авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 60 |

«IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция 1 История и теория социологической ...»

-- [ Страница 35 ] --

В постиндустриальном обществе главная ценность – человек с его знаниями, квалификацией, творчеством, умением. Постиндустриальная культура предпринимательства связана с изменением базовых мотиваций деятельности и появлением нового смысла профессионального труда – из абстрактной деятельности и способа зарабатывать деньги он стал превра щаться в форму самовыражения. Человек относится к профессии как к воз можности реализации творческого, личностного потенциала.

Процессы глобализации ведут к установлению новой формы со циальной организации, основанной на информационных культурных стереотипах. Повышение экономической значимости научных и ин формационных продуктов породило и новую схему экономических от ношений: фундаментальные научные исследования создание техно Секция 32. Аграрная социология логических и технических инноваций производство товаров и услуг на основе передовых технологий распространение товаров, услуг.

Социокультурные, политические и экономические условия требуют пере ориентации предпринимателей на инновационность, непрерывность об разовательного процесса в их деятельности.

Таким образом, культура предпринимательства – это часть социо культурной системы, а поскольку процесс развития общества – эволюци онный, то и культура предпринимательства развивается вместе с эволюцией экономических, социальных, культурных реалий.

Возникнув и начав формироваться в данных условиях, культура предпринимательства становится весьма автономной системой, развива ющейся по своим, внутренне детерминированным законам. Внешние воз действия способны лишь стимулировать изменение и развитие культуры предпринимательства в том или ином направлении, побудить ее приспо собиться к меняющимся обстоятельствам.

Список литературы 1. Бессолицин А.А. История российского предпринимательства, Маркет ДС Корпорейшн, 2008,224 с.

Секция 32. Аграрная социология Л. Т. Толубаева Влияние новых реалий в условиях реформ на социальное самочувствие крестьянства Групповое социальное самочувствие формируется под воздей ствием различных факторов человеческой практики, непосредственно присутствующих в жизнедеятельности той или иной социальной груп пы и фиксируется в положительных или отрицательных понятиях, устой чивых или динамичных эмоциях, в чувствах, ощущениях и представлениях.

Формирование социального самочувствия в крестьянской среде имеет свою специфику, которая заключается в приверженности сельских жителей тра диционным ценностям: семье, религии, отрицанию крайних мер в полити ке и экономике, характеру трудовой деятельности на земле, повседневному быту. В условиях реформ в России произошли изменения в жизнеощуще ниях сельских жителей, вынужденных приспосабливаться к происходящим сдвигам в укладе их жизни. Реформы изменили сознание и поведение крестьянства, что выработало у них специфическую реакцию на происхо дящие в обществе процессы.

В 2009 году были проведены исследования социокультурных ценно стей и жизненных стратегий населения Пензенской области в транзитив ном российском обществе (общее число опрошенных 788 человек: сельских жителей 313, городских 475). Исследования показали, что социально-эко номическое самочувствие сельских жителей далеко не всегда совпадает с их реальным положением, нередко присутствует некоторое стремление к его завышению или занижению. На подобную противоречивость в оценках доходов и материальных возможностей сельских жителей оказывает вли яние реальное основание, суть которого в бедности потребностей чело века, традиционного дефицита товаров и услуг в сельской местности.[1] Проведенные исследования подтверждают, что самочувствие сельских жителей во многом определяет модели их социально-экономического по ведения. В условиях современной России продолжает оставаться разба лансированность процесса адаптации сельских жителей к происходящим изменениям, что влияет на их экономическое положение и, как результат, на самочувствие. Такая взаимозависимость прослеживается в ответах на вопрос: «Что больше всего тревожит Вас в современной жизни?», 32,6% респондентов ответили: неуверенность в завтрашнем дне. Тревожность сознания связана с различными факторами, среди которых выступают экономические, социальные, экологические и другие. На социальное само На примере Пензенской области.

Секция 32. Аграрная социология чувствие сельских жителей влияют и материальная обеспеченность, и об разование, и возраст, и социальное положение, и прочие факторы. Однако каждое из этих обстоятельств важно еще и потому, что воздействует не изолированно, а включено в модель поведения сельского жителя, в форми рование его самочувствия. Результат такого воздействия на самочувствие сельских респондентов прослеживается при ответах на вопрос: «Как Вы будете жить в следующем году?» - больше половины опрошенных (59,4%) ответили: «не знаю, трудно представить». Подобные настроения оказывают влияние на поведение людей в условиях нестабильности, ведут к измене ниям в их ожиданиях собственных перспектив.

Проведенные исследования социального самочувствия сельских жителей Пензенской области показали насколько они сложные и про тиворечивые. В сознании людей присутствует раздвоение в ценностных ориентациях, так как тяжело прощаться с прошлым, поскольку прошлое, было неотъемлемой частью их бытия, быта и образа жизни. Вместе с тем, переход к рынку, преобразования формы и содержания социально-эконо мических отношений привели к установлению новых имущественных от ношений. Все это, в конечном счете, привело к необходимости менять эко номическое поведение, систему социальных действий людей, что, в свою очередь, оказывает влияние на их социальное самочувствие.

Список литературы 1. Кошарная Г.Б. Толубаева Л.Т. Рожкова Л.В., Шумилин А.П.

Социокультурные ценности и жизненные стратегии населения Пензенской области в транзитивном российском обществе. Пенза, 2009, 176 с.

Секция 32. Аграрная социология А. А. Хагуров Разработанная нами модель социально-экономической структуры российского села имеет четыре уровня Первый - низкий уровень - уровень жизни селян, доходы которых ниже прожиточного уровня. Это зона сельской бедности. Ежегодный мо ниторинг социально-трудовой сферы села в 2009 году зафиксирован на селе 18,5 млн. бедных селян [1;

116]. К ним относятся многие работники бюд жетной сферы (работники образования, здравоохранения, культуры), часть работников сельскохозяйственных организаций владельцев ЛПХ и, конеч но, большая часть пенсионеров и безработных.

Второй уровень – уровень жизни селян, доходы которых несколь ко выше прожиточного минимума. К этому уровню относится часть вла дельцев ЛПХ товарного направления и работники сельскохозяйственных организаций. По данным ежегодного Мониторинга социально-трудовой сферы села в 2009 году в среднем на одного члена домохозяйства селян приходилось 8416,9 рублей в месяц располагаемых ресурсов [;

109].

С зарплатой работников сельскохозяйственных организаций дело обстоит сложнее. «Средняя зарплата» в сельскохозяйственных организа циях – понятие почти столь же условное как и «средняя температура по больнице». Так зарплата более одной трети работников – 34,4% организа цией не дотягивает до величины прожиточного минимума, а зарплата более двух третей работников, – 64,2%, - составляет меньше средней по отрасли равной 9,4 тысячи рублей [2].

Третий уровень представляют селяне, работающие вне сельскохо зяйственной сферы в тех видах экономической деятельности, в которых средняя месячная оплата колеблется относительно средней по экономике (18795 руб. в 2009 г.). К этому уровню относятся доходы многих сельских чиновников, ЛПХ, сильно ориентированных на рынок и значительная часть фермеров.

На третьем уровне пребывают также селяне, занятые не сельско хозяйственной деятельностью: финансовой деятельностью и операци ями с недвижимостью, торговлей, работой в ресторанах, гостиницах, производстве и распределении электроэнергии, газа, в государственном управлении, в сфере безопасности и т.д. Средний уровень доходов селян повышается в основном за счет работающих в несельскохозяйственных от раслях. Здесь и просматриваются черты среднего класса на селе, а не в сель скохозяйственной сфере.

Секция 32. Аграрная социология Четвертый уровень – это уровень состоятельных и богатых пред принимателей в сельском хозяйстве. Среди них доминируют владельцы, сельскохозяйственных организаций, на втором месте состоятельные ферме ры и преуспевающие домохозяйства, не уступающие по реальным доходам фермерам, но не желающие из-за налогов объявляться фермерами. Венчают этот уровень члены клубов «Агро-300» и «Фермер-300».

«Средним», наиболее распространенным на селе социально-эко номи-ческим типом является бедный человек. Все исследователи, зани мающиеся аграрной экономикой, отмечают, особенность сельской бед ности в том, что это бедность работающих людей. Во всех исследованиях проблем села выявляются четыре взаимосвязанные проблемы: низкий уровень зарплаты, безработица, бедность и алкоголизм.

Библиография 1. Состояние социально-трудовой сферы села и предложения по ее регу лированию. М.: ВНИИЭСХ, 2010.

2. Россия в цифрах. М.: Росстат, 2010.

3. Состояние социально-трудовой сферы села. М.: ВНИИЭСХ, 2008.

