авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 60 |

«IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция 1 История и теория социологической ...»

-- [ Страница 7 ] --

 креативный класс во все большей степени определяет темпы раз вития нации и ее экономики, обозначая тенденцию, когда макси мальный прирост обеспечивается не за счет национальных ресур сов, а за счет творческой деятельности. Этот ресурс не только не исчерпаем, но и нарастает по мере его использования.

Споры вокруг роли «креативного класса» в социальной структуре российского общества ведутся нешуточные. Но многие сходятся во мне ниях, что:

Секция 6. Социальная стратификация  именно креативный класс в развитых странах обеспечивает основ ной прирост ВВП за счет качественного улучшения производимых товаров и услуг. Встречаются цифры, которые говорят о том, что уже сегодня этот прирост на 90–95% обеспечен за счет креативного класса. В сегодняшней России этого видеть не хотят потому, что для ресурсной экономики это не важно;

 недооценка креативного класса в России в последние десятиле тия прямо связана не только с ресурсной экономикой, но и не заинтересованностью правящей элиты, в том числе личной, в со циальном развитии общества. Отрицание ведущей роли креатив ного класса означает на деле молчаливое согласие и с первым, и со вторым;

 креативный класс становится не только ведущей экономиче ской, но и социальной силой, а теперь уже и политической.

Игнорирование интересов этого класса неизбежно ведет не толь ко к экономическим, но и политическим последствиям;

 и, наконец, главное: креативный класс является основным но сителем национального человеческого потенциала, именно он концентрирует в себе такие его качества, как знания, творчество, культура[2, 19-20].

Список литературы 1. Волков Ю.Г. Креативность: исторический опыт России. Москва, 2011, 173.

2. Подберезкин А. Креативный класс и идеология русского социализма.

Москва, 2011, 19-20.

Секция 6. Социальная стратификация А. В. Мальцева Роль социального института рынка труда как индикатора трансформации социальной структуры современного российского общества В условиях трансформации социально-структурных отношений общества, происходящей в условиях ускоренного развития, всесторонней изменчивости и высокой взаимозависимости различных сторон социальной жизни, необходим такой индикатор трансформации социальной структуры общества, который отразит происходящие изменения динамично и много планово. Преобразования в России XXI в. сопровождаются радикальными изменениями, происходящими не только в правовой или экономической сфере, но и в социальном взаимодействии, намерениях, диспозициях фор мирующих модели поведения личности и групп. Эти изменения протекают на фоне интенсивной глобализации, распространения открытости со обществ в информационном пространстве, способствующем разнообразию поведенческих моделей, вариативности формирования социальных взаи модействий, которые приобретают все большую значимость в определении тенденций трансформации социальной структуры общества.

В качестве индикатора, характеризующегося восприимчиво стью к социально-структурным отношениям и в то же время интегрирую щего как объективные, так и субъективные влияния на социальную жизнь, выступает социальный институт рынка труда. [2] Исследование социального института рынка труда как индика тора трансформации социальной структуры современного российского общества актуально как с точки зрения поиска новых методологических подходов к изучению процессов трансформации социальной структуры общества, так и для преодоления проблем, возникающих в процессе функ ционирования социального института рынка труда, что особенно важно на фоне угрозы возобновления мирового финансового кризиса. [2] Изучение роли социальных институтов в трансформации соци альной структуры распространено в зарубежной и отечественной социо логии и актуализируется периодически на фоне социально-структурных преобразований. Работы по данной проблематике отличаются методологи ческим разнообразием и полидисциплинарностью. Однако существующие исследовательские направления в социологии ориентированы в основном на выявление новых групп в социальной структуре, то есть на категори альную сторону ее существования и трансформации. В то же время необ Секция 6. Социальная стратификация ходим поиск закономерностей, отражающих трансформацию социальной структуры не с точки зрения определения новых структурных образова ний, а с точки зрения нахождения тенденций и составляющих этой транс формации. В настоящий момент актуально обоснование роли социального института рынка труда как такого индикатора, который характеризуется динамичностью в условиях быстро происходящих изменений социаль ной структуры. Такая трактовка предполагает возможность обоснования целостной системы согласованных подходов, что позволит реализовы вать многомерный социологический анализ роли социального института рынка труда как индикатора трансформации социальной структуры, в том числе в режиме мониторинга. Исследование роли социального института рынка труда как индикатора трансформации социальной структуры совре менного российского общества не только внесет вклад в создание достовер ной картины социальной жизни, но и позволит повысить эффективность управления протекающими в обществе процессами. [1] Библиографический список 1. Мальцева А.В. Социологический анализ рынка труда: классические теории и новейшие технологии. Барнаул, 2010, 251 с.

2. Мальцева А.В., Чудова О.В., Шилкина Н.Е. Сегментация рынка труда:

теория и методика. Барнаул, 2010, 114 с.

Секция 6. Социальная стратификация И. М. Орехова Воспроизводство рабочих кадров:

образовательная ситуация Воспроизводство рабочих кадров – проблема, обострившаяся в по следнее десятилетие. Расчёты специалистов показывают, что уже в ближай шее время – в течение трёх-пяти лет – численность рабочих уменьшится почти на треть за счёт ушедших на пенсию. Ежегодно будет выбывать около двух миллионов рабочих. Проблема в том, кто сможет их заменить. И глав ная составляющая этой проблемы – система подготовки рабочих кадров, прежде всего качество этой подготовки.

По данным мониторинга экономического положения и здоровья населения, проводимого Институтом социологии РАН, исследовательским центром «Демоскоп», ГУ «Высшая школа экономики» и Университетом Северной Каролины в Чепел Хилле (США), к 2008 году по сравне нию с 2000-ым годом доля рабочих низкой квалификации увеличилась на 4,3 процентных пункта, в то время как доля рабочих высокой квалифика ции снизилась на 2,1 процентных пункта. В действительности же снижение квалификационного уровня рабочих кадров началось значительно рань ше: в 1994 году в экономике страны рабочих низкой квалификации было 23,8%;

средней квалификации – 53,5% и высокой квалификации – 22,7%.

Т. е. в период с 1994 года по 2008 год при достаточно значительном росте доли рабочих низкой квалификации на 7,7 процентных пункта, произошло снижение доли рабочих средней и высокой квалификации на 2,2 и 5,5 про центных пункта соответственно.

Между тем, существующая в настоящее время в Российской Федерации система подготовки рабочих кадров не может решить стоящих перед ней задач, поскольку практически не отличается от советской систе мы. Переименование профессионально-технических училищ в колледжи трудно назвать принципиальным преобразованием, поскольку качество подготовки в этих учебных заведениях существенно не изменилось, и уро вень этой подготовки характеризуется, например, следующими данными социологических исследований. Лишь треть рабочих, получивших про фессию в профессионально-техническом учебном заведении, считают, что все необходимые профессиональные навыки они получили во время учёбы. Большинство же приобрели свои знания и умения уже на производ стве в процессе работы. И далеко не всегда вновь приобретённые навыки соответствуют той профессии, которую рабочие получили в учебном заве дении – более половины из тех, кто имеет профессионально-техническое Секция 6. Социальная стратификация образование, работают не по своей специальности. Остался и дисбаланс подготовки кадров и потребности экономики страны в кадрах определён ной квалификации, а также низкий престиж среди молодёжи самих рабочих профессий. Кроме того, сеть профессионально-технических учебных за ведений в количественном отношении значительно снизилась.

Безусловно, те рабочие, которые получили начальную профессио нальную подготовку непосредственно на рабочем месте, имеют некоторые преимущества в плане адаптации – для этого им требуется значительно меньше времени и сил. Но недостатков в таком образовании значитель но больше, особенно для тех из них, кто ориентируется в дальнейшем на профессиональный и карьерный рост либо в рамках рабочих профессий, либо в рамках получения образования и ухода из рабочих. Но главное, без условно, в том, что проблемы в системе подготовки рабочих кадров каса ются рабочих, ориентированных именно на «рабочую карьеру», то есть на повышение профессионально-образовательного и квалификационного уровня в рамках рабочих профессий. По данным социологических иссле дований такие рабочие составляют треть от общего числа опрошенных.

Секция 6. Социальная стратификация О. Ю. Посухова Особенности карьерного пространства на Юге России Стабилизация общественной и социально-экономической жизни Юге России в первое десятилетие XXI века напрямую связана с созданием эффективного, высококвалифицированного, социально-мобильного и со циально-ориентированного рынка труда. Бурные темпы экономического развития крупных центров Юга России создают благоприятные условия для профессиональной мобильности. Профессиональная мобильность ограни чена рамками и детерминирована особенностями карьерного пространства Юга России. Карьерное пространство – это сложноорганизованная целост ность, имеющее вертикальное и горизонтальное измерение, детерминиру емое «правилами игры», принятыми в социуме и влияющих на реализацию карьерных притязаний, замыслов и ожиданий профессионального актора.

