авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 60 |

«IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция 1 История и теория социологической ...»

-- [ Страница 17 ] --

Анализ распределения ответов респондентов о значимости ценно сти «семья» по возрастным когортам показывает следующее: семью, как высшую ценность в группе до 20 лет отмечают 65-68% от числа ответив ших;

в группе 20-29 лет – 75-77%;

в группе 30-39 лет – 80% и более;

в группе 40-49 лет – 75-77%;

в группе 50-59 лет – 66-69%;

в группе 60 лет и старше Статья построена на материалах исследований социологов РГСУ: «Ежегодный мониторинг социальной сферы России», 2002-2009гг., «Семья. Демография. Социальное здоровье населения», 2006г., «Брачный рынок Москвы», 2007г., «Изменение образа жизни на постсоветском пространстве», 2007-2008гг.

(Автор принимал участие в первом и последнем из перечисленных.) Инструментарий указанных выше иссле дований включал термины и понятия, тождественные по смыслу, но различные по формулировкам. В данной работе автор старается их унифицировать, используя, в основном, термины инструментария мониторинга социальной сферы России.

Секция 13. Социология культуры – 65-67%.Т.е. самые низкие показатели значимости находятся на полюсах возрастной шкалы, а наиболее высокий – ровно посередине (у группы – 39 лет).

Если первый факт легко объясним спецификой природы женщины, женской психики, то по поводу второго можно, например, предположить, что респонденты этого возраста, ставящие в своих ценностных системах данную ценность на верхние ступени иерархии и имеющие соответствую щую ей установку, на своем опыте познали со всех сторон ее значимость.

Это возраст, когда семейные отношения проверены достаточно длитель ным сроком супружества (в среднем 13-15л.), имеют относительно взрос лых детей. Это люди со сформировавшимся мировоззрением, устойчи вым к трансформациям не так подвержены влиянию извне (прежде всего ситуациям, обусловленным социокультурным кризисом, влиянию СМИ, других факторов).Это люди в расцвете физических, интеллектуальных, творческих сил. Соответственно, они понимают и ценят интимную сторону супружества, ведь семья не только коллектив, предназначенный для био логического воспроизводства и совместного ведения личного хозяйства.

Семейные отношения – это синтез духовного и физического, прозаическо го и романтического, любви к детям и любви к супругу… В ряду же других семейных ценностей половозрастная детерминация оказывает существенно меньшее влияние на распределение их в иерархии значимостей по сравнению с детерминацией признака «наличие/ отсут ствие опыта семейной жизни». Исключение составляют ценности «лю бовь между мужчиной и женщиной» и «сексуальная удовлетворенность».

Первая – как высшая ценность зафиксирована у 55-58% молодых россиян, 45-48%среднего возраста и у 27-29% пожилых. Значимость сексуальной удовлетворенности в этих группах составляет, соответственно, 40-43%;

25-28%;

11-13%.

Секция 13. Социология культуры И. П. Салтанович Социокультурный фактор в управлении инновациями Инновационная среда пронизывает все институты современного общества, она рыночная по сути. В инновационном развитии активность человека, его мотивация, субъективные реакции становятся ключе выми факторами. Следовательно, и экономический рост оказывается напря мую зависим не только от совершенствования технико-технологической базы и наращивания капиталовооруженности труда, но и от развития кре ативных способностей самого человека, занятого в производстве. В этих условиях выбор между «ресурсозатратной» и «ресурсосберегающей» моде лями экономического роста в Беларуси утрачивает смысл. «Человеческий капитал» - это принципиально «нелимитированный» ресурс.

В числе культурных факторов технологического прогресса британ ский исследователь G. Gelade называет такие, как открытая интеллектуаль ная среда, интеллектуальная автономия и социальное равноправие[1;

714].

«Национальные показатели инноваций движимы более фундаментальны ми силами, чем экономические условия, и социальные изменения могут быть необходимы для того чтобы сделать менее инновационные общества более инновационными»[2;

62]. В силу того, что белорусским инноваторам технологическая составляющая инновационной проблематики ближе, чем гуманитарная, мы практически упускаем то, что культура — важнейший системообразующий фактор среды инновационной деятельности, а со циокультурные факторы становятся все более значимыми в управлении инновационными процессами, так как позволяют полнее учесть многооб разие внешней среды, облегчить поиск гармонии в развитии естественных процессов и соотнести это с предлагаемыми инновациями.

Культурная составляющая бизнеса и рынков (этика, эмоции, моти вация, культурные ценности) относится к «мягким» (soft) факторам, в отли чие от жестких (hard) факторов — оборудование, материалы, компоненты.

«Мягкие» факторы труднее измерить, оценить в силу их неявного характера, ими труднее управлять, но они становятся все более значимыми как для функционирования современной экономики, так и для ее развития, для инновационной деятельности[3;

137-143]. Культура может стать реальным фактором модернизации общества и адаптации населения к происходящим изменениям. В этом отношении вкладывать в культуру, как и непосред ственно в образование - это выгодные инвестиции, которые оборачиваются интенсивностью общественного развития, умением людей творчески тру диться, в целом высоким уровнем человеческого потенциала.

Секция 13. Социология культуры Складывается уникальный парадокс - люди, отдающие предпоч тение нематериальным ценностям, все чаще становятся лидерами в сфере бизнеса и производства, политики и культуры. Что особенно важно, люди, ориентированные на приоритеты духовного роста и самореализации в твор ческой деятельности, оказываются внутренне защищены от давления социальной системы. И эта доля свободы и независимости превращает их в инициативную силу, способную не только противостоять внешнему диктату, но и предъявлять обществу собственные требования, приводить социальную действительность в соответствие со своим видением.

Сегодня в Беларуси целесообразнее было бы говорить о разработке общенациональной стратегии социокультурной (инновационной) полити ки, синтезирующей многочисленные концепции – социальной политики, информационной политики, культурной политики, образовательной по литики и т.д., формирование которых обусловлено административно-ве домственным структурированием системы управления государством.

Список литературы 1. Gelade G. A. IQ, cultural values, and the technological achievement of nations. // Intelligence. Volume 36, Issue 6, November-December 2008, P.

711-718.

2. Shane S. Cultural influences on national rates of innovation. // Journal of Business Venturing. Volume 8, Issue 1, January 1993, P.59-73.

3. Алешина И.В. Открытые инновации: кросс-культурные факторы в ус ловиях глобализации//Вестник Университета, 2010, №24, С.137-143.

Секция 13. Социология культуры Т. А. Самойлова Креатив как средство реализации инновационного потенциала личности Сегодня мы наблюдаем принятие множества мер государства, ори ентированных на развитие инноваций в различных сферах. Минниханов Р.Н., Алексеев В.В. определяют инновацию как конечный результат науч ного исследования или открытия, качественно отличный от предшеству ющего аналога и внедренный в производство[ ;

156].

Кулагин А.С. отождествляет инновацию с новой или улучшенной продукцией, способом ее производства или применения, обеспечивающие экономическую выгоду, создающие условия для такой выгоды или улучша ющие потребительские свойства продукции [ ;

57].

Степаненко Д.М. говорит, что инновация представляет собой соз даваемые новые или усовершенствованные технологии, виды продукции или услуги, а также решения производственного, административного, фи нансового, юридического, коммерческого или иного характера, имеющие результатом их внедрения и последующего практического применения положительный эффект для задействовавших их хозяйствующих субъектов [1;

78].

Результативность инновационных процессов в значительной степе ни обусловлена характеристиками субъекта инноваций, то есть особенно стями личности. Характеристики связаны с его компетентностью во взаи модействии с новыми идеями и технологиями. Эта компетентность имеет две основные стороны. Одна из них связана со способностью создавать такие идеи (креативностью), а вторая – со способностью их принимать, дорабатывать, распространять и внедрять (инновационностью). Поэтому субъект инноваций должен обладать определенным потенциалом, чтобы достичь поставленных целей.

Важную роль в развитии инновационного потенциала личности занимает креативность, влекущая создание новаций, их внедрение и по лучение результата. Инновационный потенциал реализуется посредством креатива, представляющего собой творческое решение имеющейся задачи.

Креативность выступает базисом инновации. Для создания инновацион ного товара необходимо креативное мышление и свойственные ему неор динарный подход и умение найти новое в существующем. Следовательно, креативность представляет собой способность к творчеству, направленную на выполнение конкретной коммерческой цели, предполагающей получе ние экономической прибыли. Личность, обладающая инновационным по Секция 13. Социология культуры тенциалом, характеризуется умением задавать динамику преобразований.

Такая личность направлена как на самоизменение, так и на самовыражение посредством применения своей креативности.

Таким образом, одно из важнейших сохраняющихся у России конку рентных преимуществ с точки зрения инновационного развития – челове ческий капитал. На него делается большая ставка в условиях быстротечных перемен. Так, современному специалисту помимо профессиональных на выков, теперь необходимо обладать чем-то большим, чтобы суметь орга низовать процесс разработки новшества и его внедрения. Поэтому важной задачей является преодоление определенной консервативности по отноше нию к различного рода новациям.