Секция 32. Аграрная социология А. Г. Шипилов Перспективы социальной эволюции российского села Перспективы российского села определяются в первую очередь стремлением людей жить в сельской местности. Важнейшим недостатком проживания в сельской местности в большинстве случаев является невоз можность приличного заработка, низкий уровень дохода населения.

Те села, в которых эта проблема – силами самих жителей, или же с государственной помощью – будет решена, имеют хорошие перспек тивы развития. Те же, в которых она решена не будет, неминуемо станут терять наиболее активную часть населения и деградировать.

Самостоятельно жителями она может решаться в сёлах, вблизи которых имеются эффективные сельскохозяйственные и иные предприя тия. В первую очередь, расположенных вблизи крупных городов. Сёла и де ревни естественным образом тяготеют к близлежащим городам;

их благо получие во многом зависит от благополучия города.

Интересы государства в отношении сельской местности заключают ся в расширении с/х производства, расконцентрации населения и освоении земель.

Для производства одного и того же объема сельскохозяйственной продукции будет требоваться всё меньше работников и земельных пло щадей. Однако требования к квалификации работников и к качеству с/х угодий (плодородие почвы, качество обработки, коммуникации) будут возрастать.

Расконцентрация населения (деурбанизация) может осуществляться по направлениям:

1. Создание благоприятных условий для занятия с/х производством;

2. Вывод из города в сельскую местность и создании там новых про мышленных предприятий;

3. Подъем экономики районных городов и обеспечении хороших транспортных связей. Это позволит существенно сократить миграцию из села в город и стимулирует обратный процесс.

Встречное перемещение городского населения в сельскую местность проявляется (и будет проявляться в дальнейшем) в трех видах. Во-первых, застройка дачными и загородными домами для сезонного использования бывших сельских местностей, расположенных в приемлемых пределах до сягаемости от города (особенно вдоль железных дорог). Во-вторых, переезд Секция 32. Аграрная социология фактически на постоянное жительство в загородные дома всё более ши рокого круга горожан, имеющих возможность либо ездить оттуда к месту работы, либо работать в самом загородном доме (через интернет и т.п.).

В-третьих, вывод городских предприятий в сельскую местность, что также влечет переезд некоторой части работников, в том числе квалифицирован ных специалистов.

Товарное с/х производство будет осуществляться преимуществен но в тех местностях, где это целесообразно, и людьми, имеющими необ ходимые средства и возможности. Именно на этих условиях государству есть смысл поддерживать и расширять сельское хозяйство (по крайней мере, в обозримом будущем).

Изменение структуры занятости сельского населения связано как с указанными выше явлениями, так и с увеличением в тех селах, где имеется работа, доли населения, занятого не в с/х производстве, а в обра зовании, здравоохранении, строительстве, управлении и т.д.

С другой стороны, в селах, где достойной работы нет, а колхозы и их преемники развалились, увеличивается сравнительная доля малоактивного населения, что обостряет как экономические, так и всевозможные социаль ные проблемы. Если ранее колхозы, благодаря экономическому и идеоло гическому влиянию государства, обеспечивали определенную нивелировку уровня жизни сельского населения, то теперь различие между благополуч ными и неблагополучными селами оказывается чрезвычайно сильным. По всей вероятности, эта тенденция будет продолжаться.

При любом ходе событий следует ожидать кардинального изменения всех аспектов социального облика деревни: численности и состава населе ния, его образа жизни, рода занятий и т.д.

Секция 32. Аграрная социология Г. С. Широкалова Отношение селян к продуктовые картам Начиная с 2002 г. регулярно озвучивается проблема введения про довольственных карт для малоимущих, с помощью которых планируется решить несколько проблем: 1 - сбыт местной сельскохозяйственной про дукции вне транснациональных торговых сетей, ориентированных на им портную продукцию, позволяющую получать большую прибыль;

2- под держка товаропроизводителей;

3 – консервация низкого уровня заработной платы и пенсий для большинства населения. Введение карт (на 1 тыс.

руб. в месяц) будет обходиться бюджету в 10 миллиардов рублей ежегодно.

Это для экономики России менее затратно, чем существенное повышение заработной платы и пенсий.

Летом 2008 г. партия «Единая Россия» внесла в Госдуму РФ законо проект о введении продовольственных карт, но инициатива так и осталась на уровне обсуждения. К ней вновь вернулись в августе 2010 г., когда обна ружилось, что в результате летней засухи АПК понес убытки в размере, по разным оценкам, от 26 до 37 млрд. рублей, а цены на некоторые продукты резко выросли. В связи с выборами законопроект был заморожен, но, вне сомнения, будет реанимирован в 2012 г. При обсуждении проекта в СМИ назывались не только его положительные стороны, но и недостатки. Во первых, это злоупотребления на самом разном уровне: от разных откатов при выборе магазинов, которые будут обслуживать талоны, до взяток для того, чтобы считаться малоимущим. Еще один минус - это ассоциации с со ветским временем. Как ни называй карты, они будут напоминать конец 80-х гг., что ударит по имиджу власти.

Мнение экспертов нередко отличается от мнения рядовых граждан, поэтому социологические опросы помогают корректировать механизмы принятия и осуществления планов. В рамках Всероссийского мониторин га социально-трудовой сферы села, проводимой под руководством д.э.н.

Л.В.Бондаренко (ВНИИЭСХ), весной 2011 г. нами опрошено 257 сельских жителей Нижегородской области. Безусловно, положительно к введению продовольственных карт отнеслось 16,7%, скорее положительно, чем от рицательно – 30,3%, скорее отрицательно – 16,3%, безусловно отрицатель но – 5,8%, затруднились с ответом 30,9%. Причины одобрения введения продуктовых карт распределились следующим образом: получив карты, граждане с низкими доходами будут обеспечены продуктами первой не Секция 32. Аграрная социология обходимости, а если бы им просто дали денег, то они скорее потратились бы не на еду, а на спиртное и табак (29,6%), продуктовые карты позволят малообеспеченным людям лучше питаться (23,3%), к малоимущим чаще всего относятся многодетные семьи и введение продуктовых карт обеспечит полноценное питание и сохранение здоровья детей в многодетных семьях (21,4%), продуктовые карты обеспечат малоимущим людям определенную стабильность в питании в условиях роста цен на продукты (20,2%), введе ние продовольственных карт поможет развитию отечественного сельского хозяйства (16,7%), карты снимут социальную напряженность в селе (5%).

Среди отрицательных оценок преобладает недоверие к государственным структурам, которые будут определять нуждающихся – 14%. На необходи мость получения ими такой помощи указали 12,8%, ответили отрицатель но – 61,1%.

Мнение селян, вероятно, будет отличаться от мнения горожан по нескольким причинам: именно они заинтересованы в сбыте сельхозпро дукции, среди них большая доля малообеспеченных семей, но большинство имеет своё подворье и предпочло бы денежную форму помощи. В тоже время мы предполагали, что отношение к введению продовольственных карт будет более заинтересованным в этой группе, где наибольшая доля малообеспеченных.

Секция 32. Аграрная социология А. В. Шкерин Социальные трансформации села в условиях вызовов глобализации Глобализация представляет собой совокупность диалектически взаимосвязанных и исторически обусловленных процессов, приводя щих к нарастанию системных взаимосвязей (глобального социального контекста) и становлению общемировой социальной системы, включаю щей в себя в качестве подсистем локальные образования, в рамках кото рых возникают новые формы социальных трансформаций, изменяются функции подсистем, возникают новые социальные структуры и сетевой способ организации социального пространства. Глобализация может быть представлена как зарождение и развитие эмерджентных свойств глобальной суперсистемы.

Диалектика глобализации заключается в одновременном суще ствовании и взаимовлиянии двух разнонаправленных тенденций, глоба лизации и локализации (фрагментации). Логика воздействия глобализа ционных процессов на социальные трансформации локальных структур может выглядеть следующим образом (поэтапно): изменение характера взаимодействия между локальностями (усиление интенсивности, про тяженности и скорости взаимодействий, открытие границ, сетевой спо соб взаимодействия);

усиление взаимозависимости (увеличение степени воздействия локальностей друг на друга, увеличение роли глобального социального контекста, усиление зависимости от внешних факторов, ин тенсификация воздействия внешних факторов на внутренние процессы);

локальные социальные трансформации под воздействием глобализации (изменение роли и функций социальных институтов, трансформация со циальной структуры, трансформация социальных процессов и тенденций);

включение локальных структур как подсистем в глобальную систему (вклю чение в систему международного разделение труда, изменение роли и функ ций локальности в рамках мировой системы). Указанная логика может быть отслежена во многих сферах жизни общества, в том числе и в агросфере.

