авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 60 |
-- [ Страница 1 ] --

IV Всероссийский социологический конгресс

Cоциология в системе

научного управления обществом

Секция 1

История и теория

социологической

науки

Секция 1. История и теория социологической науки

М. М. Акулич

Теоретико-методологические

основания управления обществом:

роль социологии

Общество является одним из наиболее сложных объектов управ-

ления. Это связано с тем, что субъект и объект управления обществом об ладают мировоззрением, системой потребностей, ценностей, интересов, целей, мотивов и т.д. В этой связи возникает проблема поиска объектив ных оснований управления обществом. О. Конт, положивший начало за рождению новой науки социологии, в своей иерархии наук, как известно, социологию назвал самой сложной наукой, именно потому, что общество является наиболее сложным объектом исследования.

Управление обществом предполагает научное исследование обще ства во всем его многообразии: явлений, процессов, связей и взаимодей ствий. Этим занимаются гуманитарные и социальные науки (социология, политология, менеджмент, этика, культурология и т.д.). Социология раз рабатывает теорию и методологию изучения общества, которая может быть применена и в других науках, поскольку социология дает наиболее общие представления о возникновении, функционировании и развитии социаль ных систем, а также социального управления.

Рассмотрим более подробно и разделим в этих целях теоретиче ские и методологические основания управления обществом.

Теоретические основания управления обществом включают в себя:

во-первых, концепции и учения об обществе как целом;

во-вторых, те ории среднего уровня, раскрывающие сущность отдельных социальных феноменов и процессов;

теоретические выводы, основанные на эмпи рических социологических исследованиях. В социологическом изучении управления обществом особое место принадлежит Социологии управле ния, которая дает обобщенные представления о социальном управлении.

Вместе с тем, в настоящее время имеется насущная задача дальнейшего определения предмета Социологии управления как научной дисципли ны и, соответственно, определения направления и основных параметров те оретического изучения управления обществом. Это детерминировано тем, что в связи с появлением в российской науке Менеджмента, многие темы оказались включенными и в Социологию управления и в Менеджмент.

Например, темы, связанные с лидерством, механизмами социального управления и т.д.

Методологическое значение социологии состоит в том, что она стремится рассматривать социальные факты [Э. Дюркгейм], как объек тивно существующие. «пытаться выйти за пределы фактов с целью объ Секция 1. История и теория социологической науки яснить их или управлять ими можно лишь в той мере, в какой их считают иррациональными. Если они вполне понятны, то их достаточно как для науки, так и для практики;

для науки – потому что тогда нет основания искать вне их причины их существования;

для практики – потому что их полезность является одной из этих причин» [с. 25-26]. Социология ис пользует научные методы для исследования социальной реальности, в том числе общенаучные и специальные. Так, метод опроса, анализа документов (контент-анализа), фокус-групп, интервью, биографический метод, метод исследования случая («case stude»), метод экспертных оценок, социоме трический метод дают богатый материал для принятия управленческих решений, касающихся общества в целом и отдельных его сфер.

В заключении отметим, что эффективное управление обществом не возможно без его теоретического исследования и эмпирического изучения.

Список литературы 1. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение / Пер. с фр., составление, послесловие и примечания А.Б. Гофмана. – М: Канон, 1995. – 352 с.

Секция 1. История и теория социологической науки Н. Н. Александров Социология и научное управление обществом Если рассмотреть идею научного управления обществом с позиций актуальности, то по ее поводу есть две диаметрально противоположные позиции.

Первая позиция – это анахронизм. Никакого «научного управле ния» в современном обществе не наблюдается. И это чистая правда, но не вся правда. Поскольку любая современная власть время от времени прово дит диагностику того объекта, которым управляет. И делает это на каких-то опорных моделях, как правило, уже очень дряхлых.

Но диагностика не есть исследование. Да и исследование не есть только наука. Поэтому при власти сегодня скорее встретишь ясновидяще го, чем специалиста по трендам и циклам. И эти оригинальные времена не новость – так всегда происходит в конце больших исторических циклов.

Замечательные примеры организации экспертной науки в мире только до казывают, что мы имеем дело именно со службой диагностики. А на этапах принятия решений ученых теперь не зовут. Экспертов еще могут.

Вторая позиция – проектная. Проектировщику наука не нужна, поскольку наука ищет детерминанты, а проектировщику нужны способы достижения его целей. Он обращается к данным науки не для обоснования принятия решений, а в процессе разработки программы реализации своих целей. Когда обсуждаются ресурсы и способы организации деятельности.

Здесь на науку смотрят исключительно как на служанку, задача которой – красиво подать то, что от нее затребовали.

Означает ли это что идеалы «научного управления» принадлежат или прошлому, или будущему? Что понимать под «научным управлением»?

Политические проектировщики пробовали несколько отличающихся схем, но до сих пор ни одна из них так и не стала «научным управлением». Так что пока это миф, порожденный яркими утопиями ярких людей Просвещения.

В этой ситуации под маской науки начинает действовать ее активная имитация, симулякр, нашедший основание в маркетинговых технологиях.

Имитация делает то, что от нее требуют: затыкает дырки в проектах. И это напоминает замазывание пробоин в большом корабле до состояния, когда этих пробоин становится больше, чем корпуса корабля. Социология в этой рыночной картинке ничем не отличается от прочих наук. Маркетинг давно апробировал, адаптировал и ассимилировал ее методики и техники, а пото му считает их своими, а на особые претензии социологии смотрит с подоба Секция 1. История и теория социологической науки ющей к родителю жалостью. Психотехнологи откровенно смеются, когда им что-то пытаются объяснить про законы жизни групп. А нлпишники – те просто обуреваемы страстью поучать еще живых социологов. Поэтому нет никакого кризиса социологической науки, а есть массовое желание всех хорошо устроенных прикладников «забыть социологию».

Социология, если она хочет оставаться на плаву как науку, еще способна быть нужной управлению в обществе. И эту ее нишу никто не от нимет – она никого сейчас не интересует. Но только обозначить эту нишу нужно, как обозначают формулу изобретения: каковы отличительные при знаки социологии как науки на современном рынке управленческих услуг.

Ценность ее как целого, как учения, способного знать и понимать обще ство, возрастает в период полного системного кризиса. А цивилизация на планете, несомненно, вошла в этот кризис. Маятник общества потребления 60-х только начинал свой разбег и теперь он зашел далеко за красную черту, превратив Запад в «цивилизацию комфорта». Но он имеет и обратный ход, наступающий с момента, когда такая цивилизация разрушит стабильность нижних систем, естественного основания. Главный вопрос только один: что может предложить социология, если к ней однажды обратятся в подобной ситуации. А обратятся ведь с ключевым вопросом: Что делать? К этому мо менту надо готовиться сейчас, поскольку он не за горами. Он ближе, чем многим кажется.

И второго шанса на возрождение у социологии не будет.

Секция 1. История и теория социологической науки В. В. Афанасьев Политическая социология Карла Шмитта Карл Шмитт (1888–1985), известный немецкий юрист, внес важный вклад в развитие политической социологии XX века. Его работы «Понятие политического» (1932), «Земля и Море» (1942) и другие стали известны да леко за пределами Германии.

Шмитт прослеживает эволюцию европейских политических форм через призму взаимодействия государства и общества. Общество для него это сфера частных, а лучше сказать семейных интересов, которые не всегда совпадают с государственными интересами. Эти понятия он взял из юри дических наук, где традиционным является деление права на частное и го сударственное.

При этом соотношение государства и общества в истории Европы постоянно менялось. Так, по мнению Шмитта, имела место смена «абсо лютного» государства XVIII века, которому не противостояло общество, на «нейтральное» государство XIX века, стоявшего над обществом и, наконец, на «тотальное» государство XX века, в котором государство и общество проникают друг в друга. Дуализм государства и общества ведет к дуализму диктатуры и парламентаризма, мероприятия и нормы, приводит к борьбе исполнительной и законодательной власти.

Шмитт различает стадии перехода от конституционного государ ства к партийному государству и от партийного государства к тотальному государству. Конституционное государство XIX века, по его мнению, со стояло из правительства, монархической бюрократии и армии, которым противостояло гражданское общество. В этот период государство и обще ство находятся в состоянии баланса сил. Этот баланс нарушается когда наступает господство парламентского правового государства. Задача пар ламента состояла во внедрении образованной буржуазии в монархическое государство. Важным моментом здесь становится участие народных пред ставителей в правительстве.

В тот момент, когда правовое государство побеждает монархи ческое, оно превращается в плюралистическое партийное государство.

Сформированное парламентом правительство, резко теряет теперь свою эффективность и занимается бесконечными дискуссиями. Партийное го сударство является переходом к тотальному государству.

