,9570) и про порции: µ 1 = 0,8954;

µ 2 = 0,0751;

µ 3 = 0,0295.) На участке QY — снова уравнением (50), где Еp [0,6554;

0,9570];

p [2,0891;

3,2370]. На отрезке кривой YP граница задается уравнением (59), где Еp [0,2861;

0,6554];

p [2,7519;

3,2370]. (Портфель P имеет параметры P(2,7946;

0,2861) с пропор циями: µ 1 = 0,1094;

µ 2 = 0,1772;

µ 3 = 0,7134.) На участке PEV граница снова описывается уравнением (53), где Еp [0,0832;

0,2861];

p [2,7946;

3,2302].

И, наконец, на отрезке кривой EVK граница опять задается уравнением (59), где Еp [0,0832;

0,1927];

p [2,9423;

3,2302]. (Портфель K имеет парамет ры K(2,9423;

0,1927) и пропорции: µ 1 = 0;

µ 2 = 0,1914;

µ 3 = 0,8086.) Другими словами, получено полное аналитическое описание всей гра ницы множества допустимых портфелей, включая и его эффективную гра ницу.

Найдем параметры портфеля D — портфеля наименьшего возможного риска при доходности E0 = Ep = 0,8. Подставляя это в выражение (73), имеем p = 2,0930. На основании (71) µ = µ 2 = 0,0990;

и на основании (68) µ 1 = 0,7115;

µ 3 = 0,1895. То есть портфель D должен на 71,15% состоять из долларов, доля йен должна составлять 9,9%, доля ЕВРО — 18,95%.

Ну, и разумеется, любой разумный инвестор портфелю D предпочтет портфель S, имеющий при том же самом риске значительно более высокую доходность S(2,0890;

0,9860). Этот портфель на 92,93% должен состоять из долларов и на 7,07% — из японских йен. Доля ЕВРО здесь равна нулю. По скольку портфель S принадлежит эффективной границе множества допус тимых портфелей, то в зависимости от своих рисковых пристрастий инве стор может считать его и оптимальным для себя. К той же пропорции валют в портфеле инвестор мог прийти, двигаясь не по контуру PLDS, а, например, по контуру PQM(X,Y)minS, т.е. постепенно увеличивая долю долларов в порт феле и снижая пропорцию японской йены.

Таким образом, задачу отыскания оптимального состава портфеля, включающего в себя доли трех основных мировых валют, по статистическим данным об их месячных доходностях при инвестировании в них рублевых средств за период с января 1999 г. по декабрь 2001 г. можно считать полно стью решенной. Найдено уравнение эффективной границы множества инве стиционных возможностей такого портфеля, что позволяет определять про порции портфеля, обладающего наименьшим риском, при заданной в зави симости от предпочтений инвестора оптимальной доходности.

§ 7. Некоторые комментарии Бросается в глаза, что доллар доминирует в составе любого портфеля, принадлежащего эффективной границе. Причем сказанное касается не толь ко портфелей, включающих в себя три основные мировые валюты, но и портфелей содержащих только два актива, одним из которых являются дол лары США. Оптимальные портфели всегда состоят или только из долларов, или большей частью из долларов со сравнительно небольшой прослойкой ЕВРО, японских йен или Золота. Введение в состав портфеля последних ак тивов позволяет незначительно снизить портфельный риск, но в то же время снижает портфельную доходность. Портфель, обладающий абсолютно наи меньшим риском Mmin((Rр) = 2,0730;

Е(Rр) = 0,8980), должен на 82,62% со стоять из долларов, на 8,95% — из ЕВРО, доля японской валюты должна со ставлять 8,43%.

Итак, остается согласиться с мнением М. Делягина [197]: «Не вызывает сомнений, что ЕВРО не составляет и в обозримом будущем не составит кон куренции доллару, как мировой валюте. В России средством накопления и тезаврации останется доллар». Добавим, что сказанное относительно ЕВРО можно отнести и к японской йене.

Кстати, оба эти актива по своим инвестиционным свойствам очень схожи. Риски вложения в них практически одинаковы, правда доходность йены в России в течение рассмотренного периода оказалась существенно выше доходности ЕВРО. Комбинируя их в портфеле в соотношении 50% на 50%, удается ощутимо снизить его риск (см. рис. 8), ибо взаимная корреля ция этих валют заметно ниже, чем корреляции каждой из них с долларом (они различаются на удивление мало, см. табл. 6). Однако даже для такого портфеля риск вложения оказывается существенно выше, а доходность зна чительно ниже, чем для портфеля, состоящего преимущественно из долла ров.

Это наглядно демонстрируют рис. 5 и 6.

Как известно [198], основные валютные курсы ЕВРО и йены — это их котировки к американскому доллару EUR/USD;

JPY/USD, которые кругло суточно формируются на мировом валютном рынке. Курсовой механизм Банка России ориентируется на доллар, что отражает доминирующую роль последнего во внешнеэкономических расчетах. Как следствие, курсы рубля к остальным валютам представляют кросс-курсы, рассчитываемые ЦБ РФ при установлении официальных курсов через долларовую котировку. Банк Рос сии сглаживает чрезмерные колебания именно курса доллара к рублю по средством валютных интервенций.

Конечно же, существует прямой рынок котировок ЕВРО/рубль;

йе на/рубль (в частности, в рамках Единой торговой сессии ММВБ). Однако, как правило, валютные дилеры, выставляя или реализуя эти котировки, ори ентируются на кроссовые значения, полученные арифметически из значений курсов EUR/USD;

USD/RUB и JPY/USD;

USD/RUB, и при любом отклоне нии выравнивают их, проводя арбитраж между парами.

Похожей тактики придерживаются и банки при поступлении валютной выручки клиентов в ЕВРО и йенах, часть которой в соответствии с требова ниями валютного регулирования они обязаны продать на Единой торговой сессии межбанковских валютных бирж страны. При этом банки и их клиен ты могут либо продать валюту за рубли, либо (что обычно и происходит) вначале конвертировать ЕВРО и йены в доллары, а затем осуществить обя зательную продажу долларов за рубли. Поскольку в структуре внешнего долга преобладает американская валюта, то по этой причине получать экс портную выручку в долларах выгоднее.

Сами же курсы ЕВРО/доллар и йена/доллар обладают довольно высо кими уровнями волотильности, обуславливающими значительные валютные риски даже в краткосрочные периоды. Соответственно кросс-курс, напри мер, ЕВРО к рублю подвержен валютному риску в неменьшей степени, чем и курс ЕВРО к доллару. Не только держать ЕВРО на счетах, но и ожидать оп латы за поставленные товары, выраженные в ЕВРО, курс которого может неожиданно резко подскочить, воспринимается многими как неоправданный риск и далеко не все экономические агенты готовы его принимать.

Многосторонний характер экономического управления в ЕС, а также существующие политические, социальные и экономические различия между его членами, означают, что привязка к наднациональной валюте сообщества, привносит большие риски, чем существующая привязка к национальной американской валюте.

Перспективы ЕВРО напрямую зависят от состояния экономик стран, входящих в еврозону. На данный момент их фундаментальные показатели не внушают оптимизма. Объективно отсутствует преимущество экономик стран зоны ЕВРО по сравнению с состоянием экономики США. Несмотря на за ниженный курс ЕВРО к доллару и перспективы его роста, потенциал амери канской экономики (особенно в области финансовых рынков, инновацион ных технологий, производительности труда) гораздо выше, чем потенциал экономики объединенной Европы.

С другой стороны, около трети российского внешнеторгового оборота приходится на страны ЕС, тогда как доля США не превышает 10%. Поэтому Россия заинтересована в переводе части внешнеторговых соглашений в ЕВРО. Кроме того, это позволит хеджировать валютные риски по отноше нию к изменениям курса доллара.

Введение в оборот наличного ЕВРО не вызвало массового перевода активов населения из долларов в ЕВРО. В свое время население не спешило покупать немецкие марки [199]. ЕВРО в рассматриваемый период — менее понятная и более слабая валюта, чем марка, поэтому вряд ли может конку рировать с долларом. Для валютных депозитов пропорции между ЕВРО и долларом, предполагающие наименьший риск, составляют 11 к 89 в пользу доллара. При увеличении долларовой компоненты риск незначительно по вышается, но растет так же и портфельная доходность.

Особо хотелось бы остановиться на роли Золота. Из приведенных в табл. 4 данных видно, что при средней доходности этого актива, практически не уступающей доллару, его риск (стандартное отклонение доходностей) в 2,31 раза выше риска долларового актива и, примерно, в полтора раза, пре вышает риски ЕВРО и йены.

