авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 60 |

«IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция 1 История и теория социологической ...»

-- [ Страница 41 ] --

Секция 27. Социология девиантного поведения Н. Ю. Макаренкова Профилактика девиантного поведения несовершеннолетних в Волгограде: оценка экспертов В практику предупреждения девиантного поведения несовершен нолетних в современном российском обществе включены многие социаль ные и политических институты. Только совместные согласованные дей ствия субъектов профилактики могут дать необходимый эффект. Однако сегодня предупредительно-профилактическая работа, которую ведут уч реждения и организации, входящие в систему профилактики девиантного поведения несовершеннолетних, во многом не эффективна.

Проведенное в апреле-мае 2011 г. авторское социологическое ис следование ставило задачу выявить оценку деятельности различных соци альных институтов по профилактике девиантного поведения несовершен нолетних. Исследование включало опрос 34 экспертов в Волгограде. Был проведен полуструктурированный экспертный опрос методом глубинного интервью. В исследовании участвовали работники органов власти (14,7% от общего числа экспертов), специалисты молодежных общественных ор ганизаций (26,5%), представители религиозных организаций двух конфес сий: православия и протестантизма (23,6%), работники сферы образования (17,6%). Эксперты центра повышения квалификации, федеральной службы исполнения наказания, полиции, медицинского учреждения и спортивной организации (по 1чел.) составили 2,9%.

Анализируя полученные результаты, можно сделать следующие вы воды:

Во-первых, наибольшее количество положительных оценок полу чила активность учреждений образования (76,5%), городской [районной] комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДН и ЗП) (76,5%). Эти органы широко вовлечены в процесс реализации специальных целевых программ. Учреждения образования обязаны включать в про грамму воспитательных мероприятий и реализовать «дни профилакти ки», а КДН и ЗП осуществлять контроль над всеми субъектами профилак тики.

Во-вторых, эксперты отмечают высокую активность молодежных общественных организаций (67,6%) и учреждений по работе с молодежью (61,8%).

В-третьих, деятельность районной (городской) администрации также высоко оценивается экспертами (59,3%). Это объясняется доверием экспертов к действиям администрации.

Секция 27. Социология девиантного поведения В-четвертых, эффективности работы религиозных организаций отметили 47,1%. Однако их деятельность плохо освещается в СМИ, не налажено взаимодействие органов власти с религиозными организация ми, обществом недооценивается польза религиозных институтов в рабо те с трудными подростками.

В-пятых, низкие оценки экспертов получили органы прокуратуры (29,4%), Волгоградская областная Дума и национально-культурные орга низации (26,5%), управление ФСБ по Волгоградской области (20,5%). При этом от 32,4% до 44,1% экспертов затруднились дать оценку их деятель ности, что объясняется, скорее всего, недостаточной информированостью об их деятельности.

Таким образом, исследование позволило установить, что практиче ски все организации и учреждения имеют резервы для активизации работы по профилактике девиантного поведения детей и молодежи. Их мобилиза ция и согласованность позволила бы значительно улучшить социальную атмосферу в регионе.

Секция 27. Социология девиантного поведения Л. Н. Мордишева Соотношение категорий девиатного и деструктивного поведения в трудовой сфере Понимая под трудовым поведением систему нормативно регули руемых действий и поступков работника, базирующихся на субъективном отношении к труду, отметим, что оно регулируется регламентированными (нормы-правила) и нерегламентированными (нормы-ожидания) трудовы ми нормами. Последние формируются трудовой моралью, которая в первую очередь способна оказывать как позитивное, так и негативное влияние на достижение целей организации. Регламентированные нормы, закреплен ные различными нормативными актами (трудовым кодексом, технологи ей и т.п.), нарушение которых влечет применение санкций, представлены трудовой дисциплиной.

Под девиантным трудовым поведением мы будем понимать прояв ление нарушений трудовой дисциплины (делинквентное) и отклонения от норм трудовой морали (девиантное (в узком смысле) трудовое поведение).

В экономической социологии и социологии труда встречается ка тегория деструктивного трудового поведения. Изначально исследование человеческой деструктивности получило развитие в психологической на уке в XX в. и понимало под собой отрицательное отношение человека к са мому себе или к другим и соответствующее этому отношению поведение.

В социологии трактовка данного термина не имеет четкого опре деления. Так некоторые исследователи под деструктивным поведением понимают такие формы поведения, которые связаны с нарушением норм, предписаний, дисциплинарных рамок [1]. С точки зрения социологии труда под деструктивными формами трудового поведения понимается «несоот ветствие трудового поведения социальным нормам, принятым в данном обществе, культуре, что вызывает напряженность во взаимоотношениях на производстве, производственную патологию» [2;

47–48]. Таким образом, отчетливо наблюдается присвоение понятием деструктивного поведения исходной социологической категории девиантного поведения – нормы.

Рассмотрим следующую классификацию деструктивного трудового поведения: противоправное поведение;

административно-управленческое;

дисфункциональное;

индивидуально-целевое;

групповое;

консерватив ное;

имитационное;

девиантное [3;

225]. Изучив представленное деление можно прийти к некоторым затруднениям при определении принадлеж ности конкретного вида отклонения в трудовой деятельности. В качестве примера возьмем воровство на предприятии. Безусловно, являясь девиа Секция 27. Социология девиантного поведения цией, данная категория нарушений является противоправной, поскольку противоречит юридическим нормам, однако присвоение (растрата), под падает и под административно-управленческое деструктивное поведение, поскольку является результатом превышения полномочий, также воров ство носит и индивидуально-целевой характер, поскольку направлено на самообогащение. Продолжая далее, воровство можно привязать к каждой из представленных категорий деструктивного поведения. Руководствуясь полученными результатами, можно прийти к выводу, что деструктивное трудовое поведение представляет собой весьма нечеткую категорию, кон текст которой синонимичен девиантному поведению, в его широкой трак товке, включающей в себя и делинквентное, и девиантное (в узком смысле) трудовое поведение. В связи с психологическими корнями возникновения данного термина и отсутствия связи с нормой поведения (в исконной трак товке), на наш взгляд, более приемлемо пользоваться категорией девиант ного поведения.

Список литературы 1. Спивак В. А. Организационное поведение. М, 2007, 640 с.

2. Шаталова Н. И. Деструктивные формы трудового поведения // Социология труда : теоретико-прикладной толковый словарь / отв.

ред. В. А. Ядов. СПб., 2006, С. 47–48.

3. Экономическая социология : в 2 т. / под ред. В. И. Верховина. М., 2009, 356 с.

Секция 27. Социология девиантного поведения М. В. Морев Суицидальное поведение населения:

тенденции и последствия В настоящее время негативный характер демографической ситуа ции в России во многом определяет повышенный уровень смертности от внешних причин, среди которых значительную долю занимают самоубий ства. Актуальность данной проблемы обусловлена тем, что она приобретает стадию «длительной стагнации». В перспективе «оценки населения имеют преимущественно пессимистический характер» [1].

Российская Федерация на протяжении последних 20 лет ежегодно входит в пятерку стран, имеющих наиболее высокий уровень смертно сти населения от самоубийств. Показатель суицидов с 1990 г. превышает предельно-критическое значение, установленное Всемирной организаци ей здравоохранения (20 случаев на 100 тыс. населения). На самоубийства приходится максимальное количество погибших среди причин класса «Несчастные случаи, травмы и отравления, который устойчиво занимает место» в структуре общей смертности населения.

Тенденции суицидальной активности населения в 1990-х гг. были обусловлены критическими для страны событиями 1991 и 1998 гг. Этим объ ясняется длительный период роста уровня самоубийств в 1991 – 1994 и – 1999 гг. соответственно. Следует также отметить, что собственно само убийства представляют лишь «верхушку айсберга» проблемы суицидаль ного поведения. Согласно формуле экспертов ВОЗ, на 33480 самоубийств, зарегистрированных в России в 2010 г., приходится 0,4% жителей, совер шивших попытку суицида, 0,2% людей из числа ближайшего окружения суицидента и 2,4% человек, имеющих “внутренний суицидальный дис курс”. В целом в проблему суицидального поведения может быть включено до 4,2 млн. человек, что составляет 2,9% населения страны.

По данным на 2009 г. 50% самоубийств было совершено людь ми в возрасте до 40 лет, при этом максимальное число суицидов приходи лось на возрастную группу 25 – 29 лет. Другими словами, суицидальное поведение широко распространено среди наиболее молодых, трудоспо собных категорий населения, что вызывает необходимость анализа данной проблемы как фактора, обуславливающего существенный экономический ущерб вследствие потерь продуктивных лет жизни.

