авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 60 |

«IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция 1 История и теория социологической ...»

-- [ Страница 40 ] --

Итак, задачей построения модели коммуникативной компетент ности личности мы видим обоснование понятия коммуникативной ком петентности личности, и на этой основе - выявление и обоснование Секция 26. Социология коммуникации социальных механизмов, а также их динамики, обеспечивающих функ ционирование коммуникативной компетентности в переходный период общественного развития. Под социальным механизмом понимается спо соб выполения функции, порядок выполнения функционального дей ствия в социальной системе [2, с.74]. Мы предполагаем, что:

• модель коммуникативной компетентности личности переходного периода имеет двустороннюю форму, что соответствует логике и сущности любого переходного состояния;

• в социальных механизмах коммуникативной компетентности выделяется критическая точка, точка бифуркации, являющаяся основани ем и катализатором трансформации, перехода одних механизмов в другие;

• рассмотрение социальных механизмов функционирования ком муникативной компетентности личности позволяет определить ее социо логическую природу и сущность, выделить критерии исследования.

Список литературы 1. Девятко И.Ф. Модели объяснения и логика социологического иссле дования. М.,1996, 174с.

2. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М.: АСТ, Хранитель, 2006, 873с.

Секция 26. Социология коммуникации А. В. Чистяков Особенности социализации личности в виртуальном пространстве Личность в виртуальном пространстве осваивает социальные нормы, ценности и ролевые требования, существующие как в конкретных вирту альных сетевых сообществах, так и в социальной общности виртуального пространства в целом. Социализация может осуществляться не только путем включения в деятельность какого-либо виртуального сообщества, близкого ему по духу и интересам, но и сопровождаться противопоставле нием себя ему.

Субъект он-лайновой коммуникации пребывает в двойственном со стоянии, так как существует в двух мирах: действительном и виртуальном.

Социализация и культурная идентификация человека в сети реализуется через принадлежность индивида к тому или иному сетевому сообществу, причем двояким образом: или через виртуальную реконструкцию статусной социокультурной позиции и символов идентичности, или через актив ное и свободное конструирование своего виртуального Я и персональной идентичности. Отсюда и возникающая двойственность виртуальной соци ализации, ибо творчество в сети часто заменяется его симуляцией, а само развитие – новыми формами отчуждения. При этом в сетевых сообществах главную роль в развитии и поведении членов данных сообществ играет культурное начало индивида, его потребность в «карнавализации» жизни, идентификации, самопрезентации, динамической смене стратегий соци ализации и инкультурации.

В процессе социализации личность неизбежно сталкивается с альтер нативными образцами мышления и паттернами поведения. Анонимность ее существования в сети позволяет нарушать привитые в офф-лайне нормы поведения, а иногда и преступать закон. На качество он-лайновых инте ракций влияет, несомненно, предшествующий коммуникативный опыт личности. Наряду с процессами социализации в компьютерных сетях про исходят и процессы ресоциализации, то есть усвоение новых ценностей, навыков, ролевых дискурсов в связи с переходом в иную коммуникаци онную среду. Естественно, что наложение старых и новых предписаний может привести к вытеснению первых, трансформации ориентации на нормы и ценности, принятые в офф-лайновой коммуникации.

Таким образом, социализация личности в виртуальном пространстве осуществляется как взаимовлияние двух процессов: следования личности тем нормам и правилам поведения, которые она восприняла в первичной Секция 26. Социология коммуникации социальной реальности (в результате первичной и вторичной социализа ции), и усвоения норм, ценностей и установок как конкретного виртуаль ного сетевого сообщества, так и паттернов поведения, принятых в рамках социальной системы сетевого общества в целом. Последний процесс можно назвать «третичной социализацией». Возвращаясь в первичную социальную реальность, личность является уже продуктом трех типов социализации.

Существуют некоторые негативные последствия воздействия со временных информационных и сетевых технологий на социализацию личности: формирование безволия и безответственности на основе по тери чувства реальности, нечеткого осознания грани между действитель ным и виртуальным мирами. Погружение в виртуальное пространство вызывает к жизни «третичную социализацию» – на основе «перенимания»

от других, виртуальных агентов значений, ценностей, норм, предписаний, являющихся общепринятыми в виртуальном пространстве или в том или ином сетевом сообществе.

Секция 26. Социология коммуникации А. В. Чистяков Изменение социальной среды под влиянием виртуализации коммуникации Развитие средств массовой информации уже к концу ХХ в. постави ло их вровень с такими факторами культуры как искусство, религия и ли тература. Масс-медиа являются не просто трансляторами определенных культурных достижений, но и сами принимают участие в формирова нии определенных ценностей. Нарастает критический настрой общества по отношению к массовым коммуникационным системам. В области бизнеса и политики уже давно применяются приемы, позволяющие до зировать и комбинировать разнообразные образы, которые необходи мо «внедрить» в сознание клиентов, реципиентов, избирателей и т.п.

Благодаря использованию средств массовой информации, а в последнее время и Интернета, моделируются не только проблемы, но и события.

Человек относится к окружающему его миру и к другим людям не непосредственно, а опосредованно. В современном обществе значе ние вещи и ее содержание зачастую не только не совпадают, но и при ходят в противоречие, противостояние друг с другом. Один из ярких при меров: реклама, существующая не для продажи товаров, а для продажи имиджей и образов. В результате реальное потребление вытесняется потре блением имиджей, подменяющих собой действительную реальность. Это заметно и в политической сфере. Всевозможные финансовые пирамиды – это тоже игра с возможностями, за которую приходится потом распла чиваться в действительности.

Создаваемая с помощью программ, компьютеров, электрических импульсов виртуальная реальность – это реальность особого рода. Через Интернет создаются новые общности и субкультуры, порождая новые формы идентичности личности, расширяя личностный опыт, круг обще ния, возможности самовыражения. Одним из видов виртуальной реаль ности является теле-виртуальная реальность, сформированная с помощью электронных средств.

На рубеже ХХ-ХХI вв. всё более широкое распространение полу чают не информационные, а симуляционные технологии, т.е. технологии создания «второй», виртуальной реальности. Социальная среда обще ства в результате теряется, искажается, тает, а на её месте возникает иное, симуляционное образование со своими закономерностями протекания временных циклов.

Секция 26. Социология коммуникации Подобная ситуация возникает в самых различных формах вирту ального взаимодействия: функционирование виртуальных сообществ, виртуальных корпораций, виртуальной церкви и т.д. Симуляция социаль ной реальности возможна во всех сферах жизнедеятельности человека - от виртуального секса до виртуальных проповедей и исповедей.

Таким образом, виртуальное пространство-время является не толь ко аналогом реальных социальных взаимодействий в пространстве и во времени, но конструирует собственные пространственно-временные кон фигурации виртуальной реальности. При этом происходит симуляция вы полнения социальных ролей и создаётся некое подобие институциональных атрибутов социума. Виртуальное время в результате всё более субъективиру ется, что ведёт к парадоксальным последствиям: интенсивность и плотность контактов, взаимодействий, перемещений, «работы» виртуальных социаль ных организаций и институтов ведёт к резкому возрастанию информаци онного бессодержательного мусора, а, следовательно, к социокультурной «пустоте» протекания временных процессов.

Секция 26. Социология коммуникации И. Н. Чудновская, А. Н. Генералова Коммуникативные средства человека как ресурсы конструирования социальной идентичности В современном обществе (в условиях возросшей индивидуализа ции, в силу особенностей социальной структуры и характера социальной дифференциации) идентичность перестает быть традиционно предписан ной. В приоритетные цели человека стало входить конструирование соци альной идентичности. Процесс конструирования происходит дискурсивно, через индивидуализацию определенных символических значений, произ водящуюся на основе некоторых социокультурных признаков [3].

В этом случае коммуникативные средства становятся ценным ресур сом [4], который при грамотном использовании способен стать социальным капиталом индивида. В плане анализа коммуникативные средства можно условно подразделить на традиционные и нетрадиционные [5]. К первым следует отнести средства вербальной коммуникации и невербальной в со циально-перцептивном понимании. Например, манеры (умение держать себя, произношение и т.д.) могут быть включены в социальный капитал, поскольку, указывая на способ своего приобретения, они свидетельствуют об изначальном членстве в более или менее престижной группе [2;

66].

К нетрадиционным для социологического анализа коммуникатив ным ресурсам могут быть отнесены время, игрушки, гастрономия, тело человека и др. В докладе основной акцент будет делаться на ресурсные возможности тела.

По мнению Ж. Бодрийяра, общество потребления порождает двой ственное отношение к телу [1;

161]. С одной стороны, как к Фетишу (объ екту потребления), причем потребляться может не только все тело цели ком, а любая его часть в отдельности, с другой – как к Капиталу.

При росте конформизма и унификации вкусов человеческое тело, превращается в место, где человек пытается выразить свою уникальность.

Однако именно посредством тела как знаковой системы (кожа, волосы, ногти, фигура и т.д.) индивид конструирует собственную социальную идентичность, путем манипуляции им как одним из многих обозначений социального статуса.