Шмитт обратил внимание на то, что благодаря распространению либерализма снижается политичность общественной жизни. В то же время развивается процесс тотализации государства, благодаря развитию в тени Секция 1. История и теория социологической науки либерализма демократии. Таким образом, Шмитт различает «аполитиче ский» либерализм, который он еще называет денатуратом политики и его врага в лице «политической» тотальной демократии.

По Шмиту, в основе политической деятельности лежит готовность человека к смерти. Социолог не боится показать все опасности и негатив ные стороны политики, в то время как либералы, по его мнению, стремятся сделать политику безопасной, безобидной и даже удобной.

Согласно Шмиту, не существует либеральных теорий полити ки, а есть только либеральная критика политики. Смысл либерализма он видит в борьбе против насилия со стороны государства. Причиной либе рализма является индивидуализм, основанный на абсолютизации свободы личности. Либерализм считает задачей государства и политики создание условий для индивидуальной свободы и устранение всех ее преград.

Либерализм не способен на радикализм, на решительность, кото рая так важна в политике. Для него типична двойственность, полярность мышления, в нем отсутствует жесткая сердцевина и принципиальность.

Либерализм мечется между этикой и экономикой, ставя во главу угла то одно, то другое. Для него характерен как этический пафос, так и экономи ческая деловитость. Он не хочет видеть сущности политического в борьбе этики и экономики.

Литература 1. Schmitt C. Der Begriff des Politischen. Berlin, 1963.

2. Schmitt C. Legalitt und Legitimitt. Mnchen, 1932.

Секция 1. История и теория социологической науки С. Н. Баранец Идея научного управления обществом и ее современное прочтение Одержав в ХХ веке моральную и духовно-идеологическую победу, марксизм в его Советском политическом воплощении пережил сокруши тельное поражение. Причиной этого поражения стало не в последнюю оче редь неразрешенное противоречие между декларирование приверженности научной философии и методологии управления и реальными практиками организации общественной жизни, которые осуществлялись со ссылкой на идеи научного управления обществом.

Однако поражение теории и практики научно-материалистической идеологии в конкретном пространственно-временном континууме не озна чает отказа от поисков оптимальных способов организации общественной жизни и управления ее функционированием и развитием. Более того, имен но с учетом трагического опыта СССР современный мир ищет адекватные ответы на вызовы нового столетия, в том числе и в такой деликатной сфе ре, как управление социальными процессами и явлениями.

Как никогда актуальны изыскания способов адекватной оценки происходящей и пре ходящей актуальности, и учесть варианты этих ответов исчерпывающим образом не представляется возможным. При этом важно отметить, что по иски ответов на вопросы о природе социальной реальности, механизмах ее функционирования и развития осуществляются не только в основном русле социального философствования, но и в маргинальных областях, которые часто не являются предметом осмысления и оценки. Видимость, как из вестно, не сущность, и обращение к актуальной современности «текучего модерна» и «индивидуализированного общества» (З.Бауман) вынуждает исследователей расширять собственный исторический горизонт, отыски вая повторяемости, цикличность и закономерности тем более интенсив но, чем более крепчает вал нахрапистого актуалитета, превращающего «History» в «Hi, Story!» и предлагающего мыслить настоящим без ссылок на прошлое и надежд на будущее.

Понятно, что такое межеумочное состояние обусловлено вполне определенными социально-политическими, духовными и социоэконо мическими особенностями нынешнего этапа общественного развития.

Концептуальная обработка опыта конца XX – начала XXI столетия еще только предстоит, однако, на мой взгляд, существует набор маркирующих очевидностей и практических запросов субъектов общественных процес сов, которые позволяют предположить некоторые вектора движения обще ственной мысли.

Секция 1. История и теория социологической науки Мне кажется, что в сфере социального познания нас ожидает, по крайней мере, три существенных подвижки. Во-первых предстоит по новому фундаментализировать социологическое (в широком значении слова) знание в связи с достройкой ее мировоззренческих, методологиче ских и аксиологических оснований. Во-вторых, предстоит серьезная пере оценка содержания и значения теории классовой борьбы в условиях капи тализма в его современном варианте «SSP – Soft&Smart Power». В-третьих, есть потребность переосмыслить философски и социологически тему лич ности в истории, исследовав как приоритет тему всякой личности в истории как личности исторической и в этом смысле – значительной и значащей.

Разумеется, ограничивать себя этими направлениями исследова ния, как и научно-материалистической мировоззренческой установкой нет никакого резона. Кто знает, на каких путях открытие всяких истин действительно поможет социальному субъекту, осознавшего себя таковым, срезонировать с общей цивилизационной динамикой и открыть в себе ак тивистское рефлексивное начало, позволяющее обращаться из соционав та в социолога и обратно с максимальной пользой для общего блага?

Секция 1. История и теория социологической науки О. Е. Брун М. Кастельс: развитие теории информационального общества Обретение социумом динамичных, принципиально новых качеств, естественно, сказалось на характере развития его теории информациональ ного общества. Свою обновленную версию теории информационального сетевого общества М. Кастельс представил на XVII Всемирном социологи ческом конгрессе (Швеция, 2010 г.). К Конгрессу было также приурочено второе издание его книги «Информационная эпоха: экономика, обще ство и культура». Отметим десять, на наш взгляд, наиболее значимых но ваций Кастельса в развитие теории информационального общества.

Во-первых, со времени выхода первого издания труда, по мнению ученого, стало утверждение «новых форм массовой самокоммуникации», которые, по существу, знаменуют собой утверждение «новой формы социе тальной коммуникации». При этом подчеркивается, что формы социеталь ной коммуникации существуют не сами по себе, а представляют информаци ональные сети, радикально влияющие на политику, бизнес, повседневную жизнь вплоть до их переструктурирования. Во-вторых, М. Кастельс до казывает, что сетевая форма социальной организации становится доми нирующей, образуя новую общественную морфологию и постепенно подводя к тому, что власть собственно сетевой структуры оказывается сильнее структуры власти. В-третьих, идеи сети обретают инновационное развитии в контексте процессов, которые интерпретируются как «инфор мационализм». Современная сеть, по его мнению, – это динамическая система, смысл существования которой коммуникация. В-четвертых, различие между постиндустриализмом и информационализмом состоит, прежде всего, в создании принципиально новых информационных техно логий, которые стали использоваться для саморазвития и самоорганизации социума. В-пятых, сеть в сочетании с информационализмом в интерпре тации Кастельса обретает многогранный смысл: это и информационная сеть, и экономико-организационная сеть, и сеть новых работ, и сеть куль туры виртуальной реальности. В-шестых, современные сети функцио нируют за счет пересечения друг с другом. Кастельс, в частности, ведет речь о сетями производства, власти и опыта, которые образуют культуру виртуальности в глобальных потоках, пересекающих время и простран ство. В-седьмых, по мнению ученого, в результате этих новаций возникает современное сетевое общество информационального типа. В-восьмых, современные сети не останавливает граница национального государства, Секция 1. История и теория социологической науки сетевое общество конституировало себя в качестве глобальной системы.

Главная особенность глобальных сетей в том, что они «включают некото рые народы и территории и в тоже время исключают другие». В-девятых, сетевое общество «характеризуется уничтожением ритмичности, как био логической, так и социальной, связанной с понятием жизненного цикла».

Соответственно, возникает принципиально новая экономика - инфор мациональный капитализм и «капиталистическая перестройка», итогом которой стала новая технико-экономическая основа жизнедеятельности людей, суть которой в реструктуризации капитализма. В-десятых, реструк туризации капитализма осуществляется по следующим четырем главным направлениям: углубление капиталистической логики стремления к при были в отношениях между капиталом и трудом;

повышение производитель ности труда и капитала;

глобализация производства, распределения и рын ков с овладением возможностями использования наиболее выгодных условий для получения прибыли повсюду;

сосредоточение государственной поддержки на повышении конкурентоспособности национальных эконо мик, часто с ущербом для социальной защиты и общественных интересов.

При этом технологическая инновация и организационные изменения, со средоточенные на гибкости и приспособляемости, стали решающими в обе спечении скорости и эффективности реконструкции в социальных сетях.

Секция 1. История и теория социологической науки О. А. Волкова, И. А. Бабенко Междисциплинарные исследования неспецифических социологических категорий в социологическом дискурсе В последнее время в рамках социологии наблюдается интенсифи кация проведения междисциплинарных исследований неспецифических социологических явлений и процессов. Рассмотрим этот тезис на примере понятия «человеческий капитал».

Социальную природу обобщенного понятия «капитал» мы находим уже в классическом его рассмотрении К. Марксом: капитал – это «обще ственное, принадлежащее определенной исторической формации общества производственное отношение, которое представлено в вещи и придает этой вещи специфический общественный характер» [2;

888]. В традиционной трактовке (У. Пети) человеческий капитал – это комплекс навыков и зна ний, приобретенных в процессе формального и неформального обуче ния и самообучения, а также трудовой деятельности [3].