Неолиберальная модель глобализации проявляется в становлении глобальной сельскохозяйственной системы, основанной на международ ном разделении труда и рыночных механизмах регуляции. Происходит концентрация сельскохозяйственного производства в глобальном масшта бе. Транснациональный агробизнес производит сельскохозяйственную продукцию там, где ее себестоимость является наименьшей, а продукция, следовательно, наиболее конкурентоспособной. Это вызывает интенсифи Секция 32. Аграрная социология кацию сельскохозяйственного развития в высокоразвитых странах и зави симое развитие остальной части мировой системы, в которой происходит общий спад сельхозпроизводства и его переориентация на экспортные отрасли, зависимость от импорта, разрушение инфраструктуры села и мар гинализация сельских территорий. Фундаментальная логика современной модели глобализации сводится к идеологии «свободного» рынка, а село не может развиваться исключительно в рамках рыночных механизмов.

Сельские территории России выполняют социальные функции, которые не могут быть определены только в терминах прибыли, рентабельности и эко номической эффективности. Сельские территории полифункциональны [1;

97], и значимы для государства и общества не только как источники доходов;

они осуществляют геополитическую, экологическую функции, функцию расселения, закрепления территории государства и обеспечения продовольственной безопасности страны.

Очевидно, что глобализация в том виде, в котором она разворачи вается сейчас, ставит сельские территории России и многих стран полу периферии и «третьего мира» на грань выживания. Только путем соответ ствующей государственной политики можно минимизировать издержки глобализации и использовать связанные с ней выгоды, так как село само стоятельно на локальном уровне не способно эффективно решать глобаль ные проблемы.

Литература 1. Хагуров А. А. Некоторые методологические аспекты исследования рос сийского села // Социологические исследования, 2009, № 2, С. 95-101.

Секция 32. Аграрная социология В. Б. Яковлев Использование метода главных компонент в социологических исследованиях Метод главных компонент – это статистический метод, с помощью которого большое число переменных, относящихся к имеющимся наблюде ниям, сводится к меньшему количеству независимых величин, называемых компонентами. Он применяется для наглядного представления данных, обеспечения лаконизма моделей, упрощения счета и интерпретации, сжа тия объемов хранимой информации. Метод обеспечивает максимальную информативность и минимальное искажение геометрической структуры исходных данных. В социологии метод необходим для решения двух ос новных задач: анализ данных (описание результатов опросов или других исследований, представленных в виде массивов числовых данных);

описа ние социальных явлений (построение моделей явлений, в том числе и ма тематических моделей).

Основой метода главных компонент является предположение, что если изменчивость группы признаков согласована, то есть признаки кор релируют между собой, то это определяется их общей зависимостью от какой-то одной для всей группы компоненты. Такой компонентой может быть один из изучаемых признаков или показатель, не включенный в ана лиз и, как правило, не поддающийся непосредственному измерению, то есть некоторая скрытая переменная, природа которой выясняется в даль нейшем анализе. Метод главных компонент позволяет разделять всю иссле дуемую систему признаков на части, соответствующие действию отдельных, независимых друг от друга компонент.

Метод главных компонент был применен нами для анализа профес сионально-квалификационной структуры руководителей и специалистов сельскохозяйственных предприятий на примере Центрального федераль ного округа Российской Федерации в 2010 г. (данные РосНИИкадры). Для этого было отобрано девять показателей.

В результате расчетов, проведенных с помощью программы SPSS 13.0 for Windows, было выделено три компоненты, суммарная дисперсия (собственные значения) которых превышает 1. На их долю приходится 84, % общей дисперсии признаков.

Первая компонента наиболее тесно связана с такими показате лями, как обеспеченность руководителями и специалистами от штатной потребности, в том числе с высшим и средним образованием, доля ру ководителей и специалистов с высшим и средним образованием в общей Секция 32. Аграрная социология численности, в том числе с высшим образованием, доля практиков в об щей численности. Причем связь его с таким показателем как доля прак тиков в общей численности руководителей и специалистов является от рицательной. Данные показатели характеризуют как обеспеченность кадрами в целом, так и их квалификацию (наличие высшего и среднего образования), поэтому первую компоненту целесообразно назвать «уровень обеспеченности кадрами». Вторую компоненту можно определить как «уро вень текучести кадров», поскольку она имеет наибольшие положительные нагрузки на показатели доля руководителей и специалистов принятых на работу и уволенных с работы в общей их численности. Третья компонента характеризует рост образовательного уровня кадров, так как определяется долей руководителей и специалистов повысивших квалификацию и долей принятых на работу выпускников высших и средних учебных заведений.

Поэтому данную компоненту можно назвать «уровень подготовки кадров».

Таким образом, девять исходных показателей были сведены к трем компонентам, которые характеризуют основные стороны профессиональ но-квалификационной структуры кадров управления сельскохозяйствен ных предприятий.

Применение метода главных компонент для оценки профессио нально-квалификационной структуры кадров управления показывает его пре-имущество по сравнению с традиционными методами, в которых срав нение производится по отдельным показателям. Выделенные компоненты позволяют более объективно оценить уровень обеспеченности кадрами, их текучести и подготовки в каждом отдельном регионе или хозяйстве, более обоснованно подойти к определению передовых и отстающих регионов или предприятий, что имеет большое значение для выявления резервов со вершенствования профессионально-квалификационной структуры кадров.

IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция Социология региона Секция 23. Социология региона В. П. Бабинцев Имитационные практики в региональном управлении Имитационные практики являются одной из наиболее типич ных характеристик государственного управления в российских регионах.

Они представляют собой систему действий, в ходе которых реальные значения и смыслы замещаются и подменяются формальным воспро изведением операций и процедур, сопровождаемым их демонстрацией.

Распространяясь практически на все компоненты управленческого про цесса, имитации приобретают самостоятельное значение и реализуются не только в виде масштабных технологических моделей, но важнейшего компонента бюрократического мировоззрения. В большинстве случаев их инициаторы, используя возможности сервильной социальной науки, придают имитационным практикам квазинаучный, фундированный ха рактер. В региональном социальном сообществе создается своеобразный «имитационный консенсус», в рамках которого субъекты управления фор мируют благоприятный идеологический фон для своих действий, а обще ственность старается не замечать элиминации смыслов из управленческого процесса.

Широкое распространение имитационных практик в региональном управлении является результатом действия комплекса условий, среди ко торых целесообразно выделить три группы.

1. Социокультурные условия. Они связаны со спецификой цен ностно-нормативной системы современного российского общества, уско ренно превращающегося в общество постмодерна, в котором разрушаются традиционные социальные практики, правила подменяются условностя ми, а цели – политизированными решениями. В данном контексте ими тационные практики в региональном управлении следует рассматривать как логическое следствие иррационализма общественной жизни, приоб ретающего универсальный характер. При этом крайне существенно, что иррациональные, по своей сути, поведенческие модели презентируются стране и миру в качестве инновационных и, более того, рационально мо тивированных.

2. Институциональные условия. Возможность имитационных прак тик логически вытекает из самой природы государственной бюрокра тии, как системы управления, ориентированной на формальные прави ла. В бюрократических системах всегда существует возможность сделать процедуру приоритетной по отношению к целям, на достижение которых Секция 23. Социология региона она направлена. Минимизировать подобную возможность позволяют три фактора: гражданский контроль, позиция руководителя и социетальная мотивация чиновника. Все эти факторы, практически, не действуют в со временной России. Гражданский контроль обыкновенно только деклари руется и чаще всего также имитируется. Некоторые исключения составляет фактор руководителя. Практика показывает, что в тех субъектах Российской Федерации, где «первые лица» окончательно не утратили нравственного на чала, удается более или менее последовательно сдерживать имитационное рвение бюрократической системы. Однако подобная ситуация становится все более нетипичной.

3. Субъективные условия определяются специфической мотива цией государственных служащих, которая носит деформированный ха рактер. В ее структуре, практически, не выражены мотивы гражданского служения, превалирует ситуативная мораль. Высокий престиж государ ственной службы в обществе, базирующийся на убежденности (в значи тельной степени обоснованной) в возможности чиновника использовать контролируемые ресурсы в своих интересах и отсутствии ответственно сти его за свои действия стимулирует, приток в систему управления лю дей с лабильной психикой, готовых и способных усваивать деформирован ные смыслы и легко адаптироваться к формально-бюрократической среде.

В сложившейся комбинации условий распространение имитацион ных практик создает реальную угрозу региональной безопасности.

