авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 60 |

«IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция 1 История и теория социологической ...»

-- [ Страница 5 ] --

Что касается понимания социального комфорта, то в данной работе мы исходим из понимания комфорта как категории оценки процесса вери фикации образа реальности и образа желаемого в сознании личности либо малой группы (микроуровень) или социума (макроуровень). Не следует отождествлять эту пару образов со сложившейся парадигмой разделения «социальной реальности» и «социальной действительности». На самом деле оба образа соотносятся с «социальной реальностью» в то время как «социальная действительность», объективная по определению остается за рамками оценки комфортности. Верификация между «социальной дей ствительностью» и «социальной реальностью» имеет место и происходит на уровне постоянного обновления образа реальности. Что касается образа желаемого, он обновляется в результате рефлексии полученного социаль ного опыта на основе сложившейся аксиологической модели, а также в ре зультате процессов социализации и инкультурации, (в случае с макроуров нем – аккультурации), способным к прямому импринтингу элементов или полному импортированию данного образа.

Секция 4. Социология повседневности В отличие от социального самочувствия, являющегося осуществле нием замеров удовлетворенности населения определенными социальными благами, социальный комфорт связан с соотношением социальной реаль ности и социального идеала.

Уровень удовлетворения потребностей в современном российском обществе - на грани витальных, спектр возможностей крайне ограничен не стабильностью и высокими рисками, ресурсов для развития способностей крайне мало. При этом важно отметить качественные характеристики об раза должного в сознании личности. За счет исторической памяти в созна нии россиян еще сильны образы прошлого, декларирующие более высокий социальный комфорт именно по соотношению потребности-способности возможности. Это обстоятельство приводит к резкому контрасту образа реальности и образа должного в сознании личности члена российского социума, т.е. к сильному социальному дискомфорту. Реакцией на это яв ляется низкий уровень социального самочувствия, социальная и правовая аномия, апатия, эскапизм.

Секция 4. Социология повседневности Е. А. Ходжаева Повседневность участкового уполномоченного: пространственный аспект Практические и повседневные аспекты профессии полицейского, если они не связаны с такими значимыми для общественной повестки темами как коррупция, злоупотребления властью, нарушения прав че ловека, редко попадают в фокус внимания социологов. Однако, на наш взгляд, микросоциология или этнография повседневности представителей силовых ведомств может дать богатый материал для понимания контекста профессиональной деятельности рядовых сотрудников МВД, и того, как именно те и или иные злоупотребления вписаны в эту повседневность на уровне практик.

Доклад основывается на плотном описании пространственных эле ментов рутинной работы сотрудников службы участковых уполномочен ных (далее просто участковых или УУМ). Эта профессиональная группа является, пожалуй, наиболее связанной с конкретным пространственным контекстом среди всех других подразделений МВД, поскольку участковый является первостепенным и подчас единственным представителем цело го ведомства для населения определенной территории. В качестве эмпи рического материла привлечены результаты полугодового наблюдения, проведенного тремя казанскими социологами (Лилия Сагитова, Ольга Максимова и автор статьи) в одном из районов города Казани в 2007.

В докладе представлены четыре пространственных уровня повсед невности данной профессиональной группы:

• участок – основной объект внимания и контроля;

• микрорайон в целом (прежде всего, пространство опорного пун кта, где конституируется первичная профессиональная коллегиальность участковых и чаще всего организуется взаимодействие с населением);

• пространство районного отдела милиции представляется «чуж дым» или «враждебным» по отношению к «простому» участковому;

• городское пространство в целом воспринимается как внешнее пространство вынужденных профессиональных заданий.

В целом, пространственные аспекты повседневности участковых уполномоченных как профессиональной группы отражают ее подчиненное положение в структуре МВД. В глазах участковых, многое, что составляет Тезисы подготовлены при поддержке РГНФ (код проекта 11-03-00257а).

Секция 4. Социология повседневности их повседневность, организовано «сверху», без учета локальной специфи ки, и иногда вопреки не только здравому смыслу, но и внутриведомствен ным приказам и инструкциям. Перегруженность «не основными» задачами, по сути ненормированный рабочий график, несправедливое распределение функций между службой УУМ и другими подразделениями МВД, при одно временной высокой степени ответственности участкового приводит к ла тентному внутриличностному противостоянию с руководством ведомства («кабинетными») при ощущении собственной беспомощности что-то изменить. В этой ситуации, укоренность участкового на «своей земле» и в «своей опорке», дает ему чувство стабильности, а реализуемая сверхзадача формирования «авторитета» среди населения является ресурсом для под нятия самооценки и обретения в собственных глазах позитивного социаль ного статуса, столь сниженного в общении с руководством. Одновременно, постоянные контакты участкового с населением, перерастающие в межлич ностный ближний круг, также являются ресурсом. Это выгодно отличает круг возможностей (как при реализации прямых обязанностей по раскры тию преступлений, так и напротив, при создании неформальных отноше ний клиентизма или «взаимовыгодного сотрудничества») сотрудников этой службы от других категорий сотрудников милиции, работающих «на земле».

Секция 4. Социология повседневности А. Н. Шаров Будущее в общественном мнении петербуржцев: опасения и надежды Современное мировое сообщество, и Россия в том числе, похоже, входит в период длительного кризиса. Увеличивается неопределённость жизненных перспектив людей. В обществе формируется ощущение опа сения, даже угрозы от будущего. Ниже изложены материалы массового опроса работающего населения Санкт-Петербурга по данной проблеме, проведённого в мае-июне 2011 года. Выборка квотно-случайная, объём выборки 600 единиц.

На вопрос: «Какие чувства Вы испытываете в отношении своего будущего?» получены ответы (здесь и далее – в процентах числу опрошен ных):

 я уверен в своём будущем, думаю, что всё будет хорошо..............26,  я испытываю некоторую тревогу за своё будущее…………………....59,  честно говоря, я испытываю страх перед будущим…………………..14, Как можно видеть, уровень тревожности в отношения к будущему (маркируемый нами как «некоторая тревога») достаточно невысок, ско рее, он близок к норме, тем более, что более четверти опрошенных просто уверены в своём будущем. В то же время, 14,5% из них «испытывают страх перед будущим», и это, на наш взгляд – показатель предельно высокой тревожности. Наиболее уверены в своём будущем молодые люди до 30 лет (44-46%), наименее – лица старше 60 лет (уверены 14-16%). Если ответы молодых людей можно объяснить естественным оптимизмом молодости, то ответы старших возрастных групп должны вызывать чувство озабоченности.

Существенно выше среднего (53,8%) уверенность в будущем у лиц с высо ким (свыше 50 тыс. руб. в месяц) душевым доходом (53,8%), что естествен но, и, наоборот, она ниже у лиц с душевым доходом ниже 6 тыс. руб. в месяц (16,7%). Этот показатель, практически, не зависит от пола и образования респондентов.

Что же более всего вызывает тревогу петербуржцев? На этот вопрос получены ответы (можно было выбрать только один ответ):

 я могу потерять всё, что нажито моей семьёй………………………..10,  может произойти такое, с чем я не смогу справиться ………………34,  я или мои близкие можем стать жертвами преступления, теракта.........................................................................................17, Секция 4. Социология повседневности  война, крупномасштабные военные действия с нашим участием..........................................................................6,  ничто не тревожит……………………………………………………..........20, Можно по-разному оценивать эти данные, однако то, что каждый десятый боится, что может потерять всё, что нажито его семьёй, и почти четверть опрошенных опасается стать жертвами преступления, теракта или военных действий, говорит о высокой озабоченности за будущее своё и сво их близких. Наибольшие опасения, однако, вызывает то, что может про изойти такое, с чем респондент не сможет справиться (34,7%). Это говорит об остром ощущении непредсказуемости событий в будущем и неспособ ности хоть как-то их контролировать со стороны человека.

Так, указали, что «может произойти такое, с чем я не смогу спра виться» 40% или чуть более лиц в возрасте старше 50 лет. В группе до 30 лет таких лиц 25-29%. Такая же закономерность просматривается в отношении возможности «стать жертвами преступления, теракта». Среди лиц в возраст ных группах до 40 лет это тревожит 14-15% опрошенных. В более старших группах – 20-21%. Наоборот, только10-11% лиц старше 60 лет указали, что их ничто не тревожит в будущем, тогда как среди лиц в возрасте до 25 лет их 32,4%, а в возрасте 21-30 лет – 38,9. Примечательно, что боятся «потерять всё, что нажито моей семьёй», в равной степени, группы с душевым дохо дом ниже 6 тыс. руб. в месяц (16,7%) и с доходом свыше 50 тыс. руб. в месяц (15,4%). В то же время, например, среди лиц с душевым доходом 16-25 тыс.

руб. такая доля, практически, в два раза ниже и составляет только 8,7%.