В силу того, что Юг России характеризуется полиэтничностью, по ликонфессиональностью, поликультуральностью, взаимодействия между социальными акторами строятся на основе в большей степени традиций принятых в социуме, карьерное пространство имеет определенные особен ности, не характерные для других регионов российского общества. Именно поэтому при исследовании социальных перемещений в конкретном со циуме Юга России необходимо учитывать каналы, при помощи которых они осуществляются, т.к. они являются залогом «успеха». Важной особен ностью карьерного пространства на Юге России является существенное изменение системы критериев оценки успеха и нарастание тенденции рас пространения неинституционализированных каналов профессиональной мобильности. Вся система профессиональных перемещений приобрела вы раженные примордиальные характеристики. Это связано с тем, что с одной стороны, институционализированные каналы социальных перемещений неэффективно выполняют возложенное на них функциональное назна чение. В последнее время траекторию, скорость и дистанцию професси ональной мобильности определяют неформальные факторы социального продвижения. С другой стороны, использование неформальных каналов является нормой для Юга России.

К особенности карьерного пространства можно отнести и скорост ную карьеру, для которой характерно стремительное, но последовательное должностное перемещение по вертикали организационной структуры, детерминируемую имеющимся социальным капиталом. К отрицательному проявлению скоростной карьеры можно отнести карьеризм. К другой осо Секция 6. Социальная стратификация бенности карьерного пространства Юга России можно отнести карьерную агрессию. Негативная аспект карьерной агрессии – вторжение в карьерное пространство, его интенсивное освоение на статусных высотах с подавлени ем в нем нормальных карьерных процессов, деформацией кадровой поли тики и системы социального управления и установления в нем «своих пра вил игры». Позитивный аспект заключается в том, что карьерная агрессия не всегда разрушение, но и в созидание нового карьерного пространства на основе развития профессиональной конкуренции, инновационного и кре ативного потенциала личности. Доминирование позитивного или негатив ного аспекта детерминировано институциональными условиями общества.

Профессиональные акторы в карьерном пространстве постоянно взаимодействуют друг с другом и в своем профессиональном поведении ориентируются на «другого», что актуализирует вопрос о легитимации профессиональной мобильности. В карьерном пространстве Юга России можно выделить две основные стратегии легитимации профессиональной мобильности: профессионализм и имитация. Выбор стратегии детерми нирован социально-психологическими особенностями индивида и соци окультурной спецификой социума.

Секция 6. Социальная стратификация А. В. Сафошин Оптимизация социальной структуры социума и структуры деятельности личности Для того чтобы структура личности отдельного человека могла по стоянно совершенствоваться необходимо обеспечивать постоянное со вершенствование и оптимизацию социальной структуры социума по аналогии с тем, как проходило революционное преобразование семьи «животной» в «социальную» семью. Если формы «животной» семьи обе спечивали совершенствование, в основном, такого компонента человека личности как средство, то социальная семья обеспечивала, в том числе, сохранение и развитие такого компонента, как «метод» и таким образом обеспечивала дифференциацию форм и видов деятельности. Таким об разом, социальная семья породила деятельность как метод или механизм адаптации, обеспечивающий лучшую результативность в добыче средств выживания и развития.

Только возникновение социальной семьи обеспечило развитие собственно деятельности, обеспечивая сохранения дифференциального способа воспроизводства товара, качества организованного функционала, ресурса в целом. И данный механизм (семьи социальной), превратил дея тельность в специфическую форму существования социума. Деятельность всегда есть организованный процесс, свойством и конечной целью является – результативность, обеспечившая и формирование механизма обратной связи. В зависимости от характера деятельности, структура, задающая объединение будет несколько различной: по цели, механизму, процес су и форме.

Вслед за П.К.Анохиным и А.Н.Леонтьевым, считаем что процесс, который мы называем деятельностью, не может возникнуть лишь на базе желаний, потребностей, эмоций и т.д. «Последние» выступают лишь, как предпосылки этого процесса, как субъективно переживаемые условия вос приятия и переработки поступающей «извне» информации, кристаллизу ющейся в категориях субъективного смысла и порождающей, в конечном счете, активные и сознательные формы жизнедеятельности субъекта.

Именно таков диалектический путь превращения энергии внешнего раз дражения в факт сознания.

Следовательно, и саму деятельность необходимо представить и ана лизировать в границе социально-экономической системы и составляющих её структур. Только в этом случае сама деятельность выступает как свойство Секция 6. Социальная стратификация сложноорганизованных систем достигших определенного уровня организо ванности и обеспечивающая этим системам возможность неэнтропийного пути развития.

В таком случае, из хаотического многообразия видов предметных деятельностей, создающих впечатление их якобы независимости и слу чайности, четко вычленяются три класса деятельностей, только и обе спечивающих возможность развития сложноорганизованной системы, по неэнтропийному пути. Причем обеспечивая целостность и качество со циума и личности в процедуре полного жизненного цикла расширенного воспроизводства и превращения средств в цель. Таких классов всего три:

1. Трудовая или преобразовательная деятельность. Иначе деятель ность первого порядка;

2. Познавательная или «игровая», которая решает задачи опережаю щего восприятия и отражения действительности, обеспечивая социальной системе возможности предвидения будущего и прогноз протекания раз личных процессов, в структурах деятельности;

3. Сервисная, в том числе управленческая деятельность, функция которой - стабилизация и развитие, как две необходимые фазы процедуры системного преобразования в структуре полного жизненного цикла.

Секция 6. Социальная стратификация А. И. Степанова Специфика адаптации «новых ремесленников» в современных условиях Численно незначительная, но специфичная с социально-професси ональной точки зрения группа ремесленников-предпринимателей [1;

45] занимает особое место в структуре современного российского общества.

Особенность данной группы обусловлена как невозможностью ее отнесения ни к одной из общепринятых профессиональных групп, так и наличием общих черт с представителями этих групп: при использова нии ручного труда они близки к рабочим, при проектировании собственных инструментов – к техническим работникам, при разработке уникального, близкого к произведению искусства, изделия – к творческой интеллиген ции и т.д. Производственный процесс ремесла не имеет жесткой техноло гической обусловленности, чрезвычайно ограничен в интенсификации, но свободен в разумном преодолении экстенсивности, среди ремесленников не может быть лиц, относящихся к высокодоходным представителям обще ства. Поэтому с уверенностью можно отметить отсутствие ремесленни ков в нижних и верхних социально-экономических стратах.

Превалирование в труде ремесленников исследовательской, про ектной и изобретательской работы, а также культуртрегерской миссии над экономическими целями имеет значительные позитивные последствия, что служит контртенденцией стандартизированному потреблению.

Отдельно хотелось бы отметить такую особенность общественной стороны труда ремесленников, как, с одной стороны, тенденция к укре плению горизонтальных связей путем индивидуализации контакта масте ра и заказчика, мастера и ремесленников смежных направлений, так и, с другой стороны, вертикальных общественных связей: если учесть, что об щество в наиболее широком смысле включает и ранее живущих людей, ремесленник, изучая их произведения и технологии, включается в культур но-исторические связи с мастерами прошлого и далее транслирует эту не обходимую обществу энергию в современность и будущее. Очевиден и по зитивный вклад ремесленников в ослабление тенденции разобщенности членов семьи как важнейшей малой социальной группы, укреплению династийности и наставничества.

Выделяющиеся из ремесленной среды ремесленники-предприни матели как «новые ремесленники» современного постиндустриального общества так же имеют ряд специфических особенностей, отличающих их от иные представителей класса предпринимателей: 1) однонаправленность Секция 6. Социальная стратификация мобильности: только из ремесленников в предприниматели, но не из пред принимателей как таковых - в ремесленники-предприниматели, 2) огра ниченность разделения труда внутри коллектива ремесленной мастерской делает невозможным специализацию ремесленника-предпринимателя на исключительно менеджерском труде, 3) максимизация участия ремеслен ника-предпринимателя во всех стадиях предпринимательского цикла, 4) доминирующее значение потребности в разумной экономической обосо бленности, в признании и самоуважении, тогда как основная потребность предпринимателя как такового – достижение максимизации прибыли.

Специфика ремесленников-предпринимателей обусловливает и осо бенности их профессиональной адаптации: активность собственного типа адаптации и создание условий для пассивной и активной адаптации под чиненных;

совмещение выгод прохождения процесса адаптации (для сотрудника и для работодателя) в одном лице;

расширение сферы своей адаптации на членов своей семьи при постепенном вовлечении их в адап тационный процесс и др.

Таким образом, новые ремесленники выполняют функцию го ризонтальной стабилизации и вертикальной интеграции современного общества. Учитывая большое и многогранное социальное значение новых российских ремесленников-предпринимателей, изучение специфики их адаптации становится все более актуальным.

Список литературы 1. Мокроносов А.Г., Гаврилов Д.Е. Специфика ремесленной деятель ности как хозяйственной деятельности особого типа. Тезисы 3-й Международной научно-практической конференции. Екатеринбург, 2006. С.45-46.

Секция 6. Социальная стратификация М. В. Ухорский Механизм конструирования социальной иерархии Социальное пространство формируется совокупностью переплетаю щихся процессов и подразделяется на особые социальные поля. Примером социального поля может служить государство, предприятие, этническая группа, населенный пункт и т.п.