Список литературы 1. Кулагин А.С. Немного о термине «инновация» // Инновации, 2004, №7, С. 56-59.

2. Минниханов Р.Н. Инновационный менеджмент в АПК. М.,2003, 432 с.

3. Степаненко Д.М. Классификация инноваций и ее стандартизация // Инновации, 2004, №7, С. 77-79.

Секция 13. Социология культуры А. В. Сахно Сотрудники МВД в фокусе общественного сознания:

ожидания населения Демократизация российского социума, создание инфраструктуры общества информационного типа, в частности, открытости информаци онных каналов и доступности средств создания информации требуют рас смотрения культуры в ее репрезентативной функции. Специально останав ливаясь на этом, известный отечественный социолог Л.Г.Ионин указывает, что, будучи понятой как репрезентативная культура, она перестает быть феноменом, пассивно сопровождающим общественные явления, которые при этом протекают как бы объективно и независимо от нее – культура ре презентирует в сознании членов общества факты, и означают они для них именно то и только то, что дано в культурной репрезентации.[1] Иными словами, способы репрезентации правоохранительных органов в российской культуре – в советский и постсоветский периоды – конструируют их восприятие со стороны населения, задают ценностное отношение к ним и определенные ожидания. В свете курса на создание основ правового государства в России особый интерес представляет анализ общественного мнения по вопросам функционирования органов охраны правового порядка. Думается, что те изменения, которые произошли в ста тусных позициях правоохранительных органов, широкое обсуждение в пу блицистической печати делинквентного поведения значительной части представителей органов защиты правопорядка, скандально известное дело «оборотней» в милиции, а также широкое тиражирование массовой лите ратуры, наполненной негативными образами милиционеров, не могли не сказаться на восприятии населением реальных правозащитных органов.

Надо учитывать, что сложившийся в России характер правовой культуры выражался в приоритете государственного начала по отноше нию к личному, стремлении к созданию сильного государства, укрепле нию вертикали власти.[1] В то же время формирование гражданского общества предполагает в качестве высшей ценности права личности, её свободу в рамках закона и исходит из приоритета этой ценности по отно шению к государству. Правовая культура в этом случае ориентирована на личность, её свободное и добровольное подчинение закону, сознательное правомерное поведение, а не на силовое поддержание правопорядка.

В соответствии с этим отношение к функционированию орга нов правопорядка можно рассматривать с позиции степени выраженно сти у населения традиционной или гражданской доминанты правосозна Секция 13. Социология культуры ния. Индикативными элементами традиционного содержания правовой культуры являются следующие когнитивные, ценностные и поведенческие установки: приоритет государственной правосубъектности над лично стью и силовые способы поддержания правопорядка;

релятивизация соци альной ценности права, признание морали выше права;

правовая пассив ность;

образ сотрудника правопорядка, сопряжённый с его ориентацией на нравственные нормы, с необходимостью руководствоваться в своей деятельности «интересами народа». Гражданское правосознание пред полагает наличие рационального правопонимания, установки на то, что право выше морали и власти, проявление правовой активности, деперсо нифицированное и бессубъектное восприятие сотрудника правопорядка как представителя закона.

Анализ когнитивного аспекта правосознания населения фикси рует достаточно низкий уровень знания респондентами законодатель но регламентированных функций правоохранительных органов. В то же время в группе респондентов, которые каким-либо образом соприкаса лись с деятельностью милиции, в большей степени выражен рационально гражданственный характер правопонимания, что проявляется в их уста новках на необходимость доминирования правосубъектности личности, ориентации на нормативную и регулирующую функцию закона.

Список литературы 1. Смоленский М.Б. Правовая культура: опыт социокультурного анализа.

Ростов н/д, 2002. С. 3.

Секция 13. Социология культуры Н. А. Селиверстова Культурное воспроизводство:

методология исследования Проблема культурного воспроизводства в эпоху интенсивной и мас штабной глобализации приобретает особую актуальность. Об этом, в пер вую очередь, свидетельствует попытка организации культурного воспро изводства через принятие федеральных целевых программ, обсуждение проблемы в СМИ, научном сообществе. Для научного сообщества важным представляется вопрос о методологии и методике исследования культур ного воспроизводства в современном российском обществе, тем более что результаты эмпирических исследований данной проблемы имеют характер не только фундаментальных знаний, но и позволяют корректировать дея тельность конкретных социальных институтов.

Традиционно «культурное воспроизводство» (cultural reproduction) толкуется как увековечивание существующих культурных форм, цен ностей и идей [1, 358]. Данная интерпретация соотносится с социально антропологическим подходом М. Мид, выделявшей три типа культуры:

постфигуративную, где дети прежде всего учатся у своих предшествен ников, кофигуративную, где и дети и взрослые учатся у своих сверстни ков, и префигуративную, где взрослые также учатся у своих детей [4].

Префигуративная культура стала типичной для современных обществ.

Более всего ситуации обучения взрослых у детей способствовало развитие новых информационных технологий. В этой ситуации складываются новые типы социальных отношений между взрослыми и детьми.

П. Бурдье предложил иной ракурс исследования проблемы куль турного воспроизводства. Его известная работа «Культурное воспроизвод ство и социальное воспроизводство» (1973) посвящена анализу роли си стемы образования в поддержании господства культуры правящих классов [3]. То есть по Бурдье культурное воспроизводство не есть относительно нейтральный процесс увековечивания культурных форм, ценностей, идей.

Культурное воспроизводство по Бурдье имеет стратификационную осно ву. П. Бурдье вводит понятие «культурный капитал» как те преимущества, которые передаются элитами своим детям (навыки устной и письменной речи, эстетические ценности, умение взаимодействовать с людьми, ориен тация на достижения в учебе) и расширяют возможности их социальной мо бильности. Аналогично трактует концепцию культурного воспроизводства Э. Гидденс: «Воспроизводство культуры описывает способы, посредством Секция 13. Социология культуры которых школа совместно с другими социальными институтами, помогает из поколения в поколение сохранять социальное и экономическое нера венство» [2, 404].

Краткий обзор существующих теоретических подходов позволяет констатировать наличие вполне достаточной методологической базы иссле дования культурного воспроизводства. Однако исследовательская практика показывает, что необходима разработка и новых подходов в исследовании культурного воспроизводства, новых методических приемов. В последние двадцать лет стали возникать новые социокультурные идентичности в мо лодежной среде: «представитель европейской культуры», «представитель молодежной культуры», «представитель московской культуры». Как возни кают подобные идентичности? Какие факторы способствуют этому в каж дом конкретном случае? Соотносятся ли они с идентичностью «гражданин России», национальной идентичностью? Какой характер они имеют: по зитивный или негативный? Необходим поиск ответов на эти вопросы. На первом этапе он может быть осуществлен качественными методами.

Список литературы 1. Большой толковый социологический словарь (Collins) Том 1 (A—О):

Пер. с англ. М., 1999.

2. Гидденс Э. Социология. М., 1999.

3. Ерофеев С. А. Культурное воспроизводство.

4. Мид М. Культура и преемственность. Исследование конфликта между поколениями // Культура и мир детства. Избран. произведения. М.:

Наука, 1988. С.322-361.

Секция 13. Социология культуры Т. Н. Серегина Культурный кризис как феномен современного мира Кризис определяется как поворот, перелом, когда средства для до стижения целей становятся неадекватными. Этимология термина «кри зис» восходит к трактовке кризиса как решения суда, то есть это процесса, выявляющего явления, которые тормозят развитие общества, не соот ветствуют требованиям, вызовам эпохи. Таким образом, кризис является только индикатором состояния общества. В современном мире кризисы происходят в разных сферах бытия, поэтому говорят о глобальном кризи се. Основу современной ситуации составляет культурный кризис, кризис системы ценностей.

Сложность ситуации кризиса в России в том, что глобальный кризис, его вторая волна, связанная с качественным изменением мира, заключаю щемся в пересмотре социокультурной ситуации, а не просто приращением состава стран и народов в общемировом процессе, совпала с внутренним кризисом российской цивилизации.

Российский кризис, безусловно, многоаспектный и сложнострук турный прежде всего стал показателем разрушения механизма производ ства элиты. Культура, в российской философской мысли, всегда творилась элитарными слоями, зачастую связанными с политическими, государ ственными структурами и процессами. Специфика ситуации такова, что смена ценностной парадигмы, обусловленная новой культурной ситуацией, не была сформулирована и обоснована культурной элитой. В результате кризис как явление стал демонизироваться, перестал восприниматься как явление вполне ординарное для развития любой сферы бытия.

В начале ХХ века, оказавшись в подобной ситуации, русские фило софы пытались проанализировать кризис как процесс и явление. На основе анализа их произведений модно выявить не только характерные черты кризиса, но и пути выхода, выявить продуктивный вектор развития социокультурного бытия. Труды русских философов позволяют не только рассмотреть кризис как явление, но и учесть его национальные особенно сти, восприятие его менталитетом народа.

