авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Российская экономическая академия им. Г. В. Плеханова Московский государственный институт электроники и ...»

-- [ Страница 2 ] --

В отсутствии целенаправленной инвестиционной и структурной поли тики технологические сдвиги в российской экономике приобрели явно рег рессивный характер и выражаются в быстрой деградации ее технологиче ской структуры. При этом наиболее серьезный регресс охватил современные производства и выразился в «откате» страны по уровню их развития на 1520 лет. Доля современного технологического уклада сократилась с 1/3 в 1992 г. до 1/5 в 2002 г. [73]. В последние три года наличие профицита бюд жета могло стимулировать экономический рост, инвестиционную и иннова ционную активность, однако правительство искусственно сжимало конечный спрос, удерживая дополнительные доходы бюджета в Центральном банке и недофинансируя важнейшие статьи бюджетных расходов. Опережающее повышение тарифов на услуги естественных монополий, а также цен на ос новные сырьевые товары, существенно ухудшило финансовое положение обрабатывающей промышленности. Это, в свою очередь, повлекло за собой замедление прироста заработной платы и инвестиций — главных состав ляющих конечного спроса, поддерживающих экономический рост в 19902000 гг. Дополнительным фактором снижения темпов роста производ ства стало падение конкурентоспособности отечественных товаров в 20012003 гг. более чем треть вследствие повышения реального курса рубля и опрометчивого решения правительства о снижении импортных пошлин.

Это привело к росту импорта и вытеснению отечественной продукции не только с внешнего, но и частично, с внутреннего рынка.

Существенным признаком приближающегося экономического благо получия правительство называет бюджетный профицит. Однако, в наше время бюджеты многих экономически развитых государств сознательно верстаются с дефицитом. Без этого сложно «разогреть» экономику. Предпо лагается, что подобные меры создадут новые рабочие места, увеличат дохо ды граждан. Все вместе это обеспечит стабильный сбыт производимой про дукции. Деньги, «впрыснутые» в экономику не исчезнут, а дадут реальную отдачу в виде появления новых предприятий, технического переоснащения уже действующих, сокращения безработицы и т.д. в условиях, когда доходы граждан превосходят их повседневные расходы, налогоплательщики начи нают задумываться не о том, как бы прокормиться, а о других не менее серь езных вещах: о приобретении просторной квартиры, качественном образо вании для детей, о здоровье, наконец. С этой целью люди вкладывают деньги под проценты в различные финансовые структуры — банки, паевые инве стиционные фонды, страховые компании. А те, в свою очередь, инвестируют привлеченные средства в экономику. В том числе в государственные казна чейские обязательства, продажей которых правительство, как правило, по крывает заранее запланированный дефицит.

И здесь возникает вопрос: почему правительство с такой настойчиво стью стремится именно к профициту бюджета?

Логика диктует, казалось бы, очевидный ответ: при росте бюджетного дохода надо либо увеличивать госрасходы либо сокращать налоги. И то и другое, как это следует, в частности, и из модели IS —LM, идет на пользу экономике, т.е. увеличивает совокупный спрос, а, следовательно, и ВВП.

Что же происходит в реальности?

Правительство сообщает об очередном увеличении довольствия бюд жетников. Однако прибавки оказываются лицемерными и ни о каком улуч шении жизни военных, преподавателей, врачей, ученых говорить не прихо дится. Принято решение увеличить пенсии. Но цены на бытовой газ, комму нальные платежи и т.д. уже до этого увеличились на столько, что мгновенно «съели» прибавку к пенсиям. Если еще учесть рост стоимости потребитель ской корзины, то реальная пенсия не увеличилась, а сократилась.

Вряд ли можно считать успешной и проведенную налоговую реформу.

Введение единого подоходного налога на уровне 13 % не есть пример про думанности норм налогового законодательства. Унификацию подоходного налога в условиях сильнейшей дифференциации населения страны по дохо дам никак нельзя назвать социально справедливой. Пополнение казны, бла годаря этой мере, происходит большей частью за счет повышения на 1 % налогов на доходы бедного населения и в меньшей степени за счет снижения почти в 3 раза налога на доходы очень богатых. Также за счет отмены нало говых льгот военнослужащим. Не может быть предметом гордости налого вая реформа, в результате которой были отменены налоговые льготы на рас ходы из прибыли на науку, на инвестиции в развитие производства, блоки рованы механизмы формирования отраслевых научно-технических фондов, через которые происходило финансирование малого бизнеса в инновацион ной сфере, фактически ликвидирована система экологических платежей. Ре форма удовлетворила определенные частные и ведомственные интересы, но не решила главной задачи формирования условий для роста производства и инвестиций.

Пожалуй, единственное поддающееся логике объяснение бюджетного профицита состоит в том, что надо платить внешние долги и деньги нужны про запас.

Но эта задача решается традиционно. Создается специальный резерв ный фонд. Это — отдельная статья бюджетных расходов. В законодательном порядке определяются источники, из которых фонд должен финансировать ся. Законом же устанавливаются цели, на которые деньги из данного фонда могут быть потрачены. Деньги находятся под контролем налогоплательщи ков.

В нашем же случае целевой фонд отсутствует. Зато создан некий фи нансовый резерв, деятельность которого законодательно не регулируется.

Объяснение столь необычной ситуации можно усмотреть в отчете ЦБ РФ за 2001 г. Там сказано: «… профицит бюджета выполняет стерилизую щую функцию». Другими словами, профицит бюджета возникает как сред ство борьбы с инфляцией. То есть правительство опасается, что в случае проведения реальных действий — фактического сокращения налогов или существенного увеличения финансирования бюджетной сферы — ситуация в российской экономике выйдет из-под контроля и начнется обвальное обес ценивание рубля.

Сейчас экономика страны управляется по принципу: завтра — не хуже, чем сегодня. Нам удается держаться на плаву в основном благодаря добы вающим отраслям, продающим за рубеж нефть, газ, цветные металлы, лес… Чтобы вдохнуть жизнь в остальную промышленность нужны инвестиции, большие инвестиции. А их нет.

Значительная часть средств, полученных за российский сырьевой экс порт, оседает за границей. Другая часть экспортной выручки возвращается в Россию и частично скупается Центробанком (Норматив обязательной про дажи валютной выручки). Взамен долларов на российский рынок поступают дополнительно напечатанные рубли. Затем, боясь высокой инфляции, пра вительство изымает эти деньги с рынка. Методы здесь просты: высокие на логи на предприятия и сжатие государственных расходов. В итоге и образу ется профицит бюджета. Таким образом, избыток денег в бюджете, скорее всего, служит лишь доказательством того, что в России отсутствует проду манная экономическая политика.

Сегодня перспективы российской экономики — инфляционны. Задача улучшения структуры хозяйства в предыдущие тринадцать лет так и не была решена. Наоборот, эта структура заметно ухудшилась, приняв отчетливо сырьевой характер. Перед страной стоят проблемы новой индустриализации и подъема сельского хозяйства. Неизбежным следствием этого будут изме нение структурных пропорций в экономике и рост цен. В этих условиях единственным вариантом экономической политики остается контролируемая инфляция. В противном случае возможность проведения структурной пере стройки экономики на базе новейших технологий будет окончательно утра чена и недопустимо низкий уровень жизни населения сохранится надолго.

Назовем еще ряд имен отечественных и зарубежных ученых, чьи ра боты внесли вклад в исследование инфляционных процессов, происходящих в российской экономике в течение последних пятнадцати лет. По понятным причинам данный список, конечно, будет далеко не полным, ибо мы ссыла емся на авторов, результаты которых непосредственно использовались нами при работе над монографией.

Это — С. И. Лушин [74, 75], Н. Я. Петраков [34], С. Ю. Глазьев [73, 76], В. И. Рябикин [7780], И. Я. Носкова [81], В. К. Бурлачков [29, 82], Ж. Са пир, [83, 84], И. Н. Платонова [85], А. Н. Илларионов [86], В. Назаров [87], Дж. Сорос [67, 88], В. В. Ивантер [89], В. А. Попов [90], Ю. П. Соловьев [91].

О «математической» стороне монографии.

Изложение вопросов современных экономических теорий невозможно без использования соответствующего математического аппарата. Отсюда — обилие формул на страницах книги. Для чтения первых шести глав от чита теля требуется владение математикой на уровне требований, определяемых программами экономических или технических вузов. Изучение седьмой и восьмой глав предполагает наличие у читателя несколько более высокой ма тематической подготовки, скажем, на уровне экономико-математического института РЭА им. Г. В. Плеханова.

Эта книга, прежде всего, об экономике и поэтому наличие у читателя базовых знаний по экономической теории представляется весьма желатель ным. Тем, чьи познания в этой сфере невелики, мы бы рекомендовали пред варительно ознакомиться с содержанием какого-либо хорошего пособия, например [212].

В книге содержится значительное количество примеров. В большинст ве своем они обладают самостоятельной научной и познавательной ценно стью. Разбирая их, читатель вполне овладеет соответствующими навыками.

Уделяется внимание также технической стороне вычислений, выводу фор мул, доказательству теорем.