Как видно, уровень тревожности за будущее среди занятого населе ния Санкт-Петербурга, в целом, близок к тому, что можно назвать социаль ной нормой. Наиболее обращают на себя внимание то, что «испытывают страх перед будущим» 14,5% и большое число тех, кто боится, что «может произойти такое, с чем я не смогу справиться», их 34,7%.

Секция 4. Социология повседневности Н. П. Щукина Публичная социология в контексте новой социальной политики Цель данного текста - проблематизировать эффективность деятель ности социальных служб на примере общественных слушаний по бюджету министерств здравоохранения и социального развития, образования и на уки одного из регионов страны, названных в свое время «Россией в одну треть величины». Данный регион на протяжении многих лет является регионом модернистом, экспериментальной площадкой по проведению экономических и социальных реформ. Здесь осуществляется целый ряд инновационных социальных программ, включая программы модернизации общего образования и здравоохранения на период 2011-2015 гг.

Согласно Бюджетному кодексу РФ, общественная экспертиза - обя зательный инструмент оценки эффективного расходования бюджетных средств, механизм диалога власти и общества в контексте преодоления неэффективной социальной политики. Однако оценка эффективности расходования бюджетных средств, как и развитие общественного диа лога в стране с низким уровнем доверия – задача сложная, что находит отражение в материалах общественных слушаний по бюджету. На этих слушаниях на протяжении ряда лет вопрос общественных экспертов о том, как отслеживается динамика удовлетворенности пациентов/клиентов ка чеством предоставляемых им государственных услуг фактически остается без ответа [1]. Речь идет о том, что в стратегических целях и задачах, стан дартах качества, лежащих в основе деятельности названных выше струк тур, реализуемых ими программах, ключевыми выступают понятия «каче ства», «повышение качества государственных услуг». Наряду с этим ГРБС [2] в качестве критерия оценки своей деятельности используют ежегодные бюджетные послания Президента страны. Но и в текстах Президента на протяжении ряда лет акцент делается на необходимости повышения каче ства государственных услуг и отслеживания динамики данного процесса.

Несмотря на сказанное выше, ГРБС на слушания выносят фактически описание передвижения денежных средств по реализуемым программам, годам их осуществления и по статьям содержания разного рода учреждений.

Но тогда, если качество услуг – это соответствие стандарту, а в стандарте удовлетворенность качеством и повышение качества заявляются как сущ ностные его характеристики, то, на наш взгляд, оценка эффективности распределения бюджетных средств обязательно должна включать в себя информацию о том, как потребители государственных услуг оценивают Секция 4. Социология повседневности качество этих услуг. В этой связи вызывает вопрос тот факт, что на обще ственных слушаниях ГРБС демонстрируют фактическое незнание уровня удовлетворенности потребителей качеством предоставляемых им услуг, ссылаясь на то, что это знание и отслеживание соответствующего процес са - задача «управления надзора и контроля» или «страховых компаний».

Не назрела ли необходимость запуска мониторинга качества со ответствующих услуг и рассмотрения получаемых результатов как одного из базовых критериев оценки эффективности расходования бюджетных средств, что в духе и посланий Президента страны, ссылки на которые – признак хорошего тона в деятельности названных выше структур.

Список литературы 1. Автор данного текста принимал участие в 2010-2011 гг. в качестве общественного эксперта: участника наблюдателя на 11 слушаниях по бюджету в названном выше регионе.

2. ГРБС - главный распорядитель бюджетных средств — орган госу дарственной власти, распределяющий средства бюджета субъекта Российской Федерации.

Секция 4. Социология повседневности А. А. Яковлева Потребительский ретретизм и ассоциированные с ним повседневные практики В течение последних 20-30 лет сначала в западных странах, а поз же и на постсоветском пространстве некоторое распространение получил потребительский ретретизм (от англ. retreat – отступление, отход). Он ха рактеризуется различной степенью «ухода» от норм, ценностей и стилей повседневной жизни в обществе массового потребления.

Ценностно-нормативная сторона потребительского ретретизма опи сывается феноменом «добровольной простоты» (англ. voluntary simplicity) или «простой жизни» (англ. simple living), проявляющемся в отказе от мате риалистических принципов жизни [1]. Поведенческая сторона описывается через феномен дауншифтинга (от англ. downshift – включать пониженную передачу) – как добровольное долгосрочное изменение стиля повседневной жизни, которое может проявляться в изменении трудовой занятости, по вседневных практик, социальной и географической мобильности и т.д. [2].

В западных странах доля людей, реализовавших различные стратегии потребительского ретретизма, достигает 23-30% [3;

4]. Дать количественную оценку этого явления в России и других постсоветских странах не возмож но;

правомерно говорить о наличии определенного числа случаев.

Авторское исследование таких случаев позволило описать гене зис и характеристики потребительского ретретизма на постсоветском пространстве (Россия, Украина). Героями случаев были люди с высшим образованием, проживавшие в столицах (Москва, Киев) и занимавшие ведущие позиции в бизнес-структурах. На определённом этапе жизни они реализовали потребительский ретретизм и перешли к альтернативным по вседневным практикам.

На первом этапе потребительского ретретизма изменения коснулись организации труда. Все герои реализовали карьерный дауншифтинг – пе решли на более низкую должность, а в последствии полностью отказались от профессиональной карьеры. Далее (или одновременно) последовала смена места жительства – переезд из мегаполиса в сельскую местность или в страну с традиционной культурой.

По ряду параметров повседневные практики героев, реализовавших потребительский ретретизм, действительно отличались от общепринятых (что, в частности, подтверждает сравнение с результатами национальных опросов и исследований среди жителей мегаполисов). Изменения проявля лись во всех сферах – от организации жилища и устройства быта до путей самореализации и досуговых практик.

Секция 4. Социология повседневности В то же время, индивидуальные жизненные стили ретретистов ха рактеризовались чрезвычайной вариативностью – от незначительной модификации повседневных практик до их полной трансформации. Одни герои сохранили многие «блага» потребительской культуры (например, использование бытовой техники и средств связи, шоппинг и т.п.). Другие выстроили практически автономный быт, независимый от внешних фак торов, в т.ч. и от наличных денежных средств. Такие различия, очевидно, были обусловлены силой идеологического основания потребительского ретретизма.

Исследование показало, что говорить о какой-либо типологизации потребительского ретретизма на постсоветском пространстве не возможно.

Спектр повседневных практик чрезвычайно широк, а их устойчивые фор мы, скорректированные с учётом социально-экономических и культурных особенностей, ещё только начинают складываться.

Список литературы 1. Elgin D. Voluntary simplicity: Toward a way of life that is outwardly simple, inwardly rich. New York: Quill, 1981. 240 p.

2. Ray P., Anderson S. The Cultural Creatives. New York: Harmony Books, 2000. 384 p.

3. Hamilton C. Downshifting in Britain: A sea change in the pursuit of happiness.

Discussion Paper. The Australia Institute. 2003. № 58. 30 p.

4. Hamilton C., Mail E. Downshifting in Australia: A sea change in the pursuit of happiness. Discussion Paper. The Australia Institute. 2003. № 50. 44 p.

IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция Социология глобализации Секция 5. Социология глобализации М. Б. Аракчеева, А. И. Завгородный Цивилизационные ограничения современной российской модернизации В современной литературе представлены различные модели со циальной реальности. Дж. Ритцером была предложена модель общества, которая учитывает все стороны социальной реальности. Модель демон стрирует важность аутентичности всех основных элементов макро и микро, объективного и субъективного уровней: система общественных институтов должна соответствовать культурным нормам и ценностям, структурам по нятий и символов образцам (стереотипам) поведения и мышления. То или иное изменение любого из этих компонентов отражается на остальных частях социальной реальности.

Важно отметить, что в России исторически сложилась культура, существенно отличающаяся от западной. Это отмечали все приверженцы цивилизационного подхода (начиная от Данилевского и Шпенглера и за канчивая современными его последователями). Совокупность черт рос сийской культуры позволяет ее классифицировать как отдельную циви лизацию. Поэтому социальные (в том числе экономические) институты, исторически сложившиеся в российском обществе, всегда существенно отличались от западных.

Неорганические модернизации базируются на заимствовании эли тами отдельных элементов обществ модерна и встраивание этих послед них в социальную ткань собственных общественных систем, т. е. имеет место практика социального конструирования.

Приступая к реализации проекта современная российская модер низация, политическая элита по существу начинает новый этап социаль ного конструирования, признавая этим самым, что предшествующий этап социального конструирования последних двух десятилетий, или модер низация в режиме вестернизации показала свою несостоятельность. Так, «модернизация» (т.е. приведение к модели общества Модерна) социальных институтов в России уже привела к деиндустриализации (т.е. разрушению промышленного производства), падению трудовой этики и разрушению материальной инфраструктуры, т.е. к архаизации. Никакого западного общества и западного человека при этом не возникло, а появился человек, потерявший жизненные ориентиры и приспособленность к окружающему миру.