Корреляции между доходностями Золота и доходностями любой из трех основных мировых валют в России на протяжении (1999–2001 гг.) были значительно ниже, чем взаимные корреляции между валютами (табл. 6).

Введение золотого актива в состав валютного портфеля в паре с любой из указанных валют, оказывалось малоэффективным, для пары доллар Зо лото и приносило определенные выгоды (заметное снижение портфельного риска), для пар ЕВРО Золото и йена Золото (рис. 7, 9, 10). Однако если рассматривать период с июля 1999 г. по март 2000 г., когда цены на Золото росли, а валютная доходность в России была не высокой (табл. 2, 3), то Зо лото тогда оказывалось наиболее привлекательным объектом инвестирова ния рублевых средств по сравнению с тремя другими рассмотренными акти вами.

Хотя после прекращения размена доллара на Золото (с 15 августа 1971 г.), Золото окончательно перестало быть деньгами, оно не утратило своей собственной ценности как товар. В последнем качестве его активно использует частный бизнес. Стало нормой часть денежных средств помещать в покупку Золота в расчете на дальнейший рост его цены. Впрочем, в этом качестве ныне Золоту активно противостоят антиквариат, драгоценные кам ни и недвижимость. Государство же может использовать золотой запас для дозированной продажи с целью приобретения иностранной валюты и по полнения своих централизованных валютных резервов.

Впрочем, использование Золота в качестве объекта инвестиций лими тируется достаточно высоким риском вложений и невысокой ликвидностью.

(Разница между ценами покупки и продажи Золота значительно выше, чем для рассмотренных выше валютных активов.) Глава VIII ИНФЛЯЦИЯ, КАК СЛЕДСТВИЕ ВОЗРАСТАНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ СТОИМОСТИ ПРОДУКТОВ РАЗВИВАЮЩЕЙСЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ Живой организм — в высшей степени упорядоченная система с низкой энтропией. Его существование предполагает непрерывное поддержание эн тропии системы на низком уровне, непрерывное противодействие разупоря дочивающим факторам и, в частности, факторам, вызывающим заболевания.

Может показаться, что живой организм не подчиняется требованиям второго начала термодинамики. Конечно, это не так. Любой живой организм — это незамкнутая система, пребывающая в существенно неравновесном состоя нии. Эта система активно взаимодействует с окружающей средой, непре рывно черпая из нее негаэнтропию. Известно, например, что пища имеет бо лее низкую энтропию, нежели отходы.

Человек не просто живет. Он трудится, творит и, следовательно, ак тивно снижает энтропию. Это возможно благодаря тому, что человек полу чает необходимое количество негаэнтропии (информации) из окружающей среды. Она поступает к нему по двум различным каналам. Первый связан с процессом обучения. Второй связан с физиологическими процессами обме на, происходящими в системе «человек + окружающая среда».

Теоретически можно сформулировать проблему построения микро скопической физической модели человеческого общества. Однако на совре менном этапе развития науки подобная постановка вопроса является не бо лее чем декларацией о намерениях. С точки зрения статистической физики система, представляющая собой живой организм, является неизмеримо более сложной, чем, например, неидеальный газ, раствор или твердое тело. Эта система является существенно неравновесной и устойчивой. Ее устойчивость обусловлена критерием, который известен в физике как «принцип минимума производства энтропии» И. Пригожина [203, 204]. Построение молекулярной модели такой системы — дело, видимо, далекого будущего.

При построении микроскопической модели человеческой цивилиза ции «проект» должен начинаться от элементов на внутриатомном уровне.

Этот проект — модель, в которой задано положение каждого из образующих ее элементов. Сначала элементарных частиц, потом атомов, молекул и их объединений в виде живых клеток. И так вплоть до элементов, описываю щих взаимодействие личностей в обществе и социальную структуру самого общества. В таком проекте характерные размеры его составляющих разли чаются на 4050 порядков. В макроскопическом объекте (человеческом об ществе), который должен быть описан с помощью микромодели, число эле ментов выражается огромными числами, например, для составляющих В данном контексте системы: «Человеческое общество» и «Человеческая цивили зация» отождествляются.

атомных масштабов 10241030. При таком диапазоне масштабов и количеств беспорядок, создаваемый случайностями, устанавливает, видимо, физиче ский запрет на создание проекта, как детерминированной модели. Наверное, невозможно математически «собрать», даже используя мощные методы ста тистической физики, и проконтролировать систему, состоящую из столь большого количества разнородных элементов. Однако человек и его разум существуют во Вселенной.

Можно существенно «огрубить» задачу и в качестве «молекулы» чело веческого общества рассматривать самого человека.

С подобным подходом физика уже сталкивалась. Например, в космо логической модели А. Фридмана — теории однородной, изотропной Все ленной — галактики, сами состоящие из сотен тысяч и миллионов звезд, рассматриваются как молекулы идеального газа. Это допустимо, ибо их по перечники пренебрежимо малы по сравнению с размером самой Метагалак тики, что позволяет рассматривать их как «материальные точки».

Но даже такое, казалось бы, весьма «вольное» теоретическое допуще ние, привело к блестящим результатам. Вскоре после создания теории Фридмана, Хабблом было открыто красное смещение в спектрах галактик, пропорциональное расстоянию и доказывающее расширение Вселенной, а тем самым подтверждающее теорию Фридмана. Открытие в середине 60-х гг. 20-го в. общего равновесного космического излучения с Т = 30, предска занного в рамках данной теории, явилось новым подтверждением правиль ности идеи русского математика [101].

Однако, при попытке построить статистическую механику с молеку лами в виде «человеко-единиц», мы сразу же сталкиваемся с существенными трудностями.

Если в обычной статистической механике любая точечная молекула с массой m характеризуется всего шестью обобщенными координатами (три указывают ее пространственное положение и три соответствуют проекциям ее импульса), то характеризовать поведение человека, указывая только его местоположение на планете, скорость, с которой он движется и его массу, по меньшей мере, странно. Человек — это живая, мыслящая «молекула». Игно рировать сложность «системность» данного объекта даже в нашей «огруб ленной» модели невозможно.

Система, называемая «человеком», на протяжении своего жизненного цикла выполняет пять основных функций. К ним относятся: биологические, духовные, коммуникабельные, умственные и производительные [205]. Вы полнение четырех последних связано с наличием у человека созданного эволюционным путем центра управления. Это мозг — носитель целевых ус тановок по развитию личности. Эволюция мозга являет собой яркий пример самоорганизации и упорядочения системы.

Мозг формирует психику, как отображение его деятельности в пове дении человека, сознание, как способность рассуждать, абстрактно мыслить, критически оценивать ситуации, разрабатывать и реализовывать намеченные планы. Его деятельность снижает энтропию системы. Необходимое количе ство негаэнтропии (информации) изымается из окружающей среды. Меха низм познаваемости явлений связан с совокупным проявлением ощущения и восприятия, вниманием и памятью, воображением и мышлением, а также общением.

Следовательно, для характеристики «человеческой молекулы» в нашей модели мы должны вводить параметры, оценивающие уровень интеллекта, биологические кондиции объекта, его творческую и, в широком смысле, экономическую активность. При этом следует учитывать, что их величины изменяются в течение жизненного цикла человека. Известно, что интеллек туальные и физические возможности человеческой личности в младенчестве и на закате жизни — сравнительно невелики, и достигают своих максимумов внутри временного отрезка, измеряющего продолжительность человеческой жизни. Значения timax находятся в достаточно малой окрестности точки tmin, соответствующей моменту времени, когда энтропия человеческого организма достигает ми нимума.

Как практически ввести эти параметры? В принципе это возможно, ес ли разбить, например, весь «человеческий ансамбль» на возрастные группы и внутри каждой группы найти статистические средние, определяемых по ка ким-то разумным критериям коэффициентов интеллекта, физического раз вития, биологического здоровья и т.д.

Следует еще иметь ввиду, что рассматриваемая модель представляет собой систему с переменным числом частиц, где время жизни любой «чело веческой молекулы» ограничено определенным биологическим пределом. В системе имеют место акты рождения и уничтожения частиц, а суммарное число «молекул» со временем увеличивается. (Численность населения Земли растет.) Этим, однако, трудности не исчерпываются.

В качестве общей классической микроскопической модели матери альных тел рассматривается система N материальных точек, движущихся по законам классической (ньютоновой) механики. Но современной науке неиз вестны какие-либо законы, подобные законам Ньютона в механике, на осно вании которых можно было бы описать движение «человеческой молекулы»

в человеческом обществе, существующем в пространстве-времени. Следова тельно, необходимый для построения нашей модели математический аппа рат, отсутствует. Интуиция подсказывает, что, хотя бы в статистическом вы ражении, такого рода законы должны существовать и быть несоразмеримо сложными по сравнению с ньютоновскими. Однако, на сегодня их нет и от крытие их, наверное, — дело весьма отдаленного будущего. Жаль, конечно.