Важную роль при написании монографии играли запросы преподава ния по дисциплине: «Финансовая математика и количественный финансовый анализ». Автор стремился принять посильное участие в решении общей за дачи повышения профессионального уровня студентов. Хочется надеяться, что книга повысит их интерес к выбранной специальности и, может быть, поможет им стать хорошими финансистами.

Пользуюсь возможностью выразить искреннюю благодарность всем, кто стоял рядом с замыслом, созданием и подготовкой этой книги. Прежде всего за помощь и поддержку благодарю профессоров РЭА им. Г. В. Плеха нова В. И. Рябикина, Н. П. Тихомирова, В. А. Колоколова.

Отдельную благодарность за плодотворные, стимулирующие дискус сии я выражаю всем участникам семинаров по общим проблемам естество знания под руководством М. Л. Фильченкова и С. В. Копылова (Российский университет дружбы народов), Г. Г. Артемьева (РЭА им. Г. В. Плеханова), Ю. С. Владимирова (МГУ им. М. В. Ломоносова), а также экономического семинара под руководством В. С. Панфилова и О. Дж. Говтваня (Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН).

Буду благодарен всем, кто выскажет свои пожелания, замечания или выразит свое несогласие по тем или иным вопросам затронутым в данной работе.

Глава I ТРАДИЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНФЛЯЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ § 1. Инфляция. Общий подход Как и многое в экономике, стоимость денег определяется спросом и предложением. Предложение денег определяется действиями банков и Цен трального банка России (ЦБ). В контексте нашего исслелования, мы можем не учитывать некоторые аспекты деятельности банковской системы и рас сматривать количество денег как величину, которая регулируется непосред ственно ЦБ.

Как и потребность в других товарах, спрос на наличные деньги опре деляется многими факторами, к примеру, степенью доверия людей к кре дитным карточкам и количеством уличных банкоматов. Но деньги выпол няют функцию средства обращения. Сколько денег имеет с собой человек, совершающий ту или иную покупку, зависит от цен на приобретаемые им товары. Чем выше цены, тем больше денег требуется для совершения каждой сделки, и тем больше средств будет держать россиянин в бумажнике (в руб лях или долларах) или на текущем рублевом счете. Рост цен (снижение цен ности денег) приводит к увеличению спроса на них.

Таким образом, важнейшим фактором формирования спроса на деньги является средний уровень цен в экономике.

Что служит гарантией того, что объем денежных средств, выпускаемых в обращение ЦБ, будет уравновешен спросом на них со стороны населения?

Для экономики в краткосрочном периоде ключевую роль здесь играет про центная ставка. В долгосрочном периоде — все проще: общий уровень цен соответствует значению, при котором спрос на деньги равен их предложе нию. Если уровень цен находится выше уровня равновесия, населению не обходимо большее, в сравнении с выпускаемым ЦБ, количество денег. Для того чтобы спрос и предложение на деньги уравнялись, уровень цен должен понизиться. Если же уровень цен оказывается ниже равновесного уровня, населению необходимо меньшее по сравнению с выпускаемым ЦБ, количе ство денег. Поэтому для достижения баланса спроса и предложения уровень цен должен увеличиться. При равновесном уровне цен количество денег, необходимых населению, в точности соответствует их предложению со сто роны ЦБ.

Объяснением того, как определяется уровень цен и почему он может меняться, занимается так называемая «количественная теория денег», в со ответствии с которой количество денег в экономике определяет их стои мость, а рост денежной массы — основная причина инфляции. Как отметил один из столпов монетаризма Милтон Фридмен: «Инфляция всегда и везде является чисто денежным феноменом»1.

Непосредственный эффект денежной инъекции состоит в образовании избытка предложения денег. Инъекция денег ведет к возрастанию спроса на товары и услуги.

Но возможности экономики производить их — не изменяются, ибо за висят от производительности труда и предложения производственных фак торов.

И это с необходимостью приводит к росту цен. Рост цен, в свою оче редь, означает увеличение спроса на деньги. В итоге экономика приходит к новому состоянию равновесия, в котором объем спроса на деньги и объем их предложения уравновешиваются.

На вопрос, чем плоха инфляция, следует обычно ответ: «Тем, что она ведет к снижению покупательной способности денег». Действительно, в ус ловиях быстрого роста цен количество товаров, которое можно приобрести на одну денежную сумму, постоянно уменьшается. Однако в долгосрочном периоде это не должно привести к снижению уровня жизни населения. В самом деле, в случае роста цен покупатели платят, а продавцы получают за товары и услуги большие суммы денег. Но так как доходы большинства лиц образуются за счет продажи ими различных услуг, таких, например, как труд, то рост доходов (в идеале) идет параллельно с ростом цен. Таким об разом, если равновесие между инфляционным ростом цен и ростом доходов населения постоянно поддерживается, то инфляция сама по себе не снижает покупательную способность доходов населения. С точки зрения монетари стов предвзятое отношение к инфляции обусловлено тем, что люди не осоз нают «принципа нейтральности денег».

Английский философ Дэвид Юм и его последователи, изучая проблему влияния изменений в кредитно-денежной системе на основные макроэконо мические параметры, такие как производство, занятость, реальная заработная плата, процентная ставка, выдвинули предположение, что все экономические характеристики следует разделить на две группы. Первая группа — номи нальные переменные, т.е. величины, измеряемые в денежных единицах, и вторая — величины, измеряемые в физических единицах. Например, цена на нефть относится к номинальным переменным, так как измеряется в рублях (или долларах), а вот количество добытой нефти — это реальная переменная, изменяемая в тоннах (или баррелях). Подобным образом номинальный ВНП, измеряемый стоимостью произведенных экономикой товаров и услуг, на пример, в рублях — есть номинальная величина, а реальный ВНП отражает общее количество произведенных товаров и услуг.

И здесь необходимо сделать важное замечание. Хотя цены на товары и услуги — суть номинальные переменные, относительные цены — это ре альные физические величины. К примеру, цена на нефть и цена на электро В дальнейшем данная концепция будет подвергнута нами критике.

энергию — номинальные параметры, но частное от деления этих цен — ре альная переменная, так как измеряется в тоннах нефти, отнесенных к кило ватт-часам. Аналогичным образом реальная заработная плата (зарплата, вы раженная в рублях с поправкой на инфляцию) относится к реальным пере менным, поскольку отражает пропорцию, в которой товары и услуги обме ниваются на единицу затраченного труда. Реальная процентная ставка (но минальная процентная ставка с поправкой на инфляцию) относится к ре альным параметрам, так как определяет пропорцию, в которой экономика готова к обмену товаров и услуг, произведенных сегодня, на товары и услу ги, которые будут произведены в будущем.

Разделение экономических переменных на две группы называется классической дихотомией. Д. Юм предположил, что данное понятие важно для анализа экономики, ибо какие-то из действующих в ней процессов влияют на номинальные, а другие — на реальные параметры. В частности, он утверждал, что номинальные переменные находятся под воздействием изменений кредитно-денежной системы, однако анализ происходящих в ней процессов не позволяет получить достаточной информации для понимания действия основных факторов, влияющих на поведение реальных параметров.

В теоретическом отношении это мысль является бесспорной. В долго срочном периоде объем производства товаров и услуг в экономике зависит от производительности труда и предложений производственных факторов, реальная ставка процента устанавливает равновесие спроса и предложения заемных средств, реальная заработная плата — баланс спроса и предложения труда, а безработица возникает, когда реальная заработная плата по каким-то причинам превышает равновесный уровень. Все эти выводы не имеют ника кого отношения к проблеме количества предлагаемых денег.

Согласно Д. Юму, изменения предложения денег влияют только на номинальные, но никак не на реальные экономические переменные. Если ЦБ удваивает предложение денег, в два раза возрастают уровень цен, рублевое выражение зарплаты и все другие величины, имеющие стоимостное выра жение. В то же время реальные величины, такие как уровень производства, занятость, реальные зарплата и ставка процента, остаются без изменения.

Независимость реальных переменных от изменений в кредитно-денежной системе носит название «нейтральности денег».

Но если рост цен с определенным временным лагом сопровождается ростом номинальных доходов, что в конечном итоге не снижает реальных доходов населения, то почему же все-таки инфляция является важной про блемой?

Во многом ответу на этот вопрос и будет посвящена наша работа.

Деньги нужны населению для совершения сделок. Чем больше денег нужно для совершения сделок, тем больше денег находится в обращении.

Число совершенных сделок и объем производства тесно связаны между со бой, ибо чем больше товаров и услуг в экономике производится, тем больше их покупается и продается. То есть стоимость совершенных сделок пропор циональна стоимостному объему производства (номинальному ВНП).

Связь между величиной находящейся в обращении денежной массы (М) и стоимостью всей произведенной экономикой продукции (Y · N) (здесь Y — реальное количество товаров и услуг;

N — средний уровень цен) опи сывается соотношением, получившим название уравнения количественной теории денег MV = NY, (1) где V — называется скоростью обращения денег и характеризует ско рость, с которой деньги циркулируют в экономике (частоту, с которой рубль в единицу времени переходит «из рук в руки»).

Из него, в частности, следует, что при прочих равных условиях при увеличении количества денег в экономике должно произойти либо увеличе ние уровня цен или количества выпускаемой продукции, либо снижение скорости обращения денег.

