авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 60 |

«IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция 1 История и теория социологической ...»

-- [ Страница 44 ] --

3. Потенциальная деструктивность политики была обоснована З.Фрейдом, который указал на нарциссизм культурных идеалов, что про является в завышенных самооценках, в озабоченности своей собственной безопасностью и, в конечном счете, привело к деструктивности между народной политики (современные попытки администрации США разме стить на территории восточноевропейских стран противоракетные ком плексы). Последовало весьма жесткое заявление Президента России Д.А.

Медведева о возможных ответных мерах со стороны России.

4. Положение К. Мангейма об иррациональной рациональности дает основание эффекту «одновременности неодновременного». Он, в част ности, проявляется в том, что развитие научно-технических процессов не сопровождается адекватным моральным обеспечением. Это может приво дить к тому, что научно-технические достижения в сфере международных отношений далеко не всегда имеют моральный стержень.

5. Э. Гидденс анализирует сложность социума, основными ха рактеристиками которого являются крайний динамизм, столконовение глобального и локального факторов, что вольно или невольно вносит Тезисы доклада.

Секция 30. Социология международных отношений иррациональные компоненты в политику. Пример тому - у США не было достаточно информации о наличии оружия массового поражения у Ирака.

Однако в политической спешке, на основании непроверенной информации они вторглись в пределы суверенного государства, где и на сегодняшний момент продолжают военные действия.

6. З.Бауман определил, что мир вступает в состояние «текучей со временности» и неопределенности. Из этого следует, что возникают па радоксальные политические реалии. Пример этому - первая легитимная война, которую НАТО вела в Косово с нарушениями международных правовых норм, которые воспринимались через призму «текучести»..

7. На наш взгляд, основная причина деструктивности в полити ке, прежде всего, заключается в объективной сложности современного социума. Кроме того, современные политики не находят оптимального соотношения между факторами управления политическими действиями, принятием политических решений и самоорганизацией социума.

Секция 30. Социология международных отношений Г. И. Щерба Анализ трансграничного сотрудничества Украины в условиях глобализации В новой Концепции государственной региональной политики, подготовленной Министерством регионального развития и строитель ства Украины на выполнение поручения Кабинету Министров Украины, трансграничное сотрудничество определено одним из составных элемен тов государственной политики в отрасли регионального развития. Следует подчеркнуть, что 19 регионов Украины являются пограничными. Их пло щадь представляет около 77,0% всей территории государства. На террито рии Украины на сегодня действуют семь еврорегионов: «Буг» (Украина, Польша, Беларусь), Карпатский еврорегион (Украина, Польша, Словакия, Венгрия, Румыния), «Нижний Дунай» (Украина, Молдова, Румыния), «Верхний Прут» (Украина, Молдова, Румыния), «Днепр» (Украина, Россия, Беларусь), «Ярославна» (Украина, Россия) и «Слобожанщина» (Украина, Россия).

Как население Львовщины воспринимает перспективы развития трансграничного сотрудничества? Что они ожидают от трансграничного сотрудничества, вступлению Украины в Европейский Союз? Это лишь небольшая часть вопросов, поставленных экспертной группе студента ми-магистрами Львовского национального университета имени Ивана Франко в марте 2011 года. В целом было опрошено 180 экспертов под ру ководством автора в г. Львове. Метод получения информации – формали зированное интервью с экспертами по месту труда респондента.

На основе экспертного опроса были проанализированы основные проблемы развития трансграничного сотрудничества в Украине [1;

2].

В результате опроса было выявлено, что эксперты считают Польшу и Россию важнейшими партнерами Украины среди стран-соседей.

Эти две страны значительно опережают других и делят первое и второе место симпатий экспертов. Важным заданием является также определить, какие направления сотрудничества с государствами, которые непосред ственно граничат с Украиной, являются первоочередными. Именно на какие отрасли сегодня необходимо сворачивать больше всего внимания.

Приоритетными направлениями сотрудничества со странами-соседями эксперты считают энергетическую отрасль (57,1%), экологическую сферу (47,6%). рынок труда (47,3%), туризм (45,2%), научно-техническое сотруд ничество (40,5%). Важными, по мнению экспертов, есть также сотрудниче ство в транспортной сфере (31,2%), сфере безопасности (28,6%), на рынке агропромышленной продукции (21,4%), в информационной сфере (21,2%).

Секция 30. Социология международных отношений Избирая приоритетное направление сотрудничества для Украины эксперты почти единодушно определили таким европейскую интеграцию.

Определяя, каким образом Украина должна строить свою стратегию отно сительно ЕС больше половины экспертов (51,2%) считает, что первоочеред ным заданием является признание перспективы членства. 36,6% экспертов считают, что необходимо как можно быстрее войти в ЕС.

С целью поддержки и развития трансграничного сотрудничества как инновационного инструмента в реализации государственной регио нальной политики является целесообразным внести такие предложения:

Дальнейшее развитие национального законодательства по вопросам транс граничного сотрудничества в контексте реализации реформы местного самоуправления в Украине. Завершить процесс образования еврорегионов по всему периметру государственной границы Украины. В рамках реали зации государственной политики трансграничного сотрудничества и раз вития еврорегионов внедрять стандарты хорошего самоуправления на местном и региональном уровнях, формировать институты гражданского общества, развитие демократии в трансграничных пространствах при уча стии регионов Украины.

Список литературы 1. Щерба Г.И. Социологические исследования развития украинско польского трансграничного сотрудничества // Актуальные проблемы социологии: Сб. науч. тр. Киевского нац. ун-та им. Т. Шевченко, 2007, Вып. 8, С. 82-92.

2. Щерба Г.И. Роль еврорегионов и трансграничного сотрудниче ства в функционировании социального пространства в Европе // Украинский социум, 2008, №3, С. 41-53.

IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция Военная социология Секция 31. Военная социология В. А. Андрощук Специфические особенности семьи военнослужащего в современных условиях В условиях повышенной динамики других общественных институтов феномен семьи приобретает для каждого военнослужащего первостепенное значение, особую ценность, имеющую значимое воздействие на военно профессиональную деятельность, морально-психологическую готовность военного специалиста к выполнению служебного долга, а также на созда ние здоровой обстановки в воинских коллективах. Семейно-брачные от ношения, характерные для современной армейской семьи - это отношения проблемного супружеского союза, перед которым возникают определенные социальные препятствия. [1;

34] П. А. Сорокин в исследованиях социальной стратификации и мо бильности, представил армию как один из «лифтов», при помощи которого военный человек, следуя уставному порядку, осуществляет восходящую мобильность.[2;

469] Семья военнослужащего представляет собой относительно спец ифическую социальную группу, для которой, наряду с общими для любой семьи функциями, свойственны специфические особенности, обусловлен ные воинской службой. Среди них следующие:

Во-первых, семья военнослужащего жестко ориентирована на при оритеты воинской службы и подчинена им в полном объеме своей се мейной жизни: от места жительства до распорядка жизнедеятельности.

Потребности, ценностные ориентации, мотивы, взгляды, установки и оцен ки внутрисемейной жизни обусловлены целями и задачами воинской служ бы главы семьи.

Во-вторых, семья военнослужащего высокоадаптивна к изменяю щимся условиям своей жизнедеятельности в виду многократной смены среды своего обитания: географической, климатической, бытовой, соци альной, культурной.

В-третьих, основной потребностью семьи военнослужащего явля ется потребность в получении жилья. Имеющееся жилье в большинстве ситуаций не приспособлено к нормальной жизни (вода, отопление, теле фон и т.д.). В этих условиях основные жизненные силы семьи направлены на борьбу за выживание, а не на развитие личности.

В-четвертых, повышенная занятость главы семьи на службе значи тельно сокращает время и возможности внутрисемейного общения, делая его весьма конкретным, упрощенным, мобильным, опосредованным.

Секция 31. Военная социология В-пятых, семья военнослужащего значительное время проводит без присутствия в доме главы семьи: учения, командировки, боевые действия.

Участие военнослужащего в боевых действиях сопровождается пережива ниями членов семьи за его жизнь и здоровье.

В-шестых, конечным итогом воинской службы любого военнос лужащего является его увольнение в запас и необходимость всех видов адаптации к малознакомой ему гражданской среде при отсутствии всяких гарантий трудоустройства на уровне имеющегося у него за многие годы военной службы социального статуса.

В-седьмых, переход к гражданской жизни, связан с сопоставлением итогов своей военной службы с достижениями гражданских сверстников.

Сегодня, от решения многих возникших перед современной семьей военнослужащего проблем, зависит характер проводимых реформ в ар мии, в целом обороноспособность государства и характер процессов, про исходящих внутри него, так и за его пределами. На основании этого можно сделать важный вывод о том, что семья военнослужащего является частью современного общества, несмотря на переживаемый кризис, имеющей свои специфические особенности в отличие от гражданских семей. Семья остается стабилизирующим институтом в Вооруженных Силах России.

Литература 1. Евченко А.Ф. Разов П.В. Социология семьи военнослужащего.М., 2000. 76 с.