Секция 23. Социология региона Н. М. Белгарокова Критерии управления модернизацией региональной экономики Выделение из Южного федерального округа (ЮФО) Северо Кавказского федерального округа (СКФО), состоящего из совокупности самых депрессивных регионов нашей страны, привело к появлению самого отсталого по основным макроэкономическим показателям российского пространственного образования. Это усилило общую дифференциацию между федеральными округами Российской Федерации и обострило про блемы межрегионального сотрудничества субъектов округа. Кроме того, наиболее выраженной спецификой СКФО является самый низкий по всем федеральным округам уровень производства валового регионального про дукта (ВРП) как интегрального показателя эффективности хозяйственной деятельности. С позиций управления развитием СКФО объективно воз никает двойственная стратегическая задача. Во-первых, преодолеть суще ствующее отставание и затянувшееся депрессивное состояние. Во-вторых, непосредственно и активно интегрироваться в процессы экономической модернизации российской экономики. Поэтому основной системной за дачей становится создание предпосылок и определение приоритетных орга низационно-экономических инструментов модернизации экономического пространства региона, посредством которых возможно будет обеспечить тенденцию опережающего роста предельной величины производства вало вого регионального продукта по сравнению с предельными совокупными издержками при параллельном увеличении и эффективном использовании социально-экономического потенциала территории [1,74].

По результатам проведенных исследований по уровню жизни реги онов РФ по группам кластеров, полученных при кластеризации в соответ ствии с Ward Zinkage за предкризисный период к депрессивным регионам или к регионам со стабильно низким уровнем жизни относятся: Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карачаево Черкесия, Северная Осетия и Ставропольский край. Если рассмотреть проблему на примере Кабардино-Балкарской республики, то в настоящее время создались благоприятные условия для осмысления и разрешения судьбоносных проблем модернизации кабардино-балкарского общества.

Не смотря на нестабильную политическую ситуацию, проблему межна циональных отношений и на низкий уровень жизни населения, перед кабардино-балкарским обществом стоит неизбежная задача модерни зации, иначе у него перспектив на будущее не будет. Поэтому руковод Секция 23. Социология региона ство республики и общество должны знать свои шансы на модернизацию [2,19]. В последние годы сформировалась определенная положительная динамика экономического развития республики. По состоянию на 1 ок тября 2011 года по данным налоговой службы в республике зарегистриро вано 28339 индивидуальных предпринимателей. В базе государственной статистики числится 5695 малых (включая микро) и средних предпри ятий. В рамках поддержки инновационных проектов субъектов мало го и среднего предпринимательства поддержано 2 проекта на сумму 0, млн. рублей. В рамках республиканской целевой программы «Программа Президента Кабардино-Балкарской Республики по подготовке кадров для экономики Кабардино-Балкарской Республики на 2007-2011 годы» на обу чение в международные бизнес-школы направлено 39 человек, осуществлен отбор претендентов на обучение английскому языку в количестве 365 чело век [3]. Промышленными предприятиями Кабардино-Балкарии за 10 ме сяцев 2011 года произведено продукции на сумму 12 млрд. 326 млн. рублей, (или 127,6% к прогнозу). Темп роста к аналогичному периоду прошлого года составил 169,6%. Руководство Кабардино-Балкарии сконцентрирова лось на формировании благоприятного инвестиционного климата, в том числе посредством поддержки разработанных инвестиционных проек тов в таких отраслях как: пищевая и горнодобывающая промышленность, туризм, горнолыжный спорт и санаторно-курортный отдых.

Список литературы 1. Липина С.А. Приоритеты развития республик Северного Кавказа / Региональная экономика: теория и практика, 2008, № 17, С 74.

2. Нагоев А.Б. Факторы регионального развития: специфика выхода из кризиса // Экономико-правовой вестник, 2010, № 6, С. 19-20.

3. URL: http://www.regnum.ru/news/economy/1470115.html#ixzz1eRX8spi5.

Секция 23. Социология региона Н. К. Габдрахманов, Ф. А. Ильдарханова Геодемографическая инфраструктура республики Татарстан В структуре Академии наук Республики Татарстан успешно функ ционирует Государственное учреждение «Научно-исследовательский центр семьи и демографии». На сегодняшний день организация занимается со циологическими исследованиями, в том числе с применением современных методов геоинформационного моделирования демографических процес сов в регионе.

Понятие геоинформационное моделирование включает не только собственно пространственные данные, такие как цифровые и электронные карты и данные дистанционного зондирования, но и геоинформационные услуги. В конечном счете, для исследователя ценность представляют не сами данные, а конкретные решения, полученные с их использованием.

Функциональные возможности, обычно предоставляемые инструменталь ными средствами, так же могут быть предоставлены потребителям и через Интернет. Симбиоз геоинформационных и сетевых технологий, вызван ный беспрецедентно быстрым развитием и популяризацией глобальной сети Internet, а также успехами первичного накопления цифровых гео информационных ресурсов и переносом их на информационные серверы, существенно изменяет все аспекты геоинформационной деятельности.

По-видимому, именно с повсеместным развитием и освоением прогрес сивных сетевых технологий, объединенных в глобальную компьютерную сеть Internet, могут быть связано технологическое и информационное со вершенствование методов социологических исследований.

Благодаря развитию телекоммуникационных технологий в России, расширению их географии, организационных форм, спектра сетевых ус луг, и в нашей стране Internet становится доступным средством организа ции информационного обмена и распространения геоинформационных технологий. Ключевым вопросом обеспечения взаимодействия потреби телей и поставщиков является разработка и принятие научными сообще ствами стандартов доступа к геоинформационным ресурсам.

В целях углубленного изучения семейно-демографиче ских процессов в Республике Татарстан, был разработан проект «Геодемографическая инфраструктура Республики Татарстан». Под терми ном «Геодемографическая инфраструктура» следует понимать устойчивую совокупность социально-демографических элементов пространства, обе Секция 23. Социология региона спечивающих общие и специальные условия для рациональной организа ции основных видов деятельности человека во всех сферах общественной жизни.

При наличии большого массива данных для последующих при нятий решений территориальными органами управления здравоохране нием необходима обработка результатов и оперативное представление результатов анализа, моделирования и прогноза, не только в виде таблиц, но и в графическом виде в координатах, как времени, так и пространства.

Автоматизация аналитической составляющей при управлении здравоох ранением должна быть основана на создании профессиональных инфор мационных систем С данной точки зрения предлагаемая геоинформационная система региона может отвечать за обработку информации, привязанной к террито рии, и формирование табличных, графических и картографических отчетов для решения 3-х основных задач отрасли в регионе:

1. Оптимизация ресурсов и их планирование на перспективу;

2. Анализ и прогноз территориального распределения демографи ческих и социально - экономических показателей;

3. Выявление причинно-следственных связей между показателями территориально-распределенных факторов и откликами в виде социально демографических показателей и, как следствие - оценка рисков.

Секция 23. Социология региона В. И. Гостенина, А. Г. Киселев Управленческие методы формирования социокультурного статуса региона Многомерность социологической дефиниции «статус» подтверждает широта применения понятия при исследовании социокультурных, сим волических и материальных ценностей культуры [Бурдье 1993:11]. Статус используется в качестве характеристики субъектов различного уровня.

В современной российской социологии к исследованию понятия приступили не так давно. Взаимосвязь понятия социальный статус индиви да и социальный статус территории очевидна. Статус индивида обусловлен статусом территории, региона, в котором он живет и работает. Понятие статуса используется для характеристики развития региона, его имиджа.

Статусом определяется инвестиционная привлекательность территории.

Отойдя от однозначности толкования дефиниции, расширим его значение до определения социального статуса региона как категории со циологии, которая отражает позицию субъекта федерации в метафизи ческом и физическом пространстве, достигнутой в результате активной деятельности людей в социально – экономической, политической, иде ологической и других сферах. Формирование статуса региона охватывает социокультурное пространство или множество субъектов культуры и со циальности, которые устойчиво связаны территорией, символическими ценностями в форме материальной и духовной культуры, объективирован ной в языке и дискурсе, институциональных отношениях и идентичности.

Для социального статуса региона характерно наличие предписанного, т. е.

легитимно закрепленного законодательными актами характеристик и до стижительного, т.е. статуса, формируемого в результате деятельности мест ного сообщества.

В данном определении социокультурный статус региона базирует ся на методологии социокультурного подхода, согласно которому субъ ект и его подсистемы интегрируют связь трех компонентов: индивидов, культуры и социальности в качестве «синтеза субъектно – деятельност ного и объектно – теоретического» подходов к исследованию общества.

Отличие одного региона от другого определяют индикаторы, которые интегрирует субъект в экономическом, политическом, социокультур ном и других пространствах. Многомерность каждого из пространств диктует разработку критериев статуса региона и социальных факторов их формирования в рамках России как большого социального сообще На примере Брянской области.

Секция 23. Социология региона ства. В России для этого пространства характерны «территориальная мно говариантность и региональная автократия, которая лишь отчасти может компенсироваться проникновением административной управленческой вертикали». В связи с этим каждый регион обладает специфическими характеристиками, территориальными особенностями, культурой и со циальностью индивидов, что позволяет выделить два порядка факторов:

объектно – исторический и субъектно – деятельностный.

Для формирования статуса региона немаловажное значение приоб ретает вопрос управленческого дискурса как технологии взаимодействия власти и общества.

