авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«О.Малова-Скирко г.Ростов-на-Дону 2008г. СОДЕРЖАНИЕ Город Радости (сказки для ...»

-- [ Страница 3 ] --

И вот пришел день защиты диссертации. Накануне, в общежитии, Оля выслушала выступление соискателя, который шел с нею в паре. Имея хорошую диссертацию, он не попрактиковался с текстом своего доклада. Оля сделала ему массу ценных замечаний, поскольку сама она выступала уже трижды, в том числе на предзащите в ведущей организации (хотя многие соискатели оформляют такой отзыв формально, она этим путем не пошла). В результате Ольга подготовила целую бумажную «простынь» из вопросов специалистов и ответов к ним. Как оказалось, девяносто процентов из них были заданы на настоящей защите, и она ответила на все вопросы без запинки.

В последний вечер Оля задумалась: «Ну хорошо, а вдруг завтра защита срывается: или кворума не будет, или «прокатят» черными шарами (ведь говорят же, что у моего руководителя полсовета врагов), что тогда? А тогда - я себя знаю: буду выходить на защиту до тех пор, пока не добьюсь положительного результата!» - решила она. И тут на нее снизошло спокойствие. Много позже, прочитав в книге Дейла Карнеги «Как перестать беспокоиться и начать жить» рекомендацию, Оля сразу же в нее поверила, вспомнив этот момент. Психолог советовал смириться с негативной ситуацией, и тогда освободится энергия для ее преодоления.

Вот и Оля смирилась с возможностью провала на защите диссертации и поэтому держалась совершенно спокойно (волнение у нее ушло в коленки).

Этим спокойствием и своими четкими ответами, как потом оказалось, она произвела неизгладимое впечатление на членов совета, и ни у кого не возникло желания ее «топить». Да еще Игорь Борисович хорошо охарактеризовал диссертацию, и в итоге не оказалось ни одного черного шара!

Вечером, накупив тортов и конфет, чтобы отпраздновать с друзьями защиту, Оля позвонила профессору:

- У меня нет слов, чтобы выразить Вам свою благодарность! Как Вы могли согласиться, ведь обратился совершенно незнакомый человек?!

- А я свою докторскую сделал тоже самостоятельно, и так нелегко мне далась ее защита, что я решил: если ко мне обратятся за помощью в аналогичном деле, никогда не отказывать.

- Слава Богу, что в этом мире есть такие люди!

- А как Вы себя чувствуете, какое состояние души? Победа?

- Тихая радость: окончен новый нелегкий этап жизни.

- Да, это замечательно! Желаю Вам дальнейших успехов в науке!

- Спасибо!

Так Оля приобрела нового замечательного друга, а вместе с ним и его коллектив, в котором царили отношения истинной науки. Контакты с ними продолжились в виде заключенных договоров между организациями, и стали светлыми страницами в биографии Ольги.

Еще несколько дней она оставалась в Москве, оформляла результаты защиты для отправки в ВАК, и подводила итоги прожитых лет. Ее добрый друг Марк как-то сказал:

- Никому не говори, что ты защитила диссертацию, и при этом никому не дала взятку и не легла в постель, тебе просто никто не поверит!

Да, это было в большинстве случаев именно так. Нравы в науке в то время царили грязные, и Оля не раз вставала перед моральным выбором: поступить как все, или по своей совести? Она всегда выбирала второе, думая при этом:

«Ну, если я так поступаю в данной ситуации, значит, где-то, кто-то на планете поступит в ней так же!» - и ни разу не пожалела о своем выборе. Даже материальный стимул к защите диссертации к тому времени исчез - отменили надбавки к зарплате за кандидатскую степень. У нее оставалось только одно:

страстное желание иметь работу по душе, преподавать в вузе.

По возвращению домой Оля обнаружила, что все, кто ее знал, разделились на две категории. Одни искренне поздравляли с защитой диссертации, а другие, и среди них те, кого она считала своими друзьями, не могли даже выдавить из себя поздравления. «Что делает с людьми зависть! - сокрушалась Оля, - но ничего, зато я теперь знаю, «кто есть кто».

Четырехлетний накал нервного напряжения сказался на ее здоровье, организм дал сбой, причем по всем органам сразу. Но еще тяжелее было Оле переживать ощущение вакуума в душе, который образовался после ее защиты.

Она так горела, имела цель в жизни, которая научила ее и научному мышлению, и творчеству, и вдруг - ничего!

Перейти сразу на преподавательскую работу ей не удалось: в городе имелось только три института. Все вакансии были заняты. Продолжая работать на старом месте, Ольга, с ходу, чуть было не «замахнулась» на докторскую диссертацию, благо материал для нескольких кандидатских буквально «валялся под ногами». Но для этого ей нужно было руководить группой, на что ее начальство готово было пойти при условии, что она поступится некоторыми моральными принципами (например, его, начальства, интересы будет ставить выше интересов коллектива).

И опять судьба поставила Олю перед моральным выбором: карьера или чистота души? Она раз и навсегда решила отказаться от карьеры, тем более, что постоянно помнила о своем предназначении в семье.

- Женщина должна быть не умной, а умницей, - говорила Ольга друзьям, то есть умной, обаятельной, доброй.

Она всегда стремилась этому соответствовать.

Когда Оля побывала в гостях у Игоря Борисовича, то оценка его жены прозвучала для нее как награда:

- Я никогда не встречала такого женственного кандидата наук!

А ведь это были слова человека, занимавшего высокое положение в сфере изобразительного искусства.

Но пустота в душе угнетала Олю все больше. Она с мужем начала строить дачу. Они приобрели машину, обставили мебельными гарнитурами квартиру. И однажды Оля задумалась: «А дальше что? Более дорогая квартира, более дорогая машина, дача? И ради этого стоит жить и трудиться? - Мне этого точно не надо! Для чего же человеку дана жизнь на Земле?»

Ч. III. В поисках смысла жизни Первое знакомство с философией Востока Однажды на работе, в соседней лаборатории, одинокая женщина изрекла:

- Счастливая ты, Оля!

- Чем это я счастливая?

- У тебя муж, двое детей… Оля подумала: «Насколько у людей разное представление о счастье! А действительно, чувствую ли я себя счастливой? Вовсе нет! Чего же мне не хватает? Ведь с точки зрения житейской у меня есть все к чему стремится обыденный человек!» Но на душе у нее оставалось глубокое чувство одиночества.

Неудовлетворенность продолжала томить, Оля не видела никакого смысла в жизни, которая посвящена только воспитанию детей и накоплению материальных благ. Муж не понимал ее, этих «метаний» не разделял. Однажды он даже взмолился:

- Позволь мне быть таким, как все!

Она поняла, что слишком высоко поставила его в своей душе, и он не выдержал находиться на этом пьедестале.

Как-то в Москве, на Новом Арбате, Оле попался астрологический плакат со знаками зодиака и их психологическими характеристиками. Прочитав сведения о своем знаке Близнецов, Ольга удивилась, насколько глубоко смогла понять собственную натуру, гармонию двух противоположных начал:

мужского и женского. Она сразу же поверила, что астрология - истинная наука, поскольку дает практические знания.

Многолетняя привычка к напряженному умственному труду привела Олю к чтению художественной и философской литературы, в которой она выискивала то, что волновало ее душу. Теперь по вечерам Ольга выписывала в конспекты самые драгоценные мысли.

Вот Владимир Дудинцев в книге «Белые одежды» сказал:

«…самая большая святыня и ценность во всей Вселенной - это чистая человеческая душа, способная вместить любовь и страдания». И он же:

«…Счастье - в тебе. Когда положишь свою плоть, чтобы напитать ближних… Прольешь кровь, переплывешь моря страданий… Вылезешь на берег еле живой… Тут счастье само тебя найдет, не помышляющего о нем. Будет стелиться перед тобой. И никогда не надоест».

У Оли проснулась любовь к настоящим, философским стихам. В стихотворении А.Твардовского «По праву памяти» она подчеркнула слова:

«…Зато и впредь как были - будем, Какая вдруг ни грянь гроза Людьми из тех людей, что людям, Не пряча глаз, глядят в глаза.»

В.О.Ключевский натолкнул Олю на размышления о том, что «…следуя за необозримой цепью исчезнувших поколений, мы хотим исполнить заповедь древнего оракула - познать самих себя, свои внутренние свойства и силы, чтобы по ним устроить свою земную жизнь.»

И вот в ее руки попадает замечательнейшая книга Валентина Сидорова «Мост над потоком», плод его поездки в Индию. Оля нашла в ней такие откровения, что в душе словно выросли крылья:

« Такт - это не насилие над собой, а полнота внимания и к себе, и к окружающим тебя… Внутренний мир должен расти естественно, и потому здесь нужны внимание, терпение и любовь, а не упорство и насилие, не считающееся с постепенностью роста всего живущего и духовного». «Не может идти речи ни о потворстве низменным инстинктам, ни о самодовольном упоении возвышенными чувствами. Речь идет о том, чтобы выявить свою сверхзадачу, в свете которой отпадет низменное, а возвышенно-чувственное перестанет быть самоцелью». И еще:

« Гармония не приходит в результате отрешенности от внешних обстоятельств. А победа над внешними обстоятельствами - это не господство над ними, а установление правильного внутреннего отношения к ним. НЕСИ СВЕТ РАДОСТИ СВОЕЙ ВО ВНЕШНИЙ МИР, И ОН ПРЕОБРАЗИТСЯ».

«Так вот ты какая, Индия, которую я так люблю и с самого детства мечтаю там побывать! - думала Оля. - Сколько же мудрости заключено в твоих глубинных знаниях!» Она чувствовала, что прикоснулась к тому неземному, к чему давно стремилась ее душа. И неудовлетворенность в ней сменилась ненасытностью в усвоении высших, духовных знаний.

