авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 60 |

«IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция 1 История и теория социологической ...»

-- [ Страница 11 ] --

Секция 10. Социология политики П. С. Каневский Развитие института лоббизма как фактор российской модернизации В условиях нестабильной мировой экономической и политической конъюнктуры перед Россией встает множество острых проблем, связан ных с недостаточной развитостью внутренней инфраструктуры. Несмотря на то, что Россия добилась вступления в ВТО, а политики говорят о ди версификации экономики, этого пока недостаточно, чтобы перейти на новый уровень развития, стать реальной конкурентной силой в мире. Тому есть множество объяснений, однако среди основных можно выделить непрозрачность российского бизнеса, слишком высокую долю теневой экономики и бюрократически-корпоративную систему представитель ства интересов. Несмотря на то, что за последние 20 лет наблюдается ско рее позитивная динамика в процессе упорядочивания отношений групп бизнеса и власти, Россия все еще далека от создания цивилизованной модели лоббизма. В настоящее время основными субъектами лоббизма остаются по-прежнему представители крупного бизнеса, в то время как за бортом в большинстве случаев оказываются важнейшие коллективные лоббистские группы, в том числе ассоциации малого бизнеса. Несмотря на свой относительно низкий удельный вес, малый бизнес в России дол жен рассматриваться в качестве необходимого фундамента не только экономики, но и социально-политической системы, т.к. малый бизнес является важнейшим каналом формирования среднего класса. Если го ворить о роли малого бизнеса, то главное, что требуется от властей для того, чтобы развивать данный социально-экономический институт – это снятие административных барьеров и «пропуск» интересов малого бизне са в структуры власти. В настоящее время господдержка малого бизнеса достаточно сильна, она составляет 30-40 млрд. рублей в год из федерального бюджета и примерно столько же из бюджетов региональных. Однако, по подсчетам Национального института системных исследований проблем предпринимательства, формальные и неформальные выплаты (в т.ч. кор рупционные) малого бизнеса превышают выделяемые средства в 30 раз, что делает этот сектор убыточным и непопулярным среди граждан. Среди представителей малого бизнеса, 80% не довольно своим положением, 88% бояться в любой момент лишиться собственности, а две трети жалуются на коррупцию. Сейчас правительство и партии пытаются встраивать ма лый бизнес лоббистские сети с нормативной точки зрения.

В 2007 г. был принят закон «О развитии малого и среднего предпринимательства РФ», Секция 10. Социология политики который упростил ведение налогового учета, создание отчетностей и ввел упрощенные модели приватизации государственного и муниципально го имущества. Однако по-прежнему политический вес малого бизнеса мал и не идет в сравнение с тем уровнем влияния, который имеют крупные корпорации. Примером тому может служить то беспрецедентное доверие, которым пользуется главный коллективный лоббист крупного бизнеса – Российский Союз Промышленников и Предпринимателей, чья совокупная доля в ВВП достигает 80%, в то время как согласно стратегии правитель ства, основную часть ВВП должен формировать малый бизнес (до 60%), хотя сейчас эта цифра едва превышает 15%. Помимо этого, РСПП недав но получил эксклюзивное право участвовать в заседаниях правительства, что еще более упрочивает позиции крупного бизнеса и усиливает без того крепкие горизонтальные связи между исполнительной властью и корпо рациями. Президент одной из наиболее видных независимых ассоциаций малого бизнеса «Опора России» С.Борисов уже заявил, что такая конструк ция выглядит однобокой и не учитывает интересов широких предприни мательских слоев. Развитие института лоббизма требует не только прора ботки четких законодательных норм, но и реальное изменение в системе представительства интересов, т.к. только малый бизнес способен создать здоровую конкурентную среду внутри страны и вывести Россию на новый модернизационный виток.

Секция 10. Социология политики Н. П. Кирсанова Репрезентация символического в политике Анализ роли символа и символических форм в политике чрезвычай но важен в связи с тем, что символическая нагрузка присутствует практи чески в любом политическом действии, и вопрос лишь в том, какие цели преследует организатор коммуникации, пробуждая те или иные массовые эмоциональные состояния, в ориентации прагматического мотива.

Посредством организации символического пространства происхо дит связывание рационального и иррационального в политике. Действие символа на сознание скрыто от того, кто погружен в политический миф.

Но оно раскрывается внешним наблюдением и анализом. Именно поэтому символизм в политике особенно важен.

Таким образом, символическая политика - есть сознательное ис пользование символических ресурсов власти для ее легитимации и упро чения посредством создания и эксплуатации символических форм поли тических действий и решений.

Символическая политика во все времена использовалась властью для укрепления своих основ, особенно в моменты социальных кризи сов и распада. Существуют, однако, принципиальные отличия современ ной символической политики и репрезентации власти от политического инсценирования прошлых эпох.

Для периода Средневековья было характерно существование по литики, экономики, социальной и духовной жизни в органическом един стве. Реальное физическое и символическое пространство власти совпада ли, и точкой их соединения было тело монарха, являвшееся своеобразной нулевой отметкой, по отношению к которому определялись все остальные диспозиции. Власть символически пронизывала тело монарха, который понимался как наместник Бога на земле. Власть эта магически прони кала в тело суверена в момент коронации и помазания и осеняла монар ха с момента его рождения.

В условиях массовой демократии происходит изменение моду са политической легитимации. Если Людовик XIV легитимность своей власти основывал на божественной сущности королевского титула, то легитимность демократической власти стала основываться на признании суверенитета народа. Начиная с XVIII в. политическое становится репре зентацией социального. Вместо тела монарха приходит «коллективное Секция 10. Социология политики тело нации». В соответствии с этим, меняется и символическая структура власти, в которой отражается появление ее нового носителя: народ, соци альные группы, классы.

Способность символов убедительным для коллектива образом ука зывать на иную (сакральную) реальность – незаменимое средство леги тимации политической власти. Легитимация осуществляется при помощи символических порядков, которые не встречаются в повседневной жизни, но служат как бы «защитной крышей» над социальным порядком и над строем отдельной человеческой жизни.

Поддержание политического порядка, таким образом, происходит за счет множества символических форм, которые, тем не менее, достаточ но подвижны и изменчивы. Именно благодаря изменчивости символов становится возможна упорядоченная социальная жизнь. Это означает, что незначительные или временные изменения во властных отношениях не будут сразу же сопровождаться ответными изменениями в символических формах.

Властные отношения возможно изменить за одну ночь, но большая часть символов, поддерживавших эти отношения, останется и будет лишь незначительно изменена. Эта преемственность символических форм, одна ко, не влечет за собой автоматическую преемственность функций, которые эти символы выполняли в прошлом. В новой ситуации старые символи ческие формы могут представлять другие функции. Внимательный анализ показывает, что старые символы переорганизуются, чтобы служить новым целям при новых политических условиях.

Секция 10. Социология политики В. Ф. Ковров Электоральные процессы как предмет изучения политической социологии Политическая практика российских реформ продемонстрировала зависимость политических процессов от фундаментальных культурных черт, образующих своеобразие российской ментальности. Новый смысл сегодня приобретают и разнообразные стороны электоральных процессов, которые зависят от общественно-политической и социально-экономиче ской ситуации в государстве. Определенную эволюцию претерпела электо ральная политика, оказывающая серьезное влияние на поведение субъектов электоральных процессов.

Изучение проблем электоральных процессов представляет несо мненный интерес в силу того, что с помощью данного вида социальных процессов можно проследить характер и темпы социальных преобразова ний, особенности формирования новой системы социальных ценностей.

Поэтому одной из основных задач политической социологии является исследование происходящих трансформаций, которые оказывают опре деленное влияние на поведение субъектов электоральных процессов и их политический выбор.

К предметной области политической социологии относится содер жательная сторона электорального процесса, обусловленная временными реалиями. Например, в работах В.Э. Бойкова, на основе данных социоло гических исследований за последние 15 лет, обоснованы выводы о том, что многие российские избиратели не вполне или вовсе не верят в честность подсчета голосов избирательными комиссиями, зачастую не доверяют пар тиям, а главное – глубоко сомневаются в возможностях рядовых граждан влиять на формирование законодательных органов власти [1, 19].

Но в то же время отчетливо прослеживаются парадоксы массового политического сознания и поведения. Как отмечает Ж.Т. Тощенко, отвер жение государственной власти, недоверие к ней непостижимым образом сочетаются с надеждой на государство как на некий полномочный и от ветственный социальный институт [2, 237].

Сегодня проблема заключается в том, что и результаты социологи ческих исследований политического сознания и политического поведения российских граждан, последних не дают оснований говорить ни о ради кальной трансформации отечественной политической культуры вслед ствие модернизации институционального дизайна российской политики, Секция 10. Социология политики ни о тотальном отторжении инноваций [3, 461]. Речь идет о разных уровнях институционализации поведения различных субъектов электоральных про цессов.