Социальные поля представляют собой особые участки социально го пространства с относительно высоким социальным взаимодействием, развитыми и густыми связями. Это взаимодействие порождает новые, системные качества. В результате, социальные поля приобретают силовой характер по отношению к попадающим в рамки их действия индивидам.

Социальное пространство, поля, статусные позиции не могут су ществовать без заполняющих их индивидов. Социальные отношения воз никают только в результате взаимодействия индивидов и их групп. В соот ветствии с этим, социальное пространство можно определить как особое силовое поле, создаваемое взаимодействующими индивидами, их практи ками, но, вместе с тем, имеющее нечто, отсутствующее в самих индивидах (например, государство, право, обычаи, мораль и т.п.).

В процессе совместной деятельности индивиды конструируют со циальные институты различных типов, которые, в свою очередь, исполь зуются в качестве инструмента конструирования социальных иерархий.

Все многообразие социальных институтов можно условно подразделить на две разновидности, используя в качестве критерия градации способ их вовлечения в процесс социального конструирования иерархий.

Будучи изначально результатом свободной деятельности людей, социальные институты приобретают впоследствии собственную логику развития, которая выступает как внешняя сила (структура) по отноше нию к отдельно взятым индивидам. Так что социальный институт, также как и социальное пространство в целом, является надындивидуальным феноменом. Это совокупность устойчивых форм взаимодействия людей.

Причем данные формы в разных институтах существенно различаются как по степени устойчивости, так и по способам поддержания.

Элементарной единицей социального института любого типа вы ступает акт социального взаимодействия. В идеальной форме он суще ствует в качестве нормативного предписания закона, указа, должностной инструкции, социального ожидания в реальной форме и пр. Любой акт взаимодействия изначально содержит в себе элементы координации и раз деления труда, что является элементарной единицей иерархии.

Секция 6. Социальная стратификация Процессы конструирования и воспроизводства разных типов со циальной иерархии более или менее существенно различаются, что тре бует детального изучения каждого из них. Однако при всем их кажущемся многообразии в них прослеживается и некая универсальная логика: люди осознанно конструируют и поддерживают иерархически упорядоченные клетки. В этом процессе участвуют как обитатели верхних этажей, так и ока завшиеся на самом дне и мучительно переживающие свое состояние.

Следует также отметить, что конфигурации иерархий носят от носительный характер. Они меняются в зависимости от ценностной по зиции, с точки зрения которой они рассматриваются. В результате пере мены позиции наблюдателя могут меняться местами дно и верхи. Однако наличие в каждом обществе ограниченного числа ценностных систем, поддерживаемых большинством, превращает иерархии из индивидуальных конструкций в социальные, что придает им относительную устойчивость, создает видимость их универсальности, абсолютности и объективности.

Список литературы 1. Ильин В.И.Социальное неравенство. М, 2000, 308с.

Секция 6. Социальная стратификация А. А. Филиппов Социально-профессиональный статус как показатель процессов социальной дифференциации в обществе Анализ трудов зарубежных и отечественных ученых, свидетельству ет о том, что теоретические положения о социально-профессиональном статусе сложились в рамках теорий социальной стратификации, основы которых были заложены Э. Дюркгеймом, М. Вебером, П. А. Сорокиным.

Наиболее комплексно вопросы формирования социального статуса раз работаны в рамках структурно-функциональных теорий стратификаци онной системы (Т. Парсонс, Р. Мертон, К. Девис, У. Мур). В этих теориях социальное неравенство определяется значимостью и престижностью вы полняемых в обществе функций. Профессия считается главным критерием социального расслоения. Профессиональный статус индивида или соци альной группы тесно связан со следующими критериями стратификации:

доходы (собственность), власть (положение в системе управления), престиж (признание социальной значимости работы) и образование (возможность получить хорошую профессию).

Дефиниция «социальный статус» в анализе, близком к современно му, введена в социологию Р. Линтоном, определяющим его как место, ко торое индивид занимает в данной системе;

оно сопряжено с совокупностью прав и обязанностей, реализация которых формирует роль. При анализе социально-профессионального статуса применяются методологические подходы Т. Парсонса к изучению статусных характеристик индивидов.

В целом социологи выделяют достаточно схожие, аналогичные ком поненты в структуре социального статуса. При этом основополагающим конструктом является престиж (престиж профессии, уровень дохода и уро вень образования) - это социально-экономический индекс позиции. В со циологическом контексте престиж рассматривается как сравнительная оценка обществом или группой социальной значимости различных объектов, явлений.

Престиж становится практическим эквивалентом репутации и интерпретиру ется как уважение статуса, сложившегося в обществе.

Важными характеристиками социального статуса являются до ход и образование. Анализ результатов современных исследований пока зывает, что социальный статус лишь в незначительной степени связан с до ходом, связь статуса и образования сильнее. Некоторые высокостатусные профессии обладают относительно низким доходом (преподаватели вузов, врачи и юристы). По шкале образования лидирующие позиции занимают «интеллигентные» профессии: учителя и преподаватели вузов, врачи и ин Секция 6. Социальная стратификация женеры. В целом статусный порядок в России практически не отличается от европейского: профессии умственного труда выше в статусной иерар хии, чем профессии физического труда. Социально-профессиональный статус в России в большей степени связан с образованием, чем с доходом.

Список литературы 1. Аберкромби, Н. Социологический словарь : пер. с англ. / Н.

Аберкромби. – М. : Экономика, 2004. – 620 с.

2. Вебер, М. Избранные произведения / пер. с нем. под ред. Ю. Н.

Давыдова. – М. : Прогресс, 1990. – 805 с.

3. Дюркгейм, Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение / Э. Дюркгейм. – М. : Канон, 1995. – 352 с.

4. Мертон, Р. К. Социальная структура и аномия / Р. К. Мертон // Социологические исследования. – 1992. – № 3. – С. 104-115.

5. Парсонс, Т. Система современных обществ : пер. с англ. / Т. Парсонс. – М. : Аспект Пресс, 1998. – 270 с.

Секция 6. Социальная стратификация А. Х. Хусаинова Социальная экзистенция человека в российском обществе на рубеже ХХ-ХХI веков Планета вступила в третье тысячелетие. Мир начала наступившего века можно образно представить одним термином в экологии - «разрушен ный ландшафт», а человека на этом ландшафте обуревает тревога и страх перед неизвестностью.. Несмотря на успех и достижения научно-техниче ского прогресса, человечество оказывается перед целым рядом глобальных проблем, когда утрачиваются старые жизненные ориентиры и оно вынуж дено искать новые, и отсюда возникает особая потребность философского, экзистенциально-онтологического переосмысления его бытия.

Россия вступила в ХХ1 столетие с неразрешенными социально-эко номических проблемами, накопленными предыдущими десятилетиями.

Российское общество, пройдя через многочисленные мытарства «пасси онарного надлома», оказалось запертым в «кольце концов»: в симптомах всеохватывающего кризиса – ощущения возрастающего в обществе от чуждения, утраты смысла происходящего и цели жизни, распространение нигилизма и т.д. Очевидно, всякая переходная эпоха, т.н. «перестройка», «ускорение» - «революция сверху», несут эту угрозу нигилизма и потрясе ний ибо, как известно, странам, пережившим революцию, это стало тя желейшим бременем. Сценарий везде один и тот же: сначала революция, потом, как правило, наступает диктатура, потом – реставрация. В России же вместо этой триады получается иное: революция, диктатура, обскурация, т.е. национальная усталость, или депрессивный синдром – диагноз, кото рый характеризует состояние человека на одной шестой части суши земли:

это все возрастающий спрос на печальные, порой трагическим оттенком, новости, на тревожные прогнозы в экономике, на непредсказуемые в поли тике и т.п. Средства массовой информации неустанно и с большим усерди ем предрекают «конец света», периодически отодвигая его сроки. Эта мода на катастрофическое сознание заслоняет от человека объективную картину происходящего, и его реальное бытие при оценке действительности играет, как не странно, роль подчиненную.

Считается, что многие восприняли происшедшее как экзистенци альную катастрофу, как крушение первоосновы бытия и как утрату своей идентичности: конец сверхдержавы был принят за конец России, ибо под ногами оказалась не привычная почва, а нечто неустойчивое, зыбкое, скользящее и т.п. Это привело многих людей, особенно старшего поколе ния, к острой невротической реакции, в которой сплелись ностальгия по прошлому.

Секция 6. Социальная стратификация «Обустройство» России продолжается, «ускорение» как бы замед лилось, непонятная по своей сути т.н. «новое мышление» никого сегодня не согревает, «великим потрясениям» не видна конца. Очевидно отсюда массовая тоска по прошлому, главным образом по имперскому, ибо раньше человек с неустроенной судьбой привык согревать свою душу сознанием принадлежности к великой державе, т.