Флешмоб как вид перформансной коммуникации, связанный пре жде всего с нестандартным использованием тела, обусловлен социаль но-психологическими мотивами деиндивидуализации, развитием тех нологических коммуникативных возможностей и сменой общественных Секция 26. Социология коммуникации настроений. Свойства и движения тела устанавливают соответствие между людьми, занимающими равнозначные положения в дифференцированном социальном пространстве.

Человеческое тело способно стать социальным капиталом инди вида, средством для достижения конкретных социальных целей согласно имеющимся потребностям. Оно выступает как ресурс статусной идентифи кации, позволяя конструировать соответствующую определенным нормам позитивную социальную идентичность, с другой стороны, оно может стать трудно преодолимым препятствием к этому, стигмой, мешающей индивиду нормально взаимодействовать с его социальным окружением.

Список литературы 1. Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры. М., 2006, 269 c.

2. Бурдье П. Формы капитала // Экономическая социология, май 2005, т. 6, №3, с. 60 — 74.

3. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура.

М., 2000, 608 с.

4. Тихонова Н.Е. Ресурсный подход как новая теоретическая парадиг ма в стратификационных исследованиях // Социологические иссле дования, 2006, № 9, с. 28 — 40.

5. Чудновская И.Н., Чудновский Л.С. Индивид в информационно-комму никативном пространстве: многоуровневая модель функционирования.

Саарбрюкен, Германия, 2011, 128 с.

Секция 26. Социология коммуникации С. Н. Шаповалов Взаимодействие средств массовой информации и коммуникации с современным государством Современное государство является важнейшим политическим ин ститутом, в функции которого входят защита прав и свобод личности, общенациональных интересов, а политические лидеры призваны выпол нять определенные социальные обязательства и нести ответственность перед народом. Поэтому для государства важно наличие обратной связи между адресантом и адресатом информации. Важнейшим каналом, с по мощью которого государство воздействует на умы граждан, поддерживая те стереотипы, убеждения, ценности и идеологию, которые необходимы для укрепления и легитимизации существующего социального и политического порядка, а также осуществляется обратная связь, выступают средства мас совой информации и коммуникации.

В настоящее время основную массу информации об окружающем мире современный индивид получает посредством обращения к масс медиа.

Развитие новых средств массовой коммуникации (телевидения, Интернета, социальных сетей) предоставляет государственной власти мощный инструмент управления обществом. В этой связи на первый план выдвигается проблема создания эффективных механизмов регулирования взаимодействия государства и масс-медиа. В качестве главного такого механизма современное государство использует закон. Развитые демокра тические страны располагают системой законодательных мер, постоянно обновляющейся с учетом изменяющихся условий и реалий социального развития. Правовая регуляция средств массовой информации и коммуни кации в условиях их огромного воздействия на функционирование совре менного общества представляется жизненно необходимой.

На сегодняшний день существует обширный и постоянно растущий перечень международных и внутригосударственных правовых актов, регла ментирующих деятельность масс-медиа. Необходимость подобных актов возрастает в условиях интенсивного международного информационного обмена и развития транснациональных медийных корпораций.

Государственный контроль средств массовой информации и комму никации, наряду с законодательными мерами, осуществляется и другими механизмами, например, распределением правительством частот и ли цензированием. Возможность невозобновления лицензии может служить эффективным средством контроля над тем или иным коммуникатором.

Вместе с формальными правовыми механизмами контроля государством Секция 26. Социология коммуникации средств массовой информации и коммуникации применяются и другие – неформальные способы воздействия на них. В качестве таких способов воздействия можно выделить следующие: аккредитация журналистов, принадлежащих к тем или иным журналистским организациям и службам новостей, что гарантирует «правильное» освещение определенных собы тий;

предварительная организация брифингов и пресс-конференций с за ранее определенным кругом вопросов и участников;

организация тех или иных «новостных поводов», необходимых для политических целей и воз действия на общественное мнение;

прямая передача корреспондентам необходимой информации или, напротив, ее утаивание [1;

198-199]. В то же время взаимодействие современного государства и средств массовой информации и коммуникации должно выстраиваться не только на основе законодательного регулирования и создания заградительных барьеров, но и взаимного партнерства и готовности к диалогу, что повышает эффек тивность системы управления.

Список литературы 1. Касьянов В.В. Социология массовой коммуникации: учеб. пособие.

Ростов н/Д, 2009. 427 с.

Секция 26. Социология коммуникации Ф. И. Шарков Генезис зарубежной коммуникологии:

темы и некоторые парадигмы Термин «коммуникология» в разные годы так или иначе использова ли зарубежные авторы. Наиболее известные из них: Роланд Поснер (Roland Posner), Клаус Робертин (Klaus Robering), и Томас А. Себеок (Thomas A. Sebeok), Айзек Э. Кэтт (Isaac E. Catt). и Дебора Эикэр-Кэтт (Deborah Eicher-Catt) [1].

Понятие «коммуникология» указанными авторами применялось для обозначения передачи и распространения информации в изобразительном искусстве, распространения эстетической информации и др. В англоязыч ной литературе имеются случаи использования термина коммуникология для обозначения антропологического, психологического, и социологиче ского анализа человеческого поведения в контексте электронных СМИ, фотографии, телекоммуникаций и визуальной коммуникации. Наиболее часто можно встретить применение термина коммуникология для обо значения направления исследования для объяснения языка, лингвистики, когнитивистики и кибернетики в рамках философских разделов науки метафизики, эпистемологии, логики, и эстетики.

Кратко рассмотрим основные темы и некоторые парадигмы в науч ных исследованиях зарубежных авторов, имеющих прямое или косвенное отношение к развитию коммуникологического направления. Хронология первого обращения к проблемам протокоммуникологии на английском языке начинается с упоминания социологической феноменологии в 1922 г. Эдмундом Хуссерлем (Edmund Husserl) [2;

18-23]. В сборнике программ лекций, прочитанных на немецком языке в университете Колледж (Лондон, Великобритания, 6 июня 1922) в Лекции 1 отмечает «необыкновенную социологическую феноменологию, имеющую ссылку на разнообразие де кларации мыслящих субъектов, общающихся друг с другом».

В 2010 г. Ричард Л. Лэнигэн (Richard L. Lanigan) [3;

18] уже выде ляет коммуникологию как науку: “Семиотика предлагает непосредствен ный и провокационный ответ на «кризисы современности», которые нельзя отобразить с помощью логики, математики, и статистики. Мы делаем предположение, что семиотика – это соответствующая теория и практика, которая сможет обеспечить все науки и виды искусств современнейшими социолингвистическими коммуникативными средствами до конца этого столетия. Семиотика, как искусство и коммуникологическая наука может стать достойной альтернативой традиционным средствам искусства и на Секция 26. Социология коммуникации уки. Реальная цель для семиотики состоит в том, чтобы она могла адекватно описывать объект, определять его специфику и правильно интерпретиро вать его состояния”.

Литература 1. Роланд Поснер (Roland Posner), Клаус Робертин (Klaus Robering), и Томас А. Себеок (Thomas A. Sebeok),// Семиотика: теория управления знаками. Природа и культура. Четвертое издание (Берлин и Нью-Йорк:

Уолтер де Грейтер (Walter de Gruyter), 1997;

Айзек Э. Кэтт (Isaac E.

Catt). и Дебора Эикэр-Кэтт (Deborah Eicher-Catt), “Коммуникология:

Рефлексивная социальная наука”. Новая наука «воплощенной бесе ды». Мадисон, Нью-Джерси: Университетское издательство Фэрли Диксона (Fairleigh Dickson), 2010.

2. Эдмунд Хуссерл (Edmund Husserl), Программа курса четырех лекций по феноменологическому методу и Феноменологической философии, JBSP: Журнал британского Общества феноменологии, издание 1, но мер 1, 1970.

3. Ричард Л. Лэнигэн (Richard L. Lanigan), «Словесные и невербальные коды коммуникологии: Фонд международного агентства и эффек тивности» в коммуникологии: Новая наука «воплощенной беседы».

Мадисон, Нью-Джерси: Университетское издательство Фэрли Диксона (Fairleigh Dickson), 2010.

Секция 26. Социология коммуникации Э. Н. Ямалова Коммуникация как культурно обусловленный процесс Коммуникация – это культурно обусловленный процесс, который протекает по-разному в зависимости от национальной принадлежности его участников. Выделяют восемь составляющих процесса коммуникации, которые в той или иной степени обусловлены культурой [1,83].

Во-первых это отношения - психологические состояния, которые предопределяют наши поступки. При этом нежелательно проявление этно центризма — суждения о других на основе своих личных или национальных культурных стандартов. Умение понять другого человека в контексте его уникальной истории, политической, экономической и культурной среды поможет успешно взаимодействовать с ним. Во-вторых, это стереотипы - наделение людей определенными качествами и характеристиками на ос нове принадлежности к какой-то культурной, социальной, профессиональ ной, половой или возрастной группе. В-третьих, социальная организация культуры, которая также влияет на личное восприятие. Географическое общество состоит из представителей нации, племени или религиозной сек ты;

ролевое общество объединяет людей одной профессии или иерархиче ской группы. В-четвертых, это образ мысли (мышление, способ выражения мысли) и методы аргументации, которые также зависят от культуры. То, что кажется разумным, логичным и само собой разумеющимся для американца, может быть неразумным, нелогичным или не очевидным для японца.