Ведь, имея какой-либо механизм, наподобие механики Ньютона, мы могли бы ввести некое фазовое пространство обобщенных параметров. Точ ка в фазовом пространстве изображала бы состояние всей системы по имени «человеческое общество» в заданный момент времени. С течением времени фазовая точка, перемещаясь по фазовому пространству, образует фазовую траекторию, которая отображает, очевидно, движение всех N «человеческих молекул». То есть микросостояния человеческого общества в текущие мо менты времени.

Макроскопическое состояние системы (человеческого общества) опре деляет задание сравнительно небольшого числа параметров, измеряемых в макроскопическом опыте (сборе разного рода статистических данных). Од ному и тому же макроскопическому состоянию системы (макроэкономиче скому состоянию человеческого сообщества) соответствует множество раз личных микроскопических состояний (различных расположений «челове ко-молекул» в фазовом пространстве). Следовательно, макроэкономическое описание системы при помощи ограниченного числа макроскопических пе ременных, в принципе, не может быть полным. Исходя из макроскопических измерений (макроэкономических оценок) можно сделать только статистиче ские суждения о значениях микроскопических переменных. Макроскопиче ски задаваемое человеческое общество с неизбежностью должно изобра жаться статистически, т.е. не посредством задания всех канонических пере менных, а посредством задания плотности вероятности этих переменных W(X1, X2, …, XN, t) или сокращенно W(X, t). Здесь — число фазовых сте пеней свободы «человеческой молекулы». Мы не рискуем сказать, чему оно конкретно равно, во всяком случае, с уверенностью можно утверждать, что это целое число больше шести ( 6), что является отражением бесспорного тезиса о большей сложности «человеческой молекулы», по сравнению с обычной молекулой.

Как и всякая априорная вероятность, фазовая плотность вероятности для фиксированного момента времени должна выбираться удовлетворяющей макроскопическим условиям, соответствующим выделению системы чело веческого общества из окружающей среды, а также определенным требова ниям симметрии. Этот выбор не является однозначным и его правильность может быть подтверждена только сравнением статистической теории с опы том.

Зная фазовую плотность вероятности, можно вычислить вероятность обнаружить систему в заданном фазовом объеме. Зная W(X, t), можно также вычислить статистическое среднее (ожидаемое значение) любой макроско пической величины (любого макроэкономического параметра), а также ее стандартное отклонение [206].

При статистическом описании системы, законы движения которой описываются «механикой человеческого общества» (если бы таковая была создана), рассматривается не движение одной единственной точки фазового пространства с заданными начальными значениями канонических перемен ных, а движение целой совокупности фазовых точек, изображающих раз личные возможные микроскопические состояния системы. Такая совокуп ность фазовых точек — возможных микросостояний — называется фазовым ансамблем.

Если каждому возможному состоянию приписывается определенная вероятность, т.е. вводится фазовая плотность вероятности, то отдельная точ ка фазового ансамбля рассматривается как случайная величина. В этом слу чае фазовый ансамбль следует назвать «статистическим фазовым человече ским ансамблем».

В статистической механике Гиббса движение фазового ансамбля в фа зовом пространстве рассматривается как движение «фазовой жидкости» по аналогии с движением обычной жидкости в трехмерном пространстве. Иначе говоря, точки фазового пространства отождествляются с точками вообра жаемой фазовой жидкости, заполняющей пространство. Доказывается, что для систем, удовлетворяющих уравнениям Гамильтона, фазовая жидкость несжимаема. Поэтому при ее движении остается неизменным фазовый объ ем, занимаемый любой частью этой жидкости. Если в теории Гиббса опре делить фазовый объем, как 6N-мерный объем части фазового пространства, ограниченной замкнутой гиперповерхностью, образуемой фазовыми точка ми, изображающими состояние системы, то имеет место теорема «О сохра нении фазового объема», известная как теорема Лиувилля.

Именно на использовании этой теоремы базируется вывод уравнения движения статистического фазового ансамбля Гиббса.

При построении статистической теории человеческого общества мы, естественно, не можем использовать классический гамильтонов формализм, ибо он представляет собой не что иное, как одну из математических форму лировок механики Ньютона. В этой механике ключевыми элементами явля ются понятия кинетической и потенциальной энергий, импульса, момента импульса и связей между ними, постулируемых законами механики Ньюто на. При попытке сформулировать «механику человеческого общества» мы сталкиваемся с отсутствием на данном этапе развития науки аналогов на званных понятий в применении к человеческой личности, как «молекулы»

человеческого общества. Нельзя же всерьез отождествлять энергию челове ка, как микросоставляющей человеческой цивилизации, с его определяемой в механике Ньютона кинетической энергией! Это — дело, видимо, весьма отдаленного будущего, когда человеческая наука — физика, философия, биология, психология, экономика, кибернетика — вплотную займется поис ком фундаментальных параметров, характеризующих человеческую лич ность, как интеллектуальную, физическую «молекулу» человеческой циви лизации. И тогда, со всей остротой, встанет еще более грандиозная пробле ма: каковы эти, неизмеримо более сложные, чем ньютоновские, законы, управляющие поведением фундаментальных человеческих параметров и связывающие людей в единое человеческое сообщество?

Сегодня автор с сожалением должен констатировать, что пока не су ществует реальных предпосылок для построения статистической механики человеческого общества и, следовательно, создание корректной микроско пической физической модели земной цивилизации сейчас, в силу недоста точности человеческих знаний, увы, невозможно.

К началу 21-го века физика добилась значительных успехов. Мы знаем как устроен атом, подробно может описать механизм связи протонов и ней тронов в атомном ядре. Более того, известна кварко-глюонная структура са мих протонов и нейтронов. Подчеркнем, что речь здесь идет не о качествен ном, а о строго количественном описании физических процессов. В своих расчетах и экспериментах физика элементарных частиц оперирует с рас стояниями ~ 10161017 см и временами ~ 10191020 сек. На противопо ложном фланге — физике больших времен, расстояний и энергий — картина также весьма впечатляющая. Астрофизика умеет рассчитывать и экспери ментально исследовать процессы, происходящие в звездах. Она может коли чественно описывать их эволюцию и грандиозные явления их взрыва и сжа тия. Открыты предсказанные теорией нейтронные звезды и «черные дыры».

Мы достаточно четко может проследить эволюцию самой Вселенной, начи ная от момента в несколько секунд после «большого взрыва» (момента рож дения нашей Метагалактики) до настоящего времени. Это временной про межуток ~ 15 млрд. лет и пространственный масштаб ~ 1027 см (расстояние до самых дальних из наблюдаемых Квазаров).

Но парадоксальным фактом является то, что физика меньше всего пре успела в изучении главного объекта, так сказать, «среднего» масштаба, а именно: человека, точнее человеческого мозга. На сегодня не существует удовлетворительной физической модели, описывающей процесс мышления и принятия решения. Отсутствует механизм, позволяющий сказать, какие фи зические явления происходят в человеческом мозге в момент совершения открытия или интуитивного «озарения». Процесс человеческого общения — это процесс взаимодействия «управляющих центров» личностей. Какова «физика» этого процесса?

Более того, мы даже не можем с уверенностью сказать, что для физи ческого описания работы головного мозга достаточно трех, известных сего дня в физике взаимодействий: сильного, электро-слабого и гравитационного.

Возможно, существует еще какое-то физическое поле (условно его можно назвать «информационным»), кванты которого пока не зарегистрированы имеющимися в наличии физическими приборами. С чем это связано? С ис ключительно низкой энергией этих квантов? Или с тем, что это поле по сво им физическим свойствам принципиально отличается от других физических полей? Может быть, в нашем пространстве наряду с электро-магнитными присутствуют и «информационные» (негаэнтропийные) волны и единствен ным «земным» прибором, который может их зафиксировать является чело веческий мозг? А может быть, мы живем не в четырехмерном пространст ве-времени, а в пятимерном пространственно-временно-информационном мире, и единственным прибором, который ощущает это дополнительное из мерение, опять же является человеческий мозг? Таких «может быть» можно сформулировать еще достаточно много. Но здесь следует остановиться, ибо мы уже вступаем в опасную область «околофизических спекуляций». А фи зика, как известно, — наука, прежде всего, экспериментальная.

Однако, ситуация не является абсолютно безнадежной.