Данные наблюдений за гиперинфляцией в разные периоды в различных странах указывают на устойчивую связь между количеством денег и уровнем цен. В монографии [92] приведены графики уровня цен и предложения денег в четырех странах — Австрии, Венгрии, Германии и Польше, давших в 19211925 гг. классические примеры гиперинфляции. На начальном этапе рост количества денег носит умеренный характер, так же ведет себя и ин фляция.

Однако со временем количество денег в экономике начинает расти все быстрее. С небольшим запаздыванием начинается и заметное увеличение темпов инфляции. Когда же количество денег стабилизируется, замедляется и изменение уровня цен.

Почему же при столь очевидной зависимости между предложением денег и ценами экономики некоторых стран в разные периоды все же «ска тываются» в гиперинфляцию?

С позиций монетаризма напрашивается простое объяснение.

Дело в том, что правительства этих стран прибегают к выпуску денег для оплаты своих расходов.

Подобная тактика — равносильна введению нового «инфляционного»

налога. Он не начисляется непосредственно на чьи-либо конкретные доходы, его действие проявляется в скрытой форме. Им облагается каждый, кто име ет деньги.

Печатается избыточное количество денег — повышается уровень цен — деньги теряют былую ценность. Как правило, развитие гиперинфляции с некоторыми нюансами происходит по следующему сценарию. Государство имеет высокие расходы, низкие поступления от сбора налогов и ограничен ные возможности для заимствования средств. В результате правительство пытается справиться с экономическими проблемами, используя печатный станок. Гипертрофированное количество денег приводит к резкому росту цен. Снижение инфляции начинается тогда, когда государство начинает проводить финансовые реформы, например, сокращать свои расходы, в ре зультате чего необходимость в инфляционном налоге уменьшается.

Для специалистов по макроэкономике процентная ставка — один из важнейших параметров, ибо она связывает настоящее и будущее состояние экономики через сбережения и инвестиции. Необходимо четко разграничи вать понятия номинальной и реальной ставок процента.

Номинальная ставка — это то число, которое фигурирует в договоре (например, при открытии банковского счета). Ее величина подскажет, как быстро во времени будет увеличиваться вклад. Значение же реальной про центной ставки, корректирующей номинальную с учетом инфляции, предос тавляет сведения об изменении во времени покупательной способности сбе режений. Это — расчетная величина. Количественная связь между номи нальной ставкой процента (i), реальной процентной ставкой (r) и темпом инфляции (h) задается уравнением:

i = r + h + r · h, (2) которое известно в экономике, как эффект И. Фишера.

Соотношение (2) представляет безусловный интерес, так как на фор мирование присутствующих в нем параметров действуют различные по сво ей природе факторы. В долгосрочном периоде, когда справедлив принцип нейтральности денег, увеличение их количества не влияет на значение ре альной процентной ставки, которая зависит от спроса и предложения заем ных средств, и является реальной переменной. Что касается номинальной ставки, то она должна повторять все «изгибы» темпов инфляции, которые, в соответствии с количественной теорией денег, определяются динамикой предложения денег. Таким образом, эффект Фишера дает ключ к описанию временной эволюции номинальной ставки процента.

А теперь об издержках инфляции.

Инфляция представляет собой налог на владельцев денег, переводящий средства от «домашних» хозяйств к государству. Как и всякий налог, он соз дает стимулы для изменения поведения граждан, которые хотели бы укло ниться от его уплаты. Подобно другим налогам он также сопровождается безвозвратными потерями, так как население растрачивает свои ограничен ные ресурсы, стремясь избежать его.

Возможно ли уклониться от инфляционного налога?

Так как инфляция снижает реальную стоимость наличных денег, мож но пытаться минимизировать потери, имея при себе меньше денег. Один из способов решения подобной задачи — это постараться почаще снимать деньги со своего банковского счета. Регулярные посещения банка позволяют большую часть денег содержать на приносящих доход банковских депози тах, вместо того, чтобы хранить их в бумажнике, где их стоимость под воз действием инфляции ежедневно снижается.

Подобная тактика связана с неудобством, вызванным с сокращением объема расчетных средств. Это неудобство в западной литературе получило образное название «эффекта стоптанных башмаков» (частые посещения банка или «обменника» означают быстрый износ обуви у клиентов).

Меняющиеся цены весьма дорого обходятся фирмам. Большинство из них меняет цены на свою продукцию далеко не каждый день. Зачастую они заранее объявляют о ценах на товары и поддерживают их неизменными в течение недель, месяцев или даже лет. Например, средняя американская фирма меняет цены приблизительно раз в год. Подобная ценовая политика связана с тем, что изменение цен на продукцию требует от фирм дополни тельных затрат, которые образно называют «издержками меню». Они вклю чают в себя стоимость изготовления новых прейскурантов и каталогов, рас сылки их дилерам и покупателям, затраты, связанные с принятием решения о повышении цен и затраты времени и сил на объяснения с раздраженными покупателями.

В современной «западной» экономике, характеризующейся низкими темпами инфляции, вопрос о ежегодном повышении цен — это обычный элемент бизнеса многих компаний. Однако такой подход неприменим в ус ловиях высокой инфляции. Например, в России в период гиперинфляции начала 90-х гг. фирмы вынуждены были менять цены по нескольку раз в ме сяц, а в условиях хронического дефицита наличности обмен результатами труда зачастую «скатывался» к примитивному бартеру. Так что «издержками меню» наши проблемы далеко не ограничивались.

Еще одна проблема наличия инфляции связана с тем, что существова ние «издержек меню» заставляет фирмы отказываться от достаточно частого изменения цен. И таким образом, чем выше темпы инфляции, тем более не устойчивыми оказываются относительные цены. Инфляция порождает под вижность относительных цен. Но поскольку распределение ресурсов в ры ночной экономике происходит в соответствии с относительными ценами, то инфляция снижает эффективность как на макро-, так и на микроэкономиче ском уровне. При принятии решения о приобретении тех или иных товаров и услуг потребители сравнивают цены и качество тех или иных продуктов.

Потребительский выбор определяется распределением ограниченных фак торов производства среди различных фирм и предприятий. Если инфляция приводит к изменению относительных цен, то потребители принимают ре шения на основе искаженной информации, поэтому возможности экономики по оптимальному распределению ресурсов снижаются.

Почти все налоги приводят к искажению стимулов поведения людей, заставляют менять привычный образ действий, вследствие чего эффектив ность рыночного распределения ресурсов снижается. Особую актуальность приобретает анализ действия некоторых налогов в условиях инфляции. Ост рота проблемы обусловлена еще и тем, что этот момент зачастую выпадает из поля зрения составителей налогового законодательства.

Инфляция приводит к фактическому увеличению налогообложения доходов от сбережений и, следовательно, ограничивает скорость долгосроч ного экономического роста.

Одним из путей решения этой проблемы, разумеется, помимо полного устранения инфляции, что, на наш взгляд, является неразрешимой задачей, может быть индексация налогов. То есть налоговые законы должны быть изменены с учетом инфляции. Например, в случае налогообложения доходов от прироста капитала закон мог бы предусматривать использование коррек тирующего коэффициента для расчета цен приобретения активов. Тогда на лог взимался бы только с реального дохода. При рассмотрении процентного дохода от сбережений налог мог бы взиматься только с суммы реального процентного дохода, исключая долю, которая просто компенсирует потери от инфляции. Впрочем, в налоговом законодательстве США понятие индек сации уже присутствует. К примеру, уровни доходов, начиная с которых происходит изменение налоговых ставок, ежегодно пересчитываются с уче том изменений ИПЦ. Однако налоги на доход от прироста капитала и на процентный доход от сбережений пока не индексируются. В этом смысле даже в стране с самой передовой в мире экономикой законы, регулирующие инвестиции, далеки от совершенства, что можно оправдать тем обстоятель ством, что стремление к идеалу, неминуемо ведет к чрезмерному усложне нию налогового кодекса.

Последствия непрогнозируемой инфляции затрагивают экономику и общество, в целом, в большей мере, чем издержки устойчивой, прогнози руемой инфляции. Прежде всего, она приводит к спекулятивному перерас пределению богатства. В период высокой инфляции сегодняшние кредиты возвращаются в будущем обесцененными деньгами. В то время, как про центные ставки отражают прогнозируемый уровень инфляции (и призваны защищать от нее), неожиданно возросший темп инфляции ведет к перерас пределению средств от кредиторов к заемщикам. Но если темпы инфляции неожиданно снижаются, средства перераспределяются в обратном направ лении — от заемщиков к кредиторам. Очевидный вывод: чем выше уровень непрогнозируемой инфляции, тем больше стоимость фирмы, которая сумела получить кредиты.

Непрогнозируемая инфляция ударяет также по людям, получающим фиксированную пенсию. В странах с развитой экономикой часто использу ется практика, когда при уходе работника на пенсию (а иногда и раньше), фирма заключает с ним соглашение о фиксированном размере номинальной пенсии. Поскольку получение пенсии представляет собой возвращение от ложенной заработной платы, то фактически работник предоставляет фирме кредит.