Для расчета бремени самоубийств нами была использована кон цепция глобального бремени болезней (Global Burden of Disease Study) [2]. Согласно полученным данным потери ВРП от суицидов значительно Секция 27. Социология девиантного поведения превышают ущерб от других причин класса «Несчастные случаи, трав мы и отравления» и сравнимы с потерями от злокачественных новообра зований и ишемической болезни сердца. Максимальные потери ПГПЖ от суицидов имеют место в наиболее ранних возрастных категориях (20 – лет). В целом на детей и подростков (до 24 лет) приходится 34% всех по терь ПГПЖ от самоубийств. Для сравнения, аналогичный показатель от ишемической болезни сердца составляет 2%, от новообразований – 15%, от алкогольных отравлений – 7%. Среди мужчин по потерям ПГПЖ само убийства уступают только ишемической болезни, в то время как уровень смертности от суицидов в данной группе примерно в 8 раз ниже.

В территориальном разрезе по потерям ПГПЖ от самоубийств лиди рующие места занимают Приволжский и Сибирский федеральные округа.

Это происходит за счет Республики Башкортостан, Республики Татарстан, Пермского края, Красноярского края, Иркутской и Кемеровской областей.

Таким образом, проблема суицидального поведения остается акту альной на территории Российской Федерации на протяжении последних 20 лет. Высокий уровень смертности от самоубийств свидетельствует не только о недостаточном благополучии психологического микроклима та в стране, но и представляет собой существенную социально-экономи ческую проблему, обусловленную ранним возрастом смерти большинства суицидентов.

Литература 1. Римашевская Н.М. Природа, 1999, №6. URL: http://vivovoco.rsl.ru/.

2. Методика измерения DALY // Официальный сайт Всемирной орга низации здравоохранения. URL: http://www.who.int/healthinfo/global_ burden_disease/metrics_daly/en/.

Секция 27. Социология девиантного поведения М. А. Назарова Создание центра социальной адаптации несовершеннолетних осужденных в рамках гуманизации системы исполнения наказаний Счастье любой страны, ее самый драгоценный капитал, ее надежда на будущее – дети.

Боль любой страны, ее трагедия и проклятье – дети за колючей про волокой.

Ежегодно подростками совершается более 130 тысяч преступлений.

Около 15 тысяч из них оказываются в воспитательных колониях (причем более половины отбывают наказание за совершение тяжких и особо тяжких преступлений)1[1;

2].

Гуманизация уголовно-исполнительной политики, проводимая на государственном уровне в последние десять лет, позволила более чем в два раза сократить число несовершеннолетних, осуждаемых за совершенные преступления к лишению свободы.

В ходе научно-практической конференции «Актуальные вопросы реформирования уголовно - исполнительной системы», которая прошла 10 сентября 2009 г. в г. Москве, были определены задачи по реформиро ванию уголовно-исполнительной системы. Решение этих задач направле но, с одной стороны, на дальнейшую гуманизацию системы исполнения наказаний, с другой – на повышение ее возможностей в достижении це лей исправления осужденных, предупреждения совершения ими новых преступлений. Комплекс мероприятий по решению данных задач нашел свое отражение в Концепции развития уголовно-исполнительной систе мы в Российской Федерации на период до 2020 г.

Согласно Концепции, несовершеннолетние, осужденные к лише нию свободы, будут отбывать наказание в исправительных учреждениях нового типа – воспитательных центрах с обычным и усиленным наблю дением. Главным принципом формирования системы воспитательных центров для несовершеннолетних осужденных станет обеспечение раз дельного их содержания в зависимости от общественной опасности со вершенных преступлений и уровня криминальной зараженности личности.

Предполагается также изменить подходы к осуществлению социальной, психологической и воспитательной работы с несовершеннолетними осуж денными в воспитательных центрах на основе применения адаптационных методик, индивидуальных форм воздействия, более широкого взаимодей ствия с общественностью.

Краснов Ю.А. // Преступление и наказание, 2008, № 7, С. 2-11.

Секция 27. Социология девиантного поведения Очевидно, что работа с указанной категорией лиц требует соответ ствующего социально-реабилитационного сопровождения, позволяющего обеспечить их эффективную ресоциализацию к условиям жизни в со временном обществе. Несомненно, что главной задачей, стоящей перед современным пенитенциарным учреждением для несовершеннолетних, является организация деятельности психолого-педагогического и реаби литационного характера, которая должна проводиться с учетом не только возрастных, но и индивидуальных (психологических, физиологических, уголовно-правовых) характеристик осужденных.

Основная задача данного учреждения должна состоять в организа ции комплексной, завершенной системы исполнения лишения свободы для лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, на правленной на социализацию личности.

Одним из приоритетных направлений гуманизации системы испол нения наказаний в рамках создания воспитательных центров, на наш взгляд, станет формирование центра социальной адаптации. Осуществление ком плекса мероприятий в работе центра социальной адаптации напрямую будут способствовать успешной социальной адаптации несовершеннолет них осужденных как к условиям воспитательной колонии, так и решению социальных проблем адаптации после освобождения.

Секция 27. Социология девиантного поведения О. А. Обрывалина Социальный контроль как средство конструирования порядка Социальный контроль – это реализуемый в различных формах ме ханизм сохранения целостности и специфики социальной системы, обя зательными элементами которого выступают нормы и санкции. Нормы – неотъемлемая составляющая любого контроля, поскольку именно они определяют границы дозволенного поведения, как объектов контроля, так и осуществляющих его субъектов. Однако разворачивающийся проект постмодерна, ставящий под сомнение основания мировоззрения и мыш ления, а вместе с ними и социальной жизни предыдущих эпох, несет ре лятивизацию социальных норм. У человека не остается нормативов, про диктованных абсолютом (в лице ли Бога, рода, коллектива, государства), на которые тот может опереться, сняв ответственность за решения с себя самого. Под маской прав и свобод личности происходит повсеместное на рушение правил, законов, норм. Социальный порядок, таким образом, приобретает характер «становящегося», старый базис отброшен, а новый не определен. В таких условиях любой акт, это не только и не столько ре ализация или нарушение социального порядка, а его конституирование, закладка его фундамента.

Традиционно первостепенной целью социального контроля было сохранение целостности социального пространства [1]. Однако при «стано вящемся» социальном порядке даже социальный контроль, выполняющий по отношению к социальной системе охранительную функцию, становит ся средством ее построения. Норма более не является данностью и стала проблемой. Социальный контроль выступает в новом качестве сотворца социального порядка.

В качестве иллюстрации можно привести получающую все более широкое распространение модель «локального порядка». Новейшие тех нологии наблюдения и слежения позволяют создавать в социальном про странстве зоны неравного доступа, открытые только определенным катего риям лиц. При этом контроль осуществляется преимущественно удаленно, сокращается процент контролеров-людей, стоимость контроля снижает ся, а его пространство расширяется [2]. Оказывается, что воздействовать на сознание потенциального правонарушителя, перевоспитывать преступника или менять мотивацию девиантов не обязательно. Экономичнее и эффек тивнее для спокойствия обывателей отгородиться от всего, представляю щего опасность, используя архитектурные методы социальной эксклюзии.

Секция 27. Социология девиантного поведения Истоки такой политики исключения можно обнаружить в возрастающем страхе общества перед преступностью, иммиграцией и незащищенно стью в целом, тенденции воспринимать мир через категории угрозы и оцен ку вероятности неблагоприятного («dangerisation») [3].

Будучи альтернативой аресту, новые «мягкие» методы контроля тем не менее влекут увеличение числа типов поведения и лиц, маркируемых как криминальные и подчиненные формальному социальному контролю, тем самым активно участвуя в конструировании девиантности, а в сочета нии с традиционными «жесткими» мерами (заключение под стражу, ка рантин, помещение в психиатрическую лечебницу) и в пространственной (шире социальной) эксклюзии носителей приписываемой девиантности.

Современный социальный контроль выступает не только как ме ханизм защиты целостности социальной системы и ее нормативного из мерения, но и как средство конструирования последнего.

Список литературы 1. Варданянц Г.К. Социологическая теория права. М., 2007.

2. Marx G.T. The Engineering of Social Control: The Search for the Silver Bullet // J. Hagan, R. Peterson “Crime and Inequility”, 1995, Stanford University Press.

3. The Widening Web of Control. A Human Right Analysis of Public Policy Responses to Crime, Social Problems and Deviance: Draft Report by International Council of Human Rights Policy. February 2010. URL: http:// www.ichrp.org/en/zoom-in/new_draft_social_control_and_human_rights.

Секция 27. Социология девиантного поведения М. Ю. Попов Системная коррупция в России в условиях социальной трансформации Анализ модернизационных стратегий российской государственной власти позволяет прийти к выводу, что одной из ее ключевых составляющих является снижение коррупционных рисков на всех уровнях жизнедеятель ности российского общества.

Разделяя мнение тех исследователей, кто характеризует корруп цию в России как системное явление, мы полагаем, что статусный уровень субъектов коррупции является фактором, определяющим их влияние на определенные сегменты государственной и общественной жизни в нашей стране. Системность же этого явления у нас, в первую очередь, ассоцииру ется с ее организованностью, которая практически исключает индивиду альную инициативу коррупционера.