Существует необходимость в разработке социологической модели изучения электоральных процессов, с помощью которой можно было бы оценить их субъекты. И, хотя эта область интересует практически всех академических социологов и ориентированных на электоральную практи ку политологов, проблема комплексного изучения электоральных событий остается открытой.

Список литературы 1. Бойков В.Э. Социология власти: Журнал Социологического центра РАГС, 2008, №1. С.19-27.

2. Тощенко Ж.Т. Парадоксальный человек: монография. М.: ЮНИТИ ДАНА, 2008, 543 с.

3. Институциональная политология: Современный институциона лизм и политическая трансформация России/ Под ред. Патрушева С.В. - М.: ИСПИ РАН, 2006, 586 с.

Секция 10. Социология политики А. С. Козлова Имидж государства как неотъемлемая часть международных отношений В современном как никогда более мобильном и открытом мире меж дународные отношения играют одну из важнейших ролей в деятельности любой страны. При этом взаимоотношения с различными государствами включают в себя огромное количество всевозможных аспектов, ни один из которых не может быть упущен при разработке стратегии международных отношений.

Одной из решающих характеристик при позиционировании страны за её пределами является имидж. Безусловно, то, как страну воспринима ют в соответствии с её прошлым, отражается и на её текущем состоянии.

Другими словами «образ выступает в качестве зависимой переменной, из меняющейся под воздействием других переменных величин» [1;

10] Безусловно, имидж как важную характеристику в международных отношениях непрерывно изучают, выявляя закономерности восприя тия, разрабатывая методы формирования и рассматривая понятие в це лом. В современной России можно выделить ряд научных школ в таких городах как: Москва, Санкт-Петербург, Ярославль и др., где активно разра батываются эти проблемы. Большое количество авторов уделяют внимание понятию имидж в своих научных работах, статьях или книгах. Например, Галумов Э. А., представитель московской школы исследования имиджа го сударства, Смирнова А.Г., Гавра Д.П. представители санкт-петербургской школы и многие другие создали несколько учебников, в которых рассма тривается исключительно имидж, но в разных его аспектах.

При анализе деятельности того или иного государства, несомненно, оценивается то, каким образом оно воспринимается другими странами.

Важен именно такой подход к рассмотрению страны, так как её пози ция на международной арене в большой степени зависит именно от того как её видят остальные участники межгосударственных отношений. При этом, внутреннее представление страны о себе может абсолютно не совпа дать с мнением международной общественности. В этом случае необходимо заниматься построением образа страны, ориентируясь именно на предста вителей иностранной общественности.

Задача подобного рода может быть чрезвычайно сложной, ведь имидж государства складывается из множества различных аспектов, многие из которых не поддаются какой-либо корректировке. Например, истори ческие факты о деятельности страны. Можно пытаться подать их с разных Секция 10. Социология политики точек зрения, но сам факт тех или иных событий уже нельзя изменить.

Кроме того, необходимо учитывать и то, что разные страны могут тракто вать исторические факты в зависимости от собственной выгоды, что так же невозможно каким-либо образом контролировать.

Аналогичная ситуация происходит и с преподнесением текущих событий. Одна страна не может даже пытаться контролировать средства массовой информации другой, а между тем события могут трактоваться абсолютно противоположно.

Важно понимать, что имидж это, в большой степени, стратегически важная характеристика. Именно от неё зависит деятельность государства, его успешное сотрудничество на международном рынке. Ведь в совре менном мире страна не может существовать абсолютно изолированно, не взаимодействуя с другими государствами на различных уровнях, начиная от экономического сотрудничества и заканчивая обменом опыта в сфере образования.

Все вышеперечисленное говорит о том, что в современном мире имидж государства – это чрезвычайно обширное понятие, складывающе еся из большого количества факторов, которые трудно контролировать.

Именно поэтому во многих случаях можно лишь пытаться корректировать образ страны, направляя его в благоприятное русло.

Список литературы 1. Смирнова А.Г. Образ государства во внешней политике и международ ных отношениях. СПб.,из-во СПбГУ. 2011. С. 10.

Секция 10. Социология политики А. М. Конов Проблема смены типа развития российского общества Актуальность обращения к данной теме обусловлена целым рядом тревожных симптомов, свидетельствующих о нарастании неблагополуч ных тенденций в окружении России и внутри нее. Наш геополитический противник не только формирует полосу нестабильности в Африке и Азии, но и размещает вокруг наших границ свои средства борьбы с единствен ным гарантом безопасности и суверенитета Российской Федерации – её ядерным щитом. Существенно выросла активность внутренней оппозиции, часть которой готовит нам либо «ливийский сценарий», либо очередную версию «перестройки» с последующим развалом РФ.

Для понимания возможной реакции российского общества на сложившуюся ситуацию и вводится понятие «тип развития». Под типом развития А.Г. Фонотов понимает явно прослеживаемую историческую тенденцию, связанную с выработкой устойчивой реакции на потребно сти и условия развития общества, которая, «закрепляясь в ходе историче ского развития в конкретных социальных институтах, воспроизводится через систему этих институтов, обусловливая поведение системы в новых обстоятельствах»[4, 46].

В подобных чрезвычайных обстоятельствах обычно проявлялась ха рактернейшая, по мнению ряда авторов [4] [1, 14], черта русской истории.

Необходимость выживания общества и государства вынуждает их для этого (как правило, после периодов застоя и стагнации) обращаться к чрезвычай ным средствам, «а воспроизводство этого процесса на систематической ос нове служит причиной возникновения мобилизационного типа развития»

[4, 104].

О.В. Гаман-Голутвина увязывала трансформацию власти со сменой типа развития [2]. Трансформация власти рассматривалась как переход России от мобилизационного типа развития, к противоположному ему инновационному типу развития, выбранному странами западной демо кратии, имеющими в своем распоряжении необходимые для развития ресурсы. В этих странах развитие общества обеспечивалось за счет реали зации индивидуальных экономических интересов. Поэтому ротация и ре крутирование элит осуществлялись в результате «торга» между государ ством и гражданским обществом, а рекрутирование политических элит осуществлялось из доминирующих экономических кругов, как основных субъектов развития.

Секция 10. Социология политики Российский опыт последних десятилетий показывает, что отказ от мобилизационного типа развития оказался ошибкой. Попытка возложить на «новых русских» ведущую роль в развитии общества не увенчалась успе хом. Современное состояние публичной сферы российского общества сви детельствует об осознании значительным числом граждан того факта, что результаты социально-политических преобразований последних 20 лет по сле крушения Советского Союза, не оправдали ожиданий. Даже Президент РФ Д.А. Медведев вынужден был отметить, что «престиж Отечества и на циональное благосостояние не могут до бесконечности определяться до стижениями прошлого» [4].

Список литературы 1. Андреев Д.А., Бордюгов Г.А. Пространство российской власти: в поис ках оптимальной формулы // Свободная мысль XXI, 2004, № 3, С. 13-32.

2. Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты России: процессы форми рования и тенденции развития (историко-методологический анализ) // Автореф. дисс. д.п.н. М., 1998. 56 с.

3. Президент России Медведев Д.А. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 12 ноября 2009 года: [Электронный документ].

URL: http://news.kremlin.ru/transcripts/5979/print. Проверено 15.12.2009.

4. Фонотов А.Г. Россия: От мобилизационного общества к инновацион ному. М., 1993, 272 с.

Секция 10. Социология политики Е. А. Кранзеева Женщины в структурах политической власти Проблема участия женщин в политической жизни общества, рас сматривается как проблема перераспределения власти.

Основной ресурс, способствующий политической деятельности женщин - образование. Они не обладают некоторыми необходимыми ре сурсами для продвижения на высокие посты в политической элите: как пра вило, не располагают высоким личным доходом, не занимают влиятельных исходных должностей, у них нет соответствующего политического опыта.

Отсутствие формальных каналов политического участия приводит к суще ствованию неформальных практик: способность к лоббированию, обаяние, сексуальная привлекательность и пр.

Между тем, женщины-политики служат «ролевой моделью», спо собствующей разрушению устаревших стереотипов «предназначения» по лов в обществе. Присутствие женщин в высших эшелонах власти привносит новые предпочтения в саму политику и в процесс ее формирования.

За последнее десятилетие представительство женщин в структурах российской власти незначительно выросло. Сложившийся порядок, при котором женщины преобладают на нижних этажах власти, и их число уменьшается по мере продвижения по иерархической лестнице, сохраня ется.