«Управление сознанием» имеет отношение не только к пониманию текстов и речи, но также и к личному и социальному знанию, предыдущему опыту, личным мнениям и социальным установкам, идеологиям, ценно стям и нормам и прочим факторам, играющим определенную роль в изме нении сознания индивида. С позиции социокультурного статуса региона интересным представляется рассмотрение участия в демократическом управлении на примере мотивации ценностного выбора.

Выделение двух порядков факторов (объективно – историче ских и субъектно - деятельностных) позволило исследовать обусловлен ность статуса Брянской области кросскультурной эволюцией.

Секция 23. Социология региона Л. Г. Григорьев Региональная Общественная палата как институт гражданского общества В процессе становления гражданского общества в России появля ются новые институциональные образования. Среди них особое место за нимают региональные Общественные палаты, существующие в субъектах РФ. В Тверской области подобная структура была образована в январе 2009 года. Летом 2011 года кафедрой социологии и социальных технологий Тверского государственного технического университета было организо вано социологическое исследование «Отношение жителей Тверской об ласти к институтам гражданского общества и деятельности Общественной палаты региона». С помощью метода анкетирования было опрошено человека. Выборка квотная по полу, возрасту и типу населенного пункта.

Выяснилось, что большинство жителей Тверского региона в различ ной степени информированы о работе Общественной палаты Тверской об ласти (70,2%). Основные источники информации об Общественной палате Тверской области - тверское телевидение (36,8%), тверские газеты и жур налы (22%), интернет (10,6%). Главными функциями Общественной па латы Тверской области жители считают: обсуждение социально значимых проблем (30,4%), общественный контроль за государственной властью (22,2%) и разработку и внесение в Законодательное собрание региона за конопроектов (21,4%).

Среди основных необходимых направлений работы Общественной палаты респонденты назвали: контроль за соблюдением прав человека (14,2%), социально-правовую помощь населению (13,9%) и обществен ный контроль за властями (13,2%). Большинство опрошенных считают, что Общественная Палата нужна (71,7%). Среди основных инструмен тов, с помощью которых рядовой российский гражданин может повлиять на развитие событий в стране были названы: участие в выборах(15,8%), исполнение законов (15,7%), обращение в СМИ (10%). Подавляющее большинство граждан также в различной степени поддерживают идею общественного контроля (78,5%). В первую очередь, по мнению опро шенных, общественный контроль нужен в сфере охраны здоровья (26,3%), ЖКХ (23,3%), социальной защиты (21,4%) и работы правоохранительных органов (13,9%).

Уровень информированности об общественных объединениях до статочно высокий (77,1%). Однако, уровень общественной активности низкий. Лишь каждый четвертый житель (25,9%) принимает участи в дея Секция 23. Социология региона тельности какой-либо некоммерческой организации. Половина опрошен ных полагают, что необходима координация активности граждан и усилий властей (55,1%). Лишь 12,4% респондентов признали активную жизненную позицию бесполезной. Реально участвуют в жизни своего города (поселка, села)72,4% граждан. Среди мероприятий, в которых принимали участие жители региона в последнее время, были названы: субботники и меропри ятия по уборке города (30,9%), собрания жильцов дома (17,2%), культурно спортивные мероприятия (8%).

Таким образом, Общественная палата Тверской области является авторитетным институтом гражданского общества региона. По сравне нию с данными социологического исследования, проведенного годом ра нее, почти на 10% возросла информированность жителей о деятельности Палаты (2010 год – 62%;

2011 год – 70,2%). Также, как и год назад, более 70% граждан считают, что Общественная Палата необходима, что особен но показательно на фоне снижения доверия населения к традиционным властным структурам. Выросла информированность населения об обще ственных объединениях региона (2010 год – 70%;

2011 год – 77,1%). Еще более значительно возросло число жителей региона, реально участвую щих в жизни своего населенного пункта (2010 год – 48%;

2011 год – 72,4%).

Подобные позитивные тенденции в развитии регионального гражданского общества во-многом являются следствием усилий Общественной палаты.

Секция 23. Социология региона А. А. Дрегало Социокультурные типы «северного»

человека Социальный анализ общности локальной среды предполагает со циологический подход к познанию топических типов человека.

Цель социологического изучения топических типов состоит в кон струировании механизма воспроизводства оптимальной модели (образца) личности, соответствующей ожиданиям общности (общества).

При характеристике типологических черт человека/личности, оби тающего в ареале схожих климатогеографических условий, имеющих различные социокультурное и историческое прошлое, важно выделить субстанциональную часть классификационных характеристик. Эта часть типологических черт должна отражать сущностные свойства и качества объекта познания. Такому императиву соответствует топохронный подход, который учитывает постоянство (время) и место (среда) проживания.

Социокультурный анализ общности является хотя и важнейшей, но лишь частью социальной типологии. Однако именно в этой части сегодня накоплен богатый эмпирический материал, сформированы различные кон цепции, наработан многообразный методологический инструментарий, что позволяет и дальше вести поиск механизма воспроизводства оптимального типа проживающего на Севере человека.

Обозначим эвристическую ценность социокультурного подхода для исследования локальных общностей.

Во-первых, выделенный в нашем случае топохронный тип «север ного» человека рассматривается как homo activus (человек деятельный) – носитель определенной культуры и социальных отношений. Культура при этом задает программу действий и одновременно служит индикато ром использования интеллекта для развития социально-функциональных структур и осуществления соответствующих витальных, смысложизненных, идентификационных и интеракционных функций.

Во-вторых, локальная среда как микромир человека позволяет обра титься к истокам формирования биопсихологических, социальных и куль турных особенностей представителя данного топохронного типа и выявить особенности каждого из них.

В-третьих, «средовый» подход к определению типов «северного»

человека восполняет недостающее в известных социокультурных типоло гиях звено его жизненного мира – отношение человека к природе, в том числе – «второй природе».

Секция 23. Социология региона В-четвертых, типология «северного» человека ориентирована на соз дание технологий эффективного управления процессами воспроизводства трудового и социокультурного потенциала в локальной среде.

Таким образом, в исследовании территориальных социумов форми руется многовекторная междисциплинарная модель познания региона, где исходным объектом остается общность и её поведение.

Топохронный подход к базовой характеристике «северного» че ловека позволяет выделить: ризомный (укорененный);

оседло-кочевой, мигрантный типы.

Ризомный тип. Коренное, постоянно проживающее на Севере в го родской и сельской местности население, в том числе малочисленные наро ды, отличается высоким уровнем адаптированности к достаточно суровым климатическим условиям, географической среде, ризомностью (укоренен ностью) в среде обитания, постоянством моделей поведения.

Оседло-кочевой тип «северного» человека. К данному типу мож но отнести постоянно проживающие на Севере и ведущие как кочевой, так и оседлый образ жизни малочисленные народы, основой жизни кото рых является традиционное природопользование.

Мигрантный тип «северного» человека. К данному типу можно от нести временно проживающее на Севере население, которое связано с ка чественной разновидностью хозяйственной деятельности.

Секция 23. Социология региона Е. В. Еремина Особенности формирования региональной идентичности в России В работах отечественных авторов, отражающих специфику станов ления регионального сообщества в России, прослеживаются особенности региональной идентичности. В этом понятии сочетаются аспекты собствен но пространства и аспекты внутренней энергетики, «силы» идентичности, где уместен термин «местный патриотизм». Для одних исследователей региональная идентичность – социально-психологическое чувство при надлежности к региональному сообществу, при этом границы региона как понятия ментального совпадают с границами сообщества [1;

123]. А для других исследователей – это совокупность культурных отношений, свя занных с понятием «малая родина» [2], или «отношение человека к своей малой родине, к земле, на которой он родился или живет и работает» [3;

399], при этом региональная идентичность базируется и на экономическом потенциале региона, его роли в общегосударственном историческом про цессе [4;

257].

Каждый из российских регионов представляет собой совершенно уникальный набор проявлений региональной идентичности в содержа тельном выражении. Обращение к опыту российских регионов показывает, что в одних регионах активно осуществляется политика по конструирова нию региональной идентичности (идентификация), а где-то региональная «самость» развивается стихийно.

Процесс формирования региональной идентичности зависит от дискурсивной активности агентов конструирования региональной иден тичности (региональной элиты, интеллигенции, СМИ и др.) и от таких ха рактеристик как координация их действий и используемые ими стратегии.

В условиях ослабления или кризиса национальной идентичности региональная идентичность может составить ей конкуренцию, тем самым, нарушая единство в государственном смысле. В стабильном обществе региональная идентичность не выходит на первый план. Однако в ус ловиях отдаленности от центра и ощущения провинциальности локаль ная и региональная идентичности начинают доминировать. На регио нальном уровне общие особенности стратегии и тактики органов власти проявляются в стремлении к монополизации социально-экономическо го и политического пространства.