В России коррупционная система сложилась по принципу ярусно сти, на верхнем уровне которой функционирует тот ее сегмент, который связан непосредственно с угрозами национальной безопасности. Это, так называемая, внешняя коррупция, связанная с деятельностью правительств, транснациональных корпораций, международной организованной преступ ности, направленной на ориентацию российской экономики, политики, криминалитета на удовлетворение их стратегических целей, естествен но, в ущерб национальным интересам нашей страны.

Второй, нижний ярус, занимает внутренняя коррупция, направ ленная на удовлетворение клановых, корпоративных интересов элит на федеральном и региональном уровнях, где они пересекаются в диапазоне властных отношений, распределения бюджетных средств.

Как нетрудно заметить, верхний ярус коррупционных отношений занимает государственная и политическая элита, от которой зависит при нятие решений по стратегическим направлениям развития нашего государ ства и интересы которой, в свою очередь, распространяются за пределами России, в связи с владение ею собственностью за рубежом, счетами в ино странных банках, родственниками, живущими за границей.

Несмотря на то, что каждый из ярусов коррупции обслуживает определенные интересы государственной и региональной элиты, они не сут в себе угрозы национальной безопасности, социальному порядку и со циальной стабильности в России, а интересы одной и другой групп элиты пересекаются вокруг стремления сохранения ею власти, неподконтрольно стью в профессиональной деятельности, «закрытостью» для общественного контроля личной жизни.

Секция 27. Социология девиантного поведения В результате государство теряет колоссальные материальные сред ства, из-за их разворовывания нецелевого использования, а общество утрачивает доверие к власти, что, в совокупности, провоцирует социальное неравенство, правовой нигилизм у населения, криминализацию обще ства и многие другие социальные пороки.

В нашей стране системная коррупция сопровождает трансформи рованные процессы в обществе, что, несомненно, усложняет его гене зис в направлении социального прогресса. И мы полагает, что ослабить воздействие коррупции в нашей стране способна только креативная часть элиты и институты гражданского общества. И те, и другие пока не обладают необходимым для этого потенциалом и влиянием, но процесс оздоровления российского общества протекает, а с ним усиливается и противостояние коррупции.

Секция 27. Социология девиантного поведения А. М. Саакян Методический потенциал теории трансформации в изучении процесса ресоциализации женщин - бывших заключенных Ресоциализация относится к числу понятий социальных наук и ши роко используется в криминологии, социальной философии, социологии, психологии и в других социальных науках. Оно объективно связано с поня тием «социализация», что усматривается, прежде всего, из грамматического толкования данных терминов. Учет значения префикса «ре» (лат. re – по вторное, возобновляемое действие), позволяет понимать ресоциализацию как «возобновление или повторность» процесса социализации.

Ресоциализация заключенного – это процесс восстановления ин дивида в качестве полноправного социализированного члена общества после освобождения от наказания посредством усвоения общепринятых ценностных ориентаций, восстановления социальных функций и статуса личности [3;

62].

Сама идея о ресоциализации в настоящее время, находится на ста дии разработки и усовершенствования? bначе говоря, социология как наука ощущает отсутствие четкой теоретико-методологической базы этой про блемы. Необходимо отметить, что ресоциализация является переходным звеном от десоциализации к социализации и представляет собой процесс.

Это говорит о необходимости рассмотрения ресоциализации через тео рию трансформации. В общественных науках ресоциализация трактует ся в аспектах усвоения новых ценностей, ролей, навыков взамен прежних, неправильно усвоенных, устаревших или же в связи с переходом в принци пиально иные социальные условия;

восстановление утраченных социаль ных ценностей и опыта общения, поведения, жизнедеятельности усвоение новых норм, ценностей, мировоззрения и моделей поведения.

Обобщая изложенное и осмысливая изменения в жизни женщин, - бывших заключенных, можно заключить, что ресоциализация - это орга низованный социально-адаптивный процесс формирования у женщины социального статуса, социальных навыков, ценностей, накопления нового социального опыта, опыта общения, поведения, жизнедеятельности в об ществе после возвращения в социальную среду, неограниченную «колючей проволокой» [11]. Процессы ресоциализации в данном случае напоминают первичную социализацию, поскольку они должны радикально по-новому расставить акценты реальности. Важнейшим условием успешной ресоци ализации является наличие социального базиса, опосредуемого для инди вида значимыми другими, и интенсивное взаимодействие индивида с пер соналом социализации.

Секция 27. Социология девиантного поведения В настоящее время ресоциализация рассматривается веду щими социологами через «Теорию трансформационного процесса»

Т.И.Заславской. В социологической модели Т.И. Заславской, как и в моде ли П.Штомпки, органично увязываются два уровня социальной реальности (структуры и деятели), что позволяет рассматривать социальные измене ния, происходящие на макро- и микро-уровнях в их взаимосвязи и взаимо обусловленности [6;

304]. В нашем анализе процесса ресоциализации жен щин - бывших заключенных, будет использоваться модель Т.И.Заславской, поскольку социальная трансформация связана с изменением социетального типа общества, главными объектами (и итогами) трансформации являются:

1) основополагающие институты;

2) социальная структура;

3) социально экономический потенциал общества. Опираясь на модель Т.И.Заславской, ресоциализацию женщн-бывших заключенных можно рассматривать как субъективную мотивация этих женщин на изменения.

Литература 1. Гидденс Э. Социология. / Пер. с англ.;

науч. ред. В. А. Ядов;

общ. ред.

Л. С. Гурьевой, Л. Н. Посилевича. — М.: Эдиториал УРСС, 1999. 703 с.

2. Заславская Т.И. Современное российское общество. Социальный ме ханизм трансформации. – М., 2004. 240 с.

3. Николаева М.Г., Жидко С.Ю. Феномен ресоциализации заключенных [Электронный ресурс]. URL: http://www.conf.muh.ru/100101/100101_ Nikolaeva_03.doc. Загл. с экрана.

Секция 27. Социология девиантного поведения Ю. В. Стригуненко Профессиональная деформация личности сотрудника полиции в современной России как социальное отклонение Особенности предмета, средств и способов осуществления профес сиональной деятельности сотрудниками полиции накладывают серьезный отпечаток на личность каждого сотрудника правоохранительных органов, выражаясь зачастую в появлении профессиональной деформации.

В истории мировой практики управления деятельностью пра воохранительных органов пока так и не удалось выработать эффек тивных политических, правовых или экономических средств, спосо бов, с помощью которых стало бы возможно исключить коррупцию, взяточничество, жестокое обращение с гражданами и другие правона рушения, совершаемые самими сотрудниками, призванных в силу своих профессиональных обязанностей бороться с ними. Наделение же этой категории трудоспособного населения со стороны государства много численными льготами, высокой заработной платой, судя по опыту таких стран, как США, Япония, Италия и др., не является гарантией их пре данного служения делу [2, 25]. Существование нравственно-профессио нальной деформации обусловлено целым рядом причин. Обычно их при нято делить на объективные и субъективные, поскольку правомерное и противоправное поведение является результатом взаимодействия как кон кретной обстановки, в которой живет и трудится человек, так и его лич ностных качеств. При рассмотрении объективных факторов необходимо учитывать, что развитие личности определяется социально и исторически обусловленным образом жизни и профессиональной деятельностью, ко торая выступает в качестве основания осуществления жизнедеятельности личности в системе общественных отношений.

Если говорить о наиболее типичных проявлениях нравственно профессиональной деформации личности сотрудника полиции, то необхо димо отметить, что она изменяет отношение к правонарушителям порой от полного неприятия (агрессивности, хамства, грубости) до вседозволен ности, неслужебных связей с уголовно-преступными элементами, мораль ной и материальной зависимости от них, принятия на себя противоправных обязательств, что в итоге приводит к асоциальному поведению и правовым конфликтам [1, 6]. Некоторые сотрудники под воздействием профес сиональной деформации предпочитают избегать прямого противобор ства с преступниками, под надуманными предлогами уклоняются от уча стия в задержаниях вооруженных преступников, идут на необоснованные Секция 27. Социология девиантного поведения законом компромиссы с правонарушителями. Профессиональная деформа ция может также влиять на изменение мотивации безопасного поведения, снижая степень заботы сотрудников органов внутренних дел о личной без опасности. Ряд сотрудников начинает больше ориентироваться на случай, везение, переоценивать свою профессиональную подготовку.

Проявление профессиональной деформации личности тесно связа но с ее непосредственными детерминантами, обусловленными ближайшим социальным окружением сотрудника полиции. Решающую роль в право охранительной деятельности играет нравственная надежность сотрудников полиции. Д.И. Менделеев писал: «Знания без нравственного воспитания – как меч в руках слабоумного. Неисчислимы потери общества, если его члены будут попустительствовать безоглядно-утилитарному, мещански выгодному отношению к труду или общественной деятельности».

Список литературы 1. Бурцева Е.В., Черномаз В.А. Особенности профессиональной дефор мации сотрудников ОВД и основные направления противодействия ее проявлениям в современных условиях: предложения по совершен ствованию деятельности / Владивостокский филиал Дальневост. юрид.