В контексте структурного функционализма человеческий капитал – это структурный элемент социально-экономической системы, который вносит вклад в ее воспроизводство, исполняя социальную функцию раз вития конкретного человека и всего общества.

В рамках социального конструктивизма человеческий капитал – это продукт социального и культурного конструирования, включающий в себя совокупность знаний, навыков, мыслей, идей, ценностей, накоплен ных в процессе воспитания и обучения.

«Человеческий капитал – это интенсивный синтетический и сложный производительный фактор развития экономики и общества, включающий креативные трудовые ресурсы, инновационную систему, высокопроизводи тельные накопленные знания, системы обеспечения профессиональной инфор мацией, инструменты интеллектуального и организационного труда, качество жизни и интеллектуальной деятельности, обеспечивающие эффективное функционирование человеческого капитала» [1;

6], – пишет Ю.А. Корчагин, подчеркивая междисциплинарность современных исследований челове ческого капитала.

Итак, в современном, достаточно широком социологическом по нимании человеческий капитал – это единство теоретических знаний, практических навыков, социально-психологических характеристик чело века и качества его жизни.

Секция 1. История и теория социологической науки Теория человеческого капитала имеет давние теоретические и ме тодологические корни, тем не менее, она является одним из актуальных современных направлений междисциплинарного исследования, осущест вляемого в рамках социологии.

В настоящее время многие неспецифические для социологии катего рии, так же, как и «человеческий капитал», подвергаются социологической рефлексии и приобретают характер междисциплинарных.

Список литературы 1. Корчагин, Ю.А. Человеческий капитал как интенсивный социально экономический фактор развития личности, экономики, общества и го сударственности. М., 2011, 28 с.

2. Маркс, К. Капитал. В 3-х т. Том III. М., 2011, 1200 с.

3. Петти, У. Трактат о налогах и сборах. URL: http://ek-lit.narod.ru/pettsod.htm.

Секция 1. История и теория социологической науки О. Н. Галсанамжилова Структурная маргинальность как теоретический конструкт для исследований социальных процессов в современной России Система значений, окружающих категорию маргинальность, мо жет быть представлена посредством понятия чуждости. Классические точки зрения на проблему чужого представлены в работах Г.Зиммеля, Р. Парка, Р. Мертона, А. Шюца, Э. Гофмана. Структурная маргиналь ность связана с процессами социальной стратификации. С точки зрения М.Вебера, процессы социально-групповой стратификации обусловлены образованием социальных слоев. Если в первобытном обществе наиболь шее дифференцирующее значение имели природные свойства – пол, воз раст, физические возможности, то со временем все большую роль стали играть социальные характеристики. В современном обществе источниками возникновения страт являются: образ жизни, формальное образование, профессия, доход и богатство[1;

155]. В ходе образования социальных сло ев и формирования социальной структуры важную роль играют процессы социальной мобильности, которые обеспечивают возможность переме щения индивидов из одного социального слоя в другой. Базовым здесь служит утверждение М.Вебера о том, что интенсивность мобильности дает основание для установления границ между классами. Мобильность рас сматривается в качестве основного классообразующего признака. В свою очередь социальная мобильность является причиной маргинальности.

Структурная маргинальность характеризует особое положение индивидов или социальных групп в иерархично структурированном социальном про странстве. Это либо промежуточное положение между социальными, струк турными единицами, либо самое низкое положение в социальной иерархии.

Структурная маргинальность означает два различных положения индивида или группы в социальной структуре, вследствие этого, она подразделяется на два типа: маргинальность-переходность и маргинальность-периферий ность. Маргинальность-переходность понимается как промежуточное по ложение социального субъекта в процессе перемещения от одной статусной позиции к другой. В социальном пространстве индивиды и группы могут перемещаться, изменяя свой статус. Это и есть социальная мобильность по П. Сорокину[2]. Таким образом, структурная маргинальность непосред ственно связана с социальным перемещением индивидов и процессами социальной стратификации.

Экономически активное население России разделено сегодня на четыре практически равные части. При этом очень значительная числен ность группы тех, кто находится на маргинальных позициях, свидетельству Секция 1. История и теория социологической науки ет о том, что процесс формирования классовой структуры в российском обществе пока еще не завершен [3;

27]. К примеру, в советское время суще ствовала прослойка «интеллигенция», в которую входили ученые, врачи, инженеры. В «обществе всеобщего риска» самоидентификация рядового гражданина становится острой проблемой. Дело даже уже не в нормативном вакууме, о чем пишут многие исследователи, а в элементарном самоопре делении личности [4;

251].

Список литературы 1. Вебер М. Основные понятия стратификации // Социологические ис следования, 1994, №5, С. 147-156.

2. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992, 543 с.

3. Тихонова Н.Е. Низший класс в социальной структуре российского общества // Социологические исследования, 2011, №5, С. 24-35.

4. Яницкий О.Н. Россия как общество риска: социально-экономический аспект современного социологического анализа теневых отноше ний // Перспективные направления развития теоретической социо логии в России рубежа XX-XXI веков / Под ред. В.А. Мансурова, С.И.

Григорьева. Москва-Барнаул, 2003, С. 238-253.

Секция 1. История и теория социологической науки В. А. Горнов К истории социологической мысли в России: А. И. Кошелев Современники известного публициста и издателя, государствен ного и общественного деятеля периода Великих реформ Александра Ивановича Кошелева (1806-1883) в своих отзывах, относящихся к периоду 60-80-х гг. XIX в., нередко характеризуют его как «главного социолога сла вянофильского лагеря», хотя в исторической и философской литературе конца ХХ – начала XXI вв. о нем обычно пишут в связи с проектами отмены крепостного права в России, либо в связи с его участием в литературно философских кружках конца 1820-х («любомудры») и 1840-х-1850-х гг.

(славянофилы).

После опубликования нами избранных трудов А.И. Кошелева (в серии «Библиотека отечественной общественной мысли с древнейших времен до начала ХХ в.») [1], у широкого круга исследователей появилась возможность изучения разных сторон его творчества, в том числе выхо дящих за рамки традиционной проблематики учения ранних славянофи лов. Остановимся на важнейших положениях А.И. Кошелева, наиболее полно изложенных в цикле статей, составивших сборник «Голос из зем ства», а также в работах, опубликованных в российской периодике в конце 1850-х – второй половине 1860-х гг. и вышедших отдельными изданиями за рубежом с 1862 по 1882 г.

Самой ранней попыткой познакомить читающую публику со своим видением путей социально-экономического развития страны стали его по лемические статьи по вопросам железнодорожного строительства в конце 1850-х гг. А.И. Кошелев убедительно показал неприемлемость для России американского опыта строительства железных дорог исключительно для обслуживания зернового экспорта и «в обход населенных мест», обосновав необходимость создания транспортной сети в интересах демографическо го и культурного развития, национально ориентированной территориаль ной организации населения и хозяйства [2;

112].

А.И. Кошелеву принадлежит ряд теоретических работ по вопросам общинного землевладения и крестьянского самоуправления, в том числе критический анализ труда Э. Лавелэ «Первобытные формы собственно сти» [3;

7] и вызвавшие оживленную общественную дискуссию статьи «О нынешнем положении крестьян и о мерах к улучшению их быта», «О сель ских школах», «О мерах к сокращению пьянства в народе». Предвосхищая выводы Э.Дюркгейма о роли солидарности, А.И. Кошелев отводит общи Секция 1. История и теория социологической науки не ведущую роль в процессе воспроизводства традиционных социальных норм, распространения грамотности и, как следствие, повышения дисци плины и нравственности в народе [1;

303].

В работах «Что такое русское дворянство и чем оно быть должно», «О дворянстве и землевладельцах» и «О городах и горожанах» А.И. Кошелев проводит мысль о неизбежном вырождении прежних сословий и скорой замене их новыми элементами социальной структуры – буржуазными классами, основывающимися на владении землей или городской недви жимостью и капиталами [4;

50-71, 107-120]. Он адресует свои выводы-про гнозы не только дворянству и представителям городских торговых кругов, но и части демократической интеллигенции (прежде всего – земской), видя в ней большой созидательный потенциал и опору в борьбе с «социа лизмом-нигилизмом» [4;

119].

Следует отметить, что по ряду причин сам А.И. Кошелев избегал позиционирования своих работ или отдельных положений как социологи ческих, хотя с интересом, очень внимательно следил за развитием социоло гии в Западной Европе, а своей практической деятельностью внес огром ный вклад в становление и развитие земских статистических исследований.

Список литературы 1. Кошелев А.И. Избранные труды. М.,2010, 600 с.

2. Кошелев А.И. Русская беседа, 1856, Т. III, С. 148-160;

1857, Т. I, С. 88-112.