В условиях инфляции по достижении им пенсионного возраста про шлые затраты его труда компенсируются не полностью. Более сильная, чем предполагалось, инфляция наносит ущерб работнику так же, как и любому кредитору. Темпы инфляции, которые оказались ниже ожидавшихся, прино сят убытки фирме так же, как и любому другому заемщику.

Неожиданные вспышки инфляции сокращают стоимость фирм, вло живших большие средства в основной капитал и производственные запасы.

Такие фирмы сокращают налоговые платежи за счет амортизационных списаний вложений в основной капитал и запасы. Поскольку эти расходы (и налоговые списания) фиксируются по первоначальной стоимости, их реаль ная стоимость под воздействием инфляции оказывается заниженной, что ве дет к повышению налоговой нагрузки на корпорации.

Анализ инфляции не может быть полным без упоминания важнейшего факта: высокая инфляция — всегда неустойчива. При изучении опыта раз вития разных стран было установлено, что в государствах с высокими тем пами инфляции эти темпы существенно изменяются из года в год, из месяца в месяц.

Это означает, что, принимая решение о проведении инфляционной де нежной политики, правительство должно смириться со значительными вре менными колебаниями темпов роста цен. Оно должно отдавать себе отчет, что в силу действия рассмотренных выше факторов, создается потенциаль ная возможность значительного и непредсказуемого перераспределения бо гатства общества.

Оценить, во что обойдется обществу подобная неопределенность можно на примере российских реалий 90-х гг. недавно закончившегося века.

Есть все основания полагать, что экономические и социальные потери здесь оказались весьма значительными. Настолько значительными, что не удобство жизни в мире с постоянно меняющимся уровнем цен, которое за падные экономисты также относят к издержкам инфляции, могло показаться «детской игрой» по сравнению с теми реальными утратами, которые понесло подавляющее большинство населения России в результате проведенных экономических и политических реформ.

В экономике термин «инфляция» возник в связи с массовым переходом на бумажные деньги и отражал факт переполнения ими каналов денежного оборота. Избыток бумажных денег вызывал их обесценение, что вело к росту цен. В условиях металлического денежного обращения инфляция связана, прежде всего, с порчей монеты эмитентами, что вызывает падение доверия к деньгам и, естественно, опять же рост цен. Это — сценарий, многократно наблюдавшийся в истории. Но возможен избыток и полноценных металли ческих денег с аналогичными последствиями. Это достаточно редкое явле ние, так как предполагает большие расходы драгоценных металлов. Тем не менее, история располагает и такого рода примерами. Подобное происходи ло, например, в XVI в., когда испанцы резко увеличили добычу золота и се ребра в американских колониях и ввоз их в Европу [10].

Признание возможности инфляции при металлическом денежном об ращении имеет принципиальное значение, ибо подтверждает наличие связи между ростом цен и увеличением предложения денег. Вот что писал по это му поводу Милтон Фридмен [31]. «Исторически, существенные изменения в ценах всегда происходили вместе с существенными изменениями в количе стве денег, по сравнению с изменениями в объеме произведенной продук ции. Я не знаю исключений из этого правила, не было случая в США или где-либо еще, когда цены существенно возросли бы без заметного увеличе ния денежной массы, по сравнению с объемом производства, или когда ко личество денег существенно выросло бы относительно производства товаров и услуг без существенного роста цен. И подтверждением этого являются бесчисленные примеры. В самом деле, я сомневаюсь, что есть в экономиче ской теории какое-либо другое эмпирическое обобщение, для которого су ществует так много живых свидетельств, охватывающих широкий спектр пространства и времени».

Бумажные деньги не самим фактом своего появления породили ин фляцию, они стали только благоприятным условием ее проявления.

Внешне инфляция проявляется в росте цен. Ее признаками являются массовость (т.е. увеличение цен почти на все товары) и непрерывность, дли тельность повышения.

Причины роста цен следует анализировать. На наш взгляд, утвержде ние М. Фридмена, что инфляция всегда и везде представляет собой денеж ный феномен, являет собой все-таки пример неправомерно широкого обоб щения имеющихся экспериментальных данных.

В самом деле, цены могут расти из-за реального возрастания затрат на производство (например, в связи с ухудшением условий добычи природного сырья в добывающих отраслях). Бизнесмен считает себя вправе поднимать цены, по которым он продает товары, так как его затраты (в форме издержек производства) растут. Рост цен на ограниченное число товаров и оплату ог раниченных категорий работников, в свою очередь, поднимет цены на дру гие товары и оплату других категорий работников. И так далее. На лицо — развитие инфляционной спирали: цены — заработная плата — цены… Другими словами, рост издержек создает ценовую экспансию, и это может иметь место без существенного увеличения денежной массы или снижения объема производства.

Аналогичные рассуждения можно провести в отношении повышения цен на изделия улучшенного качества, как реакции на научно-технический прогресс.

Следует отметить, что, анализируя инфляцию издержек, сам М. Фрид мен использует аргументацию, которая скорее основана на вере в универ сальность идеологии монетаризма, чем на экономических реалиях. «В росте затрат на производство может отражаться увеличение спроса на какие-то то вары и потому рост затрат может быть просто частью процесса, посредством которого передается это увеличение спроса. Здесь способность бизнесмена поднять цены без существенного снижения продаж отражает наличие избы точного спроса на эти товары. Денежная экспансия и связанное с ней увели чение денежного спроса осуществляется через загадочные, широко распро страненные и в высшей степени невидимые 1 каналы. Повышение затрат производства и цен являются видимыми следами этих каналов» [31].

Выделено автором.

После великой депрессии начала 30-х гг. не было периода массового снижения цен ни в одной стране рыночного хозяйства. Одной из причин этого стало изменение практики ценообразования под влиянием монополи стических образований. В этой ситуации цены перестают колебаться в соот ветствии со стадиями экономического цикла (повышение при подъеме, па дение при кризисе) и приобретают возрастающую направленность. Монопо лии удерживают цены в период спада, а в условиях подъема повышают их дальше.

Сужается сфера действия ценовой конкуренции. Снижение цен редко используется как средство борьбы с конкурентом, поскольку сама конку ренция, стала больше опираться на методы дифференциации товара, повы шение его качества, обновление ассортимента. У предприятий резко возрос ли затраты на научно-исследовательские работы, на социальное страхование и экологию.

Предприниматели, прежде всего, заинтересованы в росте денежных доходов при прежнем или повышающемся уровне цен. Повышение эффек тивности производства часто проявляется не в снижении цен, а в росте при были и доходов участников производства. В принципе, это понятно, по скольку снижение цен конкретную выгоду от роста эффективности передает покупателю, сохранение же их на прежнем уровне увеличивает прибыль производителя, благодаря чему появляются новые возможности для совер шенствования производства и роста доходов на потребление. Монополисти ческая и олигополистическая структуры производства позволяют избегать снижения цен и присваивать эффект от совершенствования производства производителю (продавцу) в виде увеличения денежного дохода. Односто ронняя динамика цен — одна из причин, порождающих инфляцию.

Превращению инфляции в постоянно действующий фактор способст вовала и практика вмешательства государства в экономику и финансы. Пен сионное, медицинское обеспечение в XX в. стало в значительной мере осу ществляться за счет государственных ресурсов или в соответствии с закона ми, принятыми государством. Необходимые для этого средства получаются за счет роста налогообложения. Снижение цен означает уменьшение нало гооблагаемой базы, а это государству не выгодно. В государствах «всеобще го благосостояния» постепенно сложилась практика недопустимости умень шения номинальных доходов как занятых, так и пенсионеров, что потребо вало фиксации определенных доходов в составе общих издержек. А это оз начает, как минимум, сохранение цен на прежнем уровне. Другой мощный источник ресурсов, идущий в распоряжение государства, — военные расхо ды, ставшие постоянной статьей бюджета практически во всех странах.

Третьим фактором роста государственных расходов являются экологические проблемы, защита окружающей среды и самих людей от вредных последст вий производства.

Хотя к инфляции давно уже сформировано негативное отношение, по поводу конкретного механизма ее вредного влияния на производство суще ствуют разногласия. При изложении данного вопроса мы во многом будем придерживаться аргументации, изложенной в работе С. И. Лушина [74].

Главное, разрушающее действие инфляции заключается не в самом росте цен, а в неравномерном их повышении. Рост цен может различаться по видам продукции, стадиям производства, субъектам экономики. Различие распространяется на готовые товары и услуги и факторы производства. По вышение цен может отличаться по времени и в региональном аспекте (что важно для такой страны как Россия).

В периоды высокой инфляции неравномерность изменения цен пре вращается в мощный дестабилизирующий фактор. Она разоряет одних и обогащает других.

Основное негативное следствие инфляции — ощутимые потери значи тельных слоев населения и предпринимателей и соответственно выигрыш другой их части. Даже механизм инфляционной компенсации (индексации) повышает доходы вслед за ценами, что предполагает проигрыш владельцев дохода. Кто первым повысит цены, тот будет в выигрыше, а кто поднимет последним — в проигрыше, ибо только компенсирует свои потери, да и то не полностью. Это способствует превращению инфляции в самовоспроизводя щийся процесс.