2. Сорокин П.А. Долгий путь. Автобиографический роман.Сыктывкар., 1991. 504с Секция 31. Военная социология В. Ф. Бондаренко Военная социология в системе социологического знания Современная военно-социологическая наука – сложная, дина мично развивающаяся область научного знания, развитие которой тре бует большой организационной работы, гибкого и квалифицированного управления и распределения труда. Постоянно расширяясь, она уверенно преодолевает границы между отдельными отраслями знания, сближает ся с другими формами научного освоения окружающей действительности, обогащает их своими методологическими подходами.

Военно-социологическая наука стремится гармонически сочетать познавательные, мировоззренческие, эстетические, нравственные аспекты, отвечать универсальному характеру исследовательского труда, содейство вать всестороннему развитию личности военнослужащего. Она все глубже проникает в диалектику объективной действительности, познает законы взаимодействия армии и общества.

В силу того, что познавательная деятельность людей чрезвычайно многогранна, структура любой науки – общественной, естественной, тех нической, военной и т. п. – также многоаспектна. Она обусловлена задачей изучения и исследования различных сторон функционирования того или иного объекта. Каждая наука объединяет в себе различные, относительно самостоятельные теории, изучающие и исследующие отдельные стороны ее объекта, которые находятся в конкретных взаимосвязях, отношениях и за висимостях, образующих ее предметную область.

Военная социология в этом плане не является исключением. В об щем понимании она изучает определенную военно-социальную реаль ность, требующую пристального исследования и анализа с позиций этой науки. Для этого требуется уяснение ее природы, порождающих условий, если они неизвестны или известны недостаточно для успешных практиче ских действий. Это, в свою очередь, диктуется проблемной ситуацией, т. е необходимостью минимизировать или преодолеть некоторое социальное противоречие.

Сегодня особенно остро назрела необходимость продолжения на чатого большим коллективом ученых-обществоведов, военных социо логов и других специалистов в области военной социологии дела иссле дования военно-социальной реальности в особенно непростых условиях развития российского общества и его военной организации. Реально на блюдая за происходящими в военной организации процессами и становясь Секция 31. Военная социология невольным их соучастником, важно осознать необходимость сохранения всего того, что с большим трудом было наработано предшественника ми и современниками в области военно-социологической мысли.

Сиюминутная невостребованность сформулированных предыдущи ми исследователями военно-социологических идей не может и не должна прервать нить преемственности между поколениями военных социологов.

История науки уже не раз демонстрировала справедливость принципа «вся кое новое, – есть хорошо забытое старое». Нельзя об этом забывать и сей час, когда военно-социологические исследования стали не достаточно востребованными, не приносящими скорой пользы, не модными.

К сожалению, об этом свидетельствуют многие институциональ ные признаки военно-социологической науки. Не в лучшем направлении проводятся статусные преобразования военной социологии, растворяют ся в общих рядах социологов военные специалисты в этой области, во енно-социологические исследования проводятся людьми, не имеющими отношения к военной службе.

Может показаться, что растворение военной социологии в объек тно-предметном поле общей социологии процесс позитивный, особенно при таком стремительном расширении последнего. Вместе с тем перестают быть востребованными многие исконно военно-социологические дисци плины, а те которые остались, сокращаются с особенной быстротой.

Это коснулось и курса военной социологии, на преподавание кото рого отводится все меньше учебного времени. Поэтому следует исходить из того, что сокращение учебных часов преподавания дисциплины, в силу ряда объективных и субъективных причин, должно быть компенсировано увеличением объема научно-исследовательской деятельности, разнона правленностью исследований в этой области, а также редакционно-из дательской работой в целях популяризации полученных практикующими военными социологами научных результатов.

Секция 31. Военная социология В. И. Веремчук, Д. С. Крутилин Имидж военного руководителя как фактор эффективности управления воинским коллективом:

социологический анализ Объективная потребность российского общества в создании новых Вооруженных Сил, модернизации системы подготовки и воспитания во енных кадров определяет особое внимание в военно–социальном управле нии личности офицера – военного профессионала, патриота–защитника Отечества. Это обусловливает актуальность и практическую значимость научного анализа процесса формирования имиджа военного руководителя, составляющего основу его авторитета в воинском коллективе и во многом определяющего эффективность его руководства.

В проведённом нами исследовании под имиджем офицера–во енного руководителя понимается целенаправленно или стихийно фор мируемый в воинском коллективе (воинской части, подразделении) его социальный образ, отражающий присущие и приписываемые ему инди видуально–личностные, статусные и профессионально–управленческие качества, характеристики и во многом обусловливающий социальные установки подчиненных по отношению к нему как руководителю данной военно–социальной организации.

Результаты проведенного социологического исследования соци альных характеристик имиджа командиров воинских частей Вооруженных Сил Российской Федерации свидетельствуют о существовании серьезных проблем и противоречий, существенно снижающих эффективность управ ленческой деятельности этой категории офицеров–руководителей [1]. Так, практически каждый третий командир части (30%) в представлениях во еннослужащих по призыву требователен к подчиненным, но не отличается самокритичностью, проявляет неуважение к подчинённым. Каждый пятый офицер–руководитель (20%) недостаточно идентифицируют себя с зани маемым статусом, что проявляется в неразвитости управленческих, лич ностных и моральных качеств личности.

Важным показателем, характеризующим современный имидж офи церов–руководителей, является его социально–типологическая характери стика. Мы выделяем три наиболее типичные группы офицеров–командиров воинских частей, обладающих сходными социальными характеристиками имиджа, формирующегося в воинском коллективе. Таким образом, вы делены три типа имиджа: оптимальный, проблемный, нереферентный.

Количественный анализ распределения офицеров–руководителей по ос новным типам их имиджа позволяет сделать вывод, что около половины Секция 31. Военная социология командиров воинских частей современной Российской армии и флота далеко не в полной мере соответствует современным требованиям инсти тута военной службы, предъявляемым к личности военного руководителя.

Эти офицеры не имеют достаточно сформированных лидерских качеств, необходимых для управления военнослужащими в современных условиях.

Данные обстоятельства обуславливают важность и необходимость выработки конкретных направлений формирования позитивного имиджа командного состава армии и флота с учетом научного обоснования, суще ствующей практики управления, а также изменившихся условий внешней среды и задач по развитию системы подготовки и отбора командных кадров.

Список литературы 1. Объем выборки: экспертный опрос – 64 человека (должностные лица Главного управления по работе с личным составом ВС РФ, Главного командования Сухопутных войск, профессорско-преподавательский состав Военного университета), анкетный опрос – 1172 военнослужа щих, проходящих военную службу по призыву во всех военных округах, видах Вооруженных Сил и родах войск (сил).

Секция 31. Военная социология А. А. Диденко, И. В. Диденко Профессиональная структура внутренних войск: проблемы и перспективы развития Внутренние войска министерства внутренних дел Российской Федерации (далее внутренние войска), по праву являются одним из субъ ектов обеспечения национальной безопасности.

Происходящее в последнее время реформирование военной системы государства, затронуло не только организационную, но и профессиональ ную структуру внутренних войск.

Предварительный анализ нормативно-правовых документов, прак тической деятельности военных кадров внутренних войск, а также эмпири ческое исследование, проведенное в Южном федеральном округе, выявили ряд проблем. Прежде всего, в побудительных мотивах службы. В условиях снижения престижа военной службы в Российском обществе, снизилось количество военнослужащих, выбирающих военную службу как призвание - 17,33 %. По данным исследования В.К. Лапшина в 2003 году количество таких военнослужащих составляло 31,37 % [1]. Одновременно увеличилось количество военнослужащих, у которых основными мотивами поступления на службу являются социальные причины – 45,95 % (бесплатное высшее образование, гарантированная заработная плата, пенсия, социальные льготы, государственная поддержка приобретения жилья, медицинское лечение и т. д.). С этим связана и другая проблема – социальный состав во еннослужащих. Если в 1996 г. источником пополнения кадрового состава военнослужащих были выходцы из семей военнослужащих (30,3 %), рабо чих (27,3 %), а также служащих различных категорий (26,5%) [2], то в на стоящий момент лишь 21,6 % – из семей военнослужащих, остальные 43,4 % из семей служащих. Незначительно увеличился приток кадрового состава из интеллигенции с 6,7 % в 1996 г. до 13,8 % в 2011 г. (в основном за счет офицеров), уменьшился из рабочих семей (с 27,3 % до 16,2 %). Не маловажной является и проблема профессионализма военных кадров, кото рый в современных условиях проявляется в том числе в информационной компетентности. Как показало исследование, 81,19% респондентов владеют компьютерными и информационными технологиями, применяемыми в ра боте, на среднем уровне и лишь 18,81 – на высоком. Другой стороной про блемы профессионализма является недостаточное повышение своего мастерства, знаний, квалификации за время службы. Так, пополнили свои знания и навыки через различные курсы повышения квалификации 40, % офицерского и 20,81 % не офицерского состава.