Уровень сегодняшних физических знаний о процессах взаимодействия личностей в человеческом обществе соответствует, примерно, тому, которым обладала физика в 40-х гг. 19-го в. о тепловых процессах. Производство уже вовсю использовало паровые машины, появились паровозы и пароходы, а гениальный С. Карно уже опубликовал свою книгу, где исследовал вопросы, связанные с получением работы в «тепловых машинах». В эксперименталь ных и инженерных исследованиях широко использовались «термические»

уравнения состояния, связывающие известные макроскопические параметры изучаемой системы, с ее температурой. Примерами таких уравнений явля ются уравнение Клапейрона-Менделеева для идеального газа или уравнение Ван-дер-Ваальса для реального газа. Однако методы исследования тепловых процессов, применяемые в физике того времени, были, в основном, эмпири ческими (основанными на опытных данных). Корректной микроскопической теории тепловой формы движения материи не существовало. Используемые физиками теоретические предпосылки носили качественный феноменологи ческий характер.

Истоки борьбы атомистической и феноменологической теории тепла восходят еще ко времени первых попыток Бойля (2-я половина 17-го в.) и Ньютона (рубеж 1718 вв.) представлять теплоту как молекулярное движе ние. В то время не было создано какой-либо кинетической теории и теория теплорода представлялась более совершенной, хотя и она не находилась на уровне количественной физической теории. Дальнейшее развитие теории тепла связано с работой Д. Бернулли, преложившего в 1738 г. первые набро ски количественной теории газов и с работами М. Ломоносова, развившего в 17451747 гг. более или менее последовательную молекулярно-кинети ческую теорию тепла. Хотя М. Ломоносов неправильно, с современной точ ки зрения, считал тепловое движение вращательным и колебательным (но не поступательным) движением молекул, однако его теория смогла объяснить упругую силу газов и предсказать отступления от закона Бойля-Мариотта, возникающие вследствие конечного радиуса молекул. М. Ломоносов был, видимо, первым, кто высказал предположение о существовании абсолютного нуля температуры и количественно обосновал представление о превращении механического движения в тепловое. Таким образом, первая количественная теория тепла была создана как молекулярно-кинетическая теория, но она встретила ожесточенные нападки со стороны сторонников теплорода, кото рые оказались в большинстве. В результате атомистическая теория М. Ло моносова была отвергнута, предана забвению и более столетия теория тепла развивалась как феноменологическая теория теплорода.

Наивысшим, но и последним достижением теории теплорода, был от крытый С. Карно в 1824 г. принцип, эквивалентный второму началу термо динамики.

Затем последовали работы Джоуля, Майера и Гельмгольца, обосно вавшие закон сохранения энергии и показавшие несостоятельность основ ного тезиса теории теплорода. Однако теория тепла продолжала развиваться как феноменологическая теория, хотя было уже ясно, что в ее основе должны лежать молекулярно-кинетические представления. Последним триумфом феноменологического направления стало построение классической термо динамики, завершенное в 1850 г. Клаузиусом и Томсоном.

Дальнейшие существенные успехи теории тепла связаны с развитием не феноменологического, а молекулярно-кинетического направления, ос новные положения которого вновь были сформулированы Клаузиусом и да лее развиты Максвеллом и Больцманом. Однако еще в течение более полу века официальная наука признавала лишь феноменологическую термодина мику.

В данной работе мы рискнем высказать некоторые предположения, ка сающиеся возможности создания теоретической модели, которую условно можно было бы назвать «Термодинамикой человеческого общества»1 (ТЧО).

ТЧО — это макроскопическая, феноменологическая теория. В ее осно ве лежит феноменологический или описательный метод. Физическая система в ТЧО отображается некоторой ограниченной совокупностью макроскопи чески измеримых параметров. Связь между этими параметрами и общие за кономерности, которым они подчиняются, выводятся из аксиом, рассматри ваемых как факты опыта.

Все закономерности ТЧО должны получаться в созданной в будущем статистической физической теории человеческого общества (СФТЧО) как некоторые соотношения для статистических средних от функций микроско пических переменных, изображающих макроскопически измеримые вели чины. Таким образом, ТЧО должна представлять собой необходимый кри терий правильности любой СФ ТЧО, построенной для макроскопической системы, заведомо подчиняющейся законам ТЧО. Выбирая микроскопиче скую модель человеческого общества, мы должны наделить ее такими свой ствами, чтобы в СФ ТЧО законы термодинамики человеческого общества не оказались нарушенными. То есть для построения будущей СФ ТЧО необхо димо использовать основные представления, аксиомы и законы ТЧО, сфор мулировав их в виде, наиболее удобном для сравнения с исходными допу щениями и следствиями, получаемыми статистическим методом.

Начнем с общей макроскопической характеристики физической сис темы, называемой «Человеческим обществом», и отображающих ее макро параметров. Такая система характеризуется внутренними и внешними пара метрами. Параметры, которые мы можем задавать путем внешних воздейст Классическая термодинамика фактически является теорией равновесных состоя ний и поэтому, правильнее было бы ее назвать термостатикой, приберегая термин «тер модинамика» для неравновесных процессов. Однако первоначальное название считается общепризнанным и употребляется большинством авторов. Человеческое общество — со вокупность живых, мыслящих организмов — это высоко упорядоченная система с низкой энтропией. Это незамкнутая система, пребывающая в существенно неравновесном со стоянии. Поэтому наше название точно соответствует сущности рассматриваемой модели.

вий на систему, фиксируя внешние тела или поля, — это внешние парамет ры. В противоположность им внутренние параметры определяются состоя нием самой человеческой цивилизации при заданных внешних параметрах. С микроскопической точки зрения внутренние параметры — суть функции всех микропараметров системы, описывающих атомистическую модель.

В термодинамике параметры разделяются также на интенсивные и экстенсивные.

Интенсивные параметры не зависят от числа частиц системы и харак теризуют общее состояние теплового движения исследуемого объекта. Та кими параметрами являются, например, давление, температура, химический потенциал и т.п.

Экстенсивные или аддитивные параметры при одних и тех же значе ниях интенсивных параметров пропорциональны общей массе или количе ству частиц тела. Такими параметрами являются, к примеру, энергия и эн тропия. Экстенсивные величины имеют определенную макроскопическую плотность и поэтому могут быть представлены как интегралы от соответст вующих плотностей по объему, занимаемому системой.

Перейдем теперь к перечислению исходных аксиом ТЧО.

1. Человеческая цивилизация — это незамкнутая система, пребываю щая в существенно неравновесном состоянии. Состояние равновесия, в ко тором макроскопические параметры человеческого общества остаются не изменными с течением времени и из которого система не может выйти спонтанно (самопроизвольно), означает смерть цивилизации.

2. На данном этапе своего существования человеческое общество яв ляется динамически устойчивой системой, развивающейся в направлении возрастания упорядоченности и, следовательно, имеет место процесс увели чения его негаэнтропии.

3. Процесс непрерывной самоорганизации человеческого общества связан с наличием двух различных каналов. Первый — это метаболизм, т.е.

механизм естественного обмена вещества и энергии. Совокупность проис ходящих при этом физических, химических и структурных изменений и превращений обеспечивает, так сказать, «физическое» развитие общества, жизнедеятельность составляющих его личностей (но также и их деградацию, ведущую, в конечном, итоге, к смерти), взаимоотношения с окружающей средой, а также адаптацию к изменениям внешних условий. Второй канал связан с непрерывным «самообучением» человечества. Этот процесс обу словлен непрекращающимся научно-техническим прогрессом человеческой цивилизации и обязан своим происхождением деятельности человеческого мозга. Мозг — есть материальная основа коллективного человеческого ра зума. Научная мысль — это созданный человеческим обществом, независи мый от отдельной особи коллективный аппарат создания, сбора, накопления, обобщения и хранения информации [207]. Научная мысль — это инструмент, с помощью которого человеческое общество, в той или иной степени, может управлять факторами внешнего воздействия на систему и, следовательно, регулировать величины внешних параметров.

4. Энергетической основой существования человеческой цивилизации является непрерывный приток космической энергии (в основном, конечно, солнечной), а также использование энергии полезных ископаемых и иных земных природных ресурсов. Наличие на планете последних, в конечном итоге, тоже связано с притоком космической энергии. Количество земных энергетических запасов ограничено, и их потребление человеческим обще ством идет в возрастающем темпе. Приток солнечной энергии с плотностью, достаточной для существования на Земле живых организмов, ограничен временным отрезком ~ 34 млрд. лет, после чего Солнце, исчерпав энерге тические запасы, необходимые для поддержания термоядерных реакций, превратится в «белый карлик» или нейтронную звезду.