Это означает, что конструируя российское общество, необходимо учитывать его цивилизационную специфику. Однако нынешние реформа торы продолжают игнорировать этот момент, пытаясь добиться схожести Секция 5. Социология глобализации новых российских институтов с западными. Конечно, цели конструирова ния (преобразования) общества задаются людьми и могут быть любыми.

Некоторые цели вполне могут привести, в конечном счете, к разрушению общества. Не допустить разрушения общества можно, только поставив ограничения на такие варианты конструирования, которые приводят к кри зисам и катастрофам. В качестве объективных оснований этих ограничений выступают цивилизационные особенности общественной системы, пре ломленные в социокультурном коде.

Социокультурным кодом цивилизации России является соборное единение, основанное на комплиментарном характере взаимосвязей пред ставителей русской, исламской и буддистской цивилизаций, совместно проживающих на обширном евразийском пространстве. Если же обра титься к социокультурному коду Западной цивилизации, то им является выгода. Смысл бытия человека Западной цивилизации состоит в комфорт ном обустройстве жизни, в максимальном удовлетворении материальных потребностей. Таким образом, ценности цивилизаций Запада и России являются некомплиментарными, взаимоисключающими. Это означает, что модернизация в России как процесс может быть развернут не иначе как на аутентичном социокультурном основании, соответствующей циви лизационной матрице.

Секция 5. Социология глобализации А. М. Бекарев О приоритетных ценностях глобального общества После того как в глобальном экономическом пространстве сло жилось мировая «робинзонада» (или «индивидуализированное обще ство» в терминах З. Баумана), лидирующей ценностью стало обладание.

Впрочем, эта ценность лидировала и раньше. Правда, как многим каза лось, с переменным успехом. Сейчас уже так не кажется. Но, так или иначе, the man of the property (человек имущий) стал героем нашего времени.

Важно обладать не только обладанием. Важно обладать каким-ни будь капиталом. Разумеется, капитал не всегда деньги, но его всегда можно «обналичить». Чаще всего говорят о капитале как о «самовозрастающей сто имости», реже – об интеллектуальном, культурном, человеческом капитале.

Среди маркетологов популярен термин «марочный капитал» или «капитал бренда». Стало ясно, что максимизировать выгоду можно не только на ос нове формулы Д – Т – Д*, но и на основе аналогичных конструкций. Вот лишь некоторые из них:

Д – Услуги – Д*;

Д – Знание – Д*;

Д – Должность – Д*;

Д – Связи – Д*;

Д – Вера (доверие) – Д*.

Если выйти из экономического контекста, то капитал предстанет как совокупность живых и накопленных человеческих способностей (вещных, биологических, интеллектуальных, социальных, эмоциональных, органи зационных). И сводится он, в конечном счете, к обладанию человека чело веком. Человек может обладать вещами человека (через деньги), телом че ловека (через организованную власть), душой человека (через «звездность», бренд, славу). Здесь мы имеем дело с фракталом обладания. Попадая в круг обладания, человек движется по нему в определенной последовательно сти. И часто просто не может этот круг разорвать.

Первое потому первое, что есть второе. Владельцы крупных капи талов являются потому первыми, что есть средние. В одном из опросов Б. Гейтс отнес себя к представителям «среднего класса». Цель общества позднего капитализма – формирование массового «среднего класса», со стоящего из потребителей товаров и услуг. Только общество массового Секция 5. Социология глобализации потребления способно поддерживать высокий уровень доходов крупных ак ционеров. Неслучайно прибыль на акционерный капитал становится доми нирующей целью крупных компаний. Все стратегии формирования средне го класса можно свести к одной формуле: «По образу и подобию Нашему».

Формируется солидный (10% всех работающих) «служебный класс» на емных менеджеров (Дж. Голдторп). Кому-то даже казалось, что именно менеджеры придут на смену классу капиталистов (Дж. Бернхем в своей «менеджериальной революции»). В действительности произошло «умно жение сущностей», когда определенные доли капиталов, включая власть, статусы, социальный, культурный и интеллектуальный капиталы стали распределяться среди представителей нового среднего класса. Ясно, что доли капитала отличаются у топ-менеджеров глобальных корпораций и ли нейных менеджеров скромных предприятий. Средний класс многоярусен.

В обществе знаний есть знания и «знания». «Знания» - это продукт массового производства. Это информация для «юзеров» (users), кото users), ), рым в качестве капитал нужны в первую очередь деньги. И немного власти.

Их знания сводятся к навыкам («skills»). Подлинные знания нужны тем, кто ориентируется на обладание интеллектуальным и марочным капиталом.

Секция 5. Социология глобализации В. Г. Буданов Эволюционные аспекты глобального антропологического перехода Активные изменения рубежа веков в трансперсональности инту итивного, когерентного и волевого уровней обобщенной телесности че ловека, обычно соотносимых с его духовной природой, с неизбежностью приводит к особым социально-психологическим сдвигам в современном обществе. Глобальный мир характеризуется не только транснациональ ными экономическими, сколько тотальной интернетизацией, рождением социальных сетей в виртуальных пространствах на фоне общей локальной атомизации жизни людей. Новый мир создает новый тип антропологиче ских нагрузок и деформирует антропологические ландшафты личности.

Положим, что жизненный мир, человеческая культура проявляется в, свое го рода, символическом треугольнике с тремя вершинами-полюсами. В од ной из них доминируют Процессы, в другой доминируют Состояния, в тре тьей доминируют Смыслы. Онтологиям смысла в философской традиции уделено огромное внимание, и именно с ними часто связывают культурные коды, их семиозис, но это далеко не все. Нам важна историческая динамика движения культурных доминант в символическом треугольнике Процесс Состояние-Смысл-Процесс. Архаическая культура выстраивалась вдоль оси Процесс-Состояние в ритуалах и танцах, сакральных песнопениях человек приводил себя в определенное состояние, приготовлял себя к той или иной практике, т.е. новому процессу. Эта форма культуры проявле на в различных формах искусства. Смысл здесь вторичен, он скорее яв ляется мифологическим фоном ритуала. В культурах Осевого времени, породивших мировые религии, этические системы и философию, вплоть до конца Средневековья, происходит освоение оси Состояние-Смысл.

Возникает идея откровения через Логос, слово Божие, который постижим мудрецами, святыми в высоких состояниях духа. В эпоху Нового времени, рождения позитивной науки и рациональной философии осваивается ось Процесс-Смысл, так пытаются научно описать и объяснить феномены природы, социума, процессы мышления, которые сами процессуальны.

Предыдущие формы культуры не исчезают полностью, но постепенно вытесняются и уходят на второй план. В ХХ веке с появлением проекта постмодерна возникает не новая ось, или синтез полюсов, но девальвация всех трех осей и двух полюсов Смысла и Состояния в пользу самоценного полюса Процесса, скорость которого все нарастает. Смысл деконструи руется и окончательно десакрализуется, а Состояние примитивизирует Секция 5. Социология глобализации ся и становится просто аффектом. Скорость процессов антропной сферы стремительно растет в информационном обществе. В массовой культуре Drive and action намного важнее старомодных смыслов или романтических сантиментов. Клиповое сознание рекламы и шоу программ не позволяет выстроить и логический ход происходящего, он часто отсутствует и все сводится спонтанным аффектам. Так происходит деградация массовой культуры, поскольку информационная турбулентность, хаос не позволя ют выжить ни высоким смыслам, ни высоким состояниям, стандартная логика и эмоции просто «не догоняют», они слишком медленны, остается рефлекс, инстинкт и зоопсихология аффекта ими легко управлять на бес сознательном уровне. Существует ли выход из мрачной перспективы дегра дации культуры и человеческой природы в обвальных потоках информа ции? Да, такая возможность адаптации к сверхбыстрым информационным процессам существует, и она связана не с развитием тел логики и эмоций человека (как мы видели они слишком неповоротливы), но с использовани ем стремительных креативных способностей человека, использованием его тела интуиции, которое является телом отчасти и трансперсональным. Эти способности можно целенаправленно развивать у любого человека, в чем состоят перспективы школы будущего, а сегодня приходят дети нового сознания, которые в большой степени уже готовы работать интуитивным способом.

Секция 5. Социология глобализации Н. П. Гуляева Глобальный кризис институтов воспроизводства Глобализация и модернизация жизни общества, превращение че ловечества в единую социетальную систему обусловило необходимость трансформации ведущих социальных институтов, многие из которых на сегодняшний день переживают кризис. Остановимся на некоторых про явлениях этого процесса.

1. Структура семьи во всем мире стремится к нуклеарной одно детной. Одна из причин однодетности – включенность в общественное производство и мужа, и жены. Даже временный отказ от работы одного из супругов в связи с рождением ребенка существенно снижает доходы домо хозяйства. Таким образом, институты, обеспечивающие воспроизводство населения, не справляются со своей задачей.

2. Вместе с тем, в связи с изменениями, происходящими на рын ке труда, внутри страны нарастает трудовая миграция: краткосрочная внутри- и межрегиональная;

«из деревни в город», маятниковая мигра ция в агломерациях и мегалополисах. В результате этого возникает фено мен «разделенной» семьи, т.е. практически распадение супружеских пар, вызванное длительным раздельным проживанием супругов, что ведет к ро сту фактических разводов и дальнейшему падению брачной рождаемости.