« Космос присутствует в нашей жизни, но не определяет ее. Лишь в решающие моменты, когда земные события грозят нарушить равновесие мироздания, он проявляется четко и резко. И очень важно, чтоб усилия Космоса слились с целенаправленной волей человечества, по возможности, соборной…»

Здесь же, у В.Сидорова, Оля впервые встретилась с философией Рерихов.

Николай Константинович «…не уставал напоминать ученикам и соратникам:«Всякое желание заставить мыслить по своему рецепту не может служить признаком культурности».

Отцу помогал в развитии культуры сын - Святослав Рерих: «Огрубение духа непременно ведет к огрубению всех форм творчества. Посмотрите с этой точки зрения на состояние современного искусства…»

В.Сидоров привел в этой книге и другие крупицы восточных философских знаний:

«Пусть не примут умаляющих за мучеников;

они посеяли гнилые зерна и низко ползают, надеясь разглядеть всходы».

«Состязание сердца с умом есть самое потрясающее зрелище… Ум и сердце не борются, только плывя океаном творчества».

«Слепцы уныния - самые жалкие двуногие».

«…Свет не убивает тьму… Тьма, приближаясь к свету, разбивается и уничтожается. Очень важно понять, что тьма самоуничтожает себя, когда приближается к свету».

«…Опасны безучастные мертвяки, которые не трогаются словом истины…».

А стихи В.Сидорова навсегда легли в Олину душу:

«Коль я не радуюсь, то вовсе не живу, Я мертв душою или умираю.

Что воскрешает наши души? Радость.

Что нас возносит в небеса? Она».

После прочтения этой книги Оля почувствовала, что ее сознание возрасло, перед нею открылись небывалые горизонты глубинной, эзотерической философии Востока. Она ощутила искреннюю благодарность Тому, кто донес эти знания людям. И в будущем, не смотря ни на какие обсуждения творчества авторов, Оля всегда сохраняла в сердце благодарность ко всем, кто помог ее духовному росту.

В. Сидоров написал, что в Индии считают истинным общение, когда в процессе беседы рождается новая ценная мысль. Именно к такому общению и стала Оля стремиться. С тех пор у нее больше никогда не возникало чувства душевной пустоты и одиночества.

Учение Живой Этики. Занятия йогой.

В их в доме стали собираться те, кто тоже находился в духовном поиске.

Ребята и девчата приходили на чай с гитарами, пели задушевные песни, а потом начинались философские беседы: каждый стремился поделиться крупицей света, который открыл в себе благодаря встрече с истинными знаниями.

Однажды, по переписке, Ольга получила две книги Учения Живой Этики (Агни Йоги). Энтузиасты перепечатали их на машинке, так как в продаже в то время найти такие книги было нельзя. Читая первую книгу «Зов», Оля буквально осмысливала всю свою прожитую жизнь, и многое в ней поняла с позиций духовных знаний. На одной из страниц она встретила предложение:

если хотите, прочтите три раза молитву: «…Пошли Учителя на пути моем!

Открыто сердце мое!» Оля так и сделала, потому что просто чтения литературы без духовного руководства ей уже не хватало.

Буквально через две недели она увидела объявление о том, что начинаются занятия в группе здоровья методами классической йоги. Поскольку здоровье Олю очень беспокоило, а к тому времени она уже успела разочароваться в возможностях традиционной медицины и проникнуться уважением к восточным методам лечения, то с радостью пошла на занятия. И получила здесь не только восстановление здоровья, но и истинное общение с настоящим духовным учителем - Викторией Федоровной.

Руководитель приезжала в город раз в месяц, давала новые упражнения, которые затем осваивала с членами секции ее дочь - тренер. Но главным было то духовное общение, которое Виктория Федоровна дарила своим ученикам в течение нескольких часов после занятий. Это была невысокая женщина с голубыми искрящимися глазами и лицом, всегда открытым в доброй, материнской улыбке. Стоит ли говорить, как полюбили ее, словно родные дети, все «ежки»! Те знания, которыми делилась она с ними на волнах своей сердечной любви, неизмеримо расширяли восприятие мира и приносили лад и покой в их души. Это ощущение затем слушатели несли своим близким и друзьям.

Оля, показала ей книги Агни Йоги, которые изучала. Виктория Федоровна их одобрила, но сказала, что остальным в секции читать их еще рано. Ольга взяла на себя обязанности старосты группы, хоть и не любила собирать деньги, но это нужно было делать для оплаты аренды зала. По этому поводу Виктория Федоровна, улыбаясь, заметила:

- Наверное, тебе нужно отработать то, что ты не любишь беспристрастный счет деньгам!

Оля восприняла эти слова как небольшое откровение и смиренно стала выполнять обязанности старосты, хотя они часто лишали ее возможности лишний раз послушать Викторию Федоровну. Впрочем, благодаря книгам Учения Живой Этики, которые она прорабатывала, многое из того, что говорила руководитель, было ей уже известно. Но Виктория Федоровна как-то их предупредила:

- Вы не думайте, что если уже многое знаете, то вам и слушать не надо! Во первых, повторение углубляет понимание эзотерических наук. А во-вторых, за эти несколько часов общения для вас пройдет, может быть, одна-единственная фраза, но вы будете работать над ней целый месяц или больше. Ведь самое главное - применять полученные духовные знания на практике. Иначе они лягут на вас мертвым грузом, а за это может быть кармическая ответственность.

И действительно, каждый приезд Виктории Федоровны давал Оле новый толчок к духовному самосовершенствованию. Для нее в беседах с учителем всегда приходила именно та информация, в которой в данный момент нуждалась ищущая душа. Однажды, Ольга услышала фразу: «Обида - это признак самости (эгоизма) и гордыни». Для Оли это было сущим открытием, и на освобождение от своей обидчивости у нее ушли годы.

Она продолжала работать над собой и над литературой, составляя конспекты.

У Виталия Коротича в стихотворении «Заклинание правдой» Оля выделила слова:

«Стань собою опять, презирая удобства судьбы:

неудобства души это всех неудобств пострашнее.»

И она усиленно работала над своим характером, убирая «неудобства»

души, огрехи и изъяны в своем поведении. Как-то Ольга, вместе с Викторией Федоровной, возвращаясь с занятий, зашла в кафе. Запинаясь и смущаясь, девушка попросила назвать недостатки ее характера, которые видны со стороны. Учитель поразила Ольгу тем, что несколько раз переспросила:

- Ты действительно хочешь это услышать? И не обидишься?

- Конечно нет, ведь я же работаю над собой, но многое могу по привычке просто не замечать!

Наконец, Виктория Федоровна назвала два ее недостатка, один из которых, как поняла Оля, она приписала ей из-за того, что они мало общались. А вот второй - бестактность, был для Оли очередным откровением. Она поблагодарила своего руководителя и подумала, что учитель одновременно преподала ей урок истинной тактичности - тем, как преподнесла ее недостатки.

«Какой же добротой и любовью к людям нужно обладать, чтобы так с ними обращаться!» - восхищалась Оля. С тех пор много лет ушло у нее на борьбу с собственной бестактностью, причиной которой частично была ее неуемная энергия. Ольга училась переводить акценты внимания с себя на людей, чтобы видеть их реакцию на общение и свое поведение.

Виктория Федоровна рассказала им, что каждый человек воплощается в этом мире со своей эволюционной программой, в которую входит отработка космических законов общения. От правильных взаимоотношений с людьми и окружающим миром зависит карма, которую нарабатывает человек на Земле.

А Оля продолжала интересоваться книгами Н.К.Рериха, из которых она выписывала:

«Толстой говорил: Случалось ли в лодке переезжать быстроходную реку?

Надо всегда править выше того места, куда вам нужно, иначе снесет. Так и в области нравственных требований надо рулить всегда выше - жизнь все снесет. Пусть ваш гонец очень высоко руль держит, тогда доплывет». Этот разговор двух великих личностей состоялся у картины Н.К.Рериха «Гонец».

Оля приняла в душу совет писателя, и больше у нее никогда не возникало сомнений: поступать как все, или не как другие, а с позиций высшей морали. И на обложку своего конспекта она вынесла слова Н.К.Рериха: «Спросят, как перейти жизнь? Отвечайте: как по струне бездну - красиво, бережно и стремительно».

Читала Ольга не только философскую литературу, везде обращая внимание на те крупицы духовных знаний, которые были разбросаны в трудах истинно интеллигентных людей. Так, В.Р.Никитина в воспоминаниях о своем муже художнике написала: «Он понял, что самое главное не то, что ты делаешь, а то, что ты сам, как человек. Главное - воспитать в себе человека. И тогда то, что ты делаешь, будет тоже ценным».

А стихотворение Марлены Рахлиной «Одна любовь» стало сутью Олиной жизни:

«Одна любовь - и больше ничего.

Одна любовь - и ничего не надо.

Что в мире лучше любящего взгляда?

Какая власть! Какое торжество!

Вы скажете: «Но существует зло, И с ним добро обязано бороться!»

А я вам дам напиться из колодца, Любовь и нежность - тоже ремесло.

Любовь и нежность - тоже ремесло, И лучшее из всех земных ремесел.

У ваших лодок нет подобных весел, И поглядите, как их занесло!

«Увы, мой друг, - вы скажете, - как быть:

Любовь и слабость или злость и сила?»

Кому что надо и кому что мило:

Вам - драться, им - ломать, а мне - любить!

А мне - во имя Сына и Отца, Во имя красоты, во имя лада… Что в мире лучше любящего взгляда?

И только так, до самого конца!»

К тому времени Оля узнала от дорогой Виктории Федоровны, что в процессе духовного роста человек восходит от любви к Родине, матери к ребенку, через любовь мужчины и женщины - к любви Вселенской, Божественной - ко всему миру. И хотя у нее еще не хватало духу отказаться от желания личного счастья, свою потребность любить она все больше «разворачивала» на окружающий мир, на всех людей.