5. Основой энергетического баланса земной цивилизации является за кон сохранения энергии. Этот закон распространяется на любые, в широком смысле, физические процессы, связанные с функционированием системы и выражает сохранение движения во всех его формах. Для термодинамической системы, каковой и является человеческое общество, закон позволяет ввести понятие количества тепла как энергии, сообщенной системе не посредством макроскопически совершаемой работы, а посредством контакта с внешними телами и окружающей средой. Если dU — приращение энергии системы, A — элемент работы, совершаемой системой, Q — элементарное количество тепла, переданное системе окружающей средой, то из закона сохранения энергии следует:

Q = dU + A (1) 6. Второе начало термодинамики постулирует существование новой функции состояния — энтропии (S), определяемой для квазистатических процессов соотношением:

Q = T · dS, (2) где Т — абсолютная температура.

Для квазистатических процессов первое и второе начала термодина мики позволяют сформулировать основное дифференциальное соотношение (dU + A ) dS = (3) T Отсюда следует, что для любого обратимого (равновесного) процесса существует такой интегрирующий множитель, для которого величина T dS является полным дифференциалом параметров, характеризующих данное состояние.

Из (3) получаются все известные термодинамические соотношения для состояния термодинамического равновесия. Для неравновесных систем име ет место неравенство:

(dU + A ), dS (4) T что эквивалентно закону возрастания энтропии dS 0 (5) dt Шестая аксиома, на наш взгляд, призвана устранить противоречие ме жду вторым началом термодинамики и фактом существования человеческого общества и жизни вообще.

Жизнь возникает как макроскопическая флуктуация, направленная против роста энтропии [208]. В основе возникновения и эволюции жизни и разума лежит синтез информации на основе цепочки: случайностиусло виязапоминание.

Человек может познавать окружающий мир потому, что синтез инфор мации в его мозге происходит по тем же законам, которые создают инфор мацию обо всех объектах и процессах природы, начиная от возникновения Вселенной, элементарных частиц, законов их взаимодействия, до социаль ных систем человеческого общества [209].

Человек активно взаимодействует с окружающей средой, черпая из нее негаэнтропию. Суммарная энтропия системы «человеческая цивилизация + окружающая среда» возрастает, как это следует из второго начала термоди намики.

В течение жизни человеческого организма его энтропия вначале сни жается до некоторого минимального уровня, затем под действием разного рода разупорядочивающих факторов возрастает, минуя порог, за которым наступает физическая смерть.

7. Существует временной отрезок [0, t], на протяжении которого сум марная энтропия системы, называемой «Человеческим обществом», не воз растает (уменьшается), т.е. имеет место прогресс в развитии человеческой цивилизации. Современная наука не располагает реальными возможностями оценить величину (t). Ясно, что t 100 тыс. лет — времени существования «человека-разумного». При каком значении t наступит расцвет цивилизации (энтропия системы достигнет глобального минимума) и одновременно нач нется ее деградация, к счастью, сказать пока невозможно. Единственно, что можно утверждать с уверенностью, так это то, что «время жизни» человече ской цивилизации связано c характером ее взаимодействия с окружающей средой.

8. На определенном этапе своего развития t1 (t1 [0, t]) человеческая цивилизация оказывается в состоянии в той или иной степени регулировать скорость изменения негаэнтропии системы. Общество может, например, поддерживать те научные направления и развивать те технологии, которые в данный момент с точки зрения человеческого разума представляются наи более перспективными. В то же время оно может «прикрывать» те направ ления, развитие которых с точки зрения глобального прогресса цивилизации является бесперспективным или даже вредным. (Запрет на проведение ядерных испытаний, запрет на клонирование человека, свертывание иссле дований по созданию бактериологического и химического оружия, создание технологий, направленных на минимальное загрязнение окружающей среды, отказ от проектов, связанных с нарушением экологического баланса и т.п.) 9. Внутреннее состояние человеческого общества может быть охарак теризовано интенсивным макроскопическим параметром Т, который можно назвать его температурой.

В равновесных процессах температуру следует рассматривать как меру средней энергии частиц системы. Однако человеческое общество представ ляет собой существенно неравновесный статистический ансамбль. Его тем пература не может трактоваться как температура в указанном выше смысле в применении, скажем, к «человеко-молекулам», составляющим общество. (В противном случае нам пришлось бы считать общество термостатической системой, пребывающей при температуре 36,6° по Цельсию.) Более общий подход к понятию температуры предполагает ее связь не со средней энерги ей частиц, а с флуктуациями макроскопических параметров системы. При этом температура должна рассматриваться как мера флуктуаций [210]. Из меряя флуктуации макропараметров, можно, в принципе, фиксировать «тем пературу» человеческого общества. Для этой цели, на наш взгляд, наиболее подходят флуктуации мнений, касающиеся животрепещущих вопросов, за трагивающих интересы больших (в масштабах Земли) групп человеческих особей. (Чем больше флуктуации, тем выше температура.). В качестве изме рительной аппаратуры здесь могут быть использованы социологические оп росы (с последующей статистической обработкой), а также, в случае необ ходимости, референдумы. Периодически повторяемым процессом измерения «общественной температуры» в масштабах одного государства являются выборы в парламент и президентские выборы. Следует отметить, что, чем чаще государство интересуется мнением своих граждан по самым разнооб разным вопросам, тем более точными и объективными должны становиться действия управляющих им властных структур. Это при условии, конечно, что власть выбирается демократическим путем.

10. Эта аксиома тождественна третьему началу термодинамики: «Аб солютного нуля температуры нельзя достичь ни в каком конечном процессе;

к нему можно лишь асимптотически приближаться».

В применении к человеческой цивилизации этот закон можно пере формулировать следующим образом: существование человеческого общест ва, в котором отсутствует плюрализм мнений, — невозможно. То есть обще ство, в принципе, не может находиться в состоянии, когда флуктуации мне ний по разного рода вопросам в нем отсутствуют.

11. Постулат аддитивности. Согласно этой аксиоме, энтропия системы, называемой «Человеческой цивилизацией», есть сумма энтропий ее макро скопических частей.

12. Гипотеза неоднородности развития человеческой цивилизации.

В процессе развития цивилизации энтропия отдельных составляющих общества может в конкретный момент времени уменьшаться, достигать ми нимума или возрастать. Это означает, что данная составляющая цивилизации прогрессирует, достигла максимума возможного в своем развитии или де градирует. (Вспомним расцвет, деградацию и распад крупнейших мировых империй или появление тупиковых научных (теория теплорода) и техноло гических (дирижаблестроение) направлений или, наконец, трудно объясни мое возникновение (и исчезновение) моды на какие-либо товары или услу ги.) При этом последние сто тысяч лет суммарная энтропия человеческого общества уменьшается, и земная цивилизация в целом прогрессирует.


13. Существует аддитивная (экстенсивная) функция состояния челове ческого общества, которую можно назвать «информационной стоимостью человеческой цивилизации» (IV). Существует временной отрезок [0, t], на протяжении которого эта функция является неубывающей (возрастающей).

d (IV ) 0.

То есть dt Возникает вопрос: что означает «стоимость человеческой цивилиза ции»? Под стоимостью цивилизации будем понимать суммарную стоимость всех составляющих человеческой цивилизации. Можно, к примеру, говорить о стоимости супермаркета, о стоимости проекта создания Международной космической станции, наконец, о стоимости буханки хлеба, купленной чита телем. Исходное положение классической теории стоимости заключается в том, что пропорции обмена воспроизводимых (т.е. появляющихся в резуль тате специально организованного человеком, постоянно повторяющегося производства) товаров друг на друга регулируются их трудовой стоимостью.

Последняя определяется как общественно необходимые затраты труда (жи вого и овеществленного) на производство товаров. Это и называется законом стоимости [211, 212, 213].

Теория стоимости непосредственно изучает закон цен и, следователь но, имеет дело, строго говоря, не со всяким производством, а с производст вом товаров. А товар — есть единство потребительской стоимости и стои мости.