3. Кошелев А.И. Об общинном землевладении в России. Berlin, 1875, 77 с.

4. Кошелев А.И. Голос из земства. М., 1869, 170 с.

Секция 1. История и теория социологической науки О. В. Епархина Социальная революция в исторической социологии XX в.

Исследования социальной революции предполагает непременную актуализацию исторического контекста. В социологии революции в боль шинстве случаев используется исторический подход и исторические ме тоды, что позволяет определить революцию как масштабное социальное изменение, одномоментно трансформирующее базовые институты обще ства, характеризующееся массовой мобилизацией и открытой борьбой ключевых политически активных групп. Революционный процесс рас сматривается как последовательность событий, состоящая из нескольких взаимосвязанных компонентов (напряженность, дисфункция институтов, активная революционная фаза, и пр.). Революционная ситуация имеет свои индикаторы, которые могут быть операционализированы (критические изменения в функционировании общественных институтов, работе меха низмов социального контроля, системах коллективных представлений и по веденческих установок, набор акторов).

Социология революции, развиваясь в рамках исторической соци ологии, методологически, однако, существенно отличается от историче ской, политологической и философской трактовки революционных явле ний и процессов. Историческая социология, в отличие от них, не стремится выделять специфические черты революционных проявлений в отдельных странах, а, напротив, вычленяет общие закономерности протекания таких процессов, одновременно заимствуя из философии взгляд на революцию как органичную часть общеисторического процесса. При этом историче ская социология дает возможность совмещать оценочные компоненты со строгим научным анализом, базирующимся на четко операционализиро ванных понятиях. Она описывает социальную революцию как сложный на бор фактов, позволяющий выявить закономерности его появления в логике исторического развития.

Многообразные методологические подходы к исследованию ре волюций - поведенческий (П.Сорокин, Г.Лебон), школа «естественной истории» (Л. Эдвардс, Дж. Питти, К. Бринтон), «общие теории» (Дж.

Дэвис, Н.Смелзер, Ч.Джонсон, С.Хантингтон, Т.Гарр), структуралистское направление (Дж.Пейдж, Б. Мур, Ч. Тилли, Т.Скочпол, Э.Вольф) - пред полагают использование исторических методов в рамках социологической методологии. [1;

68]. Об этом свидетельствуют многочисленные взаимо проникновения, заимствования этих теорий, общность категорий анализа, Секция 1. История и теория социологической науки приемов исследования. Так, например, практически все исследования со циальной революции предполагают возможность эмпирических измерений основных их индикаторов, причин – психологических, экономических, политических, социоструктурных, возможность выделять этапы протека ния революционного процесса, революционную ситуацию и революцион ный результат и пр. Классические концепции схожи в оценке значимости следующих факторов формирования революционной ситуации: вызовы индустриализации, урбанизации, развития капитализма;

давление со сто роны внешнеполитической среды;

влияние интеллектуальной элиты;

мо билизация социальных групп в силу обострения ощущения относительной депривации;

влияние тенденций развития агропромышленного сектора экономики.

Таким образом, историческую социологию можно назвать попыт кой совмещения возможностей исторической науки и современной по зитивистской традиции в социологии. Она отчасти позволяет социологам преодолеть разрыв между уровнями (микро-, мезо- и макро-) социальной реальности»[2].

Список литературы 1. Романовский Н.В. Историческая социология. М., 2009, 320 с.

2. Goldstone J. Revolutions: theoretical, comparative, and historical studies. Wadsworth/Thomson Learning, 2003, 428 р.

Секция 1. История и теория социологической науки И. А. Ильяева Интеллектуальный потенциал региона: концептуализация социологического анализа Социологическое измерение интеллектуального потенциала региона представляет значительную трудность, связанную, во-первых, с размыто стью понятия «интеллектуальный потенциал», во-вторых, с многоаспектно стью его интерпретаций в разных науках, в-третьих, с разнообразием его носителей (отдельный человек, социальная группа, половозрастная и по коленческая общность, территориальное сообщество). Теоретическая ин терпретация интеллектуального потенциала предполагает поиск нового парадигмального видения социологического знания, необходимого для современного понимания сложных объектов. В истории социологического знания существовали три парадигмы, определившие целостность и много аспектность исследования социального: контовская парадигма, которую сегодня можно обозначить термином «интеллектуальная парадигма», спен соровская – этнографическая или региональная и классическая парадигма К.Маркса, М.Вебера, Дюркгейма Сегодня говорят о полипарадигмально сти [1] хотя все многообразие предложенных исследователями парадигм можно, на наш взгляд, обозначить как «гражданскую социологическую парадигму», отвечающую всем признакам парадигмы, которые в свое вре мя были определены В.А. Ядовым [2]. «Гражданская парадигма» способна дать системное представление об обществе, в котором основная линия противоречий проходит между властью, государством и различными обще ственными организациями гражданского общества, что характеризует сущ ность социального. Общим принципом « гражданской парадигмы» является положение о пассивности-активности социальных субъектов, в частности государства и различных организаций гражданского общества, и их соци альной ответственности-безответственности за предпринятую деятельность по удовлетворению потребностей и достижению интересов различных социальных групп и индивидов. Основными проблемами исследования социума в рамках «гражданской парадигмы» являются сплоченность/раз розненность, социальное партнерство/индивидуализм, удовлетворенность/ неудовлетворенность качеством жизни, сочетание традиций/новаций в пе редаче социального опыта, обеспечение/не обеспечение прав и свобод граждан, следование/нарушение нравственных норм. «Гражданская па радигма» позволяет построить теоретическую модель гражданского обще ства в рамках различных социологических теорий разного уровня и направ лений, теоретических конструкций, и исследовать социальные процессы того или иного социума.

Секция 1. История и теория социологической науки Например, для российского социума, с одной стороны, можно уви деть активность государства в построении гражданского общества сверху, что определено стратегиями развития на федеральном, региональном и му ниципальном уровне, и пассивность организаций гражданского общества, для большинства которых характерна слабая самоидентификация;

с другой стороны, в большинстве своем безответственность государства за принятые решения и достаточно высокая социальная ответственность немногочис ленных общественных организаций, активная позиция которых сформу лирована, к сожалению, в их декларациях.

Предложенное парадигмальное видение современного социума по зволит рассмотреть: во-первых, глобальные и региональные социальные процессы, связи и отношения, тип социальных связей, располагающихся на оси эгоцентризма - социоцентризма отдельных субъектов, тип обществен ных отношений между ними – тоталитаризм-демократизм, тип идентифи кационных процессов в развитии институтов гражданского общества и го сударственных структур;

во-вторых. условия и факторы воспроизводства интеллектуального потенциала региона, его социально-пространствен ную идентичность, интеллектуальный ресурс статусных групп, организа цию и развертывание интеллектуального потенциала в коммуникативном социальном поле региона;

в-третьих, менталитет интеллектуального потен циала региона, выделяя комплекс ценностных ориентаций, поведенческих стереотипов, привычек, пристрастий, эмоциональных реакций на жизнен ные ситуации, что образует некоторую ментальную конструкцию, этниче скую константу актуализации интеллектуального потенциала;

в-четвертых, раскрыть организацию интеллектуального потенциала региона через ин ститут образования, науку, культуру и его развертывание - актуализацию интеллектуальных способностей субъектов в инновационно - творческой деятельности.

Список литературы 1. Тощенко Ж.Т. Эволюция теоретической социологии в России (1950 2000-е годы) Статья 1-2-я //СОЦИС,2009, № 6, 7.

2. Ядов В.А. Возможность совмещения теоретических парадигм в социо логии//Социологический журнал, 2003, №3.

Секция 1. История и теория социологической науки Т. Ю. Кирилина Отечественная социология морали:

история и современность Дисциплинарный статус социологии морали определяется прежде всего состоянием двух наук – социологии и этики, участь которых в нашей стране в силу известных причин была драматична. В основу периодизации отечественной социологии морали должен быть положен анализ внутренне го развития этой науки, ее содержания, существенных изменений, и прежде всего вопрос о предмете и объекте социологических исследований нрав ственных проблем. Конечно, одной из наиболее актуальных и «сквозных»

является проблема соотношения теоретических и эмпирических исследо ваний в социологии морали.

В становлении отечественной социологии морали, на наш взгляд, целесообразно выделить несколько основных этапов: 1) С 1860-х гг. до конца 1920-х гг. 2) С начала 1930-х гг. до конца 1950-х гг. 3) С начала 1960-х гг. до конца 1980-х гг. 4) С конца 1980-х гг. до настоящего времени.

В рамках первого этапа свой взгляд на социологию морали на ру беже XIX–XX вв. развивали представители русского неокантианства Л.И.