Однажды, будучи в Харькове в гостях у своей лучшей подруги Оксаны бывшей аспирантки, Оля увлеклась чтением книги «Письма выдающихся людей своим возлюбленным» и потрясенная, сказала:

- А ведь для нас не так важен объект любви - мужчина, как сама возможность дарить любовь, реализовать эту внутреннюю потребность души!

- Да, я тоже пришла к такому выводу, - призналась Оксана.- Но как все таки хочется взаимности!

Дружба девушек завязалась чудесным образом в стенах аспирантского общежития. Они встречались редко: раз в полгода или год, и не могли наговориться о самом главном и сокровенном, что волновало их души. И всегда, в трудную минуту, они поддерживали друг друга или письмом, или разговором по телефону. Оля очень ценила эти настоящие дружеские отношения. Правда, узнав об увлечении ее эзотерическими знаниями, подруга сказала:

- Смотри, чтобы у тебя «крыша не поехала»!

- Ну что ты, - засмеялась Оля, - еще древние греки говорили: «Человек должен крепко стоять ногами на земле, а головой упираться в небо!». Я не могу жить одними материальными проблемами, да и они легче решаются, когда душа наполнена высшими устремлениями.

Однажды, Оле попала в руки маленькая книжка Джуны Давиташвили «Слушаю свои руки». Прочитав ее, она поверила Джуне, что каждый сможет после тренировки лечить других людей без лекарств, просто руками. «Ну хорошо, - подумала Оля, - а смогу ли я лечить руками себя?» Она попробовала пассы из книжки, и ее зубная боль прошла! После этого Оля окончательно уверилась в силе нетрадиционных методов лечения, и в верховенстве эзотерических знаний над традиционной наукой.

Она стала «экспериментировать» пассами Джуны над сотрудниками по работе, многим помогала снять головную или зубную боль. Но поняла, что для того, чтобы лечить других, нужно прежде всего самому быть здоровым. А главное, она уже знала, что все болезни людей есть результат их духовного несовершенства и нарушенных взаимоотношений с окружающим миром.

- «Мой путь - лечить не тела, а души людей, - решила Оля, - это важнее всего! Но нужно начинать с себя, долго и упорно работать над совершенствованием своего характера. Ведь от этого станет чище и сильнее моя аура, и я смогу помогать людям в поисках истинных знаний».

Она почувствовала, что вместе с этим решением в ее жизнь вошло что-то новое и светлое. Читая Агни Йогу, Ольга все больше стремилась встать на путь сознательного служения Светлым Силам космоса, чтобы помогать эволюционировать страждущему человечеству, и сейчас сделала свой выбор.

Любимая Виктория Федоровна привезла им на занятия журнальную распечатку рассказа Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон», и посоветовала каждому его прочитать. Это удивительное, совершенно необычное произведение, словно, дало Олиной душе новые крылья: «…смысл жизни в том, чтобы достигнуть совершенства и рассказать об этом другим»

(к этому ведь и она пришла!).

«…небеса - это не какое-то определенное место или время, потому что ни место, ни время не имеют значения».

«…Продолжай поиски самого себя - вот что тебе нужно».

Встреча с прошлым На работе Олю изредка направляли в командировки. Как-то ее послали в Нижний Новгород (тогда еще Горький), родину Николая Добролюбова. Оля решила воспользоваться случаем и побывать в его музее. Она направилась в центр города, к древним стенам Кремля.

Проходившие мимо девушки на вопрос: «Где находится музей Добролюбова?» - пожали плечами. Молодой человек, догнавший Олю, на ее вопрос о музее смутился: «Не знаю!» Ольга уже собралась было посетовать в душе на молодежь, но оборвала себя: «А сама, много ли знаю о родном городе?»

Наконец, она догадалась спросить у пожилой женщины, устало шагавшей навстречу. Оказалось, если идти по верхней части холма, недалеко. И вот небольшой трехэтажный особняк. Вывеска: историко-литературный музей Н.А.Добролюбова». А рядом маленький двухэтажный флигель - дом, где он родился и вырос. Оля решила сначала побывать в нем.

…В мемориальные музеи она всегда входила с каким-то внутренним трепетом. Хотелось представить, как жили здесь люди, чем занимались, о чем думали. Представить не отвлеченно - талант, гений, а чисто по-человечески, как бы с близкого расстояния.

Вот узенькая крутая лестница. Сколько раз по ней кубарем скатывался вихрастый мальчишка?! (Ведь все мальчишки вихрастые).

Наверху пожилая смотрительница вручила Оле описание комнат («Отлично сделано, - подумала Ольга, - особенно для тех, кто пришел без экскурсовода»). Женщина провела ее в комнату Николая.

«Как же звали его дома? Сейчас говорят - Коля, Коленька. А в те времена, кажется, называли Николенькой, или, может быть, Николашей?»

Маленькая светлая комната с двумя угловыми окнами. Комод и этажерка со старыми книгами, стол, диван. На диване одеяло, связанное сестрой («Крючком связано, - подумала Оля, - И я бы, пожалуй, так смогла: как же приятно, наверное, было укрываться Коле, зная, что оно с любовью было связано для него!») На столе - несколько раскрытых книг, очки в старинном футляре. Что же напомнила ей эта маленькая комната?

В одном хорошо знакомом доме комнату, пожалуй, вдвое больше - по современным меркам. Но в ней тоже - стол с книгами, стулья и диван. И больше ничего. Когда Оля впервые в нее попала - удивилась, почему комната не кажется пустой. И вдруг поняла: она наполнена душой, душой того, кто живет в ней.

«А здесь, какая же здесь душа росла? - думала Оля. - Прожил-то он совсем мало - всего двадцать пять, а сколько успел!»

В описании: «В год прочитывал по четыреста книг». Да мыслимо ли такое?

Ведь это больше, чем по книге в день, притом, наверное, не легких для чтения.

И в основном все - вот за этим столом.

Оля бросила взгляд на окна - что он видел оттуда? Склон холма круто сбегает вниз, а вдали еле-еле угадываются в дымке волжские просторы.

Сколько раз он смотрел в эти окна, думая свои недетские думы?

Напротив - комната родителей. Кажутся совсем крошечными и она, и скромная в ней мебель. Оля прочитала: «Отец был священником, человеком образованным и высоконравственным. Вела хозяйство и воспитывала детей мать». Какая же она, видать, была умница, недаром Коленька ее так любил!

Внезапно - словно обожгло: «При родах восьмого ребенка умерла мать, а вскоре отец. На руках у восемнадцатилетнего Николая осталось семь детишек».

Боже мой - семь сиротинушек - да на его неокрепшие плечи! И такую тяжесть еще нес!

К горлу Оли подступил комок. В детской, самой большой и светлой комнате, осматривая мебель: кровать, на которой вдвоем спали сестренки (как они на ней только помещались?), сундук, стол с детскими чепчиками, Оля не выдержала. Начала утирать платком глаза, повернувшись спиной к смотрительнице.

А та, тронутая ее участием, повела дальше: в гостиную, вниз - в столовую.

Рассказывала, что знала, о том, как в гостиной собирались образованные люди города. И что отец, будучи священником, любил светские книги и имел самую ценную в городе библиотеку. Когда же с Николаем случилось это страшное горе, смерть родителей, он учился в Петербурге в педагогическом институте.

Жители города взяли младших детей на воспитание. Николай помогал им всем, чем мог (ведь отец умер, так и не успев выплатить за шестнадцать лет долг за дом, хотя особняк они сдавали внаем, а сами жили в этом флигеле). Потом, закончив институт, Николай привез в Петербург братьев, определил учиться в гимназии и опекал их до своей смерти. А старшие сестры, выйдя замуж, забирали у чужих людей младшеньких и растили их. Рассказала смотрительница, кто из них сколько прожил (а умер-то Николай от туберкулеза), и что праправнук его сестры сейчас знаменитый дирижер в Москве (больше, кажется, никого нет).

А потом, когда Оля ходила по большому особняку и узнавала все новые подробности жизни и деятельности Добролюбова, ее не покидало ощущение причастности к тому, что было здесь полтора столетия назад. Чернышевский считал, что талант Николая - результат рано начавшегося самообразования и большого труда: в одиннадцать лет он писал планы научных работ, а в тринадцать занялся самостоятельным научным исследованием - сбором фольклора нижегородской губернии.

И дальше - вся самоотверженная деятельность Добролюбова, его работа в журнале «Современник» и лучшие русские люди, рядом с которыми он жил и работал, не щадя себя. А отчего он так много трудился и столько успел - его же прекрасные стихи:

«Почему мне так дорого время?

Почему я так жить тороплюсь?

Или, в землю посеявши семя, Возрастанье увидеть стремлюсь?

Или скорый конец угрожает Прекращением жизни моей?

Иль душа моя только желает То, что есть, изменить поскорей?..»

Позже, гуляя по Кремлю, Оля все думала: вот ведь и здесь он когда-то ходил. А из этой бойницы на повороте крепостной стены мог видеть родной дом… Ольгино чувство сопричастности со всем этим было таким сильным, что она поняла: состоялась встреча с ее собственным прошлым воплощением (о законе перевоплощения она уже знала из Учения Живой Этики). Это она, наверное, была одной из сестер Николая и возможно, связала ему одеяло. И у них такие родственные души: его стихотворение о ценности времени - это и ее мироощущение.

Позже, в других поездках, Оля иногда тоже узнавала места, в которых в этой жизни была впервые. Эти ее ощущения были несравнимы ни с какими обыденными чувствами. «Ведь даже в литературе описано, что многие сталкиваются с этим явлением, - думала Оля. - Но почему же на Западе не верят в то, в чем на Востоке не сомневаются: человек живет в цепочке жизней воплощений и духовно эволюционирует при этом, развивая свое сознание?!

Ведь такое понимание только и придает смысл земному существованию, а не одна-единственная жизнь, как учит христианство!»