Гендерные распределения внутри каждого отдельно взятого орга на власти или ветви власти выглядят в форме пирамиды: к пику власти меньше женщин. Вплоть до последних лет доля женщин на руководящих позициях в структурах региональной власти оставалась неизменно низкой:

6 – 9 %. На муниципальном уровне женщины представлены лучше, чем на региональном. Однако среди мэров городов их доля не превышает 8 – 10 % [1]. Так, например, в Кемеровской области из 13 заместителей Губернатора – 2 женщины (заместитель по вопросам образования, культуры и спор та и руководитель аппарата Администрации Кемеровской области). Мэры всех 16 городов и главы районных администраций – мужчины. Женщины руководят в 67 (35 %) сельских поселениях [2].

Тенденция большей представленности женщин на местных уровнях власти может рассматриваться как основа для дальнейшего продвижения по «лестнице власти». Необходимо усилить профессионализм женщин, ра ботающих на мезоуровне государственной власти. Это позволит наработать политический опыт и даст возможность проявить себя в правительственных и/или партийных организациях.

Секция 10. Социология политики Резерв управленческих кадров субъектов Российской Федерации всё чаще рассматривается в качестве кадрового источника руководящего соста ва органов государственного управления на разных уровнях. Так, в списке 100 лучших кандидатов кадрового резерва Президента РФ [3] представлено всего 16 женщин: 12 из них от действующей власти (6 женщин – уровень федеральной власти и 3 – региональной), 4 женщины из бизнес-структур, женщины представляют сферу образования и общественные организации.

Мы считаем, что следует усилить рекрутирование женщин в кадровый ре зерв, тем самым создавая задел для их профессионального участия в управ ленческих процессах.

Необходимыми являются институциональные практики женского участия в политике, укрепление самостоятельной активности институтов гражданского общества.

Список литературы 1. Гендерная реконструкция политических систем / ред. - сост. Н.М.

Степанова и Е.В. Кочкина. СПб., 2003. С. 991.

2. Администрация Кемеровской области. Режим доступа URL: http:// www.ako.ru/official/adm-obl.asp?n=4 (дата обращения 01.08.2011 г.).

3. Кадровый резерв Президента РФ. Режим доступа URL: http://www.re serve.ru/people/?srchPat[21]=1 (дата обращения 03.09.2011 г.).

Секция 10. Социология политики И. М. Настявин Пролегомены к феномену политического сознания и его роли в истории человечества С появлением у человека сознания, аналитического мышления, рас судка, стремление человека к власти, как средства выживания, перестало быть стремлением инстинктивным (заложенным биологической природой человека), оно стало осознанным. Осознанным стало и применение власти.

Это осознанное применение власти в достижении тех или иных целей, стало называться политикой, а власть, осуществляемая (сохраняемая, развивае мая и т.д.) осознанно, получила название политической власти (человек, если использовать известное выражение Аристотеля, становился полити ческим животным).

Характерной чертой политики и политической власти человека, ко торый жил в условиях, когда он мог выжить только в союзе (общине) с себе подобными, был общинный коллективизм или общинный (потестарный) тип политического сознания. Инстинкт самосохранения и другие инстин кты человека были «подчинены» общинным интересам и целям. Ради со хранения, выживания общины (семьи, рода), человек, если это было необ ходимо, должен был пренебречь своим благом, здоровьем и даже жизнью.

С появлением «избыточного продукта» и ростом популяции чело века, человеческая жизнь теряет свою «общинную» ценность, она стано вится самоценностью, так как человек (вначале род, затем семья и далее индивид) теперь мог выжить вне своего рода, племени, т.е. мог суще ствовать отдельно, самостоятельно. Инстинкты человека освобождаются от «требований» общины, он свободен в их проявлениях и ориентирует ся в основном на себя, на свои потребности и интересы. В силу этого между ним и другим человеком (представителем не только чужого, но и своего рода племени) возникает конкуренция. Политика и политическое со знание человека, перестает быть общинным, они начинают приобретать индивидуальный, а точнее индивидуалистический характер. В обществе возникает социальное неравенство. В дальнейшем это социальное нера венство приводит к образованию класса имущих и класса неимущих и по явлению института частной собственности, который имущие стремятся закрепить с помощью принятия соответствующих законов и соответству ющего органа управления (государства). Появляются первые в истории человечества общества, основанные на отношениях социального неравен ства и конкуренции. Индивидуализм отрицает общинный коллективизм.

Это отрицание противоречит природе человека как социального существа, Секция 10. Социология политики но не противоречит его биологической природе, как живого существа с ге нетически заложенными инстинктами, способствующими выживанию.

Биологическое в человеке начинает преобладать, господствовать над соци альным. А приобретенный человеком разум лишь обслуживает его стремле ние к удовлетворению преимущественно биологических, а не социальных потребностей. Человеческое (социальное) в человеке только разум, но не поведение, поступки.

Противоречие между биологической и социальной природой чело века выливается в борьбу между людьми с индивидуалистическим типом политического сознания между собой и борьбу последних с людьми с кол лективистическим типом политического сознания (ставшими таковыми по необходимости или по убеждению). Эта борьба определяет весь ход дальнейшего развития истории человечества. В этой борьбе, с переменным успехом, но, тем не менее, победивший на этапе появления «избыточного продукта» и господствующий не одно тысячелетие индивидуализм, все больше и больше уступает коллективизму. Этому способствует не столько развитие интеллекта человека (за последние 5 тыс. лет он почти не изме нился), сколько развитие производительных сил (что сегодня особенно заметно на примере появления «рисковой» техники и технологии) и нако пленный человечеством исторический опыт. Индивидуалистический тип политического сознания, подвергший отрицанию общинный (вынужден ный, необходимый для выживания индивида) тип политического сознания, сам подвергается отрицанию коллективистическим типом политического сознания.

Секция 10. Социология политики Л. И. Никовская, В. Н. Якимец Оценка и мониторинг публичной политики в регионах России В 2009 и 2011 годах в более чем 30 субъектах РФ проводилось мас штабное социологическое исследование состояния публичной политики (далее ПП). В качестве инструментария был использован разработанный нами ЯН-индекс [1;

107-121]. Индекс состоит из двух субиндексов: для оценки состояния институтов и деятельности субъектов ПП. Каждый из субиндексов определялся своим набором параметров. С помощью специ ально разработанной анкеты проводился опрос трех групп респондентов:

представителей гос-и муниципальной службы, НКО-сообщества, мало го и среднего бизнеса. В целом опросом за 2009-2011 гг. было охвачено около 6000 респондентов. Количественные замеры состояния ПП сопро вождались качественными исследованиями с использованием методов фокус-групп, глубинных интервью и экспертных сессий [2;

56-65].

В докладе представлены следующие научные и прикладные резуль таты:

• пять типов ПП в регионах на основе критерия консолидиро ванности позиций трех групп респондентов, опирающегося на метрику Чебышева ( три типа консолидированной ПП, один – неконсолидирован ной и один –разрывной тип ПП) [3;

80-96, 4;

101-113];

• построен антирейтинг институтов ПП, упорядочивающий их по степени возрастания числа респондентов, давших низкие оценки [4];

• установлено, что в большинстве регионов деятельность профсо юзов и местного самоуправления оценена низко всеми группами респон дентов;

• мониторинг ПП в 2011 году выявил чувствительность инструмен тария к изменениям в публичной сфере.

Количественный и качественный анализ результатов, напротив, показал, что состояние ПП стало в большей степени характеризоваться негативными свойствами: нарастает имитация, происходит обрыв и фаль сификация обратной связи. Сохранили свое действие и прежние тенден ции – моноцентризм власти, экспансия административного начала (ис полнительной власти) в поле публичной политики, замещение реального взаимодействия суррогатами.

Секция 10. Социология политики Обобщение результатов оценки и мониторинга состояния ПП в рос сийских регионах приводит к выводу, что излишняя «вертикализация»

власти, когда происходит экспансия административного начала властво вания в поле публичного взаимодействия власти и общества, ведут к де градации поля ПП, особенно в отношении качества социальной комму никации и механизмов диалога и социального партнерства. В частности, ни в одном из обследуемых в режиме мониторинга регионов в 2001 году не произошло позитивного приращения конструктивного потенциала ПП – нет ни одного нового примера прибавления партнерского или хотя бы сбалансированного типа ПП.

Список литературы 1. Якимец В.Н. Индекс для оценки и мониторинга публичной политики / Сб.статей «Публичное пространство, гражданское общество и власть:

опыт взаимодействия», - М.: РАПН ;

РОССПЭН. 2008. С. 107-121.

2. Никовская Л.И., Якимец В.Н. О публичной политике в России – те оретические обобщения на основе прикладных социологических ис следований в регионах / СОЦИС. №3 (323), 2011, С.56-65.

3. Никовская Л.И., Якимец В.Н. Публичная политика в регионах России:

типы, субъекты, институты и современные вызовы / ПОЛИС. №1, 2011, С.80-96.

