авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный университет культуры и искусств» ...»

-- [ Страница 3 ] --

Для успешного проведения пресс-конференции необходимо сле довать этапам организации:

– определение цели и задачи, а также выработка главной и вспо могательной темы;

– подготовка и согласование сценария проведения (место, про должительность, спикеры, их время и темы выступлений, наличие ин формационного материала и сувениров, привлечение вспомогательных лиц, таких как фотографов или переводчиков, оформление зала, обеспе чение транспорта для журналистов, ведущий мероприятия);

– составление списков СМИ и их утверждение;

– разработка примерной сметы;

– создается текст приглашения. В тексте приглашения должна быть отражена: информация о контактных лицах, логотип учреждения, дата, время и место проведения, темы выступлений и имена спикеров, краткое описание освещаемой темы (пресс-пакет), краткая информация об учреждении (бекграундер);

– предварительный телефонный опрос журналистов, PR кампаний, приглашенных политиков, деятелей культуры (для получения максимально полной информации);

– отправление приглашений по факсу, электронной почте, курье ром, заказным письмом;

– подготовка пресс-релиза, куда необходимо включить информа цию о контактных лицах, обладающих дополнительными сведеньями, логотип учреждения.

– формируется папка для журналистов. В пресс-папку входят сле дующие документы: программа, пресс-релиз, биография с фотография ми спикеров, копии презентации в электроном виде, информация о занимаемом учреждением сегменте рынка, актуальный материал, исто рия успеха, факт-лист, бекграундр, брошюра или история учреждения, корпоративный бюллетень или издание, визитки, сувенирная продук ция: ручка, блокнот, брелок и т.п.;

– консультативная работа со спикерами, составление списка труд ных вопросов.

Презентация – представление учреждением себя, своего подраз деления, лица, проекта, услуги или продукции. Самостоятельная акция, которая может сочетаться с другими специальными событиями.

Отличительные признаки презентации:

– «материализация» продукта, услуги, достижения, открытия, книги, премии, фестивали;

– «заинтересованность» приглашение потенциальных потребите лей, покупателей, инвесторов, партнеров, влиятельных госслужащих;

– «затратность» интеллектуальных, организационных, материаль ных затрат.

Поводом для презентации может стать:

– рождение нового субъекта общественных отношений – нового (или перепрофилированного) учреждения культуры, его структурного подразделения и т. п.;

– неординарные результаты деятельности учреждения или его официальных, творческих, коммерческих структур, подразделений:

новая программа деятельности, новые правила взаимодействия, теат ральная премьера, выставка, отчетный концерт, открытие благотвори тельного аукциона и т.п.

Важный элемент подготовки презентации – составление списка приглашенных лиц. На презентации должны присутствовать потенци альные клиенты, посредники, поставщики, деловые партнеры, а также представители администрации города и области, известные предприни матели, спортсмены, деятели науки и искусства, другие известные лю ди, религиозные деятели, представители СМИ.

Следует помнить о триединстве целей презентации – это:

– оповещение аудитории, результатом чего становится абстракт ное знание о событии, достойном внимания, хотя и не всегда связанным с интересами всех людей;

– приобщение аудитории, когда планируется, что она примет идеи презентации, включит их в круг своих интересов и предпочтений;

– содействие аудитории достижению целей и задач учреждения;

планируемый результат – конкретные действия аудитории, соответ ствующие идеям презентации, замыслу PR-обращения.

По виду презентации могут быть внутренними и внешними.

Первые проводятся в рамках одного учреждения (один из сотруд ников обращается к своим коллегам) и могут быть восходящими, когда подчиненные представляют что-либо вышестоящим коллегам, и нисхо дящими, подразумевающими выступление руководства перед коллекти вом.

Вторые подаются целевой аудитории вне учреждения. Их пред ставляет коммуникатор, и они требуют гораздо более тщательного пла нирования, чем внутренние презентации.

По стилю презентации могут быть проактивными и интерактив ными. Поскольку аудитория может быть большой, средней или малень кой, в зависимости от этого выбирается стиль проведения презентации.

Информационные ресурсы являются незаменимым инструментом в процессе управления социально-культурной деятельностью. Они спо собствуют информационному обеспечению управленческих решений, дают возможность регулярно заниматься социально-культурным мони торингом, отслеживать состояние и проблемы деятельности объектов социально-культурной сферы своего региона, проводить маркетинговые исследования, сегментацию рынка, рекламировать деятельность соци ально-культурных учреждений, привлекать спонсоров, участников и за интересованных людей.