е. лишенной самоуважения личного, он утешался уважением общественным, а поскольку большинство населе ния на одной шестой части суши по своему сознанию коллективисты, то потеря невероятно велика. К началу ХХ1 столетия преобладает тенденция, когда жизнь человека обретает все более и более коллективистский харак тер, образно говоря, он все чаще оказывается в ситуации муравейника или пчелиного улья, у которых одна особь не может существовать без осталь ных. Процесс глобализации все теснее привязывает людей друг к другу, но в то же время именно благодаря ему, или вопреки ему, человек все более стремится дифференцироваться, «отстраниться» (А.Камю), следовательно, отчуждение человека приобретает всеобъемлющий характер, и, возможно, процесс его преодоления бесконечен.

Таким образом, человек начала третьего тысячелетия находится в си туации незавершенности, ибо пока он жив, он еще не завершен, раз не завершен, значит должен обрести то, что ищет – свою экзистенциальную опору, что станет, очевидно, самой непосильной задачей предстоящего столетия.

Секция 6. Социальная стратификация Ю. В. Черевко Самозанятость молодежи:

проблемы и решения Проблема трудоустройства встает перед каждым молодым человеком еще в подростковом возрасте, когда решается вопрос о поступлении после окончания школы на работу или в вуз. Причем молодой человек решает при этом множество мелких проблем, используя накопленный им самим и его близкими жизненный опыт, ценностные ориентации и прочие нематери альные субстанции.

Статья основывается на результатах исследования, проведенно го в конце 2009 года в Вологодской область [1].

Основные проблемы можно сформулировать следующим образом:

самочувствие двух возрастных групп на рынке труда и в сфере занято сти в посткризисных условиях. Можно выделить несколько направлений исследования в данной сфере: во-первых, желание и возможность за ниматься бизнесом;

во-вторых, это проблемы самореализации на основ ном и дополнительном месте работы;

в-третьих, проблемы доходности места работы.

На первый план выходят проблемы субъективного (зависящего от индивида) характера, такие как нехватка способностей и стартового капи тала, возможно, как следствие первой причины. Но также велик процент отметивших, что в нашей стране открыть бизнес - дело не из легких. Для этого есть армия «бдительных и рачительных» чиновников, которые не допустят никаких нарушений. Этому способствует несовершенное зако нодательство в сфере частного предпринимательства. Это уже причины объективного (не зависящего от индивида) характера.

Для молодежи свойственно желание самосовершенствоваться, само реализоваться на работе, а для старшей группы желательна стабильность, надежность работы, хороший климат на рабочем месте. В данном вопросе, как нигде видны возрастные различия между поколениями «отцов» и «де тей».

Сравнение двух возрастных групп вполне оправдано, т.к. в неко торых случаях возраст играет решающую роль в ответах на поставленные вопросы. Старшая возрастная группа стала своего рода контрольной при анализе полученных в ходе исследования результатов. Молодежь более открыта изменениям, обладает большим инновационным потенциалом, но в то же время мало кто из молодых опрошенных выбирает самозаня тость, предпринимательство, хотя уровень безработицы в молодежной среде Секция 6. Социальная стратификация достаточно высок. Многие просто недооценивают свои возможности и кос венно высказывают недоверие государственным программам, которые га рантируют помощь в создании собственного бизнеса и даже предполагают выделение средств на его организацию, хотя некоторое недовольство своей жизнью они все-таки испытывают. Достаточно распространены так назы ваемые «нелегализованные» формы бизнеса. Когда респондент признается, что подрабатывает тем, что производит товары на продажу или оказывает услуги населению, он тем самым показывает, что занимается индивидуаль ным предпринимательством, только его дело нигде не оформлено, не имеет официального статуса, а, следовательно, с прибыли не платятся налоги, не идут отчисления в различные фонды.

Список литературы 1. В ходе исследования были опрошены 1722 человека. Использовалась случайная двухступенчатая кластерная территориальная выбор ка домохозяйств. Исследование выполнено при финансовой под держке Института общественного проектирования (проект 087/К «Сравнительное исследование специфики сознания и уровня актив ности горожан и жителей села на примере Вологодской области», рук.

проекта д. психол. н. Дубов И.Г.).

IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция Социальная демография Секция 7. Социальная демография М. А. Балбуцкая Репродуктивное поведение и установки сельских жителей Республики Беларусь Республику Беларусь характеризует сложная демографическая си туация. В настоящее время рождаемое количество детей не обеспечивает простого воспроизводства. При сохранении наблюдающихся тенден ций, к концу XXI века в Беларуси будет проживать около 3-х млн. человек [1;

121]. Всё это обусловливает необходимость исследования репродуктив ного поведения и установок населения.

С одной стороны, репродуктивное поведение обусловлено нор мативно-ценностной системой личности, определяющей саму потреб ность в детях (в том числе, количество детей в семье, число сыновей и до черей, сроки рождения и проч.). С другой – важное значение имеет оценка личностью своей реальной жизненной ситуации (например, жилищные условия, материальное положение, возраст, здоровье, уверенность в бу дущем и т.д.). На репродуктивное поведение влияет репродуктивная уста новка, означающая готовность личности к определенному результату избранной модели поведения. В зависимости от того удовлетворяют ли репродуктивные установки потребностям общества их делят на благопри ятные и неблагоприятные. Рассматривая наиболее благоприятные уста новки, М.Ю. Сурмач отмечает, что идеальной установкой по критерию тип создания семьи является брак, для характера воспроизводства – 3 детей, для исхода первой беременности – роды, для времени рождения первого ребён ка – до 2 лет брака, для интергенетического интервала – 2-4 года [2;

145].

Среди населения Беларуси, безусловно, преобладают неблагопри ятные репродуктивные установки, что определяет направленность совре менных социологических исследований. На изучение, в том числе, этой проблемы было направлено исследование, проведённое в мае 2011 года Отделом социологии регионального развития Института социологии НАН Беларуси (руководитель – д.ф.н. Р.А. Смирнова). Общий объем респу бликанской репрезентативной выборки по исследованию составил человек в возрасте от 15 лет и старше. Опрашивались жители сёл и малых городов.

Нарушение воспроизводства традиции многодетности (рожде ние в семье трёх и более детей), демографические проблемы обусловлены тем, что существует рассогласование между объективными и субъектив ными факторами деторождения, т.е. между репродуктивным поведени По данным эмпирического исследования.

Секция 7. Социальная демография ем и идеальной репродуктивной установкой сельских жителей. Замужние сельские женщины в возрасте до 49 лет, которые имеют двоих детей, в 15,3% случаев хотели бы иметь в семье троих и более детей, те которые имеют одного ребёнка – в 11,3%.

Существуют факторы, которые влияют на реализацию репродук тивных установок многодетности. К таким факторам относятся возраст, состояние здоровья, семейное положение, материальное положение, жи лищные условия, уверенность в будущем, помощь в присмотре за детьми, отношения в семье, вредные привычки мужа/жены, наличие детей. Для замужних сельских женщин в возрасте до 49 лет, имеющих двоих детей, но желающих иметь троих и более, причинами, по которым не планируют рождение детей в ближайшем будущем, чаще всего выступают возраст, состояние здоровья (61,1%), отсутствие уверенности в будущем (38,9%), недостаточный уровень доходов (33,3%).

В посёлках, где живут респонденты, есть многодетные семьи. К мно годетным семьям 9,1% опрошенных сельчан относятся безразлично, 77,4% - положительно. Социальный норматив многодетности имеет немало сто ронников среди сельчан, однако в реальности репродуктивное поведение сельчан в большей мере ориентировано на модель малодетной семьи.

Список литературы 1. Злотников А.Г. Социальные и социокультурные процессы в современ ной Беларуси: сб. науч. тр.. Минск, 2005, С. 108-123.

2. Сурмач М.Ю. Социология, 2008, № 1, С. 145-151.

Секция 7. Социальная демография Е. И. Вайднер К вопросу о депопуляционном демографическом процессе в России Среди важных проблем современности можно выделить вопрос де мографического старения. Демографическое старение, впервые отмеченное во Франции и Финляндии в начале XIX века, постепенно охватило все эко номически развитые страны Европы. В этом отношении бывший Советский Союз заметно отставал от указанных стран. Быстрое старение населения СССР началось только после второй мировой войны, однако данный про цесс был неодинаков в различных частях страны. Существовали республики (Латвия, Эстония) с населением, достигшим глубокой старости, районы (с молодым населением - в Средней Азии). В СССР в 1970 г. средняя про должительность жизни составляла 70 лет, причем для мужчин - 65 лет, для женщин - 74 года.[1] Резко снизилась численность населения в младших возрастных группах от 0 до 19 лет, между тем количество лиц в возрасте 60 лет и старше увеличилось в 7 раз. Значительное постарение населения страны объясняется резким снижением рождаемости в 60-х годах.[2] В г. коэффициент рождаемости уменьшился почти 1,5 раза, а коэффициент естественного прироста - почти втрое. Именно в 1960 г. в России впервые отмечено суженное воспроизводство населения, при котором родившихся детей уже недостаточно для количественного замещения родительского поколения. С этого времени наблюдалось снижение коэффициента вос производства населения, что наглядно проявилось в 1982 г., когда началась естественная убыль населения России, т.е. наступил перевес числа смертей над числом рождений. [5]Главным в демографическом «провале» 60-х годов было не «эхо войны», а снижение действительной рождаемости - уменьше ние среднего числа детей у женщин, числа детей в средней семье. В эти годы необходимая прежде высокая рождаемость стала ненужной для родителей.