В-пятых, это социальные роли и связанные с ними обусловленные культурой поведенческие нормы, которые также играют важную роль в про цессе коммуникации. В некоторых культурах определенные роли связа ны с точно определенными правилами, например, визитная карточка япон ского бизнесмена указывает его должность в компании, а значит и четко определяет степень уважения, которое должно быть проявлено по отноше нию к данному лицу. В-шестых, это знание языка страны пребывания, ко торое многие менеджеры считают если не обязательным, то желательным, понимая, насколько это помогает преодолеть барьер культурных разли чий в межличностном общении. В-седьмых, это восприятие пространства - важный фактор в коммуникативном процессе. Американцы считают, что наиболее комфортное расстояние между говорящими составляет около двух футов (60 см), поскольку жители североамериканского континента принадлежат к неконтактным культурам [2, 18]. С другой стороны, латино американцы или жители ближневосточных стран контактны и чувствуют Секция 26. Социология коммуникации себя комфортно, когда стоят ближе к собеседнику. В-восьмых, это отно шение ко времени, которое также влияет на человеческие взаимодействия.

Североамериканским культурам свойственно линейное восприятие време ни с разделением его на прошлое, настоящее и будущее. Ориентированный на будущее, человек, в процессе подготовки к нему, экономит время.

Восточные религии трактуют время как бездонный резервуар, в котором течет жизнь. Различное восприятие времени часто приводит к недоразуме ниям, когда приходится вести дела на межкультурном уровне.

Как ни парадоксально это звучит, но, для того чтобы лучше пони мать других, мы должны, прежде всего, научиться понимать себя и причи ны своих поступков, а нам порой остро не хватает знаний о себе или даже возможности обрести их. Стремление использовать у себя удачный чужой опыт совершенно не гарантирует того, что решения, подходящие для одной страны, обязательно будут пригодны для другой.

Коммуникация - это культурно обусловленный процесс, все состав ляющие которого находятся в тесной связи с культурной или национальной принадлежностью участников процесса коммуникации. Поскольку один человек субъективно оценивает другого в контексте своего культурного опыта, такие проявления как этноцентризм и негативные культурные сте реотипы, могут нанести серьезный урон межкультурному общению.

Список литературы 1. Samovar L.A., Porter R.E., Communication Between Cultures. N.Y.:

Wadsworth Publishing Co, 1995, 425 p.

2. Павловская А.В., Россия и Америка. Проблемы общения культур. М., 1998, 286 c.

IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция Социология девиантного поведения Секция 27. Социология девиантного поведения Д. М. Абдрахманов Институциализация антинаркотической профилактики в современной России Наряду с теоретической рефлексией над феноменом наркотизма нам представляется крайне важным определение и проработка основных аспектов антинаркотической деятельности, связанных с ее институциона лизацией;

т.к. обществу жизненно важно закрепить некоторые ключевые типы социальных отношений, чтобы они стали обязательными для членов общества или социальной группы внутри социума.

К институтам социального контроля в сфере профилактики нар котизма относятся система здравоохранения, судебные органы, право охранительные органы и пенитенциарная система. К неспецифическим формальным институтам, влияющим на уровень наркотизма, можно от нести систему образования и систему организации внеучебной и досуговой деятельности подростков. Кроме названных институтов, на уровень нарко тизации влияют и неформальные институты – семья, благотворительность, молодежные объединения, общественное мнение, шоу-бизнес, искусство, религия.

Всегда принципиально важно, чтобы в случае выхода из строя одного из социальных институтов его воспитательную функцию эквивалентно вы полняли другие институты. В нашей стране после 1991 г. функциональные эквиваленты в области воспитания молодежи фактически не появились.

В результате рассогласования, несовместимости исходных принци пов, норм регуляции основных социальных институтов они начинают бло кировать развитие друг друга. Заметим, что в любом социальном институте тяга к устойчивости превалирует над тягой и способностью к переменам.

Зачастую старые социальные институты могут продолжать свое суще ствование наряду с новыми, хотя они уже не выполняют своих прежних функций и не только бесполезны, но порой и вредны для общества, ибо могут вносить дестабилизацию, мешать ориентации в действительности.

Эта ситуация называется «институциональной ловушкой» и означает, что однажды принятое решение трудно отменить. Одно из наиболее се рьезных последствий «институциональных ловушек» заключается в том, что хотя они и смягчают отрицательные краткосрочные последствия не подготовленных, слишком быстрых преобразований, в то же время они препятствуют долгосрочному развитию. Чтобы пробить «непробиваемую стену» институализированных взаимодействий, необходимо использовать как минимум две самые мощные силы социального преобразования: силу Секция 27. Социология девиантного поведения заинтересованности людей, признания ими необходимости изменения социального института и согласия на утверждение новых норм и силу вла сти (речь идет не только государственной власти, но и о власти родителей, власти начальника и т.д.).

Важно отметить также, что изменение института приходится произ водить не прекращая процесса его функционирования, что, несомненно, усложняет изменения и делает их более трудоемкими.

Говоря об антинаркотической профилактике, стоит сказать, что зачастую профилактические мероприятия носят декларативный харак тер и проводятся «для галочки», и дело не в том, что в обществе отсутствует понимание актуальности проблемы наркотизма, а в том, что нет отлажен ного института профилактики и контролирующего актора (ФСКН и ГАК недостаточно занимаются профилактикой и она размыта среди нескольких институтов, а отдельного учреждения, занимающегося профилактикой нет). Выход из данной институциональной ловушки видится в завершении процесса институционализации антинаркотической деятельности с при нятием необходимых нормативно-правовых актов, определении четких целей, круга субъектов профилактики с наделением их необходимыми полномочиями и ресурсами.

Ведущим стратегическим направлением становления государствен ной антинаркотической политики является создание системы активного воздействия граждан на государство через институты гражданского общества.

Секция 27. Социология девиантного поведения Н. Б. Бааль Молодежный экстремизм – фактор социальных изменений История цивилизации – это история ограничений и запретов.

Человек постоянно боролся со своими страстями и желаниями, выступал против слабости плоти и себялюбия. Экстремизм никогда не приветство вался обществом, главное требование которого к индивиду - господство над собой. Впрочем, во все времена было одно исключение – герои, экстремизм которых не только одобрялся большинством, но и служил примером вос питания подрастающих поколений. Объяснение простое: общество всегда приветствует личное мужество, самоотверженность, готовность к самопо жертвованию ради общего блага.

Среди множества проявлений молодежного экстремизма (полити ческого, националистического и религиозного толка) свое место занима ет и такая форма негативного опыта, как протест против господства общего, против гомогенности, стирающей различия и многообразие. Аналогичные процессы протекают и в мире взрослых, но у молодежи все они выражены острее, ярче.

В современной России продолжается распад поликультурного, многонационального пространства социальной действительности, которое, честно говоря, и десятилетия назад не отличалось особой однородностью.

Питательной средой возникновения экстремизма выступают такие условия, когда в процессе развития (в ходе общественной и личной эман сипации) внешнее освобождение обгоняет внутреннее.

Значительный вклад вносит и современная массовая культура, которая преподносит многие элементы экстремизма как естественные, нормальные черты современной жизни (рок-культура, виртуальная ре альность и пр.). В условиях современной цивилизации противостояние индивидов в гонке за успех, благополучие перестает играть решающую роль.

Молодой человек, вступающий в жизнь, оказывается перед лицом сил, влияние и могущество которых просто не поддается описанию. В России начала нового века это практически не работающий «социальный лифт, со циально-экономические проблемы переходного периода, демографические проблемы, нарастающие миграционные потоки и т.д.

В обществе всегда находятся силы, спекулирующие на актуальных проблемах общества. Патетика и мистика, свойственная их деятельности, зачастую захватывает молодого человека величием идей национального очищения и возрождения. Идея величия нации используется в качестве Секция 27. Социология девиантного поведения системообразующей установки, универсальной цели, с которой экстремист идентифицирует себя. При этом он становится частью большого и могуще ственного целого, обретает чувство уверенности, защищенности, утрачи вая способность объективного взгляда на происходящее. Экстремистское сознание, склонное к одномерному, прямолинейному видению мира, не только не способно, но и не стремится к адекватному пониманию действи тельности, поскольку это ослабило бы веру в «великую идею», поколебало бы незыблемость принципов и установок.

В таком контексте современный молодой массовый человек в какой то мере «обречен» на экстремизм. Он не способен в полной мере «скон центрироваться на необходимости формирования и раскрытия своего человеческого потенциала, не обращая внимания на посторонние соблаз ны и искушения» (Э. Фромм, 2000).