Были выявлены следующие характерные черты кризиса культуры.

Раскол, удвоение бытия человека, появление двух феноменов социокуль турного бытия: культура и цивилизация, с разными ценностными уста новками. Материальное и духовное стали не составными частями культу ры, а разными процессами, противоположными друг другу.

Секция 13. Социология культуры «Аристократический дух», который, по мнению русских философов, был субъектом творчества и творцом культуры был заменен на «мещанский дух», дух срединного и массового человека, дух стандартизации. Культура стала буржуазной, которую мыслители считали неплодотворной и способ ной только к перераспределению и потреблению.

В результате перехода к машинному производству произошла де вальвация процесса труда как творческого процесса, в котором человек способен выразить свою экзистенциальную сущность.

Отчуждение стало естественным состоянием человека, которое при вело к антропологическому кризису.

Основой культуры стал прагматический подход, который привел общество к состоянию цивилизации. Общество стало народно-военным, упрощенным, но отвечающим потребностям массы, народа. Такую куль туру народ был способен воспринимать и понимать.

В современном состоянии культурно-ценностное поле практически не ограничено, ситуация такова, что человек волен выбирать ценностную позицию самостоятельно. При анализе такой проблемы как кризис куль туры необходимо помнить, что кризис в восприятии современников и кри зис с точки зрения науки – явления не одного порядка, но синтез этих подходов дает исследователю уникальную возможность понять культурный кризис как явление и как процесс.

Секция 13. Социология культуры И. В. Ситнова Категория «политическое общество»

в контексте исследований «человеческого капитала»

Политическое общество может быть рассмотрено, во-первых, как корпаративистская модель, т.е. совокупность политических сообществ (community);

во-вторых, как институциональная модель, т.е. как сово купность политических институтов, как институциональная матрица или организация;

в-третьих, политическое общество можно определить как плюралистическую модель, т.е. как информационную сеть;

в-четвёртых, политическое общество можно определить как коллективную душу (пси хологическая модель).

В 60-е годы ХХ была в научном дискурсе получила распространение теоретическая модель, которая получила название человеческого капи тала[1]. Предполагалось, что разработав методы рассчёта «человеческого капитала», можно будет рационализировать её базу для использования, точно также как финансов, сырья, услуг и др.

В 70-е годы ХХ века на смену концепции человеческого капитала пришла концепция человеческих ресурсов.

Во второй половине 80-х годов в международном лексиконе и тер минологии социальных работников появилась новая категория - «Индекс развития человеческого потенциала» (ИРЧП)[2], который включал в себя три составляющие: индекс ожидаемой продолжительности жизни, индекс уровня образования, индекс уровня жизни[2].

Сегодня в России складывается два направления исследования по тенциального человеческого ресурса.

К авторам первого направления относятся Юревич А.В., Ушаков Д.В.

Это направление получило название «макропсихология» [4, с.7], посколь ку в основе этого метода лежат статистические индексы и ориентация на количественную оценку психологического состояния общества. Для оценки психологического состояния разработаны индексы макропсихологического состояния общества[4, с.9]: индекс психологической устойчивости обще ства;

индекс социально-психологического благополучия общества;

индекс устойчивости семьи, индекс социального сиротства, индекс смертности от убийств.

Второе направление в политической психологии в исследовании по литического общества получило название «стратегическая психология» [5].

Автором его является Юрьев А.И. Стратегическая психология ставит перед собой задачи системного исследования типов глобализаций и называет Секция 13. Социология культуры предметом своего исследования – человеческий капитал. Стратегическая психология рассматривает человека как объект воздействия глобализации на человеческий капитал, исследует изменения в психологии челове ка и общества под влиянием глобальных изменений в мире. Стратегическая психология изучает будущее человека и связанный с этим возникающий круг проблем.

Список литературы 1. Экспертные методы оценки качества промышленной продукции.

Система управления качеством продукции. М. – Государственный комитет СССР по стандартам. 1968.

2. Жуков В.И. Что такое ИРЧП? К вопросу о «человеческом потенциале».

Социологические исследования №4 1996г. СС.101-112.

3. Концепция человеческого потенциала: основные положения М.2000 с.11.

4. Юревич А.В., Ушаков Д.В. Макропсихология как новая область психо логических исследований // Вопросы психологии М. 2007. №4 с.3-15.

5. Стратегическая психология глобализиции: психология человеческого капитала6 учебное пособие / Под науч. Ред. Д-ра психол. Наук, проф.

А.И. Юрьева. Спб.:Logos, 2006. -512.

Секция 13. Социология культуры А. О. Слепцова Талант как средство достижения внутренней свободы В контексте данной темы целесообразно обратиться к интерпрета ции термина «талант» в Библии. Талант (греч. talanton), как самая крупная единица массы и денежная единица[2;

496], упоминается во многих притчах.

Одной из известнейших является притча о трех рабах, которые полу чив таланты от своего господина, по-разному распорядились полученным.

Помимо явных смыслов, сводящихся к утверждению, что лишь порицания достоин человек, который, имея что-то, этим не пользуется, - «лукавый раб и ленивый», можно выявить иносказательные, так библейская фраза «зарыть талант в землю» получила новый смысл — пренебрегать своими способностями, не развивать их и т. д.

Кроме того, талант как материальная ценность и талант как «выдаю щаяся врожденная способность»[1;

1304], как ни парадоксально, функцио нально, имеют одну направленность. Факт того, что материальное богатство дарит некоторую свободу, неоспорим, то же самое относится к таланту как интеллектуальному и творческому потенциалу личности. Таким образом, можно говорить о том, что удовлетворение духовных потребностей через талант как уровень способностей, свидетельствует, что путь творчества - это путь к свободе духа, а талант – средство, осуществляющее это движение.

В этом ракурсе, талант следует понимать как возможность реализа ции творческого и интеллектуального потенциала личности, что, в сущно сти, является выходом человека на новый уровень, на котором реализуется имманентная потребность личности в свободе.

Кроме этого, чем талантливее личность, тем сильнее у нее выражена потребность в свободе, и тем больше возможностей удовлетворить ее.

Но, следует заметить, что талантливая личность через творчество пы тается преобразовать окружающий мир, согласуясь только с собственными соображениями о добре и зле. Творчество есть единственная возможность проявить свое волеизъявление, не цензурируя его извне. Причем, стоит особо заметить, что творчество это самая искренняя форма самоизъясне ния, в этой сфере нет места ни цензуре, ни фальши. Но, следует заметить, что личность, оказавшаяся перед нравственным выбором, то есть, облада ющая свободой духа, делает выбор не в пользу добра или зла, выбор здесь обусловлен субъективным пониманием добра.

Но, релятивизмом категории добра, невозможно объяснить любой неблаговидный поступок. Талантливая личность, как личность, обладаю щая большими возможностями по преобразованию окружающего мира, Секция 13. Социология культуры должна, соответственно, чувствовать и большую ответственность. Так, советский писатель-прозаик, подчеркивая значимость искусства, в об щем, и литературы в частности, Ю. К. Олеша, афористически назвал пи сателей инженерами человеческих душ.

Но, осознание личностью своей исключительности обуславливает появление вопроса о том, насколько она свободна в своем творчестве.

Появляется дилемма: обрести свободу духа, руководствуясь только соб ственными представлениями о добре и зле в творческом волеизъявлении или руководствоваться принципами высокой духовности, видя призвание творца в облагораживании действительности. Разрешение этой этической дилеммы зависит от личных нравственных установок талантливой лич ности и степени объективности понимания ею такой категории как добро.

Список использованной литературы 1. Большой толковый словарь русского языка, под ред. С.А. Кузнецова, СПб., 2000, 1536 с.

2. Словарь иностранных слов. 7-е изд., перераб. Русский язык, под ред.

А.Г.Спиркина, М., 1979, 624с.

Секция 13. Социология культуры Д. К. Танатова Стратегии аккультурации этнических мигрантов в российской столице Известно, что чем выше межгрупповая и внутригрупповая сплочен ность общинных конфессиональных, социально-статусных, кровнород ственных групп, тем крепче связь иммигранта с общиной, и соответствен но, труднее аккультурация мигрантов в принимающее общество. Крупные диаспоры в Москве – азербайджанская, татарская, вьетнамская, китайская, украинская, узбекская, таджикская и др. Большая их часть сохраняет этно культурную специфику в полной форме.

Вместе с тем, члены диаспоры, проживающие в Москве десятки лет, постепенно формируют другое качество культуры этносоциальных отноше ний. Постепенно самосознание и отношение к окружающему в основном начинает совпадать с менталитетом принимающего общества. Ослабевают этнокультурные традиции, появляются новые политические и социаль ные ориентиры. В Москве в силу объективных обстоятельств, связан ных с дисперсным расселением членов общины, уменьшением притока новых иммигрантов, ростом социальной мобильности, темпов урбаниза ции, аккультурация ускоряется. Роль диаспоры в качестве буфера между иммигрантом и принимающей стороной утрачивается. Диаспора прини мает скорее символическую форму.