Петражицкий и П.И. Новгородцев убежденные, что главным в позна нии должна стать не причинная последовательность событий, а их оцен ка с точки зрения абсолютной ценности нравственного долга. Выдающийся русский социолог П.А. Сорокин в концепции единства морального дей ствия и моральной реакции на него со стороны общества доказывал, что социология морали определяет прежде всего уровень мотивационно-пове денческой конкретизации этики, рассматривая поступки человека с точки зрения актов социального взаимодействия между индивидами [2].

Второй этап в истории отечественной социологии морали харак теризовался полным запретом социологических исследований в нашей стране.

Третий этап в развитии отечественной социологии морали озна меновался возрождением конкретно-социологическиих исследований.

Преобладание ценностно-нормативного подхода в отечественной социоло гии морали проявилось в исследовании в первую очередь ценностных ори ентаций людей. С начала 70-х г. прошлого века исследования жизненных ценностей советских людей проводятся под руководством В.М. Соколова, внесшего значительный вклад в становление и развитие отечественной со циологии морали.

Секция 1. История и теория социологической науки Начало четвертого, по существу, современного этапа отечественной социологической науки оказалось связанным в первую очередь с осущест влением в стране горбачевской «перестройки». Исследования последних десятилетий, проведенные в рамках социологии морали, зафиксировали серьезные изменения нравственных ценностей людей. В целом в нравствен ном сознании и поведении россиян переплетены как позитивные переме ны в сторону свободы и развития социальной инициативы, так и апатия, пассивность, неудовлетворенность своими силами [1;

87].

Адекватно ответить на всё новые и новые вызовы современности российские общество сможет только в том случае, если будет найден ди намический баланс между традициями своей культуры и нравственности, базовыми этическими ценностями и требованиями нелинейной социо культурной динамики, выраженными прежде всего в формировании спо собности к инновационности, к достойной самостоятельной жизни в со временном глобальном мире.

Список литературы 1. Соколов В.М. Российская ментальность и исторические пути Отечества:

Записки социолога, М., 248 с.

2. Сорокин П.А. Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали, М., 2006, 618 с.

Секция 1. История и теория социологической науки А. С. Коломенская Категория физического пространства в творчестве Э. Дюркгейма и Г. Зиммеля При исследовании структуры общества, механизмов его разви тия и закономерностей взаимодействий, складывающихся в его рам ках и одновременно его образующих, исследователь сталкивается с необхо димостью включения в сугубо социологическое определение пространства, вбирающего в себя вышеобозначенные и многие другие аспекты, матери альной составляющей. Ее можно учитывать посредством введения понятия физического пространства, или, точнее, “социализированного” физическо го пространства [2;

37], как своеобразной арены происхождения социаль ных событий. Такое пространство может определять характер социальных взаимодействий или определяться ими. Данный способ социологического осмысления понятия физического пространства свойственен классикам социологической мысли Э. Дюркгейму и Г. Зиммелю.

Изучение структуры общества и его материальных форм, по замыс лу Э. Дюркгейма, является задачей одного из разделов социологии – так называемой социально морфологии [1;

275]. При этом морфологические факты (такие как число, характер и способы сочетания основных эле ментов общества, объем и плотность народонаселения, географические основы жизни народов и их распределение по территории) составляют своего рода материальный аспект общества, как воплощение экологи ческих, демографических, технологических и прочих факторов [1;

279].

Дюркгейм даже отчасти признавал плодотворность материалистического понимания истории, полностью при этом отвергая возможность исполь зования редукционистского (будь то биологического или психического) подхода к пониманию социального пространства [1;

115-116]. Последнее, по его мнению, представляет собой некую надындивидуальную реаль ность, несводимую к простой сумме ее составляющих [1;

118-119]. Таким образом, материальные причины, будь то территориальное пространство или строение тканей организма, являются в теории Дюркгейма фактором конструирования социального пространства, утрачивающим свое значение по мере развития общества.

Немецкий социолог Г. Зиммель не рассматривает физическое про странство в качестве действующего фактора взаимодействия, но и не умаля ет степень его влияния, оказываемого на социальные явления. Физическое пространство является начальным условием человеческого объединения, которое, с одной стороны, необходимо учитывать в процессе осмысления Секция 1. История и теория социологической науки становления и развития социального пространства и составляющих его взаимосвязей, а, с другой стороны, должно быть преодолено в ходе этого становления и развития [3;

410].

Г. Зиммель представляет такие характеристики пространственно го мира как “исключительность”, которая подразумевает уникальность каждого объекта с точки зрения его физического расположения, мобиль ность (или, напротив, неподвижность) объекта, дистанция между объекта ми. В этом контексте Г. Зиммель считает необходимым анализ внутреннего пространства общества.

Таким образом, в рамках структуралистской парадигмы Э.

Дюркгейма физическое пространство есть лишь некая материальная осно ва, претерпевающая умаление своей значимости в процессе формирования социальной реальности. В то же время интеракционистская традиция Г.

Зиммеля предполагает не только разграничение пространств, но и распро странение свойств пространства физического на все остальные простран ства, характеризующие социальную жизнь общества.

Список литературы 1. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М., 1995, 352 с.

2. Звоновский В.Б. Представления о пространстве в социальных и есте ственных науках // Вестник СамГУ, 2010, №3, С. 35-41.

3. Зиммель Г. Избранное. Т. 2. Созерцание жизни. М., 1996, 607 с.

Секция 1. История и теория социологической науки Е. В. Комф Социальные субъекты модернизации Модернизация общества имплицитно предполагает наличие соци альных сил, которые могли бы стать опорой при ее реализации. Анализируя исторические примеры модернизаций можно обнаружить, что в ходе транс формаций в качестве действующих сил в модернизируемых странах высту пали различные социальные группы и акторы.

По оценкам большинства отечественных исследователей модерниза ция в России имеет ряд ограничений, связанных, прежде всего, с наличием агентов модернизации. Ответ: «Какие социальные силы могли бы стать опорой в ходе модернизации?» - остается открытым. Обратимся же к исто рическому опыту нескольких модернизировавшихся стран.

В разных странах процесс модернизации активизировал актуаль ных и «вскрывал» потенциальных инноваторов. К примеру, реформы 1860 1880 гг. проводимые императором Мэйдзи способствовали оформлению буржуазных сил, тем самым значительно уменьшив влияние наиболее привилегированного самурайского сословия. В результате укрепления позиции городской буржуазии самурайство постепенно пришло к эко номическому вырождению. Политическая элита в лице правительства во главе с Мэйдзи и нарождавшаяся буржуазия явились действующими со циальными силами модернизации Японии середины и конца XIX.

В США формирование модернизационных сил произо шло в ходе противостояния двух экономических регионов: промышленного Севера и аграрного Юга. С середины XIX бурное развитие Северо-Запада привело к серьезным сдвигам в структуре общества [1;

81]. Заметно воз росла численность промышленных рабочих и самодостаточных ферме ров. Формировавшееся новое поколение предпринимателей Севера стало локомотивом модернизации США, результатом которой стало создание рыночной экономики, высокая социальная мобильность.

Социальными силами, способствующими успешной модернизации Германии в послевоенный период стали мигрировавшие из ГДР предпри ниматели [2;

72]. В стране образовывали зоны быстрого экономического роста, где занятость была намного выше, чем по стране [3;

547]. Многие выходцы из ГДР смогли перенести на западные земли свои заводы и полу чили возможность для реализации своих бизнес проектов.

Проведенный сравнительный анализ позволяет сделать вывод о фор мировании определенного вида «креативного класса» на различных эта пах исторического развития, ставшего движущей силой трансформаций.

Секция 1. История и теория социологической науки Незавершенность и мобилизационный характер модернизации России был обусловлен отсутствием последовательной политики правящего класса, опирающейся на социальные силы способные к инновационному само развитию, что придавало бы модернизации в России более органичный характер.

Поэтому задача «взращивания» подобных социальных сил в России могла бы стать значительным шагом на пути к будущей успешной модер низации российского общества.

Литература 1. Куропятник Г.П. Гражданская война в Северной Америке 1861-1865.

Институт всеобщей истории РАН. М.: Наука, 2009, 354 с.

2. Сумленный С. Создавая Германию // Эксперт. Всемирная история модернизаций, 2010, №10, С.67- 3. Травин Д. Европейская модернизация: В 2 кн. Кн. 1 / Д.

Травин, О. Маргания. М.: ООО «Издательство АСТ»;

СПб Terra Fantastica, 2004, 665 с.

Секция 1. История и теория социологической науки С. А. Кравченко Поворот сложности: новейшие социологические рефлексии 1. ХХI век – социум обретает принципиально новые качества слож ности, что, соответственно, привело к легитимизации поворота сложно сти в социологии. Люди, общества, культуры, технологиии т.д. обретают новую реальность существования, что востребовало и новый теоретико методологический инструментарий, и новые модели социологического воображения.