Секция 23. Социология региона Таким образом, в многообразии функциональных форм и значений региональная идентичность оказывает существенное влияние на содержа ние и характер региональных взаимодействий. Взаимозависимость содер жания и характера региональной идентичности и региональных взаимо действий составляет основу оценки тенденции и перспектив развития регионов.

Список литературы 1. Ноженко М.В., Яргомская Н.Б. В поисках нового регионального со общества: возможная перспектива рассмотрения федеральных окру гов // Политическая наука, 2005, № 3, С. 119-141.

2. Крылов М.П. Региональная идентичность в Европейской России. Отв.

ред.: Ю.А. Веденин, В.А. Колосов, М.: Новый хронограф, 2010, 236 с.

3. Губогло М.Н. Идентификация идентичности: Этносоциологические очерки / М.Н. Губогло, М.: Наука, 2003, 764 с.

4. Галактионова Н. А. Особенности современных процессов регионали зации и формирования региональной идентичности // Регионология, 2010, №2, С.257-264.

Секция 23. Социология региона Н. Б. Иванова Динамика процесса автомобилизации в Ростовской области Высокие темпы автомобилизации населения России в це лом и Ростовской области в частности поставили перед учеными задачи, решение которых невозможно без углубленного изучения процессов, про исходящих в социальной группе автомобилистов (СГА). Являясь полноцен но сформировавшейся социальной группой, СГА, относительно недавно получив статус объекта научного исследования, продолжает претерпевать трансформации, как в своей структуре, так и в видах деятельности, осу ществляемых группой. На этапе формирования СГА ученые определяли единственную цель деятельности членов группы тезисом «перемещение из точки А в точку Б», однако по мере роста и развития группы цели ее деятельности расширялись и видоизменялись, достигнув политических сфер. Примером тому служат активные действия автомобилистов против принятия непопулярных законов, против повышения цен на топливо и др., заставившие государственные институты отменить либо отсрочить непо пулярные решения.

Динамика роста СГА классически определяется цифрой прироста зарегистрированных транспортных средств и в Ростовской области чрез вычайно высока, составляя, по разным источникам, от 5 до 8 % в год. За период с 2000 по 2010 год численность автопарка области увеличилась с 798, 24 до 1 165, 84 автоединиц соответственно, включая грузовые, легковые автомобили и автобусы. Количество личного автотранспорта за этот же период выросло с 635, 67 до 974, 48 автоединиц, продемонстрировав средне годовой прирост в 4, 9 %. Уровень автомобилизации населения, выражаю щийся в количестве автотранспортных единиц на 1000 жителей, по данным Министерства транспорта Ростовской области составил 275 по области, по городу Ростову-на-Дону, и в настоящее время приблизился к 370 в горо де Ростове-на-Дону, вызвав обострение не только транспортных, но и со циальных проблем [1, 116].

Одной из наиболее важных позиций, напрямую коррелирующих ся с ростом численности членов СГА, является проблема все возрастаю щего числа дорожно-транспортных происшествий (ДТП), виновниками которых, по статистическим данным (до 65 %), являются члены СГА.

Статистика, приведенная Отделом пропаганды УГИБДД ГУВД по РО за месяцев 2011 года, позволяет говорить о том, что каждому жителю Донского края, включая младенцев и стариков, автомобилистов и пешеходов, еже Секция 23. Социология региона дневно угрожает смертельная опасность. По Ростову-на-Дону за указан ный срок зафиксировано 1560 ДТП, что на 1,6 % выше, чем в прошлом году, причем в авариях погибло 74 человека и пострадали 1887. По области цифры еще более тревожные: зафиксировано 4586 ДТП, погибло 610 че ловек и ранено 5768 [2].

Чрезвычайно высокая значимость человеческого фактора в данном контексте, несоизмеримо более весомая, чем значимость техногенных фак торов в транспортной системе Ростовской области, таких как отсутствие современных автоматизированных систем управления транспортными по токами, приводящее к постоянной перегрузке дорог;

неудовлетворительное состояние дорожной одежды транспортных сетей;

сверхнормативный износ автомобильного, в том числе личного парка транспортных средств;

не совершенство законодательной и нормативной правовой базы в системе определения меры ответственности и пресечения антиправовых действий автомобилистов – все это побуждает к инициации социологических ис следований с целью выработки социально значимых рекомендаций, спо собных снизить уровень опасности жизнедеятельности.

Список литературы 1. ГАУ РО «Региональный информационно-аналитический центр», Проект стратегии социально-экономического развития Ростовской области на период до 2020 года. Ростов-на-Дону, 2011, 116 с.

2. УГИБДД ГУВД по РО, //Статистика ДТП. Отчет о ДТП за период с 01 01-2011 по 30-09-2011. Ростов-на-Дону, 2011.

Секция 23. Социология региона Е. В. Каргаполова Социальная идентичность как фактор социокультурной адаптации:

региональный аспект Социальная идентичность является фактором социокультурной адаптации, способствующим сохранению или повышению самооценки, стремлению к созданию собственного положительного образа, самоиден тификации в новых социальных условиях.

В декабре 2009 г. под руководством автора была проведено ре гиональное полевое исследование по Типовой методике, разработан ной в ЦИСИ ИФ РАН под руководством Н.И. Лапина и Л.А. Беляевой.

Опрос проводился по типу стратифицированной квотно-маршрутной вы борки методом интервью по месту жительства. Объем выборки составил 1000 человек, проживающих в 22 населенных пунктах области. Таким об разом, выборка является репрезентативной по половозрастной и террито риально-поселенческой структуре. Ошибка выборки по одному признаку не превышала 3%.

На вопрос «В какой мере Вы чувствуете свою близость или отда ленность («свое» - «чужое») с такими людьми?» были получены следую щие ответы. Максимальную близость астраханцы ощущают в отношении жителей своих поселений (77,1% ответов «свое» + «близкое, но не свое», коэффициент интенсивности близости (Киб) составляет 5,14, что прак тически в два раза превосходит среднероссийские показатели (62% и Киб равен значению 2,6). Высокие значения локально-поселенческой идентично сти можно объяснить не только традиционным для области преобладающим «сельским» типом ментальности, но и процессами современной общественной жизни в последние десятилетия – системной колонизацией символических универсумов жизненного мира россиян со стороны трансформирующихся систем (институциональных и идеологических). Ответом на системную колонизацию в условиях протяженных транзитивных состояний со стороны жизненного мира россиян явилась его герметизация, социальная самоизо ляция. На уровне общественного сознания это проявилось в «ностальгии»

по утраченному единству институтов, целей и ценностей позднесовет ского времени. На уровне территориальной идентичности герметизация проявляется, на наш взгляд, в высоком уровне локально-поселенческой идентичности. Это также реакция на отсутствие диалоговых форм взаимо действия, соответствия между вновь созданными социальными структура Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект 10-03-00696а «Перспективы со циокультурного развития Астраханской области».

Секция 23. Социология региона ми и символическим универсумом. В этих условиях, местное сообщество начинает выполнять роль интегрирующего фактора, которое за счет мо билизации внутренних ресурсов позволяет осуществлять программы вы живания и адаптации и может являться причиной улучшения социального самочувствия населения.

Необходимо отметить, что региональная идентичность в Астраханской области существенно уступает поселенческой и составляет 39,9%. В среднем по РФ этот показатель существенно выше и составляет 55%. Можно предположить, что у части населения Астраханской области ре гион перестает выступать объединяющим фактором, единство регионального пространства перестает осознаваться как переживаемая смысложизненная ценность, о чем свидетельствует также высокий уровень локально-поселен ческой идентичности.

Уровень идентичности со всей Россией составляет 22,7%, что в 2, раза уступает среднероссийским показателям (55%) и является отражени ем конфликтности, незавершенности формирования новой российской гражданско-национальной идентичности, которая так и осталась постсо ветской. В Астраханской области степень конфликтности общероссийской идентичности выше, чем в среднем по РФ, что не способствует социальной адаптации жителей приграничного региона.

Секция 23. Социология региона Е. А. Когай Интегральная оценка динамики региональных социокультурных процессов Проблема развития российских регионов, их включенности в про цессы модернизации общества является одной из ведущих в современном социальном познании и социальной практике. Вместе с тем это развитие связано с необходимостью сохранения специфики территориального со общества, его социокультурного потенциала, самобытности. В контексте современных процессов глобализации и глокализации на первый план выходит второй процесс – установление связей с сопредельными терри ториями, развитие межрегиональных объединений, повышение внима ния к особенностям национальной культуры, экологическим особенностям региона, востребованности локальной специфики.

В условиях структурной трансформации российского общества акту ализируется задача осуществления интегральной репрезентации динамики социокультурных структур и процессов, происходящих в отдельно взятых регионах, а также их аналитического представления в контексте динами ки социокультурного пространства всей России постсоветского периода.