На стыке ХХ – ХХ1 столетий политическая активность экстремист ски настроенной молодежи сконцентрировалась вокруг этнонациональ ных, конфессиональных, глобальных проблем мирового сообщества, что было реализовано постанархистскими, экологистскими, антиглобалист скими, радикально-феминистскими молодежными формированиями.

Определенная часть молодежных субкультур также тяготеет к радикаль ным и экстремистским способам выражения протеста. Понятно, почему изучение молодежной политической активности экстремистского направ ления составляет важное направление социологии молодежи.

Секция 27. Социология девиантного поведения Т. И. Барсукова Отклоняющаяся социализация подростков В проблемном поле социологии девиантного поведения существует понятие «отклоняющаяся социализация», введенное в него А.И. Ковалевой [1, 112]. Процесс отклоняющейся социализации наиболее сильно затраги вает подростков, которые характеризуются социально-демографической межстатусностью, то есть еще не являются взрослыми, но и не отказались полностью от детского мировосприятия. Нормальная социализация – это процесс усвоения и освоения личностью социального опыта, основу ко торого составляют социально одобряемые с позиции большинства членов общества нормы и ценности. Определяя отклоняющуюся социализацию подростка? можно сделать акцент на том, что это – процесс формирова ния и становления его личности, в котором индивид присваивает соци ально порицаемые нормы и ценности. Он детерминирован отсутствием целенаправленного позитивного влияния агентов социализации, а также контроля воспитания и социализационного процесса.

С понятием отклоняющейся социализации корреспондируют та кие термины, как социализационная норма, социализационная траекто рия и вектор социализации. Согласно А.И. Ковалевой, в широком смысле социализационная норма определяется «как результат успешной социали зации, позволяющей индивидам и обществу воспроизводить социальные связи, общественные отношения и культурные ценности и обеспечивать их дальнейшее развитие». Здесь понятие нормы означает, скорее, меру со циализированности индивида. Выход за рамки этой меры позволяет кон статировать ненормальный результат социализации.

Если исходить из трех типов подростковой социализации – нор мальной, конформной и кризисной, то отклонение возникает во вто ром и третьем случаях. При нормальной социализации социализационная норма соблюдается и эту модель можно определить как нормативный по зитивизм. Социализационная траектория при этом ориентирована на по зитивную цель, а вектор ее устойчив.

Конформный тип социализации характеризуется приняти ем одних норм и отказ от других – модель нормативного конформизма.

Социализационная траектория четко не определена, а социализационный вектор неустойчив, слаб, часто меняется. Кризисный тип социализации ориентирован на негативный результат (модель нормативного негативиз ма), социализационная траектория ориентирована на социально порицае мую цель, вектор устойчив, с явно выраженным девиантогенным началом.

Секция 27. Социология девиантного поведения Список литературы 1. Ковалева А.И. Концепция социализации молодежи: нормы, отклоне ния, социальная траектория, // Социологические исследования, 2003, № 6, С. 109 – 114.

Секция 27. Социология девиантного поведения Ю. М. Бубнов Социальная готовность к коррупционному взаимодействию Фундаментальную основу коррупции в форме взяточничества со ставляет моральная готовность населения брать и давать взятки. Коррупцию считают неискоренимой только по одной причине, а именно потому, что широкие массы людей не готовы отказаться от мздоимства как формы социального взаимодействия. Вот этот самый важный фактор взяточни чества мы и собираемся измерить в данном материале. Для этого исполь зуем в качестве индикатора следующий вопрос: «Как Вы относитесь к мате риальному неофициальному вознаграждению лиц, занимающих служебное положение, которые решают Ваши вопросы в соответствии со своими обя занностями?». Такой режим взаимодействия простого гражданина и долж ностного лица, когда чиновник за мзду решает частные проблемы и не нарушает при этом закона, встарь назывался мздоимством. Наши предки отличали подобные случаи от «лихоимства», которое сопровождалось на рушением законодательства. Мздоимство, тем не менее, представляет со бой состав преступления, тем более что по современному белорусскому законодательству сумма взятки вовсе не оговаривается. Летом 2011 года мы спросили 811 взрослых жителей Могилёвской области, как они относят ся к материальному неофициальному вознаграждению лиц, занимающих служебное положение, которые решают их вопросы в соответствии со сво ими обязанностями? Ответы участников опроса сформировали следующую картину моральной готовности граждан к коррупционному взаимодей ствию с мздолюбивыми чиновниками (см. таблицу 1).

На поверку оказалось, что принципиальными противниками мздо имства предстали только около 40 процентов наших земляков. Остальные же сограждане в той или иной мере, по той или иной причине, но согла шаются жить по коррупционным правилам. А это означает, что, несмотря на наметившуюся благоприятную тенденцию снижения коррупционных рисков в нашем государстве, процесс этот ещё далеко не завершён.

Важнейшей предпосылкой существования мздоимства выступает укоренившаяся в массовом сознании традиция материально возмездного взаимодействия людей, сохранившаяся с древнейших времён. Эта традиция легла в основу существования государственного аппарата в период средне векового «кормления» царских чиновников. Поистине массовым явлением мздоимство стало в эпоху тотального дефицита советских времён, когда людей кормила, поила, одевала и образовывала параллельная экономика Секция 27. Социология девиантного поведения «блата». В современном белорусском обществе, как мы только что выясни ли, эта традиция ещё далеко не утратила своего влияния на умы и социаль ное поведение значительной части населения.

Таблица Готовность жителей Могилёвщины к коррупционному взаимодействию с должностными лицами, в % Процент Характер отношения ответивших Если это лицо решает положительно вопрос, то считают себя обязанным 11, отблагодарить его в любом случае Материальное вознаграждение допустимо, но в разумных пределах, если при 20, этом это лицо проявило старательность и инициативу Приходится это делать в силу сложившихся традиций, поскольку иначе ничего 8, не добьешься Считают, что это недопустимо ни в каком случае 39, Относятся безразлично 20, Разорвать порочный круг мздоимства, основанный на преступном сговоре дающих и берущих взятки, можно и нужно. Для этого необходимо, во-первых, морально девальвировать сам принцип мздоимства как способ социального взаимодействия людей. Это то обязательное условие, без вы полнения которого любые репрессивные меры, направленные против непо средственных акторов коррупционного сговора – взяткодателей и взятко получателей – остаются неэффективными. Понимание этого, если судить по высказываниям первых лиц наших государств, есть. Однако реально действующей комплексной программы по дискредитации принципа мздо имства в повседневной практике граждан, пока не наблюдается. Пора от слов переходить к делам.

Секция 27. Социология девиантного поведения Т. В. Владимирова Необходимый очаг аномии:

значение сетевых коммуникаций для безопасности общества В современном обществе рост разнообразия социальных ситуаций ведет ко все большему обобщению социальных норм и к росту самой про блемы нормирования социального пространства. Индивиду необходимо все больше свободы в деле создания своих собственных определений си туации. Разрегулированность социальных коммуникаций ведет к разладу социальной системы общества в целом. Все чаще исследователи комму никации обращаются к понятию аномии, фиксируя кризисное состояние различных фрагментов общества. В зависимости от площади социальных пространств, охваченных деструктивными процессами, аномия может быть либо очаговой, либо тотальной. В. А. Бачинин [1] отмечает, что очаговая аномия, в отличие от тотальной, составляет неотъемлемую принадлеж ность любой общественной системы на протяжении всей истории ее суще ствования. Очаги беспорядка необходимы системе для поддержания ее же собственной безопасности, что объясняется тем, что тотальная однород ность и абсолютная упорядоченность способны сделать систему хрупкой, понизить ее структурную сопротивляемость перед внешними деструктив ными воздействиями. Наличие же очагов аномии с характерными для них множествами разнообразных девиаций образуют достаточно широкое про странство несанкционированной свободы для самореализации субъектов.

На мой взгляд, Н. Луман этот же процесс реализации несанкционирован ной свободы усматривает в формировании структур накопления и ускоре ния девиации.

Обращаясь к значению девиации для системы общества в тради циях Э. Дюркгейма, следом, я предлагаю анализ теории эволюции Н.

Лумана, которая развивает видение девиации как нарастающих потоков варьирования коммуникаций. Продолжается «опасное движение» в сто рону семантической гипертрофии варьирования коммуникации. Объемы накопления многообразия коммуникации и скорость ее варьирования неуклонно растут, несмотря на то, что система общества вырабатывает структуры накопления и ускорения девиации/варьирования. Такие струк туры в обществе создаются, по мнению Н. Лумана, с появлением письмен ности и, позже, с практиками экстернализации конфликта в обществе. [2] Суть нарастания опасности для социального порядка заключается в росте потребности коммуникации в Неотрицаемом. Н. Луман утверждает, что чем Секция 27. Социология девиантного поведения больше допущено возможностей отклонения (девиации), тем более важной становится потребность в Неотрицаемом. [2;

66] Структуры общества (огра ничения возможного порядка) все более уступают девиации/варьированию.

Основное условие безопасности общества я усматриваю в устойчи вости социального порядка на фоне нарастания интенсивности девиации.