Городская жизнь, современное производство и предприниматель ство, школа, СМИ, расширение социальных контактов сочетаются с ростом потребностей и потребления, и довольно быстро перестраивают сознание этнического мигранта, формируют личность информированную, социально динамичную и хорошо подготовленную к восприятию влияния московской принимающей среды.

Мощный фактор ослабления диаспоральных отношений – этноге нетическая миксация, смешанные браки. Число таких браков растет, осо бенно в Москве, Санкт-Петербурге, других крупных российских городах.

Дети от смешанных браков двуязычны и бикультурны уже только в силу различия родительских языков и культур. Обычно у них смутное этническое самосознание, нет психологических барьеров, препятствующих успешной ассимиляции.

Россияне в целом склонны одобрить вступление в брак своего близ кого родственника или родственницы с представителями славянских или европейских национальностей. При этом гипотетический брак с уроженца ми Кавказа или арабами часто вызывает у жителей РФ отторжение. Таковы Секция 13. Социология культуры результаты опроса, проведенного ВЦИОМ 27 августа 2010. Респонденты без каких-либо негативных оценок воспринимают брак россиянина с укра инцем или белорусом (45%), европейцем – немцем, англичанином или французом (44%), а также прибалтом – латышом, литовцем или эстонцем (43%) и американцем (41%). Наиболее негативно воспринимают россияне браки с чеченцами (65%), арабами (63%), народами Средней Азии – казаха ми, таджиками, киргизами или узбеками (60%). Неприятие вызывают и со юзы с грузинами, армянами и азербайджанцами (54%), а также с евреями (46%).

ВЦИОМ также отмечает, что за последние восемь лет россияне стали реже одобрять браки между самими русскими людьми (с 79 до 70%), но, в то же время, стали реже возражать против союзов с народами Кавказа (с 58 до 54%) и более нейтрально относиться к бракам с украинцами или белорусами (с 34 до 45%), прибалтами (с 36 до 43%), европейцами (с 39 до 44%).

В качестве особенностей аккультурации этнических мигрантов рассматриваются также такие аспекты жизнедеятельности как сфера за нятости, образования, отношения со столичной молодежью и др. В целом актуальность проблемы напряженности межэтнических отношений в мо сковском мегаполисе зафиксирована в ходе ряда исследователй, которые подчеркивают достаточно выраженный конфликтный потенциал, а также «риски» и «угрозы» межэтнических отношений в Москве.

Секция 13. Социология культуры А. Л. Темницкий Социокультурные модели анализа трудовой культуры наемных работников Столкновения двух культур: прозападной и просоветской находит отражение во всех сферах современного российского общества, в том числе и сфере труда. Его конкретным воплощением здесь является про тиворечивый процесс взаимосвязи остаточной культуры труда советского типа с новыми социально-трудовыми отношениями, нормами и образцами поведения постсоветского, западно-ориентированного содержания.

Предполагается, что для адекватного понимания и объяснения из менений в процессах продолжающегося столкновения двух культур необ ходимо использовать те аналитические модели, содержательные принципы которых строятся на использовании дуальных, а не однозначно, векторно выверенных методических позиций. Социокультурные модели, в основу которых закладываются принципы дуальности прошлого и настоящего, традиций и инноваций, культуры и социальных отношений и д.р. облада ют, на наш взгляд, большим объяснительным потенциалом, чем структур но-функциональные, социально-механизменные, неоинституциональные, модель экономического человека.

Базовыми принципами для построения различных модификаций социокультурных моделей являются стороны противоречивого взаимо действия социального и культурного, в котором культура – способ реа лизации субъективных представлений, мыслей, способностей, интенций индивидов, а социальное отражает объективные условия, рамки, границы, структуру в целом [1;

56].

Больший объяснительный потенциал социкультурных моделей основывается на последовательном использовании диалектических прин ципов:

1. Социальное не может существовать без культурного, а культурное – без социального.

2. Возможно гармоничное либо вынужденное (гибридное) единение социального и культурного.

3. Предполагается потенциальная противоречивость между соци альным и культурным.

4. Возможно относительное доминирование социального над куль турным и культурного над социальным, но невозможно полное подавление одного другим.

Секция 13. Социология культуры 5. Возможна «оборачиваемость» социального в культурное и куль турного в социальное.

Конкретные модификации социокультурных моделей получили от ражение в авторских исследованиях соотношения социальных и культур ных проявлений институтов неэкономической зависимости прошлого и на стоящего [2], взаимодействия патерналистских и партнерских ориентаций рабочих [3], рыночных и нерыночных принципов трудовой культуры со временных наемных работников [4].

Список литературы 1. Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта. Т.1. От прошло го к будущему. Новосибирск, 1997. С.56.

2. Темницкий А.Л. Социальные и культурные проявления институтов неэкономической зависимости в сфере труда российских рабочих // Историко – экономические исследования. 2007. Том 8. №2. С.91 – 121.

3. Темницкий А.Л. Ориентации рабочих на патерналистские и партнер ские отношения с руководством // Социологические исследования.

2004. №6.С.26-37.

4. Темницкий А.Л. Социокультурная модель наемного работника рыноч ного типа // XI Международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества. В 3-ех книгах / Отв. ред. Е. Г. Ясин.

М. : Изд. дом ГУ ВШЭ, 2010. Книга 2. С. 376 – 385.

Секция 13. Социология культуры Ю. Ч. Тлехас Автомобилизация как социокультурный феномен Исследование социокультурных последствий автомобилиза ции в России показывает, что автомобиль, отношение к нему владель цев и взаимодействие людей по поводу автомобиля, в первую оче редь в контексте дорожных ситуаций, приобрели устойчивый ценностный смысл и создали пространство социально-культурных типизаций комму никативных взаимодействий, которые следует продолжать изучать и учи тывать в социально-регулятивной деятельности.

Трудно переоценить роль автомобиля в жизни современного чело века. Автовладельцы интуитивно оценивают свой статус как повышенный, учитывая при этом брэндовую ценность своего автомобиля, аналогично тому, как в предшествующие эпохи всадники четко отделяли себя от со словий пеших сограждан, и в то же время ревниво соотносили «стати»

своего «транспортного средства», его ухоженность, украшения, средства индивидуализации с другими. Мы выявили, что для многих автовладель цев значим эффект «одушевления» машины, наделения ее именем, харак тером и т.п. Автомобили вносят существенную роль в изменение стиля жизни связанных с ними людей, и социокультурные последствия авто мобилизации в этом смысле состоят не только в ускорении темпа жизни, повышении плотности коммуникаций, продвижении урбанистической культуры в поселенческую периферию, но и в осознании и использовании автомобиля человеком как особой социальной оболочки, определяющей социокультурную дистанцию, контур личной защиты, идентификацию свой-чужой и многое другое.

Мы показали, что автомобиль уверенно вошел в жизнь россиян и для значительной части общества стал неотъемлемым элементом образа жизни.

Большинство автовладельцев уже не представляют, как можно обходиться без машины. Это привело к расширению особого поля социально-норма тивного поведения, связанного с действием регламента правил дорожного движения. В работе большое внимание уделено тому, как реально склады вается ситуация массового подчинения правилам в условиях перманентной социальной аномии, институциональной неустойчивости самой правопод держивающей системы (в частности, реформы МВД), а также динамичного изменения собственно свода правил.

Для того, чтобы учесть социально дифференцирующие и субкуль турные аспекты автомобилизации, мы изучили водительское сообщество как совокупность определенных классификационных и реальных (т.е.

Секция 13. Социология культуры различающихся своим поведением) групп. Мы выяснили, что по своему отношению к автомобилю его владельцы делятся на тех, кого больше при влекают объективные материальные качества машины как транспортного средства, и тех, кто придает большее значение автомобилю как средству увеличения степени свободы, мобильности, комфорта и престижа. Вторая группа автовладельцев в большей степени осуществляет символическое потребление своей машины, зачастую фиксируя его именем собственным.

Оказалось, что существенное значение имеет гендерное различие автовла дельцев. Женщины относятся к машине более практично, придают основ ное значение ее реальным свойствам, более осторожно и нормативно ведут себя за рулем.

Дилемма между «роскошью» и «средством передвижения» для боль шинства российских водителей решается в пользу второго варианта, хотя символические факторы потребления также находят широкое распростра нение. Пока российская традиционная культура сопротивляется натиску потребительской идеологии, но тенденция представляется неблагоприят ной, и престижностные компоненты рано или могут возобладать.

Секция 13. Социология культуры А. А. Хвостов Место жанра ужаса в современной культуре Широкая популярность жанра ужаса в наше время ни для кого не является большим секретом. Ведь известно, что интерес к мистике и ужасам особенно заметен в годы крупномасштабных социальных, экономических, духовных и прочих кризисов, которые мы все с вами постоянно стоически переживаем. Поэтому неудивительно, что многие граждане нашей страны хорошо знакомы с понятием «ужас». Достаточно посмотреть на ассорти мент книжных магазинов и лотков, которые просто завалены разнообраз ной литературой ужасов (как классической, так и современной). В кино (особенно зарубежном) огромный успех у обывателей имеют так называ емые «фильмы ужасов». На телевидении тема ужасов стабильно получает высокие рейтинги зрительской аудитории. Некоторые литературные ав торы и СМИ успешно используют слово «ужас» в своих заголовках. В на шем веке тему ужаса и всего, что с ним связано, подхватили отечественные предприниматели, менеджеры и представители других сфер деятельности.