Одно из следствий инфляции — расхождение в оценках между пото ками и запасами в хозяйстве. Рост цен, в первую очередь, сказывается на по токах, их стоимостной объем увеличивается, а запасы некоторое время пре бывают в прежней цене и, в конце концов, обесцениваются. Запасы сырья, незавершенное производства, основные производственные фонды нуждают ся в систематической переоценке (отставание с ней приводит к финансовым затруднениям). Это и случилось в России с оборотными фондами, которые не были переоценены. В результате образовалась нехватка оборотных средств.

Денежные запасы (вклады, ссуды, остатки на счетах и т.п.) также обес цениваются. Тем самым резко обостряется проблема денежной эмиссии, ко торая становится неизбежной и ее формы (бюджетная, кредитная) начинают оказывать громадное влияние на все хозяйство, усиливая и саму инфляцию.

Эмиссионный доход становится объектом политической и экономиче ской борьбы.

Стихийное, неуправляемое, непредсказуемое перераспределение дохо дов — вот главная опасность, таящаяся в инфляции. При инфляции всегда проигрывает кредитор, по сравнению с должником, покупатель, по сравне нию с продавцом, бюджетник по сравнению с работником, занятым в сфере реального производства.

Инфляция искажает важные экономические показатели, необходимые для нормальной хозяйственной деятельности. А именно: банковский процент и рентабельность производства. При нормальном состоянии экономики раз мер процента и уровень общей рентабельности производства находятся в рамках довольно устойчивой зависимости, характеризующей их определен ное равновесие. Процент, хоть и играет значительную самостоятельную роль (особенно в сфере денежного рынка), определяется, тем не менее, и общей динамикой рентабельности производства (отношение массы прибыли к про изводственным фондам или активам) и зависит от нее.

При инфляции эта связь нарушается, и динамика банковского процента отрывается от динамики рентабельности реального сектора. В конечном итоге, это приводит к резким колебаниям ставки процента и уровня рента бельности. Колебания эти могут иметь разные фазы и, следовательно, быть разнонаправленными. Случайные сочетания их амплитуд могут полностью ликвидировать рентабельность, существенно понизить ее, а могут полностью ликвидировать рентабельность, существенно понизить ее, а могут и повы сить, независимо от технико-экономических и организационных сдвигов в производстве.

Инфляционный рост цен, даже на своей первоначальной стадии (510% в год), в соответствии с формулой Ирвинга Фишера (2), приводит к расхождению между номинальной и реальной ставками процента. Чтобы кредитор в реальном выражении мог сохранить свои деньги и получить про цент по ссуде, номинальная ставка последнего должна превышать темп роста цен. Это — первый этап искажения нормальных отношений в экономике.

Ставка процента растет под воздействием роста цен. Создается искусствен ный, но реально вполне ощутимый дефицит денег в хозяйстве.

Следующий этап характеризуется ростом цен до 100% и более в год и резким усилением неравномерности их повышения. Очевидно, что чем выше темп инфляции, тем больше разрывы в росте отдельных видов цен. Одно временно увеличивается и ставка процента, но и она дифференцируется применительно к разным условиям, и тогда возникают различные сочетания уровней ставок и цен.

Например, при номинальной ставке в 110% и инфляции в 75% реальная годовая ставка составит:

1,1 0, i real = r = = 0,2, 1 + 0, т.е. 20%, что, конечно же, резко снижает рентабельность подавляющей части предприятий. Нормальный ход производства нарушается, его объем либо резко сокращается, либо обращается в ноль. При таких ставках предприятие не может брать кредиты, а если и берет, то не возвращает. Вот почему при значительном повышении реальной процентной ставки резко сокращается кредитование не только инвестиций (здесь добавляется угроза обесценения кредитов за несколько лет), но и текущего производства в расчете на один производственный цикл.

Здесь следует учесть, что финансовое состояние предприятий при ин фляции резко колеблется и для создания обстановки недоступности кредита вовсе не требуется, чтобы средняя реальная ставка процента равнялась 2025%. Достаточно, чтобы ее уровень составил 1015%, и большинство предприятий не сможет брать и возвращать кредиты.

Но влияние инфляции не исчерпывается повышением реальной нормы процента. При очень высоких ее темпах возникает противоположный эффект — падение реальной процентной ставки до отрицательного уровня. Другими словами, кредитор не получает полностью свой капитал обратно, не говоря уже о процентах. Казалось бы подобная ситуация должна способствовать подъему производства, однако фактически этого не происходит, так как от рицательный процент не выгоден банкам. Кроме того, поскольку ситуация возникает при очень высокой инфляции, решающее значение приобретает срок кредитования: он сокращается до одногодвух месяцев (в соответствии с возрастающими рисками) и не вписывается в технологические сроки обо рота средств на предприятиях. Таким образом, и в этом варианте соотноше ния между процентной ставкой и уровнем инфляции объем кредитов в ре альном секторе сокращается до ничтожных размеров, что в значительной мере и объясняет угнетенное состояние российской промышленности и дру гих реальных отраслей в 19921995 гг. Следует добавить, что текущие запа сы денег в условиях инфляции обесцениваются и значит, потребность в кре дите возрастает.

Возникновение достаточно заметного отрицательного процента в рам ках гиперинфляции следует рассматривать как сигнал о неприемлемости возникшего экономического состояния для общества. Здесь возможны два варианта. Либо появление отрицательной процентной ставки должно вклю чить в действие механизм отрицательной обратной связи, каковым рыночная экономика предположительно оснащена, и начнется торможение гиперин фляции. Либо нарастающие темпы роста цен, сопровождающиеся соответ ствующим увеличением процентных ставок до уровня их положительных значений, включат механизм положительной обратной связи, что подхлест нет и без того высокие темпы инфляции. Этот вариант представляет серьез нейшую опасность, как для самой экономической системы, так и для обще ства в целом. При таком ценовом галопе нормальная экономическая дея тельность прекращается.

Банковская система при высокой инфляции сохраняет работоспособ ность даже при возникновении отрицательных процентных ставок, ибо ра ботает как посредник, извлекая выгоду за счет разницы в ставках процента по активным и пассивным операциям. Но ситуация становится чрезвычайно напряженной и следует добиваться, как минимум, стабилизации темпов рос та инфляции с дальнейшим их сокращением. Нечто подобное произошло у нас в 19961997 гг., когда были восстановлены положительные процентные ставки.

Другой важнейшей причиной устойчивости банковской системы в ус ловиях высокой инфляции становится деятельность в финансовом секторе.

Рост цен превращает финансовые операции в самостоятельную сферу дея тельности, позволяющую извлекать большие прибыли независимо от со стояния материального производства. В принципе, эта независимость в той или иной степени присутствует всегда, но в период гиперинфляции приоб ретает почти абсолютный характер.

В нормальных условиях (инфляция — 35% в год) финансовые спеку ляции (продажа денег, операции с ценными бумагами, и т.п.), в конечном итоге, тяготеют к рентабельности производства. Чрезмерный рост биржевых котировок в конечном итоге все равно упрется в ограниченную норму рен табельности, связанную с деятельностью реального сектора.

При высокой инфляции же рост цен подменяет повышение объема и эффективности производства внешним эффектом. Иллюзорные сдвиги в экономических показателях вполне реально проявляются в прибыли, росте доходов.

В этих условиях наиболее эффективны именно финансово-денежные и посредническо-торговые операции, поскольку они требуют минимального (по сравнению с производством) времени на свое осуществление. Сосредо тачиваясь в этой сфере быстрого оборота, свободный денежный капитал еще более подрывает основы производства, его роста и эффективности.

Угнетение производства сокращает оборот денег в замкнутый цикл.

Выпуск денег — купля — продажа (товаров, ценных бумаг, самих денег) — получение возросшей суммы денег. Повышение цен имитирует рост произ водства, подменяет его, и тем самым, способствует отрыву финансо во-посреднической деятельности от реального производства.

Рост процентных ставок и колебания рентабельности дезорганизуют производства, высокая инфляция подрывает экономические основы общест ва. Складывающаяся в «нормальной» экономике «естественная» норма рен табельности опирается на реализованные в производстве достижения науки и техники, апробированные схемы создания и реализации продукции [93].

Она служит стимулом и ориентиром дальнейшего развития производства, создания новых видов продукции и услуг. Высокая инфляция ломает эти сложившиеся зависимости. Рентабельность начинает зависеть не от усилий предпринимателя, не от использования в производстве научных и техниче ских открытий, а от игры цен, и связанной с этим динамики процентной ставки.

Помимо этого, высокая инфляция с ее неравномерным ростом цен и стихийным перераспределением доходов ведет к неустойчивости и общему снижению рентабельности. Усиливается риск в проведении обычных дело вых операций, возрастает вероятность их неблагоприятного исхода. При этом нарушаются сложившиеся хозяйственные связи, и возникает цепная реакция неудач, ухудшающая финансовое положение многих предприятий.

Не вызывает сомнения, что общее воздействие высокой инфляции на состояние деловой активности — отрицательное, а отсюда и неблагоприят ные изменения рентабельности. Больше всего страдают предприятия с дли тельным производственным циклом, значительным периодом оборота капи тала, так как у них выше вероятность оказаться в трудном положении из-за быстрого и неупорядоченного повышения цен. Общая норма рентабельности в условиях высокой инфляции имеет тенденцию к снижению еще и потому, что доля прибыли в цене в большинстве отраслей слишком мала, чтобы га рантированно сохраняться при резких сдвигах в ценах и уровнях затрат. Пе ребросить же повышение цен на потребителя может далеко не всякий про изводитель.