Считаю, что с развитием «семантической гипертрофии варьирования»

(Н. Луман) коммуникаций, в системе общества продолжает расширять ся новый очаг аномии, имеющий свои универсальные характеристики.

Сеть имеет уникальное свойство – безгранично реализовывать потреб ность в Неотрицаемом. В сетевом виртуальном пространстве информаци онные потоки создают структуры. Всякий раз для коммуникации возни кают новые условия ограничения в области допускающих подсоединение коммуникаций. Но говорить о стабильности потоковых структур не при ходиться по определению. В условиях виртуального сетевого пространства структуры, с одной стороны, ограничивают сферу возможного, с другой стороны, всякий раз, меняясь и умножаясь, открывают и приумножают эту сферу. Сетевая коммуникация, не только сама по себе (ее внечувствен ность, доступность, интерактивность), но рост ее интенсивности (вариатив ности и скорости) реализует Неотрицаемое. В большей мере девиация рас полагается отныне в виртуальном сетевом пространстве или в пространстве потоков. Там же формируются новые, информационные угрозы общества.

[3] Такие стороны современной жизни как соотношение возможностей сетевых коммуникаций с традиционными государственно-политическими структурами, национальными структурами, социально-культурными струк турами с одной стороны, и соотношение возможностей виртуального про странства с жизнью отдельного человека, с другой стороны, все более опре деляют важность Сети для безопасности и развития. Можно ли сказать, что рост интенсивности и скорости коммуникации проводит водораздел между социальным миром ужесточающейся нормативности и миром социальной виртуальности, культивирующей Неотрицаемое? Думаю, что да.

Полагаю, можно утверждать, что развитие сетевых коммуникаций «спасает» упорядоченность общества, локализуя аномию в виртуальном сетевом пространстве и, одновременно, рождает новые угрозы безопас ности общества.

Список литературы 1. Бачинин В. А. Социально-правовая реальность как предмет макросо циологического анализа // Журнал социологии и социальной антро пологии № 2 (18), 2002. С. 60 – 78.

2. Луман Н. Эволюция. Пер. с нем. / А. Антоновский. М.: Издательство «Логос». 2005. – 256 с.

3. Владимирова Т. В. Сетевые коммуникации как источник информаци онных угроз // Социс № 5. 2011. С. 123 – 129.

Секция 27. Социология девиантного поведения М. В. Григорьева Социо-культурные характеристики гомосексуалов Многие зарубежные исследователи заявляют, что показатели гомо гендерного сексуального поведения могут варьироваться в зависимости от социальных и культурных условий.

Так, респонденты, проживающие в столицах и крупных мегаполи сах, чаще признаются в гомосексуальных практиках и гомогендерной иден тичности по сравнению с жителями провинции [1;

340]. С одной стороны, этот факт может означать, что современный город (благодаря безлично сти и анонимности межличностных интеракций) способствует проявлению гомосексуальной составляющей человеческой сексуальности, о чем писал Х. Бех. В связи с этим представляют интерес данные, полученные в иссле довании 1994г. NHSLS, согласно которым среди коренных жителей чаще встречаются геи и лесбиянки, чем среди людей, выросших в провинции [2;

531]. Скорее всего, в городах проще вести гомогендерный образ жизни.

Поэтому вероятность развития таких отношений в мегаполисе намного выше, чем в провинции. С другой стороны, жители крупных городов менее консервативны и поэтому могут более охотно сообщать сведения об особен ностях своей сексуальной жизни.

Что касается возрастных характеристик людей, которые имели сек суальные отношения с лицами своего пола, то полученные американскими учеными данные выглядят очень разнородными и не позволяют сделать однозначных выводов о наличии или отсутствии взаимосвязи между воз растом и гомосексуальным опытом [3;

510-519].

Тем не менее, европейские исследователи отмечают, что среди мужчин младших возрастов гомосексуальные отношения стали более ред кими по сравнению с мужчинами зрелого возраста [4;

118-120], что, скорее всего, связано с эпидемией СПИДа, а также с большей осведомленностью современной молодежи о гомосексуальности как проблематичной форме сексуального поведения.

Некоторые эмпирические данные также свидетельствуют о том, что среди тех, кто имеет гомосексуальный опыт, больше людей с высшим образованием и принадлежащих к среднему классу [5;

194-195], что объяс няется более толерантным отношением к гомосексуальности среди более образованных, что в свою очередь создает условия для реализации гомоген дерных желаний. Однако, например, С. Роджер и С. Танер (Rogers, Turner) Секция 27. Социология девиантного поведения при сравнении серии исследований по гомосексуальному поведению не обнаружили значимых статистических зависимостей между гомогендерным сексуальным опытом и возрастом и образованием [3;

510-519].

Таким образом, вывод о том, что показатели гомосексуального по ведения во многом зависят от социально-демографических и культурных факторов, так и не получил подтверждения в серии социологических ис следований.

Список литературы 1. Butler A.C. Trends in same-gender sexual partnering // Journal of Sex Research, 2000, Vol. 37, № 4, P. 333–343.

2. Келли Г.Ф. Основы современной сексологии. СПб., 2000, 731 с.

3. Rogers S.M., Turner C.F. Male-male sexual contact in the U.S.A. // Journal of Sex Research, 1991, Vol. 28, № 4, P. 491–519.

4. Спира А., Бажо Н. Сексуальная активность населения Франции, // Социология сексуальности: Антология. СПб, 1997, С. 93-126.

5. Johnson A., Wadsworth J., Wellings K. et al. Sexual attitudes and lifestyles.

Oxford, 1994. P. 183–224.

Секция 27. Социология девиантного поведения Л. А. Журавлева, Н. С. Кожеурова Институциализация социальных отклонений в условиях современного российского общества Социальные отклонения — системное социокультурное явление, требующее междисциплинарного и мультипарадигмального анализа.

Инерционность российской политической системы с ее вертикальным «ручным» управлением с ее пороками — бюрократизмом и вездесущей кор рупцией при слабом развитии гражданского общества, выступают фоном протекания социального бытия, провоцирующим рост девиантности.

Декомпозиция социальной устойчивости современного рос сийского общества включает параметры: нарастание рискогенности со циальной среды, отчуждение власти и нарождающегося гражданского общества, разрыв преемственности в русской культурной традиции, утрата национальной идентичности, ослабление интегративной силы социума, конфликт жизненных укладов, интересов и ценностей различных социаль ных общностей и групп, рост социальной инклюзии и социальной ущерб ности, люмпенизация большей части населения.

В этих условиях нарастает тенденция институциализации наи более опасных видов негативных социальных отклонений – преступности, наркотизма, проституции. Проанализируем данный деструктивный тренд на примере наркотизма.

Термин наркотизм характеризует процесс инвазии и циркуля ции в обществе наркотических веществ. Наркотики проникают во все области социальной жизни – экономическую, образовательную, демо графическую, правоохранительную, бытовую, досуговую, военную, даже политическую сферы. Процесс распространения наркотических веществ обусловлен социальными потребностями и превратился в достаточно устойчивую социальную практику со сложившейся системой норм и рас пределения ролей. Это происходит потому, что в любом обществе люди стремятся упорядочить отношения, связанные с актуальными потреб ностями. Еще в большей степени это относится к распространению това ров и услуг, официально запрещенных в обществе, потребление которых связано с серьезными рисками.

Наркотизм выступает как функциональная организация, призванная регулировать (организовывать и управлять) процессами производства, про паганды и распространения наркотических веществ в обществе. Этот соци Выполнена при поддержке гранта РГНФ-Урал «Город как наркогенное пространство» № 11-13 66012 а/у.

Секция 27. Социология девиантного поведения альный квазиинститут превратился в устойчивый ценностно-нормативный комплекс, обладающий основными институциональными признаками.

Единственная особенность, выводящая наркотизм за рамки традиционно признанных («позитивных») социальных институтов, – это его деструк тивный для общества характер, выражающийся в негативных последстви ях разрушения физического и психического здоровья населения, разгула теневой экономики, роста преступности, различных видов социальных отклонений и отрицания «вечных» ценностей (таких как семья, здоровье, материальное благополучие). Кроме того, социальные связи и отношения внутри этого института являются нелегитимными, характеризуемые высо кой степенью латентности и повышенным риском.

Возникшая в ходе стихийной социальной практики система стату сов и ролей стимулирует возникновение и развитие определенных спец ифических норм поведения, философии, символов, атрибутики, ритуалов, правил, которые начинают закрепляться и оформляться как нормативные предписания.

Институт наркотизма превращается в мощную организацию, обе спечивающую жизнедеятельность системы однородных институций, про никая и врастая в традиционные институты социализации личности и со циального контроля.

Секция 27.