Информационная деятельность как технология взаимодействия с обществом и способ влияния на общественное мнение очень важна для государственных учреждений культуры. Внедрение и использование информационных технологий в социально-культурной сфере позволяет добиться положительных результатов и изменений в информационной, издательской, методической, культурно-досуговой деятельности учре ждений культуры.

Литература 1. Виноградов, В. А. Создание информационной культуры для Европы: [до клад на VI конференции ЕКССИД, 23–25 марта 1991 г. Кантербери, Великобрита ния] / В.А. Виноградов, Л.В. Скворцов // Теория и практика обществ.-научн.

информатики. – 1991 – № 2 – С. 5–29.

2. Киселева, Т. Г. Социально-культурная деятельность: учебник / Т.Г. Кисе лева, Ю.Д. Красильников. – М.: МГУКИ, 2004.

3. Козлова, Т. В. Справочник руководителя учреждения культуры / Т.В. Коз лова и др. – 2006. – № 12.

4. Культурно-досуговая деятельность: учебник / под науч. редак. академика РАЕН А.Д. Жаркова и профессора В.М. Чижикова. – М.:МГУКИ, 1998.

5. Лопатина, Н. В. Информационный менеджмент: учебное пособие / Н.В. Лопатина, С.М. Оленев. – М.: МГУКИ, 2009.- 192 с.

6. Связи с общественностью: Теория и технологии: [учебник для студентов вузов] / В.Ф. Кузнецов. – 2-е изд., доп. перераб. – М.: Аспект Пресс, 2007.

7. Чумиков, А. Н. Связи с общественностью: Теория и практика / А.Н. Чуми ков, М.П. Бочаров. 0 М., 2004.

Т. П. СТЕПАНОВА ФУНКЦИИ ДОСУГОВОГО ОБЩЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Одним из важных аспектов изучения досугового общения как вида социально-культурной деятельности является исследование его функ ций – предназначения в решении конструктивных задач социально культурного развития субъектов данного процесса и их консолидации.

Решение вопроса предназначения той или иной деятельности детерми нирует особенности ее организации (выбор содержания, форм, методов, приемов и т.п.), что в свою очередь определяет ее результаты.

В переводе с латыни «функция» означает «исполнение», «обязан ность», «круг деятельности», «назначение», «роль» (4, с. 543). В трак товке философского словаря под функцией понимается «отношение двух (группы) объектов, в котором изменению одного из них сопутству ет изменение другого» (4, с. 751).

Исследуя функции социально-культурной деятельности, Т.Г. Киселева и Ю.Д. Красильников подчеркивают, что в своем содер жании функции «отражают определенные направления и стороны жиз недеятельности людей … общественные потребности каждого конкрет но-исторического этапа развития общества и носят объективный харак тер … выполняют роль своеобразного критерия при оценке социально культурных процессов, эффективности работы досуговых объединений и центров, их социально преобразующего воздействия на личность» (1, с. 96).

Исследованию историографии теории социально-культурной дея тельности посвящена докторская диссертация В.М. Рябкова, в которой автор рассматривает в качестве динамических характеристик данной теории вопрос развития функций социально-культурной деятельности (2, с. 118–134). Анализ автора взглядов ученых, обращавшихся к иссле дованию данной проблемы в разные периоды становления теории и практики социально-культурной деятельности (работы М.А. Ариарско го, В.Е. Триодина, Т.Г. Киселевой, Ю.Д. Красильникова, И.П. Лукшина, Г.Г. Карпова и др.), обусловил интерпретацию В.М. Рябковым функций социально-культурной деятельности как «свойства системы социально культурной деятельности, выявляющиеся в процессе удовлетворения культурно-досуговых потребностей населения в социально-культурной деятельности в целях всестороннего и гармонического развития» (2, с. 119).

Анализ авторских трактовок понимания функций социально культурной деятельности позволил сделать следующие обобщения:

– социально-культурная деятельность расположена в зоне высокой рефлексии, она интегрирует в себе общественные преобразования, от ражает динамику развития потребностей субъектов;

– данные преобразования и потребности воплощаются в функци ональном предназначении социально-культурной деятельности, находящем выражение в ее содержании, формах, методах, результиру ющих эффектах.

Социально-культурная деятельность характеризуется диверсифи кацией функций, обусловленной культурогенезом, антропологической динамикой (доминирование приоритетов индивидуально-личностного значения, возрастание роли потребностей субъектов), экономическими преобразованиями (производство индустрией культуры культурной продукции и услуг, удовлетворяющих разнообразные потребности лю дей).