2. М. Кастельс: теория «информационализма». Современный со циум как динамическая сеть, смысл существования которой - коммуни кация. В ходе коммуникации по сети передается информация, которая становится самостоятельной реальностью. Современные глобальные сети не знают государственных и культурных границ. Возникли новые информа ционные технологии, использующиеся для саморазвития и самоорганизации социума. Прежние социологические парадигмы просто не работают для интерпретации этих реалий.


3. Дж. Александер: создание культуральной социологии, нацелен ной на изучение усложняющегося производства явных и латентных смыслов. Они в условиях «размывания» нормативности подвержены нелинейной динамике, парадоксальным синтезам и разрывам. Социальные реалии, изначально не являющиеся хорошими или плохими, священными или вульгарными, демократическими или антидемократическими, обретают определенное качественное, ценностное содержание только в результате означения - процесса их кодирования, который, в свою очередь становится все более технологически сложным.

4. Дж. Урри: обоснование комплекса взаимозависимых поворо тов - повороты сложности, мобильности и, наконец, “ресурсный по ворот”. Соответственно, современный сложный социум проявляет себя в эмерджентных структурах, возникающих как результат серии про цессов (быстрые и неожиданные движения людей, капиталов, образов, информации в глобальном масштабе;

рост коммуникационных технологий;

образование сетей, основанных на принципах самоорганизации;

увеличе ние значимости гибридных систем, в которые включаются физические, биологические и социальные миры;

непредсказуемые климатические изме нения, обусловленные нынешним потребительским отношением к приро Секция 1. История и теория социологической науки де и т.д.). Автор обосновывает концепцию поскарбонной (постуглеродной) социологии, рассматривая ее как активный инструмент движения к по скарбонному обществу.

5. У. Бек: космополитизация социума и переход человечества от общества риска к мировому обществу риска. Самым значимым фактом со временности стало то, что условия существования человечества стали кос мополитизированы. «Старые концепции Первого, Второго и Третьего ми ров превращаются в зомбированные категории». Возникшие новые риски обладают тремя характерными чертами: они – 1) «делокализированы» (их причины и последствия не ограничены одним географическим простран ством);

2) «неисчисляемы» (ибо «включают “гипотетические” риски, осно ванные на научно обобщенном незнании и нормативном инакомыслии»);

3) «не поддаются компенсациям» (никакими деньгами нельзя восполнить «необратимое климатическое изменение» или «необратимые интервен ции в существование человека», вызванные генетическим воздействием).

6. И.Р. Пригожин, У. Бек: переоткрытие времени (нарушение сим метрии между прошлым и будущем, с признанием наличия его нравствен ной и этической составляющей, нелинейность и многообразие времени).

7. Э. Гидденс, Дж. Урри: сложные уязвимости человеческих систем.

Соответственно, предлагается анализ социума через призму уязвимостей - экстремальных природных катаклизмов, распространения пустынь, воз никновения «высокомобильных заболеваний» и т.д., что в итоге приво дит к порождению «инвайронментальных беженцев».

8. В.П. Шалаев: Появление гиперсложного социума. Социум при обретает характер неконтролируемости и неуправляемости со стороны человека.

9. Поворот сложности востребовал новые модели социологического воображения. Весьма плодотворные новые концепции социологического воображения предложили П. Штомпка, Г. Делантай, С. Фуллер, У. Бек и др.

Их очевидно сильная сторона – инновационные методологии, позволяю щие анализировать сложный социум. Слабая сторона - недооценка про блемы гуманизации социума, поиска новых форм гуманизма, адекватных сложным реалиям.

10. Кравченко С.А.: нелинейно-гуманистическое социологическое воображение: учет сложности социокультурной динамики, всевозможных парадоксов, дисперсий и турбулентностей социума;

поиск новых форм гу манизма, функциональных в космополитическом сетевом обществе;

оценка общества по критериям гуманизации социума.

Секция 1. История и теория социологической науки С. А. Кудрина Онтологические основания межпрофессиональной стратификации Необходимость единства профессионализма правителя с его нрав ственным совершенствованием — условие, наличие которого зависит от аксиологических и, в конечном счете, онтологических оснований со циологической концепции. Учение Платона об идеальной межпрофес сиональной стратификации онтологически укоренено. Основание этой стратификации по формальным признакам отвечает соблюдению двух основополагающих условий (или двух константных универсальных ос нов) межпрофессиональной стратификации, обозначенных в ХХ в. П.

Сорокиным: «1) важность занятия (профессии) для выживания и функ ционирования группы в целом;

2) уровень интеллекта, необходимый для успешного выполнения профессиональных обязанностей» [2;

С. 354]. Но «важность занятия» и «уровень интеллекта» – это переменные, значение которых трактуются по-разному. Платон связывал профессиональную при надлежность не просто с интеллектуальным уровнем (который у софиста, помещенного им на предпоследнее перед тираном место, может быть доста точно высок), а со степенью видения и познания Блага, которое неотделимо от добродетели. Такие социальные ценности, как благо и справедливость, рассматривались Платоном в качестве критериев самого бытия и поэтому не могли быть относительны. Идея Блага является вершиной онтологиче ской иерархии, и, следовательно, познание Блага есть высшая деятельность.

Платон выстраивает иерархию начал человеческой души в зависимости от степени приближенности к Благу (от низшего начала к высшему): во жделение, пыл и рассудительность. Именно в соответствии с этой онтоло гической вертикалью выстраивается и иерархия сословий: ремесленники, воины и мудрецы-правители. Итак, можно в первую очередь говорить об онтологической, а затем – и об аксиологической природе выбора основа ний стратификации. Поэтому на вершине межпрофессиональной страти фикации оказываются мудрецы, чье служение наиболее ценно, поскольку причастно вечности. «Если душа человека будет чиста, то верен будет и ее поступок» [1;

473], – писал И. Ильин. По его утверждению, «люди, вла деющие властью и мечом, владеют ими не в виде привилегии, а в виде ре лигиозно осмысленного служения... обязанность казни и боя есть тягчай шая, и справляться с этим бременем ответственности возможно только при непрестанной заботе о религиозном очищении своей души и своей воли»

[1;

473].

Секция 1. История и теория социологической науки Другой пример выбора основания межпрофессиональной страти фикации — контовский. Здесь на вершине иерархии - позитивисты, чей интеллект заведомо оторван от духовно-нравственного начала и свободен от метафизики. Рассматривая такого рода основание межпрофессиональ ной стратификации, П. Сорокин замечает, что здесь для пребывания на ее вершине уже вполне допустима «личная беспринципность» [2;

358] профес сионалов, которая «перевешивается объективными результатами их органи зующей и контролирующей деятельности» [2;

358]. Профессионализм и вы сокий уровень интеллекта человека, осуществляющего руководство, – вот то главное, ради чего прощается мошенничество. Это объясняется тем, что организующая деятельность теперь рассматривается как ряд работ, нося щих чисто интеллектуальный характер. Сорокин демонстрирует свою соли дарность с воззрением на данную проблему исследователя древних обществ Дж. Фрезера, приводя следующие его слова: «Гораздо больше несчастий принесли честные дураки, занимавшие более высокое положение, чем ум ные мошенники»[2;

358]. Данная альтернатива в очередной раз свидетель ствует, насколько прочно закрепился (как в социальной действительности, так и в науке) разрыв между интеллектом, профессионализмом, с одной стороны, и духовной жизнью – с другой.

Список литературы 1. Ильин И.А. Философия права. Нравственная философия. М., 1993. 512 с.

2. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992. 544 с.

Секция 1. История и теория социологической науки Л. П. Кукса Интегральная социология как общая теория социального управления Важнейшей особенностью нашего времени является озабоченность думающей части человечества нарастающим кризисом во всех его проявлениях - экологического, общественного, кризиса человека и поиск сообществом социологов путей разрешения этого кризиса посредством очередной эпохальной социологической теории, которая была бы ответом на вызовы современности.

Однако пока результатом этих поисков является все бесконечное многообразие эмпирических социологических теорий, запутавших ся в своих объектах и предметах и потерявших главное. А именно то, что привлекало во все времена - способ организации разных обществен ных образований. Период становления «социологии организаций» как эмпирической теории, - то есть теории среднего уровня, свел, в конце концов, общественную организацию к свойствам множества частных случаев, а «проблемное поле организации» к проблемам клиентной орга низации [1;

428-463] С этим, собственно, и связано завершение формирования соци ологического тупика, ибо утеряна та главная тенденция, которая обуслов лена последовательным накоплением и осмыслением роли и значимости общественной организации как всемирно- исторического явления, об условливающего единство рода человеческого, его мир - системы, ее поря док, а значит, прогресс. Обращение к ней и есть то логическое заверше ние поисков знания об обществе и его интегрирующего фактора - мировой общественной организации. Оно находится в соответствии с общей на правленностью движения мирового сообщества. Здесь и обнаруживается великий смысл этой направленности, подведшей людей к необходимости согласовать свое умственное состояние со всей сложностью общественной организации и посредством эпохальной теории, а именно,- общей те ории социального управления и самоуправления, которой призвана стать Интегральная социология. Объектом такой теории является обще ство как мир - целое, предметом - мировая общественная организация в ее универсальном значении.