Секция 31. Военная социология Сказанное выше позволяет предположить перспективы развития профессиональной структуры внутренних войск. Прежде всего, изменения коснутся профессионального образования военнослужащих. В условиях тотального сокращения численности военных вузов доля военнослужа щих с гражданским образованием будет расти (сейчас она составляет в сред нем 43-44% в войсках). Это в свою очередь обострит проблему адаптации гражданских лиц к будням военной службы. В условиях отсутствия тре бований к профессионализму (на данный момент важнейшее условие профессионализма – постоянное повышение своего мастерства, знаний, квалификации – в списке условий продвижения по службе отсутствует) сокращение кадрового состава (как правило, без реальной аттестации на местах) еще больше подорвет профессионализм внутренних войск.

Решить проблему может продуманная социальная политика (льго ты, гарантии, достойные зарплаты) в целом направленная на повышение престижа военной службы;

уточнение требований к профессионализму военнослужащих Литература 1. Лапшин В.К. Становление института военной службы в России: соци ологический анализ: дис. канд. соц. наук. Ростов н/д, 2003.

2. Соловьев С.С. Основы практической военной социологии. М., 1996., 210 с.

Секция 31. Военная социология П. А. Корнилов Конструирование образов войны в гендерных координатах массовой социокультурной коммуникации Гендер в образах войны представляет особую область конструи рования. В целом представление о военном конфликте в социокультур ной коммуникации имеет мужской характер. Образ женщины в рамках войны обычно исчерпывается семейными персонажами «Жена Героя, Подруга, Невеста, Мать. В отношении боевых действий выступает как Мирная Жительница и потенциальная, а то и реальная Жертва Врага.

Однако женские образы поднимаются и на уровень высших смыслов кон струирования, и тогда в полную силу звучит духовно-моральный аспект:

Дева-Воительница, Родина-Мать, Искупительница. Освободительница, Предательница, Шлюха и Святая, все в категорических оценках без полу тонов.

Социокультурная коммуникация в период Великой Отечественной войны подарила новые образы: Женщина на фронте, Женщина в тылу, Женщина в плену. Героизма хватало у всех и ни в чем они не уступали мужчинам, но не все готовы были признать новую реальность. В советских войсках родился обидный и несправедливый в отношении личной жизни женщин-фронтовиков образ-стигмат ППЖ – походно-полевая жена. Его появление явно навеяно старыми представлениями о безнравственности нахождения женщины в армии, что уходит корнями в далекое прошлое, когда войска сопровождали обозы с проститутками. Как отмечает ис следователь Арон Шнеер: «Все было в жизни на фронте, где «до смерти четыре шага». Однако большинство ветеранов с искренним уважением вспоминают девушек, сражавшихся на фронте. Злословили чаще всего те, кто отсиживался в тылу, за спинами женщин, ушедших на фронт до бровольцами»[1;

314]. Новые гендерные образы все-таки пробивали себе дорогу и утверждались в социокультурной коммуникации даже в суровых условиях боевых действий.

Особое направление в конструировании гендера в образах войны представляют сообщения современных средств массовой коммуника ции. В 2002 г. наше исследование конструирования российскими СМИ образа военного конфликта в Чечне, которое охватило сообщений четырех печатных периодических изданий на федеральном и региональном уров нях («Российская газета», «Известия», «Вечерняя Казань», «Республика Татарстан»), позволило выявить мифологическую структуру в освеще нии и восприятии современной войны[2]. Современные исследования Секция 31. Военная социология показывают, что в гендерно-структурном плане с тех пор мало что измени лось[3]. В нарративе медиа-сообщений о военных конфликтах фигурируют одни и те же мифологические персонажи: герой, враг, союзник, преда тель и т.д. Большинство из них не имеют четкой половой идентификации, но по умолчанию они несут в себе мужские гендерные модели.

Конструирование образа женщин носит скорее вспомогательный подкрепляющий характер. В целом женские гендерные модели сопрово ждают образ войны от начала и до конца и их мифологическая функция изначально позитивна, посредством их создается мост для перехода от во йны к миру. Образ женщины на войне – это всегда призыв к скорейшему окончанию боевых действий, призыв к миру. Та, которая дает жизнь, по определению не может и не должна ее отнимать. Образ женщины в ко ординатах военного конфликта нес в социокультурной коммуникации утверждение ценностей мира и любви.

Список литературы 1. Шнеер А. Плен: советские военнопленные в Германии, 1941-1945. М., Иерусалим, 2005, 624 с.

2. Бурганова Л.А. Корнилов П.А. Реконструирование структуры об раза военного конфликта (по материалам СМИ) // СОЦИС, 2003, № 6, С. 56-63.

3. Корнилов П.А. Образ войны и насилия в дискурсах социокультур ной коммуникации: социология и менталология исследования.

(Монография). - LAP LAMBERT Academic Publishing, 2011, 294 с.

Секция 31. Военная социология Д. С. Крутилин О социологическом исследовании имиджа офицеров на современном этапе модернизации Российской армии В настоящее время развитие Вооруженных Сил Российской Федерации ориентировано на достижение новых качественных показа телей в области повышения боевой готовности и обеспечения обороно способности страны, защиты ее политических и экономических инте ресов, а также социальной защищенности военнослужащих и членов их семей.

Модернизация Вооруженных Сил предъявляет новые требования ко всей военно-социальной сфере. Выдвигаются принципиально новые требования к системе военно-социального управления и ее кадровому ядру – офицерскому корпусу, от которого зависят результаты преобразования института военной службы, приведения военной организации России к ка чественно новому облику.

В современных условиях офицеру важно уметь быстро адаптиро ваться в военно-социальной среде, совершенствовать профессиональную компетентность, грамотно руководить подчиненными, завоевывать дове рие и авторитет в воинском коллективе. Работая над совершенствованием своих личностно-профессиональных качеств, офицер повышает культуру делового общения, оптимизирует взаимодействие с личным составом.

Личный пример офицера является важным фактором культуры управления.

Одним из приоритетных показателей личного авторитета офицера и про фессионализма является его имидж, представляющий собой индивиду альный облик или ореол, создаваемый средствами массовой информации, социальной группы или собственными усилиями личности в целях презен тации своих индивидуальных и профессиональных характеристик [1;

257].

Изучению имиджа субъектов управленческой деятельности посвя щено значительное количество трудов зарубежных и отечественных спе циалистов, что обусловлено существенным влиянием этого личностного феномена на эффективность управления. Вместе с тем в теории и практике военно-социального управления исследование имиджа офицера представ лено фрагментарно и недостаточно.

Необходимость социологического исследования имиджа офицера на современном этапе развития армии и флота предопределена потребностью применения инновационных факторов в совершенствовании системы во енно-социального управления, а также существующими противоречиями между имеющимся опытом создания и использования имиджа в различных Секция 31. Военная социология сферах общественной жизни и необходимостью теоретического осмысле ния и практического применения управленческого потенциала данного феномена в военно-социальной среде.

Актуальность социологического изучения имиджа офицеров обусловлена еще одним обстоятельством. Поскольку взаимодействие гражданского общества с военнослужащими весьма ограничено, отно шение к Вооруженным Силам вообще есть результат переноса личного представления об отдельных военнослужащих, сформировавшегося пре имущественно в результате воздействия средств массовой информации, на более широкие группы военнослужащих и институт военной службы в це лом. В этом формате имидж офицера предопределяет имидж Вооруженных Сил в целом, который, в свою очередь, влияет на характер военно-граждан ских отношений, доверие к армии как институту социализации огромных масс населения.

Список литературы 1. Шепель В.М. Менталитет руководителя. Управленческое мышление.

М., 2010, 352 с.

Секция 31. Военная социология С. В. Ляшко Институт социальной работы в армии: некоторые вопросы теории Военно-социальная работа с точки зрения военной социологии мо жет быть осмыслена как социальный институт, главной задачей которого является удовлетворение разнообразных потребностей военнослужащих, граждан уволенных в запас, членов их семей при взаимодействии с соци альной военной средой и конкретным воинским социумом.

Как известно, главная функция армии – вооруженная защита госу дарства, сохранение неприкосновенности границ, обеспечение его сувере нитета. Вместе с тем, армия выполняет и целый ряд социальных функций, являясь важным элементом общественного фундамента. Прежде всего, это функция интеграции и институциональной стабильности общества, а также функция социализации молодого поколения.

Армия – это не только важный социальный механизм, но и общ ность людей, обладающая определенной специфичностью состава и со циальных отношений.

В соответствии с Федеральным Законом «О воинской обязанно сти и военной службе» призывным возрастом является возраст от 18 до лет. С учетом, тех структурных изменений, которые сегодня осуществля ются, становится очевидным, что основная социально-демографическая группа здесь – молодежь.

Подчеркнем, что молодежь не только объект воспитания и социали зации, но, прежде всего активный субъект общественного воспроизводства, обладающий инновационным потенциалом.

Успешность или, напротив - провал реформ и модернизаций, со циальных преобразований в обществе, в том числе в вооруженных силах во многом зависит от возможностей молодого поколения в приобрете нии и раскрытии способностей, самореализации, от возможностей само стоятельно и ответственно принимать решения.