В связи с этим можно сказать, что тема ужаса и мистики помимо того, что имеет большую популярность, ещё и приносит доход тем, кто её удачно эксплуатирует, в частности, в сфере туризма. К тому же, одним из самых известных и актуальных видов преступлений считается терроризм (с английского языка слово «terror» тоже переводится как «ужас»). И с этим ужасом человечество имеет дело практически ежедневно.

Следует напомнить, что ужас давным-давно вошёл в нашу русскую речь и бытовую жизнь. При общении людей на разнообразные темы мож но часто услышать такие словосочетания как «ужасная жизнь», «ужас, что творится в стране», «ужас как выглядишь» и многие другие подобные вы ражения. В нашей стране во многих городах функционируют шоу, театры, балаганчики, аттракционы ужасов;

открываются так называемые «мага зинчики ужасов», торгующие соответствующей продукцией (кошмарные маски героев кинофильмов, одежда, предметы и т. д.). В молодёжной (и не только) среде продолжает вызывать интерес так называемый «чёрный юмор». Ужасные названия и темы для песен часто используются в музы кальном творчестве. А в Америке даже в спорте используют такое ужасное слово как «дьявол» – вспомним команду «Нью-Джерси Дэвилс» («New Jersey Devils») из НХЛ.

Таким образом, ужасы давно вошли в книги, фильмы, телевизи онные передачи, компьютерные игры, интернет и прочее, а переживание ужаса стало массовой потребностью в современной культуре. К сожалению, Секция 13. Социология культуры ужас никогда не рассматривался учёными (социологами, философами, психологами, культурологами и многими другими) как предмет, достой ный серьёзного научного внимания. Поэтому актуальность данной темы обусловлена необходимостью более глубокого понимания значения ужаса, социальных и психологических причин его существования, функций, роли ужаса в современном обществе. Всё вышеперечисленное по-прежнему представляется малоисследованным сюжетом в социологическом знании.

На наш взгляд, необходим комплексный анализ присутствия и по требления темы ужаса в современном социокультурном пространстве че ловека. Для начала следует рассмотреть истоки ужаса в мировой культуре, изучить классическую художественную и научную литературу соответ ствующей тематики, затем развить тему применительно к нашей жизни (с помощью качественных и количественных методов исследований) и на основании этого указать место ужаса в современном кинематографе, теа тре, литературе, изобразительном искусстве, музыке, СМИ, шоу-бизнесе, спорте, интернете и прочем. А результаты проведённого исследования можно будет опубликовать в очередной научной монографии, которая будет полезна в качестве базового материала для дальнейших (более глобальных) социокультурных исследований данного явления.

Секция 13. Социология культуры Ж. О. Шишова Благотворительность в современной России как культурный феномен.

Проблемы и пути их разрешения Проводя социологический анализ многолетнего функционирования системы социальной защиты населения отметим, что ее корни уходят дале ко в прошлое и тесно связаны с благотворительной деятельностью.

История развития благотворительности в России показывает, что этические принципы российского бизнеса всегда предполагали социальную ориентированность на помощь наиболее нуждающимся слоям населения.

Однако, современные русские миллионеры и спонсоры еще недостаточно осознают всю объективную необходимость такой деятельности и свое ме сто в происходящих изменениях, модернизации общества и восстановления его культурных традиций.

Благотворительность, еще недавно воспринимавшаяся как явление истории, вновь становится современной реальностью. Ее правовой статус закреплен в Федеральном законе «О благотворительной деятельности и бла готворительных организациях» [1].

Существует множество определений понятия «благотворитель ность».

Мы солидарны с В.Н. Якимец, который определяет благотвори тельность как «негосударственную добровольную безвозмездную деятель ность в социально-экономической сфере, направленную на поддержку отдельных субъектов, организаций и предприятий, у которых по тем или иным экономическим причинам не хватает экономических ресурсов для полноценного функционирования и развития». [5].

Некоторые ученые, ссылаясь на российский менталитет, полагают, что спонсорство и благотворительность не получат в России широкого распространения. Различным периодам формирования благотворительной деятельности в нашей стране присущи как общие, так и специфические характеристики, которые обусловлены социальными, экономическими, политическими и культурными особенностями развития российского общества.

Интерес богатых людей к благотворительной деятельности невозмо жен без установления сотрудничества и партнерства между государственной властью, бизнесом, СМИ и благотворительным сектором, а также без объ единительных тенденций внутри самого третьего сектора.

Секция 13. Социология культуры Президент страны Д.Медведев призывает бизнес принимать ак тивное участие в благотворительности, обращает интерес богатых лю дей к культурному наследию России, социальной помощи населению, строительству школ, больниц, реабилитационных центров и т.п. Таким об разом, благотворительность должна в значительной степени способствовать формированию позитивного имиджа бизнеса как культурного феномена.

Для возрождения интереса к спонсорству и благотворительности необходимо стимулирование наших предпринимателей, так как сейчас заниматься этим бизнесменам невыгодно. Например, в США до 10% не облагаемого дохода фирм освобождается от налога, если организация на правляет соответствующие средства на благотворительную деятельность.

Хотелось бы, чтобы и в России существовали законы о льготах для лиц, бескорыстно занимающихся благотворительностью и спонсорством.

Слабо развиты в России моральные стимулы меценатства.

Необходимо широко публиковать в СМИ материалы о благотворительной деятельности. Расходование благотворительных денег должно контроли роваться самым строгим образом.

На наш взгляд, возможно было бы учредить в России звание «Почетный меценат», что также являлось бы должным стимулом и при влечением интереса к еще только начинающей возрождаться системе благо творительности в России. То, что во всем мире считается нормой, в нашем государстве воспринимается как нонсенс.

Таким образом, интерес богатых людей в России к благотвори тельной деятельности присутствует, и, в настоящее время, значительная часть предпринимателей оказывают помощь детским домам, больницам, интернатам и др. Однако, до сих пор в этой области наблюдается чрезмер ная либерализация и низкая социализация. Тем не менее, благотворитель ность в нашем обществе существует и в последние годы заметно развивает ся, проявляясь как форма социальной справедливости.

Список литературы 1. Федеральный закон от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворитель ной деятельности и благотворительных организациях» Российская газета от 17 августа 1995, № 159.

2. Векслер А.Ф., Тульчинский Г.Л. Зачем бизнесу спонсорство и благо творительность. – Н.Новгород, 2002.

3. Герасимова Г. Национальным проектам–промышленную поддержку.

Промышленник России.-2004.№ 11.

4. Медведев обещал благотворительность по закону.

5. Я к и м е ц В. Н. Р ы н о к и с с л е д о в а н и й б л а г о т в о р и т е л ь н о сти в современной России: Попытка системного осмысления.

Благотворительность в России: Социальные и исторические исследования.-СПб., 2001.

Секция 13. Социология культуры В. З. Шурбе Полифигуративный тип межпоколенных взаимодействий В научных дискуссиях звучит тезис о том, что «сегодня назрел новый конфликт поколений», который порожден тем, что у младшего поколения мозг претерпевает «цифровую прошивку», а «старшее поколение осталось один на один… с миром высоких технологий» [5]. Совершив цифровую революцию, старшее поколение «лишило» себя функции «линейного»

информационного транслятора, поэтому нужны новые методологические основания в исследовании межпоколенных взаимодействий.

В социологическом дискурсе «поколение» как социальный феномен не может формулироваться как константа, статичность, но как взаимос вязь и взаимозависимость. Социальное поколение формируется и может состояться как социальная общность только в процессе взаимосвязанно го и взаимозависимого взаимодействия. То есть, не только новое поколение зависит от предыдущего, но и предыдущие поколения зависят от новых. Эта зависимость проявляется и в конкретном взаимодействии, и в восприятии прошлого опыта, и в прогнозировании и проектировании будущего опыта.

Каждый тип культуры, фигурация как форма социального вза имодействия поколений-генераций, по мнению М. Мид, «отражает то время, в котором мы живём». Неравномерность индивидуальных жиз ненных историй [6], постоянное непреходящее замещение индивидов из поколения в поколение [1, 3], культурные и цивилизационные сдвиги [2, 4, 6], со-трансформации локальных и целостных систем, индивидуальное многообразие и ряд других оснований порождают разноуровневое соот ношение культурных возрастов [4] в локальных целостных поколенческих образованиях и, как следствие, социальное напряжение, которое находит своё выражение в динамике межпоколенных отношений.