ин-та МВД России. 2008. С. 6.

2. Попов М.Ю. Профессиональная деформация сотрудников органов вну тренних дел: объективные и субъективные предпосылки. Ростов н/д, 2007.

Секция 27. Социология девиантного поведения С. Л. Таланов Делинквентное поведение бывших воспитанников детских домов и школ-интернатов В настоящее время все большее число исследователей склоняют ся к мысли, что детские дома и школы-интернаты не справляются со своими основными функциями. Их бывшие воспитанники, как правило, не социализированы, значительная часть из них привлекается к уголов ной и административной ответственности. Кроме того, около 9–10 % бывших воспитанников детских домов заканчивают свою жизнь само убийством.

Мы предприняли попытку составить социологический портрет быв ших воспитанников детских домов и школ-интернатов, поскольку, выявле ние их потребностей, мотивов, интересов и ценностей способствовало бы исправлению сложившейся ситуации. Ясно, что только патронажные семьи не способны решить проблему адаптации бывших воспитанников детских домов. Необходимо предложить что-то новое, более эффективное. Для решения данной задачи мы провели ряд социологических исследований.

Разностороннему исследованию подлежали следующие объекты:

• совершеннолетние судимые за совершение краж в 2005–2010 гг.

(бывшие воспитанники детских домов Ярославской области n=1348);

• совершеннолетние судимые за совершение краж в 2005–2010 гг.

(бывшие учащиеся школ-интернатов Ярославской области n=2367).

Изучались, только бывшие воспитанники школ-интернатов:

• для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

• для «трудных» подростков.

Были изучены уголовные дела, по которым проходили бывшие вос питанники детских домов и школ-интернатов. Из 3281 уголовных дел было отобрано 344, возбужденных по статье 158 «Кража» в период с 2005 по г. Анализировались и материалы об отказе в возбуждении уголовного дела:

из 2367 материалов для исследования было отобрано 732 за период с по 2010 г.

• позиционные эксперты, в качестве которых выступили сотрудни ки правоохранительных органов (n=112 в 2008–2009 гг.);

• воспитатели детских домов (n=124).

Секция 27. Социология девиантного поведения Кроме того, эмпирическую базу составили результаты вторичного анализа исследований общественного мнения (Фонд «Общественное мне ние», «Левада-Центр» и т. д.).

Основные исследования были проведены в 2009–2010 гг.

В исследовании использовались следующие методы: опрос (индиви дуальное прямое анкетирование правонарушителей), наблюдение, внеш ний и внутренний анализ документов, серия глубинных интервью.

Количественный анализ данных выполнен с помощью специаль ного пакета программ SPSS 11.0 (Statistical Package for Social Sciences).

Графическое и текстовое представление данных осуществлено с помощью программных пакетов Microsoft Excel 2007 и Microsoft Word 2007.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспе чивались путем сопоставления данных, полученных различными исследо вательскими методами, адекватными целям, задачам, объекту и предмету социологического исследования.

Опрос экспертов показывает, что профилактическая работа в дет ских домах и школах-интернатах по предотвращению повторных пра вонарушений среди подростков ведется неэффективно. Кроме того, не обеспечивается должного взаимодействия различных ведомств в рабо те с «трудными» подростками.

Безусловно, необходимо менять существующую модель «воспита ния» в детских домах и школах-интернатах. На наш взгляд, повышению эффективности детских домов и школ-интернатов в процессе воспитания «трудных» подростков будет способствовать решение проблемы ее диффе ренциации. Для этого необходимо:

• создать материальные предпосылки для привлечения к педагоги ческой деятельности мужчин (повышение зарплаты учителям и т. д.);

• проводить кадровую политику в данных учебных заведениях та ким образом, чтобы изменить существующую диспропорцию полов в пе дагогических коллективах.

Для более эффективной работы по адаптации бывших воспитанни ков детских домов необходимо:

• выделять ежегодно около 300 временных рабочих мест для быв ших воспитанников детских домов;

• создавать специальные психологические службы на территории Ярославской области для оказания помощи в социальной адаптации вы пускникам детских домов;

• организовать телефон доверия для данной категории лиц (юри дическую и психологическую помощь).

Помощь также должна быть оказана детским домам и школам-ин тернатам. Наблюдается очень низкий уровень материальной базы данных учреждений. Большинство из них не имеют необходимого оснащения для Секция 27. Социология девиантного поведения занятия с подростками, в последние годы не выделяются материальные средства для приобретения новой мебели и инвентаря, годами не прово дится текущий ремонт, не у всех есть выход в Интернет и т. д.

Необходимо принятие дополнительных мер для совершенствования сферы культурного развития воспитанников детских домов и учащихся школ-интернатов: обеспечение финансовой и организационной поддерж ки, укрепление материальной базы, совершенствование форм организации, укрепление кадрового потенциала, принятие целенаправленных и система тических усилий по выработке у подростков соответствующих интересов, ценностных ориентации и потребностей.

Секция 27. Социология девиантного поведения Т. А. Хагуров Кризис идеального как генератор девиаций в российском обществе К важным критериям социального здоровья относится возможность удовлетворения двух типов потребностей членов сообщества: витальных (условия жизни) и идеальных (смысл жизни). Вторая группа представ ляется более важной. Часто депривация этой группы потребностей, при полном и даже избыточном удовлетворении потребностей витальных при водит к гибели отдельных людей и целых классов. Классическим примером можно считать деградацию практически любой исторически описанной аристократии на поздних этапах элитогенеза (В.Паретто). На индивиду альном уровне наиболее полно депривация идеальных потребностей была проанализирована В.Франклом в его исследованиях феномена «экзистен циального вакуума» [1].

Принципиально важным для любой социальной системы является «воспроизводство Смысла». Общество должно обеспечить своим членам достаточную смысловую нагрузку – некий «пантеон идеалов», организую щий социально одобряемые цели и практики. Эти идеалы должны носить сверх-личностный характер, обеспечивающий выход за рамки материаль ного благополучия и индивидуального эгоизма отдельных членов обще ства и социальных групп. Когда же в качестве идеала провозглашаются цели приземленные, сводимые к индивидуальному благополучию и эгоизму, то общество неизбежно попадает в режим «генерации девиаций». Эти деви ации начинают принимать устойчивый характер, превращаясь в неустра нимые системные дисфункции, обусловленные направлением личностной активности индивидов в социально-деструктивном направлении: гедонизм, стяжательство и корыстная преступность, «отступающее» (аддикции, сек тантство) поведение.

Высокий уровень девиантогенности российского общества [2] ак туализирует вопросы контроля и профилактики данных явлений. К со жалению, в понимании условий эффективности как правоохранительной, так и воспитательно-профилактической работы на уровне государствен ной, региональной и муниципальной политики наблюдается опасный перекос, суть которого выражается одним словом – экономоцентризм.

Исключительное внимание уделяется вопросам условий жизни, и крайне недостаточное – вопросам ее смысла и качества. Сложившаяся ситуация может быть концептуализирована, как кризис идеального. Фактически речь идет о состоянии аномии (Э.Дюркгейм), но с некоторыми специфическими Секция 27. Социология девиантного поведения особенностями. Особенности эти заключаются в хроническом характере аномии, устойчивой де-аксиологизации коллективного и индивидуального сознания. Это состояние возникает и поддерживается в силу множества причин – идеологических, культурных социальных и политических. Одна из главных причин - тот же экономоцентризм, заставляющий идеальную сферу культуры функционировать по законам рынка и потребления. В ре зультате значительная часть девиаций получает моральную санкцию со стороны масс-медиа, героизирующих и эстетизирующих многие формы девиантного поведения. В этих условиях отказ от задачи «воспроизводства смысла» и/или ее примитивизация в рамках «достойных условий существо вания», сохранение иллюзий «саморегуляции социума», игнорирование необходимости глубокого и трудоемкого социокультурного нормотворче ства означает сохранения режима «генератора девиаций». Что неизбежно приведет к дальнейшему росту масштабов девиантного поведения.

Список литературы 1. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник: Пер. с англ. и нем./ Общ. ред. Л.Я.Гозмана и Д.А. Леонтьева. – М.: Прогресс, 1990.

2. Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции «Феноменология и профилактика девиантного поведения» - 28-29 ок тября 2010 г. –– Краснодар: Краснодарский университет МВД, 2010.

Секция 27. Социология девиантного поведения А. А. Хацац Адаптация освобожденных женщин:

социологический анализ Одним из социально уязвимых слоев российского общества явля ются женщины, оказавшиеся на свободе после исправительной колонии.

Выявлению особенностей их адаптации в Республике Адыгея и ряде райо нов Краснодарского края в 2009-2011 гг. мы подчинили свое исследование, осуществленное методом интервьюирования освобожденных женщин ( человек) и экспертов – специалистов (20 человек).

Больше половины опрошенных женщин, оказавшиеся впервые в ко лонии, отмечают свою готовность к самостоятельной жизни, однако многие боятся выходить из колонии в общество.