Оля часто с друзьями обсуждала этот вопрос:

- Знание закона перевоплощений дает так много для понимания мира! А какая это прекрасная основа для христианского, милосердного отношения к окружающим! Ну, скажите, чем виноваты те, кто еще не много раз приходил на Землю и поэтому отстает от других в своем развитии? Ничем! Мы должны относиться к людям с пониманием, что согласно закону перевоплощения в этом мире одновременно присутствуют сознания с различным уровнем развития, и нельзя их за это порицать! Как раз в таком непонимании и кроется обывательская привычка всех примерять на свою мерку, а затем осуждать.

- Все-таки, насколько раздвигает горизонты сознания Учение Живой Этики! - делала она с друзьями вывод.

Искусство распознавания Оля продолжала духовные поиски. Правда, далеко не всегда они были безоблачными. Как-то она побывала в гостях у подруги, которая ей показала, что при помощи цыганской иголки, подвешенной на нить, можно общаться с потусторонними духами и получать ответы на вопросы. Оля с детской наивностью бросилась заниматься тем же. Каким-то путем неожиданно она попала в Москву, на съезд тех, кто идет за Богоматерью в современном варианте. Правда, там у нее были интересные контакты с такими же ищущими личностями. Оля пыталась поделиться своими «достижениями» с окружающими, но те что-то не откликались. Постепенно она осознала, что вот уже полгода к ним в дом почти никто не приходит. Каким-то образом к ней все таки пробилась информация о том, что никакие грубые приспособления не могут быть проводниками высоких светлых энергий. А на всех острых предметах, наоборот, концентрируется только негативная энергия.

«Попалась на крючок темных, - поняла Оля. И поймали же они меня на чем - на доверии к заблудшим друзьям! Ну ничего, за одного битого трех небитых дают!» С тех пор она всегда соблюдала повышенную осторожность в приеме нетрадиционной информации.

А эти ее друзья в поисках высших знаний и веры в Бога стали ходить в какую-то секту, руководимую заокеанскими «проповедниками». Они пригласили всю Олину семью на мероприятие в филармонию, и муж с дочерью, приехавшие раньше, сели в первых рядах. Оля же опоздала и устроилась в конце зала в лоджии. Во время программы она вдруг почувствовала, что у нее сильно «перехватывает» горло.

«Нам говорили на йоге, что это характерный признак потока негативной энергии, - вспомнила Оля. - Неужели?» Она вышла из зала, но вызволить мужа с ребенком возможности не было. После программы дочери стало так плохо, что они срочно взяли такси и отвезли ее домой. Там Оля вооружилась рамками, которыми к тому времени научилась с осторожностью пользоваться, и определила, что у мужа и у дочери полный правосторонний пробой ауры.

- Вы видите, куда попали наши друзья? Надо их предупредить и самим ни в коем случае туда не ходить!

Но друзья остались глухи к ее предупреждениям. Со стороны было видно, что они ведут себя сродни зомби. Через несколько лет Оля узнала, что подруга стала вдовой. Оля к тому времени уже была верующей, и молилась за друзей.

Эти и подобные им случаи позволили Ольге понять, почему Учение Живой Этики постоянно призывает «Быть в дозоре!» А Елена Ивановна Рерих рекомендовала учиться искусству распознавания при помощи сердца. И Оля старалась тоже этому учиться, тем более, что занятия йогой повысили и ее чувствительность к различным энергиям. Часто, особенно на массовых мероприятиях определив негатив, она предупреждала друзей, но они беспечно заявляли, что им ведь не стало плохо.

- А вы задумываетесь о том, чего стоило Светлым Силам и вашему Ангелу хранителю защитить вас? - спрашивала она. Но «достучаться» к друзьям порой было трудно.

Оля же продолжала свои духовные поиски, с радостью знакомясь с высокой литературой. Ее дорогой московский друг, Игорь Борисович, узнав, что она интересуется философией, дал ей почитать «Диалоги» Платона. Эта книга поразила ее своей глубиной и эзотерическими знаниями. Оля выписала оттуда определения:

«Бог - бессмертное существо, довлеющее себя в блаженстве;

он - вечное бытие, причина рождения природы блага… Душа - то, что само себя движет, причина жизненного движения существ.

Терпеливость (carteria) - выносливость в печали во имя прекрасного, выносливость в трудах во имя прекрасного.

Великодушие - утонченное использование обстоятельств;

величие души, соединенное с разумом.

Философия - постоянная жажда знания бытия, способность созерцания истины, какова она есть;

усердие души, сопряженное с правильным рассуждением.

Благо - причина благополучия живых существ;

причина всего, что направлено само на себя;

то, из чего проистекает все, долженствующее быть избранным.

Порядочный человек - абсолютно честный, тот, кто обладает собственной добродетелью» - и другие определения.

Прочитав «Диалоги», Оля задумалась о том, что уже две тысячи лет назад (а может, и раньше?) человечество обладало высокими знаниями, которые в большинстве своем утеряны. И вновь в ее руки попали книги Ричарда Баха «Единственная», «Иллюзии», а на страницы конспекта легли его бесценные мысли:

«Набирая высоту…мы видим перспективу…».

« …вы-мы-все-дух-единая жизнь».

«Никогда не отворачивайся от возможного будущего, пока не убедишься, что тебе в нем нечему научиться».

«Истинный первородный грех заключается в ограничении Абсолюта. Не делай этого».

«В нашей жизни мы можем найти себе оправдания, или здоровье, любовь, понимание, приключение, богатство и счастье. Мы создаем нашу жизнь, используя мощь сделанного нами выбора. Мы чувствуем себя совершенно беспомощными, когда мы уклоняемся от возможности сделать выбор, когда мы не хотим строить свою жизнь сами».

«Нам оставлены примеры, созданные всеми другими прожитыми жизнями: законченные и незавершенные, направляющие нас на истинный путь и предостерегающие от ошибок».

«…мы должны научиться видеть сквозь покрывало времени».

«…Что бы ни случилось, каким бы ни представлялся вам окружающий мир, истинно реальна лишь любовь».

«…Перемена происходит в тот самый миг, когда ты понимаешь, в чем загвоздка».

Да, действительно, Оля уже заметила, что как только к ней приходит понимание обстоятельств с духовных позиций, так тут же цепочка событий меняется, часто в лучшую сторону.

Уроки высших знаний в жизни С развалом Союза, на работе, в жизни их лаборатории, наступили трудные времена. Люди впервые осваивали такие понятия, как инфляция, безработица.

Последняя - угроза остаться без источника дохода - еще даже не вмещалась в сознании, привычном к стабильному обеспечению работой при социализме.

В этот период Оля сдала два важных экзамена по применению знаний Учения Живой Этики на практике. В последнее время, вдохновленная Агни Йогой, она усиленно «выгребала» из своего сознания чувство физического страха. Благодаря знанию закона перевоплощения, Ольга уже освободилась от страха смерти. А вот животный, физический страх она искореняла, возвращаясь вечером домой безлюдными улицами.

Однажды, зимой, после работы, Оля поехала проведать в онкодиспансере соседку Егоровну, которой только что сделали операцию. Здание больницы было окружено сугробами снега, слабо освещенными в темноте фонарями. Оля спросила у проходившего мужчины, где вход в диспансер, и он невразумительно махнул рукой.

Больше на улице никого не было, и Оля пошла в указанном направлении.

Перед поворотом за угол здания она вспомнила, как Виктория Федоровна советовала креститься с размахом, перекрывая все органы тела, тем самым ставя на них энергетическую защиту (позднее Оля вычитала аналогичный совет у православных старцев, но без такого объяснения). И она, еще не верующая, решила на всякий случай перекреститься, поскольку шла в опасную онкологическую ауру.

Только повернула за угол, как этот же самый мужчина напал на нее, схватив за пакет с передачей для больной. Оля задохнулась от возмущения:

- Ах ты, гад! - И она с размаху ударила его по голове дамской сумочкой, которую держала в другой руке (как потом оказалось, детки ей в шутку подсунули в эту сумочку кусочек свинца, который она, не зная, проносила весь день).

Мужчина опешил от неожиданности и выпустил пакет. Оля быстрым шагом пошла вдоль торца здания и повернула на длинную его сторону. На крыльце по-прежнему никого не было, а мужчина шел следом за нею.

«Только не побежать!» - подумала Ольга и тем же быстрым, решительным шагом дошла до крыльца. Зайдя в вестибюль больницы, она почувствовала, что внутри у нее все вибрирует от пережитого напряжения. Оля поняла, что ни в коем случае об этом нельзя рассказывать соседке, ослабленной операцией. И собрала всю силу воли, чтобы не показать и вида о случившемся (позже, выйдя на крыльцо, теперь полное народу, Оля осознала, что сдала в два этапа экзамен на отсутствие страха и самообладание - этот экзамен и ей самой показал, что она не испугалась, а только возмутилась до глубины души).

Егоровна, переживая, что после операции у нее на глазах скончалась соседка по койке, попросила Олю на следующий день, в праздник Крещения Господня, зайти в собор, найти ее знакомую бабу Глашу и заказать молебен «О здравии». Пока Егоровна говорила, Оля представила невысокую старушку с подносом для пожертвований, стоявшую у последней двери многоярусного входа в собор.

Когда на следующий день Ольга пришла в собор, чтобы выполнить просьбу Егоровны, то «схватилась за голову»: людей в праздник пришло столько, что храм был буквально набит битком. Нечего было и думать о том, чтобы найти в нем бабу Глашу.

Оля все-таки протиснулась к последней двери и вдруг увидела именно такую же старушку, как представила в больнице, и именно в том же месте!

- Вы случайно не знаете бабушку Глашу? - спросила она у старушки с тайной надеждой.

- Это я, - откликнулась та, и Оля с радостью передала ей поручение Егоровны.

Выйдя из собора, пораженная встречей со старушкой, Ольга задумалась:

«Получается, то, что мы представляем, уже существует на самом деле! Или это зачатки ясновидения, которыми обладают все люди?»