Взаимосвязь функций социально-культурной деятельности и куль турных потребностей человека детерминирует эмпирический ракурс исследования функций досугового общения – изучение культурных по требностей, а также потребностей субъектов в общении. Информация о потребностях обладает значительным диагностическим потенциалом, является основанием для выявления функций досугового общения, про ектирования практик, удовлетворяющих и, одновременно, развивающих потребности субъектов данного процесса. В связи с этим продуктивным методом исследования функций досугового общения представляется дедуктивно-индуктивный метод. Методом дедукции нами выявлены ге неральные функции (конструктивного развития и консолидации субъек тов) досугового общения, метод индукции обусловил конкретизацию, детализацию данных функций.

Определение комплекса функций досугового общения предпола гает: изучение культурно-исторического контекста его осуществления (эпохи постмодерна, обусловившей специфику данного феномена);

вы явление ведущих функций системы досугового общения, обеспечиваю щих ее относительный гомеостазис и направления развития;

а также изучение социально-культурных потребностей субъектов досугового общения, отражающих объективные динамические процессы развития данного явления.

С целью исследования функций досугового общения, в онтологи ческой плоскости представленных как предпочитаемые виды деятель ности, потребности субъектов, был проведен опрос населения Челябинской, Оренбургской, Курганской, Свердловской областей и Республики Башкортостан. География исследования обусловлена терри ториальной сопряженностью данных территорий, сходными климатиче скими, экономическими условиями, этническими характеристиками населения, что позволило получить типологические данные об особен ностях досуга и досугового общения респондентов.

Принимая во внимание то обстоятельство, что в исследовании данного явления информационным потенциалом обладают данные о возрастных, индивидуальных особенностях обследуемых, основных видах их занятости, об объеме свободного времени, которым они распо лагают;

видах досуговых занятий, субъектах, совместно с которыми они предпочитают проводить свой досуг, мотивах межсубъектных взаимо действий, инструмент исследования включал вопросы, направленные на получение данной информации.

В обследовании приняли участие 1600 респондентов, что обу словливает репрезентативность полученных данных. Из данной сово купности молодежь составляет 43,8%;

респонденты среднего возраста – 37,5%;

18,7% – обследуемые пенсионного возраста. Основными видами занятости респондентов являются учеба и работа, а также совмещение того и другого вида занятий;

часть из них не работает и не учится (глав ным образом, сегмент респондентов пенсионного возраста).

В условиях децентрализации, отсутствия объединяющей идеи на уровне государства, досуговое общение, как отмечалось ранее, распола гает значительным консолидирующим потенциалом на культурно смысловом уровне. Локальные досуговые солидарности, объединяющие субъектов с креативной, созидательной интенциальностью, способны воспроизводить (и создавать) социальную структуру общества креатив ных индивидуальностей.

Результаты исследования отражают высокий уровень развития у респондентов потребностей в досуговом общении. Полученная в ходе опроса информация демонстрирует значительный потенциал данного процесса в удовлетворении разнообразных, индивидуально значимых потребностей субъектов. Самоцельность досугового общения, связан ная с удовлетворением личностно-значимых потребностей, выходит за рамки стереотипных представлений, отражает широкий спектр куль турно-смысловых значений досугового общения, среди которых пред ставлены когнитивные, социальные, креативные, аффективные компоненты. Данные потребности образуют культурно-смысловой пат терн досугового общения.

Возможностью получить положительные эмоции досуговое обще ние привлекательно для 69,7% респондентов, при этом для молодежи потребность в позитивных эмоциональных переживаниях составляет 98%, средневозрастной группы – 75%, в группе респондентов пожилого возраста – 36%. Позитивный эмоциональный фон жизни особенно ак туален для молодежи, для которой интенсивное освоение жизненного пространства зачастую имеет стрессогенный характер, и досуговое об щение приобретает значение эмоциональной релаксации, компенсации энергетических затрат, эмоциональной «подзарядки»;

средневозрастная группа обследуемых весьма высоко оценивает потенциал досугового общения, также связывая с ним возможность компенсации позитивных эмоций, получение которых в других сферах жизнедеятельности вызы вает затруднения;

для обследуемых пенсионного возраста досуговое общение, в силу ограниченного социального статуса, невысокого уров ня жизни, состояния здоровья, снижения социально-психологического самочувствия, в определенной степени утрачивает эмоциональную зна чимость.