Особо следует остановиться на таком важном явлении, как инфляци онные ожидания. Казалось бы, что в 19901991 гг. в России в условиях не сформировавшегося рынка для их возникновения не было существенных оснований, но фактически инфляционные ожидания являлись постоянным фактором тогдашней хозяйственной деятельности. Получилось это потому, что в последние несколько лет в ходе перестройки повышение цен на про дукцию предприятий стало обычным явлением. Это происходило и в форме массовых пересмотров цен, и в порядке единичных решений комитета цен, и в порядке самодеятельности предприятий, опирающихся на известную ин струкцию по расчету экономического эффекта от внедрения новой техники.

За счет повышения цен решались многие проблемы: выполнение плана по валовой продукции и прибыли, обоснование численности занятых, рост за работной платы.

Неудивительно, что в 1992 г. предприятия, получив право на установ ление цен, воспользовались им немедленно, сразу подняв цены в несколько раз. При этом не подумали об увеличении собственных оборотных средств за счет возросших доходов, ибо рассчитывали на государство. Однако прави тельство, после разового взаимозачета долгов в 1992 г., опасаясь инфляции, перестало этим заниматься, и предприятия постепенно влезли в долговую яму, из которой многие так и не смогли выбраться.

Во что бы то ни стало довести инфляцию до нуля — задача нереальная.

Во-первых, чем ниже темп инфляции, тем труднее добиться ее даль нейшего снижения, ибо это связано с быстро возрастающими усилиями и затратами.

Во-вторых, опыт других стран указывает, что инфляция стала посто янно действующим фактором, и добиваться ее полной ликвидации, скорее всего, бессмысленно. Надо найти ее естественный уровень. Для России се годня это 1214% в год, а может быть, чуть ниже. Уровень 35% в ближай шие годы, видимо, недостижим. Хорошо, если в 2005 г. инфляция сократится до 11%. Но гораздо важнее сейчас, чтобы производство устойчиво увеличи валось хотя бы на 56% в год. Если подобный рост будет сопровождать умеренная ползучая инфляция, то ее не следует бояться, важно жестко дер жать ее в определенных границах. Необходимо добиться «естественного»

соотношения инфляции и динамики производства. То есть инфляция должна сопровождаться ростом производства. Однако особенностью России был именно обвал его в 19921995 гг. и одновременный резкий рост цен. Про изошло это потому, что в основе инфляции лежат не только «чисто денеж ные явления», а в применении к данной ситуации причиной стал, главным образом, экономический (структурный) и политический кризис общества.

«Как бы хороши не были методы шоковой терапии и финансовой стабили зации, но они разработаны и предложены для лечения больной рыночной экономики. То есть рынок, его наличие уже предполагалось, как данность.

Он был болен, расхлябан;

его надо было поставить на ноги. В России задача формулировалась иначе: необходимо было перейти от нерынка к рынку, т.е.

создать рынок на тоталитарном экономическом пространстве» [34].

Российские реформаторы успокаивали общественное мнение ссылками на то, что существует мировой опыт выхода из экономического кризиса, в соответствии с которым они действуют. Однако, на самом деле, речь шла не об обобщении и трансформации применительно к нашим условиям действи тельно богатого арсенала методов стабилизации экономики, применявшихся в различных странах мира в разное время и в разных условиях, а о почти ме ханическом перенесении схемы польских реформ на нашу почву. Но Россия — не Польша.

В польской экономике никогда не существовало такого монстра, как Российский ВПК, который поглощал громадное количество природных и людских ресурсов и требовал специальных централизованных усилий и главное — времени для переориентации на рыночные формы хозяйствова ния. Кроме того, экономическая и политическая ситуации в Польше и России к моменту начала шокотерапии имели и множество других отличий, на столько очевидных, что их даже не стоит перечислять. Да и сам опыт поль ских реформ к началу 1992 г. не давал особых поводов для оптимизма. Про ецирование методов, заимствованных из практики финансовой стабилизации в некоторых странах Латинской Америки, с целью реформирования поль ской экономики и сейчас выглядит довольно сомнительным.

Методы финансовой макростабилизации экономики были применены в России для решения задач, им неадекватных (методы — для лечения рынка, а задача заключалась в создании рынка на нерыночном экономическом про странстве). Наверное, это и есть тот стартовый пункт, от которого следует начинать исследование проблем российской экономики последнего десяти летия 20-го века, в том числе и проблему инфляции.

§ 1. Анализ инфляции на базе классических модельных представлений Факт, что деньги и ставки доходности по финансовым вложениям ме жду собой тесно связаны, давно находил отражение в экономических иссле дованиях. Общепризнанной теорией, объясняющей эту связь, является кон цепция денежного рынка Дж. М. Кейнса, сформулированная им в 30-х гг.

прошлого века [13] и развитая его последователями.

В работах многих экономистов, базирующихся на предположении о максимизирующем благосостояние поведении участников рынка, в отноше нии рынка денег преобладал подход, называемый «количественной теорией денег». С точки зрения количественной теории спрос на деньги в экономике определяется, прежде всего, размером совокупного дохода (или, что то же самое, — объемом выпуска товаров и услуг) [96]:

M =Y NV По существу, в грубой количественной теории деньги — это средство совершения сделок (транзакций). И хотя ортодоксальные неоклассики до пускали влияние процентных ставок на денежный спрос, это влияние счита лось малосущественным.

В теории Кейнса, наряду с операционным спросом на деньги (деньги для совершения сделок), как столь же важные, рассматриваются и другие аспекты: спекулятивный аспект, мотив «предосторожности», мотив «пред почтения ликвидности».

Если на рынке имеются возможности финансовых вложений, обеспе чивающих определенную доходность (процент), то отказ от них можно рас сматривать, как издержки владения «живыми» деньгами. Если мы храним свои доходы в форме денег, мы теряем возможность получения дополни тельных выгод от финансовых вложений. Чем выше процентные ставки — тем больше потери. Это является стимулом для обмена денег на финансовые обязательства, обеспечивающие процентный доход. И здесь возникает во прос: почему же экономические агенты все-таки хранят деньги? Ответ в том, что люди предпочитают деньги, как наиболее ликвидный финансовый инст румент — универсальное средство для приобретения товаров и услуг. Ис пользование менее ликвидных финансовых активов в качестве средства со хранения стоимости предполагает определенные издержки при совершении сделок. Кроме того, приобретение финансовых активов несет в себе опреде ленный риск потери вложений.

В любом случае, наличие вышеуказанных аспектов, заставляет сделать вывод, что спрос на деньги зависит не только от размера дохода, но и от ставки процента, как индикатора альтернативных издержек хранения богат ства в форме денег. Количественно это отражает соотношение:

= L(i;

Y ) M (3) N Развитием традиций неоклассического и кейнсианского подходов яви лась сформировавшаяся в 50-е гг. ХХ в. теория спроса на деньги, получив шая название кейнсианско-неоклассического синтеза. Его основой стала «портфельная теория». Сущностью «портфельного» подхода является пред положение о том, что индивид, стремясь достичь максимума благосостояния, размещает свое богатство в виде портфеля активов, руководствуясь при этом собственными предпочтениями. При этом деньги — лишь один из активов, обладающий, правда, уникальным свойством — абсолютной ликвидностью.

Функция спроса на деньги, таким образом, принимает вид [94] = F(Y;

W;

i об ;

i A ;

l ) M (4) N Здесь Y — объем дохода;

W — богатство;

iоб — ожидаемая номиналь ная доходность долговых обязательств;

iА — ожидаемая доходность от вло жений в собственность;

l — переменная, характеризующая специфические свойства денег, отличающие их от других финансовых активов (прежде, всего ликвидность). Ожидаемая инфляция в (4) учтена неявно — как состав ная ожидаемых номинальных процентных ставок в соответствии с законом И. Фишера (2).

Существенным моментом, определяющим спрос на деньги, является здесь наличие ставок доходностей по финансовым вложениям. И изменение предложения денег, будет оказывать влияние на их величины.

Относительно адекватности соотношения (4) экономическим реалиям на сегодня не существует каких-либо принципиальных разногласий. Разли чие мнений существует лишь в отношении важности каждого из присутст вующих в нем факторов и, соответственно, в отношении целесообразности последствий конкретных шагов правительства при осуществлении государ ственной экономической политики.

Одной из заслуг школы кейнсианско-неоклассического синтеза стало разрешение теоретического спора относительно нейтральности денег. И теоретические модели, и эмпирические данные подтверждают, что деньги не нейтральны в относительно краткосрочной перспективе (количество денег влияет на реальные переменные, в том числе, и на процентную ставку). В долгосрочном периоде деньги близки к нейтральности (изменение количе ства денег в экономике в конечном итоге меняет только номинальные пере менные).

Разногласия между школами остаются во взглядах на экономическую политику.

Монетаристы являются противниками активного вмешательства госу дарства в экономические процессы. Основной функцией государства они считают поддержание темпов роста денежной массы на уровне темпов роста общественного продукта и поддержание баланса государственного бюджета.