Социология девиантного поведения Г. А. Ивахненко Социологический анализ поведенческих рисков российских студентов Высокая распространенность реальных форм негативного пове дения в среде российской студенческой молодежи за последние 10-15 лет стала одной из основных причин ухудшения юношеского здоровья. К таким формам традиционно относят чрезмерное употребление алкоголя, табако курение и наркоманию. Студенчество является наиболее прогрессивной частью российской молодежи и будущим интеллектуальным потенциалом страны. В связи с этим вопросы охраны здоровья студенчества в рамках образовательного процесса высшей школы в течение последних лет при обрели для общества особую актуальность. Это выразилось, прежде все го, в выпуске различных государственных федеральных и региональных постановлений о борьбе с алкоголизмом и наркоманией в молодежной среде, активном освещении этого вопроса в различных средствах массо вой информации. Тема распространения и употребления психоактивных веществ в студенческой среде и факторов, влияющих на формирование здоровья учащихся высшей школы, более пристально начала изучаться на учным сообществом. В последние годы появилось значительное количество исследований по этой проблематике.

Одним из примеров таких наработок является проведенное сектором «Социальные проблемы здоровья» Института социологии РАН в 2009 году исследование «Здоровье студентов». Анкетирование проходило в 8 городах РФ (Москве, Брянске, Мурманске, Нижнем Новгороде, Уфе, Ульяновске, Хабаровске, Грозном) Согласно исследованию, употребление алкоголя является самой массовой вредной привычкой среди опрошенных студентов. Как показал опрос, алкоголь с разной частотой употребляют 40,1% учащихся опро шенных российских вузов. Среди них примерно треть признались, что алкогольные напитки выпивают часто. Не пьют вообще 39% респондентов.

Наибольшей популярностью у опрошенных студентов пользуется пиво.

По данным исследования «Здоровье студентов» наиболее благо приятная обстановка в отношении курения среди опрошенных регионов России наблюдается в г. Грозный. В целом по опрошенному массиву ре спондентов курящих юношей насчитывается 35,4%, курящих девушек – 20,9%. Не курят 64,6% и 79,1% соответственно. В региональном аспекте по числу курящих молодых представителей мужского пола на первое «по четное » место выходит Уфа (50,3%), на втором месте – Брянск (42,1%), на Секция 27. Социология девиантного поведения третьем – Хабаровск (37,3%). Лидирующую позицию по числу курящих девушек занимает Мурманск (34,7%), второе место у Хабаровска (31,8%), третье место у студенток - москвичек (26,1%).

На вопрос «Пробовали ли Вы когда-нибудь наркотики?» поло жительно ответили 11,4% респондентов, отрицательно – 88,6%. Судя по полученным ответам на момент опроса, наркоманами являются только 1,8% респондентов. В гендерном аспекте - это 2.7% юношей и 1% девушек.

Опрос 2009 года столкнулся со стандартной ситуацией, когда на вопросы об употреблении наркотиков респонденты отвечали неохотно. Поэтому для получения более точных эмпирических данных была использована система контрольных вопросов, которая проверяет искренность ответов респон дентов. Использование этого приема помогло сделать вывод, что истинная цифра употребляющих наркотики значительно выше указанных 1,8%. В ре гиональном аспекте лидером по наркомании среди городов, принявших участие в исследовании, является Мурманск. В этом городе признались, что употребляют наркотики 17,1% респондентов среди юношей и 10,5% среди девушек. Второе место можно отдать Брянску (4,2% юношей и 0,6% девушек) и Москве (3,7% и 1,2% соответственно).

Секция 27. Социология девиантного поведения Е. В. Калачева Особенности современного этапа изучения феномена бездомности В силу того, что бездомные являют собой «социально запущен ный» слой общества, а феномен бездомности носит во многом латентный характер, представляется в изучении данного явления проблематичным использование формализованных методов, ориентированных скорее на по лучение экстенсивной, а не глубинной информации. К тому же результаты проведенных исследований, для которых характерно явное доминирование количественного подхода свидетельствует, о том, что типичный опыт, под вергающийся непосредственному анализу сводится к изучению социально – психологического портрета бездомного, причин бездомности и т.д.

В силу сказанного обращение именно к качественной методологии как к способу эмпирического познания общности бездомных, является для нас наиболее приоритетным. Это апробируется, прежде всего, в нацелен ности качественного подхода на «изучение социальных явлений и про цессов с точки зрения действующего индивида»[1,c.81], а именно акцент делается на понимании и интерпретации окружающего мира самим бездо мным. Видение проблемы изнутри в представлении самого действующего актора, раскроет нам механизмы конструирование мира, в котором он жи вет и который, по определенным причинам, закрыт для обычных обывате лей общества. Обращение к качественной методологии так же обусловлено фокусом его интереса, который направлен на концентрацию внимания на частном, особенном для более полного и подробного описания целостной картины социальной реальности[2,c.11]. В лоне нашего исследователь ского интереса - бездомный как уникальный действующей субъект, во влеченный в определенные социальные взаимодействия, организующий мир вокруг себя.

Поскольку в нашем исследовании мы планируем акцентировать внимание на уникальных аспектах истории жизни человека и субъек тивном, личностном подходе к их описанию, где решающую роль играют субъективные переживания информанта, то, на наш взгляд, именно био графический метод наиболее логично вписывается в в стратегию нашего исследования. Такой выбор обуславливается и тем, что для нас принципи ально значимым является интерпретация бездомным своего собственного статуса и освоенных социальных повседневных практик в контексте всей своей истории жизни.

Секция 27. Социология девиантного поведения Для получения как сенситивной, так и уточняющей, информации развивающей и углубляющей тему нашего исследования воспользуемся методом нарративного интервью. Нарративное интервью наибольшую известность приобрел как метод биографических исследований, для полу чения информации о таких групп населения, как безработные, бездомные, пациенты психиатрических клиник и т.д.[3]. Нарративное интервью дает возможность реконструирования биографии человека, непосредственно бездомного, с целью выделения кульминационных моментов, влияющих на освоение и закрепление статуса бездомного. Возможность самому в про цедуре опроса конструировать реальность своей жизни или ее фрагмента, важная особенность нарратива, которая отвечает фокусу интереса биогра фического метода.

И в заключении отметим, что бездомность являет собой две со ставляющие: организованные и неорганизованные бездомные. Предметом нашего интереса являются неорганизованные бездомные, т.е. та, группа людей, находящаяся вне внимания практиков социальной работы, иссле дователей и социологов.

Список литературы 1. Готлиб А. Введение в социологическое исследование: качествен ные и количественные подходы. Методология. Исследовательские практики, МПСИ, 2005, 382 с.

2. Девятко И.Ф. Методы социологического исследования.- Екатеринбург:

Изд-во Урал, ун-та, 1998, 208 с.

3. Журавлев В.Ф. Нарративное интервью в биографических исследовани ях // Социология: 4 М, 1993-4, № 3-4, С. 34-43.

Секция 27. Социология девиантного поведения А. В. Клочкова Искажение ценностно-нормативных ориентаций в сознании молодежи Современный этап развития общества характеризуется экономиче скими, политическими, общественными, правовыми преобразованиями, которые не могут не сказываться на формировании ценностно-норматив ных ориентаций всех групп населения, особенно подростков, и их право сознания.

Особую актуальность в связи с этим в настоящее время приобрета ет разработка криминологических проблем формирования правомерного поведения учащихся (школьников и студентов). Данное направление ис следований заслуживает особого внимания с учетом изменений функций таких важных институтов социализации, как учреждения общего, началь ного, среднего и высшего профессионального образования, призванных играть ведущую роль в процессе правового образования и воспитания, непосредственным образом влияя на становление и развитие ценностно нормативных ориентаций указанной социально-возрастной группы насе ления. В силу того, что ценностно-нормативные ориентации, формируя ценностно-нормативную модель личности, выступают важным фактором, обусловливающим мотивацию действий, они могут укреплять как социаль ную, так и антисоциальную линию поведения. Именно поэтому их изучение представляет собой важнейшую задачу, которую ставит перед собой иссле дование по изучению ценностно-нормативных ориентаций студенческой молодежи, в рамках очередного этапа длящегося криминологического изучения правосознания обучающихся в учреждениях среднего и высшего профессионального образования. Исследование проводится лабораторией социально-правовых исследований и сравнительного правоведения юриди ческого факультета МГУ совместно с Академией Генеральной прокуратуры РФ.

Сравнительный анализ полученных в течение десятилетия данных по изучению правосознания учащейся молодежи позволил выявить ряд негативных тенденций. Так, например, в ходе исследования определена высокая степень вербальной готовности молодых людей к умышленному преступлению по материально вынужденным мотивам. Ради того, “чтобы выбраться из нищеты” 10 лет назад считал возможным пойти на грабеж или разбой каждый седьмой из числа студентов, кражу – практически каждый третий. В 2008 году чтобы не умереть с голоду, выбраться из нищеты на грабеж, разбой вербально готов каждый шестой, при этом на кражу - уже Секция 27. Социология девиантного поведения каждый второй из числа опрошенных. То есть за десятилетие по матери ально вынужденным мотивам готовность молодых людей к совершению грабежа и разбоя выросла на 4%, а кражи – на 17%.