4. Якимец В.Н. Состояние гражданского общества и публичной поли тики в субъектах РФ: индексы, региональная специфика и межреги ональные сравнения. /Вестник МГУ им.М.В.Ломоносова. Серия 12.

Политические науки. №4. 2010. С.101-113.

5. Оценка состояния и развития гражданского общества России: пробле мы, инструменты и региональная специфика. Под.ред. В.Н.Якимца, Труды ИСА РАН, том 57. -М.: КРАСАНД, 2010. 200 с.

Секция 10. Социология политики Т. В. Павлова Профсоюзная активность в контексте гражданского и политического участия На протяжении последних пятнадцати лет Отдел сравнительных политических исследований Института социологии РАН проводил со циологические обследования одного из ведущих российских профсоюзов – Горно-металлургического профсоюза России (ГМПР). Последнее иссле дование было проведено летом-осенью 2011 года и позволило проследить определенные тенденции в развитии профсоюза, выявленные ранее.

В целом данные обследования 2011, как и данные предыдущих об следований, свидетельствуют о достаточно высоком уровне гражданско го и политического участия членов профсоюза. Около 24% членов ГМПР занимаются в той или иной мере различными видами общественной де ятельности, помимо профсоюза: участвуют в работе благотворительных, правозащитных, политических, культурно-просветительских, женских, экологических и других организаций и групп. Более 60% членов профсо юза участвовали в акциях, организованных той или иной организацией, группой. Анализ различных форм профсоюзной активности и активности за пределами профсоюза подтверждает тезис о наличии у ГМПР высоко го активистского потенциала, который в значительной мере зависит и от фактора гражданского, политического участия. Данные анкеты показывают прямую корреляцию между активностью в профсоюзе и активностью чле нов профсоюза в других организациях.

Нелегитимность существующего в России политического порядка обуславливает сохранение устойчивого недоверия граждан к политиче ской системе, ко всем властным, политическим институтам. По данным нашего обследования (подтверждаемым и данными других социологиче ских опросов) уровень институционального доверия по ряду показателей еще более снизился. Обращает на себя внимание резкое падение рейтинга доверия президенту (с 62% в опросе 2007 г. до 37% в 2011 г.), хотя следует оговориться, что это рейтинг действующего президента Д. Медведева, тогда как в обследовании 2007 г. речь шла о рейтинге В. Путина. То есть падение рейтинга в данном случае обусловлено недоверием не к самому институту президентства, а лично к персоне, его воплощающей, поскольку власть в российской политической культуре всегда персонифицирована.

Среди показателей институционального доверия традиционно са мый низкий рейтинг - у российских политических партий (около 5%).

Анализ ответов на другие вопросы обследования показывает заметное Секция 10. Социология политики усиление негативного отношения к политическим партиям. Таким обра зом, очевиден рост понимания членами профсоюза того, что их интересы недостаточно представлены в политической сфере. В то же время ответы на вопрос о роли партий в решении социальных проблем подтверждают наличие у респондентов запроса на партийное представительство.

Если по данным обследования 2007 г.1 можно было сделать вы вод о расширении зоны поддержки правительственного курса и, соответ ственно, партии «Единая Россия», с которой эта политика отождествляется, то результаты опроса 2011 г. выявляют другую тенденцию – к деполитиза ции, дистанцированию членов профсоюза от политики вообще и от про водимого правящей партией политического курса, в частности.

Проведенный нами анализ позволяет сделать вывод о наличии тесной корреляции между профсоюзной активностью и гражданским и по литическим участием членов ГМПР. Другой вывод касается сохранения запроса у членов профсоюза на политическое представительство и про ведение самостоятельной политической линии профсоюза, несмотря на очевидный рост партийного нигилизма и абсентеизма в политическом, электоральном поведении.

ГМПР в меняющемся обществе. Аналитический доклад: М.: Институт социологии РАН, Центр политологии и политической социологии, Отдел сравнительных политических исследований. 2007.

Секция 10. Социология политики А. В. Павроз Лоббизм: современные тенденции и функциональная роль в процессах формирования государственной политики Лоббизм, как практика воздействия индивидов и социальных групп на органы публичной власти в целях влияния на политику для реализации собственных интересов, приобретает все большое значение в политических системах современных обществ.

Данное обстоятельство объясняется тем, что в условиях усложнения социально-политических процессов все большее количество интересов не могут найти адекватного представительства в традиционных институтах политической системы.

В передовых демократических странах в настоящее время имеют место следующие тенденции развития лоббизма:

расширение социальной базы: все больше социальных акторов при бегают к лоббированию своих интересов перед органами государственной власти (лоббизм сейчас используют не только крупный бизнес и профсо юзы, но и общественные организации, средний и малый бизнес, добро вольческие объединения, бюджетные организации и пр.);

• увеличение сферы использования: лоббизм перестал употреблять ся исключительно как механизм воздействия на членов законодательных собраний, а стал применятся по отношению ко всем сколь-либо суще ственным центрам власти и управления (правительственные департаменты, контролирующие органы, политические партии и т. д.);

• профессионализация: лоббирование осуществляют уже не столь ко непосредственные носители интересов, сколько профессиональные лоббисты (лица, занимающиеся представительством интересов на про фессиональной основе за денежное вознаграждение);

• рост организационной структуры: появилось большое число фирм, которые оказывают услуги в сфере лоббирования интересов (GR агентства, PR-агентства, юридические конторы и т. д.);

• увеличение масштабов: от эпизодических контактов «заинтере сованных граждан» с депутатами парламента лоббизм трансформировал ся в стабильную и интенсивную систему взаимодействия индивидуаль ных и групповых интересов с органами государственной власти.

Таким образом, лоббизм стал одним из важнейших элементов в си стеме социально-политического взаимодействия и процессах формирова ния государственной политики современных обществ.

Секция 10. Социология политики Функциональная роль лоббизма в процессах выработки поли тических решений заключается в том, что данный институт, дополняя традиционную для репрезентативной демократии систему электораль но-партийного представительства, содействует формированию гармонич ной и максимально сбалансированной государственной политики.

Благодаря подобному положению лоббизм превратился в один из центральных институтов политических систем современных государств, по праву получив неформальное определение «третьей палаты парламен та» и «пятой ветви власти».

Важная и позитивная роль лоббизма в политических системах пере довых демократических государств не вызывает сомнений. В этой связи есть основания говорить о целесообразности полноценной институцио нализации лоббизма в России. Принятие соответствующих мер, включая отдельный закон о регулировании лоббистской деятельности, будет спо собствовать усилению демократических начал российской политики – увеличению конкурентности политического процесса, вовлечению в него широкого круга социальных интересов и, соответственно, в перспективе приведет к формированию более эффективных политических решений.

Секция 10. Социология политики Н. В. Плотичкина Политическая повседневность:

концептуальные направления в социологическом исследовании Современное ощущение политической повседневности во многом связано с изменением границ приватного и публичного пространства, воз никновением новых форм политического участия, «консьюмеризацией»

политического поведения, активизацией женского движения, сила кото рого основывается на перестройке повседневных привычек («личное» как «политическое»), деятельностью городских социальных движений.

В социологии повседневности существуют два альтернативных под хода в исследовании повседневного мира: теория фреймов (И.Гофман) versus теория практик (П.Бурдье, Э.Гидденс, Г.Гарфинкель). При форму лировке концептуальных оснований политико-социологического анализа повседневного мира на микроуровне с опорой на теоретические ресурсы социологии повседневности, возникает вывод относительно существования двух разных направлений: фрейм-аналитической политической социологии повседневности и политической социологии повседневных практик.

Становление фрейм-аналитической традиции изучения повседнев ности связано с работами Г.Бейтсона, И.Гофмана, Л.Витгенштейна. Среди российских социологов теоретические основания и базовые концептуали зации фрейм-аналитической теории повседневного мира разрабатывают В.Вахштайн, А.Филиппов.

Фрейм-анализ используется в исследованиях публичной политики, общественных движений, международных отношений. Д.Шён и М.Райн из учают процесс фреймирования политических проблем. Д.Сноу, Р.Бенфорд вводят понятие «фрейминг» в значении деятельности общественной ор ганизации по созданию смысловых схем, рамок, которые обеспечивают привлечение и мобилизацию сторонников. Д.Яноу, М. ван Хульст раз вивают динамический подход в понимании фреймирования в процессе принятия политических решений. А.Девульф задействует методику фрейм анализа в изучении конфликтов и переговоров. Американские социологи М.Лоунсбери, М. Вентреска и П.Хирш, в центре внимания которых – куль турные аспекты возникновения института, оперируют понятием «фрейм поля». Данные фреймы соединяют цели движения с целями его потенци альных сторонников.

В.Вахштайн проводит фрейм-аналитическое исследование элек торального поведения. Е.Здравомыслова применяет концепт «фреймин га» в рассмотрении политики идентичности правозащитных организаций.