Определенные теоретические расхождения существуют и в отношении ме ханизма взаимодействия денег и процентных ставок1. Важным является об щий вывод: государство, меняя объем предложения денег, способно оказы Конференция по монетаризму в университете Браун в 1975 г., по описанию Джеймса Тобина запомнилась энергичным выступлением М. Фридмена, только частично воспринятому как шутка: «Что касается монетаристской-немонетаристской дихотомии, я полагаю, что она может быть решена с помощью простейшего теста, состоящего в ответе на вопрос: что является ценой денег? Монетарист ответит: величина, обратная уровню цен. Немонетарист (кейнсианец или центральный банкир) ответит: процентная ставка.

Ключевое различие заключается в том, рассматриваются ли деньги как актив с особыми свойствами, или через призму кредита и кредитных рынков…». (J. Tobin. Money. In The New Palgrave Dictionary of Money Finance. Vol. 2).

вать влияние на ставки доходности финансовых инструментов: в кратко срочной перспективе увеличение предложения денег снижает реальные про центные ставки. В долгосрочном периоде увеличение количества денег уве личивает темпы инфляции, и значит, приводит к росту номинальных ставок процента, что выравнивает реальные процентные ставки [95].

Данные закономерности должны быть существенно скорректированы при наличии высокой инфляции. В качестве долгосрочного периода тогда следует рассматривать промежуток в несколько месяцев, а изменения пред ложения денег сказываются на темпах инфляции и номинальных процент ных ставках очень быстро.

Концентрированным выражением кейнсианских взглядов на кратко срочные макроэкономические колебания является предложенная Джоном Хиксом [45] модель ISLM1. Макроэкономические процессы представлены здесь через призму взаимодействия двух основных секторов экономики — реального (рынка товаров и услуг) и финансового (рынка денег и финансо вых активов). В данной модели уровень цен берется в качестве экзогенного (заранее заданного) параметра и затем показывается, какие факторы опреде ляют уровень национального дохода.

Модель ISLM можно трактовать как механизм, раскрывающий при чины изменения дохода в краткосрочном периоде при фиксированном уров не цен.

Можно рассматривать ее и в качестве модели, показывающей, что именно приводит к сдвигу кривой совокупного спроса. Эти два способа трактовки содержания модели эквивалентны, ибо изменения в уровне дохода при фиксированном уровне цен смещает кривую совокупного спроса.

Графическим отображением модели являются кривые IS и LM. Кривая IS (инвестиции и сбережения) отражает ситуацию на рынке товаров и услуг.

Кривая LM (ликвидность и деньги) отражает спрос на запасы денежных средств и предложение денег. Так как ставка процента оказывает влияние, как на инвестиции, так и на спрос на деньги, именно эта переменная связы вает две части модели ISLM. Модель показывает, каким образом взаимо действие между этими рынками определяет совокупный спрос.

Пересечение IS и LM представляет собой одновременное равновесие на рынке товаров и услуг и на денежном рынке.

Равновесие на рынке товаров определяется равенством спроса и пред ложения товаров и услуг.

Y = C(Y, T) + I(i) + G (5) Здесь Y — объем производства (предложения) товаров и услуг в эко номике.

Investment (англ.) — инвестиции;

Saving — сбережения;

Liquidity — ликвидность;

Money — деньги.

Выражение справа определяет совокупный спрос, состоящий из трех основных компонент: объема потребления C(Y, T), зависящего от распола гаемого дохода (того, что остался после уплаты всех налогов в объеме Т);

объема инвестиций (он обратно зависит от процентной ставки) I(i);

уровня государственных расходов G.

Государственные расходы и налоги (G;

Т) — переменные государст венной политики, т.е. являются в данной модели экзогенными (фиксиро ванными) параметрами.

Выражение (5) характеризует зависимость между эндогенными (опре деляемыми из модели) переменными теории — объемом ВНП (Y) и номи нальной ставкой (i)1, исходя из условия равновесия на рынке товаров и услуг.

График этой зависимости и есть кривая IS на рис. 1. Равновесие на рынке товаров — это одновременно равновесие между сбережениями и инвести циями в экономике. Вводя обозначение S=YCG (6) можем записать S(Y, T, G ) = I(i), (7) где S — национальные сбережения, I — внутренние инвестиции.

Кривая IS имеет отрицательный наклон, ибо существует обратная за висимость между процентной ставкой и инвестициями, а, следовательно, и ВНП (инвестиции одна из составляющих ВНП).

Национальные сбережения представляют собой предложение заемных средств, а инвестиции — спрос на них. Левая часть уравнения (8) утвержда ет, что предложение заемных средств зависит от дохода и бюджет но-налоговой политики.

Правая часть (7) говорит о том, что спрос на заемные средства зависит от ставки процента. Ставка процента изменяется так, чтобы уравновесить спрос и предложение заемных средств. Другими словами, кривую IS следует рассматривать как множество точек, в каждой из которых процентная ставка уравновешивает рынок заемных средств на данном уровне дохода. Более высокий уровень дохода означает более высокий уровень сбережений, что, в свою очередь, означает меньшую равновесную ставку процента.

Подобная трактовка кривой IS объясняет, почему изменение бюджет но-налоговой политики сдвигает кривую. Рост государственных расходов или сокращение налогов уменьшают национальные сбережения на данном уровне дохода.

Строго говоря, спрос на деньги определяется номинальной ставкой процента, а инвестиции — реальной. Пока мы не принимаем во внимание инфляцию, которая порож дает различие между номинальной и реальной ставками процента.

Черта над соответствующей переменной означает, что переменная — фиксирова на.

Рис. 1. Равновесие в модели ISLM.

Уменьшение предложения ресурсов на рынке заемных средств увели чивает ставку процента, которая обеспечивает равновесие. Поскольку ставка процента теперь выше при данном уровне дохода, то кривая IS должна сме щаться вверх в ответ на стимулирующее изменение в бюджетно-налоговой политике.

Кривая LM описывает взаимоотношение между ставкой процента и уровнем дохода, которое возникает на рынке денежных средств.

Пусть М — предложение денег, а N — сложившийся в экономике уро M вень цен. Тогда — запасы денежных средств в реальном выражении N (реальные денежные остатки). В модели ISLM параметры М и N считаются фиксированными, т.е. экзогенными переменными (модель рассматривает краткосрочный период, когда уровень цен фиксирован). Эти предпосылки означают, что предложение денег в реальном выражении задано и, следова тельно, не зависит от ставки процента.

MM = NN Обратимся теперь к спросу на запасы денежных средств в реальном выражении.

Люди держат на руках деньги, потому что они являются ликвидным активом, в наибольшей степени удобным при совершении любых сделок.

Реальное количество денег измеряется той массой товаров и услуг, которую можно было бы приобрести за соответствующую номинальную денежную сумму. «Представляется, что люди исключительно упрямы в том, что каса ется количества денег, которое они хотят держать в форме наличности и не желают изменять эту сумму, если для этого не сильного побудительного мо тива. Это верно для любого места и времени» [31].

Тем не менее, только сравнительно недавно было осознано, что должно существовать некоторое, в определенном смысле, оптимальное количество денег и, что более существенно, понято, каким образом общество может поддерживать это количество на данном уровне. Принцип «предпочтения ликвидности» утверждает, что величина спроса на деньги зависит от ставки процента. Ставка процента представляет собой альтернативные издержки владения наличными деньгами: это то, что лицо теряет, если держит налич ные деньги, которые не приносят процента, вместо приносящих процент банковских депозитов или облигаций. Когда ставка процента возрастает, люди хотят держать меньше богатства в виде «живых» денег. Если ставка процента очень велика, величина предложения денег превышает величину спроса. Лица, обладающие излишними запасами денег, попытаются обратить часть своих не приносящих процент денег в приносящие процент банковские депозиты. Банки и кредиторы, которые предпочитают выплачивать низкие ставки процента, ответят на это чрезмерное предложение денег снижением процентных ставок, которые они предлагают по вкладам. Наоборот, если ставка процента очень мала, так что величина спроса на деньги превышает величину предложения, люди попытаются получить деньги, продавая обли гации или снимая деньги со счетов, что увеличит ставку процента. Таким образом изменение процентной ставки приводит к равновесию на денежном рынке. При равновесной ставке процента величина спроса на запасы де нежных средств равна величине предложения, т.е. портфели денежных и не денежных активов являются оптимальными.

Более реалистично, однако предполагать, что уровень дохода Y также оказывает влияние на спрос на деньги. Когда доход высок, расходы высоки, поэтому люди вступают в большее число сделок, что требует использования денег. Более высокий уровень дохода подразумевает возросший спрос на деньги. Поэтому функция спроса на деньги в общем случае имеет вид (3).

Величина спроса на реальные денежные запасы обратно пропорцио нальна ставке процента и прямо пропорциональна доходу. Чем выше уро вень дохода, тем выше спрос на деньги и, следовательно, выше равновесная ставка процента.

По этой причине кривая LM имеет положительный наклон, как пока зано на рис. 1.

Если денежные запасы на руках у населения изменяются, то кривая LM смещается. Предположим, что ЦБ уменьшает предложение денег с М1 до М2, M что вызывает падение предложения денег в реальном выражении с 1 до N M.