15,4% в 1989 г., и почти вдвое уменьшится доля детей в возрасте до 10 лет.

[2] Таким образом, можно говорить, что к концу XX века Россию ожидает явно выраженный депопуляционный процесс-уменьшение численности населения при падении рождаемости, росте уровня смертности и постаре нии населения. Особого внимания заслуживает анализ смертности в обще известных группах так называемого активного и неактивного населения.

Как известно, принадлежность к той или иной категории сказывается на состоянии здоровья, показателе смертности и продолжительности жиз ни. Активное население - лица, занимающиеся трудом и получающие за него установленную плату. После 50 лет смертность претерпевает измене Секция 7. Социальная демография ния у лиц обоего пола: она становится более высокой среди активного на селения. Анализ данных смертности в 1960 - 1985 гг. показал, что наиболее отчетливо выраженное повышение смертности наблюдается в возрастных группах 40 - 44 и 50 - 54 года.[5] Этот факт имеет прежде всего социальное значение: в пенсионном возрасте высокая смертность отмечается среди лиц, продолжающих свою профессиональную деятельность. При анализе социальной политики нетрудно заметить снижение смертности в периоды улучшения социальной обстановки в стране. Исходя из важности решения данной проблемы необходимо подробное и всестороннее изучение данного вопроса в каждом регионе страны.

Литература 1. Ермаков С. П., Захарова О. Д. Демографическое развитие России в пер вой половине ХХI века. — М.: ИСПИ РАН, 2000.

2. Зиверт Ш., Захаров С., Клингхольц Р. Исчезающая мировая держава Берлин: Berlin Institute for Population and Development, 2011. ISBN 978 3-9812473-8- 3. Эберштадт Н. Демографический кризис в России в мирное время.

4. Моисеев М. Демографический кризис: в чем видят выход государ ство и Церковь // Официальный сайт Московского Патриархата Русской Православной Церкви, 16.05.2006.

5. Рязанцев С. В. Эмиграция женщин из России. Доклад на круглом сто ле «Семья и будущее цивилизаций» Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций» (7—11.10.2010 г., Греция).

Секция 7. Социальная демография М. Б. Глотов Репродуктивное поведение В настоящее время вопрос о рождаемости детей определяется не столько уровнем доходов, условиями жизни и образования будущих ро дителей, сколько их репродуктивным поведением. Репродуктивное по ведение – это система психических состояний, действий и отношений, связанных с рождением или отказом от рождения детей любой очеред ности, в браке или вне брака. В репродуктивном поведении выделяют три вектора. Первый – направлен на рождение ребенка, второй – на предотвра щение зачатия и третий – на прерывание беременности. Репродуктивное поведение определяется личной или социальной потребностью в рождении ребенка и регулируется ценностными ориентациями и установками муж чины и женщины, а также социально-этическими нормами, семейно-брач ным законодательством и общественным мнением.

Индикаторами репродуктивного поведения людей могут выступать их установки на идеальное, желаемое и ожидаемое число детей в семье.

Идеальное число детей в семье – это представление будущих родите лей о возможном количестве детей в любой средней по уровню дохода се мье. Желаемое число детей в семье – это потребность мужчины или женщи ны иметь определенное количество детей в своей семье, если бы ничто не мешало удовлетворению этой потребности. Ожидаемое число детей в семье – это реальное планирование будущими родителями количества детей в их семье с учетом конкретных обстоятельств их жизни.

Согласно опросу общественного мнения, 13,7% опрошенных росси ян полагают, что достаточно иметь одного ребенка, 50,0% – считают доста точным иметь в семье двух детей. По мнению 21,8% респондентов, в семье должно быть трое детей и всего 6,0% – больше трех. Проводимые социоло гические исследования показали, что установки на идеальное и желаемое число детей у мужа и жены не всегда совпадают. Так, мнения об идеальном числе детей совпали у 48% супружеских пар, а о желаемом – у 41%. Среднее желаемое число детей в целом по стране, согласно данным Всероссийской микропереписи населения 1994 года, составило 1,9 в расчете на одну жен щину без различия брачного состояния, а среднее ожидаемое – 1,77. Эти данные свидетельствуют о наличии в России демографического кризиса, так как для простого воспроизводства населения страны необходимо 2, ребенка в расчете на одну брачную пару или 2,1 ребенка в расчете на одну Секция 7. Социальная демография женщину без различия брачного состояния. К сожалению, при проведении переписи населения в 2002 и 2010 годах вопросы о репродуктивном пове дении не задавались.

В настоящее время в России, как и в развитых странах, наблюдается тенденция преобладания малодетной модели рождаемости. Для России характерен массовый переход к модели двухдетной семьи в 1960-1970-х годах, а к модели однодетной семьи, начиная с 1990 года. Тенденция рас пространения малодетной модели рождаемости обусловлена изменениями приоритетов репродуктивного поведения, что вызвано сменой потреб ности в детях. В прошлом дети рассматривались как помощники в хозяй стве и кормильцы родителей в старости. Большое количество детей спо собствовало благосостоянию семьи и росту авторитета родителей. После промышленной революции ХVIII века полезность детей как хозяйственных работников утрачивается. Способность родителей обеспечить себя в старо сти, а также необходимость материально помогать детям в процессах их социализации, ограничивают желание супругов увеличивать численность детей в семье. Для удовлетворения эмоциональной потребности родите лей в детях и передачи наследства считается достаточным иметь в семье 1- детей. Репродуктивная функция семьи становится второстепенной, уступая место хозяйственно-бытовой и рекреативной.

Чтобы увеличить рождаемость, сегодня уже недостаточно только материально стимулировать репродуктивное поведение, необходимы изме нения культуры семейных отношений и жизненных ориентаций молодого поколения. Только тогда, когда каждая молодая семья будет планировать рождение не менее трех детей, возможно преодоление кризисной демогра фической ситуации в России.

Секция 7. Социальная демография З. А. Данилова Демографическая ситуация и социальные риски в Байкальской Азии Оценка уровня демографической ситуации и социальных рисков выполнялась на основе:

• изучения уровня жизни, распределения доходов с использовани ем статистических данных, кривой лоренца, децильного коэффициента;

• индекса развития человеческого потенциала;

• метода группировок и расчетов демографических коэффициен тов, демографического прогнозирования населения.

1. Выявлена значительная разница в социально-демографических показателях Бурятии и Монголии. В частности, условный коэффициент депопуляции в Республике Бурятия в 2009 г. был равен 0,7, в Монголии 0,2. Пороговое значение данного показателя - не более единицы, выше которого наблюдается интенсивная депопуляция, вымирание населения.

Согласно этому показателю в Бурятии отношение числа умерших к числу родившихся значительно выше, чем в Монголии.

2. Составлен прогноз численности населения Республики Бурятия и Монголии по формуле, с применением экспоненциальной функции. По данным нашего прогноза в ближайшие 10 лет, при сохра нении основных тенденций современного социально-демографического положения, общая численность населения Бурятии может сократится при мерно на 10 тыс. человек. Иная ситуация будет наблюдаться в Монголии, население за этот период приблизительно увеличится на 200 тыс. чело век, в основном за счет высоких темпов естественного прироста.

3. Изучены факторы, способствующие росту населения в Монголии.

Рост численности населения обусловлен главным образом высоким уров нем рождаемости и низкой смертностью. С 1950 по 2007 гг. население Монголии увеличилось почти в 4 раза, с 2005-2010 гг. – приблизительно на 90 тыс.чел. В Монголии коэффициент рождаемости в 2009 г. был равен 25,5, коэффициент смертности - 6,2, в Бурятии эти показатели составляли соответственно 17 и 13,5. Только в 2009 г. естественный прирост населения На основе материалов Республики Бурятия и Монголии.

Секция 7. Социальная демография Монголии составил 52 тыс. чел., в то время как в Бурятии - более 4 тыс.

чел. Вместе с тем, в Монголии отмечается высокий уровень младенческой смертности [1].

4. Определены факторы, влияющие на снижение численности на селения в Бурятии - ориентация на малодетную семью, с числом детей 1-2 человек, высокий уровень смертности и миграции населения, низкий уровень рождаемости. Немаловажным обстоятельством депопуляции на селения, как в Бурятии, так и по всей России служит резкая смена много численного и малочисленного поколений или эффект “демографических качелей”.

5. Выявлены социальные риски, влияющие на качество населения региона. В регионе отмечается достаточно высокий показатель смертности, обусловленный неправильным образом жизни многих групп населения, развитием социальных отклонений в обществе. Злоупотребление алкоголь ными напитками сокращает продолжительность жизни примерно на 15- лет, вызывает различные заболевания, является одной из причин смерт ности населения, особенно мужчин трудоспособного возраста. Уровень потребления алкоголя в РБ и Монголии составлял в 2008 г. соответственно 12,8 и 9,3, что выше мировых предельных показателей - не более 8 литров на человека в год, впоследствии которого наступает физическая деградация населения.