Предметом изучения при этом предстает изменение социально-экономи ческих показателей, инвестиционного потенциала, интегрального риска, инновационной деятельности, параметров качества жизни, гражданской активности, воссоздание профилей и контуров социокультурной модерни зированности региона.


Исследования, осуществленные сотрудниками научно-исследо вательской социологической лаборатории Курского государственного университета в 2006-2011 гг. на территории Курской области, позволили проявить статус и роль Курской области в социокультурном пространстве Центрального федерального округа, а по ряду параметров – в пространстве России. Согласно комплексным оценкам внешних экспертов, Курский край по большинству индексов социально-экономического и культурного развития проявляет в течение последнего десятилетия срединные пока затели, а в последние годы регион уверенно выходит на позицию выше среднего. Результаты проведенных полевых социологических исследова ний свидетельствуют о том, что население региона в целом адаптирова лось к происходящим переменам, в значительной степени полагается на свои собственные силы, проявляет умеренный оптимизм в оценке своих перспектив. Замеры показали также неоднозначность, противоречивость самочувствия жителей региона, а также то, что образ и соответствующее Секция 23. Социология региона качество жизни не позволяют населению региона реализовать в должной степени социокультурный потенциал. Вместе с тем остается непроявлен ной в надлежащей мере степень участия регионального сообщества в осу ществлении социокультурной модернизации, привлечения для этого вну тренних и внешних ресурсов. Тем самым актуализируется необходимость поиска новых теоретическо-методологических подходов при выборе сце нариев модернизации региональной экономики и ее механизмов, а также выявления возможностей реализации данных сценариев с учетом особой роли социальных акторов в осуществлении модернизации.

Перед исследователями стоит задача осуществления интегральной репрезентации динамики социокультурных структур и процессов в Курском крае в контексте динамики социокультурного пространства России, ана литическое осмысление трансформирующихся внутренних и внешних контекстов развития региона, разработка системной оценки уровня его модернизации – комплексного способа решения политических, соци альных и культурных задач, стоящих перед территориальным сообще ством в контексте внутренних, внешних, а также глобальных вызовов.

Для Курской области как типичного российского региона особое значение приобретает проблема сопоставления условий жизни ее населе ния с условиями Европейско-Российского мегарегиона. И данное сопо ставление позволяют осуществить методики измерения интегрированной модернизации, разработанные в Китае Чуаньци Хэ и адаптированные для российских регионов Н.И. Лапиным. Применение этих методик позволяет проявить степень динамичности социокультурного развития региона, со поставить его положение по целому комплексу параметров с экономически среднеразвитыми странами.

Секция 23. Социология региона О. Н. Колесникова Социокультурный портрет Алтайского края: основные результаты, проблемы и перспективы С целью изучения комплекса объективных и субъективных социаль но-экономических и культурных характеристик, важнейших сторон соци окультурной жизни составляющих социокультурный портрет Алтайского края в 2010 г. на факультете социологии АлтГУ было проведено социоло гическое исследование. Работа выполнена в рамках гранта РГНФ. Были проанализированы современные подходы к решению проблемы опреде ления роли культуры и социальных отношений в становлении и развитии элементов социокультурного пространства на уровне региона – Алтайского края;

апробированы методики в данном конкретном регионе, показатели социокультурного развития региона рассмотрены с учетом специфики региона. Для этого использован антропосоциетальный подход, разрабо танный Н.И. Лапиным.

Положения, которые в целом определяют научную новизну постав ленной задачи и проделанной работы заключаются в следующем: выделены основные этапы, определяющие трансформацию понятия социокультурно го пространства, определены его критерии, на основании которых выделя ются различные формы капиталов, образующих социальное пространство:

социального, экономического, культурного, престижного и других.

Использование типовой методики, разработанной Н.И. Лапиным, позволит в дальнейшем сопоставлять социокультурный портрет Алтайского края с другими регионами, сформировать новые типологии и сделать обоб щения полученных данных. Вместе с тем, важно учитывать особенности Алтайского региона, как приграничного агропромышленного региона, что дает возможность вносить в типовую методику те дополнения, которые отражают специфику нашего региона.

В ходе исследования были использованы метод анкетирования и экс пертный опрос. Общий объем выборки при анкетировании – 1200 респон дентов. Выборочный опрос проводился по квотной выборке с выделением групп населения, различающихся демографическими характеристика ми и местом жительства. Экспертный опрос проведен в форме стандар тизированного интервью, в ходе которого были опрошены представители федеральных и региональных органов государственной власти и органов местного самоуправления, региональной бизнес-элиты, различных го По результатам исследования.

Секция 23. Социология региона сударственных и бюджетных организаций, ведущие журналисты, лидеры общественных организаций и отделений политических партий и др. Всего 60 экспертов.

В разведывательном плане Портрет дает представление о соотно шении личности и государства, об эволюции этого соотношения, о содер жании основных социальных функций региона и эволюции их структуры, совокупной их эффективности для населения региона. В описательном плане Портрет содержит описание главных аспектов социальной и куль турной жизни региона – его населения, социальных групп и организаций:

объективное их состояние и субъективное восприятие, социальные пре имущества и актуальные проблемы, тенденции развития.

Результатом работы нашего коллектива стала развернутая социоло гическая характеристика Алтайского края, его социокультурный портрет.

Нами представлены результаты по основным разделам портрета Алтайского края: общая характеристика региона;

население, его этнокультурные и со циальные особенности;

уровень жизни и социальное самочувствие на селения;

культурный капитал населения и его использование в регионе;

мотивация трудовой деятельности и экономическая активность;

мобиль ность и социальная стратификация;

государственное регулирование и са моуправление в сфере социальной жизни региона. В итоге полученный нами социокультурный портрет Алтайского края может стать началом социальной биографии региона.

Секция 23. Социология региона В. И. Корнеев Социальная обстановка при землеустроительных работах в Тамбовской губернии в 1917-1919 гг.

Современный процесс приватизации земель в России сопря жён с рядом проблем, обусловленных недооценкой стоимости самой зем ли и земельных паёв крестьян, что позволяет предположить возможность конфликтного передела земли, опирающегося на неоправданный харак тер и низкий уровень данных сделок. Недоучёт подобных факторов уже привёл к крестьянской войне в Тамбовской губернии в начале 20хгг. про шлого века. В целях устранения причин подобных конфликтов следует учесть социальный опыт прошлого и выработать пути для мирного решения земельного вопроса.

Рассмотрим, к примеру, исторические факты, связанные с зем леустройством в Тамбовской губернии. Раздел помещичьих, монастыр ских и государственных земель и передел общинных наделов здесь начался весной 1917г., но особенно остро данные процессы проявились через год, серьезно повлияв на социально-экономические отношения и политиче скую обстановку губернии, изменив структуру землепользования [1;

56].

Законом о социализации земли, принятом в 1917 году, предполагалось вве сти потребительско-трудовые нормы землепользования крестьян. Участки, выделенные хозяйствам, должны были иметь размеры, учитывающие агротехнические и почвенные характеристики района. Подобное распре деление, в идеале, послужило бы основой одинакового материального обе спечения крестьян. Вместо этого общины делили землю так, как им было привычнее: по едокам или по работникам, иногда по тому и другому при знаку одновременно. Фактически каждая волость, иногда даже отдельные села и деревни, устанавливали свои собственные правила раздела земли [2]. Однако большинство волостей и общин предпочитали раздел земли «по едокам», так как данный принцип вполне отвечал крестьянским пред ставителям о справедливости. Из-за чрезвычайного аграрного перенаселе ния средняя величина надела на одного едока составляла 0,8 крестьянских десятин (одна крестьянская десятина равнялась 1,09 га), а средний надел на семью в губернии составлял 3,6 крестьянских десятин [3], то есть фак тически такое количество земли могло с трудом прокормило бы в течение года одну семью, не оставляя ни товарного зерна для обмена. Основная трудность в реализации «Основного закона о социализации земли» заклю чалась в том, что крупных землевладельцев, имения которых подлежали разделу в Тамбовской губернии, было сравнительно мало. Общая площадь Секция 23. Социология региона земель, уже находившихся в собственности крестьянских общин, к году составляла более 70% [4]. Многие крестьянские волости не имели воз можностей присоединить дополнительные участки потому, что бывших частновладельческих имений рядом не было. Возникла проблема «дально земелья», поскольку в некоторых волостях малоземельные крестьяне полу чали «прирезки» на расстоянии от 10 до 60 верст от места жительства[4].