Эксперты считают, что освобожденные женщины не готовы к са мостоятельной жизни, и что подготовить их к этому в условиях колонии практически невозможно. При этом отмечают необходимость изменения самой системы воспитательной работы в закрытом учреждении.

Две тенденции заметны в рассматриваемом вопросе: 40% женщин декларирует утверждение «буду жить нормально, хорошо». Однако меха низм достижения этого благополучия не могут себе представить. Вторая, наиболее распространенная, тенденция – «как получится» (больше поло вины опрошенных).

Экспертное мнение: освобожденные женщины не видят перспекти вы своего будущего, «плывут по течению».

Наиболее часто встречаются женщины с личностными проблемами (страх одиночества, замкнутость), сложностями с трудоустройством, мате риальными затруднениями. У многих из них возникают проблемы с право охранительными органами.

Заметно, что у большинства из них сформированы иждивенческие установки: они предпочитают встать на учет биржи труда и получать посо бие по безработице.

Что касается отношения общества к этой группе людей, то многие женщины указывают на отсутствие дискриминации и плохого отноше ния к ним. Эксперты утверждают существование дискриминации в от ношении бывших заключенных: их считают нежелательными сотрудни ками, неприятными соседями, родственниками и друзьями. По мнению экспертов, во многом такое негативное отношение обусловлено тем, что освобожденные женщины склонны скрывать факт пребывания в колонии.

Они понимают, что «принадлежность к жизни в исправительной колонии порождает у них чувство, что ты все же хуже других».

Секция 27. Социология девиантного поведения Все опрошенные женщины, которые делали попытку трудоустроить ся, сталкивались с трудностями. Основные причины – недостаточность об разования, низкая мотивация к труду, сложности в соблюдении трудового режима, ответственность выполнения порученной работы, дискриминация женщин после колонии.

В процессе опроса нас интересовало отношение женщин к пла нированию семьи. Несмотря на то, что они в будущем хотели бы иметь семью, представления о будущей семейной жизни размыты и формальны.

Большинство экспертов считают, что этот вопрос решается в замкнутой среде, созданные семьи (в основном – сожительства) неустойчивы и не благополучны. «Представления об ответственности родителей и детей слабо развиты, распространено одиночное материнство и вторичное сиротство»

- эксперт, женщина 45 лет. По словам экспертов, у освобожденных жен щин не развито чувство любви, отсутствует понимание семейных ценно стей и традиций. Это определяет отношение к семье и смыслу жизни.

Для успешной адаптации освобожденных женщин в обществе необ ходимо совершенствовать систему подготовки их к самостоятельной жизни, развивать адаптационные механизмы человека, умение ставить позитивные цели, мотивации к достижениям и труду.

Секция 27. Социология девиантного поведения О. А. Хворост Конструируемая мошенником реальность Согласно 159 статье Уголовного кодекса Российской Федерации, мошенничество – это «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана либо злоупотребления доверием» [1, 86].

Предметом мошенничества является собственность, поэтому данный вид преступления относится к экономической преступности. Однако от боль шинства других экономических преступлений мошенничество отличает обязательное вовлечение в процесс совершения преступления как минимум двух сторон: преступника и его жертвы. Другими словами, мошенничество – это всегда взаимодействие, обмен действиями.

Особенность этого взаимодействия в том, что один субъект (мошен ник), как правило, заранее знает, какие действия будет совершать другой (жертва). И если аферист успешен в своём предприятии, то он также знает, что действия его жертвы приведут к полезным мошеннику и только ему последствиям. Иначе говоря, жертва будет следовать, не сознавая этого, сценарию мошенника.

Для того чтобы действия жертвы были предсказуемы, а весь сцена рий благополучен, мошенник погружает жертву в особую реальность, в пол ной мере конструируемую. При этом можно выделить 3 значимых направ ления, по которым конструируется эта реальность.

Первый пласт можно обозначить как «реальность социальная» - это все те аспекты общественных взаимоотношений, которые служат фоном мошеннического взаимодействия, которые делают взаимодействие по данному сценарию вообще возможным. Например, это может быть эко номическая нестабильность в стране, или запуск некоей федеральной про граммы, или появление на рынке услуг/товаров нового «ассортимента».

Данный пласт не требует от мошенника применения каких-либо особых уловок и обмана, так как здесь аферист использует уже существующую дей ствительность, разворачивая её под нужным ему углом. Выражаясь словами П.Бергера и Т.Лукмана, это та часть окружающей реальности, которая «не требует никакой дополнительной проверки»[2, 42].

Второй пласт назовём «реальностью взаимодействия». В целом данный пласт составляет ткань всего мошеннического взаимодействия, поскольку включает в себя сам сценарий, все роли, все создаваемые в про цессе взаимодействия ситуации, даже предметы обстановки — те элементы, которые мошенник продумывает и готовит заранее. Но также данный пласт Секция 27. Социология девиантного поведения включает и то, что аферист не мог предугадать заранее, но смог, столкнув шись с этими данностями, использовать в своих целях. Это реальность «здесь-и-сейчас», которая полностью овладевает вниманием жертвы, ко торую жертва впоследствии сможет описать, пересказать, переосмыслить.

«Реальность личности жертвы» - это третий пласт конструируемой реальности. То, какой жертва представляется себе во время взаимодействия, то какие выгоды она видит для себя, то, какие черты она в себе предполагает после взаимодействия. При этом мы имеем в виду, что жертве в процессе совершения мошенничества реальность кажется исключительно поло жительной, так как она, скорее всего, не осознает совершаемого над ней обмана.

Можно отметить, что каждый последующий пласт реальности всё теснее сжимается вокруг жертвы, становится всё более значимым для неё лично. Важно, что каждый слой, создаваемой мошенником реальности должен быть конгруэнтен представлениям жертвы о ней, такая реальность не должна вызывать сомнений и подозрений.

Список литературы 1. Уголовный Кодекс Российской Федерации в редакции Федерального закона 21.07.2005 №93-ФЗ.

2. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: “Медиум”, 1995.

Секция 27. Социология девиантного поведения Н. А. Цой Макросоциальные факторы феномена интернет-зависимости Согласно основным положениям теории социальной дезоргани зации Э. Дюркгейма, недостаток социального взаимодействия, слабая интегрированность на всех уровнях социальной организации общества, непрямое социальное взаимодействие, чрезмерная индивидуализация, недостаток дисциплины сопровождают процессы социальной дезоргани зации, которые в свою очередь приводят к появлению девиантных форм поведения, в том числе к появлению феномена интернет-зависимости.

Одной из причин процесса дезорганизации, по мнению У. Томаса и Ф.

Знанецкого, является расширение связей и контактов между определенной общностью и внешним миром, развитие новых установок, которые не могут адекватно контролироваться старой социальной организацией, уменьшают эффективность существующих правил поведения [1;

117].

Далее автором в рамках теорий социальной дезорганизации Э.Дюркгейма, У. Томаса и Ф. Знанецкого феномен анализирует на примере опыта интернет-усвоения в КНР, поскольку феномен интернет-зависимо сти в этой стране наиболее ярко выражен;

ведется борьба с этой социальной проблемой, признанной на государственном уровне;

по сравнению с дру гими странами феномену уделяется повышенное внимание со стороны средств массовой информации, количество исследований по данной про блематике, превалирует в Китае;

а также открытие первых государственных клиник для лечения интернет-зависимых произошло в Пекине.

Рассматривая процесс интернет-усвоения в Китае и некоторые харак теристики пользователей с опорой на положения Р. Меткалфе, И. Роджерса, Р. Коэна и других исследователей, автор выделяет факторы, связанные со стремительным ростом пользователей в КНР: быстрое экономические раз витие, проведение ряда государственных программ развития науки и тех ники, информатизации экономики и социального развития, прогресс ин дустриальной технологии.

Затем анализируются некоторые показатели социальной дезор ганизации КНР, раскрывающую ее связь с социальными изменениями, привнесенными быстрым интернет-усвоением (уровень самоубийства, разница в уровне жизни населения, занятость населения, пьянство, алкого лизм, наркомания и уровень преступности). С начала 1990-х гг. в результате реформ и перехода к открытой политике, трансформации старой системы На примере КНР.

Секция 27. Социология девиантного поведения проявилась тенденция признания индивидуальных ценностей и в целом изменения социального порядка. Научно-технический прогресс в Китае дестабилизировал устоявшийся уровень социокультурной жизни и обще ственного сознания. На основании проведенного анализа данных о рас пространенности интернет-зависимости в Китае, можно прийти к выводу, что между повышением количества интернет-пользователей, числа интер нет-зависимых и социально-экономических показателей социальных из менений, привнесенных быстрым интернет-усвоением, существует поло жительная взаимосвязь. Таким образом, мы полагаем, что противоречивое приспособление к мировой модернизации, распространение консюмериз ма, смена установок и ценностей – следствие усвоения новых информаци онных технологий, привели к появлению феномена интернет-зависимого поведения. Именно высокий темп перемен, а не социальное изменение как таковое, вызвал дестабилизацию социальной структуры, распад обще ственного порядка и ослабление социальной интеграции общества.