Говоря об информационной стоимости цивилизации, мы поступаем от классических понятий и определений. Под информационной стоимостью товара (любой совокупности объектов или субъектов человеческой цивили зации) мы будем понимать величину, пропорциональную количеству и каче ству информации, воплощенной в товаре (почерпнутой непосредственно от природы и добавленной в процессе воспроизводства информации). Закон цен предлагается искать в количестве и качестве информации, воплощенной в товаре. Очевидно, что в данном контексте, информационная стоимость че ловеческой цивилизации пропорциональна негаэнтропии системы. Закон возрастания информационной стоимости, с точки зрения приводимой здесь аксиоматики, не содержит ничего нового. Он просто отражает факт умень шения на некотором временном отрезке [0, t] энтропии системы, называемой «Человеческой цивилизацией», постулируемой аксиомой 7. Автор вполне отдает себе отчет в том, какую бурю негодования он вызывает в душах ор тодоксальных экономистов, столь «вольно» обращаясь со «священным» для политической экономии понятием «стоимость». В качестве «оправдания», заметим, что мы не являемся первооткрывателями информационной трак товки теории стоимости. Объяснению и математико-экономическому обос нованию этого весьма актуального понятия на базе энтропийно-информа ционного подхода посвящен целый ряд серьезных работ [214, 216].

14. Внутреннее состояние человеческого общества может быть охарак теризовано интенсивным макроскопическим параметром IN, который можно назвать информационной стоимостью потребительской корзины (ИСПК).

Информационная стоимость человеческой цивилизации в каждый момент времени пропорциональна информационной стоимости потребительской корзины:

IV = K(t) · IN (6) Сам коэффициент K(t), очевидно, пропорционален количеству субъек тов, составляющих человеческое общество. Как следствие сформулирован ной аксиомы, а также аксиомы 13, существует временной отрезок [0, t], на протяжении которого функция IN(t) является неубывающей (возрастающей).

d (IN ) 0 (7) dt Под ИСПК следует понимать информационную стоимость определен ного набора товаров и услуг, приобретаемых типичным потребителем.

Не вдаваясь здесь в обсуждение механизма измерения количества ин формации, заключенной в конкретном товаре или услуге, приведем пояс няющий пример. Очевидно, что удобство пользования и функциональные возможности современного микрокалькулятора оцениваются пользователем (потребителем) выше, чем те же качества логарифмической линейки. По требительские же функции этих товаров абсолютно идентичны. И в этом плане, можно говорить о более высокой информационной стоимости кар манного калькулятора по сравнению с логарифмической линейкой. Можно, к примеру, сказать, что один байт информации, содержащейся в микрокальку ляторе, как продукте, созданном обществом, может быть обменен на один Кбайт информации, содержащейся в логарифмической линейке.

15. Между информационной стоимостью потребительской корзины и ее рыночной ценой (N) существует высокая положительная корреляция.

Можно предполагать, что коэффициент корреляции весьма близок к единице и, следовательно, говорить о пропорциональности этих величин.

N = · IN (8) Коэффициент здесь пропорционален количеству информации, со держащемуся в потребительской корзине, как продукте, созданном общест вом.

Логическому, экономическому и математическому обоснованию про порциональности информационной стоимости товара его рыночной цене посвящена монография [214]. Содержащиеся в ней выводы, на наш взгляд, весьма убедительно свидетельствуют в пользу справедливости данной гипо тезы.

Сформулированная здесь система аксиом, конечно же, является не полной. Возможно, следовало бы постулировать существование дополни тельных интенсивных параметров (каковыми являются, например, давление и химический потенциал в термодинамике), задавая которые, можно анали тически описать (А) в соотношении (1) — элемент работы, совершаемой системой — и учесть, что человеческое общество является системой с пере менным числом «человеко-молекул». В данной работе мы не будем этого делать по двум причинам.

Первое — это то, что приведенная здесь система аксиом является, если так можно выразиться, весьма «сырой». Некоторые из уже сформулирован ных аксиом требуют осмысления и, как минимум, уточнения.

Вторая причина связана с существованием теоремы К. Геделя «о не полноте» [217, 218]. Ее формулировку мы приведем чуть ниже, но в начале выскажем несколько общих соображений.

Математика — это язык. Ее главное отличие от разговорных языков в том, что в ней законы взаимодействия объектов в природе отражены алфа витом, словами, правилами, которые повторяют законы природы в форме аналогий при синтезе информации. Отличие математики от разговорных языков в том, что в ней главное есть «условия». Разговорные языки образуют наборы аксиом почти без участия правил. Математику, как язык, отличает ведущая роль правил при малом числе аксиом. Математика есть такой же язык, как и разговорные. Но алфавит и большинство слов разговорного языка определены аксиоматически на основе анатомических и физиологических условий. В математике дело в ином. Е. Вигнер, в качестве предваряющей свою знаменитую статью [219] шутки, приводит определение: «Математика является наукой изощренного манипулирования понятиями и правилами, придуманными как раз для этой цели». На наш взгляд, именно этот спич яв ляется наиболее полным и строгим определением математики, как области науки.

Законы природы живут вне человека и выражаются реально сущест вующими объектами и процессами. Например, процесс расширения Вселен ной — есть закон, имеющий место вне зависимости от факта наличия чело века и его сознания.

Однако разум человека способен построить в терминах состояний и процессов, происходящих в мозге, аналогии законам природы, ибо синтез информации в мозге тождественен по типам процессов с синтезом инфор мации в природе [209]. На наш взгляд, разнообразие природы определяется, в первую очередь, такими функциями состояния, как энергия и энтропия — информация и их взаимодействием с работой в циклических или неравно весных процессах. В работе мозга функции состояния представлены в логике и усреднении случайных процессов. Обработка информации в мозге может быть аналогией адиабатических и неадиабатических процессов.

Научное мышление — это, в значительной мере, процесс создания и анализа моделей. В истории науки неоднократно имели место случаи, когда заведомо неполные и даже некорректные модели позволяли получать пра вильные практические результаты и являлись основой промышленных тех нологий и фундаментальных теорий. (Яркими примерами здесь являются космогоническая модель Птолемея или теория теплорода.) Эта парадоксальная особенность моделей объяснима. Законы природы и «законы человеческого разума» тождественны по своим основам. При по строении модели разум может произвольно установить «нулевой» уровень информации. На каждом следующем уровне синтеза информации модель «отрезает» предисторию достаточно произвольно, но методом проб и оши бок минимизирует возникающие неточности. Если при этом результаты сов падают с реальностью в частном интервале процессов, объектов, взаимодей ствий, который актуален на данном этапе развития науки, то модель запоми нается. При создании моделей задаются некоторые аксиомы. Этим оказыва ется задан уровень информации о процессе и отвечающий ей язык. Любые аксиомы заведомо не есть истина, хотя бы потому, что в момент их синтеза неизвестна область, за пределами которой они ошибочны. Далее анализиру ются следствия применения аксиом к экспериментам и наблюдениям, вклю чая логический анализ на основе правил языка, адекватного созданной ак сиомами информации.

Аксиомы и полученные на их основе результаты — это, во многом, и есть способ научного мышления. Практические результаты применения ме тода моделей составляют интеллектуальный и технический прогресс чело веческого общества. Метод построения моделей лежит в основе создания новой информации. Его результат есть накопление информации, т.е. челове ческого «знания».

Теорема Геделя «о неполноте» была опубликована в 1931 г. и по праву считается одной из самых знаменитых теорем в истории математики.

Суть ее можно передать одной фразой: «В любом языке существует недоказуемое истинное утверждение». Как сам Гедель пояснял свою теоре му: «Полное эпистемологическое1 описание языка А нельзя осуществить на том же языке А, ибо в языке А нельзя определить понятие истинности пред ложений языка А».

В приведенных формулировках теоремы фигурируют такие термины, как язык, доказательство, истина, которые, по существу, являются аксиома тическими понятиями.


Теорема Геделя, в конечном итоге доказывает, что, несмотря на стро гость, которой «обставлено» появление некоего доказуемого утверждения, Эпистемология — наука о логических основах теории познания.

существует истинное аксиоматическое утверждение, которое не обязательно совпадает с доказанным утверждением, а может и противоречить ему.

Следствием теоремы Геделя является утверждение, что описание ок ружающей природы не может быть исчерпано формальными построениями языка-математики. Однако человеческий разум позволяет преодолеть это препятствие именно потому, что справедлива теорема Геделя. Разум может формулировать не доказанные предположения, позволяющие ему методом последовательных приближений подходить к описанию природных процес сов.

Е. Вигнер [219] предлагает называть эмпирическим законом эпистемо логии утверждение об эффективности и точности математических формули ровок законов природы на языке таких понятий, с которыми удобно произ водить различные манипуляции. Теорема Геделя формулирует ограничение на подобный способ познаваемости природы. И это следует считать абсо лютно истинным утверждением, однако, только в пределах предпосылок са мой теоремы. Но в силу ее же результата, утверждать, что она сама есть аб солютная истина — нельзя. Поэтому теорема Геделя утверждает познавае мость природы, ибо можно описать и то, что выходит за рамки используе мого языка. Для этого просто нужно изобрести новый язык и, следовательно, создать новую аксиоматику. Познание природы не зависит от языков, хотя они, конечно, могут его существенно усложнять или упрощать. Математика «непостижимо» эффективна, потому, что в ней можно так задать аксиомы, что она будет гарантировать получение результата, согласованного с ними.