Оля уже смирилась с мыслью, что ей пока не удается перейти на преподавательскую работу: две ее попытки окончились неудачей, а на йоге их учили, что повтор ситуации есть знак, что надо сделать правильные выводы.

«Значит, еще не пришел мой час», - решила Ольга.

Но однажды ей позвонила любимая подруга, знавшая о ее трудностях. У нее муж, тоже кандидат наук, работал в политехническом институте.

- Ты только ни о чем не думай, а соглашайся, - сказала она, - мой муж сообщил, что на кафедру математики военного училища срочно требуется преподаватель со степенью. Ответ нужен к обеду!

- Хорошо, я подумаю! - сказала Оля, а сама успела поймать первый отклик в сердце: «Нет!»

Как она ни пыталась связаться по телефону с мужем, чтобы посоветоваться, ничего не получилось. Оля поняла, что должна принять решение самостоятельно.

Сотрудники лаборатории, зная о ее мечте преподавать в вузе, принялись уговаривать Ольгу соглашаться на это предложение. Увы! Они еще не поняли, что с ее уходом половина из них останется без куска хлеба, так как Оля у них была научным руководителем по теме в русле ее диссертации. С ее уходом лаборатория лишилась бы темы. Этот фактор и пойманная первая отрицательная мысль обусловили ее окончательное решение: отказаться.

Подруга была поражена:

- Ведь ты так мечтала о преподавательской работе! И потом, там очень высокая, по нынешним временам, зарплата! - И она назвала цифру.

- Нет, не обижайся, но я сейчас перейти не могу!

Последний, денежный, аргумент Оля даже не сообщила сослуживцам - они бы не поняли ее отказ. А подруга немного обиделась на нее за такую несговорчивость, по телефону Ольга ей все объяснить не могла.

Через полгода девушка узнала, что кафедра, на которую ее приглашали, распалась в связи с присоединением военного училища к политехническому институту и созданием на базе последнего университета, в котором была своя такая же кафедра. В этой ситуации она, скорее всего, потеряла бы работу.

Вот так Оля убедилась, как важно на практике применять высшие знания и не переступать при этом через моральные принципы. Проанализировав эти события, она четко увидела цепочку, описанную в Агни-Йоге: от темного, жесткого образования, которое представляло собой военное училище - через все более светлых людей и даже друзей прошла попытка «затянуть» ее в тяжелейшие обстоятельства.

Однажды, Виктория Федоровна показала им эффект от вегетарианской пищи. Она предложила отпраздновать наступающий Новый год прямо в спортзале: каждый должен был принести всего одно-два вегетарианских блюда, компот или чай в термосе и никакого спиртного! Так и сделали, еще и объявили конкурс на лучшее блюдо. «Ёжки» были приятно удивлены, каким вкусным и разнообразным оказался их стол.

- Да мы же все просто позабыли вегетарианскую пищу! - говорили они и усиленно обменивались рецептами.

Праздник прошел весело, а уходя, все почувствовали необычную легкость в теле и прилив сил. Это было совершенно не сравнимо с ощущениями обычных застолий.

Так Оля опять на практике убедилась в важности требования вегетарианства во всех высоких религиях и философиях: такая пища очищает энергетические каналы человека и помогает ему продвигаться духовно.

Путь к вере в Бога Олю все больше волновали вопросы: зачем существуют религии, вера в Господа? Однажды она поинтересовалась у Виктории Федоровны:

- Почему христианство отвергает йогу? Ведь это такие высокие знания, неужели они не от Бога?

- Я только одно могу сказать: йога не от сатаны, - ответила та.

Олю все больше привлекала Библия, но она не знала, как найти время, чтобы приступить к ее изучению. А душа просила правды о Боге. Тем более, что с нею случилась трагедия, которая еще больше усилила тягу к Нему.

Ольга мечтала после аспирантуры родить третьего ребенка, и когда забеременела, с радостью ожидала его появления на свет. Увы! Атеистическое воспитание «подставило ей ногу». Как-то весной почти месяц шли дожди, дача заросла бурьяном, и Оля не нашла ничего лучшего, чем весь день его рвать прямо на праздник Святой Троицы! А ведь сколько раз старики предупреждали, что беременным особенно надо беречься, не работать в воскресные дни и христианские праздники! Но разве молодые слушают стариков, пока жизнь не набьет им «шишек на лбу»?

На следующий день у Ольги начался срыв беременности. К своему огорчению, она не могла вспомнить первую мысль, как учили на йоге:

ложиться или нет в больницу? В конце концов, Оля легла на сохранение, и промучившись там полтора месяца, потеряла и ребенка, и веру в бездушных врачей, которые и не думали его спасать.

Еще она узнала, что после Чернобыля каждая вторая беременная женщина поступает в отделение с выкидышем, так что беречься было необходимо вдвойне. Все это так потрясло Олю, что она вспомнила слова А.Безант:

«Неполное знание хуже, чем полное незнание» и взмолилась Кому-то вверх:

- Я хочу укрепить связь с Вами!

Ольга ничуть не сомневалась, что причинами ее трагедии были собственная самоуверенность и отсутствие знаний о Божественном. «Да, недаром нам Виктория Федоровна говорила: «Человек задумывается о высшем в тюрьме или в больнице», то есть оторванный от суеты сует», - думала она.

Через два месяца после выхода из больницы к Оле на работе подошел совершенно неверующий парень и спросил:

- А ты знаешь, что сегодня праздник Корсунской иконы Божьей Матери?

- Конечно, нет, откуда же мне знать?!

Через некоторое время тот же вопрос задала сотрудница, и Оля опять вспомнила рекомендацию из йоги: если ситуация или фраза повторяются, обратить на них внимание и сделать правильные выводы.

Оля поняла, что это ей дан знак Свыше, и нужно зайти в собор, что девушка и сделала после работы. Служба уже закончилась, и Ольга спросила у старушки, где же находится эта икона. Та указала, и Оля, поставив свечку, про себя попросила: «Если ты мой талисман, подай мне знак, пусть сейчас у меня пройдет боль язвы!» (Наверное, верующие осудили бы ее за такое обращение).

Она стояла и ждала, не особенно надеясь на чудо. Но оно произошло, боль исчезла! Из собора Оля вышла со слезами на глазах, легкостью в душе и особенным ощущением защищенности от мирских невзгод. С тех пор она всегда обращалась к этой иконе - покровительнице всей их области - за советом в трудную минуту, и знала, как поступить, уже спускаясь по ступенькам собора.

Так Оля убедилась, что Свыше всегда придет отклик на искреннее обращение. Была послана ей и возможность изучить Библию.

Как-то на работе ее остановил на лестнице профорг:

- Хочешь поехать по «горящей» путевке в Трускавец? Оплата всего десять процентов стоимости!

- Конечно, хочу! Но надо посоветоваться с мужем, ведь дети на него останутся.

Муж ее отпустил, и Оля сразу поняла, что Свыше ей послана возможность не просто отдохнуть и подлечиться, но и проработать Библию! Интерес к этой священной книге был у нее не праздный: Ольга хотела восполнить пробел в своем техническом образовании, в котором напрочь отсечено было культурное наследие тысячелетий, связанное с Библией.

Поскольку эту священную книгу в то время трудно было купить даже в церкви, Оля воспользовалась возможностью и взяла на время в библиотеке баптистов. Женщина, которая вручила ей Библию, сказала:

- Вы Старый Завет не читайте, он уже изжил себя, и там целых девятьсот страниц, а читайте сразу Новый Завет, всего двести страниц!

«Плохо же вы знаете людей науки, - засмеялась про себя Оля, Обязательно прочитаю сначала Старый Завет, а потом, в сравнении, - Новый!»

В Трускавце она обнаружила, что в семейных заботах даже не замечала, насколько изнуренным было ее тело, и какая накопилась усталость. Первую неделю хронически хотелось спать (в шутке на концерте она узнала, что у всех семейных женщин такая «реакция» на санаторий). Но Оля все же распределила всю Библию примерно по шестьдесят страниц в день, и не отступала от этого графика, ежедневно читая текст, напечатанный мелким шрифтом, и составляя конспект.

На прогулках ее иногда сопровождал влюбленный в нее мужчина, и никак не мог понять, почему она ставит Библию выше него. Но наградой за этот труд был целый кладезь мудрости, который Оля почерпнула из Писаний. Для начала она выписала десять Законов Моисея, затем - наиболее интересные места из Ветхого Завета. Причем, после полутора лет занятий йогой, она читала Библию под углом зрения полученных эзотерических знаний. И в ее конспекте появилось:

«…кто боязлив и малодушен, пусть идет и возвратится в дом свой, дабы он не сделал робкими сердца братьев его, как его сердце» (Вт.,20.8) «Не суди превратно пришельца и сироту и у вдовы не бери одежды в залог» (Вт.,24.17) «И сказал: наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал и Господь взял. Да будет имя Господне благословенно» (Кн.Иова, 1.21) Большое впечатление на Ольгу произвела Книга притчей Соломоновых:

«Надейся на Господа всем сердцем своим и не полагайся на разум твой»

«Все пути человека чисты в его глазах, но Господь взвешивает души»

«Начало ссоры - как прорыв воды, оставь ссору прежде, нежели разгорелась она»

«Кто даст ответ, не выслушав, тот глуп и стыд ему»

«В уши глупого не говори, потому что он презрит разумные слова твои»

«Блажен человек, который всегда пребывает в благоговении;

а кто ожесточит сердце свое, тот попадет в беду»

«Умный человек, судясь с человеком глупым, сердится ли, смеется ли, - не имеет покоя».

Из дальнейшего изучения Библии Оля продолжала выбирать бесценную мудрость веков. А когда приступила к Новому Завету, то поняла, что Иисус Христос расширял сознание людей с позиций энергетики мысли. Впоследствии результатом этого изучения явилась отдельная брошюра, где она подробно разъяснила Заповеди христианства с таких позиций.