Список литературы 1. Ганжа А.О., Зотов А.А. Гуманистическая социология Флориана Знанецкого // Социологические исследования, 2002, № 3, С. 112-120.

Секция 27. Социология девиантного поведения Н. И. Чернобровкина Уровни социального контроля девиантного поведения индивидов и групп В социологии рассматривается преимущественно два уров ня социального контроля девиантного поведения индивидов и групп.

Конвенциальный контроль девиантного поведения – это активность со циализирующих коллективов по предотвращению противоправных дей ствий индивида и исправлению девиантов, а правовой контроль – это специализированная деятельность органов государства по защите граждан от преступных посягательств. Следовательно, социальный контроль нор мативного порядка как комплексное явление означает процесс противо действия средствами права и активностью социализирующих коллективов девиантному поведению индивидов, проходящими первичную и вторичную социализацию. Социальный контроль реагирует на преступность инди видов путем ее предотвращения, наказания и исправления девиантов.

Доминирующим стилем социального контроля нормативного порядка является карающий, который сочетается с другими стилями контроля – компенсирующим, терапевтическим, примиряющим. Социальный кон троль может быть текущим и долгосрочным. В долгосрочной перспективе он имеет форму стратегии, программы действия.

С точки зрения объема и степени строгости карающего стиля соци альный контроль – переменная величина. Поэтому возникает вопрос о ко личественном соотношении правового и конвенционального контроля.

Этот вопрос теоретически актуален, поскольку среди социологов распро странена позиция максимализма. Теоретический максимализм означает преувеличенную оценку либо правового контроля (легальный максима лизм), либо конвенционального контроля (конвенциональный максима лизм). Однако оба уровня социального контроля эквивалентны. Поэтому необходимо исследовать количественные параметры каждого уровня со циального контроля преступности и затем установить их количественное соотношение.

Изменчивость величины конвенционального контроля девиантного поведения может быть определена несколькими показателями. В сфере семейных отношений изменчивость количества контроля измеряется со отношением благополучных семей и семей социально опасного положе ния. В сфере образования показателем вариативности конвенционального контроля служит число учащихся вечерних школ, колледжей, вузов. В сфере трудовой занятости изменчивость конвенционального контроля измеряется соотношением безработных и работающих индивидов.

Секция 27. Социология девиантного поведения Правовой контроль может увеличиваться и уменьшаться по объему легальной активности его организаций и должностных лиц. С точки зрения степени строгости он может усиливаться или ослабляться. Измерить коли чество контроля (объем и степень) можно по двум параметрам: активность законодательных и правоохранительных органов.

Величина правового и конвенционального контроля девиантного поведения индивидов и групп находится в обратном отношении: чем мень ше конвенционального контроля в обществе, тем больше уголовно-право вого контроля и наоборот. В период реформ конвенциональный контроль девиантного поведения индивидов и групп был ослаблен негативными социально-экономическими процессами и межэтническими конфликта ми. Он стал неадекватным, поэтому резко возросла преступность, и соот ветственно увеличились объем и строгость уголовно-правового контроля.

Секция 27. Социология девиантного поведения А. А. Шаронова Терроризм как феномен медиа Терроризм - значимый и устрашающий симптом XXI века.

Председатель подкомитета по проблемам устойчивого развития России Госдумы академик РАН М.Ч. Залиханов, в программной статье «Терроризм не ходит в одиночку», опубликованной в «Российской газете» от 18 февра ля 2011 г заявляет, что за последние 15 лет террористы погубили 12 тысяч россиян.

Автором предпринята попытка рассмотреть и выявить некоторые особенности интерпретации проблемы терроризма в СМИ на основе га зетных публикаций. В связи с большим массивом материала по данной проблеме и ограниченным форматом данной статьи автор вынуждена была остановиться исключительно на публикациях, освещающих теракт в аэро порту « Домодедово». Исследование было проведено на материале двух типов печатных текстов: качественная пресса представлена «Российской газетой», образцом же массового издания послужили «Московский ком сомолец».

В условиях нестабильности общества власть пропаганды связана не столько с содержанием сообщений, сколько с внутренним беспокой ством людей. Сайт «Российской газеты» от 11 февраля 2011 г. опубликовал данные, по которым четверо из пяти россиян опасаются стать жертвой террористов. Теракт в «Домодедово» поставил печальный рекорд: уровень тревожности и крайней степени обеспокоенности проявляется сегод ня у 36 % россиян против 31%, который был зафиксирован в апреле г. – сразу после теракта в московском метро. Значительная часть газетных публикаций обращает внимание на то, что в стране отсутствует система борьбы с терроризмом. В статье В.С.Овчинского «Идеальный закон и ре альная жизнь», опубликованной в «Московском комсомольце» от 1 марта 2011 говорится о разрушительных последствиях уничтожения в системе МВД подразделений по борьбе с организованной преступностью и тер роризмом, функция которых состояла в агентурной оперативной рабо той по предотвращению терактов. Те же темы звучат в многочисленных статьях «Московского комсомольца» ( « Мимоискатель» № 25552 от января 2011;

«От катастрофы Москву спасла sms?» № 25553 от 26 января 2011;

«Милицейская йога №№ 25558 от 1 февраля 2011;

«Нургалиев обма нул президента» № 25563 от 7 февраля 2011 г ;

и др.) Анализ публикаций показывает, что существует единая криминальная среда, в которой экстре Секция 27. Социология девиантного поведения мисты занимаются сначала рэкетом, убийствами, собирают деньги с пред принимателей, чиновников, а затем тратят их на подготовку и совершение терактов.

СМИ играют роль своеобразного общественного «резонатора»: со временный теракт как феномен «актуализируется», прежде всего, в про странстве СМИ. В качестве же резонансной среды выступает сама обще ственность. Репортажи о жертвах с места трагедии, сообщения очевидцев происшествия - это своего рода «паблисити» для террористов.

СМИ, многократно транслирующие трагическое событие, подобно вирусу заражают сознание аудитории. Высокая частотность такого рода сообщений порождает эмоциональную нагрузку, формирует террористи ческое «послание». Эффектом становится запугивание людей, лично не пострадавших в результате теракта. Таким образом, достигаются цели террористов: утвердить свою тотальную значимость и неотвратимость, по зиционируя себя в качестве силы, от которой никто нигде и никак не может укрыться. На основе вышеизложенного можно утверждать следующее: по скольку терроризму пытаются придать символический характер, возрастает роль профессиональной этики журналиста и мера его ответственности за корректное освещение террористических актов.

IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция Социология маркетинга и финансового поведения населения Секция 28. Социология маркетинга и финансового поведения населения М. С. Васянин Предпринимательство и рациональное потребление Капиталистическую систему часто критикуют за её культуру чрез мерного потребления и поклонения материальным благам. Такое поведение людей объясняется теми ценностями, которых придерживается общество.

Известно, что ценности определяют поведение и формируются под влия нием средств массовой информации. В свободном обществе этот процесс не может регулироваться государственными структурами. Получается па радоксальная ситуация. С одной стороны подобное финансовое поведение общества способствует росту экономики, с другой – разрушению лично сти. Экономика растёт за счёт увеличения производимых товаров и ока зываемых услуг. Разрушение личности происходит сложнее. У человека, стремящегося к всё большему потреблению, основная цель – получение материальных благ. Ради этого он жертвует своими принципами, а зачастую вместе с этим и законами того государства, в котором живёт. Нарушается правило, по которому труд первичен, а материальные блага являются след ствием. Теперь человек за то количество благ, которое ему необходимо для удовлетворения своих всё возрастающих потребностей и желаний, готов выполнять любую работу, даже незаконную и внутренне противоречащую его моральным принципам.

Основная проблема состоит в сохранении личности человека, его моральных принципов наряду с поддержанием высокого уровня жизни.

Успешно справляются с данной задачей люди, высокопрофессионально исполняющие свою работу и практикующие рациональное потребле ние. И как ни странно основную массу этих людей составляют предпри ниматели.

Томас Дж. Стэнли и Уильям Д. Данко в 1995-1996 годах в США провели масштабное исследование среди респондентов с высокими дохо дами и крупными состояниями. Основной вывод данного исследования со стоял в следующем: «Богатство и доход – разные вещи. Если человек много зарабатывает и при этом тратит все, что получает, - он не богатеет, а просто широко живет. Богатство — это то, что он накапливает, а не тратит» [1].

Интересно, что среди респондентов с высокими доходами и круп ными состояниями были как люди, работающие по найму, так и те, кто работал на себя. Но в основном, только вторые, то есть предприниматели, были богатыми, в нашем случае, накапливали значительные состояния. Это во многом объясняется их скромным потреблением, по сравнению с теми, Секция 28. Социология маркетинга и финансового поведения населения кто работает по найму. Ведь для открытия и развития собственного дела требуются постоянные финансовые вложения и самодисциплина, которые как раз и сдерживают личное потребление.