Вместе с тем, в настоящее время молодежи в армии становится все труднее реализовывать свой потенциал вследствие серьезных социальных проблем.

Нерешенность и острота социальных проблем превращают ар мию в институт повышенного социального риска.

В этой связи социальная работа с молодежью в условиях военной службы может стать действенным механизмом в решении многочисленных проблем реформирования армии, выстраивания новых военно-граждан ских отношений.

Секция 31. Военная социология Важно подчеркнуть, что в условиях военной службы объект соци альной работы - все военнослужащие, а также члены их семей вследствие того, что они ограничены в своих возможностях условиями выполнения служебных обязанностей и условиями жизни.

Социальная работа с молодежью в условиях военной службы пред ставляет собой систему инструментов, форм, способов разрешения сло жившегося противоречия между законодательно определенным статусом военнослужащих и реальным их положением в обществе.

Определяя цели социальной работы с молодежью, следует подчер кнуть, что работа с молодежью в качестве конечного результата должна давать возможность молодым людям приобрести социальную компетент ность.

В условиях военной службы формирование социальной компетент ности предполагает возможности, обеспечивающие достойную жизнь за щитников Отечества, их благоприятное социальное самочувствие, высокую служебную активность.

Секция 31. Военная социология С. Ю. Симоненков Феномен социальной напряженности:

социологический подход к изучению Распад СССР, переход к новым видам собственности, вхождение страны в рынок и современный финансовый кризис, формирование го сударственности не только кардинально изменили уклад жизни и быта народа, но и трансформировали социальные отношения в обществе, его ценности и идеалы, привели к свойственной всякому переходному периоду общественно-политической нестабильности. Все эти обстоятельства накла дывают отпечаток на систему межличностных социальных отношений. При этом, нередко порождая у людей социальную неудовлетворенность в раз личных сферах жизнедеятельности, и как крайнее состояние - социальную напряженность.

Определенный уровень напряженности, так называемый – фоновый уровень, выступает той движущей силой обновления социальной системы, которая необходима для эволюционной развития социума.

Для отражения различия в социальных функциях напряженности определяемых ее уровнем, следует дифференцировать «социальное напря жение», оказывающее положительный, мобилизующий эффект на деятель ность индивидов, и «социальную напряженность», которая отличается де структивным влиянием на функционирование и стабильность социальной системы. В современной же социологической литературе в большинстве случаев они употребляются как синонимы.

Социальная напряженность порождается противоречиями в соци альном бытие, формируется под воздействием различных стрессогенных факторов внешней и внутренней среды.

Говоря о социальной напряженности, следует иметь в виду, что на ряду со статическим, она обладает и динамическим измерением, которое определяет не только уровень и формы, но саму сущность этого явления.

Социальная напряженность может, проявляются на различных уровнях социальной системы, в различных сферах общественной жизни. При этом выход социальной напряженности на социетальный уровень общества, преодоление её уникальности и ситуативности, превращает ее в угрозу ста бильности всей общественной системы. Это создает широкие возможности эскалации любого локального конфликта.

Социальная неудовлетворенность - доминанта в определении уровня социальной напряженности, поэтому оценка последней обычно строится на определении меры неудовлетворенности респондентов различными сторонами их жизнедеятельности и условиями внешней социальной среды.

Секция 31. Военная социология Это методологическое положение опирается на основные принципы теории депривации, согласно которой с усилением неудовлетворенности увеличивается рост готовности к протестным действиям, способствую щим удовлетворению фрустрированных потребностей, что в свою очередь повышает вероятность нарушения сбалансированности социальной си стемы. В этой ситуации рост социальной напряженности подразумевает подготовку, вызревание таких действий для снятия неудовлетворенности, которые не свойственны данной социальной системе в качестве нормы.

Их инициация создает возможность нарушения социального равновесия, чреватого подрывом стабильности системы.

Решающая роль в регулировании данного феномена должно при надлежать элементам управления системой. Для снятия остроты напряжен ности они могут санкционировать временное перераспределение ресурсных потоков, чтобы создать, так называемый, «социальный зонтик» дающий возможность для членов группы с высоким уровнем социальной напря женности в какой-то мере удовлетворить фрустрированные потребности, тем самым не дать перерасти социальной напряженности в протестные действия. Данная деятельность по снижению социальной напряженности должна строиться на основе поддержания и развития позитивных социаль ных и морально-психологических процессов и явлений в обществе, в опти мизации социального управления, совершенствования работы с людьми.

Секция 31. Военная социология А. И. Смирнов Взаимодействие общества и армии:

теоретико-методологический аспект Анализ особенностей развития взаимоотношений общества и армии позволяет утверждать, что в XXI веке они будут, как и прежде, занимать ве сомое место в структуре общественных отношений, определяя внутреннюю стабильность и способность любой страны к вооруженной защите нацио нальных интересов. Взаимодействие общества и армии выглядит как всякая взаимообусловленная и взаимосвязанная деятельность данных социальных субъектов или каких-либо их частей, содержание которой вызывает взаим ные изменения. В процессе этого взаимодействия происходит развитие уже существующих и формирование новых отношений. В нынешних условиях, когда в российском обществе и армии процессы глубокой модернизации не завершены, когда исключительно интенсивно формируются новые связи и отношения, взаимодействие как «нечто неповторимое, происходя щее в социальных ситуациях» [1;

64] становится особенно значимым.

Особого внимания заслуживают, с одной стороны, национально региональные аспекты взаимодействия общества и армии, связанные как с использованием региональной специфики в целях развития всей си стемы обороны, обеспечения потребностей армии, так и с задействованием регионами ресурсов армии для собственного развития;

с другой стороны, факторы взаимодействия, обусловленные военно-блоковой политикой государства и участием армии в миротворческой деятельности.

Механизм взаимодействия общества и армии представляет собой целостность взаимосвязанных элементов: субъектного, ценностно-миро воззренческого, регулятивного и деятельностного. Отталкиваясь от име ющихся в научной литературе представлений о функциях социального взаимодействия («система антропосоциетальных функций взаимодействия»

Н.И. Лапина, концепция «функций подсистем» Т. Парсонса и др.), можно выделить следующие важнейшие социальные функции взаимодействия общества и армии: коммуникативная, контрольная, властно-регулирую щая, обмена социальными ресурсами и социальной мобильности.

На этапе «крутых перемен», подобным нынешним, особую значи мость приобретает изучение деятельности главных субъектов, составляю щих, по определению Т.И. Заславской, «инновационно-реформаторский потенциал» [2;

4], исследование тех моделей социальных действий, которые «отклоняются от институциональных традиций» [3;

500—501], а также ре зультатов действий, ведущих к установлению новых связей, формированию Секция 31. Военная социология новых социальных институтов. Исходя из этого центральное место в ана лизе взаимодействия общества и армии необходимо уделить исследова нию трансформации профессионализма офицерских кадров и военной элиты — главного действующего элемента армии, несущего всю полноту ответственности за состояние Вооруженных сил;

реформирования системы комплектования Вооруженных сил личным составом как одного их главных механизмов, связывающих общество и армию, определяющих социальную структуру, национальный состав армии и другие характеристики, а также инициирующих обратные сдвиги в обществе;

процесса институционализа ции, связанного с формированием и становлением новых институтов (ин ститут военной службы по контракту, институт альтернативной граждан ской службы, военно-религиозный институт и др.);

процессов адаптации, интеграции (адаптации граждан, пополняющих Вооруженные силы, к ус ловиям армейской жизни;

интеграции женщин в армию) и реинтеграции бывших кадровых военных, уволенных в ходе сокращений Вооруженных сил.

Список литературы 1. Гофман И. Порядок взаимодействия // Теоретическая социология:

Антология / Сост. и общ. ред. С.П. Баньковский. М., 2002. Ч. 2, 432 с.

2. Заславская Т.И. Социоструктурный аспект трансформации россий ского общества // Социологические исследования. 2001, № 8, С. 3-11.

3. Заславская Т.И. Социетальная трансформация российского общества:

Деятельностно-структурная концепция. М., 2002, 568 с.

IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция Объединена с секцией 22.

Социология деревни Аграрная социология Секция 32. Аграрная социология В. И. Алешков Аграрные реформы в России:

история и современность 1. Аграрно-правовые преобразования в России имеют давнюю исто рию. В каждом конкретном случае речь идет о вполне целенаправленном изменении существующих порядков в аграрном секторе производства, причем активной стороной, главным субъектом (от лица которого эти преобразования и проводятся) выступает государство, то есть происходит замена одной государственной политики на другую (от реформы княгини Ольги в IX веке до «Основных направлений агропродовольственной по литики», принятых в ХХI веке). Точка отчета может быть выбрана другая, однако почти все эти реформы объединяет одно: большая их часть не учи тывала интересы крестьянства. Как результат - обнищание значительной части его, рост социальной напряженности, ослабление государства 2. Большинство исследователей аграрных отношений в царской, императорской России солидарны с точкой зрения, суть которой за ключается в следующем: политика властей в главном (при имеющихся различиях в частностях) сводилась к одному - укреплению самодержавной монархии с сохранением политического и экономического господства дворянства. При этом нигде русское законодательство не дало точного юридического определения крепостного права, о чем задавался вопросом русский ученый В.О.Ключевский, высказывая предположение: «Умолчание Свода законов (Российской империи) об юридических и политических основах права крепости производит такое впечатление, что обе стороны, правительство и дворянство, признавали это право чем-то таким, что пре вратится в постыдное и ни в каком государстве не допустимое безобразие, как скоро в него будет внесена хотя микроскопическая доза права» [2;

287].