Большое впечатление произвели на Олю и послания апостолов:

«Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его».


(Иак., 1.12) «Чистое и непорочное благочестие перед Богом и Отцем есть то, чтобы призирать сирот и вдов в их скорбях и хранить себя неоскверненным от мира».

(Иак., 1.27) «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном, тот становится виновным во всем» (Иак., 2.10) «…И ВЕРА, ЕСЛИ НЕ ИМЕЕТ ДЕЛ, МЕРТВА САМА ПО СЕБЕ»

(Иак., 2.17) «В благочестии братолюбие, в братолюбии любовь» (Петр,1.7) Послания же святого апостола Павла по прошествии нескольких лет тоже легли в основу Олиной брошюры об энергетических аспектах христианства. Он также подчеркивал значение любви:

«Если имею (дар) пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что (могу) и горы переставлять, а не имею любви, - то я (Посл. к коринф., 13.2) ничто».

Откровение святого Иоанна Богослова заставило Олю задуматься о будущих судьбах мира.

Самое же главное, что вынесла она из изучения Библии - это осознание того, что Иисус Христос действительно приходил на Землю.

Из поездки в санаторий Ольга вернулась начинающей верующей христианкой. Чтение Библии так размягчило ее душу, что она нашла силы простить мать за то, что та выставила ее из дому с двумя малыми детьми. От этой застарелой обиды у Оли часто болело сердце, но она ничего не могла с собой поделать. А вот Библия помогла встать на путь всепрощения.

Но даже простив мать в душе, Ольга никак не могла избавиться от раздраженности, которая накопилась в ней из-за этой обиды. Она очень хотела освободиться от этой негативной реакции, и тут ей вновь на помощь пришла эзотерическая литература.

И Е.Блаватская, и А.Безант учили для борьбы с недостатками характера использовать энергетику мысли: каждое утро представлять, как бы вы хотели поступить правильно в конкретной ситуации. Оля так и сделала, и уже через месяц у нее наладились чудесные отношения с матерью, которые больше никогда не портились «Все-таки наилучший результат дает соединение христианства и Агни Йоги, а не их конфронтация!» - пришла Оля к выводу. Друзьям, у многих из которых тоже были проблемы с родителями, она говорила:

- Если мы изучаем высшие знания и считаем себя мудрее, значит, мы - а не они, должны предпринимать усилия по гармонизации отношений с близкими.

Нам нужно просто относиться к людям, как учил Иисус Христос: с любовью, как к детям, и прощать им их несовершенство!

С этим пониманием Оля и шла в дальнейшем по жизни, стремясь нести свет и гармонию в окружающий мир.

Однажды она вошла в сильнейший стресс, а на следующий день узнала от подруги с ослабленным сердцем, что именно в это время с нею случился сердечный приступ. «Это я его спровоцировала, - поняла Оля. - Мы даже не догадываемся, насколько сильно связаны энергетически с окружающими! И как важно удерживать себя в душевном равновесии, чтобы не навредить ненароком кому-то, может быть, даже не знакомому, с кем встречались в прошлых воплощениях!»

Занятия йогой и Учение Живой Этики сформировали у Оли энергетическое понимание устройства мироздания: все в мире есть сочетание и взаимодействие различных энергий и вибраций. С этих позиций она поняла и библейские заповеди. А вот крестную жертву Христа понять не могла: как Он облегчил страдания человечества? Оля задала этот вопрос в душе и спокойно ждала, когда пройдет нужная информация или ситуация, как это уже было не раз по ее духовным вопросам.

Как-то она побывала у подруги, которую с малым ребенком бросил муж, и которая, как почувствовала Ольга, была на грани самоубийства. Это так Олю потрясло, что по дороге домой она позвонила их общему другу и попросила, чтобы он тоже проведал подругу и поддержал. Во время разговора с ним Ольга вдруг почувствовала, что их объединенная энергия сострадания сняла непосильный груз с плеч бедствующей женщины, и ее уже не будут мучить страшные мысли.

«Вот в чем состоит энергетический механизм жертвы Христа!- поняла Оля.

- Если даже мы своим состраданием облегчаем участь людей, принимая на себя негативную энергетику их бед. А высочайшая Божественная Личность, несомненно, взяла на Себя негативную карму человечества, отстрадав на кресте, и тем облегчила его будущее».

Ольга начала изучать и другие православные труды, которые углубляли ее понимание Библии. В проповеди одного дореволюционного священника она нашла разъяснение, почему рядом с Иисусом на казни были два разбойника:

один из них сразу уверовал во Христа, за что вознесся в рай. А другой, наоборот, так и остался без веры. Вот и люди проверяются Крестной жертвой Христа: одни ее принимают, и за это им открывается дорога в рай, а другие остаются безбожниками, и их души идут в ад. Но есть на Земле, - разъяснял проповедник, - и третий «сорт» людей: те, кто вслед за Иисусом принимают на себя тяготы и боли этого мира, облегчая его страдания. Так эти три креста и продолжают присутствовать в нашей действительности.

А в любимой книге К.Антаровой «Две жизни» Ольга прочитала:

«…Иногда в человеке, прошедшем свою Голгофу, умирают его прежние качества и силы и он продолжает жить новой жизнью, как бы жизнью после смерти, поскольку все личное, что держало его в плену, все страсти и желания - все в нем умерло, освободило его дух. И сохранилась только его прежняя внешняя форма, наполненная новым, очищенным духом, чтобы через нее могла проходить в мир суеты и греха высшая любовь».

У Оли выработалась привычка проверять духовные знания на практике.

Она наблюдала за окружающими и стремилась максимально проводить в свою жизнь эти высшие знания. Свои выводы и наблюдения записывала в виде отдельных статей: «О нашей судьбе», «О жалости и сострадании», «О терпимости и терпении» и других. Со временем у нее сложился сборничек психологических этюдов, в основу которых легло соединение энергетических знаний Живой Этики и Заповедей христианства.

Ч. IV. Практическое Служение.

Создание Рериховского общества Субботним утром семья, как обычно, собиралась - дети в школу, муж на работу. И только Оля не торопилась, у нее был выходной.

Проводив всех, с удивлением отметила, что ей одновременно не хочется ни спать, ни что-либо делать. Решила все же прилечь, вспомнив рекомендацию из йоги, что именно в таком состоянии, пограничном между сном и бодрствованием, приходит наиболее важная информация.

Закрыв глаза и отрешившись от всех забот, попробовала опять задремать.

В это мгновение, - словно разверзлись Небеса. Она увидела огромный огненный Глаз, Луч от которого уперся прямо ей в лоб.

«Здравствуй, батюшка!» - рванулась душа, - и тут же вспомнила о «субординации»: «Славься, Отче!»

Луч исчез, а вместо него, словно в молочной дымке тумана, появилось изображение Земли в виде пульсирующего Мозга, с очертаниями континентов.

Оля поняла, что ее спрашивают, воспринимает ли она планету как живую, и мысленно подтвердила это.

В голове, будто, зазвенел легкий зуммер, и она почувствовала, что с ее мозга принимается информация. Не успела обдумать все происходящее, как ослепительный Глаз вновь уперся ей в лоб огненным Лучом. Когда он исчез, в молочной дымке появилось изображение знака смерти - такое, как Оля рассматривала накануне в компьютере. Она подтвердила, что смерти не боится, после чего снова пошел прием информации с мозга.

И вновь огненный Глаз осветил ей лоб Лучом, а затем появилось звездное небо и последовало приглашение путешествовать в дальние миры. Оля ответила, что еще не готова к этому. И снова последовал прием информации с мозга.

Затем зазвучал необыкновенный небесный хорал, который славил Господа, и под его волшебные звуки Ольга уснула. Ей приснилось, что она мчится на поезде, на полном ходу соскакивает с него и идет по золотистому пшеничному полю навстречу зареву во все небо.

Проснувшись через несколько минут, Оля подумала, что сон - об Огненной эпохе, о наступлении которой предупреждает Агни Йога. Взглянув на залитое солнечным сиянием окно, поняла, потрясенная, что Луч прошел через Солнце, которое тогда «смотрело» прямо на нее… Оля почувствовала, что никто не одинок в этом мире, всех ведут по эволюционной тропе великие Учителя человечества.

Через две недели, будучи в Москве, она купила книгу Даниила Андреева «Роза Мира». На изучение этого глубокого произведения у нее ушло несколько месяцев, после чего горизонты восприятия мироздания у Ольги значительно расширились, и она почувствовала, что больше не боится ментальных путешествий в дальние звездные миры.

Углубила эта книга понимание и других эзотерических истин, таких, как Закон кармы: «Служат ли вообще в оправдание человеку, совершившему зло, косвенные, дальние, непредвиденные им положительные следствия его деяний?

- Странная мысль. Конечно, нет! Косвенные, дальние следствия, которых он предвидеть не мог, будь они благими или дурными, не идут совершившему ни в оправдание, ни в осуждение. Оправдывается он или осуждается за совершенное только следствиями благими, находившимися в поле его зрения, и, главное, теми побуждениями, которые им в данном случае руководили. В этом заключается карма личная.

Что же пожинает своими страданиями и смертью человек, падающий жертвой национального бедствия? - Отчасти он все-таки пожинает этим плоды личной кармы;

если же он сам ни в каких злодеяниях не виновен, то он страдает и умирает не в качестве личности, а в качестве члена национального коллектива, и своим страданием и смертью способствует развязыванию этого кармического узла навсегда. В этом заключается карма коллективная».

Друзья, которые собирались у Оли в доме для философских бесед, уже в нем не помещались. Они начали выходить на природу, благо дом находился на окраине города. А когда наступили холода, встал вопрос о помещении для встреч.

Решили попроситься под крышу заводского Дворца культуры, где их встретили с пониманием (рыночные отношения еще только набирали силу).