Наиболее распространенным мотивом нарушения уголовного за кона для студентов как в 1998 году, так и в 2008 является карьерный рост, обеспечивающий материальную обеспеченность и решение жизненных проблем. Вынужденная обусловленность преступного поведения, включа ющая нищету или защиту интересов близкого человека, в 2008 году отошла на второй план.

Таким образом, полученные в результате исследований данные указывают на тенденцию деформирования ценностно-нормативных ори ентаций молодежи с течением времени. При этом в каждый временной срез школьники отличаются большими отклонениями в сравнении со сту дентами. В то же время за десятилетний временной интервал фиксируется значительная деформация ценностно-нормативных установок, как у сту дентов, так и у школьников.

Секция 27. Социология девиантного поведения Г. С. Ковтун Контекстуальный подход к определению понятия «девиантное поведение»

Определение понятия «девиантное поведение» имеет не только на учную, но и практическую значимость. Без этого невозможны не только построение логически стройной концепции девиантного поведения и со циального контроля, проведение эмпирических исследований в данной области, но и создание эффективной системы социального контроля, рас познающей и корректирующей девиантность.

Основные трудности, связанные с выявлением признаков, опре деляющих содержание данного понятия, фиксировались еще в классиче ских исследованиях Р. Мертона (Merton, 1938), Р. Кейвен (Cavan, 1961), Г.

Беккера (Becker, 1963). Во-первых, указывалось на то, что далеко не всегда нарушение нормы рассматривается как девиация;

иногда «правильный»

поступок воспринимается окружающими как девиантный;

человек, кото рый стремится строго следовать всем предписаниям, в глазах других людей не выглядит «нормальным». Во-вторых, подчеркивалось, что в сложном обществе, с ярко выраженной социальной стратификацией и большим количеством различных субкультур, существующие нормы (социальные, групповые, культурные, субкультурные) могут противоречить друг другу;

границы этих норм почти всегда нечетко определены и для оценки их на рушения необходимы дополнительные факторы.

Осознание этих трудностей привело к появлению в социологии де виантного поведения подхода, учитывающего социальный контекст совер шения поступка: множество факторов (переменных), влияющих на оценку данного поступка как нормального или девиантного. В американской со циологии данный подход получил название «нормативного». В 1990-е гг.

он был признан более эффективным подходом к определению девиантного поведения по сравнению с тремя, предложенными ранее: статистическим, абсолютистским и реакционистским [2;

8].

В отечественной социологии данный подход, названный автором «контекстуальным», развивает Н.Г. Щитов. При определении девиантного поведения он предлагает учитывать взаимодействие следующих факторов:

характер социальной группы, в которой совершен некоторый поступок (её сплоченность, наличие внутригруппового конфликта, уровень «наказыва ющих настроений»);

взаимодействие норм, касающихся оценки данного поступка (иногда, нарушив норму «низшего порядка», человек исполняет норму «высшего порядка»);

статус личности нарушителя (высокий, сред Секция 27. Социология девиантного поведения ний, низкий, аутсайдерство);

статус группы в обществе (прежде всего, желание или нежелание членов группы обнародовать проступок и спо собность противостоять социальному контролю со стороны «большого общества»);

характер культуры данного общества;

соотношение культуры данной группы с культурой общества [1;

18-20]. В каждом конкретном слу чае возможно выделение доминирующих факторов, которые и определяют его характер, а также – использование иных переменных, релевантных для данного случая.

Нормативный (контекстуальный) подход к определению девиантно го поведения носит умеренно-конструктивистский характер: оно конститу ируется множеством переменных, действующих разнонаправлено. Данный подход позволяет преодолеть трудности, связанные с определением деви антного поведения, и предложить следующую его дефиницию.

Девиантное поведение – это совокупность индивидуальных или коллективных форм поведения, которые в определенном социальном кон тексте рассматриваются как нарушение нормы (социальной, групповой, культурной или субкультурной) и активизируют социальный контроль.

Список литературы 1. Щитов Н.Г. Социальный порядок, социальный контроль и медикали зация наказания. Владивосток, 2002, 234 с.

2. Clinard M., Meier R. Sociology of Deviant Behavior. Orlando, FL, 1998, 625 p.

Секция 27. Социология девиантного поведения В. В. Кривошеев Короткие жизненные проекты и социальная безопасность современного российского общества Одним из наиболее важных аспектов обеспечения социальной безо пасности российского общества является понижение уровня аномии в нем, что мы связываем с утверждением долгосрочных жизненных перспектив большинства индивидов. К сожалению, в настоящее время наиболее рас пространены напротив, короткие жизненные проекты значительного числа людей.

Короткие жизненные проекты – это рассчитанность людьми сво их планов, видение ими своих перспектив (социальных, экономических, духовных и т.д.) на крайне непродолжительное время. В советский период истории не только декларировались, но и на практике осуществлялись иные, длинные жизненные проекты. Это относилось к производственной сфере, где человек на протяжении всей трудовой жизни реализовывал все свои планы (карьера, повышение квалификации, дружеские отношения, улучшение бытовых условий и т.п.). Длинным жизненным проектам спо собствовала и вся система социальной защиты, поскольку величина пенсии напрямую зависела от стажа работы на одном месте. Ситуация длинных жизненных планов была присуща и сфере семейных отношений. Человек рассчитывал свою жизнь с одним брачным партнером, что можно расце нивать и как некую инерцию элементов и характеристик традиционного общества. Естественно, автор не имеет целью идеализировать практики советского периода развития общества. Многие индивиды часто меняли место работы, да и уровень разводов, если говорить о семейно-бытовой сфере, был высок. И все же именно длинные жизненные проекты были свойственны социуму как определенный стандарт действия, поведения, ориентир взаимодействий.

Резкий ценностный разворот, сопровождающийся падением уровня общественной нравственности, ситуация социальной катастрофы начала – середины 1990-х годов наряду с объективными факторами (возросшая нисходящая мобильность, неработающие «социальные лифты», иные коммуникационные и информационные возможности людей и т.п.) об условили резкое сокращение временной протяженности жизненных про ектов всех основных социальных групп. Едва ли не полная привязанность бизнеса к сырьевым отраслям экономики, а значит почти тотальная за висимость от конъюнктуры цен на мировом рынке нефти и газа, быстрая смена правовых основ предпринимательства, общая неопределенность по Секция 27. Социология девиантного поведения ложения в обществе предопределили ситуативность поведения бизнес-слоя.

Тотальная коррупция бюрократии и постоянно растущий съем статусной ренты иными категориями работников также во многом связан с корот кими жизненными проектами: риски наказания и морального осуждения перекрываются стремлением к максимизации доходов в предельно сжатые сроки.

Особенно сильно сказалось сокращение длительности жизненных проектов на молодом поколении. С одной стороны, оно в значительной степени потеряло нравственные ориентиры, поскольку не могло не видеть, что отнюдь не образование, квалификация, трудолюбие, уже подразуме вающие длительность сроков их достижения, предопределяют в нашем обществе жизненный успех. С другой – многие представители молодежи, по крайней мере, интуитивно улавливают отсутствие перспектив выстра ивания длительных планов, видя закрытость каналов мобильности, шат кость, ненадежность своей социальной ситуации. В силу этого уровень девиации в молодежной среде (наркомания, алкоголизм, проституция) исключительно высок.

В этой ситуации, во-первых, следует строить исследование социума исходя из этих новых, порой трудно уловимых, исчезающих от понимания реалий, а, во-вторых, следует технологизировать социальное пространство, постепенно восстанавливая относительно длинные жизненные проекты основных социальных категорий и групп общества. Это и предопределит основные элементы социальной безопасности социума и перспективы его развития по постиндустриальному сценарию.

Секция 27. Социология девиантного поведения О. В. Леонова Отношение студенческой молодежи к различным формам девиаций Среди основных причин пристального внимания исследователей, педагогов, общественности к проблемам отклоняющегося поведения среди молодежи является широкое распространение в ее среде терпимого отноше ния к алкоголизму и «свободному» сексуальному поведению, недооценка социальных последствий пьянства и наркомании. Как отмечают специ алисты, налицо процесс «институционализации девиации», своего рода превращения целого ряда девиаций в социально приемлемый и негласно одобряемый тип поведения.

Особо тревожат такие явления в среде студентов. Студенческий возраст (18-25 лет) – это период интенсивных поисков признания, начала трудовой деятельности, вступления в брак. С другой стороны, студентам, как и молодежи в целом, свойственны максимализм суждений, нетерпи мость к мнению других, стремление к радикальным действиям, повышен ная эмоциональность восприятия и крайние оценки суждений.

Анкетирование студентов Астраханского государственного уни верситета разных факультетов и курсов показало, что из 12 предложенных форм девиаций, наиболее опасными, по их мнению, являются употребле ние наркотиков (67 %), злоупотребление алкоголем (60 %), преступные группировки (57 %), воровство (50 %), решение вопросов с помощью силы (25 %). Такие формы девиаций, как проституция, курение, бродяжничество, религиозный фанатизм, токсикомания, попрошайничество, конфликты на национальной почве не вызывают опасности в молодежной среде (вектор ответов от 1 до 5 %).