Таким образом, при невозможности в современном обществе транс ляции ценностей рационального финансового поведения через средства массовой информации, именно предпринимательство помогает справить ся с проблемой сохранении личности человека, его моральных принципов наряду с поддержанием высокого уровня жизни.

Список литературы 1. Томас Дж. Стэнли, Данко Уильям Д. Мой сосед – миллионер. М.:

Попурри, 2005.

Секция 28. Социология маркетинга и финансового поведения населения А. Г. Голова Экономические и гуманистические аспекты управления потребительским поведением населения Управление потребительским поведением выполняет экономиче ские задачи по обеспечению баланса спроса и предложения, что в совре менных условиях становится залогом устойчивого развития общественной системы. Авторское исследование доказало, что потребитель – это со циальная роль, обусловленная объектом потребления. Потребительское поведение представляет собой особый тип организованного взаимодей ствия между социальными системами с целью получения ресурсов для самовоспроизводства и инноваций. Организованность взаимодействия определяется наличием специальных условий (помещений, платежных систем и т.п.) и нормативно-правовых регуляторов во время взаимодей ствия. Вне организованного взаимодействия потребительское поведение требует отдельного рассмотрения. Таким образом, потребительское по ведение становится обобщенной категорией, рассматриваемое на разных уровнях социальных систем. Потребительское поведение необходимо из учать с позиции диалектического единства субъекта и объекта потребления.

Объектом потребления является любой продукт (материальный, физи ческий, духовный) деятельности другой системы, обладающий совокуп ностью утилитарно-функциональных, знаково-символических и аффек тивных свойств. С точки зрения лексического пространства синергетики, утилитарные свойства идентичны материальной составляющей извлекае мого ресурса, знаково-символические свойства обеспечивают информаци онный ресурс, аффективные свойства становятся основой энергетического ресурса. В постиндустриальную эпоху значение аффективного компонента продукта возрастает. Потребление и потребительское поведение выполня ют не только экономическую и утилитарную функции, но разнообразные социальные (социализации, коммуникации, самореализации и т.п.), в том числе перенимают на себя многие функции других институтов, например, образования, досуга. Для молодежи потребление становится аутотеличе ской ценностью и центром жизненных стратегий [1:68].

Концентрация социальной жизни вокруг потребительских прак тик, и, происходящие вследствие чего социально-культурные трансфор мации, в том числе в системе ценностей, имеют экзогенный характер, благодаря сложившейся системе управления потребительским поведени ем, которая создает специфические инструменты, функционирующие на макро и микро уровне социальных систем, направленные, прежде всего, Секция 28. Социология маркетинга и финансового поведения населения на стимулирование потребления. На макро уровне это осуществляется через: изменение культуры быта и культуры эксплуатации товаров;

через развитие игровой культуры;

трансформацию культуры досуга и развлече ний;

моделирование и интернизацию новых социально-культурных образ цов и идеалов;

через изменение интересов и отношения к коммерческим предложениям, в том числе в духовной сфере, через поддержание состояния неопределенности и нестабильности. Эффективность управления потре бительским поведением на микро-уровне социальных систем обусловлена совокупностью объективных и субъективных детерминант, связанных с об разом жизни, а управленческое воздействие базируется на технологических, организационных, финансовых и социально-психологических методах, которое только в отдельных случаях реализуется через рекламные комму никации. Система управления потребительским поведением становится компонентом социального управления, в котором доминирующую роль играет именно государство, как активный агент управляющей системы, на деленный регулирующей функцией, создающий инфраструктуру и ресурсы для функционирования всех остальных элементов, наделенный полнотой ответственности за происходящие гуманитарные сдвиги в обществе вслед ствие эскалации потребления.

Список литературы 1. Зубок Ю.А, Яковук Т.И. Духовная жизнь молодежи в трансформирую щемся обществе. Брест: Альтернатива, 2008. 204 с.

Секция 28. Социология маркетинга и финансового поведения населения Г. Б. Кошарная Финансовые мотивы в деятельности современных российских предпринимателей Результаты социологических исследований показывают, что мо тивационное ядро современных российских предпринимателей, также как и западных, составляют потребности высшего уровня, и, прежде все го, потребности в независимости и в достижении успеха. Проведенный нами в 2010г. опрос предпринимателей Пензенской области (n=123, вы борка методом «снежного кома») подтвердил наличие у них мотивации данного типа. 76% респондентов в качестве основного мотива своей дея тельности отметили «возможность чего-то достичь» и «видеть конкретные, ощутимые результаты своего труда».

В числе главных мотивов, определяющих начало предприниматель ской деятельности, как правило, присутствуют два основных: либо стремле ние открыть собственное дело, особенно, если есть интересная идея, либо попытка поправить свое финансовое положение в связи с потерей рабо ты. В проведенном нами опросе о финансовых мотивах ухода в предприни мательство сообщили лишь 24% опрошенных. Большинство респондентов (54%) заявило, что их уход был связан с желанием получить независимость, чтобы реализовать свои идеи.

Вопреки распространенным представлениям о предпринимателях, как людях, стремящихся, прежде всего, к высокому материальному достат ку, в нашем опросе этот мотив занимал лишь второе место, его отметили около 60 % респондентов. Здесь следует учитывать, что данный мотив за ложен в экономической специфике предпринимательства, его главной функции, без которого не может быть предпринимательства как такового.

Тем не менее, исследователи отмечают снижение значимости этого мо тива в предпринимательской деятельности и увеличение мотивов неза висимости и самовыражения. Материальное благополучие в этих случаях рассматривается предпринимателями как показатель эффективности их деятельности.

Вместе с тем, нельзя не отметить, что в среде постсоветских пред принимателей существует достаточно широкий слой, отличающийся так называемым «престижным» потреблением. В свое время известный иссле дователь предпринимательства американский социолог Т. Веблен открыл парадокс, согласно которому люди покупают дорогие товары не столько потому, что они превосходят по качеству другие, сколько именно потому, что они дороги. Основными мотивами, побуждающими предпринимате Секция 28. Социология маркетинга и финансового поведения населения лей к такому потребительскому поведению, по мнению Веблена, являются денежное соперничество, демонстративное поведение, показная празд ность и т.п. Сформулированный социологом «закон демонстративного рас точительства» представляет социокультурный стандарт демонстративного поведения в предпринимательском слое, когда демонстративное потребле ние дорогих продуктов символизирует обладание достаточным богатством для того, чтобы «позволить» себе такие траты. Богатство, в свою очередь, считается почетным, а лица, которые осуществляют потребление дорогих товаров, получают удовлетворение не только от прямого потребления, но также и от сознания повышенного социального статуса, отражаемого в мне нии окружающих.

Следует сказать, что подобный ярко выраженный стандарт демон стративного поведения, весьма характерный для современного предпри нимательства, является также и реализацией функции повышения своего социального статуса. Таким образом, можно констатировать, что финан совое поведение российского предпринимателя характеризуется двумя полюсами: с одной стороны, богатство у большинства предпринимателей выступает не в качестве самоцели, а как условие для расширения своего дела. На противоположном полюсе наблюдается ярко выраженная демон страция показной праздности.

Секция 28. Социология маркетинга и финансового поведения населения Д. В. Никитас Информационные потребности маркетинга: опыт социологических исследований Информация в маркетинге востребована и как экономический ресурс, и как товар, удовлетворяющий потребности службы маркетинга предприятия. Нехватка нужной информации, как и избыток ненужной, дезориентирует любую хозяйственную деятельность. С целью выяснения современных информационных потребностей смоленского бизнеса и ис точников получения информации было проведено в 2011 году социологи ческое исследование.

Параллельно с авторским исследованием научный коллектив НИИ региональных исследований Смоленского гуманитарного университета (НИИ РИ СГУ) по заказу Смоленской торгово-промышленной палаты провёл два исследования: «Молодёжное предпринимательство: мнения, оценки, проблемы» [3] и «Анализ состояния малого бизнеса, включая мо лодёжное предпринимательство в 2009-2010 годах и его вклад в социаль но-экономическое развитие Смоленской области» [1]. «Инфраструктуру поддержки молодёжного предпринимательства Смоленской области» [2], исследовало Смоленское региональное отделение МОО «Ассоциация мо лодых предпринимателей» России Обобщая авторское и три обозначенных исследования, следует ска зать, что бизнес испытывает перманентную потребность в информации, но не дефицит (информации достаточно), особенно предприниматели с мень шим жизненным и деловым опытом (до 35 лет). Современными ни уровнем, ни качеством информационных услуг предприниматели крайне неудовлет воренны, стараются нужную информацию добывать самостоятельно, ис пользуя при этом в первую очередь Интернет-ресурсы. Предприниматели ищут маркетинговую, коммерческую информацию, а также информа цию о новинках законодательства. В тройке видов поддержки от соот ветствующих уполномоченных органов бизнес ждёт информационной помощи. Бизнес готов заплатить за доступ к информации, главное, чтобы она была актуальна, оперативна, достоверна, доступна (по цене) и удобна для восприятия.