Был создан клуб любителей нетрадиционной философии «Круг», и его руководителем избрали Олю. Она восприняла это как практическое служение Светлым Силам космоса. В книге Агни Йоги «Готовность» она почла:


«Преданность и готовность куют связь миров… Уже знаете: доброта и ум не приводят к Нам - явление духовности необходимо. Но это качество приходит в минуту готовности духа… Действие, действие, действие…»

«Гоните маленькие мысли - Нам душно от них…»

Даже муж стал потихоньку интересоваться Законами кармы, перевоплощения и приходить в клуб. А когда он - каратист, вместе с детьми выбрался на йогу, то пожалел, что не присоединился к ним раньше. Через некоторое время Виктория Федоровна прекратила занятия йогой и предложила им пройти курс астрологии. Целый год Оля занималась ею с удовольствием, а потом поняла, что для дальнейшего, более глубокого изучения астрологии, она должна отказаться от всего остального. И Ольга решила остановиться, придя к тому же выводу, что и Ф.Аквинский:

«…мудрый человек сильнее звезд, потому что он побеждает страсти».

В течение года члены философского клуба читали и изучали все подряд, но книги черной магии Оля сразу же отвергла, как опасные даже для чтения. Ее все больше волновали вопросы взаимоотношений между ведущими религиями мира, их глубинная, эзотерическая основа. Однажды на улице кришнаиты предложили ей «Бхагавад-Гиту», но поскольку у нее не было денег, они согласились дать книгу на время, почитать.

Придя домой, Оля вспомнила, как возвращала баптистам Библию и они впихнули ей в руки несколько своих книжек. Прочитав их, она нашла там все, что изучала в Библии, но никаких обоснований, что только их путь - истинный, не было. Поэтому, после некоторой внутренней борьбы, отказалась от дальнейших контактов с баптистами, поскольку сама она воспринимала действительность уже гораздо шире.

Попадались Оле и другие комментарии на Библию, но все они «грешили»

ограниченным пониманием различных сект, что ей хорошо было видно после собственной научной проработки Писаний. И сейчас, увидев, что в книге преобладают комментарии к текстам «Бхагавад-Гиты», она решила сразу же от них отказаться и не читать, чтобы составить собственное представление об исходных текстах.

Увы, Оля далека была тогда от восточного понимания Учителя и цепи ученической преемственности! И совершенно не знала, какой выдающейся личностью был Шрила Прабхупада, написавший эти комментарии именно для того, чтобы современники правильно поняли глубинную мудрость пятитысячелетней давности.

Как бы там ни было, но Оля «запоем» прочитала только тексты «Бхагавад Гиты» и легла спать. Под утро она проснулась оттого, что во сне танцевала с людьми в индийских шафрановых одеждах и упоенно пела «Харе-Кришна»

маха-мантру:

ХАРЕ КРИШНА, ХАРЕ КРИШНА, КРИШНА, КРИШНА, ХАРЕ, ХАРЕ!

ХАРЕ РАМА, ХАРЕ РАМА, РАМА, РАМА, ХАРЕ, ХАРЕ!

Чувства во сне были настолько сильными, что Оля попросту испугалась, что не сможет управлять такими эмоциями. И отложила «Бхагавад-Гиту», хотя в душе у нее осталось искреннее уважение и понимание высоты этих Священных Писаний.

Их клуб тем временем определился с выбором своего духовного направления. Они решили стать Рериховским обществом и идти путем Учения Живой Этики. Для этого установили отношения с Днепропетровским обществом «Орион», члены которого приезжали к ним с лекциями.

Ольгу, кроме того, все больше интересовало христианство, ей хотелось лучше его изучить. Она уже давно мечтала побывать в Сергиевом Посаде святом сердце России, и Господь предоставил ей такую возможность.

Паломничество в Троице-Сергиеву Лавру В августе Оля с двумя друзьями- рериховцами приехала в Загорск. Когда они шли от автовокзала и увидели величественную панораму монастыря, у нее и у еще одного парня, Сергея, одновременно возникло желание пойти в другую сторону. Они повернули и через некоторое время остановились перед старинным двухэтажным особняком. Что тут началось! У Оли и Сергея выступили слезы на глазах, а тела затрепетали от сильнейшего резонанса.

- Неужели мы здесь воплощались? - догадалась Оля.

- Похоже! - откликнулся Сергей.

Третий парень, Паша, ничего подобного не испытывал.

Они повернули в сторону монастыря, и Оля повела их по привычной, казалось, сотни раз хоженой тропке - хотя в этой жизни она видела ее впервые.

И первый раз у нее возникло непреодолимое желание покормить голубей у стен монастыря, хотя ощущение при этом было, что кормила она их здесь много много раз.

Монастырь встретил их гостеприимно, ребят сразу же определили ночевать в его стенах, а Оле дали адрес, где принимают на ночлег женщин. Два дня, проведенные здесь, стали незабываемыми. Оля впервые в жизни исповедовалась и причастилась, получив от батюшки рекомендацию делать это хотя бы раз в месяц (жаль, у нее хватило «рвения» только на три месяца подряд!).

В часовне Сергия Радонежского, которую они посетили, было битком набито народу. Во входном помещении купили свечки, а дальше в проеме двери народ стоял стеной. У Оли появилось неудержимое желание встать на колени и поклониться до земли (правда, впервые она благоговейно встала на колени перед иконой Девы Марии в католическом храме в Вильнюсе, где была в командировке). Сейчас Оля вспомнила, как в дороге рассказывала ребятам из прочитанного: когда верующие в храме делают земной поклон, у них полностью раскрываются центры позвоночника для восприятия высоких энергий. И она застыла в поклоне с блаженством, но вдруг почувствовала на темечке легкую пульсацию. Подняла глаза и увидела, пораженная, что между голов стоящих в дверном проеме людей на нее сконцентрировался сияющий луч прямо с иконы Андрея Рублева «Троица»! «Это занятия йогой дали мне такую повышенную чувствительность», - догадалась Ольга.

Когда же она подошла со свечкой и приложилась к мощам Сергия Радонежского, то потрясенная, окончательно поняла, почему раньше люди паломничали по святым местам: ведь они здесь получают огромный заряд высшей, высокочастотной энергии и преображаются духовно и телесно! «Буду регулярно паломничать!» - решила для себя Оля.

Она искупалась в речке, которая протекала рядом с домом, где она остановилась, встретив здесь радушный прием. При этом троекратно окунулась с ощущением, что совершает омовение (позже Оля догадалась, что весь городок освящен монастырем, и она действительно омылась - очистилась в этой речке).

Они приехали как раз перед праздником Преображения Господня, и на ночь храм Святой Троицы был открыт для паломников. Оля с ребятами устроилась спать прямо на металлическом постаменте под огромными иконами у стен, заметив: «А ведь здесь мы получим за ночь мощную «перезарядку»

своего биополя!». Так оно и оказалось - по возвращении Оля обнаружила, что чувствительность ее тела к высоким и низким энергиям еще более повысилась.

В этой поездке они с ребятами побывали еще в Ярославле, у родственников ее друзей с работы, и Ольга съездила во Владимир специально за копией иконы Божьей Матери «Владимирская», которая привиделась ей перед самым отъездом. Это были Олины первые шаги по изучению энергетики православия и его обрядов, которое она потом продолжила в паломничестве по всем главным святым местам европейской территории России и Украины. И везде ее сопровождала привезенная тогда икона.

На обратном пути она с ребятами посетила в Москве Кремль, Свято Данилов монастырь, и Оля вернулась домой совершенно преображенная, сияющая.

Муж встретил ее хмуро:

- Ты вот себе раскатываешь, а мне тут хозяйством занимайся!

В доме было полное запустение, грязь, гора немытой посуды.

- А почему ты детей не заставляешь помогать, - удивилась Оля, - они ведь уже большие, и когда я дома, всегда участвуют в приборке!

Со временем она поняла, что в ее отсутствие муж настраивает детей против матери и ее духовных занятий. Она не знала, что это началось еще весной, когда они с Алексеем на праздник Благовещения выяснили отношения и поняли, что их уже мало что связывает, но все-таки ради детей опять решили повременить с разводом. Но когда Оля увидела, что дети все более отворачиваются от нее, то почувствовала, что больше тянуть с этим нельзя.

Развод. Поездки за границу и к отцу.

Конечно, Оле было жаль огорчать детей и дорогих ей родных мужа. Но она поняла, что из двух зол надо выбирать меньшее - еще немного, и она бы потеряла детей, как мать, окончательно.

Хотя муж тоже начал интересоваться эзотерическими знаниями, но он совершенно не понимал Олю и ее устремлений. А когда она прочла ему из Библии слова Экклезиаста, он спросил:

- Ты хочешь сказать, что для тебя духовное первично, и ради него ты готова в любой момент отказаться и от этого дома, и от всего, что в нем нажито за семнадцать лет?

- Да!

- Нет, это не для меня! Я считаю, что все-таки материальное первично.

Так каждый из них сделал свой выбор.

Оля подала на развод сама, а мужу сказала:

- Когда-нибудь, возможно, ты скажешь мне за это спасибо! Тебе надо самостоятельно проходить свой духовный путь, и может быть, ты узнаешь, что такое любовь.

Она загадала: если развод пройдет легко, желательно без ее участия, значит, он действительно назрел. Формально он так и прошел, когда Оля была в очередной поездке.

Все эти годы она тянула с разводом не только ради детей, но и ради родителей мужа, которых очень ценила и была им благодарна за помощь с сыном во время учебы и за то, что дети каждое лето оздоравливались в деревне у дедушки с бабушкой. Но и через эту боль ей пришлось пройти, и Олю удивило, что родители Алексея огорчились, потеряв ее из своей семьи. Только по прошествии лет, когда у мужа давно уже была новая семья, они смирились с этой потерей.