Секция 10. Социология политики К.Клеман, О.Мирясова, А.Демидов используют теорию трансформации фрейма И. Гофмана как метод изучения общественной активизации (про цесса превращения обывателей в активистов социальных движений).

Социологической концептуализации «практики» способствовали три современные теории: структуралистский конструктивизм П.Бурдье, теория структурации Э.Гидденса и этнометодология Г.Гарфинкеля.

Российская социология повседневных практик развивается в работах В.Волкова, О. Хархордина, В.Ильина и др.

Можно выделить следующие особенности понимания сущности политических повседневных практик: политические практики реализуют ся в рамках специализированной рутины;

повседневность присуща публич ному и частному пространству;

существует фоновый (М.Фуко, Х.Дрейфус, П.Рабиноу) и раскрывающий характер повседневных практик.

Н.Рис стремилась показать, что повседневные разговоры являются механизмом конструирования идентичности и осуществления перемен в пе риод перестройки. Т.Щепанская изучает семиотику повседневного опыта политической реальности. О.Хархордин, размышляя в диалоге с М.Фуко, использует «археологию» и «генеалогию» как исследовательские приемы анализа российской политической культуры.

В целом, в зависимости от выбора основного концепта, исследова ние политической повседневности может идти разными путями с приме нением различных теоретических ресурсов.

Секция 10. Социология политики Л. И. Раковская Влияние политической интеграции на социальную стабильность общества Преобразование российской политической структуры в последние десятилетия повлияло не только на формирование нового федеративного государства, но и на новые интегральные инициации политической сферы.

Кадровые изменения стали нормой для социума, в котором она актив но действует. Все это влияет на социальную стабильность в Российской Федерации. Политическая ситуация, существующая на данном этапе раз вития нашей страны, характеризуется следующими факторами:

• несовпадение политического стиля и его политического содер жания, • расширение политической власти на государственном и муници пальном уровнях в сферах, напрямую не связанных с политикой;

• циркуляция между сегментами политического управления, можно сказать «взаимообмен кадрами»;

• работа в структурах управления порой определяется отношением чиновника к политической практике;

• становление политического режима демократии [1], что предпо лагает участие в политическом процессе широких масс и осуществление определенного общественного контроля деятельности органов государ ственной и местной власти;

• проблема достижения политической стабильности, при которой было бы возможно эффективное функционирование подсистем общества – политической, экономической и социальной;

• формирование федеративных отношений и перераспределении ролей и функций между различными стратами политического класса уже по вертикали «федеральный центр – субъекты федерации (регион)».

Социальная стабильность – многофакторное понятие, основными элементами которого являются целостность систем, функционирование спектра политик, как на общероссийском, та и на региональном уровнях, способность к мобилизации акторов во имя политических целей.

Разделительная линия между политической и сугубо частной со циальной деятельностью представляется во многом искусственной, ибо культурные, религиозные и добровольные ассоциации формируют часть Секция 10. Социология политики «социального капитала» гражданской деятельности и способствуют росту эффективности демократического правления. Уровень развития граждан ского общества зависит от развитости неклассовых форм коллективной жизни и деятельности. Обеспечиваемой не только правовыми нормами.

Но и системой неполитических институтов [2] способных противостоять бюрократической системе правления. Анализируя социально-полити ческую сферу общества как социальную сеть, имеющую территориаль ное и функциональное измерение, можно отметить, что все ее участники являются носителями определенных качеств и находятся в общей соци альной ситуации. Со стороны власти – это ее легитимность и соответствие основополагающим целям государства и общепринятым принципам и цен ностям. Со стороны акторов участия в политической и социальной жизни страны – это политическая институализация и политическое участие, социальная мобильность. Политические трансформации, происходя щие в России, проявляют всю сложность демократических перемен, как, например, разочарование населения в итогах политических преобразова ний, причем эффективного решения этих проблем пока не выявлено.

Список литературы 1. Гаджиев К.С. Политическая наука, Лейпхарт А. Демократия в много гранных обществах. Сравнительное исследование, М., 1997;

Пантин И.

Посткоммунистическая демократия в России: основание и особенно сти, // Вопросы философии, 1996, №6, С.3-15.

2. Кот В.С. Гражданское общество, его генезис и проблемы становле ния в современной России. – Борисоглебск, 2003.

Секция 10. Социология политики Е. В. Реутов Формирование доверия местному руководству Являясь формой народовластия, местное самоуправление предпо лагает наличие непосредственной связи между волей участников местного сообщества и решениями органов и должностных лиц. Территориальная приближенность органов муниципальной власти к сообществу также спо собствует формированию личностно окрашенного отношения к ним и их представителям. Соответственно, доверие в муниципальном управлении является гораздо более значимым компонентом интеракций «власть – на селение».

Проведенное под руководством автора в 2010-2011 гг. социологи ческое исследование «Эффективность социальных сетей в региональном сообществе» (массовый анкетный опрос проведен в Белгородской обла сти в 2010 г., N=1000, отбор респондентов осуществлялся по методике квот ной выборки, в качестве параметров которой выделялись возраст, пол и тип поселения;

серия полуструктурированных интервью проведена в 2011 г., N=51) позволило выделить ряд тенденций и факторов формирования до верия местному руководству как специфическому субъекту управления, консолидирующему институциональные и персональные характеристики.

Характерно, что самым низким уровнем доверия отличаются как раз те субъекты управления, от которых непосредственно зависит жизнь локальных сообществ - региональное и местное руководство. Причем, фактически одинаковые показатели доверия региональному и местному ру ководству отражают, скорее всего, слабую дифференциацию массовым со знанием всего комплекса публичной власти в региональном пространстве.

Была установлена взаимосвязь доверия местному руководству с ря дом социально-демографических характеристик респондентов, в частно сти, с тип поселения, возраст и, в большей мере, материальное благососто яние (точнее, его самооценка). Так, наиболее высокие показатели доверия отмечаются в сельской местности, хотя и они имеют отрицательный ха рактер. Более высоким уровнем доверия характеризуются респонденты из старшей возрастной группы, но и среди них преобладает недоверие политическому руководству. Самые высокие показатели доверия мест ному руководству фиксируются в достаточно немногочисленной страте высокообеспеченных граждан. В ходе исследования было подтверждено предположение о наличии связи между политическим и нормативным меж Секция 10. Социология политики личностным доверием. Скорее всего, те, кто считает, что людям можно до верять, в значительной мере экстраполируют данную установку и на адми нистративно-политические структуры, в том числе, местное руководство.

Углубленное (в ходе интервью) изучение факторов формирования доверия/недоверия к руководству местных сообществ и, как следствие, его легитимности показывает, что в их основе лежат не только и не столько стереотипы массового сознания, в том числе, патернализм и прочие его традиционалистские компоненты. В формирования доверия к местному руководству, особенно в небольших сообществах, очень важным фактором является личное знакомство с носителями административно-властных полномочий, позитивная оценка их морально-нравственных качеств. Если ценности и установки политической культуры населения в определенной мере являются самодостаточными и довлеющими факторами для форми рования политического доверия персоналиям и институциям федераль ного уровня, то в отношении местного руководства действуют и иные закономерности. Здесь основными факторами формирования доверия являются все же личный положительный опыт взаимодействия с местным руководством в процессе решения личных проблем граждан, а также на личие позитивных изменений в жизни локального сообщества. И, напро тив, коррупция, кумовство, неэффективность управления, низкий уровень респонсивности власти в отношении нужд «простых людей» закрепля ют сформировавшуюся в последнее десятилетие отчужденность населе ния и власти и препятствуют формированию отношений доверия и со трудничества.

Секция 10. Социология политики В. Л. Римский Коррупция как социальная норма взаимодействий участников российского политического процесса В современной социологии понятие нормы не является точно опре делённым, но широко используется в анализе социальных явлений и про цессов. Следуя Э. Гидденсу социальными нормами можно считать пра вила, предписывающие или запрещающие те или иные типы поведения, принятые в той или иной социальной общности. П. Штомпка включа ет в социальные нормы также культурные ценности, определяющие в этих общностях правила выбора и оценки целей действий. А вся совокупность культурных правил – норм и ценностей – в концепции П. Штомпки инте грируется в социуме в сложные комплексы регуляторов типичных способов достижения целей, названных им процедурами.

При таком понимании социальных норм следует признать, что в со временном российском политическом процессе коррупция стала и нор мой, и составной частью процедур по П. Штомпке. Но такое признание становится возможным при понимании коррупции не только, как пре ступления или правонарушения, предусмотренного действующим уголов ным и административным законодательством, но и как любых действий субъектов, нарушающих нормальное функционирование той или иной сферы деятельности. В частности, как коррупционные следует оценивать любые действия, разрушающие нормальное развитие политического про цесса. Нормы его развития обычно представлены в нормах законов, текстах политических стратегий и программ действий, обещаниях политиков, а так же в общепринятых представлениях о морали и справедливости в политике.