По отношению к власти и к своим соседям, каждая община и во лость выступали как сплоченные и самостоятельные хозяйственные, и даже политические единицы. Возник эффект «волостного сепаратизма», благо даря которому многие помещичьи и казенные земли захватывались, как правило, близлежайшими селами. Межевые конфликты, возникшие на границах волостей, разрешались под влиянием местных властей, кото рых в качестве миротворцев присылала землеустроителей, проводивших обмер и экспликацию земельных угодий.

Таким образом, справедливый обмер и оценка земель без полити зации данного процесса, по мнению автора, постепенно приведёт к фор мированию позитивного социума, а политизация или криминальная при ватизация создадут дополнительное напряжение в обществе. Последнее возможно снять потеем новой государственной кадастровой оценки земли.

Литература 1. Литошенко Л. Н. Социализация земли в России. Новосибирск: Изд.

НГУ, 2001, 318с.

2. ГАТО Ф. Р -950. Oп. 1 Д. 25. Л. 51.

3. ГАЛО. Ф. Р - 448. Оп.1 Д. 126. Л.96.

4. ГАТО. Ф. Р - 946. Оп. 1 Д. 368. Л. 9.

Секция 23. Социология региона А. П. Корюкин Социальные факторы управления корпоративной культурой в нефтегазовом комплексе России Современная социологическая концепция управления, выдвинутая одновременно как учеными социологами, так и представителями иных научных направлений, исследуют феномен культуры с позиций как соци окультурных, так и экономических целей организации. С другой – понятие включает в себя традиционные характеристики управления, с помощью которых достигается: устойчивость, контроль и планируемость. При таком подходе к анализу внутренняя культура организации - логически мыслимая структура, своего рода среда, в которой осуществляются социальные отно шения, а уже затем реализуются социальные, культурные мотивы деятель ности, формируется аксиология личности и коллектива. [1;

24] Обращение к проблеме управления корпоративной культурой в ус ловиях социальной трансформации нефте - газовых компаний обозначено их ориентиром на выбор предельной полезности в бинарных единствах «ресурсность - эффективность», «инклюзия - эксклюзия». Селекция пра вильной позиции обеспечивает социальную общность, возможность удер живать рациональные ориентиры на рынке в течение длительного времени, сохранение которых формирует идеал, стремление к его достижению оз начает идентификацию коллектива с управленческим персоналом и топ менеджерами, обеспечивает гибкую адаптацию в среде стейкхолдеров.

Результат управления заключен в изменении диспозиции органи зации в бизнес среде, которая обозначена сформированностью корпора тивной культуры, определенных норм и ценностей. С помощью механизма корпоративной культуры интегрируются различные модели поведения персонала, происходит консолидация коллектива. Корпоративная культура формирует специфику ролевых отношений. [2;

286] Исследование российского рынка, проведенное автором, отражает специфические особенности отрасли, которые определяют культурные традиции и сформировавшийся механизм социального контроля над по зиционированием частных компаний: из них очевидными являются несо вершенные законодательные нормы деловых отношений и правил регу лирования конкуренции. Эффективность норм и ограничений зависит от легальной инфраструктуры частного бизнеса, который находится в про цессе становления. Сформированность товарных рынков, несущих угрозу банкротства не только для неэффективных товаропроизводителей, но для упорядочения деятельности компаний определяет механизм конкуренции, Секция 23. Социология региона который в нефте – газовой отрасли сдерживается государственной моно полией. Вместе с тем социальный контроль с помощью механизма финан сового рынка, освобождающий непродуктивный менеджмент от бремени управления, не реализует управленческих возможностей в связи с его не эффективностью. В этих условиях увеличение обращений к корпоративной культуре как основе гармонизации социально – трудовых отношений, на правленных на увеличение предоставления услуг субъектами топливно – энергетического рынка, определяет теоретическое и практическое значение проблемы. [2;

287] Литература 1. Гостенина В.И. Корюкин А.П.Социальное партнерство в управлении корпоративной культурой. М., 2005, 119 с.

2. Корюкин А.П. Социологический альманах. Социологическая культу ра в современной России, 2011, № 3, С. 282-287.

Секция 23. Социология региона П. И. Куконков Особенности социальной активности в условиях региона Наблюдаемая с начала 90-х гг прошлого века “консервация” иссле дований социальной активности представляется ошибочной в связи с прин ципиальной неразрешимостью жизненно важных проблем российского общества и государства без социальной активности населения. К числу таких проблем, несомненно, относится перспектива социальной поддержки программы “модернизации” в условиях российских регионов.

Степень участия населения своего района в общественной жизни как низкую или очень низкую оценивает более половины (60%) населе ния Нижегородской области [1]. Попытки реанимации властью «старых», массовых форм социальной активности не находят своего места в новых условиях и не получают поддержки граждан.

Причины существенных изменений в характере и формах социаль ной активности связаны, на наш взгляд, с особенностями взаимоотно шений общества и власти. Ответственная региональная власть в опреде ленной мере учитывает интересы наиболее массовидных групп населения.

Вместе с тем, в настоящее время ее главными «бенефициариями» являются местные «элиты», включающие часть государственных и муниципальных служащих, предпринимателей и крупных собственников. Среди тех, кому власть фактически отказывает в помощи и поддержке, оказались группы населения с такими характерными признаками, как «бедные и малообе спеченные». К этой группе можно отнести значительную часть наемных работников, молодежи, пенсионеров.

Большинство жителей Нижегородской области уверено, что у людей нет возможности влиять на принимаемые властью района (города, региона) решения. Одной из определяющих причин этого противоречия является позиция местного чиновничества, ориентированного на минимизацию участия населения в решении насущных вопросов.

На местном уровне все более отчетливо проявляется модель резко поляризованного общества: на одном полюсе завершается процесс фор мирования местной «элиты» (переплетение местной власти с крупным бизнесом), на другом - значительное большинство местного населения, внутри которого возникают как социально активные группы, так и группы, для которых все более характерны пассивность, апатия.

В настоящее время завершается процесс замещения «спонтанными»

формами социальной активности, организованной, направляемой и кон тролируемой государством активности, по существу, таковой не являю Секция 23. Социология региона щейся. Так, в ходе исследования нижегородского студенчества в 2009 году было выявлено более 30 самодеятельных общественных организаций и объ единений, в работе которых студенты принимают участие [2]. Однако, внимательный анализ «спонтанных» форм социальной активности остро ставит вопрос о их соответствии составу и структуре наиболее актуальных проблем общества.

Особую тревогу вызывают проявления асоциальной активности, связанной, прежде всего, с процессом сращивания местных «элит» и кри минала и неизбежно ведущей к дезинтеграции общества. Закономерным следствием этих процессов выступает стабильно фиксируемая в ходе со временных исследований протестная активность [3].

Многообразие и рост «спонтанных» форм активности, укоренение протестной и асоциальной активности явно не способствуют обеспечению социальной поддержки проводимых реформ, предполагающих целенаправ ленные усилия по включению широких слоев граждан в созидательную деятельность, стимулирующих социальную активность различных соци альных групп.

Список литературы 1. Социологическое исследование «Социальная политика в регионе».

2005 год. По квотной выборке было опрошено 669 респондентов, про живающих в городах и сельской местности Нижегородской области.

2. Исследование нижегородского студенчества по единой методике про водились в 1999 - 2009 г.г при участии автора. n - 5446 ед.н.

3. URL: http://www.levada.ru/. Архив. Пресс-выпуски URL: http://old.

wciom.ru/arkhiv.

Секция 23. Социология региона Н. А. Латушко Институционализация региональной политики в условиях трансформации российского общества Проблема государственного регулирования регионального разви тия в настоящее время актуальна для всех стран. Следствием глобализаци онных процессов является рост региональных различий в условиях и уровне жизни населения. Снижение региональной дифференциации в социально экономическом развитии возможно достичь применяя инструментарий региональной политики.

Региональная политика как самостоятельный и важнейший сег мент социально-экономической политики большинства западных госу дарств начала формироваться в двадцатых-тридцатых годах прошлого века.

Сегодня в зарубежных странах государственная региональная политика - это действия центральных органов власти, целью которых является воз действие на социально-экономическое развитие отдельных территорий.

В СССР при административно-командной экономике региональная политика в вышеизложенной трактовке не проводилась и основывалась на моделях теории размещения производительных сил, в частности прибли жения производства к источникам топлива и сырья и т.п.

Рыночная трансформация социально-экономического про странства, а также смена государственного устройства Российской Федерации в 90–е годы прошлого столетия вызвали необходимость поиска со стороны федеральных властей новых технологий управления террито риальным развитием в рамках региональной политики направленных на социальное развитие территорий.

Институциональная структура региональной политики полно стью изменилась за годы реформ и еще не вполне стабилизировалась.

Приступив к рыночным реформам, правительство Российской Федерации принимало во внимание наличие региональной специфики в развитии страны, чтобы не допустить распада. Поэтому вопросы региональной по литики нашли отражение практически во всех программах правительства.



Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 60 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.