6. Отражены уровень социальной поддержки населения регио на государством, эффективность государственных программ, направ ленных на демографическое развитие, укрепление здоровья населе ния. В последние годы действовали различные национальные проекты «Здоровье», «Образование», «Доступное и комфортное жилье - гражданам России» и др. В Монголии в 2006 г. на социальную сферу (образование, здравоохранение, социальное страхование, жилье, коммунальные услуги, туризм, культура и спорт) приходилось 47,7 % от ВРП [2]. В то же время расходы на здравоохранение в Республике Бурятия и Монголии остаются ниже мировых пороговых значений (10% от ВРП). В частности, в 2009 г.

они составляли в Бурятии 5,7%, Монголии – 8,9[3].

Литература 1. СФО в цифрах.Стат.сб.№01-01-15/ Бурятстат.-Улан-Удэ, 2010. С.28-32;

Монгол улсын статистикийн эмхтгэл. Улаанбаатар. 2009. С.82,89,94.

2. Mongolian Yearbook. 2006. - С.132.

3. Статистические данные по Республике Бурятия. Монгол улсын стати стикийн эмхтгэл. Улаанбаатар. 2009. - С.189.

Секция 7. Социальная демография Ю. Г. Миронова Рост разводимости, как социальная проблема современной России В начале двадцать первого века в нашей стране усиливаются разру шительные тенденции в отношении семьи и брака. Так, если в 1970 году на каждую 1000 человек было зафиксировано 10,1 браков и 3,0 разводов, в — 10,6 браков и 4,2 разводов, то в 2000-м всего лишь 6,2 браков и 4,3 разво да, а в 2009 году — 8,3 брака и 5,0 разводов [1. 356] Таким образом, количество заключаемых браков на тысячу населе ния за последние время упало, а число разводов увеличилось. Необходимо отметим, что стабильность брака зависит от многих обстоятельств, прежде всего от изменения положения женщин в обществе и семье, приобретения ими экономической независимости, роста самосознания и изменения тре бований, предъявляемых ими к брачным партнерам. [2.83] Со статистической точки зрения сопоставление числа вступаю щих в брак и числа разводящихся некорректно, так как это разные сово купности лиц, однако число разводов и настоящее время составляет свыше 60% от числа заключенных в том же году браков.

Для показателей брачности и разводимости в Астраханской области характерны те же тенденции, которые прослеживаются в целом по России.

Однако особую озабоченность вызывает высокое число разводов, кото рое несколько выше, чем в среднем по России и составляло в 2009 году на каждую 1000 человек 5.3 разводов. В связи с этим Центр социологических исследований Астраханского государственного университета совместно с о Службой ЗАГС по Астраханской области провели социологическое иссле дование посвященное проблемам разводимости всего было опрошено человек в разных районах Астраханской области Социологическое исследование, показывает, что в 60-80% случаев инициатором развода выступает жена. И дело здесь в том, что доля ответ ственности женщины за семью год от года увеличивается, тогда как муж чина все меньше участвует в семейном регулировании.

Наиболее частая причина развода – это так называемое отсутствие любви, взаимоуважения, взаимопонимания и т.д. Эта причина может фор мулироваться различными словосочетаниями, как различные взгляды и т.п.

На сегодняшний день главным мотивом вступления в брак является по требность в близком человеке (потребность в любви). По этой причине 69,5% супругов заключили брачный союз, и только на втором месте (13,4%) находится репродуктивная установка. Вполне логично предположить, что Секция 7. Социальная демография супруги, так и реализовавшие потребность в любви вероятнее всего раз ведутся. Таким образом, на сегодняшний день отсутствие любви является основной причиной для развода у опрашиваемых.

Другой наиболее часто называемой причиной развода является зависимость супруга: алкогольная, наркотическая, сюда же можно от нести и игроманию ( она в исследовании выделена в качестве отдельного пункта, 1,5%).

На сегодняшний день вопрос о причинах и соответственно о фак торах разводимости все еще исследован недостаточно полно и в рамках данных тезисов вопрос о факторах разводимости может быть рассмотрен по необходимости лишь кратко, так как подробные результаты социологи ческого исследования не укладываются в формат тезисов.

Список литературы 1. Демографический ежегодник Российской Федерации М. 2009, 567.

2. Носкова А.В. Год семьи: некоторые итоги / А.В. Носкова // Социс. – 2008, – № 12. – С. 80-89.

Секция 7. Социальная демография Л. А. Попова Факторы внебрачной рождаемости Внебрачная рождаемость является одной из неблагоприятных ком понент рождаемости. С одной стороны, это дополнительный фактор сни жения ее уровня, поскольку и в фактических, не зарегистрированных юридически, браках, и у матерей-одиночек количество детей к концу репродуктивного периода в среднем меньше, чем в полной, официально регламентированной семье. С другой, существенный процент рождений вне брака, которые отличаются более молодой возрастной структурой ма терей, и половина которых регистрируется по заявлению одной матери, является фактором ухудшения качества рождаемости, как с точки зрения состояния здоровья детей, так и социализирующих возможностей семьи.

Анализ динамики уровня внебрачной рождаемости и его региональ ной специфики выявляет, что он зависит от множества факторов. Доля внебрачных детей во многом определяется господствующими в обществе взглядами на брак и семью и на легитимный статус ребенка в зависимости от брачного состояния матери. При этом большую роль играют исторически сложившиеся на тех или иных территориях и среди определенных этносов особенности поведения населения в брачно-семейной сфере. Сюда можно отнести как остаточные явления полигамии, так и, наоборот, лояльное от ношение к вопросу о допустимости добрачного сексуального опыта у жен щин и к проблеме внебрачной рождаемости, в основе которого могут лежать элементы древнего языческого мировосприятия этноса и сохранение после принятия христианства языческих брачных обычаев, а также достаточно высокий социальный и экономический статус женщины.

На удельный вес внебрачных рождений большое влияние оказы вают некоторые количественные и качественные структуры населения.

Это, прежде всего, значительные половые диспропорции в активных брач ных и репродуктивных возрастах. Именно они обусловили высокие пока затели внебрачной рождаемости в послевоенный период. Это может быть относительно молодая возрастная структура населения, поскольку для молодежи характерны повышенная сексуальная активность и меньшая контрацептивная ответственность. Это может быть и неблагоприятный качественный состав населения, обуславливающий как ослабление соци Секция 7. Социальная демография ального контроля за поведением в сексуальной и матримониальной сфере, так и вероятность возникновения качественного дисбаланса на брачном рынке.

Уровень внебрачной рождаемости заметно выше в условиях мега полисов и прилегающих к ним областей и в регионах с высоким удельным весом мигрантов первого поколения. Этому способствуют большая ано нимность личной жизни населения, быстрое проникновение новых мо делей поведения, значительное распространение девиантного поведения.

И, наконец, увеличению показателей внебрачной рождаемости способствует неблагоприятный нравственно-психологический климат, складывающийся в то или иное время в обществе, следствием которого могут быть массовые девиации в поведении населения, в том числе и в сек суальной сфере, усугубленные низкими контрацептивными и абортивными возможностями населения, контрацептивной безответственностью, а также недостаточной общей и контрацептивной культурой вообще.

Таким образом, увеличение удельного веса внебрачных рожде ний в России на протяжении 1980-х – первой половины 2000-х гг. (к г. он вырос почти в три раза: с 10,5% до 30%) – это не признак второго демографического перехода, явление цивилизационного порядка, законо мерное и неизбежное, как часто можно услышать в последнее время, и даже не расширение распространения альтернативных форм семьи, а, скорее, следствие усиления дезорганизации семейной жизни. Поэтому наметив шееся с 2006 г. снижение уровня внебрачной рождаемости следует оцени вать как благоприятную тенденцию, свидетельствующую о нормализации брачно-семейных отношений, и как еще одно проявление улучшения ка чественных характеристик рождаемости, сопровождающего рост ее уровня.

Секция 7. Социальная демография М. Н. Реутова Оценка демографической ситуации в разрезе муниципальных образований региона Демографическая ситуация характеризует состояние демографиче ских процессов и воспроизводства населения в определенный момент или период времени. Одним из ведущих критериев ее оценки выступает уро вень естественного прироста населения, определяемый разностью уровней рождаемости и смертности. Факторы естественного прироста населения классифицируются по различным основаниям. Так, ряд исследователей выделяет две группы факторов. Первая, к которой относятся так называ емые эндогенные факторы, представлена характеристиками самого на селения: его половозрастной структурой и параметрами воспроизводства.

Вторая группа, к которой относятся так называемые экзогенные факторы, представлена внешними, преимущественно, социально-экономическими воздействиями [1].