Вообще-то она понимала, что развод - самая крайняя мера и далеко не самая лучшая. Некоторое время муж продолжал жить с ними под одной крышей, и это были тяжелейшие месяцы в жизни Оли. Больше всего ее удивило то, что после развода у него открылись такие качества характера, о которых она и не подозревала за долгие совместные годы. Он мелко мстил Ольге, одаривал дочь шикарными подарками, «покупая» ее любовь.

Оля считала, что, несмотря на развод, дети должны поддерживать отношения с отцом в новой семье, которая у него вскоре появилась. Она сама напоминала им, чтобы они его проведали, но каждый раз, по возвращению, они смотрели на нее «зверем». Ольга поняла, что и там продолжают настраивать против нее детей.

И еще Оля подумала, что, находясь с нею рядом, муж просто подстраивался под нее, а в новой семье начал подстраиваться под другую женщину, чтобы казаться хорошим. «Дай ему Бог стать, наконец, самим собой и самостоятельно накапливать духовные наработки, так необходимые при уходе с этого света!» - пожелала она.

Поскольку муж начал «наказывать» Олю отсутствием денег, а на работе пошли задержки с зарплатой, она взяла отпуск за свой счет и впервые в жизни «махнула» торговать, сразу прямо за границу. В процессе защиты диссертации она прошла такую жизненную школу, что уже не боялась никаких поворотов судьбы. Эта поездка через Румынию в Болгарию, где она вместе со своим помощником торговала десять дней, дала ей колоссальный эзотерический опыт и возможность побывать в христианских местах за границей.

Распродав в Болгарии привезенный товар, они съездили за новым в Турцию. Стамбул тоже произвел на них сильное впечатление. Но больше в такие дальние торговые поездки Оля не выбиралась - слишком много они требовали сил. Это путешествие, через несколько стран, она оценила по напряжению равным годам аспирантуры. Вместе с тем, Ольга поняла, что по своей свободной воле человек может приобретать духовные знания либо ускоренно, в напряженных обстоятельствах, либо, отказавшись от них, легче и медленнее.

Благодаря выработанному в аспирантуре научному мышлению, Ольга заметила определенные закономерности в торговле и пришла к выводу, что она представляет собой форму энергетического обмена. По возвращению из поездки Оля проведала Викторию Федоровну и та, расставаясь, заметила:

- Да, жаль, что ты оставила занятия астрологией! Мы вчера как раз говорили о том, что торговля - это форма энергетического обмена между людьми, а деньги - эквивалент человеческой энергии.

- Я то же самое постигла на практике! - улыбнулась Оля, еще раз удивившись, насколько важно в жизни каждого человека выполнить кармическую программу своей духовной эволюции, и Высшие силы способствуют ее выполнению различными путями.

К тому времени Ольга на практике постигла и законы групповой энергетики, которые применяла, в том числе, для лечения друзей. Она организовывала посещения больных группой здоровых близких, и после веселого общения с ними больные всегда получали толчок к выздоровлению.

Оля убеждала также друзей, что носить в больницу надо не покупные продукты, а пищу домашнюю, которая энергетически объединяет их со здоровыми родными. Это способствует скорейшему выздоровлению человека.

Вернувшись в родной город после окончания института, Ольга ежегодно организовывала встречи одноклассников. Со временем она поняла, что такое общение аккумулирует энергию тех, кто уже не раз встречался в прошлых воплощениях, и дает положительный толчок в их судьбах.

На одну из таких встреч после ее развода пришел и Андрей. И вот кто-то из одноклассниц предложил:

- Давайте мы хоть сейчас, через двадцать лет, признаемся, кто кого в школе любил!

Пошли признания, и Оля сказала:

- А я на тебя, Андрюша, до самой последней минуты нашего выпускного вечера надеялась!

Вдруг она увидела, что у Андрея слегка задрожали руки, и он, вместо того, чтобы играть на гитаре, как собирался, пошел курить. «Неужели и он любил меня? - поразилась Оля. - Почему же все годы молчал?»

Вечером Андрей пошел ее провожать и признался, что в школьные годы так любил Олю, что часто писал ей письма, но ни одного не отправил.

- Ну почему, Андрюшенька, почему?

- Понимаешь, ты была слишком умная, а у мужчин самолюбие… - Можешь не продолжать, мне уже эта проблема известна, я ее для женщин называю «горе от ума».

Они горячо целовались на морозном ветру, и на этом расстались. Оля для себя взяла зарок: с женатыми не связываться, не вмешиваться в чужую семью, чтобы не быть причиной страданий других женщин. Она ведь уже знала, что любой сексуальный контакт «на стороне» в результате энергетического обмена вносит трещину в семью, а партнеры несут за это кармическую ответственность. И никогда новый брак, построенный ценой разрушения другой семьи, не бывает счастливым - его сопровождает отрицательная аура обид оставленных людей.

А на утро Оля обнаружила, что от одних только поцелуев по любви у нее прошло застарелое женское воспаление.

«Вот что значит настоящее чувство и для души, и для здоровья, - поняла Оля.- Почему же люди не хотят бороться за него и беречь, если это чудо есть в браке?» Она уже убедилась, что мужчины, которые любили ее и отказывались от этого чувства по причине само-любия, затем деградировали, порой даже спивались. «Ну почему они делают этот нелегкий выбор в отрицательную сторону? Ведь если чувствуешь себя ниже любимой, надо, наоборот, всеми силами развиваться и расти! Именно любовь дает душе те крылья, которые преображают ее! Я же знаю это из личного опыта».

Горько сожалела Оля о былом выборе Андрея, но судьбу повернуть вспять уже было нельзя. И только порой она печально напевала: «Мужчины, мужчины, мужчины! Вы помните званье свое!»… Как-то с любимой подругой Оксаной они попали в Харькове на банкет, посвященный приему французской делегации из «Ротари» - клуба международного благотворительного движения. Нарядившись, подруги настолько хорошо выглядели, что французы, сидевшие за столом напротив, поинтересовались, замужем ли они.

- Нет!

- Но почему?

- Не встретили настоящих мужчин! - сказала Оля.

- А какой у вас критерий настоящего мужчины?

- Просто чтобы понимал!

- Это почти невозможно! - улыбнулся собеседник, заронив грусть в Олину душу.

Вскоре Оксана похоронила своего отца на Урале, с которым не поддерживала контактов после его развода с матерью, и потрясенная, что он ушел не прощенным ею, написала стихотворение:

«Спешите прощать! Не таите Размолвки, обиды и боль.

Спешите создать! И не ждите, Пока предоставят вам роль.

Спешите любить! И дарите Другим безвозвратно сердца!

Спешите понять! Берегите Терпенье и волю Творца».

Это стихотворение произвело на Олю такое впечатление, что у нее появилось непреодолимое желание поехать познакомиться со своим отцом.

Умудренная жизненным опытом, она уже давно жалела о том, что отказалась от контактов с ним в юности.

Отец вернулся в родные места, переехал жить в Кривой Рог, но так и не создал семью. Оля списалась с ним и, получив разрешение, приехала в этот город (она в нем родилась, но ее увезли отсюда в шестимесячном возрасте), прямо под Новый Год, тридцать первого декабря.

Водители автобуса, в котором они целый день ехали с Машенькой, очень спешили поскорее отправиться на праздник к своим семьям, и прибыли на автовокзал на целый час раньше. Никто не встретил приехавших, и только один высокий седой старик в фронтовой форме ждал автобус. У Оли екнуло сердце...

Они с Машенькой несколько дней гостили у отца и дедушки, ходили гулять к городской елке. Он много рассказывал о своей фронтовой молодости и о поисках военных экспонатов для музеев, которыми занимался. Олю удивляло, как много у них с отцом схожих черт. У него, не имеющего образования, в комнате стоял письменный стол с пишущей машинкой, о которой она тогда тоже мечтала. И они с ним были совершенно непьющие, с трудом «осилили», за несколько дней, привезенную ею бутылку шампанского.

Огромное впечатление произвела на Ольгу, организованная отцом, «экскурсия» в дом и комнату, куда ее привезли после роддома. Олю там тоже протрясло биоэнергетическим резонансом. На глазах выступили слезы. Она на личном опыте убедилась в том, о чем читала раньше: как важно бывать в местах, где родился (для энергетической «подзарядки»), и не терять добрых отношений с родителями.

После этой поездки у Оли укрепилось здоровье, пошел новый подъем в судьбе. Отец же помог Ольге и материально - подарил ей ровно ту сумму, на которую ее накануне обманула подруга Нина.

Эта одноклассница торговала, и Оля попросила ее продать кое-что из товара, привезенного из Турции, с оплатой за услугу. При расчете та не выдержала искушения, и не додала Оле деньги, хотя знала, как той тяжело материально. Ольга все поняла, но сделала вид, что поверила ей, а сама вновь встала перед моральным выбором: осудить подругу или простить, как заповедано в Библии? Она остановилась на втором, лишь только пожалев при этом: «Эх, дорогая, как ты могла променять на шмотки семнадцать лет дружбы? Сколько же тебе, бедной, придется рассчитываться за это на том свете!»

Нина тоже поняла, что Оля догадалась о ее обмане, и сама себя наказала:

при встречах не могла смотреть Ольге в глаза, и перестала бывать на ежегодных вечеринках одноклассников. Но она видела по Олиному поведению, что та ее простила, и после этого стала больше уважать подругу. Только через годы она смогла прийти на встречу одноклассников. А ее компаньенка, увидев Олю, призналась:

- Ты не думай, я тут не причем! Это Нинка хотела по дешевке купить подвернувшийся плащик, и ей денег не хватало. А у нас на следующий день украли брюки как раз на ту сумму, что она тебе не додала!

Так Оля убедилась, что Господь всегда восстановит справедливость - лишь бы мы сами поступали по Его заповедям.

Энергетическая «очистка» города Бог послал ей и любимую преподавательскую работу в пединституте, о которой она столько мечтала. Рериховцы же давно хотели иметь собственную материальную базу, чтобы было чем оплачивать фестивали, закупку книг для своей библиотеки, приглашение лекторов.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.