3. Наиболее радикальной из всех предшествующих была аграрная реформа 1861 года, осуществленная, естественно, государством. Крестьяне освободились от непосредственной помещичьей зависимости, но не вполне освободились от другой - зависимости от общины.

Незавершенность аграрной реформы, результатами которой было недовольно значительное количество крестьян, привело фактически к ре волюционным событиям начала ХХ века и заставило царское правительство продолжить поиск путей решения проблем российской деревни. Этот поиск привел к реформе П.А. Столыпина, центральной идеей которой явилось Секция 32. Аграрная социология разрушение крестьянской земельной общины и создание новой системы земледелия на основе устранения малоземелья крестьян за счет освоения новых земель.

4. История советского периода показала, что вмешательство го сударства в сферу аграрных отношений без учета объективных законов развития общества не способствует повышению эффективности исполь зования земли. Насильственная коллективизация конца 20-х - начала 30-х годов и монопольное государственное право собственности на землю привели к деформации земельных отношений.

5. Реформа постсоветского периода формально предоставила пред приятиям самостоятельность. Однако недостаточное развитие аграрного сектора экономики является следствием того, что система государственного управления строится, главным образом, на административных, внеэконо мических методах.

Список литературы 1. Великий незнакомец: крестьяне и фермеры в современном мире //Под ред. Т. Шанина. М.,1992, 432 с.

2. Ключевский В.О. Курс русской истории // Сочинения: в 9 томах. М., 1987, т.5.

3. Литвак Б.Г. Переворот 1861 года в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива. М., 1991, 302 с.

Секция 32. Аграрная социология В. В. Бабашкин Историческая социология аграрных обществ В первые десятилетия ХХ века в разных областях общественной на уки в России всё большее внимание сосредоточивалось на аграрном харак тере главного сектора российской экономики и крестьянском содержании социокультурных отношений среди огромного большинства населения страны. Плодотворно развивались исследования в этих направлениях, создавались целые научные школы [1;

96-135] [ 4;

229-257]. В декабре г. Речь Сталина на конференции аграрников-марксистов жёстко и надолго пресекла эту ветвь эволюции отечественной социальной науки. В качестве непререкаемой общесоциологической и методологической основы в этой науке на долгих 60 лет безраздельно воцарился так называемый «марк сизм-ленинизм» – советский брат-близнец западной либеральной теории прогресса. Либеральные подходы практически столь же безраздельно го сподствовали в нашем обществоведении в 1990-е – 2000-е годы.

Между тем, в западной социологии с середины 1960-х годов наблю дается стремительная эволюция того направления исследований, которое подверглось решительному разгрому в СССР в конце 20-х. Жизнь по казала ограниченность подходов разных вариаций теории прогресса при исследовании содержания и характера социальных отношений в аграр ных обществах. В российской общественной науке эти веяния становятся осязаемыми в 90-е годы, чему способствует не только интерес к западным аграрно-социологическим концепциям [1;

291-300] [2;

280-288], но и воз рождавшийся интерес к содержанию и методологии исследований А.В.

Чаянова, Н.П. Макарова, А.И Хрящевой и др.

Сегодня уже можно говорить о научных школах современного крестьяноведения в России, об утверждении определённых теоретиче ских и методологических подходов как в области историко-социологи ческого анализа, так и в проведении полевых исследований современной российской сельской жизни [3;

69-92]. Одна из таких школ связана с име нем выдающегося нашего историка В.П. Данилова. Мощная школа иссле дователей-полевиков сформировалась в течение последних двух десятиле тий вокруг фигуры Т. Шанина, профессора Манчестерского университета, возглавляющего ныне Московскую высшую школу социальных и эконо мических наук (МВШСЭН). Фундаментальные историко-социологические работы Т. Шанина, посвящённые проблемам эволюции России как аграр ного общества широко известны за рубежом и у нас в стране, некоторые изданы в русском переводе.

Секция 32. Аграрная социология Историки крестьяноведческой школы (равно как и представители других областей отечественного обществоведения) в своих теоретических изысканиях стремятся в той или иной степени опираться на такие теоре тические концепции современного крестьяноведения, как «моральная экономика» крестьянства, «этика праздности», этика выживания и про питания, теория крестьянского восстания, теория скрытых повседневных форм крестьянского сопротивления, концепция циклической социальной мобильности в общинной деревне и др. [5] Список литературы 1. Крестьяноведение. Теория. История. Современность. Ежегодник. 1996.

М., 1996, 352 с.

2. Крестьяноведение. Теория. История. Современность. Учёные записки.

1999. М., 1999, 323 с.

3. Рефлексивное крестьяноведение: Десятилетие исследований сельской России / Под ред. Т. Шанина, А. Никулина, В. Данилова. М., 2002, 592 с.

4. Крестьяноведение. Теория. История. Современность. Учёные записки.

2011. Вып. 6. М., 2011, 416 с.

5. Бабашкин В.В., Россия в 1902-1935 гг. как аграрное общество: законо мерности и особенности отечественной модернизации. М., 2007, 232 c.

Секция 32. Аграрная социология Д. И. Бараков, Л. И. Баракова Социальный аспект некоторых итогов реформирования аграрной сферы в процессе модернизации России во второй половине XIX века 1. Итоги и уроки царствования Александра II как попытка модер низации социально-экономического устройства России в большинстве учебников, изданных в последние 15-20 лет, оцениваются по преиму ществу в негативном плане, вплоть до того, что из книги в книгу кочует клише – «Александр II – царь - несостоявшихся реформ (подчеркнуто авт.)». Справедливо критикуя догматизм марксистской методологии исто рии, многие современные социологи и историки, сознательно или нет, впадают в излишнюю идеологизацию оценок реформ 2-й половины по запрошлого века, будучи одержимы целью оправдать либо «разгромить»

политические программы, на которых строятся реформы конца века про шлого и начала нынешнего. При этом на второй план отступают важнейшие задачи как исторической науки: прояснение и аутентичное описание самих событий, фактов, действий исторических субъектов, так и социологии:

исследование воздействия социальных факторов на экономику и полити ку и социальных результатов, последствий изменений в них.

2. Действительно, после начальных актов реформ в хозяйствен ной жизни страны наступил явный спад, а в социальной сфере нарастают дезинтеграция и напряжение. Но уже в 1864 году общегосударственный хозяйственный оборот превысил дореформенный уровень, а затем начал быстро и значительно расти. Несмотря на вопиющие подчас злоупотребле ния с участием самых высокопоставленных лиц, уверенно шло развитие не только базовых отраслей промышленности и транспорта, но и агроэко номики. Особенно быстро развивался хлебный рынок: если вывоз хлеба до реформы составлял около 70 млн. пудов в год, то в 1876 – 80 гг. – млн. пудов при том что 60% товарного хлеба шло на внутренний рынок.

Втягивание России в мировой капиталистический рынок обусловило резкое возрастание объемов ее внешней торговли. Стабильно сохранялся активный торговый баланс. В структуре экспорта преобладала продукция сельского хозяйства, и к концу ХIХ века внешнеторговый оборот вы рос в три раза.

3. Согласно данным всероссийской переписи 1897 г. в стране про живало 128,2 млн. человек, из них 71,1 % - крестьяне, а всего в аграрной сфере было занято 77,2 % трудоспособного населения. Интересно, что так называемое «непроизводительное» население (армия, чиновники и т.д.) составляло 5,5 %.

Секция 32. Аграрная социология Тем не менее, можно и должно сказать об ужасных условиях жиз ни и работы как промышленных рабочих, так и крестьян.


Это правда, но неполная правда, часть правды. Другой частью являлись открывшиеся возможности. Получение выкупных платежей давало средства не только на жизнь, но и на заведение собственного дела, участие в предпринима тельских и финансовых проектах. При всех неизбежных социальных из держках, криминальных, даже варварских явлениях создавалась основа для свободного развития России. Появились новые социальные противоречия, конфликты и новые проблемы, но одновременно и большие возможности для проявления сил и способностей человека. Резко вырос потенциал со циальной мобильности. Вся совокупность реформ знаменовала переход российского общества в новое качество. Политической элите России и лич но императору Александру II хватило дальновидности, мужества и воли для проведения революции сверху. Это открыло России путь в будущее.

Список литературы 1. Бабашкин В.В. Россия в 1902-1935 г.г. как аграрное общество: законо мерности и особенности отечественной модернизации. М., 2007, 228 с.