Новыми являются не межпоколенные конфликты. Формируется новая фигурация межпоколенных отношений, которая наиболее адекватна современным социальным условиям и отношениям, - полифигуративный тип культуры. Этот тип культуры характеризуется тем, что разные поколе ния учатся у разных поколений. В опыте каждого поколения – одно- и раз новременно действующих – формируется общий опыт, который в самом процессе формирования проходит и социокультурную апробацию и моди фикацию, и нормативно-ценностную оценку.


Поколение является динамичной самовоспроизводящейся (био логически и социально) социальной материй и фиксируется и теоретиче ски, и эмпирически. Поколение как социальный феномен обладает всеми Секция 13. Социология культуры процессными признаками: неравномерностью и негомогенностью (гете рогенностью), непреднамеренностью действий и последствий, динамич ностью, пластичностью, изменчивостью, сменяемостью, дискретностью, интегративностью, фигуративностью.

Не принимая во внимание эти особенности и признаки, исследова тель неизбежно межпоколенные взаимодействия начинает интерпретиро вать, исходя из конфликтной парадигмы.

Список литературы 1. Казеннов А.С. Генерационные отношения в воспроизводстве челове ка и самоорганизации общества. М., 2002, 176 с.

2. Мид М. Культура и мир детства. М., 1988, 429 с.

3. Семенова В. Социальная динамика поколений: проблема и реальность.

М., 271 с.

4. Смирнов С.А. Культурный возраст человека: Философское введе ние в психологию развития. Новосибирск, 2001, 261 с.

5. Смолл Г., Ворган, Г. Мозг онлайн. Человек в эпоху Интернета, М., 2011, 352 с.

6. Элиас Н. О процессе цивилизации. Социогенетические и психогене тические исследования. Т. 1,2, СПб., 2001.

Секция 13. Социология культуры М. А. Южанин Глобализация и современные культурно-цивилизационные системы Исследование процессов глобализации и их влияния на развитие че ловечества и присущих ему форм организации общественной жизни стало одним из ведущих направлений современного социально-гуманитарного познания. Вступив в третье тысячелетие, народы всех континентов при стально вглядываются в будущее, пытаясь определить облик формирую щегося глобального миропорядка Глобальные вызовы и угрозы ставят под сомнение само выживание человечества, его благополучие и процветание. Особую актуальность при обретает комплексный социологический анализ происходящих глобальных трансформаций, который не только эксплицирует сущностные черты и за кономерности последних, но и обозначает перспективные пути развития различных стран, этносов и социокультурных систем в глобализирующемся мире.

В настоящее время практически все страны мира активно вовлека ются в глобализационные процессы. С одной стороны, перед человечеством открылись принципиально новые возможности и перспективы. Развитие глобальных коммуникационных и информационных технологий, транс национальных экономических, геополитических и социокультурных свя зей, рост числа международных организационных структур, повышение их функциональной значимости закладывают объективные основы фор мирования общепланетарной интеграции различных государств, этносов, культур и цивилизаций. С другой стороны, современные реалии националь но-государственного и этнокультурного развития в условиях глобализации характеризуются наличием целого ряда негативных явлений и тенденций.

Социально-экономическая поляризация мирового сообщества, кризи сы в мировой экономике, политике и духовной жизни, повышение кон фликтогенности международных отношений, попытки навязывания все мирной социальной и культурной унификации, глобальные экологические угрозы, активизация транснациональной преступности, международного терроризма и экстремизма – это далеко не полный перечень проблем, при сущих жизнедеятельности человечества и затрагивающих каждую конкрет ную страну и народ. Следует выделить проблемный характер современных межэтнических и межкультурных взаимодействий в глобализирующемся мире. Активизация международных миграций, значительное увеличение степени интенсивности кросс-культурных отношений способствовали Секция 13. Социология культуры формированию полиэтнического облика подавляющего большинства нынешних государств — наций. Опыт межэтнического и межкультурного общения в современном мире оказался далеким от идиллии. Проявления этноцентризма и ксенофобии, систематической дискриминации по этни ческому (лингвистическому, конфессиональному, расовому) признаку, межэтнической напряженности и открытых конфликтов сегодня распро странены значительно больше, чем ситуации консенсусного мультиэтни ческого и мультикультурного единения.

Актуализация глобализационных процессов и их неоднозначное влияние на развитие нынешних государств и этнокультурных сообществ заставили многих научных, политических и общественных деятелей все рьез задаться вопросами: сохранятся ли в новых условиях национальная государственность и этничность, геополитическое и социокультурное многообразие, следует ли каждому народу поддерживать и развивать свою самобытность, выбирать особый социально-исторический путь или, на против, принять участие в формировании гомогенной общечеловеческой цивилизации и культуры? Ответы на данные вопросы, равно как и предла гаемые варианты национальной и этнокультурной политики, контрастиру ют между собой. Очевидна растущая необходимость выработки стратегии общественного развития каждого народа и всего мирового социума в усло виях глобализации.

Секция 13. Социология культуры Н. З. Ярощук Проблемы мультикультурализма в современном обществе В последнее время термин мультикультурализм обычно упоми нается в паре со словом крах. И Ангела Меркель заявила, что попытки построить мультикультурное общество в Германии полностью провали лись;

и британский премьер Дэвид Кэмерон осудил политику мультикуль турализма;

и президент Франции Николя Саркози признал провал мульти культурализма. Подобной позиции придерживаются и лидеры некоторых других европейских стран. Проблемы мультикультурализма становятся предметом обсуждения социологов и философов на различных россий ских форумах. Значительное внимание уделили им, например, академик Гусейнов А.А. и академик Лекторский В.А. в своих докладах на очередных Международных Лихачевских научных чтениях в Санкт-Петербурге в мае 2011 г.

То, что называют нынче модным словом «мультикультурализм», имеет давнюю историю. Речь идет о сосуществовании различных этни ческих, национальных культур, поставленных в условия выбора вектора своего развития: изоляция от других культур, или сближение с ними, слияние. Социальная практика нашла свое отражение в теоретической конструкции или дискурсе (еще одно модное слово). Мультикультурное общество предполагает, что оно и мультинациональное. Культура, как ут верждал Н.А.Бердяев, может быть только национальной. Попытка слияния национальных культур была предпринята в Соединенных Штатах Америки, известный принцип «плавильного котла».

В отличие от Соединенных Штатов, в Канаде мультикультурализм был провозглашен официальной политикой. Франкоканадская и англока надская культуры благополучно сосуществуют, хотя противоречия между ними время от времени обостряются.

Крах политики мультикультурализма в европейских странах стал следствием обострения противоречия между этническими, национальными культурами. С одной стороны, стремление господствующей националь ной культуры поглотить культуры относительно слабых, малочисленных этнических общностей, образующихся из мигрантов;

с другой стороны, стремление этнических общностей к культурному обособлению, изоля ции. Неизбежен ли такой результат? Диалектический подход позволяет по-иному взглянуть на проблему.

Секция 13. Социология культуры Не поглощение одной культурой других и не изоляция, а их вза имодействие. Взаимодействие национальных культур на принципах ра венства и равноправия приводит к их взаимообогащению при сохранении самобытности, когда свободное развитие каждой становится условием свободного развития всех. В современных обществах правильно понятому мультикультурализму альтернативы нет.

В России в плане мультикультурного общества ситуация иная.

Российское государство не становилось полиэтничным вследствие вклю чения иноэтничных общностей из других стран. Здесь сосуществовали различные этносы на протяжении веков. Их культуры имели возможность самостоятельного развития, взаимодействуй с другими культурами, пре имущественно, с русской. Но миграция последнего времени внесла суще ственные коррективы и в социально-этническую структуру российского общества. Поэтому проблемы развития национальных культур решаются, во-первых, федеральным устройством государства, когда субъекты феде рации наделены определенными правами и возможностями в данной обла сти, и, во-вторых, путем реализации принципов национально-культурной автономии.

Конституция РФ гарантирует равные права, независимо от расовой, национальной и конфессиональной принадлежности. Принятый в мае года Федеральный закон «О национально-культурной автономии», предо ставляет этническим общностям и национальным группам достаточно возможностей и условий для реализации потребностей и интересов в плане развития национальной культуры. Дело за небольшим – чтобы положения Конституции и Закона выполнялись.

IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция Социология религии Секция 14. Социология религии Т. В. Андриянова «The nation with the soul of a church»:

американская концепция гражданской религии Впервые обратившись к проблеме формирования концепции граж данской религии в Америке, профессор Роберт Белла, а затем и его коллега Филипп Хаммонд, представили научному миру обширную тему для дис куссии. Предметом ее стало само название научного феномена, обозначен ного авторами как «гражданская религия». На страницах своих статей они обсуждали этот термин, разъясняя, что «путаница с относительно природы гражданской религии кроется в путанице относительно природы амери канской республики»[1;


1]. Предлагалось заменить его более нейтральными – «политическая религия», «религия республики», «общественная набож ность», так как они не имели «такой эмпирической неопределенности как гражданская религия с ее двухтысячелетней историей общественного резо нанса» [1;

1]. В более поздней работе «Привычки сердца» (1982г.) Белла и его исследовательский коллектив переформулировали «гражданскую рели гию» в «республиканскую религию», подчеркивая ее детериминирован ность американской формой правления [2].