В данном исследовании, эмпирической базой которого выступи ли результаты опроса населения Белгородской области, проведенного по заказу Департамента здравоохранения и социальной защиты населе ния области (государственный контракт от 15 октября 2009 года, н. рук.

проф. В.П. Бабинцев), факторы естественного воспроизводства населения подразделяются на внешние и внутренние. К внешним факторам относятся:


социально-экономические (уровень жизни, работа, жилищные условия, медицинское обслуживание, состояние системы социального обеспечения, доступность дошкольного, среднего и высшего образования);

социально политические (политическая стабильность, уверенность в завтрашнем дне, государственная демографическая политика);

экологические. К внутрен ним факторам относятся: состояние здоровья, подверженность алкоголизму (наркомании), роль семейных ценностей, отношения в семье, репродук тивные установки и их гендерные различия и др.

Проведенное исследование дает основание утверждать, что для на селения всех семи муниципальных районов Белгородской области, ото бранных по принципу кластерной выборки, характерна преимущественная установка на малодетную (однодетную, в лучшем случае - двухдетную) или даже бездетную семью. Эта установка является устойчивой и в значитель ной степени формируется в раннем юношестве, а, возможно, и в детском возрасте, в силу чего она мало подвержена корректировке за счет админи стративных, социально-экономических и политических мер. Несмотря на На примере Белгородской области.

Секция 7. Социальная демография то, что во всех районах преобладает установка на малодетность, некоторые из них в каждый конкретный период времени могут различаться между со бой в отношении демографической ситуации. По данным статистики, три района относятся к числу «неблагополучных», четыре – к числу «благопо лучных». Однако опрос не выявил значительного числа факторов, которые были бы общими для «неблагополучных» районов, оказывая в них негатив ное воздействие на рождаемость и смертность. Исключение составляют два фактора: фактор алкоголизма и наркомании и фактор доступности медицинских услуг.

Для последующей оценки демографической ситуации и, в частно сти, проблемы воспроизводства населения, необходимо разработать модель комплексного мониторинга, который ежегодно должен проводиться во всех районах области на основе ряда показателей и критериев оценки, включа ющих как статистические, так и социологические данные, полученные на основе массовых и экспертных опросов.

Литература 1. Гуляева Н.П. Оценка социально-демографических процессов // Режим доступа к изд. URL: http://zhurnal.lib.ru/n/natalxja_p_g/tema8.shtml.

Секция 7. Социальная демография В. В. Фаузер Репродуктивные установки студенческой молодежи Республики Коми В мае 2011 г. был проведен опрос по репрезентативной выборке студентов вузов Республики Коми в возрасте 16-27 лет. Опрос проводился в 4 городах: Воркуте, Усинске, Ухте и Сыктывкаре. В семье, где выросли студенты, 24,1% были единственным ребенком, 57,4% имели брата или сестру, 13,5% воспитывались в трехдетной семье и лишь 5,0% в семье, где было четыре и более ребенка. В идеальной семье, по мнению более чем по ловины респондентов (61,8%), должно быть 2 ребенка, еще 22,6% говорят о трех («ни одного» – только 1,5%). Следовать идеалу готовы все: иметь 2-х детей хотели бы 60,3% опрошенных, трех – 17,4% («ни одного» – 2,2%).

Иерархия жизненных ценностей студенческой молодежи показы вает, что первые три места занимают (%): иметь хорошее здоровье – 80,7;

материальное благополучие – 79,7;

иметь детей – 62,5. Далее следуют (%):

хорошие жилищные условия – 60,1;

достичь успехов в работе – 55,4;

чтобы брак был стабильным – 47,9;

реализовать себя в различных сферах жизни – 40,2;

состоять в браке – 38,3;

интересно проводить досуг – 27,4.

Отвечая на вопрос: «Является ли материнство основной целью каж дой женщины?», студенческая молодежь ответила так (%): безусловно, да, без выполнения роли матери женская судьба вообще не состоится – 42,9;

каждая женщина вправе сама решать вопрос о материнстве – 30,4;

одна из жизненных задач – 26,7.

Более половины опрошенной молодежи считает, что рождение детей не ухудшит их материальное положение, не ограничит свободу и возможно сти самореализации личности, не будет препятствовать карьерному росту.

Иметь много детей мешают (%): трудности материального порядка, так как содержание детей становится все дороже – 71,8;

считают, что у них плохие жилищно-бытовые условия – 53,4;

чувство неуверенности в за втрашнем дне – 46,2;

боятся трудностей ухода за детьми – 28,0;

не увере ны в прочности своей семьи – 19,4;

страх остаться без работы – 18,0;

супру ги считают, что дети помешают им жить так, как хочется – 14,9;

женщины стали слабее здоровьем – 7,8.

Несмотря на молодость, только 69,0% опрошенной молодежи отме тили, что у них хорошее здоровье и особых жалоб нет;

каждый четвертый (22,8%) отметил, что в последнее время здоровье стало хуже;

страдают хро ническими заболеваниями – 5,9%;

постоянно себя плохо чувствуют – 2,3%.

Продолжая тему здоровья можно отметить, что отвечая на вопрос: «Есть Секция 7. Социальная демография ли у Вас какие-либо заболевания, препятствующие рождению детей?» – 76,7% ответили – нет;

не знают – 18,6% и только 4,7% знают о своей про блеме.

Отвечая на вопрос: «Имеет ли государство право влиять на уровень рождаемости и число детей в семье в случае, если низкая рождаемость ведет к сокращению численности населения и несет в себе угрозу государ ственным интересам?». Студенческая молодежь ответила так (%): да имеет право, но в строго определенных рамках, не нарушая прав личности – 36,8;

никогда об этом не думали – 23,1;

да, безусловно, имеет право – 15,6;

нет, ни при каких объективных условиях – 8,3;

да, в критической (кризисной) ситуации – 7,5;

такая политика безнравственна – 6,8. Как видим, большая часть респондентов считает, что государство имеет право «вмешивать ся» в семейную жизнь населения.

Наибольшую поддержку у населения могут получить следующие меры стимулирования рождаемости (%): рост доходов (заработной платы, стипендий и т.п.) – 59,4;

увеличение пособий (разовых и ежемесячных) на каждого ребенка – 57,4;

предоставление бесплатного жилья многодетным семьям – 47,3;

различные формы льготного кредитования жилья – 43,2;

предоставление бесплатного жилья молодым бездетным и однодетным семьям – 39,3;

налоговые льготы для работающих матерей и отцов – 19,7;

частичные изменения трудового законодательства (например, льготный возраст выхода на пенсию для матерей, родивших троих и более детей;

уве личение ежегодных отпусков для женщин, имеющих детей и т.д.) – 17,0;

пропаганда многодетности – 6,0.

IV Всероссийский социологический конгресс Cоциология в системе научного управления обществом Секция Социология национальной безопасности Секция 8. Социология национальной безопасности Я. С. Артамонова Информационная безопасность как концепт и повседневная практика С точки зрения настоящей работы наиболее интересными представ ляются следующие информационные угрозы: распространение в обществе неконтролируемых информационных потоков, которые несут, кроме пози тивной, негативную информацию, способствуя разжиганию недовольства или паники среди населения, провоцируя, в основном среди молодежи, деструктивные настроения, запуская механизмы разрушения идентифи кации личности по отношению к фиксированным общностям.

Информационные воздействия осуществляются по определенным каналам. Если еще 10 лет назад, по оценкам специалистов, наиболее эф фективным средством, формирующим и регулирующим общественные процессы, являлись такие СМИ, как TV, газеты и радио. То анализ, полу, ченных нами в ходе исследования данных (стандартизированное интервью студенческой молодежи (N=743), выборка гнездовая, проведенное в апре ле-мае 2011 года), показывает, что сегодня типичным информационным каналом является Интернет.

Таким образом, концепция М. Кастельса [1;

385] приобрета ет в современном мире новое развитие. Потоки информации, появляю щейся в сети Интернет это выражение процессов, доминирующих в эко номической, политической и иных сферах нашей жизни. Однако это мало рецензируемые и регулируемые потоки, это форумы, где современные молодые люди социализируются.

С развитием технического прогресса теряют актуальность понятия М. Кастельса «узлы и коммуникационные центры». Если он говорил о том, что сеть связывает между собой конкретные места с четко очерченными социальными, культурными, физическими и функциональными характе ристиками, то сегодня коммуникация в сети Интернет становиться повсед невной практикой, не привязанной к пространству и времени. Иерархия меняется в зависимости от ситуации, однако, сидя в маршрутном такси, на занятиях в университете, дома и любой момент человек свободно вхо дит в информационное пространство сети.

Аналогичные тенденции прослеживаются не только в городе, но и в российских селах [2;

136]. Можно представить реальные масштабы рас пространения неконтролируемых информационных потоков. Необходимо учитывать следующие тяжелые последствия:

Секция 8. Социология национальной безопасности Во-первых, американизация российского информационного про странства. Другими словами происходит активное внедрение контркульту ры, конструирование таких социальных ориентаций молодого поколения, которые: отчуждают социальные группы от процесса исторической эволю ции конкретной социальной общности.