N При заданном уровне дохода (Y) сокращение предложения денег уве личивает ставку процента, которая уравновешивает денежный рынок (рис.

2).

Рис. 2. Сокращение предложения денег увеличивает ставку процента.

Поскольку уровень дохода не изменился, а процентная ставка увели чилась, то кривая, обеспечивающая равновесие денежного рынка, сдвигает ся. Сжатие денежной массы сдвигает кривую LM влевовверх (рис. 3).

Теперь мы имеем все компоненты модели ISLM.

(IS) Y = C(Y, T ) + I(i) + G M (LM) = L(i, Y) (8) N Бюджетно-налоговая политика (G и T), кредитно-денежная политика (М) и уровень цен (N) принимаются в модели в качестве экзогенных пара метров. При конкретном задании экзогенных переменных кривая IS дает та кие комбинации Y и i, которые обеспечивают равновесие на рынке товаров, а кривая LM дает такие комбинации Y и i, которые поддерживают равновесие на денежном рынке. Две эти кривые изображены на рис. 1.

Экономическое равновесие в модели ISLM — это точка пересечения кривых. Эта точка определяет процентную ставку i и уровень дохода Y, ко торые удовлетворяют, как условию равновесия товарного рынка, так и усло вию равновесия денежного рынка. В точке пересечения кривых реальные расходы равны планируемым, и спрос на реальные денежные средства равен предложению.

Рис. 3. Сдвиг кривой LM.

Модель ISLM — удобный инструмент анализа последствий тех или иных макроэкономических изменений, в частности воздействия различных мер государственной политики. Так, фискальная экспансия (увеличение го сударственных расходов или снижение налогов) ведет к увеличению сово купного спроса и, соответственно, к увеличению ВНП, хотя это воздействие может быть ослаблено «эффектом вытеснения» — снижением инвестиций вследствие роста процентной ставки. Фискальное сжатие (рост налогов, со кращение расходов) приводит к обратному результату, который, в опреде ленной степени, компенсируется за счет роста инвестиций вследствие паде ния реальной процентной ставки. Денежная экспансия (рост предложения денег) производит стимулирующий эффект на экономику — ВНП растет, одновременно снижается процентная ставка.

Модель ISLM была предложена для объяснения функционирования экономики в краткосрочном периоде, когда уровень цен фиксирован. Одна ко, поскольку изменения уровня цен оказывают влияние на макроэкономи ческое равновесие, она может быть использована и для исследования эконо мики в долгосрочном периоде, когда уровень цен меняется, обеспечивая со ответствие объема выпускаемой продукции потенциальному уровню произ водства в экономике. При этом использование модели для описания долго срочного периода дает возможность показать, чем кейнсианская модель на ционального дохода отличается от классической модели.

На рис. 4 изображены три кривые, необходимые для совместного ана лиза краткосрочного и долгосрочного равновесия: кривая IS, кривая LM и вертикальная линия, представляющая собой потенциальный уровень произ водства Y. Кривые LM1(N1) и LM2(N2) нарисованы при заданных ценовых уровнях N1 и N2. Краткосрочное равновесие в экономике достигается в точке А, где кривая IS пересекает кривую LM.

Рис. 4. Равновесие в краткосрочном и долгосрочном периодах.

На рис. 5 показана та же самая ситуация на графике совокупного спро са и совокупного предложения. При уровне цен N1 величина спроса на то вары и услуги меньше потенциального уровня выпуска. Другими словами, при существующем, завышенном уровне цен спрос на товары и услуги не достаточен, чтобы удерживать производство на уровне, соответствующем его потенциалу.

На этих графиках можно исследовать краткосрочное равновесие, в ко тором экономика находится в любой (текущий) момент времени, и долго срочное равновесие, к которому экономика стремится. Точка А описывает краткосрочное равновесие, ибо предполагается, что цены фиксированы на уровне N1. В конце концов, низкий уровень спроса на товары и услуги за ставляет цены снижаться, что помогает экономике восстановить свой по тенциальный объем ВНП. Когда цены достигают уровня N2, экономика на ходится в точке В — точке долгосрочного равновесия. График совокупного спроса и совокупного предложения, указывает, что в точке В величина спроса на товары и услуги равна потенциальному объему производства. Это положение долгосрочного равновесия достигается на графике ISLM путем смещения кривой LM. Падение уровня цен увеличивает реальные денежные запасы и, следовательно, сдвигает кривую LM вправо.

Графики 4 и 5 отражают ключевое различие между кейнсианским и классическим подходами к теории национального дохода. Кейнсианская предпосылка, представленная точкой А, состоит в том, что уровень цен фиксирован. В зависимости от переменных кредитно-денежной политики, бюджетно-налоговой политики и других факторов, определяющих совокуп ный спрос, выпуск может отклоняться от естественного уровня. Классиче ская предпосылка, представленная точкой В, заключается в том, что уровень цен является гибким. Он корректируется таким образом, чтобы обеспечить соответствие объема производства естественному уровню выпуска в эконо мике.

Рис. 5. Модель совокупного спроса и совокупного предложения.

Изложенные положения можно описать аналитически [97].

Будем считать, что экономика описывается тремя уравнениями. Первые два — это уравнения модели ISLM (8). Эти два уравнения содержат три необходимые для анализа переменные: Y, i, N. Кейнсианский подход состоит в том, чтобы «замкнуть» модель предположением о фиксированных ценах, так, что третьим соотношением станет:

N N (9) Это означает, что i и Y должны изменяться так, чтобы обеспечить со вместное решение системы (8). Классический подход предполагает, что вы пуск достигает потенциального уровня, и третьим соотношением становится:

Y Y (10) Это означает, что параметры i и N будут изменяться таким образом, чтобы обеспечить совместное решение системы:

Y = C(Y, T ) + I(i) + G M = L(i, Y) (11) N Y Y Какое из этих допущений является более приемлемым? Ответ зависит от принятого в анализе временного горизонта. Классическая предпосылка удовлетворительно описывает долгосрочный период. Поэтому долгосрочный анализ национального дохода предполагает, что выпуск соответствует по тенциальному уровню. Кейнсианская предпосылка наилучшим образом описывает краткосрочный период.

Существует два объяснения краткосрочных колебаний в экономике.

Первое из них, разделяемое большинством экономистов, основано на идеях, высказанных Кейнсом и развитых его последователями. В «Общей тео рии…» Кейнс призывал отказаться от классического предположения о том, что цены и заработная плата всегда изменяются, уравновешивая рынки. Он подчеркивал, что совокупный спрос является главнейшим фактором, опре деляющим текущий уровень национального дохода. В своих исследованиях неокейнсианцы пытаются обосновать, почему классическая модель не в со стоянии адекватно отобразить экономику. Они подводят более солидную теоретическую базу под кейнсианский подход к экономическим колебаниям.

Многие исследования в рамках этого направления посвящены объяснению того, почему цены и заработная плата не являются гибкими в каждый дан ный момент времени. Предпринимаются попытки более точно указать несо вершенства рыночного механизма, в силу которых цены и заработная плата остаются неизменными, что определяет медленное возвращение экономики к естественному уровню. Более того, в некоторых работах ставится под со мнение само наличие такого механизма. И, уж во всяком случае, в рамках этого похода признается, что классическая модель не годится для анализа экономических колебаний, что для этого нужна модель, включающая пред посылку о негибкости цен.

Другая, менее многочисленная, но пользующаяся большим влиянием группа экономистов с таким подходом не согласна. По их мнению, предпо сылка о полной свободе движения рыночных цен, даже в краткосрочном пе риоде вполне правомерна. И именно это обстоятельство позволяет считать классическую модель наилучшим средством описания краткосрочных коле баний. Весь микроэкономический анализ базируется у них на предпосылке, что поддержание рыночного равновесия обеспечивается своевременным из менением цен. Новые классики утверждают, что эта предпосылка должна лежать и в основе макроэкономической теории.

Ведущая роль среди новых классических концепций экономических колебаний принадлежит теории «реального экономического цикла» [5052].

Она использует в краткосрочном анализе исходные предпосылки исследо вания явлений долгосрочного периода. Самой значительной среди них явля ется классическая дихотомия: изменения реальных показателей, таких как уровень занятости и реальный объем ВНП, не зависят от изменения номи нальных показателей (предложения денег и уровня цен). Изменение реаль ных показателей объясняется реальными сдвигами в экономике, такими, как смена бюджетно-налоговой политики или технологические сдвиги. Поэтому слово «реальный» в названии теории1 предполагает исключение номиналь ных величин из объяснения причин колебаний экономической активности.

По вопросу о том, насколько верно теория реального экономического цикла отражает экономические процессы, мнения экономистов расходятся.

Предметами наиболее острых разногласий служат роль резких изменений технологии производства, трактовка безработицы, нейтральность денег, а также степень гибкости цен и заработной платы.

Следует констатировать, что сегодня еще не существует исчерпываю щего представления о природе колебаний в экономике. Открытыми остаются самые важные вопросы: является ли негибкость цен и заработной платы не обходимой исходной предпосылкой анализа этих колебаний и влияет ли де нежная политика на динамику реальных величин.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.