Основная идея заключается в том, что пришло время четко обо значить суть понятия «управление» в отличие от властвования, связать его с действием естественных законов в общественной организации мира и тем самым обозначить и роль Интегральной социологии в обще Секция 1. История и теория социологической науки стве, призванной в качестве своего предмета иметь естественные про цессы в мировой общественной организации. С ними предсто ит согласовывать свои интересы всем - и государствам и гражданским обществам, и политикам и простым гражданам. На такой основе начнет преодолеваться так называемый антропологический хаос [2;

675-716], ибо постепенно будет осознаваться мера полного несоответствия субъек тивного фактора степени сложности той общественной организации, активной действующей силой которой люди являются. Такой подход не просто будет способствовать синтезу накопленного социологического знания, но внесет серьезные коррективы в подготовку специалистов в этой сфере, обозначит их роль в обществе. И вместе с тем поставит вопрос о со циологическом всеобуче.

Список литературы 1. Социология: Основы общей теории. Изд-во Наука, М.,2002, 912с.

2. Кукса Л.П. Интегральная социология, кн. 1 и 2,Новосибирск. Изд.

«Мысль», 892с.

Секция 1. История и теория социологической науки В. Г. Лукьянов Методология научного познания и теория ценности П. А. Сорокина Наследие П.А. Сорокина за последние десятилетия стало предме том пристального анализа российских и зарубежных ученых. Вместе с тем, актуальным остается вопрос о том, какую роль в методологии научного познания Сорокина сыграли его идеи и концепции, выдвинутые в рамках русского периода: как они повлияли на становлении аппарата понятий вы дающегося социолога, его методологии научного познания. Несомненно, что ученый постоянно стремился к более полному, всестороннему охва ту в рамках своей теоретической концепции всего круга явлений социаль ного/социокультурного мира. На эволюцию его идей в значительной мере повлияло и осознание им значимости теории ценности для социологии, что еще не получило своего специального анализа.

На протяжении всего творческого пути выдающийся социолог так или иначе включал в сферу своих интересов проблематику теории цен ности, используя характерную для данной теории систему понятий: цен ность, норма, оценка, должное и др. Уже в работе «Преступление и кара, подвиг и награда: Социологический этюд об основных формах обществен ного поведения и морали» (1914), Сорокин вводит эти понятия в контекст своего анализа [1;

53, 112, 122 -123, 137 и др.]. Данная терминология им ис пользуется, во-первых, для характеристики существовавших в тот период представлений о социальных явлениях, а во-вторых, в целях выявления собственных позиций. [1;

39, 42]. Фактически уже в этой работе Сорокин описывает процесс передачи и восприятия значений в социокультурной системе (в дальнейшем на смену термину «психические переживания» [1;

48] придут термины «значение», «ценность» и «норма») [1;

175, 200].

В работе «Общество, культура и личность: их структура и динамика»

(1947 г.) Сорокин определяет общую социологию как теорию «о родовых свойствах, отношениях и закономерностях социокультурных явлений»

[1;

191]. Отметим, что здесь речь идет не о «социальном явлении» (как это было в ранних работах), а именно о «социокультурном явлении». Такая смена понятийных приоритетов говорит о попытке с помощью нового понятия точнее воспроизвести особенность предмета социологического анализа, в котором социальное и культурное взаимосвязаны и существуют неразрывно.

В своей фундаментальной работе «Социальная и культурная дина мика…» Сорокин развивает свое особое видение общества и культуры как некоего единства, используя в этой связи понятия «социокультурный мир», Секция 1. История и теория социологической науки «социокультурная реальность», «социокультурный процесс» и др. [2;

45, 65, 88, 28]. Методологическим фундаментом его всеохватывающей концепции социокультурной реальности становится теория ценности.

Обращение к поздним работам П.А. Сорокина, показывает, что вы двинутая мыслителем в ранних работах проблематика нашла свою новую трактовку, связанную с опорой на оригинальный категориальный аппарат.

Для нас несомненно, что этот аппарат был разработан Сорокиным, во первых, в связи с потребностью целостного, интегралистского видения со циокультурной реальности;

во-вторых, в связи с его неудовлетворенностью своими ранними попытками осмысления феномена социального;

наконец, в-третьих, в связи с обнаружением ученым особой методологической зна чимости для социологии теории ценности (что было связано с его умением освоить весь массив научных публикаций по данной проблематике и из влечь «рациональные зерна» - это подтверждает и его ремарка относительно идей У. Томаса и Ф. Знанецкого [1;

201].

Список литературы 1. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992, 543 с.

2. Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. Исследование из менений в больших системах искусства, истины, этики, права и обще ственных отношений/ СПб., 2000, 1056 с.

Секция 1. История и теория социологической науки Н. Ю. Матвеева Основания социологического знания согласно методологической перспективе С. Л. Франка Современное состояние социологической науки, точнее говоря, общий кризис ее теоретических основ и практической составляющей, был, по сути, предсказан еще в начале двадцатого века Семеном Людвиговичем Франком. Этот ученый неоднократно указывал, что социология не только не достигла целей, поставленных ее основателями, но даже не имеет опре деленного предмета, методов или научных традиций. При этом он четко констатировал причину такого положения этой науки, заключающую ся в том, что она игнорирует основополагающие стороны своего предмета.

Общие свойства социальных явлений как предмета исследования, обнару живаются не на поверхности, а, напротив, в их глубинной сущности.

Социальные явления, утверждает Франк, не состоят из физических процессов, таких как производство, выход людей на улицы, передвижение машин, строительство или разрушение зданий и т.п. Эти и другие процессы физического плана лишь сопутствуют социальным явлениям. Подлинное существо социального явления составляет его смысл, не имеющий к фи зическим процессам никакого отношения. «Общественная жизнь по само му своему существу духовна, а не материальна», - пишет ученый [1, 317].

Общественная жизнь в своем существе, т.е в тех признаках, которые кон ституируют явление в качестве социального, чувственно не воспринимае ма, не дана в опыте внешней, материальной жизни общества. Социальное явление образуется идеями и смыслами, т.е. духовной жизнью людей.

Социология, в таком случае, должна быть, по существу, наукой о духов ном начале в общественной жизни, самопознанием человеческого духа.

Социология должна основывать свою методологическую базу на понима нии этого факта.

Изучение общества, согласно идеям С.Л. Франка, состоит из трех уровней. На первом – поверхностном – уровне мы исследуем социальное явление как факт внешнего мира, событие или процесс. При этом мы наблюдаем и фиксируем научными методами его характеристики, такие как соответствие или несоответствие социальным и правовым нормам, количественные проявления, взаимосвязь с другими внешними фактами социальной жизни. Тут уместно использование эмпирических, математи ко-статистических методов, могут быть сделаны выводы об эмпирической взаимосвязи фактов. Очевидно, что изучение общества на этом уровне вполне соответствует замыслу позитивной социологии О. Конта.

Секция 1. История и теория социологической науки На втором – среднем – уровне мы познаем социальное явление более глубоко, как часть действительности, органически связанную с про шлым, настоящим и будущим, с менталитетом общества, неосознанными причинами, инстинктами, «осадками», по терминологии В. Парето. Тут вступают в силу методики глубинного, понимающего исследования, срав нительно-исторический метод, генетический метод. Социологи много ра ботали в поле этого уровня социального познания, пытаясь понять внутрен ние глубинные причины социальных явлений, их взаимосвязь, отделить внешние признаки от внутреннего содержания, определить действительные смыслы социальных действий людей, отличные от тех объяснений, которые придают своим действиям сами люди.

На третьем, наиболее глубоком, уровне социальное явление пред стает со стороны своего внутреннего смысла, смысла объективного и сверх временного, независимого от череды конкретных исторических проявле ний и событий. Эта смысловая сторона социального явления обозначается Франком как идея социального явления.

Литература 1. Франк С.Л. Духовные основы общества // Русское зарубежье. Лениздат, 1991. С. 243-433.

2. Франк С.Л. Очерк методологии общественных наук. М., Берег, 1922.

Секция 1. История и теория социологической науки Ю. Л. Мезенцев Социология и социальная философия Сегодня без социологической науки невозможно успешное развитие общества и решение нарастающих глобальных проблем современности.

Но в министерстве образования Украины социологию пытаются исклю чить из списка обязательных дисциплин высших учебных заведений. Чем руководствуется чиновники министерства? Возможно, во-первых, причи на заключается в негативном отношении к марксистской социологии, на основе которой строили социалистическое общество. Это строительство закончилось плачевным результатом, а марксистскую социологию про должают разрабатывать и преподавать в вузах.