Вывод о том, что при таком понимании коррупции она является социальной нормой взаимодействий участников российского политиче ского процесса, подтверждается результатами различных социологиче ских исследований. В частности, ни большинство российских граждан, ни элита нашей страны не верят в честность и справедливость выборов, которые в норме современного демократического политического режима должны быть важнейшим институтом влияния граждан на формирование органов власти. Политические партии не выполняют важнейшую функ цию в политической системе – представительства интересов различных социальных групп. В современной России группы интересов всё более дифференцируются, а потому большинство граждан не находят среди 7 за регистрированных политических партий те, которые могли бы их интересы представлять. Одновременно, это большинство уверено в несправедливом Секция 10. Социология политики устройстве нашего общества, но не связывают ни с выборами, ни с какими либо действиями должностных лиц органов власти желательные для себя социальные изменения.

Коррупцией следует считать и то, что почти во всех своих взаимодей ствиях субъекты российского политического процесса артикулируют и ре ализуют не общественные приоритеты и интересы, а личные или корпора тивные. В условиях неразделённости власти и собственности, фактически, политическая борьба ведётся за получение ренты от владения той или иной собственностью в нашем государстве. И в этой борьбе постоянно прояв ляются ещё два признака коррупционных взаимодействий – постоянный переход формальных отношений в неформальные и наоборот, а также от сутствие следования нормам законов.

И в настоящий период по результатам социологических исследова ний и профессиональные политики, и активные граждане оказываются не способными изменить нормы взаимодействий в российском политическом процессе на некоррупционные.

Секция 10. Социология политики Т. Н. Самсонова О проблеме политической социализации в современной России После распада СССР в российском общественном сознании ощу щается кризис национально-государственной идентичности, проявляется стремление к замене гражданской идентичности этнической. В значи тельной степени обусловлено это отчуждением людей от современной общественно-политической жизни. Более того, за последнее десятиле тие в стране развился устойчивый «синдром потери идентификации на общегосударственном уровне» [1;

272]. Формированию чувства сограждан ства, принадлежности к российской надэтнической общности призвано содействовать гражданское образование и воспитание.

Социально-экономические и политические трудности переходного периода на какое-то время как бы «отодвинули» вопросы политической со циализации, гражданского образования и воспитания молодого поколения.

Об этом свидетельствует наблюдающееся в России ослабление граждан ственности, патриотизма, национально-государственной идентичности, лояльности по отношению к политической власти.

Процесс политической социализации осуществляется двумя ос новными путями: 1) передача новому поколениям сложившихся образцов политического сознания и политического поведения, т.е. передача по литической культуры старшего поколения молодому;

2) усвоение нового политического опыта, приобретение личностью новых, ранее неизвестных политических знаний. В реальной жизни эти пути политической социали зации тесно переплетаются, взаимно дополняют друг друга, обеспечивая стабильность политической системы.

В процессе политической социализации человек приобретает необ ходимые для данной политической системы качества, которые лежат в ос нове мотивации его политического поведения. Показателем эффективности политической социализации является уровень политической активности человека, т.е. степень его вовлеченности в политическую жизнь.

Гражданское образование и воспитание должно быть направлено на развитие личности, обладающей качествами гражданина-патриота и спо собной выполнять гражданские обязанности в мирное и военное время.

В период транзитных процессов, когда изменяется вся система со циально-политических отношений, политического менталитета и стереоти пов, от характера политической социализации и гражданского образования зависит не только воспроизводство политической культуры, но и формиро Секция 10. Социология политики вание политической культуры нового типа [3]. «Самые благотворные уси лия политических перемен нередко сопровождаемы неудачами, когда об разование гражданское не предуготовило к ним разум» (М.М. Сперанский).

Политическая социализация молодого поколения идет параллель но с ресоциализацией взрослого населения страны. При этом каждая возрастная группа требует своего подхода [2]. Очевидно, что необходимы общие объединительные идеи. Отсутствие четких целей политического развития и дефицит ценностных ориентиров ведут к неготовности и не способности значительной части россиян интегрироваться в систему новых политических и экономических отношений. И не случайно вопрос о фор мировании национальной идеи, адекватно характеризующей состояние нашего общества и перспективы его развития, стоит сегодня реально.

Список литературы 1. Ионин Л.Г. Социология культуры. М., Издательский дом ГУ ВШЭ, 2004, 426 с.

2. Политическая социализация российских граждан в период трансфор мации / Под ред. Е.Б. Шестопал. М., Новый хронограф, 2008, 551 с.

3. Самсонова Т.Н. К вопросу о формировании гражданственно сти в современной России // Гражданское общество: теория и практика.

Ежегодник. 2011. Выпуск 5 / Под ред. Б.Г. Миронова и Ю.М. Резника.

М.-Чебоксары, Чуваш. гос. пед. ун-т, НИГО, 2011, с. 49-62.

Секция 10. Социология политики И. В. Ситнова Категория «политическое общество»

в контексте исследований «человеческого капитала»

Политическое общество может быть рассмотрено, во-первых, как корпаративистская модель, т.е. совокупность политических сообществ (community);

во-вторых, как институциональная модель, т.е. как сово купность политических институтов, как институциональная матрица или организация;

в-третьих, политическое общество можно определить как плюралистическую модель, т.е. как информационную сеть;

в-четвёртых, политическое общество можно определить как коллективную душу (пси хологическая модель).

В 60-е годы ХХ была в научном дискурсе получила распространение теоретическая модель, которая получила название человеческого капитала [1]. Предполагалось, что разработав методы рассчёта «человеческого капи тала», можно будет рационализировать её базу для использования, точно также как финансов, сырья, услуг и др.

В 70-е годы ХХ века на смену концепции человеческого капитала пришла концепция человеческих ресурсов.

Во второй половине 80-х годов в международном лексиконе и тер минологии социальных работников появилась новая категория - «Индекс развития человеческого потенциала» (ИРЧП)[2], который включал в себя три составляющие: индекс ожидаемой продолжительности жизни, индекс уровня образования, индекс уровня жизни[2].

Сегодня в России складывается два направления исследования по тенциального человеческого ресурса.

К авторам первого направления относятся Юревич А.В., Ушаков Д.В.

Это направление получило название «макропсихология» [4, с.7], посколь ку в основе этого метода лежат статистические индексы и ориентация на количественную оценку психологического состояния общества. Для оценки психологического состояния разработаны индексы макропсихологического состояния общества[4, с.9]: индекс психологической устойчивости обще ства;

индекс социально-психологического благополучия общества;

индекс устойчивости семьи, индекс социального сиротства, индекс смертности от убийств.

Второе направление в политической психологии в исследовании по литического общества получило название «стратегическая психология» [5].

Автором его является Юрьев А.И. Стратегическая психология ставит перед собой задачи системного исследования типов глобализаций и называет Секция 10. Социология политики предметом своего исследования – человеческий капитал. Стратегическая психология рассматривает человека как объект воздействия глобализации на человеческий капитал, исследует изменения в психологии челове ка и общества под влиянием глобальных изменений в мире. Стратегическая психология изучает будущее человека и связанный с этим возникающий круг проблем.

Литература 1. Экспертные методы оценки качества промышленной продукции.

Система управления качеством продукции. М. – Государственный комитет СССР по стандартам. 1968.

2. Жуков В.И. Что такое ИРЧП? К вопросу о «человеческом потенциале».

Социологические исследования №4 1996г. СС.101-112.

3. Концепция человеческого потенциала: основные положения М.2000 с.11.

4. Юревич А.В., Ушаков Д.В. Макропсихология как новая область психо логических исследований // Вопросы психологии М. 2007. №4 с.3-15.

5. Стратегическая психология глобализиции: психология человеческого капитала6 учебное пособие / Под науч. Ред. Д-ра психол. Наук, проф.

А.И. Юрьева. Спб.:Logos, 2006. -512.

Секция 10. Социология политики А. В. Соколов, А. А. Фролов Перспективы протестной активности в России Современная ситуация в российском обществе характеризуется нарастанием социальной напряженности. Это приводит к активизации протестной активности. Как показывает проведенный в 22 субъектов Российской Федерации эксперт-опрос (выборка – 260 человек), вероят ность протестов будет возрастать и в дальнейшем.

По мнению экспертов, наиболее существенное влияние на форми рование протестных настроений и протестных действий в будущем будут оказывать такие проблемы, как:

• - рост цен, тарифов, инфляция – 66,9%;

• - низкие зарплаты, пенсии, бедность, материальные проблемы – 48,6%;

• - взяточничество, коррупция, произвол чиновников, бюрокра тизм – 46,7%;


• - плохая социальная политика, социальная несправедливость, ущемление прав людей – 42,4%;

• - плохая работа ЖКХ, необеспеченность коммунальными услу гами – 42,4%.