2. Баракова Л.И., Бараков Д.И. К вопросу об итогах и уроках первой по пытки модернизации общественно- политического устройства России (60-70-е гг. 19 в.) // Вестник Российского государственного аграрного заочного университета. Научный журнал 2006, №1(6), с. 24-25.

Секция 32. Аграрная социология Г. П. Бессокирная Дифференциация доходов сельских домохозяйств и их источников в реформирующейся России Для решения поставленной задачи были использованы данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населе ния (РМЭЗ) за 1994, 1998, 2000, 2002, 2006, 2008 и 2009 годы. Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследова тельского проекта РГНФ (Российское село: социально-структурные про цессы), проект № 10-03-00188а.

Прежде всего, остановимся на выявленных тенденциях в дифферен циации доходов сельских домохозяйств. Выяснилось, что дифференциация доходов сельских домохозяйств наиболее значительной была в конце 1990-х г. (в 2000 г. коэффициент вариации составлял 160%). В последующие годы дифференциация доходов сельских домохозяйств постепенно уменьша ется (с 115% в 2002 г. до 85% в 2009 г.), но остается весьма значительной.

Медианный доход домохозяйств в этот период рос год от года и увели чился в 4,8 раза. Однако модальный доход домохозяйства, увеличивший ся в 2002-2006 гг. в 3,3 раза, оставался стабильным в 2008 и 2009 гг. и со ставлял 10 000 рублей на одно домохозяйство.

Состав семьи является важнейшим фактором, влияющим на ду шевой доход. Наличие детей до 18 лет существенно снижает душевой доход в сельских домохозяйствах. Так в 2009 г. душевой доход в домохо зяйствах одиночек составлял 7994 руб., в семейных парах без детей – руб., в сложных семьях без детей – 7580 руб., а в семейных парах с детьми 6431 руб., в сложных семьях с детьми – 5057 руб., в семьях - одиночек с деть ми всего 4839 руб.

Одним из основных источников доходов на протяжении всего анали зируемого периода у сельских домохозяйств являлись пенсии. Наблюдается рост доли домохозяйств, у которых пенсии входят в основные источники доходов: 57,7% в 1994 г до 63,8% в 2009 г. Нельзя не отметить, что в отли чие от 1990 гг., когда зарплата или какие-нибудь другие выплаты по ос новному или дополнительному месту работы были у менее чем половины сельских домохозяйств (у 42, 7% в 1994 г и у 47,7% в 200)г.)., в 2000 –е гг.

этот источник доходов имеется уже у более половины сельских домохо зяйств и дол таких домохозяйств растет (с 52,1% в 2002 г. до 62% в 2008 2009 гг.). Значительная часть сельских домохозяйств имеет доходы от продажи чего-либо из продукции животноводства, птицеводства, пчеловод ства. В годы кризисные годы 2008-2009 гг. таких домохозяйств было боль Секция 32. Аграрная социология шинство (56,4 и 63, 6%). В кризисные годы увеличилась и доля сельских домохозяйств, которые имели доходы от продажи какого-либо скота, пти цы, пчел в живом виде. Напротив, доля сельских семей, имеющих доходы от продажи чего-нибудь выращенного на своей земле, в годы последнего экономического и финансового кризиса сократилась по сравнению с пер вой половиной 2000-х гг., когда большинство семей имели такие доходы.

Мы выделили 11 источников доходов, каждый из которых получали не менее 10% сельских домохозяйств. Кроме уже названных, это пособия на детей в возрасте от полутора до 16 лет или, если они учатся в общеобразова тельном учреждении - до 18 лет, субсидии на оплату жилья и коммунальных услуг, денежные выплаты взамен натуральных льгот, безвозмездная помощь от других лиц или организаций, льготы по оплате квартиры и коммуналь ных услуг, не считая субсидий. пособия на детей в возрасте до полутора лет.

Установлено, что сельское домохозяйство получает доход в среднем из источников. У трети сельских домохозяйств только 1 источник доходов, у из 10 – 2 источника, у 1 из 6 - 3 источника, у 1 из 12 – 4 источника и только 1, 7 % сельский семей имеют 5-6 источников доходов одновременно.

Таким образом, в реформирующейся России наблюдается значи тельная дифференциация сельских домохозяйств по уровню доходов и ко личеству их источников. В особенно трудном положении оказались семьи, воспитывающие детей в возрасте до 18 лет.

Секция 32. Аграрная социология Л. В. Бочкова 150 лет Великих реформ и обновление России Сто пятьдесят лет назад была открыта новая страница в нашей исто рии – эпоха Великих реформ, начавшаяся с отмены крепостного права.

В.О. Ключевский отмечал, что у нас не было более важного акта, который бы до такой степени определил направление самых разнообразных сфер нашей жизни.

За эти преобразования ратовали лучшие умы России - А.Н. Радищев, Н.И. Новиков. О необходимости облегчения положения русских крестьян размышляли императрица Екатерина Великая и ее внуки Александр I (Указ «О вольных хлебопашцах» 1803 г.), Николай I (учредил девять секретных комитетов по аграрной проблеме).

Освободить Россию от архаичного и бесчеловечного порядка суж дено было Александру II – великому реформатору, который желал, что бы Россия встала в один ряд с другими европейскими государствами.

Свобода впервые за всю тысячелетнюю историю России стала ценностью.

Величайшая заслуга Александра II в том, что был отвергнут традиционный уклад и указан путь в будущее. Этот путь оказался трудным и долгим, он не завершен и сегодня.

Россия XXI века, понимая безусловную правоту и дальновидность реформаторов XIX века, так же заявила о проведении преобразований.

Выдвинута концепция модернизации России. Об этом говорил В.В. Путин, будучи президентом, но именно Д.А. Медведев поставил ее в центр по литики государства. Неизбежность серьезных перемен стала особенно очевидной в период мирового экономического кризиса, который выявил необходимость избавиться от примитивной структуры экономики, от сы рьевой зависимости, привычки жить за счет экспорта.

Для практической работы по модернизации России опыт далеко го времени по-прежнему актуален: нельзя откладывать свободу на по том, и нельзя бояться свободного человека;

политические и социальные преобразования должны быть продуманными, рациональными, постепен ными, но неуклонными;

врагами свободного развития и впредь будут не терпимость, экстремизм и терроризм (террор как явление и колоссальная проблема страны появился практически вместе с Великими реформами);

только включение всего общества в эти процессы может дать правильный положительный эффект.

Социальный аспект.

Секция 32. Аграрная социология Манифест 19 февраля 1861 года содержит ориентиры, которые впол не могут быть учтены при проведении современных преобразований: соци альная ответственность имущих перед малоимущими, добровольный отказ от части преференций и материальных выгод состоятельными людьми как залог успешного осуществления реформ. Реформы Александра II были при званы содействовать социальной справедливости, дать право на свободный труд и достойную жизнь.

Для этого необходимо подлинное изменение в умах людей, а за тем в средствах и способах хозяйствования. В наше быстро меняющееся время и то и другое должно происходить одномоментно. За последние де сять лет немало сделано для восстановления экономики и социальной сфе ры, которые в начале 1990-х оказались в тяжелом состоянии. Российский АПК, несмотря на все трудности, последовательно развивается. Принято решение увеличить федеральное ассигнование на 20 млрд. руб. и довести общий бюджет отрасли в 2011 году до 170 млрд. руб. Помощь распростра няется и на крупные АПК, и на фермеров, малый и средний бизнес.

Уроки и опыт реформирования аграрной сферы и общества в це лом в 60-е – 70-е гг. XIX века являются одной из основ современной мо дернизации России.

Список литературы 1. 1861-1911. Пятидесятилетие освобождения крестьян. Очерк исто рии закрепощения и освобождения крестьян. Издание Товарищества Издательского Дела «Копейка». С.-Петербург. 1911 г. с.21-49.

2. Медведев Д. Великие реформы и обновление России. // Стратегия России, 2011, №3, с. 8-9.

Секция 32. Аграрная социология Н. В. Быковская Факторы формирования кадрового потенциала аграрного сектора и эффективность их использования Одна из актуальных социально-экономических проблем аграрного сектора - обеспечение качественного воспроизводства трудовых ресурсов.

Современный подход к управлению кадровым потенциалом сельскохо зяйственных организаций для обеспечения их конкурентоспособности предполагает: планирование потребности в кадрах;

подбор и отбор персо нала;

мониторинг эффективности использования работников;

регулярное обучение и повышение квалификации;

внедрение прогрессивных систем оплаты труда и других действенных рычагов системы вознаграждения.

На формирование и использование трудовых ресурсов воздействует множество факторов: экономические, социальные и демографические.

Экономические факторы - это в первую очередь заработная плата, ее соотношение с уровнями заработной платы в других отраслях деятель ности, уровень доходов и безработица.

Социальные факторы - это степень развития социальной инфра структуры села.


Демографическая ситуация - важная составляющая аграрного рынка труда. Основные демографические факторы - уровень рождаемости и смерт ности;

миграция;

доля населения трудоспособного возраста в общей его численности;

продолжительность жизни.