Следовательно, мы наблюдаем еще одно проявление кризиса института семьи.

3. При общем падении рождаемости не происходит нормального замещения поколений в трудоспособном возрасте (что наблюдается в боль шинстве современных развитых стран) и для нормального функциони рования экономики общество вынуждено импортировать рабочую силу.

Вследствие этого происходит трансформация такого важнейшего института как рынок труда.

4. Однако приток мигрантов усиливает нагрузку на институты со циальной сферы (в первую очередь – здравоохранение и образование), ЖКХ и охрану правопорядка. Кроме того, «побочным» результатом меж страновой миграции зачастую становиться формирование консервативных иноэтничных диаспор, ориентированных на сохранение традиционных форм семьи, иного образа жизни, что затрудняет интеграцию предста вителей этих диаспор, осложняет нормальную социализацию их детей, усугубляет социальное неравенство и, в конечном счете, ведет к усилению Секция 5. Социология глобализации национальной розни. В итоге, решение проблемы дефицита трудовых ре сурсов, возникшей в результате падения рождаемости, за счет привлечения мигрантов приводит к обострению социальных противоречий, дисфункци ям институтов социальной сферы.

Кризис, как отдельных институтов, так и всей институциональной системы, по мнению автора, явление объективное, связанное с пере ходом к следующему этапу общественного развития. Преодоление дис функций институтов необходимо, однако, маловероятно, что попытки реформирования без учета глобальных трансформационных процессов будут успешны.

Секция 5. Социология глобализации В. И. Каширин Ноосферный патриотизм и культура глобального доверия «Ноосферный патриотизм» – это одна из тех категорий, которые ломают привычные представления о национальном и интернациональ ном, о локальном и глобальном, о патриотизме и космополитизме. Она становится уже не просто игрой ума или философской позицией, а не обходимым условием выживания человечества в глобальном и взаимо зависимом мире. Ведь мы демонстрируем себя патриотами всей планеты Земля и гражданами мира, когда, например, проявляем обеспокоенность экологическими проблемами мирового океана или изменением климата, принимаем участие в движении «зеленых» или «антиглобалистов», опреде ляем свое отношение к ситуации в Грузии, Ливии или Японии, к мирному урегулированию военных проблем.

Однако ноосферный патриотизм необходимо отличать от других видов, например, от этнического, национального или государственного.

Очень важно также провести границы между патриотизмом и национа лизмом, между заботой о сохранении глобальной природной среды и ее использованием в интересах всего человечества, с одной стороны, и стрем лением некоторых государств присвоить себе природные богатства других стран при помощи военной силы под предлогом спасения человечества от ядерной угрозы, с другой. Методологический потенциал культурно временного подхода[1;

127-132] позволяет всесторонне рассмотреть про блему ноосферного патриотизма и все связанные с ней аспекты. Культура ноосферного патриотизма и культура глобального доверия рассматри ваются с точки зрения культурно-временного подхода как две стороны одного и того же феномена – культура самосознания цивилизационного субъекта. Концепцию культуры самосознания разработал в конце 80-х годов наш современник и соотечественник Л.В. Скворцов[2]. Эта кон цепция была, пожалуй, самым значительным достижением российской философией в момент заката исторического материализма, сделанным, как теперь видно, не благодаря, а вопреки его советской версии. Культура ноосферного самосознания трактуется нами как внутренняя духовная са моорганизация цивилизационного субъекта[3] как специфический способ его темпорального бытия, продуцирующего темпоральный способ мыш ления, в основе которого лежат высшие ценности жизни. Осознание этой проблемы есть первый шаг на пути ее решения. Одна из сторон культуры ноосферного самосознания характеризуется как структура-состояние, ее Секция 5. Социология глобализации мы называем культурой ноосферного патриотизма. Вторая сторона культу ры ноосферного самосознания характеризуется как текучий время-процесс формирования культуры глобального доверия цивилизационных субъектов.

Мы выдвигаем гипотезу о том, что культура ноосферного патриотиз ма и культура глобального доверия являются смысловой основой, сигналь ным элементом ноосферы как цивилизационного целого, содержащим не только свидетельство о ее существовании и развитии, но и о наличии куль туры ноосферного самосознания, включающего в себя механизм превра щения энергии человеческой культуры в сохранительную и созидательную работу, обеспечивающую прогресс культурно-цивилизационных систем.

Список используемой литературы 1. Каширин В.И., Каширина О.В. Социальное времяведение – альтерна тива «рыночному фундаментализму»? // Социологические исследова ния, 2009, № 5.

2. Скворцов Л.В. Культура самосознания: Человек в поисках истины сво его бытия. М., 1989.

3. Под цивилизационным субъектом мы подразумеваем личности или со циальные общности любого масштаба, вплоть до государства, цивили зации и человечества целом, если они обладают определенным уровнем культуры самосознания, определяющим их культуру индивидуального поведения и культуру коллективной деятельности.

Секция 5. Социология глобализации Н. В. Коровкина Миграционные процессы как фактор государственной идентичности В условиях глобализации и усиления миграционных процессов актуализируется вопрос о национально-государственной идентично сти. В России ситуация осложняется событиями, имевшими место после распада СССР, а также приобретает уникальный характер в силу прожи вания на территории страны большого количества этносов. Идентичность – это не только признание группой лиц своей принадлежности к данной общности и отождествление себя с его членами, но и осознание обособлен ности одного образования (государства) от другого.

Особое значение приобретают следующие вопросы: как чувствуют себя мигранты в чужой стране, принимают ли ее культуру, ассоциируют ли себя с новой государственностью и, с другой стороны, как миграционные процессы и в целом глобализация влияют на идентичность нации (прини мающей стороны).

Сторонники активной миграционной политики говорят о значи мости мигрантов как трудовой силы, а также как о средстве обеспечения прироста населения. При этом «конечная цель интеграционной политики – чтобы мигранты становились россиянами»[1]. Некоторые эксперты пола гают, что в первую очередь необходимо создавать более благоприятные ус ловия для проживания в целом: и для местного населения, и для мигрантов.

Актуальность вопроса подтверждается и возникновением локальных конфликтов, которые имеют тенденцию перерастать в этнические. Для России характерны этнические и культурные анклавы, являющиеся, по мнению большинства экспертов, серьезной проблемой. Во-первых, подоб ное поведение мигрантов свидетельствует об их неготовности и нежелании трансформировать свою идентичность. Во-вторых, данное обстоятельство выступает провоцирующим фактором в этнических конфликтах, в том чис ле – между местным населением и мигрантами.

Многие специалисты, в частности – психологи, говорят о необ ходимости работы с детьми мигрантов: родители не только не могут, но, главное, не желают проходить через процесс трансформации идентично сти. И анклавы позволяют им выйти из ситуации с наименьшими, на их взгляд, потерями. Однако исследования показывают, что коренные жители выступают против образований, условно обозначаемых «чайнатауны»[3].

Секция 5. Социология глобализации Более того, превышение доли мигрантов пятой части от общей численности населения способствует обострению этнических конфлик тов и усложняет процесс интеграции мигрантов в российскую культуру[2;

82]. При этом важно понимать, что речь идет в том числе и о субъективных представлениях граждан о численности мигрантов.

С одной стороны, глобализационные процессы ставят перед го сударством задачу сохранения национальной идентичности, с другой – актуализируют вопрос о воспитании толерантности, которую нужно рассматривать как готовность и способность признавать право другого на культуру и язык. В то же время в условиях глобализации более пристального внимания требует идея системы идентификационных самоопределений (этнической, региональной, гражданской идентичности). В XXI веке важ нейшим звеном в данной цепи становится глобальная идентичность.

Список литературы 1. Волох В. Конечная цель интеграционной политики – чтобы мигран ты становились россиянами [Электронный ресурс]. URL: http://www.

ruvek.ru/?module=articles&action=view&id= 2. Соболев Э.Н. О демографическом кризисе, трудодефиците и потреб ности в мигрантах // Демография и экономика: можно ли сберечь народ России? (Материалы круглого стола). М., 2007.

3. Федоров В. России не нужны «чайнатауны» [Электронный ресурс].

URL: http://wciom.ru/index.php?id=266&uid= Секция 5. Социология глобализации Е. Н. Кофанова Проблема эффективности общества и государства Чтобы успешно конкурировать на мировой арене, государству не обходимо создавать максимально комфортные условия для проживания людей, обладающих определёнными качествами. А именно, людей, во первых, высоко образованных, творческих, инициативных, здоровых, работоспособных;

во-вторых, с активной гражданской позицией, ком муникативных, законопослушных. Первая группа качеств нужна, чтобы «догнать и перегнать» другие страны. Вторая – чтобы постоянно защищать свои права, контролировать государство, быть не «подданными», а гражда нами, объединившимися в гражданское общество, достаточно ответствен ными, чтобы не подвергать страну риску очередной «революции», бунта, беззакония, развала.