Во-вторых, развитие ценностного конфликта между поколениями.

Возможны и другие социальные конфликты в современном российском обществе: социальная аномия и распад нормативно-ценностных регуля торов общественной жизни;

усиление социальных фрустраций;

форми рование асоциального поведения, как социальных групп, так и отдельных личностей: рост агрессивности, жестокости, социальная и этническая не терпимость граждан друг к другу (например, разжигание межнациональной розни);

пропаганда идей терроризма.

Таким образом, необходимо конструировать информационное про странство сети Интернет, проводить политику по формированию инфор мационной культуры российских граждан.

Список литературы 1. Кастельс М., Информационная эпоха, общество и культура. М., 2000, 608 с.

2. Артамонова Я.С., Васильева Е.Н., От кризиса к социальной стабиль ности: влияние информационной безопасности на формирование ин ститута доверия: Монография. Балашиха, 2010, 220 с.

Секция 8. Социология национальной безопасности В. А. Безвербный Западные технологии «soft power»

и народонаселение России На заре XXI века представления о наиболее эффективных методах ведения войн претерпели значительные изменения. На сегодняшний день, основная часть экономических и политических споров, локальных кон фликтов и войн, разногласий и противоречий определяет победителя без единого выстрела и упавшего патрона, т.е. при помощи так называемых технологий «soft power». Однако при резкой смене вектора глобальных во енных стратегий, остается без изменений, по сути, главный объект для на несения непоправимого ущерба государству являющегося потенциальным геополитическим противником – его «жизненные силы», т.е. народонасе ление.

Термин soft power в 1990 г. был предложен бывшим председателем Национального разведывательного совета и заместителем министра оборо ны по вопросам международной безопасности США Джозефом Наем в ра боте «Bound to Lead: The Changing Nature of American Power». Джозеф Най выделяет два основных механизма реализации внешней политики госу дарства: гибкая власть - «soft power» и жесткая власть - «hard power». Если под «жесткой властью» понимается преимущественно авторитет военной силы, то под гибкой властью Най понимает такой тип воздействия, при котором поведение объекта власти детерминируется наблюдаемой, но не материальной привлекательностью достижения целей [1;

34-37].

В данном контексте проблема, связанная с катастрофиче ской демографической ситуацией в России обретает новое измерение.

Особенно в связи с тем, что острейшую депопуляцию населения нашей страны предваряли грандиозные по масштабу политические изменения, интенсивные экономические реформы, навязанное внешнее управление страной и, как следствие, невиданная для современного мира социальная катастрофа и массовое обнищание населения России.

К сожалению, данные механизмы soft-power с начала 90-х годов на вязаны и успешно реализуются в России. На демографическое развитие России оказывается значительное влияние с помощью современных за падных технологий «soft power» охватывающих ряд жизненно важных сфер государства.

Мы выделяем прямые и косвенные методы «soft power» оказываю щие влияние на народонаселение России. К методам прямого воздействия на демографическое развитие России мы относим: внедрение системы Секция 8. Социология национальной безопасности планирования семьи;

распространение методик полового воспитания российских детей и школьников;

пропаганда абортов и сексуальных сво бод (гомосексуализм и пр.);

институционализация системы ювенальной юстиции;

разработка и продажа дешевых, но вредящих здоровью средств контрацепции и стерилизации;

реализация стратегии «Опиумной войны»

против народонаселения России;

монополизация рынка табачной и алко гольной продукции;

манипуляция демографическим поведением с помо щью спекуляций вокруг глобальных проблем и т.д.

К косвенным методам мы относим технологии, влияющие на де мографическое поведение населения опосредованно, т.е.: формирование тенденций в моде и общественном мнении;

навязывание западных ценно стей и вестернизация;

пропаганда западного образа жизни и девиаций с по мощью распространения продукции масс медиа;

создание вокруг России негативного образа на мировой арене, что препятствует привлечению вы сокообразованных специалистов в Россию, но усиливает тенденцию «brain drain» и т.д.

Список литературы 1. Джозеф С. Най «Гибкая власть. Как добиться успеха в мировой поли тике». - Н.:Тренды, 2006, 397 с.

Секция 8. Социология национальной безопасности А. Ш. Викторов Национальная безопасность России и новая идеологема социологического знания В условиях длительной социальной неопределенности с необходи мостью встает проблема совершенствования национальной системы без опасности, которая должна базироваться на новой идеологеме социологи ческого знания, основанной на следующих теоретико-методологических положениях.

Во-первых, понимание феномена России как значимой социокуль турной ценности среди других мировых человеческих сообществ, где рас смотрение российского общества, российского государства, российской культуры должно идти в условиях сохранения самобытной исторической целостности в контексте формирования новой национальной идеи граж данского единения. Это ставит перед Россией проблему социокультурного выживания. Поэтому проблема сохранения исторической целостности России непосредственно связана с выработкой нового национально-ори ентированого научного подхода в осмыслении существующей реальности.

Во-вторых, возникает необходимость формирования новой позна вательной стратегии, состоящей из прагматического единства познающего (гносеологические и морально-нравственные аспекты) и познаваемого (онтологические и гуманитарные аспекты) и рационального неприятия традиционных границ в области научного знания. Следует учитывать, что особенности трансформации сознания и мышления современного чело века, его восприятия окружающего социального бытия почти полностью зависит от характера получаемой информации, в которой существующая реальность практически утратила свое объективное содержание. Таким образом, проблема будущего неразрывно связана с новым осмыслением существующей реальности в контексте изменения как социальных условий, так и характера общественного сознания с позиций гражданского единения.

В-третьих, необходимо принципиально новое (гуманитарное) ос мысление не только всего обществознания в целом, но, прежде всего, социологической проблематики в контексте изменения места и роли со циологии в XXI веке, ориентированной на созидание, консолидацию, объединение разных аспектов научного творчества на основе общенацио нальной цели: безопасности и благополучия человека.

Таким образом, методологическая разработка современного соци ального знания возможна на основе новых теоретических подходов в рам ках объединительной парадигмы: теории структурации Э. Гидденса, струк Секция 8. Социология национальной безопасности туралистического конструктивизма П. Бурдье, социологии социальных изменений П. Штомпки и других теорий. Однако несомненно одно, что обладая рядом общих универсальных теоретических положений, западная социологическая мысль не в состоянии разрешить специфику социокуль турного состояния России, связанных с возникновением особого рода угроз и опасностей человеку, обществу, государству, нации. Поэтому раз витие российской социологии в целом должно идти на основе националь но-ориентированной социологической теории, адекватной изменениям, происходящим в обществе.

Секция 8. Социология национальной безопасности Т. В. Владимирова Инновационное развитие как нарастание «девиации/варьирования»

и безопасность общества В современной России «необходимость инновационного развития»

является одним из самых распространенных словосочетаний для многих текстов, посвященных анализу социально-экономической жизни общества.

Социальные изменения, нововведения, скорость нововведений, формиро вание центров инновационного развития – ценности дня, осуществление которых требует творческого потенциала личности, реализации прав и сво бод, а значит, все большей свободы от структурных ограничений системы общества.

С другой стороны, общеизвестно, что упорядоченность социальных отношений обеспечивает стабильность и предсказуемость – условие благо получного существования общества. Обеспечение безопасности первично, оно является необходимым основанием любой социальной деятельности.

Уже при первом приближении к осмыслению феномена безопасности можно утверждать, что безопасность общества связана с устойчивостью социального порядка. Деятельность «другого» является источником не определенности для субъекта и опасностью, связанной с нарушением со циальных норм. Настаивая на реализации собственных интересов, индивид различным образом оказывает противодействие устоявшемуся социальному порядку общества. То, в свою очередь, вырабатывает систему социального контроля, которая в своих функциях коррелирует с работой системы обе спечения безопасности, реализуемой государством и другими социальными институтами. Безопасность общества я рассматриваю через анализ и со поставление понятий социального порядка и девиантного поведения.[1] Обращаясь к значению девиации для системы общества в традициях Э.

Дюркгейма, следом, я предлагаю анализ теории коммуникации Н. Лумана, которая развивает видение девиации как нарастающих потоков варьиро вания коммуникаций, ведущих к дальнейшей дестабилизации социаль ных структур. В теории социальной эволюции Н. Лумана новые вариации коммуникации несут значение и девиации и инновации. Продолжается «опасное движение» в сторону семантической гипертрофии варьирования коммуникации (девиации/инновации). Объемы накопления многообразия коммуникации и скорость ее изменения неуклонно растут, несмотря на то, что система общества вырабатывает структуры накопления и ускорения девиации/варьирования. Суть нарастания опасности заключается в росте потребности коммуникации в Неотрицаемом. Н. Луман утверждает, что чем Секция 8. Социология национальной безопасности больше допущено возможностей отклонения (девиации), тем более важной становится потребность в Неотрицаемом. [2;

66] Структуры общества (огра ничения возможного порядка) все более уступают девиации/варьированию.

Основное условие безопасности общества я усматриваю в устойчи вости социального порядка на фоне нарастания интенсивности девиации.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 60 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.