Но сами аксиомы — достаточно произвольны.

Рассмотрим теперь некоторые, важные для экономики следствия, сфор мулированных выше гипотез. Следствием аксиом: 2, 6, 7, 12, 14, 15 является утверждение, что на современном этапе развития человеческой цивилизации должно иметь место неравенство:

dS 0 (9) dN То есть уменьшение энтропии системы, называемой Человеческой ци вилизацией сопровождается ростом цены «земной» потребительской корзи ны.

Известно [70, 135], что цена потребительской корзины эволюционирует по экспоненциальному закону:

N(t) = N0 · eF, (10) t где F = h (X )dX. Здесь h(X) — мгновенное значение темпа инфляции (ставки инфляции).

Этот закон является математическим выражением эмпирической зако номерности: изменение цены (N) за промежуток времени (t) пропорцио нально только его текущему значению N(t) и длительности временного про межутка. Коэффициентом пропорциональности здесь является величина ин фляционной ставки в данной момент (h(t)). То есть:

N = h(t) · N(t) · t (11) Данное соотношение, в зависимости от интерпретации величины N(t), отражает фундаментальную закономерность любого природного инфляци онного процесса, начиная от вселенских масштабов, кончая масштабами микромира [108].

С учетом (10):

dS dS dF 1 dS 1 dS dt 1 dS = = = = (12) dN dF dN N dF N dt dF N dF dt dt Таким образом, условие (9) теперь имеет вид:

1 dS 0 (13) dF dt N dt Но в силу аксиомы 7 на данном этапе развития человеческого общест dS ва: 0.

dt Величина N(t) 0 в силу свойств показательной функции. Следова тельно, критерием выполнения (13) является условие:

dF d t = h (X )dX 0 (14) dt dt 0 То есть требование возрастания функции:

t F(t ) = h (X )dX (15) t Условие (13) равносильно условию: dF = d h (X )dX 0.

0 Переходя от дифференциалов к приращениям, имеем:

t +t t F = F ( t + t ) F ( t ) = h ( X ) dX h ( X ) dX = 0 t +t t +t t t = h ( X ) dX + h ( X ) dX h ( X ) dX = h ( X ) dX 0 t 0 t Применяя к последнему интегралу теорему «о среднем», получим:

~ F = h( t ) · t 0, (16) ~ где h( t ) — величина темпа инфляции в некой «средней» точке ~ ( t [t;

t + t]).

~ h( t ) следует интерпретировать как величину, близкую к арифметиче ской средне-взвешенной инфляционных ставок на элементарных временных отрезках, на которые можно разбить временной промежуток t с весами, равными продолжительности отдельных элементарных отрезков.

m h t h( t ) m ~ = (17) t = m t = t.

Здесь = Поскольку t 0, то условием выполнения (9) является неравенство:

~ h( t ) 0 (18) Другими словами, если в течение времени t имеет место прогресс че ловеческой цивилизации, то средняя за этот период инфляция превышает нулевой уровень.

Существует ли оптимальный уровень инфляции?

Некоторые соображения по этому поводу можно высказать.

dS dF ~ = 0. Из (12) следует, что При h( t ) = 0, очевидно, при этом dN dt dS ), что соответствует условию N = const.

неограниченно возрастает ( dN Функция S(N) становится бесконечно эластичной относительно цен. Очень малое изменение ценового уровня приводит к громадным изменениям нега энтропии системы. Другими словами, система становится неустойчивой, что противоречит аксиоме 2.

dF ~ При h( t ) производная неограниченно возрастает и тогда, в dt dS = 0, т.е. S(N) = const. Другими словами, рост негаэн соответствии с (61) dN тропии системы прекращается. Это объяснимо. Увеличение темпов инфля ции одновременно означает рост ценовых флуктуаций. А увеличение флук туаций макропараметров системы, в соответствие с аксиомой 9, должно рассматриваться как возрастание ее температуры. При наличии гиперин фляции общество становится «перегретым», мысли людей заняты исключи тельно проблемой выживания и процесс упорядочивания системы прерыва ется.

Удручающим фактором здесь становится и то обстоятельство, что, в соответствие с аксиомой 12, цены растут неравномерно. Повышение цен различается по видам продукции, стадиям производства, субъектам эконо мики, распространяется на готовые товары и услуги и факторы производст ва, отличается по времени и в региональных аспектах [74].

Мы не можем сказать, какой средний темп инфляции является опти мальным для прогресса человеческой цивилизации. (Сами экономисты ин туитивно оценивают его на уровне 22,5 % в год.) Для ответа на этот вопрос пришлось бы исследовать на экстремум функцию S = S(N). Однако в выра dS жение для производной этой функции входит величина — скорость из dt менения энтропии системы со временем. Какова оптимальная скорость роста негаэнтропии человеческого общества? На этот вопрос вряд ли кто-то ре шится ответить. Ясно, что сейчас она не должна, да и не может быть очень малой. Должна ли она быть очень большой? На наш взгляд: нет, не должна.

Во всяком случае, как это следует из аксиомы 8, на определенном этапе сво его развития человеческая цивилизация оказывается в состоянии в той или иной степени регулировать скорость своего прогресса. Например, снятие за прета на клонирование человеческой личности, наверняка привело бы к рос ту негаэнтропии системы. Но, как нам представляется, такой прогресс не есть благо для человечества, в целом.

Итак, нами доказано утверждение: прогресс человеческой цивилизации обязательно сопровождается инфляцией. Бессмысленно пытаться свести ин фляцию к нулю. Это ввергает общество в опасное состояние стагнации. В то же время высокий уровень инфляции также не способствует прогрессу ци вилизации, ибо рост негаэнтропии системы замедляется.

Приведенное утверждение на интуитивном уровне представляется почти очевидным. Однако мы хотим подчеркнуть, что в рамках сформули рованной аксиоматики, оно представляет собой строго доказанную теорему.

Отдавая дань языку ортодоксальных монетаристов, данное утвержде ние, с определенной утратой точности, можно сформулировать в следующей форме.

Если имеет место прогресс цивилизации, то процент прироста денеж ной массы в системе массы должен несколько превышать процент увеличе ния объема произведенной системой продукции. Эта сентенция является следствием основного уравнения количественной теории денег и доказанной нами теоремы. Утрата точности в данной формулировке связана здесь с тем, что монетаризм трактует инфляцию исключительно как «явление денежной сферы», с чем мы, естественно, не согласны.

Тем не мене, приведенное утверждение на уровне интуиции также оказывается достаточно очевидным. Наличие небольшой инфляции препят ствует превращению человеческого общества в беззаботного рантье. Оно способствует прогрессу цивилизации, предохраняя общество от стагнации.

Обратимся теперь к функции F(t) (15) и налагаемому на нее условию (16).

Как это следует из доказанной теоремы, прогресс человеческой циви лизации в течение времени t, требует выполнения условия:

t + t dF d h (X )dX 0, = (19) dt dt t т.е. возрастания F(t) на отрезке t.

Но, на основании аксиомы 2, развитие человеческого общества сопро вождается процессом роста его негаэнтропии (процессом уменьшения эн тропии системы). Поэтому, как следствие аксиомы и (19), возникает условие:

S = F. Или:

t 0 + t h (X )dX, S = (20) t где 0. Знак минус соответствует здесь тому, что возрастание функ ции F(t) означает уменьшение энтропии системы. То есть:

S = F = h ( t )t ~ (21) У автора отсутствуют какие-либо серьезные научные основания для оценки коэффициента пропорциональности. Ясно, что если не считать за висимость от времени ((t)), то — это, коли возможно так выразиться, есть экономико-социально-физическая мировая константа, по своей сути во многом аналогичная постоянной Больцмана (k 1,38 · 1016 эрг/градус) в статистической физике и имеющая какие-то далекие аналогии с другой ми ровой константой — постоянной Хаббла (Н = 3 · 1018 1/сек) в астрофизике.

Определение конкретной величины (t) — это задача достаточно далекого будущего.

Рассмотрим теперь еще одно следствие сформулированных здесь ги потез.

Введем функцию Y = f(I), которую назовем «информационной стоимо стью» некоторого направления деятельности человеческого общества. Здесь I — количество информации (негаэнтропии). На основании аксиомы 13, су ществует временной отрезок, на протяжении которого эта функция является неубывающей (возрастающей). Графически это можно отобразить следую щим образом (рис. 1).