Несмотря на то, что большинство респондентов считают самым опасным видом девиации наркоманию, 30 % пробовали наркотические средства, а некоторые (12 %) признались, что их знакомство с наркотиками одним разом не ограничилось.

Большинство опрошенных нами студентов (80 %) считают, что рас пространение девиаций среди молодежи связано с влиянием ближайшего окружения. Так, 86 % студентов попробовали спиртные напитки с «подачи»

друзей и только 14 % - в семье. При этом употребление спиртных напитков, по их мнению, чаще всего происходит на вечеринках или ночных клубах.

Среди основных причин табакокурения студенты на первом плане выделяют гедонистические причины: «я расслабляюсь» и «я испытываю удовольствие» (соответственно 43%-33% опрошенных).

Секция 27. Социология девиантного поведения Вектор ответов о начале половой жизни имел широкий диапазон.

Настораживает факт «омоложения» сексуальных отношений среди моло дых. По мнению студентов, такие отношения должны начинаться с 13- лет.

Каковы же мотивы различных девиаций в молодежной среде?

Среди основных причин студенты выделили: отсутствие близких друзей (57 %);

тяжелую обстановку в семье (47 %);

чувство одиночества ( %). По собственному признанию молодых практически все из них не имеют хобби, так у них нет времени на такой вид увлечений. В результате, вместо содержательного досуга, студенты предпочитают «тусоваться» в нефор мальных группах. Именно для этой части молодежи возрастает риск быть приобщенными к различным формам девиантного поведения.

С другой стороны, отсутствие друзей и вытекающее отсюда чувство одиночества ведут к социальному отчуждению молодых, к возникновению новых форм девиаций, например, компьютерной и игровой зависимости.

Секция 27. Социология девиантного поведения А. И. Лукашов, О. Г. Лукашова Делинквентное поведение белорусской молодежи в условиях трансформирующегося общества Делинквентное поведение индивидов или социальных групп, ха рактеризующееся своей антиобщественной противоправной направлен ностью и воплощенное в поступках (действиях), наносящих вред как отдельным гражданам, так и обществу в целом, получило широкое распро странение в условиях резких социально-экономических изменений в стра нах, избравших путь системной социальной трансформации. Различные виды делинквентного поведения подвергаются не только социальному осуждению. Они формализуются государством в нормах права посредством описания признаков, их характеризующих, и определения их в качестве правонарушений, за которые в законодательстве устанавливаются различ ные виды ответственности. Признание отклоняющегося поведения делинк вентным связано с действиями государства в лице его органов, уполномо ченных на принятие правовых норм, закрепляющих в законодательстве то или иное деяние в качестве правонарушения. Особо пристальное внимание со стороны государства и общественности уделяется молодежной преступ ности, как наиболее опасному виду делинквентности.

В Беларуси наиболее активной в криминогенном плане является демографическая группа молодежи в возрасте 18-29 лет. Если в 1990 году совершили преступления 17,8 тыс. человек этого возраста, то в 2005 году данный показатель достиг своего максимума в 38,9 тыс. человек. В году совершили преступления 32, 2 тысячи лиц этой возрастной группы, что продолжает оставаться весьма высоким показателем.

Немалое число преступлений приходится и на возрастную группу лиц 16-17 лет. Так, в 1990 году среди выявленных лиц, совершивших пре ступления, было зарегистрировано 5,0 тыс. человек этого возраста. Данный показатель имел тенденцию к росту вплоть до 1995 года, когда достиг ве личины в 5,9 тысяч человек. Статистика начала фиксировать снижение количества выявленных лиц, совершивших преступления в этой возраст ной категории белорусского населения с 2006 г. – до 4,4 тысяч человек (что частично объясняется декриминализацией законодателем мелких хищений). В 2010 году число выявленных лиц, совершивших преступле ния в 16-17-летнем возрасте снизилось до 2, 8 тысяч.

Число несовершеннолетних, совершивших преступление в возрас те 14-15 лет, примерно в два раза меньше вышеуказанных цифр. Данное обстоятельство в немалой степени обусловлено тем, что в этом возрас Секция 27. Социология девиантного поведения те несовершеннолетние в соответствии с частью 2 ст. 27 УК Республики Беларусь подлежат уголовной ответственности только за 21 вид престу плений. Динамика преступности несовершеннолетних, совершивших пре ступления в возрасте 14-15 лет, выглядит следующим образом: в 1990 году было выявлено 1, 6 тысяч таких лиц, в 2000 году – 2, 2 тыс. человек, в году – 1, 2 тыс. человек [1, 256].

Особенностью развития делинквентных процессов среди молодежи является все большее число лиц, совершающих правонарушения в состоя нии алкогольного опьянения, распространение групповой преступности, усиление корыстной мотивации совершаемых деликтов. Все чаще в пре ступное поведение вовлекаются несовершеннолетние из полных и благо получных семей, лица женского пола, более молодые граждане. Чтобы поддерживать наметившуюся позитивную тенденцию по снижению уровня преступности несовершеннолетних и иных лиц молодежного возраста, необходима эффективная деятельность по профилактике и предупрежде нию правонарушений среди молодежи, усиление согласованности взаи модействия всех субъектов профилактики по раннему выявлению детей, оказавшихся в социально опасном положении, профилактике детской безнадзорности, социального сиротства. Особое внимание следует уделить разработке и внедрению инновационных технологий по профилактике противоправного поведения несовершеннолетних.

Литература 1. Статистический ежегодник Республики Беларусь, 2011. – Мн.:

Национальный статистический комитет Республики Беларусь, 2011.

Секция 27. Социология девиантного поведения И. Н. Львова, А. Ю. Васильев Суицид как социальная проблема Уровень завершенных суицидов является важнейшим социальным показателем, отражающим глубину социальной патологии общества, явля ется индикатором его неблагополучия. В нашей стране ежегодно совершают самоубийство около 40 тысяч человек. За последние годы уровень числа самоубийств в стране несколько снизился, тем не менее, он превышает критический уровень, установленный Всемирной организацией здравоох ранения. Несмотря на общероссийское снижение суицидальной смертно сти, с показателем 58,2 человек на 100 тыс. населения (средний показатель за последние 9 лет), Республика Башкортостан находится на 12 месте из субъектов Российской Федерации, в группе с высоким показателем смерт ности [1]. Данный показатель превышает среднероссийский по данной причине смерти в 1,5 раза, а критический показатель ВОЗ – почти в 3 раза.

Если сравнить показатели смертности от самоубийств по Приволжскому федеральному округу, то Республика Башкортостан, сре ди субъектов занимает 4-е место, после Удмуртской Республики (66,7), Республики Марий Эл (63,7) и Кировской области (60,1) [3;

6-8].

Анализ социодемографических характеристик носителей суици дального поведения в Республике Башкортостан выявил следующие осо бенности:

• возрастная структура смертности от самоубийств совпадает с ана логичной структурой общей смертности;

• максимальный уровень самоубийств k=160 среди мужского на селения наблюдается в возрасте от 25 до 40 лет;

• возрастное распределение женских суицидов носит бимодальный характер и имеет два выраженных пика, охватывающих, соответственно, группы среднего (30-40 лет) – k=17 и пожилого возраста (старше 60 лет) – k=21;

• мужская смертность от самоубийств превышает женскую в сред нем в 7,8 раз, а в некоторых возрастных группах (25-29 лет) – почти в раз [2;

47];

Региональный аспект.

Секция 27. Социология девиантного поведения • наблюдается разрыв между максимальными (Кигинский рай он, k=130,9) и минимальными (г. Уфа, k=27,3) показателями самоу бийств в пять раз между административно-территориальными образова ниями республики;

• по географическому положению максимальные показатели смертности от самоубийств (k=108) зафиксированы в юго-восточной ча сти, территория которой характеризуется наибольшей площадью и наи меньшей плотностью населения, низким промышленным индексом, вы соким уровнем безработицы (83,2% от всех безработных);

наименьший показатель смертности от суицидов (k=76,3) зафиксирован в центральной части республики, характеризуемый наименьшей площадью и наибольшей плотностью населения;

• невысокий образовательный уровень лиц, совершивших само убийство (53,6%), особенно у женщин, значительная доля лиц с професси ональным начальным образованием и сравнительно небольшое количество лиц с общим средним и профессиональным средним образованием.

Рассмотренные факторы суицидального риска, характерные для республиканского социального пространства и степень их влияния на склонность человека к проявлению суицидальной активности и уровню распространенности в социуме, являются индикатором неблагополучия социокультурной, экономической, политической ситуации современного регионального сообщества.

Список литературы 1. Данные официального сайта Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/dbscripts/Cbsd/DBInet.cgi.

2. Демо г р аф и ч е с кие п р о ц ессы в Р есп у б л и к е Б а ш к о р т о ст ан.

Территориальный статистический ежегодник. Уфа, 2010, 84 с.

3. Основные демографические показатели по субъектам Приволжского федерального округа. Уфа, 2009, 44 с.



Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 60 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.