То есть объективно современное государство заинтересовано в том, например, чтобы развивать систему образования, обеспечивая в максималь но возможной степени равный доступ граждан к образованию;

поощряя понимание и творчество (а не зазубривание тестов для ЕГЭ);

чтобы гаран тировать равенство всех граждан перед законом. Это с одной стороны. А с другой стороны, субъективно, отдельным чиновникам и властным группам может быть удобнее манипулировать людьми мало образованными, безы нициативными;

и уж конечно удобнее, когда эти чиновники, политики перед законом «равнее» других жителей страны. В зависимости от того, какая из двух тенденций превалирует, государство оказывается более или менее успешным.

Насколько эффективно российское государство, можно судить по множеству критериев. Самые очевидные – это продолжительность жизни (которая у нас заметно ниже, чем в развитых странах) и миграционные по токи (причём не только реальные, но и потенциальные). По данным иссле дования Института социологии РАН «Двадцать лет реформ», за последние 10 лет более чем в полтора раза выросла доля желающих покинуть страну, таковых теперь свыше половины, в том числе навсегда хотели бы уехать 13%;

и что особенно тревожно, среди работающих с высшим образованием стремление уехать выражено ещё сильнее [1;

141].

Ещё один существенный показатель эффективности страны – это степень неравенства. Оно в последние годы в России продолжало усили ваться, особенно в крупных городах, прежде всего в Москве;

подогревая На примере России.

Секция 5. Социология глобализации общественное недовольство [1;

126–127]. Кроме того, неравенство является питательной почвой для коррупции, которая в свою очередь поощряет не равенство. Коррупционная система взаимоотношений тормозит развитие страны;

усугубляющееся неравенство препятствует развитию человече ского капитала, в частности, мешает получать необходимые образователь ные и медицинские услуги. В результате эффективность государства падает.

Список критериев успешности государства можно продолжить (например, сравнивая Россию с другими странами, на основании данных Европейского социального исследования [2]). Так, государство (и обще ство) можно считать тем более эффективным, чем выше в нём доля людей ощущающих себя защищёнными и просто счастливыми.

Список литературы 1. Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних социологи ческих замеров). Аналитических доклад / Институт социологии РАН, Представительство Фонда имени Фридриха Эберта в Российской Федерации. М., 2011.

2. Европейское социальное исследование. URL: http://www.europeanso cialsurvey.org.

Секция 5. Социология глобализации Ю. Ф. Лукин Современные Homo sapiens в условиях глобализации В условиях глобализации трансформационные процессы затрагива ют и мировоззрение современного Homo sapiens. Ответ на вопрос И. Канта «Что такое человек?» пора наполнить соответствующим современным со держанием эпохи постмодерна, в том числе и в России. Кто он современ ный человек? Социальные институты и организации, социальные отноше ния, практика и личный опыт каждого человека оказывают полифакторное влияние на формирование типа личности в тот или иной длительный отрезок времени. Мировоззрение человеческих сообществ, социальных групп, личностей исторически всегда изменяется, перманентно отвечая на возникающие вызовы времени.

Социальную философию современного homo sapiens как человека разумного, можно сформулировать несколькими основными утверждения ми, в зависимости от этого классифицируя социальные типы людей. В кон тексте данной темы мною употребляется понятие «homo», хотя правильнее было бы говорить о личности - «person», прошедшей процесс социализации среди себе подобных и обладающей социально значимыми качествами и об щечеловеческими ценностями. Homo sapiens – это человек социальный, персона, личность, что отличает его от ферральных людей. Как социокуль турный тип современного homo sapiens можно исследовать в этом контексте «северного человека», выделяя общие и особенные черты его менталитета, социальные отличия образа жизни от других людей. Мною (Ю.Л.) выделя ются несколько типов современных людей, качественные характеристики которых в той или иной мере присущи northern person Арктики и Севера.

1. Homofilled with fears – человек, наполненный страхами.

Окружающий нас мир (природа, социум, Арктика, космос, океан) полон постоянных опасностей и угроз. Человек не всегда находит рациональное объяснение проявляемым перед внешней средой страхам и ищет их при чины в самом себе или уходит в мистику, религию, находит защитные механизмы в философском или бытовом, личностном объяснении своего поведения и окружающих его людей.

2. Homo active or passive – человек активный или пассивный.

Секция 5. Социология глобализации 3. Homo taking pleasure in a life – человек, получающий удовольствие от жизни. Смыслом, целью жизни, счастьем, миссией современного поколе ния эпохи глобализации и постмодерна во многом становится получение удовольствия, кайфа.

4. Homo solidary. Человеческая солидарность часто зависит от со циальной ситуации. Окружающие нас люди бывают враждебны или ин дифферентны по отношению друг к другу, вместе с тем могут проявлять солидарность в самых неожиданных ситуациях. Социальное в реальной жизни нередко уступает эгоистическому, как бы пасует перед индивидуа лизмом. Границы проявления человеческой солидарности, человеческого поведения сужены проявляемым эгоизмом и инстинктом самосохранения.

Имеются и другие объяснения поведения личности в условиях социального взаимодействия.

5. Homo aloof in the hostile world – отчужденный человек во враждебном мире («expressionism»). Тотальное отчуждение человека от собственности, работы, власти, природы, людей друг от друга. В условиях глобализации XXI века проблема отчуждения стоит еще острее, чем в эпоху К. Маркса, когда речь шла о реальном отчуждении человека от собственности.

Происходит обессмысливание бытия, дегуманизация сознания и общества.

Человек в массе своей всё больше ощущает свое бессилие и униженность перед коммерческими, капиталистическими основами современного со циума с его бесконечной гонкой за прибылью, перед бюрократическими институтами власти и управления как на уровне государства, так и на уров не региона, локального сообщества. Порядочность, честь, милосердие, до стоинство, уважение человека воспринимаются как пережитки прошлого, которым нет места в глобальном социуме ХХI века.

Секция 5. Социология глобализации Н. Р. Маликова Социально-гуманитарное измерение глобализации Парадоксальный характер социально-гуманитарных параметров глобализации проявляется во всех основных сферах жизнедеятельности человека и локальных социальных групп, социально-культурных, этниче ских общностей, национальных, субрегиональных, региональных и миро вого сообществ. Воздействие глобальных информационных сетей, средств коммуникации, социальных институтов глобализации пронизывает по вседневную деятельность. Одновременно, локальные сообщества своими действиями, социально-культурными практиками влияют на социальную динамику глобализации. Все это, обусловливает необходимость анализа социальных рисков и социальных последствий, возникающих вследствие многообразных диспозиций глобального и локального. Именно на этот комплекс проблем направлено наше внимание. Показаны методологи ческие трудности для адекватного социально-гуманитарного измерения глобализации, когда для всех уровней транснационального социального взаимодействия необходимо поставить и последовательно решить ряд задач по выявлению проблемных ситуаций и феноменов восприятия, разработке исследовательской стратегии и адаптации методов, аналитических и изме рительных процедур, социологической интерпретации информации.

Исходя из социологического видения объективности процесса гло бализации, вслед за М. Арчер, З. Бауманом, У. Беком, П. Бергером, Э.

Гидденсом, Р. Робертсоном, С. Кравченко, Н. Покровским и многими другими исследователями, в докладе раскрываются теоретико-методоло гические возможности социологического и междисциплинарного анализа социальных проблем глобализации. Показаны эвристические возможности концептуальных идей, наиболее продуктивных методов и методик междис циплинарного исследования актуальных проблем, проявлений оппозиции глобального и локального в культуре, поведении и общественном созна нии. Ключевой акцент сделан на анализе проявлений оппозиции глобаль ного и локального в культуре. Выявлен интегративный и деструктивный потенциал социально-культурных феноменов, в контексте конструирова ния глобальной идентичности и «двусмысленных» социальных, культур ных, этнических, национальных, региональных гражданских, локальных идентичностей, взаимно дополняющих и конкурирующих друг с другом.

Показана социальная обусловленность «конфликта идентичностей» в эпоху глобализации и специфика социально-культурных, этнопсихологических ресурсов их участников в различных регионах мира.

Секция 5. Социология глобализации Рассматривается роль СМИ, глобальных информационных се тей и российских «интернет-комьюнити», социальных сетей Рунета в рас пространении либеральных, демократических и консервативных цен ностей, идей межкультурной, межконфессиональной толерантности, образцов социальных и культурных практик потребления и коммуникации.

Проясняются методологические возможности организации социологиче ского сбора информации в социальных сетях, определяются принципиаль но новые объекты социологического исследования «Интернет-комьюнити», «предметного поля» современной публичной социологии в виртуальном пространстве. Описывается механизм «культуры сетевой коммуника ции» в мобилизации социальных движений «антиглобалистов». Отмечается контрпродуктивный характер оценочных характеристик глобализации.