Возьмём любой учебник по социологии, и мы обнаружим там марк систский, историко-материалистический подход. [1;

23]. Что же в марксист 1;

ской социальной философии оказалось ошибочным? Основополагающим принципом материалистической философии является положение о пер вичности материи и вторичности сознания. Материя – объективная ре альность, данная нам в сознании. Объективная реальность – это уровень бытия, на котором всё, что существует, задано внешними отношениями, внешними закономерными связями. Марксистские социологи иссле дуют общество только на уровне объективной реальности. Но всё в этом мире, в том числе и обществе, группа людей, отдельный человек существуют не только на уровне объективной реальности, но и на уровне субъективной реальности, а также на уровне трансцендентной реальности. Признание существования субъективной реальности, как самоценности есть момент истины субъективного идеализма, а утверждение существования трансцен дентной реальности есть рациональное зерно объективного идеализма.

В советское время и сейчас эти философские направления в отечественной философии отбрасывают. Чтобы создать социологию, в которой учитыва лись бы существующие уровни общественного бытия, необходимо раз работать новое философское направление, так называемую, целостную философию. Начало этому было положено русским философом 19 ст. Вл.

Соловьёвым. В наше время целостную философию успешно разрабатывает российский философ В.Н.Сагатовский. [2, 60-61].

С позиции целостной философии возможно не противостоя ние, а взаимодополнительность различных социологических учений, с чет ким разделением их функций. Субъективность в социологии (учёт смыс Секция 1. История и теория социологической науки лов и ценностных установок субъектов социальных взаимодействий) направляет, а знание законов объективности обеспечивает успешное дви жение в направлении, выбранном и/или сотворенным субъектом.

Во-вторых, причина, может быть, кроется в не понимании различий социологии и социальной философией. А если нет различий, то нет не обходимости изучать в обязательном порядке и социологию. Но различия есть, и различия существенные. Социальная философия изучает в обще стве всеобщие свойства и предельные основания человека, мира и чело векомирных отношений. Социология как гуманитарная наука находит своё выражение в том, что она изучает в обществе не предельные основа ния, а любые проявления разного уровня: общества, отдельной обществен ной сферы, конкретных социальных явлений. Иначе сказать, социальная философия, в отличие от социологии исследует общество с точки зрения основного вопроса философии. А основной вопрос философии является категориальным определением отношения человека к миру. Социальная философия выполняет, прежде всего, мировоззренческую функцию и вы ступает методологической основой социологии. Социология опирается, на социальную философию, но она часто является вульгарной, не обоснован ной;

в ней по большей части преобладают течения, которые необходимо преодолевать философской мыслью.

Литература 1. Фролов С.С. Социология: Учебник для вузов. 2-е изд. М., 1997, 254с.

2. Сагатовский В.Н. Философия развивающейся гармонии. Часть 2. СПб.

1999, 272с.

Секция 1. История и теория социологической науки М. В. Мельников Социология и социальная приватизация Сегодня приватизация определяется, изучается и оценивается как сугубо экономический феномен. Критические оценки приватизации, даже если она характеризуется как процесс, имеющий социальную основу, со стоят в её трактовке как передачи коллективной собственности в частные руки, осущёствленной в России административным способом. В опросах населения, посвящённых отношению к приватизации, она также рассма тривается с экономической и правовой стороны.

Возможно ли более общее, нежели экономическое или связан ные с ним правовое и идеологическое понимание приватизации как феномена общественной жизни? Зачем нужна такая новая трактовка?

Расширенная трактовка понятия приватизации позволяет более верно вы разить суть и направление мировых тенденций развития общества, чем, на пример, с помощью понятий «социальная атомизация» или ««неустойчивые мульти-социализации». С другой стороны, допустимость расширенного социологического объяснения приватизации обосновывается необходи мостью преодоления узко экономического понимания общественной ор ганизации социальной жизни, ценностей и интересов человека и чело вечества. В общем значении приватизация может пониматься как слабо управляемый долговременный процесс усиления роли частных интересов, начал, институтов общества. Терминологически этот процесс может быть охарактеризован как «социальная приватизация».

Наиболее радикальная и завершённая общественно опасная форма социальной приватизации может быть охарактеризована как неспособность и нежелание людей слышать и видеть друг друга, быть увиденным и услышанным, понятым и принятым, неспособность и неже лание осуществлять коллективные и кооперативные социальные действия.

Следующей стадией процесса социальной приватизации может быть только смерть общественного, социального и человеческого.

Необходимость преуменьшения общественно опасных сторон социальной приватизации не осознаётся как задача, требующая согласован ных действий различных общественных групп. Однако она осуществляется неявным и несогласованным образом в действиях социальных институ тов, общественных групп и посредством разных социальных механизмов.

Эта деятельность обладает положительным кумулятивным социальным эффектом, но она должна получить оценку как разделённое осуществле Секция 1. История и теория социологической науки ние общесоциетального дела – повышения социальной организованно сти, и дополнена целенаправленными рационально осознанными орга низационно-институциональными механизмами.

Свою роль в разработке этих механизмов должна сыграть социология как наука, в основе которой лежит представление о человеческой социаль ности как природной характеристике человека, развиваемой в положитель ном отношении благодаря поддержке людьми действий друг друга. Интерес социологии в преуменьшении общественно опасных сторон социальной приватизации связан не только с её гуманистической и просветительской направленностью. Он имеет также и прагматическую направленность, по скольку социальная приватизация фактически приводит к дезинтеграции основного объекта социологии – общества, что означает и существенное ослабление самой социологии как науки о социальном.

Сдвиг предпочтений от конкурентных и атомизирующих общество частных и материальных благ к менее конкурентным общественным благам должен рассматриваться как одна из важнейших задач прикладной обще ственной социологии и социальной политики.

Секция 1. История и теория социологической науки Я. А. Никифоров Концепция социального прогресса как основание модернизации в творчестве Н. Г. Чернышевского Проблема модернизации является одной из наиболее актуальных для отечественного сознания, как научного, так и общественного, по скольку связана она с выработкой стратегии развития страны. В трудах Н.Г.

Чернышевского разработаны основания, пути и способы запуска системы социальных изменений, результатами действия которой стало бы карди нальное «улучшение человеческой жизни»[1;

Т III. с. 302], т.е. то, что мы сегодня понимаем под модернизацией (в самой широкой трактовке терми на). В центре оснований модернизации находится концепция социального прогресса. Теоретическим обоснованием объективности общественного прогресса является у Чернышевского идея о том, что прогресс как непре рывное нарастание все новых и новых сил в природе и обществе является всеобщим законом развития. Все в природе — от раскаленных газовых масс до млекопитающих и человека, утверждал Н. Г. Чернышевский, развивается от низшего к высшему, несмотря на отдельные регрессивные отклонения.

Н. Г. Чернышевский не только мечтал об обществе, в котором человеку будет обеспечено «материальное благосостояние», но и намечал пути к до стижению заветной цели, «к улучшению обстановки своей жизни», к замене «дурной обстановки» хорошей [1;

Т III. с. 311, 312]. Патриотическая обя.

занность передовых людей нации, по его мнению, заключается в том, чтобы помогать остальным людям в осуществлении этого желания, содействовать его исполнению. По мнению Чернышевского, развитие просвещения ока зывает влияние на общественные нравы: «История действительно говорит, что развитие ума ведет к замене насилия убеждением», «народ приобретал знания, от этого изменялись его понятия, от перемены понятий изменя лись нравы...» Н. Г. Чернышевский связывал воедино нравственный про гресс, научный и общественный: «Нельзя отвергать того, что с течением времени европейские общества становятся гуманнее;

потому в ком более новых идей, в том должно быть больше гуманности», «прогресс самою сущностью своей вызывает в своих последователях расположение к мяг кому и гуманному образу действий» [1;

т. IX с. 628].

Причина улучшения положения народа в последние столетия имела, говорил он, коренным источником «развитие знаний и улучшение поня тий» [1;

т. III, с. 138, 615]. Ум и знания обеспечат и дальнейший прогресс человечества. Сказанное не оставляет никаких сомнений в приверженности Чернышевского нравственному приоритету как в развитии самого человека, так и общества.

Секция 1. История и теория социологической науки Успехи народной жизни обусловливаются воздействием на нее ума, знаний, воплощающихся в разумных теориях, «поэтому, делал вывод Чернышевский, — только просвещенный народ может работать успешно».

Это относится и к отдельному человеку. «Без образования люди и гру бы, и бедны, и несчастны... три качества: обширные знания, привычка мыслить и благородство чувств необходимы для того, чтобы человек был образованным в полном смысле слова» [1;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 60 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.