Очевидно, чем больше информации приносит направление, тем больше его информационная стоимость. Однако за процесс самоорганизации чело веческому обществу приходится «платить», вкладывая в данную область деятельности определенное количество своей энергии (работы). Определим «предельный информационный продукт» (MPI), как увеличение информа ционной стоимости в результате прироста информации на одну единицу:

MPI = f(I + 1) f(I) (22) Следствием аксиомы 12 является то, что с дополнением каждой новой единицы информации MPI становится меньше.

Рис. 1. График функции Y = f(I).

В данном контексте MPI можно трактовать как информационную стоимость «единичного информационного продукта» (ЕИП), созданного че ловечеством в процессе развития данного направления. Пусть некоторая об ласть человеческой деятельности представляет собой совокупность (m) идентичных направлений. Например, областью деятельности может служить создание двигателей к автомобилям определенной марки, а направлением деятельности — производство конкретного двигателя.

Обозначим (Р) — рыночную цену товара или услуги, созданных обще ством в результате появления m единичных информационных продуктов. В соответствии с аксиомой 15:

Р = MPI · m = MPI · I (23) Здесь I — количество единиц информации, созданной человечеством в данной области.

Рассмотрим две области человеческой деятельности. Допустим, что результатом этой деятельности явилось появление одинакового количества информации. Тогда на основании (23): Р1 = (MPI)1 · I;

Р2 = (MPI)2 · I. Откуда:

P1 (MPI ) = (24) P2 (MPI ) Допустим теперь, что результат деятельности проявился в появлении разного количества информации, имеющего одинаковую цену. Тогда: Р = (MPI)1 · I1;

Р = (MPI)2 · I2. Отсюда следует:

I1 (MPI ) = (25) I 2 (MPI ) То есть, количества информации обмениваются в пропорции, обратной их информационным стоимостям.

Количество информации, добытой человеческой цивилизацией в ре зультате разработки некоторой области, в соответствии с (23) равно:

P I= (26) MPI Но чтобы создать эту информацию, человечество должно совершить работу, привлечь энергетические ресурсы. Это снижает возможности для проведения другой полезной работы и на основании аксиом 5 и 6 уменьшает негаэнтропию системы.

Информационная прибыль человеческого общества в результате дея тельности в данной области составит:

I = I (НЭ ) = (НЭ ) P (27) MPI (НЭ) — снижение негаэнтропии системы.

Теперь можно ответить на вопрос, существует ли предел развития данной области человеческой деятельности. Очевидно, прогресс цивилиза ции в указанном направлении лимитируется выполнением неравенства:

(НЭ ) P (28) MPI Откуда предел определяется условием:

P MPI = (29) (НЭ ) Величину (НЭ) можно оценить как стоимость издержек общества на производство товара, созданного человечеством в результате появления ЕИП.

Для того чтобы максимизировать прибыль, обществу следует доби ваться повышения информативной отдачи данного направления деятельно сти, но только до тех пор, пока предельный информационный продукт не окажется равным реальным затратам на его производство. Далее, данное на правление следует признать бесперспективным. Добытая в процессе даль нейшей его разработки информация оказывается для общества слишком «дорогой» и не способствует прогрессу цивилизации.

Следует отметить, что в своих рассуждениях о направлениях прогресса человеческой цивилизации автор не одинок. Похожие мысли высказывали и другие исследователи [220222]. Так, например, В. Колоколов в своей работе [220] приводит следующую мысль: «Процесс развития технической системы от впервые созданной модели до всех последующих образцов, есть процесс, идущий с уменьшением энтропии. При этом сначала происходит совершен ствование функциональных характеристик системы, затем — повышение эффективности ее функционирования. Уменьшение энтропии S, что равно сильно накоплению количества информации (негаэнтропии), идет от неко торого состояния, для которого S = 1 (технической системы еще нет, но по требность в ее создании уже возникла), до состояния, при котором энтропия достигает некоторой величины А (0 А 1) и дальше с течением времени практически не изменяется. Это состояние и определяет момент исчерпания технологических возможностей и необходимость перехода на следующий уровень» [223].

Сформулированная нами система аксиом допускает появление боль шого числа следствий. И это, безусловно, явится содержанием наших буду щих работ.

В то же время при написании последней главы данной монографии ав тора преследовало какое-то смутное беспокойство — следствие неполноты, незавершенности излагаемых построений. Но подобное беспокойство — это всегда стимул к совершенствованию. Изложенное здесь — не теория. Скорее сценарий, на основе которого будущая теория может быть создана. А необ ходимость создания такой теории человечество ощущает буквально физиче ски. События, потрясшие земную цивилизацию в последнее десятилетие 20-го в. и сотрясающие ее в начале нового тысячелетия, — неужели они не являются аргументами «за»? Что, для осознания мировым сообществом, на сколько неразумно и противоречиво оно управляет своим развитием, необ ходимо развязывание ядерной войны или возникновение какой-либо другой глобальной экологической катастрофы? Существуют ведь законы природы, которые никому, даже «Венцу природы», не дозволено нарушать. Поскольку человечество является частью физического Мира, оно во всех своих поступ ках, во всех проявлениях своих эмоций должно находиться в гармонии с этим Миром.

Человеческая цивилизация — природный объект, вполне отвечающий понятию открытых систем. Это — система взаимодействующих элементов (хозяйствующих субъектов, единичных технологий, единичных предпри ятий, отраслей, регионов, национальных хозяйств), выполняющая функцию самопроизводства своих компонентов, притом система открытая, необхо димым условием существования которой является взаимодействие (взаимно обратные потоки материи, энергии и информации) с природными системами и с системами, составляющими общество. Человеческая цивилизация — это физическая система, развитие которой сопровождается процессами реально го увеличения и уменьшения содержащейся в ней информации. Поэтому «земную» экономику также следует рассматривать как открытую систему, черпающую информацию в природе (с некоторыми потерями), добавляю щую к ней новую информацию и передающую свои продукты в другие сис темы, где информация частично уничтожается. Прогресс экономических систем во времени есть увеличение содержащейся в них информации. Ин формация имеет двойственный характер: конкретное содержание (качество) и абстрактное количество. Их совокупное содержание можно оценить как стоимость информации. Первым, кто столкнулся с этим свойством инфор мации, был К. Маркс, показавший «двойственный характер» человеческого труда. Ведь труд есть не что иное, как процесс сознательного создания ин формации и ее тиражирования, включая сюда материализацию. К. Маркс не увидел, что за двойственным характером труда кроется двойственный ха рактер, вообще, любой информации. Это связано с общим состоянием науки того времени.

Макроскопическое состояние системы, называемой «Человеческой цивилизацией», может быть описано конечным числом (и, видимо, не очень большим) макропараметров. Этот набор включает в себя физические, ин формационные, экономические, социологические, биологические характе ристики. Поскольку Человечество является частью природы, то можно ска зать, что его состояние в каждый момент времени можно охарактеризовать измерением сравнительно небольшого количества макроскопических при родных параметров, и не так уж важно какая область «земной» науки «отве чает» за их «поведение». Важнейшая задача науки состоит сейчас в другом:

определить эти параметры и научиться управлять ими, не нарушая законов природы.

В этом случае человеческой цивилизации гарантирован долгий и пло дотворный период поступательного развития, ибо ей будет руководить Ра зум.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Проведение данного исследования позволило получить следующие ре зультаты:

1. Причиной инфляции является воздействие на экономику совокупно сти факторов, имеющих разную природу. По характеру воздействия их сле дует классифицировать, выделив четыре группы факторов. В значительной мере инфляционный процесс управляем.

2. Главным фактором систематического воздействия на экономическую систему, оказывающим решающее влияние на процессы ценообразования, является экономическая политика: Государство должно быть обязательным участником экономических процессов.

3. Следует считаться с принципиальным наличием факторов грубого воздействия на систему. Их влияние может привести не только к всплеску гиперинфляции, но полностью разладить систему денежного обращения и даже разрушить экономические основы цивилизации.

4. Существует множество случайных причин, не поддающихся точному учету и прогнозированию, действующих разнонаправлено и изменяющих покупательную способность денег. Последовательность подобного рода случайных событий образует нестационарный пуассоновский поток.

5. Доказано утверждение: прогресс человеческой цивилизации обяза тельно сопровождается инфляцией. Одним из обусловливающих ее наличие факторов является возрастание информационной стоимости производимых продуктов. Прогресс систем во времени — есть увеличение содержащейся в них информации.

6. Параметр инфляции формируется как результат влияния указанных факторов и представляет собой математическое ожидание темпов инфляции, обусловленных воздействием на систему этих факторов.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.