Делается попытка выявить позитивные стратегии социально-культурной адаптации сообществ и групп в условиях умножения социальных рисков неопределенности, социальной турбулентности.

Предлагаются к обсуждению аргументы в пользу развития гло бального гражданского сообщества и институционализации Социологии глобализации в учебных планах российской вузовской подготовки бака лавров и магистров на Социологических факультетах.

Секция 5. Социология глобализации К. М. Оганян Социальный идеал и выбор оптимального пути глобализации Ведущаяся в настоящее время борьба между глобалистами и «анти глобалистами» – фактически борьба не за или против глобализации, а за тот или иной ее сценарий;


другими словами - за выбор оптимального пути глобализации. Каждый поддерживает глобализацию на основе своего соци ального идеала и возражает против глобализации на основе чужого идеала.

Каждый хочет, превратить глобализацию в свою глокализацию (придать своим локальным ценностям универсальное значение, то есть сделать их глобальными) и не допустить превращения глобализации в чужую глокали зацию. Из сказанного следует, что удовлетворительная теория глобализа ции невозможна без соответствующей теории идеологизации. Предметом же последней должны быть закономерности формирования и развития общезначимых (социальных) идеалов. Посмотрим, что говорит по этому поводу современная теория социальной самоорганизации, одним из важ нейших результатов которой является закон дифференциации и интеграции идеалов.

Смена идеалов с синергетической точки зрения принимает форму вечного круговорота идеалов, абсолютирующих порядок (тоталитарные идеалы), и идеалов, абсолютирующих хаос (анархистские идеалы). При по верхностном (чисто феноменологическом) подходе создается впечатление, что история вращается в порочном круге между тоталитаризмом и анар хизмом, делая акцент то на одном, то на другом, и никак не может выйти из этого круга. Между тем, с точки зрения синергетического критерия прогресса подобный порочный круг является своеобразным проявлени ем в истории закона дифференциации и интеграции идеалов, а именно:

взаимоотношения между экстремистскими идеалами, абсолютизирующи ми или порядок (тоталитарные идеалы) или свободу (анархистские идеа лы), и оптималистскими («центристскими») идеалами, отмежевывающими ся от этих крайностей и синтезирующих требование порядка с требованием свободы (либеральные идеалы различного толка).

В результате «удельный вес» этих требований в разных идеалах ста новится неодинаковым. В одних преобладает требование большего поряд ка и дисциплины, в других же – большей раскованности и непредсказуемо сти. В результате усиления этих различий на крайних полюсах либерального спектра идеалов возникают тоталитарные и анархистские идеалы, которые взаимно «подогревают» друг друга.

Секция 5. Социология глобализации История показывает, что смысл существования экстремистских иде алов состоит как раз в том, что они определяют направление либерального вектора, т.е. той формы синтеза порядка и свободы, которая необходи ма в данных исторических условиях для достижения социальной системой максимальной стабильности. Таким образом, периодическая дифферен циация либеральных идеалов, их поляризация до уровня тоталитарно го и анархического идеалов, а затем новый либеральный синтез (на основе новой интеграции идеалов) в форме нового либерального идеала, является конкретным проявлением закона дифференциации и интеграции идеалов.

Таким образом, общее между биологическими и социальными кон формистами состоит в том, что как те, так и другие не признают социальных идеалов. Разница же между конформистами этих двух типов заключает ся в следующем: биологические конформисты отрицают мораль вообще (аморализм), а социальные поддерживают устаревшую мораль (ханжеское морализирование). Резко отрицательное отношение конформистов обоих типов к идеалам объясняется тем, что нормы поведения биологических конформистов определяются инстинктами, а социальных – социальными стереотипами (шаблонами). Поэтому они одинаково враждебно относят ся к носителям идеалов, которые мешают им «нормально жить», т.е., в ко нечном счете, спокойно удовлетворять свои естественные потребности.

Секция 5. Социология глобализации А. В. Райчев Главное противоречие современного мира: глобальная экономика – локальная политическая регуляция Распад марксистских, а совсем недавно и неолиберальных пара дигм, поставил обществознание в целом в беспрецедентное положение:

наша способность «комментировать» будущее свелась практически к нулю.

Социологи, политологи и т.д. спешно должны создать (по аналогии с фи зиками) некую «стандартную модель»;

да, наверное, эклектическую, не полную, грубую, но способную играть роль, по крайней мере, социологи ческого эсперанто.

Такую роль может сыграть Теория перехода (Transition), если при Transition), ),, нять как основной тезис, что мы наблюдаем в мире не кризисы (то есть не стихийное совершенствование существующих структур), а глубинную трансформацию с заданным конечным результатом.

Если это принять – стандартная модель может выглядеть в обобщен ном виде следующим образом:

Из-за стихийного возникновения глобальной экономики мир по -за за терял способность регулировать основные процессы (так как системы политической регуляции локальны, в лучшем случае региональны). Это задает два конечных возможных пункта стабильности (то есть результата перехода):

1. Или возникает глобальная политическая регуляция;

2. Или же распадается глобальная экономика мира.

Далее: любой переход (в отличие от войн и т.д.) содержит в себе структуру, похожую на «сделку», а именно «время в обмен на власть».

Поэтому история любого перехода есть история сознательной отдачи суве ренитетов. Ослабление существующих властей за счет образования новых центров власти.

Центрально важным понятием любого перехода являются консен сусы. Переход возможен, только если участники согласованно описывают некое будущее. Поэтому в этих трансформациях всегда ведется война за прошлое, и царит мир на тему будущего проекта.

Выглядит очевидным, что в современном мире глобально действуют только два консенсуса:

1. Консенсус мира;

2. Консенсус роста.

Секция 5. Социология глобализации То есть «теоретически» действуют все традиционные консенсусы «прав человека», но разночтения велики и полное согласие касается только телесных прав – на жизнь, и т.д. Привычные и даже набившие оскомину «демократические» консенсусы, в т.ч. права женщин, оказались локаль ными.

Отсюда прямо следует, что возникающие формы мировой полити ческой регуляции могут происходить в двух областях – финансовой и по лицейской.

Таким образом, переход кончается возникновением как бы двух «министерств» так называемового «мирового правительства», выливает ся в две институциональные формы:

1. Институт, создающий и поддерживающий общую валюту (час ут,, ий ий тичный отказ от суверенитета со стороны сша, китая, европейского союза).

2. Институт, создающий постоянные международные вооруженные силы, для «гашения» локальных гуманитарных кризисов.

Или же этот переход опять-таки кончается распадом глобальной экономики. Но это гипотеза столь страшна для всех людей, что, кажется, не стоит ее заранее обдумывать.

Секция 5. Социология глобализации А. В. Сафошин, В. И. Шмаков Управленческая наука в системе геополитики Для решения многочисленных современных геополитических про блем сегодня важным становится обновление теоретического инстру ментария для обоснования основных принципов управления системой «геополитика». Предыдущая чрезмерная политизация данного научного направления во многом уже заранее предопределяла ответы на достаточно сложные вопросы, которые ставило и ставит время и социально-экономи ческие проблемы вызванные противоречиями в развитии социума и часто находила их в доктринах военно-политического передела материальных ресурсов в мировой политике различных стран и народов, детермини рованной ограниченными возможностями экстенсивного развития со циально-экономических систем. Это период не мог быть длительным по историческим меркам. Системные законы и принципы обеспечивающие функционирование и развитие сохраняющее целостность и устойчивость сложно организованных социально-экономических систем, хотя и были открыты и сформулированы, однако не стали достоянием и инструмен тами политиков и управленцев. Геополитика так и не стала опираться на адекватные научные концепции и по-прежнему, в большей степени, ис кусство. Термины «независимость» и «самодостаточность», так и не пре вратилась в научную категорию, характеризующую свойство системной организованности синергетического класса явлений. То есть систем, обла дающих механизмом самоорганизации, структура и особенности которого обусловлены системными закономерностями и принципом самоорганизо ванной критичности.

ХХI век предельно обострил ситуацию, связанную с ограничениями ресурсов, и поставил вопрос о необходимости перехода к новым, интенсив ным алгоритмам и технологиям социально-экономического развития миро вого сообщества. Через несколько лет (к 2050 г.) предельная численность населения достигнет расчетной величины при исчерпании многих природ ных ресурсов и отсутствии эффективных объединительных идей и теорий, обеспечивающих единство мирового социума, со всеми вытекающими из этого проблемами. Такие идеологические конструкции как «Золотой мил лиард», «Благоденствия общества потребителей», Всемирный мусульман ский порядок и справедливость» не обладают достаточной силой, способ ной быть системообразующим элементом для конструирования целостной социально-экономической системы, обеспечивающей прогрессивный путь Секция 5. Социология глобализации развития человечества. Сегодня становится очевидной несостоятельность многих управленческих концепций, обосновывающих политические ре шения ведущих стран и политиков. Специалисты-управленцы в командах руководителей ведущих стран не достаточно подготовлены для использо вания системных и синергетических технологий.