Стоит отметить, что эксперты в целом связывают рост протестной активности с ухудшением экономической ситуации, в т.ч. ростом цен, тарифов, инфляцией;

недостаточной социальной политики;

нарастанием недовольства, связанное с взяточничеством, коррупцией, произволом чи новников, отсутствием законности и порядка.

Основные формы протестной активности, которые будут распро странены в будущем, по мнению экспертов пикетирование или митинг против действия властей – отмечают (60,9% экспертов);

обращения, заяв ления протеста (48,8%);

интернет-акции – (53,5%);

критика власти, аги тация против них (46,5%);

участие в работе оппозиционной политической партии (32,0%).

Сравнивая те формы протестной активности в регионе, которые, по мнению экспертов, распространены в настоящее время, с прогнозиру емыми формами протестных действий, можно сделать следующие выводы:

Статья подготовлена в рамках исследования, финансируемого за счет гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых МК-4928.2011.6.

Секция 10. Социология политики • эксперты из Санкт-Петербурга прогнозируют большее распро странение силовых методов протестной активности – все большее количе ство экспертов обращают внимание на распространение таких методов как акции неповиновения властям и захват зданий, перекрытие транспортных путей.

• увеличение количества интернет-акций прогнозируют эксперты из Вологодской, Тульской и Ярославской областей, Ингушетии и Северной Осетии.

• эксперты из Томской области, Краснодарского края, Ингушетии, Новосибирской области и Северной Осетии прогнозируют увеличение случаев открытой агитации и критики действия властей.

В целом, эксперты прогнозируют увеличение протестной активно сти в ближайшие два года – суммарный средний показатель экспертных оценок – 2,09, при стандартном отклонении 1,7. Наиболее оптимистич ные прогнозы делают эксперты из Тульской области, Ульяновской обла сти, Нижегородской области – их средние оценки находятся в интервале 1,1 – 1.4. Склонны считать, что в ближайшие 2 года будет наблюдаться увеличение протестной активности эксперты из Омской области - 3,9, Свердловской области – 2,9.

Секция 10. Социология политики А. В. Соколов Формы и каналы политический активности в Интернете Интернет получает все большее распространение среди населения России. Однако оно, главным образом, пока использует его с целью досу га и развлечения. Но постепенно формируется слой, начинающий пользо ваться всемирной паутиной и в других, в том числе политических, ц елях.

Как показывает проведённый межрегиональный опрос населения, среди наиболее популярных действий в Интернете – чтение/размещение заявлений в различных социальных сетях – 60,9% аудитории, получение информационных рассылок – 51,8%. Интернет-рекламу в процессе поль зования видят 57,7%. Высказывают в сети свою позицию 45-47% респон дентов. Приходилось участвовать в сборе подписей в сети Интернет 9% опрошенным.

Политическое участие в сети Интернет реализуется за счет заявле ний и обращений в различных социальных сетях – 13,6% респондентов, обсуждениях на форумах и сайтах – 11,1%, чатах и блогах – 7,7%, инфор мационных рассылок – 7,2%, Интернет-рекламы – 9,5%. Принимали уча стие в голосовании в сети Интернет 5% респондентов, делали запросы через официальные сайты 4,3% опрошенных пользователей. Для политического участия в Интернете приходилось организовывать группы и сообщества 3,4% пользователям сети, 2,3% респондентов участвовали в сборе подпи сей в сети Интернет.

Стоит отметить особую популярность социальных се тей в Ульяновской области – 38,7% респондентов данного региона от метили, что размещали/читали заявления и обращения в различных социальных сетях Интернет, идентифицировав данное действие как поли тического участие в сети Интернет. Большая часть политической Интернет активности в регионах сосредоточена вокруг дискуссий, обсуждений, об ращений. Участвуют в обсуждениях на форумах, сайтах на политические темы 15,3% опрошенных из Ульяновской области, 12,5% респондентов из Ярославской области, 8,8% - из Новосибирской области, 7,5% - из Вологодской области. 8,9% опрошенных из Ярославской области в про цессе политического участия в сети получали информационные рассыл Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта № 11-33-00232а1.

Секция 10. Социология политики ки, 8% - из Новосибирской области, 6,6% - Вологодской области, 5,4% - Ульяновской области. Принимали участие в Интернет-голосовании 9,4% опрошенных из Вологодской области.

Политическая активность той категории граждан, которая исполь зует Интернет для политического участия, сосредоточена на социальных сетях и электронных СМИ – по 14,9% респондентов соответственно, сайтах партий и общественных организаций -7,7%, сайтах общественно политических лидеров – 6,8%, блогах – 6,6%, форумах – 6,3%.

Наиболее популярными каналами коммуникации политически активных пользователей Интернетом являются электронные СМИ и соци альные сети. Около половины опрошенных пользователей из Ульяновской области заявляют, что используют социальные сети для политического участия – 43,2%. Электронными СМИ пользуется четверть опрошенных респондентов из Ульяновской области – 24,3%. 18,8% ярославцев также используют электронные СМИ для политического участия в сети. Сайты партий и общественных организаций наиболее востребованы респонден тами из Новосибирской области – 9,7%, Вологодской области – 9,4%, Ярославской области – 8,0%. Сайтами общественно-политических ли деров пользуется 8,9% Интернет-аудитории Ярославской области, 8,5% - Вологодской области, 7,1% - Новосибирской области. Форумами поль зуется десятая часть Интернет-активных жителей Новосибирской области - 10,6%, 8,1% респондентов – Ульяновской области.

Секция 10. Социология политики А. В. Солдатов, А. А. Солдатов Связи с общественностью (PR) в системе современных политических процессов 1. Социологический анализ политических процессов предполага ет выделение его объективных и субъективных факторов. Объективные факторы определяют структуру возможностей деятельности акторов, оставляя за ними выбор средств и методов достижения своих целей.

Применительно к нашей теме можно сказать, что акторы, как правило, ограничены в выборе средств и методов достижения целей, а искусство воз можного заключается в достижении политического результата в условиях ограниченных ресурсов и конкуренции за их использование со стороны других акторов. В данном аспекте PR в политической сфере играют роль своеобразного инструмента, с помощью которого частично преодолева ются объективно существующие препятствия на пути к достижению вла сти или к участию в её распределении. По мнению ряда исследователей, современная российская политика еще не до конца выстроена, но про шла стадию первичной профессионализации. В частности, российский ученый С.Н.Пшизова относит специалистов в области политического PR(консалтинга) к профессиональным участникам политического процес са. [3;

206] Взаимоотношения данной группы с общественностью и власт ными институтами организованы в виде политического рынка, который диктует свои законы как «покупателя», так и «продавца» сверхдефицитного товара – власти и участия в политике.

2. В общественных науках теория «политического рынка» полу чила развитие, начиная с середины XX столетия. Впервые идея «полити ческого рынка» как эквивалента конкурентной борьбы, была обоснована И.Шумпетером – крупным американским экономистом. В 1942 г. в США вышла его работа «Капитализм, социализм и демократия», где учёный под верг решительной критике постулат классической демократии: «Воля на рода – священна». На самом деле народ – это избиратели, выбор которых не вытекает из их инициативы, но формируется, и его формирование – важ нейшая часть демократического процесса. Следуя рыночной терминологии Шумпетер, уподобил принципы и программные установки политических субъектов товарам, которые продаются в универмаге. [4;

371] 3. Развитие теорий политических рынков связано с методологиче ской экспансией экономической теории в политическую сферу. В самом общем виде данная парадигма для политики – это парадигма обмена. При этом, однако, политический рынок не представляется большинству ис Секция 10. Социология политики следователей в качестве аналога товарному. Так, например, крупнейший американский учёный Джеймс Бьюкенен в качестве альтернативы Homo economicus предложил контракционистскую теорию обмена в рамках обще ственного выбора. [1;

60] 4. Как писал французский социолог П.Бурдье «современная по литика все больше представляет собой рынок, в котором осуществляется производство, спрос и предложение особого товара – политических партий, программ, мнений, комментариев». [2;

181 - 182] В рамках политического рынка рассматривается электоральный рынок и воздействие на него PR – технологий. Можно однако утверждать, что политическая демократия не является априори питательной средой для «паблик рилейшнз», но удель ный вес избирательных PR –технологий резко возрастает сегодня, ввиду размыва классовых и идеологических идентификаций, в результате чего формируется массовый, свободный рынок избирательной продукции. П.

Бурдье представлял данный рынок в виде полей массового производства мнений с широкой инстанцией признания.

Список литературы 1. Бренан Д., Бьюкенен Дж. Причина правил. СПб.2005.