Обращаясь к истокам появления гражданской религии в Америке, Белла и Хаммонд указывают на труды теоретиков республиканского правле ния от Платона до Н.Макиавелли, А.Токвиля и Ж-Ж.Руссо, которые в зна чительной степени повлияли на «отцов-основателей» республики в аме риканском варианте. Вывод, который делают авторы опирается на два момента: первый – «на протяжении двух тысяч лет существовала глубокая антипатия, действительно полная несовместимость между гражданской ре лигией и христианством» [1;

2];

второй – «христианский религиозный сим волизм, казалось бы, более монархический, чем республиканский… и вели кие теоретики республики удивлялись: сможет ли христианство создавать хороших граждан?» [3;

192]. Таким образом, уникальный ответ, который Америка явила миру, не вписывается ни в одну известную концепцию религии. Впрочем, авторы указывают, что в начале своего существования, Америка некоторое время представляла собой то, что Самуэль Адамс назвал «Христианской Спартой» [1;

2].

Следующий важный этап развития гражданской религии насту пает с принятием Конституции США в 1787 г. и последовавшим за этим «Биллем о правах» (1791 г.) с его 10 поправками к Конституции, первая из которых касалась отношений государства и религии. Две основные ее части названы «Положение об установлении» и «Положение о свободном Секция 14. Социология религии исповедании». Белла обобщает как «гениальный» ответ практически на все проблемы в этой области – «отделение церкви от государства»… уси ленная неудачным сравнением Джефферсона со «стеной разделения» [1;

3].

Речь идет о выражении третьего Президента США Томаса Джефферсона, которое появилось в 1802 году в письме, адресованном Дэнбургской бап тистской ассоциации. Мнение, высказанное по поводу частного случая притеснения баптистов конгрегационалистамив штате Коннектикут, стало трактоваться как универсальный ответ на все вопросы. В так называемой «стене Джефферсона» в последнее время стали появляться трещины, свя занные с мощным движением в политической жизни Америки правой Христианской коалиции, действующей под лозунгом - «Разрушайте эту стену!».

Не доказывая то, что американский народ – это «the nation with the soul of a church», Белла подчеркивает уникальность, беспрецедентность американского религиозного опыта, в котором они (американцы) видят свое предназначение, избранность, возможность и необходимость нести всему окружающему миру ценности гражданской религии – свободу и де мократию.

Литература 1. Bellah R., Hammond P. Varieties of Civil Religion. Calif., 1978, p. 1-3.

2. Bellah R. Habits of the heart: Individualism and Commitment in American life (with R.Madsen et all). Berk., 1985.

3. Alexis de Tocqueville. The European Resolution and Corresponence with Gobineau. N.Y., 1970, p.192.

Секция 14. Социология религии Т. П. Белова Киберрелигиозные практики как объект социологического исследования Современные информационные технологии создают дополни тельные возможности для удовлетворения религиозных потребностей.

Например, благодаря интернет-ресурсам Русской православной церкви вебпользователь «может получить текст очередного Богослужения или редкого акафиста, узнать новости как епархиальные, так и какого-либо отдельного храма, где бы он ни находился, вплоть до расписания служб монастыря, увидеть изображение любой иконы или услышать тот или иной распев. Можно с помощью форумов… получить ответ (не только от свя щенника) на любой интересующий вопрос или пообщаться в чате…» [3;

98].

На основе обобщения научной литературы по проблеме религиозной жизни в Интернете, можно выделить культовые и внекультовые киберрели гиозных практики. К первым исследователи относят: онлайн-молитвы;

уча стие в богослужениях и прослушивание проповедей, транслируемых в Сети;

исповедь через Интернет;

киберритуалы;

виртуальные поломничества [1;

107 – 111]. Ко вторым следует отнести: общение в Интернете со священни ками и единоверцами;

заказ через интернет-магазины религиозной литера туры, CD-дисков с проповедями, фильмами на религиозные сюжеты и т.п.;

чтение официальных церковных документов;

религиозное образование посредством Интернета и т.д.

Наиболее высокие показатели компьютерной грамотности отмеча ются у учащейся молодежи, поэтому именно эта социальная группа пред ставляет интерес для социологического исследования киберрелигиозных практик.

В апреле 2010 г. было проведено анкетирование студентов ряда вузов, колледжей и учащихся нескольких профессиональных лицеев г. Иваново (N = 216 чел.). Было опрошено равное число респондентов по следующим стратам: тип учебного заведения, пол, возрастная когорте (16 - 17 лет, 18 19 лет, 20 лет - 21 год). Необходимым условием участия в опросе являлось наличие православной самоидентификации. Степень воцерковленности респондентов определялась на основе методики В.Ф. Чесноковой [2]. Ее применение позволило выделить следующие группы: 1) невоцерковленные (группа О, по В.Ф. Чесноковой) – 35,2 %;

2) слабовоцерковленные (груп пы С и Н) – 42,2 %;

3) воцерковленные (группы П и Ц) – 22,6 %.

Секция 14. Социология религии Согласно результатам исследования Интернетом пользуются все опрошенные, ежедневно – 71,3 %. Для того, чтобы углубить свои зна ния о православии, к нему обращаются лишь 2 % от общего числа респон дентов. О знакомстве с православными сайтами сообщили 4,6 % опрошен ных, об опыте общения со священнослужителями по e-mail, Skype и т.п.

– 6 %.

Установки на участие в киберрелигиозных практиках выявле ны у 45 % воцерковленных, 27,5 % слабовоцерковленных и у 28 % респон дентов с нулевой степенью воцерковления. Но если у представителей пер вой группы они воспринимаются не как базовые, а как дополнительные, помогающие расширить и углубить религиозный опыт, то во второй и осо бенно третьей группе они выступают (или могут выступать) и в качестве доминирующих.

Допускают возможность прихода к вере через Интернет 37 % опро шенных (55,3 % невоцерковленных, 25,3 % слабовоцерковленных и 30,4 % включенных в церковную жизнь). Следовательно, киберрелигиозные прак тики становятся одним из каналов воцерковления.

Список литературы 1. Пратына Д.А. Киберрелигия: проблема интерпретации // Религиоведение, 2008, № 4, С. 104 – 117.

2. Чеснокова В.Ф. Тесным путем: процесс воцерковления населения России в конце XX века. М., 2005, 304 с.

3. Яхонтова Е.С. Православная Церковь как социальный институт в со временном информационном пространстве. СПб., 2008, 133 с.

Секция 14. Социология религии М. Благоевич Статистика религиозности граждан Сербии Религия и религиозность это сложные, переменные, противоречи вые, но постоянно присутствующие духовные и общественные феномены.

Социологию в первую очередь интересуют общественные аспекты рели гии и религиозности и не только то, как эволюция религиозного сознания человека воздействует на общество, в котором он живет, но и то, как обще ство влияет на религию, церковь и религиозность людей.

Взгляд в прошлое: на религию и церковь в Сербии до Второй миро вой войны смотрели положительно, религиозные ценности были составной частью общепринятых общественных ценностей, церковь была тесно свя зана с государством, и когда это выражалось в природе этих связей, в со гласии, сотрудничестве и взаимной поддержке (симфония) или же в слу жении государству и выполнении многочисленных социальных функций.

Государственные и социальные причины несомненно влияли на пробле матичный прорелигиозный и мажоритарный проправославный консенсус.

После окончания Второй мировой войны в социалистичком госу дарстве Югославия складывается религиозная ситуация прямо противо положная первоначальной. Идейно-религиозный маятник резко откло няется в противоположную позицию с известными последствиями для религиозности населения и ее общественного значения.

В конце 80-ых и в начале 90-ых годов прошлого века в Сербии благодаря «другому идейному удару», духовный маятник после несколь ких десятилетий эвидентно сместился с декларированного атеизма сно ва к декларированной вере. В такой идейной трансформации структура верующих постепенно консолидируется и в течение первого десятилетия нового века вновь устанавливается относительно стабильная структура верующих с определенными характеристиками.

Показатели религиозной идентификации1. Существует несомненное консенсуальное принятие конфессиональности. Хотя конфессиональная идентификация является слабым индикатором религиозности отдельной личности, ее следует, без сомнения, учитывать при рассмотрении связи людей с религией и церковью, поскольку конфессиональность, давая только начальную картину связи людей с религией и церковью, одновре В анализе современного состояния религиозности мы опираемся на результаты обширного и си стематического исследования религиозности граждан Сербии, проведенного на репрезентативной выбор ке в 1219 респондентов группой сотрудников Христианского культурного центра из Белграда в 2010 году.

Секция 14. Социология религии менно указывает и на историко-традиционное измерение этой связи, что, несомненно, имеет свою социальную значимость. 92,7% от общего числа респондентов подчеркивают, что принадлежат к определенной конфессии, прежде всего к православной (78,6%).