Многие «беды» и потрясения современных народов и стран можно бы было избежать при принятии политических решений, используя си стемные или синергетические принципы и технологии проектирования будущего. Критики системы в значительной мере правы: утверждая, что большинство людей являются «винтиками» механизма глобализации. В на стоящий период разворачивания мирового кризиса крайне важно обеспе чить научную, системную формулировку важнейших проблем, стоящих перед человечеством, их очередность и иерархи. Решения, провести ре визию теорий и концепций, способных обеспечить их решение на основе раскрытия комплексных, социально-экономических, социально-полити ческих механизмов действия системных, синергетических законов, опреде ляющих функционирование и изменение основных процессов устойчивого, динамичного и справедливого по содержанию и форме развития общества ХХ1 века.


Секция 5. Социология глобализации В. И. Ульяновский Социальное пространство Арктики:

проблема регионализации Можно выделить две тенденции современного мирового разви тия. С одной стороны, глобализация, с другой - регионализация, сопрово ждающаяся обособлением отдельных частей и регионов. Контуры межго сударственной регионализации обретает Арктика и страны, входящие в ее географическое пространство: Канада, США, Исландия, Дания, Норвегия, Швеция, Финляндия и Россия. Внимание к пространственному развитию арктических территорий связано, прежде всего, с минерально-сырьевым потенциалом и перспективой освоения Северного морского пути.

Вектор сотрудничества и перспектив регионализации, межгосудар ственной интеграции приарктических государств определяется внимани ем к человеку Севера (Nordman). В настоящее время население арктических областей составляет 4 238 00 человек, при этом население Арктической России составляет 2 089 000, Арктической Европы 1 280 000, Американской Арктики 829 000 человек.

Арктический регион может рассматриваться в различных измерени ях. Социальное наполнение многомерного пространства Арктики включает как минимум две составляющие. Первая – базируется на распространен ном и доминирующем социально-экономическом подходе. Социальная сфера в таком случае рассматривается как область жизнедеятельности на селения, связанная с инфраструктурой и социально-бытовыми услугами.

Вторая составляющая основана на представлениях социальной сферы как области накопления, воспроизводства и использования социального ка питала.

Первый лик арктического социума достаточно широко презенто ван в социально-экономических исследованиях. Второй лик обозначен отдельными работами, мозаика которых отражает лишь некоторые соци альные проблемы арктического социума.

В современном североведении можно выделить ряд точек зре ния к определению перспектив освоения северных территорий. Так, на пример, в Докладе развития человека в Арктике (ДоРЧА) отмечается два принципиальных подхода в определении перспектив развития человека:

«западный», основанный на интересах личности и показателях продол жительности жизни, образования, материального благополучия человека;

«туземный», основанный на интересах общины и показателях ее жизнеспо собности. В реальной жизни эти два подхода взаимно обусловливают и вза имодополняют друг друга.

Секция 5. Социология глобализации Известные ученые – А.Г. Гранберг, В.Н. Лаженцев, А.А. Макаров, В.В. Филиппов, Ф.Н. Юдахин поставили вопрос о смене парадигмы освое ния северных территорий. Главное в этой парадигме – понятие «обживание северных территорий». Как считают исследователи, все регионы Севера, кроме Арктики, будут развиваться на основе постоянного местожительства, разнообразных внутренних источников жизнеобеспечения, географическо го разделения труда и эквивалентного товарообмена.

Стратегия «обживания северных территорий» позволяет в первом приближении сформулировать особенности арктического социального пространства. Новая парадигма «обживания» устанавливает демаркаци онную линию между территориями, к которым применимы различные стратегии развития, что позволяет более целенаправленно, с учетом раз личных факторов строить государственную социальную политику. Такой подход позволяет устранить прежнюю неопределенность социальной политики в отношении территорий, имеющих статус «крайнего Севера», «территорий, приравненных к Крайнему Северу». Население приполяр ных территорий, веками проживавшее здесь, обретет уверенность в том, что они больше не будут заложниками политических игр, которые полтора десятка лет продолжаются на федеральном уровне вокруг идеи переселения народов.

Секция 5. Социология глобализации Н. Н. Федотова Глобализация как универсальный контекст формирования и функционирования идентичности Глобализация уменьшает способность социальных норм регули ровать поведение людей как в западных, так и незападных странах. Во первых, она ухудшает саморегуляцию сообщества, разрушая отноше ния между людьми. В сообществах, не подвергшихся глобализации, т.е.

сообществах с устойчивыми отношениями люди вмешиваются в жизнь своих соседей, если замечают поведение, отклоняющееся от принятого.

Во-вторых, глобализация может понизить принудительность социальных норм, позволяя людям избегать санкций. Например, люди разных социаль ных статусов и разных обществ по-разному видят то, что является закон ным и незаконным поведением, а также те способы, которыми оправдыва ется, осуждается или игнорируется такое поведение, В-третьих, в условиях глобализации люди, которые хотят осуществить какие-либо действия, влекущие за собой социальные санкции, делают это, в тех местах, где они сами защищены от реальных последствий таких санкций [1;

332].

При этом одновременно обсуждается роль индивидов, действу ющих в этих условиях, и роль сообществ в области принуждения к нор мам. В этой интерпретации нормы индивида меняются быстрее и раньше, чем нормы сообщества. Такие выводы могут быть сделаны в отношении любого процесса быстрых и неконтролируемых социальных изменений.

Но потеря идентичности индивидами иногда осуществляется в силу потери идентичности сообществом.

Конфронтация глобализации со сложившимися формами идентич ности ведет к кризису идентичности, который люди и сообщества вынужде ны преодолевать, не полагаясь на окончательность или долговременность найденного решения. Идентичность стала глобальной примерно у 50 млн «граждан мира», имеющих интернациональные браки, карьеры, меняющих страны проживания и отдыха. Остальное человечество живет пока в ло кальных идентичностях, расширенных или разрушенных глобализаци ей. В условиях глобализации появляется такая новая форма социальных взаимоотношений, как аутсорсинг — выполнение работы, заказываемой Западом, в другой стране (например бухгалтерских операций Запада или расшифровки компьютерных томограмм из США в Индии), позволяет ин дийцу выходить посредством использования информационных технологий на глобальный рынок и зарабатывать больше, чем он мог бы у себя в стране, не уезжая из Индии, не меняя при этом своей идентичности, не изменяя Секция 5. Социология глобализации привычным образцам поведения, пищевым пристрастиям и всему тому, что делает его укорененным в культуру своей страны [2;

29]. Этот способ сохра нить идентичность и вместе с тем экономически воспользоваться глобали зацией весьма привлекателен, и, возможно, будут найдены и другие. Как считает З. Бауман, «формирование идентичности или ее ре-формирование разворачивается в качестве пожизненной задачи, никогда не завершенной;

нет момента жизни, когда идентичность “финальна”» [3;

18]. Она носит, скорее процессуальный, чем плюралистический характер, сводимый к ро лям. Она проходит стадии фрагментации, кризиса, плюралистические, но пересматривается, сохраняя свою значимость. И это связано с глобализа цией как новым универсальным контекстом социальных трансформаций.

Дискурс глобализации усиливает значимость локального, тради ционного, исторического, религиозного при формировании глубинной идентичности людей, не препятствуя ее плюрализации в сфере их функ циональной деятельности.

Список литературы 1. Keenan P. J. Do Norms Still Matter? The Corrosive Effects of Globalization on the Vitality of Norms // Vanderbilt Journal of Transnational Law. 2008.

Vol. 41. March. № 2, P. 327-379.

2. Friedman Th. The World is Flat: A Brief History of the Twenty-first Century.

N.Y.: Farrar, Straus and Giroux. 2007, 488 P.

3. Bauman Z. Identity. Conversations with Benedetto Vecchi. Cambridge;

Malden: Polity Press. 2004, 107 P.

Секция 5. Социология глобализации А. С. Фоменко Cоциальная сеть как феномен информационного общества На современном этапе социальную реальность, в которой пребывает человек, все чаще называют информационным или сетевым обществом.

Основой концепции информационно – сетевого общества является пред ставление об информации как знании, изменяющем конструктивным об разом социальную систему. Информация обладает способностью к трансля ции, то есть коммуникации. В свою очередь коммуникация – это не только процесс передачи информации от передатчика к приемнику, но и безоста новочное изменение состояния взаимодействующих систем.

Таким образом, ключевым для информационно – сетевого обще ства становится скорость и количество передачи информации, от которой зависит скорость преобразований системы. Человечество научилось пере давать информацию сначала посредством ее физического перемещения (по законам классической физики), а затем с помощью электроволнового поля (по законам электродинамики), поменялось так же и соотношение информационных и материальных обменов.

Все вышеуказанное привело к переходу от цивилизационной эпохи коммуникации «лицом к лицу» в рамках локального пространства к циви лизационной эпохе удаленных и опосредованных контактов в распреде ленной коммуникационной среде.