2. Бурдье П. Социология политики. М.1993.

3. Пшизова С.Н. Становление политического рынка как теоретическая проблема. М., 2008.

4. Шумпетер И. Капитализм, социализм и демократия. М.,1995.

Секция 10. Социология политики Е. П. Тавокин Смена курса как императив выживания России Нынешняя Россия представляет собой редкий в истории пример общества, которое целенаправленно движется от цивилизации назад, к бо лее примитивным формам социальной жизни. Признаками этого является развал науки и образования, разрушение высокотехнологичных произ водств, превращение экономики в сырьевую, деградация культуры, про низывающая все структуры коррупция, расцвет демагогии и шарлатанства.

Разрушено и разворовано то советское наследие, бездарным владельцем которого стала нынешняя РФ. Ничего не только равноценного, но во обще ничего не создано. Речь, прежде всего, идёт о материально-тех нической и инфраструктурной сферах. Страна ежедневно разрушается:

взрываются электростанции, шахты, военные склады и жилые дома, тонут корабли, терпят катастрофы самолёты и поезда, горят миллионы гектаров лесов и ночные клубы, коренные народы стремительно вымирают, а ос вободившееся пространство захватывается иноэтническими племенами.

Процессы социальной дезорганизации преобладают над процессами со циальной организации;

криминализация становится формой социальной организации жизни низов, коррупция – верхов, между верхами и низами болтается неопределённый и однозначно неидентифицируемый средний слой – бессмысленный и бесперспективный.

Стало ясно, что рыночное либерально-монетаристское общество способно только к саморазрушению и уничтожению основы основ любого общества – человеческого капитала. К наиболее катастрофичным следстви ям неуклонно проводимого властными структурами курса является потеря политической, продовольственной, экономической, культурной, военной независимости. Страна находится на положении колонии. Легко понять, что это «достижение» есть прямой результат того курса, который неукосни тельно проводится в современной России под присмотром западных добро желательных «экспертов». Однако вопреки обращенным к странам бывшего СССР призывам максимально изгнать государство из экономики сами «ци вилизованные» страны демонстрируют долгосрочную, ярко выраженную тенденцию увеличения доли государственных расходов в ВВП. Гражданам же России продолжают морочить головы рыночной ересью о «чудотворной»

силе либеральных, саморегулирующихся рынков, преимуществах мало го и мельчайшего бизнеса, пагубности государственного регулирования экономики и т. п. бредом.

Секция 10. Социология политики Таким образом, первой в ряду приоритетов государственной полити ки в настоящее время является проблема смены курса, на основе которого страна функционирует в течение более двадцати лет. Реально для России имеются лишь две альтернативы: 1) усиление управляющей роли госу дарства, декриминализация общества, изменение положения в мировом разделении труда в качестве сырьевого придатка Запада;

2) распад страны, оформление колониально-оккупационного криминально-полицейского строя и окончательная «модернизация» в виде сползания в «четвертый мир». Выбор первой альтернативы означает, что необходимым условием смены общего стратегического курса функционирования современной России является изменение идеологической доктрины «властной верти кали».

Прежде всего, надо перестать молиться на «священную корову» эко номики либерализма, которая ни в коем случае не является судьбой, как уверяют нас мистификаторы-либералы, а скорее проклятием. Недалеко то время, когда называть себя либералом будет равносильно признанию в бес просветной глупости, в непростительном для образованного человека дре мучем невежестве. С «рыночными» экспериментами, пора завязывать: или Россия похоронит «рынок», или «рынок» похоронит Россию.

История убедительно доказала, что самое эффективное общество – действующее солидарно, синхронно, вместе, не раздираемое «борьбой»

за существование. Уровень развития современных производительных сил таков, что не составит никакого труда организовать так народное хозяйство, что труд каждого будет использоваться полноценно, а потребности каждого члена общества равно удовлетворены. Это не политэкономическая, а чи сто техническая задача сведения баланса возможностей и потребностей.

Это дело специалистов-отраслевиков, учёных-аналитиков, математиков, инженеров, но не «экономистов», юристов, финансистов, пародистов, «кутюрье», балерин, кинорежиссёров и прочих виолончелистов с контра басистами.

«Невидимая рука рынка» хороша лишь для облегчения карманов доверчивых простаков. Для созидания нужны руки видимые, осязаемые, крепкие, направляемые не своекорыстной волей вора, а разумом человека творца, человека-мудреца, осознавшего закономерности общественного развития, конструирующего бытие в строгом согласии с научно-обосно ванным проектом, в интересах всего общества, но не горстки социальных паразитов. Это и должно быть предметом нового курса России, если она хочет сохранить за собой статус субъекта исторического процесса.

Секция 10. Социология политики Ю. Г. Тамбиянц Типология государства:

методологическая проблематика Динамика современных общественных процессов делает прежние категории социальных наук нуждающимися в пересмотре. Возьмем харак терное едва ли не для всех общественных систем стремление к демократии.

Практика свидетельствует, что даже реальная демократизация становит ся в ряде случаев не конструктивным, но скорее деструктивным фактором (примеры России, Ирака).

Все более очевидным становится идеологический смысл распро страненной типологии политических режимов. Если мы говорим о поли тическом плюрализме, как характерном качестве демократии, то подобного плюрализма не наблюдается в рамках социально-политического дискурса.

Так ни один из известных нам учебников политологии не выстраивает ло гику материала иначе, чем через обязательное выпячивание позитивных сторон демократии и, соответственно, негативных сторон иных политиче ских моделей. А между тем, анализ событий только 20 столетия показыва ет, что в определенных исторических ситуациях большую эффективность демонстрирует именно недемократическая модель. Например, тоталитар ный режим Сталина, авторитарную модель португальского общества или политическую систему современного Китая.

Новую методологию исследования следует строить, исходя из со временной специфики – возрастающего фактора глобализации. Вместо типологии, основанной на форме правления, имеет смысл использовать типологию по характеру государственной политики. Категории «классо вого» и «национального» государства, более точно отражают современные реалии.

Категория классового государства была разработана и активно ис пользовалась школой марксизма. В общем виде оно представляет со бой аппарат «самого могущественного, экономически господствующего класса», который в итоге становится также политически господствующим классом». Проще говоря, фарватером политики классового государства является именно интерес господствующего класса. Категория националь ного государства предполагает направленность действий правящей власти на общенациональный интерес, в целом отражающий потребности со циального большинства. Если общество жестко дифференцированно по классовому признаку, государство выступает в виде надклассовой силы, приводя противостоящие группы к компромиссу.

Секция 10. Социология политики Современная ситуация показывает, что в определенных случаях цели правящего класса могут отражать национальный интерес. Это при суще странам «первого мира», выступающим в роли субъектов глобали зации. Подобная политическая реальность включает явное меньшинство человечества, иначе называемое «золотым миллиардом». В странах «второ го» и «третьего» миров, находящихся в той или иной степени зависимости от «первого мира», как правило, формируются политические структу ры с опорой на экономически преуспевающий слой, связанный с мировым рынком и являющийся носителем космополитических либеральных цен ностей. В подобных условиях национальный интерес обычно расходится со стремлением экономически лидирующих групп (классовым интересом).

При этом их политическое господство может выступать и в форме диктату ры (режим Пиночета), и в форме демократии (Россия, Латинская Америка).

В группе подобных стран имеются ряд политических систем с ори ентацией на национальные интересы (Белоруссия, Венесуэла). Они так же могут иметь различные формы государственного правления. Но, практиче ски в любом случае подобные государственные образования подвергаются яростным идеологическим (и не только) нападкам со стороны мировой общественности, контролируемой «первым миром». Ведь, с одной сторо ны, отстаивание национальных интересов в данных странах влечет за со бой некоторые экономические проблемы для мировой капиталистической системы. С другой стороны, создает определенный прецедент для других «зависимых» стран.

Секция 10. Социология политики О. И. Туманова Выражение гражданской позиции в условиях авторитарной модели демократии Одним из основных институтов современной представительной демократии являются свободные, честные, часто проводимые выборы.

Функционирование этого института позволяет не только обеспечивать ротацию кадров в системе циркуляции политической элиты, но и является важнейшим коммуникативным элементом между государством и обще ством.

Базовое право гражданина - «право принимать участие в осущест влении политической власти в качестве представителя органа, обладающе го политической властью, или избирателя представителей этих органов»

[1;

154] в настоящее время реализуется благодаря отлаженной избиратель ной системе, однако отдельные ее элементы, в частности электоральная культура граждан, остались без должного внимания. Неоформленность культуры избирательного процесса препятствует не только окончательно му оформлению политического пространства современного российского общества, но и слаженному функционированию основных политических институтов современной представительной демократии, а также формиро ванию структур гражданского общества.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 60 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.