Четыре пятых из числа респондентов (81,2%) самодекларируются как религиозные люди. Среди религиозных респондентов преобладают так называемые традиционные верующие (36,9%), которые участвуют в от дельных обрядах своей конфессии, уважают обычаи, но не являются актив ными в своем религиозном сообществе. По шкале общей самоидентифи кации с религией и церковью общая численность нерелигиозных граждан равняется 13,8%, 3,1% из которых самодекларировались как убежденные атеисты. Приблизительно столько же респондентов, высказавших амби валентное отношение к религии, или имевших неопределенное отноше ние к религии и церкви.

Литература 1. Ђорђевић Б. Д. Бег од цркве, Нота, 1984.

2. Дубин Б. Массовая религиозная культура в России (тенденции и итоги 1990-х годов), //Вестник общественного мнения, 2004,№ 3.

3. Чеснокова, В. Ф. Тесным путем. Процесс воцерковления населения России в конце XX века, Академический проект, 2005.

4. Kuburi, Z. Hrianstvo i psihiko zdravlje vernika, u Hrianstvo,drutvo, politika, JUNIR godinjak VI, 1999.

5. Синелина Ј. Динамика религиозности грађана Русије од 1989. до 2006.

године, у Могућности и домети социјалног учења православља и право славне цркве, Конрад Аденауер и ЈУНИР, 2010.

Секция 14. Социология религии А. И. Бобков Религиозный опыт как мировоззренческая основа этнического самосознания В социальной философии одной из ключевых проблем остро сто ящих на сегодняшний день является проблема порождения социальной субъектности. Социальная субъектность порождается конкретным видом опыта. Специфика опыта состоит в том, что он одновременно порождает самоутверждение через самосознание самобытности.

Поэтому, мы очень часто обнаруживаем при реконструкции соци альных процессов игнорирование некоторых типов опыта, вытеснением их с социальной реальности в силу того, что они порождают «нежелатель ных» субъектов социального бытия.

Иначе обстоит дело с социальной философией. Она не может до пустить вытеснение или потерю любого вида человеческого опыта в силу того, что реконструкция будет неполной, искаженной и не позволит ре конструировать всю полноту социальной реальности. «Выступая в качестве философии общественного процесса, социальная философия выходит за рамки обществознания (тем более его методологии) и стремится опираться на весь достигнутый ей человеческий опыт, работает на созидание опреде ленного мировоззрения, ориентирующего людей в их деятельности»[1,43] Так какой же опыт сегодня очень сильно пытаются исказить или проигнорировать в описании истории, а тем самым снизить планку со циальной субъектности?

Начнем с ответа на вопрос: «Какой из социальных субъектов на сегодняшний день находится в самом неактуальном состоянии?» Ответ напрашивается сам собой, из всех социальных субъектов к легкому вытес нению из социальной реальности наиболее предрасположен этнос в силу слабой выраженности этнического самосознания.

Вытеснение (исчезновение) этноса тесно связано с вытеснением опыта его воспроизводящего, делающим его присутствие непрерывным.

Этим опытом, очевидно, следует считать религиозный опыт. Его обнару жение можно произвести при помощи анализа определения смыла этниче ского бытия предложенное Л.Н.Гумилевым: «Смысл его в том, что каждый активный строитель этнической целостности чувствует себя продолжателем истории предков, к которой он что-то прибавляет: еще одна победа, еще одно здание, еще одна рукопись, еще один выкованный меч»[2,34].

В чем же здесь можно увидеть религиозный опыт? Величие пред ков, способных влиять на меня в мое время, когда их физически нет – это ли не является религиозным опытом? Это величие вызывает религиозное Секция 14. Социология религии желание прибавить свое, то есть через самосознание «я», самосознать этнос.

Иначе говоря, здесь и сейчас исполнить тот самый прорыв священного, сакрализировать рутинную деятельность, а значит вновь сделать себя исто рическим субъектом.

Этническая мощь в истории кроется в том, что данная общность всегда ищет лучшего, но лучшего не в том, что создано другими и высту пает их господствующим началом, а лучшего, созданного или достигнутого самим собой. Для религиозного человека не существует иной общности, выражающей мощь истории, нежели его общность, как выражение его исторического самобытия.

Началом этого процесса является потребность в воскресении «умер шего» Бога, но не воскресении Богов, ибо это воскресение есть очередное сотворение кумиров, что является по своей сути социоразрушительным процессом. «Бог умер!» - это то, что принято считать прекращением исто рического самобытия этноса.

Список литературы 1. Кемеров В.Е. Введение в социальную философию.- М.: Академический проект, 2000. - 314 с.

2. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли-М. Издательство:

«АСТ»,2001.- 560 с.

Секция 14. Социология религии А. В. Бугаев Современная история молодежного служения РПЦ: 1990-2011 гг.

В постсоветский период развития нашего общества произошел рез кий подъем религиозного сознания среди населения.

Такие серьезные социальные процессы не могли не затронуть мо лодых россиян, в особенности тех, чей социальный опыт связан с совре менной Россией в большей степени, нежели с советским периодом нашей истории.

Среди молодежи существует серьезный социальный запрос на ре лигию с одной стороны, с другой стороны активная проповедническая деятельность Русской Православной Церкви (РПЦ) ведет к постоянному росту числа молодых людей среди ее прихожан.

Существующий запрос на религию, порождает в свою очередь спрос на формирование религиозных институтов работы с молодежью.

В качестве таковых выступают общественные объединения право славной молодежи.

Последнее обстоятельство обусловливает актуальность социоло гического исследования общественного спроса на современные формы религиозности среди молодежи.

История современного молодежного служения РПЦ началась в году.

25 января 1991 г. в конференц-зале МГУ имени М.В. Ломоносова прошел первый съезд православной молодежи. На этом съезде было при нято решение о создании молодежной организации РПЦ - Всецерковного православного молодежного движения (ВПМД), уже к началу 1992 г. ВПМД имел региональные отделения в целом ряде епархий.

Также одним из важных событий данного периода стоит считать учреждение Братства Православных Следопытов, использующих адапти рованную систему скаутинга [1, 23].

ВПМД в таком виде просуществовало до 2000 г., когда согласно ре золюции Юбилейного Архиерейского собора было преобразовано в Отдел по делам молодежи Русской Православной Церкви. [1, 24] В апреле 2000 года Священным Синодом была принята Концепции молодежного служения Русской Православной Церкви. Данный документ обозначил основные цели и принципы организации церковной рабо ты с молодежью.

Секция 14. Социология религии Одним из очевидных результатов реализации концепции молодеж ного служения стало постепенное появление в России отдельных право славных молодежных объединений, которые создавались на базе прихо дов и вокруг инициативных молодежных лидеров.

В 2006 году при Епархиальной Комиссии по делам молодежи г.

Москвы был создан Совет православных молодежных организаций города Москвы, куда вошло более 45 организаций.

В настоящее время, на основе опыта и программ Совета города Москвы ведется создание Молодежных советов во всех епархиях РПЦ.

Отдельного рассмотрения заслуживают студенческий форум «Вера и Дело» проходящий в Москве регулярно начиная с 2007 года и про грамма, разработанная на его основе.

5 - 6 октября 2011 года на основании определения Священного Синода РПЦ вышел документ под названием «Об организации молодежной работы в Русской Православной Церкви».

Таким образом, церковь как социальный институт проводит совер шенно определенную политику по отношению к такой группе населения РФ, как молодежь.

Задачей наших дальнейших исследований станет изучение с помо щью эмпирических данных процесса формирования православных моло дежных объединений на территории города Москвы, и мотивации молодых москвичей побуждающей их к участию в работе таких движений и объеди нений.

Список литературы 1. Квятковский В.Ю. История, направления и формы православного мо лодежного служения. М., 2011, 77с.

Секция 14. Социология религии Н. Ю. Воробьёва Православие и светское искусство:

точки соприкосновения.

«Добротолюбие» и эстетическая функция современного искусства Современное искусство существует независимо от религии, от Церкви. Данная ситуация автономии получила свое окончательное оформ ление в эпоху Просвещения сначала в Европе, затем в России.

Перед художником, поэтом, писателем, музыкантом, наконец, ки нематографистом открылись невиданные до сих пор горизонты свободы творчества.

Социальный статус деятелей искусства значительно повысился: из ремесленников-профессионалов они превратились в духовных искателей, учителей человечества, художественную интеллигенцию. Влияние ис кусства на общество возросло, особенно с появлением средств массовой коммуникации. Набор социальных функций искусства значительно рас ширился. Искусство перестало быть только внешним эстетическим обрам лением бытия, предметом роскоши, развлечением, способом релаксации, но явилось важнейшим инструментом воспитания, социализации, инкуль турации, самоидентификации личности, способом трансляции мировоз зрений, областью свободы мысли, чувства, сферой социальной критики.

Чем дальше отдалялось искусство от Церкви, от религиозного пони мания синтеза истины, добра и красоты, тем более несвободным оно стано вилось, являясь частью идеологической системы, коммерциализированной «культуриндустрией», сферой контркультуры. В эпоху Постмодерна раз даются возгласы о смерти искусства, его крайней дегуманизации.



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 60 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.