«Всероссийским центром изучения общественного мне ния» в октябре 2011 года было проведено исследование малого бизнеса [4]. Информационные потребности распределились следующим образом.

Наибольшая потребность в знаниях сферы стратегического планирования (19%), в сфере технологий продаж (18%), в сфере управления финансовыми Секция 28. Социология маркетинга и финансового поведения населения активами и кредитования (16%). Несколько в меньшей степени представ ляют интерес знания об управлении персоналом (12%) и PR (9%). О том, что имеющихся знаний достаточно заявили 36%.

Список литературы 1. Анализ состояния малого бизнеса, включая молодёжное предпринима тельство в 2009-2010 годах и его вклад в социально-экономическое раз витие Смоленской области: Материалы проведения социологического исследования // Администрация Смоленской области, Смоленская ТПП, НОУ ВПО «СГУ». – Смоленск, 2010 год. – 124 с.

2. Инфраструктура поддержки молодёжного предпринимательства Смоленской области: Результаты социологического исследования // Администрация Смоленской области, Смоленская ТПП, СМРО МОО «АМПР». – Смоленск, 2010 год. – 102 с.

3. Молодёжное предпринимательство: мнения, оценки, пробле мы: Материалы проведения социологического исследования // Администрация Смоленской области, Смоленская ТПП, НОУ ВПО «СГУ». – Смоленск, 2010 год. – 104 с.

4. Портрет малого бизнеса: Результаты исследования «Всероссийского центра изучения общественного мнения» при поддержке банка «Уралсиб» и фонда «Народная инициатива».

Секция 28. Социология маркетинга и финансового поведения населения Е. А. Тарасенко Doctor 2.0: профессиональные социальные медиа как интернет-площадки для продвижения медицинской техники и лекарственных средств Уже сейчас профессиональные социальные медиа в западных странах активно используют более трети врачей. По данным ежегодно го исследования взаимодействия врачей и интернет Manhattanresearch «TakingthePulse» в 2009 г. 28 % американских докторов пользовалось со циальными сетями в своей профессиональной деятельности. В конце двухтысячных годов на Западе появились и активно развиваются профес сиональные социальные сети, объединяющие врачей. Это такие наиболее известные в мире профессиональные социальные сообщества врачей как Sermo (URL: http://www.sermo.com/), Doc2Doc (URL: http://doc2doc.bmj.

com/), Ozmosis (URL: http://ozmosis.com/), Healtheva (URL: http://healtheva.

com/) и другие.

В России так же есть в Интернет-среде, с одной стороны, профес сиональные медицинские сообщества, объединяющие на одном порта ле врачей разных специальностей, например «Доктор на работе» (URL:

http://www.doktornarabote.ru/default.aspx?AspxAutoDetectCookieSupport= 1), «Медтусовка» (URL: http://www.medtusovka.ru/), Медпублика (URL:

http://www.medpublika.ru/), Эврика (URL: http://www.evrika.ru/), «Врачи РФ» (URL: http://vrachirf.ru/), а с другой стороны, узкопрофессиональные социальные сети, объединяющие врачей одной специальности, например, социальная сеть врачей-стоматологов СТОМАРТИКЛ (URL: http://www.

stomarticle.ru/).

Российская компания AksiMed в 2011 году провела в Рунете онлайн голосование, по результатам которого 90% врачей высказались за активное освоение возможностей профессиональных социальных сетей. Можно предположить, что в ближайшие годы численность медицинских работни ков в профессиональных социальных сетях будет только расти, а характер использования ими потенциала этих ресурсов будет становиться только более интенсивным и разнообразным.

Социальный активизм врачей по созданию и развитию профессио нальных сообществ в интернет-среде послужил появлению специального профессионального термина среди специалистов в сфере здравоохране ния и IT медицины Doctor 2.0.

Секция 28. Социология маркетинга и финансового поведения населения Теперь социальные сети врачей выросли настолько, что уже спе циальных научных исследований заслуживают формы их использования участниками профессиональных сообществ, включая то, насколько ча сто и по каким причинам пользователи обращаются к онлайновым сред ствам поддержки здравоохранения, какие проблемы и почему более всего обсуждаются в социальных сетях, можно ли к каким образом использовать данные профессиональные медиа для продвижения фармацевтической продукции и медицинской техники.

В августе-октябре 2011 года автором был изучен контент и осущест влен маркетинговый аудит потенциала вышеперечисленных российских профессиональных социальных медиа в качестве интернет-площадок для продвижения медицинской техники и фармацевтических препаратов.

Поскольку рынок профессиональных социальных сетей вра чей в России пока только формируется, можно сделать предположение, что в будущем он будет развиваться в двух направлениях. Во-первых, он будет расти вширь, поскольку будут появляться как профессиональные сети, объединяющие врачей многих специальностей, так и уже более уз коспециализированные социальные сети врачей определенных специаль ностей. Во-вторых, он будет расти глубь, поскольку при насыщении рынка будет усиливаться борьба за потребителя между социальными сетями. Как следствие конкуренции, с одной стороны, появится 1-3 лидера, которые аккумулируют вокруг себя наибольшее количество пользователей и смогут предложить потребителю больше полезных инструментов, ресурсов, со хранив адресность, тагетирование, интерактивность, простоту и удобство пользования социальными сетями, а с другой стороны, будет происходить сегментирование профессиональных социальных сетей по уровню профес сионального опыта. Эти профессиональные социальные сети будут отлич ными интернет-площадками для эффективного продвижения медицинской техники и фармацевтических препаратов.

IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция Социология миграции Секция 29. Социология миграции Е. С. Баженова Миграции населения в КНР:

бурное развитие в годы реформ и прогноз для России Основными чертами развития народонаселения Китая в начале XXI века являются огромная численность населения с относительно молодой возрастной структурой и первыми признаками старения населения, а также интенсификация миграционных процессов в ходе экономической реформы.

Демографические процессы современного Китая характеризуют ся высокими темпами урбанизации, ростом миграционного движения населения. За 10 лет значительно увеличилась доля городских жителей.

По данным последней Всекитайской переписи населения в 2010 г. доля городского населения в КНР достигла 49,68%, в абсолютном выражении 665,57 млн. человек;

по сравнению с 2000 г. рост на 13,46%. [1,2]. Уровень урбанизации неодинаков в различных регионах страны. В 2009 г. удельный вес городского населения был выше всего на восточном побережье, где он составил 57,0% общей численности населения;

44,3% - в центральных районах и 39,4% в западных районах КНР. Но вследствие политики огра ничения роста мегаполисов и крупных городов и стимулирования роста средних и малых городов в 2009 г., например, численность городского на селения на востоке снизилась на 0,21%, а в центральных и западных райо нах, напротив, возросла – на 0,39% и 0,19% соответственно, что отражало основные направления политики руководства КНР в области урбанизации.

Предполагается, что к 2025 г. число городских жителей в Китае может до стичь 915 млн. человек. [2, 3].

Пополнение городского населения происходило в основном за счет миграции, которая за годы реформ достигла беспрецедентных масштабов.

Число мигрантов к 2010 г. возросло до 261,390 млн. человек (более полуго да проживают не по месту прописки), что на 117 млн. человек или 81,03% больше показателя 2000 г. [1, 2]. Согласно прогнозам, в ближайшие 20- лет до 300 млн. человек переедут в города из деревень, что потребует от вла стей дополнительных усилий по управлению миграционными потоками, обеспечению стабильного развития городской инфраструктуры, в том числе транспорта, пристального внимания к решению социальных проблем ми грантов и охране окружающей среды в городах;

очевидно, что в серьезных изменениях нуждается система регистрации.

По оценкам китайских демографов, в годы 12-й пятилетки (2011 2015 гг.) доля экономически активного населения начнет постепенно снижаться, и Китай будет вынужден переориентироваться от привле чения неквалифицированной рабочей силы из деревни на повышение Секция 29. Социология миграции производительности труда, в том числе в сельском хозяйстве, на переход от экстенсивных к интенсивным формам развития производства, пере ход к инновационной экономике за годы 12-й пятилетки (2011-2015 гг.).

Это – ключ к решению основных проблем: снижения доли экономически активного населения и старения населения, относительной нехватки при родных ресурсов и охраны окружающей среды путем использования энер госберегающих технологий.

Принимая во внимание основные параметры демографического развития КНР (факторы старения населения и снижения численности на селения в трудоспособном возрасте) и планы социально-экономического развития на ближайшие десятилетия – масштабные проекты по освоению западных районов, возрождению промышленной базы Северо-Восточного Китая, крупные инфраструктурные проекты, рост материального благо состояния населения и заметное повышение его жизненного уровня по сравнению с российским Дальним Востоком, вряд ли следует в будущем ожидать интенсивной миграции из Китая на территорию России.

Список литературы 1. Чжунго тунцзи синьсиван (Информационная сеть китайской статисти ки). 03.02.2011.



Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 60 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.