Для сложных коммуникационных систем ключевым является поня тие сети, поскольку задачей любой сети является покрыть максимальную площадь с минимальными временными затратами и обеспечить доступ от одной точки к любой другой. Для таких скоростей и объемов потоков информации, которые характерны для сегодняшнего уровня научно – тех нического прогресса наиболее оптимальным средством распространения информации является сеть в силу ее свойств (полимагистральная структура, ячеистая повторяемая форма, охватывающая большие пространства, высо кая степень комплексности, клонируемость ячеек, обеспечивающая един ство матричной природы, способность объединять подобное и неподобное, оперативно подключать новых участников и освобождаться от них и др.).

Указанные трансформации социальной системы привели к перехо ду на принципиально новую ступень развития общества, имеющего иную природу социальной консолидации и взаимодействия.

Большую известность в настоящее время в исследованиях сетевого общества имеют работы М. Кастельса. Наиболее интересными для нас представляются его теоретические обобщения о природе сетевого обще Секция 5. Социология глобализации ства. Он убежден, что формируется новая среда жизнетворчества, в кото рой меняется сам смысл пространства и времени и вводит термин «поток», так как, по его мнению, современное общество построено вокруг потоков капитала, информации, технологий, организационного взаимодействия, символов: «Пространство потоков есть материальная организация социаль ных практик в разделенном времени…ни одно место не существует само по себе, поскольку позиции определяются потоками…Пространство потоков состоит из персональных микросетей, откуда интересы передаются через глобальное множество взаимодействий в пространстве потоков в функци ональные макросети» [1, С. 115-116].

Одним из ключевых понятий информационного общества является сеть как система, организующая процесс коммуникации, поэтому колос сальную ценность в информационном обществе приобретает социальная сеть.

Человеческое бытие все более плотно охватывается сетью техниче ских стандартов, которые на современном этапе выполняют функцию опос редования всех социальных взаимодействий и заключают их в своеобраз ный технологический каркас, который так же называется сетевая модель.

Кроме того, социальная сеть является одним из наиболее значимых ресурсов распространения инноваций, при этом инновации могут быть различного рода: технические, образовательные, ценностные ориентиры, когнитивные новшества и др. [3].

Социальная сеть как научная категория приобрела весьма широкую популярность. Однако, не все исследователи признают ее концептуальную самостоятельность [4].

Наиболее интересные социологические теории в этой области свя заны с именами следующих ученых:

1. Б. Велман (В. Wellman «Network analysis: some basic principles»

(1994).

2. Л. Фриман (L. Freeman) - редактор журнала «Social network».

3. 3. С. Вассерман (S. Wasserman) вместе с К. Фаустом (К. Faust) на писал фундаментальную книгу по методологии социальных сетей: «Social network analysis» (Wasserman, Faust, 1994).

4. 4. Д. Ноук (D. Knoke) вместе с Дж. Куклински (J. Kuklinski) на D.

. ) писал книгу «Network analysis» (Knoke, Kuklinski, 1982) и др [2].

Однако, на взгляд автора, теоретическим стержнем познания сети, представляется изучение междисциплинарной, или синергетической связи коммуникаций, в результате которых порождается и самоорганизуется сеть, достигая своей динамической стабильности.

Секция 5. Социология глобализации Литература 1. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культу ра./Пер. с англ. Под ред. О. И. Шкаратана. М.: ГУ ВШЭ, 2000.

2. Hays R. B., Oxley D. Social network Development and Functioning During a Life Transition. // Journal of Personality and Social Psychology. 1986. V.

50. # 2. P. 305 – 313.

3. Valente, T., 1995. Network models of the diffusion of innovation. Cresskill, NJ: Hampton Press.

4. Watts D. The “New” Science of Networks // Annual Review of Sociology.

2004. # 30. P.243 – 270.

Секция 5. Социология глобализации Ю. А. Холоденко Социальное государство в условиях глобализации Социальное государство- феномен двадцатого столетия.

Возникшая в промышленно развитых странах, оно стало воплощением эффективной реализации социальных функций государства: социальной защиты отдельных категорий граждан, обеспечения доступного качествен ного образования и здравоохранения, развития института социального страхования, сглаживания социального неравенства, преодоления бед ности. Это вызвало значительный рост совокупных государственных рас ходов, в том числе социальных, доля которых в ВВП большинства благопо лучных государств превысила 40 %, а в отдельных из них (Дания и Швеция) достигла почти 60%.

Вместе с тем в последние два десятилетия кардинально изменились внешние и внутренние условия реализации социальных функций государ ства. Углубление глобальных процессов во всех областях общественной жизни и прежде всего- в экономической сфере, динамизация межгосудар ственного перемещения товаров, услуг, капитала и рабочей силы привели не только к ускорению темпов росту мировой экономики, но и усилению глобальной конкуренции. На наш взгляд это подрывает казавшееся до не давнего времени незыблемым ведущее положение стран «золотого милли арда» в глобальной экономической системе.

Глобализация затрагивает не только экономическое, но и соци альное пространство. Она разрушает сложившийся социальный порядок базирующийся на экономическом доминировании ведущих западных стран. Очевидно, что традиционные методы реализации государственной социальной политики, основанные на масштабном перераспределении доходов и социальной солидарности различных социальных групп, в со временных условиях, когда возрастает значение внешних факторов соци ально-экономического развития, становятся всё менее адекватными.

Представляется, что последствия глобального финансово-экономи ческого кризиса 2008-2009 годов, разрастающийся долговой кризис зоны евро, способный похоронить саму идею «европейской семьи», прогно зируемая долгосрочная рецессия ведущих западных экономик ещё более обострят проблему реализации социальных обязательств государства перед своими гражданами, усилят конфликтность общественного развития. Не исключена смена экономической и социальной парадигмы, обусловленная острым кризисом идеологии, теории и практики сложившийся модели Секция 5. Социология глобализации социального государства, ресурсы которого исчерпаны. Наступило время расплачиваться по накопленным долгам. А это процедура чрезвычайно болезненная так как неизбежно приведёт к сокращению социальных рас ходов и снижению качества жизни значительной части общества.

Россия осуществляет переход к модели социального государства построенного на принципах «государство всеобщего состояния». Важно, чтобы этот мучительный процесс не привёл к созданию социально-эконо мической модели уже доказавшей свою слабую восприимчивость к глобаль ной конкуренции. Россия не имеет права повторять чужих ошибок и про счётов. Более того, российское государство не должно руководствоваться потребностями текущего политического момента без учёта экономических реалий, а цели его социальной политики не должны противоречить задачам модернизации и эффективного включения в глобальное экономическое политическое социальное и культурное пространство.

Секция 5. Социология глобализации А. Е. Шапаров Формирование иммиграционно политических режимов в контексте экономической и политической глобализации В послевоенную эпоху в мире произошла институционализация режимов в различных областях системы международных отношений: по литической, экономической, социальной и культурной и др. Глобализация усилила взаимосвязь и взаимозависимость процессов во всех сферах обще ственной жизни, оказав существенное влияние как на деятельность участ ников международных отношений, так и на функционирование междуна родных режимов. Важным следствием развития интеграционных процессов на Европейском континенте стало формирование иммиграционно-по литического режима, регламентирующего особый характер миграции для граждан стран-участниц. Данный режим предполагает согласование между странами-участницами целей, задач, принципов регулирования и масшта бов желательной иммиграции.

Целесообразность введения концепта «иммиграционно-полити ческий режим» вытекает из необходимости дифференциации понятий «глобальный миграционный режим» (Б.Гоуш) [3], «международный имми грационный режим» (Р.Козловски) [2;

103], и, получившего более широкое распространение в науке, понятия «иммиграционный режим». Последнее характеризует иммиграционную и интеграционную политики государ ства в конкретный исторический период (В.Малахов). [1;

158] В этом смыс ле принято говорить об ужесточении или ослаблении иммиграционного режима какого-либо национального государства. Термин «глобальный миграционный режим» (Б.Гоуш) разрабатывается в рамках глобалистики (глобального управления) и служит для описания роли международной трудовой миграции в формировании и обслуживании глобального эко номического порядка. В отличие от термина «глобальный миграционный режим», описывающего неравновесный характер экономического обмена трудовыми ресурсами между развитыми и развивающимися странами, концепт «иммиграционно-политического режима» делает акцент на меж государственной кооперации, прежде всего, политического характера.

Движущими силами формирования международного миграцион ного режима выступают потребности развитых стран в решении проблем безопасности, нелегальной миграции, торговли людьми и другими нега тивными явлениями, сопряженными с отсутствием единых стандартов, правил и процедур международно-правового регулирования миграции.

Участие суверенных государств в международном миграционном режиме, Секция 5. Социология глобализации во-первых, увеличивает ресурсовооруженность их национальных имми грационных политик;

во-вторых, расширяет «поле возможностей» для ре шения важных проблем, связанных с миграцией;

в-третьих, позволяет пре одолевать национальную ограниченность в решении глобальных проблем.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 60 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.