Для всех возрастных групп значение досугового общения опреде ляется возможностью взаимодействия с близкими по духу людьми – для 72,3% респондентов. Особенно значимо общение «со значимым дру гим» для молодежи – 95%;

для средневозрастной группы – 75%;

для пенсионного возраста – 47%. Досуговое общение как самоцельный процесс обозначает в качестве социальной цели «другого» как источни ка раскрепощения, максимальной конгруэнтности, понимания, получе ния удовольствия, радости и, тем самым, способствует созданию, укреплению, развитию связей, солидарностей субъектов, самостоятель но выбирающих партнеров, предмет общения в свободное время. Для молодежи досуговое общение приобретает значение камертона, по ко торому сверяются мысли, взгляды, отношения, эмоции со значимым другим, с которым они идентифицируются. «Близость по духу» имеет высокое значение и для обследуемых средневозрастной группы, кото рая, в отличие от молодежи, уже приобрела относительную социально психологическую устойчивость, в большой мере персонифицировалась (профессиональная стабилизация, социальный статус) и не требует столь значительной психологической опоры на другого. Еще менее зна чимо общение с «близкими по духу» для респондентов пожилого воз раста, что может быть объяснимо снижением роли референтного «другого», регрессом интереса к нему, возрастанием значения близких по родству людей (именно с ними – с семьей (45%) и родственниками (13%) предпочитают проводить досуг респонденты пенсионного воз раста).

Информационная значимость досугового общения имеет весьма высокий рейтинг у молодежи – 93%, у респондентов среднего возраста – 70%, у пожилых – 24%. Как показывают результаты опроса, молодежь испытывает «информационный голод» и досуговое общение оценивает ся ею как возможность его «утоления». Восприимчивость молодых людей к информации имеет очевидный характер, они используют раз личные источники информации, однако общение располагает не только информацией, но и возможностью ее оценки, обмена ею, убеждения, экспрессивного воздействия на другого и т.п. Весьма значима информа ция для обследуемых средневозрастной группы, поскольку для нее ин формация также является условием жизнедеятельности. Однако, в отличие от «всеядной» молодежи, представители среднего возраста от носятся к информации более избирательно. Регрессивные тенденции в отношении к информации наблюдаются у пожилого поколения. Они со четаются с ограниченным доступом к различным источникам информа ции, и в этом смысле информационная составляющая досугового общения становится менее выраженной.

Вместе с тем неограниченность досуговых контактов (особенно, молодежной аудитории), с одной стороны, создает условия для развития идентичности субъектов, а с другой – содержит векторы деконструк тивного характера. Заполнение информационных лакун без грамотной навигации, ограниченность культурного опыта могут «увести субъек тов» в «информационные дебри», направить их сознание и поведение в деконструктивное русло. В связи с этим расширение информационного поля взаимодействия субъектов досугового общения, его современное форматирование, корректное педагогическое сопровождение в культур но-смысловом информационном пространстве представляются важны ми задачами социально-культурных институтов.

Досуговое общение не только удовлетворяет потребность в «близ ком по духу», но и оценивается как стартовое условие для расширения социальных связей, контактов, круга общения. Данная потребность ак туальна для 84% респондентов молодого возраста, 72% – среднего и 33% – пожилого возраста. Познание мира, обмен культурным опытом, создание новых солидарностей;

стремление к оригинальному опыту, ко торым делятся ранее незнакомые люди, привлекают субъектов друг к другу. Коллективное бессознательное стимулирует поиск новых контак тов, консолидацию субъектов общения. Коллективное бессознательное составляют архетипы (предшествующие формы) коллективного бессо знательного поведения, наследующего образцы и идеи, передающиеся из поколения в поколение и лежащие в основе деятельности людей. В данном случае их устремленность друг к другу отражает реликтовое воспоминание о прошлом, в котором обособленное существование че ловека было практически невозможным.

Если коллективное бессознательное выступает фоном вступления в новые контакты, определяет его глубинную психологическую сущ ность, то на «авансцену» личностной мотивации расширения круга об щения выходят новые культурно-смысловые основания взаимодействия человека с человеком.