Стабильность кадрового состава организации во многом зависит от предоставляемых социально-экономических условий, среди которых до минируют заработная плата и доход в целом. Через заработную плату мож но и необходимо решать часть социальных проблем сельской местности, поэтому не нужно бояться ее повышать.

Эффективное использование трудовых ресурсов - важная и акту альная проблема аграрной экономики. Агропромышленное производство характеризуют глубокие качественные перемены, связанные с внедрением инновационных процессов, как в технологиях, так и в использовании че ловеческих ресурсов, на основе создания эффективного механизма.

Степень использования трудового потенциала аграрного сектора отражают следующие показатели:

• уровень занятости трудоспособного населения;

• степень развития трудовых ресурсов;

• эффективность использования трудовых ресурсов.

Секция 32. Аграрная социология Исследования показывают, что увеличение затрат на повышение образовательного уровня работников обеспечивает более быстрый рост производительности труда, чем такое же увеличение инвестиций в обору дование. Достаточными считают затраты на обучение персонала в размере 6 % фонда заработной платы.

ФЗ РФ «О развитии сельского хозяйства» определена основная цель государственной аграрной политики - устойчивое развитие сельского хозяйства и сельских территорий. Достижение этой цели невозможно без качественного улучшения кадрового обеспечения АПК.

Список литературы 1. Скрынник Е. Задачи агропромышленного комплекса// АПК: эконо мика, управление, 2009, №9, С.5-10.

2. Агропромышленный комплекс России в 2010г. (экономический об зор).// АПК: Экономика, управление, 2011, №3, С. 68-72.

3. Коралев Ю.Б. Управление в АПК. М.: Колос, 2006.-374 с.

Секция 32. Аграрная социология И. В. Денисова Об одной рыбацкой деревне.

Социокультурный очерк о российской интеллигенции в Эстонии Статистика свидетельствует о том, что среди лиц, выезжающих на постоянное жительство за пределы России, преобладают лица интелли гентских специальностей. В связи с этим необходимо осознать культурную миссию российской интеллигенции в общецивилизационном процессе.

Некоторая часть отечественной российской интеллигенции оказа лась за пределами российского государства, в странах «ближнего зарубе жья». Перед новыми «иностранцами « неизбежно встают вопросы о кон солидации российской интеллигенции, сохранении связи с отечественной культурой, поддержании в диаспоре российских культурных традиций[1/1].

В 1960-е годы ХХ века Эстонская деревня Кясму стала излюблен ным местом отдыха российской интеллигенции. Сегодня туда продолжают приезжать дети и внуки тех 60-десятников. Трудно найти более «питатель ную» культурную среду. Вот лишь некоторые кясмуские дачники.

В течение многих лет в Кясму отдыхал известный русский компо зитор, профессор Московской консерватории Раков. Есть в Кясму и част ный музей, который находится в здании, где когда-то располагалась мор ская школа. В советское время здесь стояла пограничная застава. Именно здесь в морском музее находится рояль Николая Ракова, подаренный в свое время директору и хранителю музея Арне Вайку.

Каждое лето (двадцать один год) здесь гостила Анастасия Цветаева.

Именно здесь в начале девяностых годов она создала серию исторических очерков об известных российских.

Андрей Монастырский, патриарх концептуализма не раз бы вал в Кясму. Впервые он приехал сюда почти 40 лет назад. Как отметил Монастырский, у многих московских художников и поэтов уже стало тра дицией приезжать на лето в Эстонию. Поэт, акционист, теоретик концепту ального искусства, основатель группы «Коллективные действия». В 2011-ом он представит Россию на Венецианской биеннале.

До недавнего времени здесь был «Дом писателей». Сейчас статус уже не тот, но полюбившие Кясму писатели и поэты его не забывают.

Здесь подолгу живут поэт Дмитрий Веденяпин, поэт и переводчик Алексей Прокопьев и многие другие.

Секция 32. Аграрная социология Нынешние эстонцы прекрасно знают русских современных ком позиторов, писателей, художников, знают и любят русскую культуру, по нимают русскую душевность и «горячий» русский темперамент. В Кясму действует активная община, благодаря которой деревня постоянно разви вается, при этом сохраняя ценное историческое прошлое.

Русские, которые поколениями отдыхают в Кясму, гордятся его историей. Среди эстонцев деревня известна как “деревня капитанов”.

Маленькая деревенька дала Эстонии 62 капитана. Эстонцы стали море ходами именно благодаря деревне Кясму. Преподавали в школе русские профессора из С-Петербурга. Преподавание велось на нескольких язы ках, в том числе и на русском.

Русский язык и русская культура сегодня - один из приоритет ных предметов заботы эстонских властей и международных организа ций. Вступление в ЕС и НАТО требует соблюдения международных стандартов в области прав национальных меньшинств, а отношения России с Эстонией прямо зависят от решения гуманитарных проблем Литература 1. Квакин А. В. Культурная миссия российской интеллигенции в эми грации: к постановке проблемы//: «Русская эмиграция», Центр по изучению русского зарубежья Института политического и военного анализа, 2008.

Секция 32. Аграрная социология Т. А. Зеленцова, Л. Е. Кандалинцева Экологическая философия и её роль в развитии аграрного сектора Экологическая проблема сегодня носит глобальный, т.е. общече ловеческий характер. Она затрагивает интересы каждого народа, каждого человека в отдельности, и, безусловно, на сельское хозяйство, которое направлено на обеспечение населения продовольствием и получение для ряда отраслей промышленности. Экологическая философия указывает на объём антропогенного воздействия на природу и окружающую человека среду в ХХ – ХХI в., который стал слишком велик и приблизился к пределу устойчивости биосферы, а по некоторым параметрам превзошел его.

Резкое сокращение ненарушенных природных сообществ, их суще ственная деградация на остальной площади суши, уменьшение биологиче ского разнообразия вызывает количественное и качественное обеднение биосферы в целом и сельского хозяйства в отдельности.

Негативное воздействие человека на природу имеет длительную историю. Но никогда ещё эти изменения и нарушения не имели такой качественной структуры и не происходили с такой быстротой, как в наше время.

Природа отвечает на возрастающее антропогенное давление часто непредвиденными изменениями во всех отраслях производств, в том чис ле в сельском хозяйстве.

Химическое и радиационное загрязнение среды ускоряют мута ции и приводят к появлению новых биологических форм, обладающих повышенной устойчивостью, адаптивностью, а иногда и опасными для человека свойствами.

Человек оказался в ловушке между своей биологической сущно стью и нарастающим отчуждением от природы. Используя изобретения или технологии и средства жизнеобеспечения, он на несколько десятков порядков превысил свою видовую численность.

Одной из опасностей, стоящей перед человечеством является то, что в своих практических взаимоотношениях люди продолжают руковод ствоваться частными, ограниченными интересами. А между тем, угроза настолько велика, что для её предотвращения человечеству по многим па раметрам становится необходимым выступать во взаимоотношениях с при родой в качестве единого целого, поскольку целый ряд факторов интен сивной преобразующей деятельности человека приобретает планетарный характер.

Секция 32. Аграрная социология Управление природными условиями жизни общества означает соз дание здоровой жизненной среды для человека. Соответственно этому под экологическим развитием философия понимает процесс рационального преобразования окружающей среды в интересах человека.

Не остановка развития, а согласованное развитие человека, обще ства и природы в их единстве – таков магистральный путь решения эколо гической проблемы, в том числе и аграрного сектора.

Секция 32. Аграрная социология И. Е. Ильин Повседневная жизнь сельского населения современной России Сегодня особую актуальность приобретает изучение повседневной деятельности селян. Повседневность жизни регулируется определенными нормами, стандартами, и если они нарушаются в ту или другую сторону (снижение, повышение), причем устойчиво изо дня в день, подобная ситуа ция становится предметом озабоченности социума, властей, общественных организаций. Повседневность включает несколько элементов, которые ха рактеризуют ее стиль: активная трудовая деятельность, воздействующая на внешний мир;

признание целесообразности изменения этого мира;

вклю ченность в циклическое время трудовых ритмов;

участие в повседневности всей полнотой личности и др.[1;

200].

При анализе категории «повседневность» необходимо выделить предмет исследования. По мнению М.К.Горшкова, повседневность – это привычные, повторяющиеся формы жизнедеятельности человека, при которых происходит реализация его насущных потребностей. В научной интерпретации она понимается как процесс жизнедеятельности индиви дов, который развертывается в общеизвестных ситуациях на базе само очевидных ожиданий. При этом, для более четкого водораздела с тем, что лежит за ее границами, повседневность противопоставляется как будни – празднику;

как общедоступные формы деятельности – высоким специ ализированным ее формам;

как жизненная рутина – мгновениям острого психологического напряжения;

как действительность – идеалу. В условиях многолетней привычной повседневности, стабильного социально-эконо мического развития общества большую часть населения мало чем можно отвлечь от привычной жизненной рутины. [2;

36-37].

В свою очередь академик Ю.А.Поляков считает, что история повсед невности – сумма миллиардов судеб людей, живущих в далеком и близком минувшем, имеющих как общие глобальные черты, так и специфические, региональные, национальные, наконец, индивидуальные. Задача – обри совать их образ жизни в историческом разрезе, выявляя общее и особенное, неизменное, сохраняющееся столетиями, и новое, ежедневно рождаемое буднями. Новые формы динамичны, они напористо вторгаются в сегод няшний век. Поэтому история призвана фиксировать происходившую и на поверхности, и, главным образом, в глубинах народных масс борьбу и со четание старого в новом и нового в старом.[3;

125-126].

К постановке проблемы.

Секция 32. Аграрная социология Важный теоретико-методологический вклад в социологический анализ повседневности, образа жизни, отражающего динамику социальных процессов, внесли А.А.Возьмитель, Г.И.Осадчая. Авторы дают понимание сущности образа жизни, рассматривают методологические особенности сравнительного изучения повседневной жизни населения России [4].

Литература 1. Социологическая энциклопедия. Т.2. М.:Мысль,2003. С.200.

2. Горшков М.К. Российская повседневность в условиях кризиса: со циологическое измерение // Социологические исследования, 2009, 12, С. 36-47.

3. Поляков Ю.А. Человек в повседневности (исторические аспекты) // Отечественная история, 2000, № 3, С. 125-132.

4. Возьмитель А.А., Осадчая Г.И. Образ жизни: теоретико-методологи ческие основы анализа //Социологические исследования, 2009, № 8, С.58-65.

Секция 32. Аграрная социология Л. Е. Кораблина Экокультурное образовательное пространство на примере агарного вуза В середине 90-х годов в отечественной психологии появилось направление «Экологическая психология», а затем и «Экологическая педагогика», которая возникла на стыке трех дисциплин: «Экологии, Экологической психологии и педагогики.

Основные задачи экологического образования: экологическое фор мирование личности основываются на трех составляющих:

• формирование адекватных экологических представлений;

• формирование отношения к природе;

• формирование умений и навыков взаимодействия с природой [1].

На сегодняшний день становится актуальным образование в сфере экологии культуры Это связано с тем, деятельность человека достигла мощ ности планетных процессов, она воздействует на планету в целом включая всех ее обитателей. И сегодня стоит вопрос об эффективности этого воз действия и включение экологической и культурной составляющей в эти процессы. [2].

Вот какую схему соотношений предлагает профессор Иллинойского университета Г.К.Триандис: «Экология формирует культуру, возникающую на ее основе, в свою очередь, культура формирует определенный вид по ведения…, все сказанное можно изобразить в упрощенном виде следующей схемой: Экология – культура – социальное поведение» [4].

В рамках решения этой задачи в образовательном учреждении работа должна проводиться в следующих направлениях:

• осуществление процесса экологизации образовательного про странства (среды) образовательного учреждения путем утверждения идей экологической культуры как имманентного компонента компетентности любого специалиста;

• разработка научных теоретико-методологических основ экологи ческой культуры, педагогических технологии ее реализации;

• реализация социокультурной функция через участие в междуна родных и российских конференциях, издание книг и статей, просвещен ческой деятельности, тесное и многогранное сотрудничество с обществен ными организациями.

Секция 32. Аграрная социология На основании проведенного исследования сформированы предло жения по формированию экокультурного пространства вуза:

1. Разработать стратегию экокультурного развития социокультур ного пространства вуза;

2. Разработать систему методического обеспечения экокультурной деятельности;

3. Разработать пути реализации стратегии по различным направле ниям;

4. Разработать конкретные мероприятия в соответствии со спец ификой обучения студентов и в соответствии с экокультурным простран ством территориального расположения вуза и его подразделений.

Литература 1. С.Д. Дерябо, В.А. Ясвин. Экологическая психология и педагогика Ростов-на Дону, «Феникс» 1996 г.

2. Лихачев Д.С. Прошлое - будущему. М.: Наука, 1985.

3. Проблемы реформирования системы образования: сборник материалов 1 Ежегодной международной научно-практической конференции, по священной Дню Учителя/ под общ. ред. С.С.Чернова. – Новосибирск:

Издательство НГТУ, 2011., с.114-118.

4. Триандис Г.К. Культура и социальное поведение. Иллинойский уни верситет. - М.: Изд-во ФОРУМ, 2007.

5. URL: http://www.ecogeo.info/publications/8/.

Секция 32. Аграрная социология Г. Н. Кулькатова Особенности политической социализации студентов российского аграрного вуза: опыт сравнительного социологического исследования Мир политики затрагивает в той или иной форме каждого челове ка в обществе. Но для того, чтобы каждый член общества освоил, осоз нал и смог применить на практике политические знания, он должен прой ти этапы политической социализации, важнейшего процесса усвоения индивидом политических норм, ценностей, традиций, позволяющих ему адаптироваться в данной политической системе [ 4, 371].

Термин «политическая социализация» был введен в политическую науку американским политологом Г. Хайменом в 1959 г. В результате про цесса политической социализации индивиды и социальные группы при общаются к определенной политической культуре, что способствует обе спечению и поддержанию стабильности политической системы [2, 25 – 26].

Существует несколько моделей политической социализации.

Американский политолог Р. М. Мерельман выделяет четыре таких модели:

системную, гегемонистскую, плюралистическую и конфликтную.

Каждая модель нашла свое отражение в определенном типе поли тической культуры. Так, первая модель в большей степени характерна для англо – американской культуры, вторая – для стран незападной цивилиза ции. Третья присуща континентально – европейской культуре, четвертая характерна для закрытых (авторитарных) политических систем [ 3, 309 – 312].

Многими исследователями был подмечен тот факт, что в совре менной обществе происходят значительные межпоколенческие сдви ги в структуре ценностей. Для обеспечения преемственности политиче ского развития важно знать, как осуществляется трансляция политических убеждений и стандартов политической жизни от одного поколения к дру гому и как происходит формирование самостоятельного и ответствен ного политического субъекта [ 5, 66]. Определенный познавательный интерес в этом отношении представляет анализ двух социологических исследований, проведенных автором в 2009 и 2011 годах. В исследованиях принимали участие студенты российского аграрного заочного универси тета (70 респондентов). Целью исследования стало выявление социально – политических ориентаций студентов заочного обучения. В первом иссле довании была выдвинута рабочая гипотеза, которая подтвердилась только наполовину. По итогам опроса большинство респондентов (92,4%) имеет Секция 32. Аграрная социология средний и низкий уровень политической активности. Из них 47, 1 % - со средним уровнем политической активности, а 44,3 % - с низким. Только студентов (7,6%) показали высокий уровень политической сознательности.

В социологическом исследовании 2011 г. была выдвинута основная гипотеза, уже подтвержденная материалами опроса 2009 г.: большинство студентов имеют средний и низкий уровень политической и духовной зре лости. Результаты опроса полностью подтвердили выдвинутое предположе ние. Большинство респондентов (85, 7%) имеют средний и низкий уровень общественно – политической сознательности. Из них средний уровень политической активности – у 25, 7% опрошенных, низкий уровень – у %. По сравнению с 2009 г. наметилась тенденция к падению уровня полити ческой активности и духовного развития студентов аграрного вуза. В целом данные проведенных нами двух исследований отразили те реальные про цессы, которые имеют место в политической сфере российского обще ства, и тормозят проведение реформ. Поэтому именно преподавательский состав высшей школы, его высокий профессиональный, научный уровень, стремление хранить традиции, патриотизм являются сегодня значительным потенциалом для воспитания студенческой молодежи [ 1, 8].

Список литературы 1. Березина В. А. Воспитание в современном вузе: новые подхо ды / В. А. Березина // Высш. образование сегодня, 2002, №11, С. 6 – 11.

2. Мудрик А. В. Социализация человека. М., 2006.

3. Мухаев Р. Т. Политология: учеб. для вузов / Р. Т. Мухаев. М., 4. Политология: учебное пособие / под ред. А. С. Тургаева, А. Е. Хренова.

СПб., 2005.

5. Полищук В. Обучение и воспитание: комплексный подход / В.Полищук // Высш. образование в России, 2005, №4, С. 62 – 67.

Секция 32. Аграрная социология Е. Л. Ли Стратегии выживания локальных сообществ: социальные сети и теневая занятость Сельская экономика и сельские периферии переживают в насто ящий момент глубокий кризис, имеющий системный характер. Это под тверждается исследованиями Т. Заславской, З. Калугиной, О. Бессоновой, Т. Шанина, И. Штейнберга, М.Рожанского и многих др.

Целью данной работы является рассмотрение стратегий выживания локальных сообществ, через призму роли социальных сетей в поддержании теневой занятости.

В работе представлены результаты исследований, проведенных автором с 2008 по 2011 гг.: по студенческим эссе по населенным пунктам Дальнего Востока и Сибири1, по пилотным обследованиям сельских по селений Амурской области2 и Хабаровского края. Кейсы студенческих эссе охватывают более 20 населенных пунктов, обследований в Амурской области - 5 и в Хабаровском крае – 2.



Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 60 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.