Яркие впечатления «украшают» обыденную жизнь, вносят эле мент новизны, являются источником радости и вдохновения. В услови ях консьюмеристкого общества возведение в культ потребления и связанных с ним ярких впечатлений находит отражение и в досуговом общении. Новые яркие впечатления заключают в себе досуговое собы тие, сами субъекты (именно поэтому субъекты данного процесса «мар кируют» себя броскими, узнаваемыми деталями, придумывают индивидуальные «я-образы», адекватные своему мироощущению, куль турному опыту, принадлежностью к какой-либо субкультуре, событий ному предмету общения). Индивидуальность, креативность другого, оригинальный событийный контекст привлекателен для 79% респон дентов молодого возраста, для 63% – среднего и 29% – пенсионного возраста. Молодежь доминирует в желании удовлетворить данную по требность, что объясняется ее жаждой открытий, переживаний как встречи с неизведанным миром, его открытием. Представители средней возрастной группы также находятся в «активной фазе» по отношению ко всему новому, однако их жизненный опыт, следует предположить, делает их более сдержанными в «погоне» за яркими впечатлениями.

Угасание потребности в новых, ярких впечатлениях в процессе досуго вого общения у пожилых респондентов связано, по-видимому, со зна чительным жизненным опытом («не все ценно, что блестит»), с избира тельностью впечатлений, а также с объективными возможностями их получения (ограниченность контактов, возможностей посещения досу говых учреждений, программ, снижением физического и социального самочувствия). Вместе с тем потребность респондентов в новых впе чатлениях требует от специалистов социально-культурной деятельности создания ярких досуговых событий, развивающих идентичность, креа тивность субъектов и, одновременно, консолидирующих их.

В процессе досугового общения, нерегламентированного строгой предметной нормативной заданностью (как в деловом общении, к при меру), субъекты получают возможность максимального самовыражения персонификации, создания креативной среды, образов, технологий вза имодействия. Возможность проявить креативность в процессе досуго вого общения наиболее значима для молодежи – 63%;

26% затруднились ответить, однако для 11% данная потребность не актуаль на. Ответы молодых респондентов позволяют сделать выводы об их же лании и готовности к «апробации» своего креативного потенциала в креативной среде досугового общения, однако 36% опрошенных пред почитают быть не столь заметными, что связано, следует предположить, с недостаточным уровнем развития культурного опыта, слабой уве ренностью в себе, в своих силах. Учитывая то обстоятельство, что креа тивность в современном мире является принципом жизни, обусловли вающим перспективы индивидуально-личностных и общественных преобразований, соотношение желающих, «сдержанных» и не стремя щихся к креативности молодых людей позволяет выделить данную про блему как одну из актуальных для ее решения социально-культурными институтами, делает необходимым создание практик досугового обще ния, максимально способствующих развитию и реализации креативно сти субъектов данного процесса.

Для представителей среднего и пенсионного возраста возмож ность проявить креативность не столь значима, как для молодежи. Для обследуемых средней возрастной группы креативность важна для 24%, затруднились ответить 48%, не имеет значения для 28%. Респонденты пенсионной группы в своем большинстве не связывают досуговое об щение с возможностью креативного самовыражения (66% из них за труднились ответить, для 20% не имеет значения, однако 14% позитивно оценивают данную возможность).

Полученная в ходе опроса информация позволяет сделать выводы о том, что молодежь более остро ощущает потребность в креативном самовыражении, оценивая его потенциал как условия жизнедеятельно сти, достижения успеха, развития идентичности и социальных связей.

Более старшие поколения респондентов предпочитают использование опыта, сложившихся традиций и стереотипов самовыражения (во взаи модействии с другими в том числе), обнаруживают определенную кон сервативность и нежелание выхода за пределы сформировавшегося опыта. Оценивая безусловную значимость данного опыта, следует от метить, что именно он становится фактором сдерживания позитивных индивидуально-личностных и социальных преобразований, и в этом смысле молодежь в ее стремлении к креативному самовыражению и взаимодействию с другими обнаруживает свою перспективность в пре образовательной деятельности. Досуговое общение в связи с этим при обретает значение креативных практик для ее субъектов и обусловливает необходимость создания их диверсифицированных вари антов.

Полинасыщенное культурно-смысловое жизненное пространство ставит перед человеком множество проблем, требующих их анализа, формирования отношения к ним, обсуждения, поиска способов реше ния. Возможность обсудить возникающие проблемы, поделиться взгля дами на досуге оценивается респондентами весьма высоко: 67% молодежи, 56% – респондентов среднего и 47% – пенсионного возраста испытывают данную потребность, удовлетворение которой они связы вают с досуговым общением, которое оценивается как возможность высказаться, выслушать мнение партнера по общению, сопоставить точки зрения, достичь понимания, создать согласованное культурно информационное поле, социально-культурную солидарность. (При этом не исключается и возможность столкновений мнений, взглядов, которые могут привести к конфликту и его деструктивным последствиям). Ор ганизация практик досугового общения дискуссионного характера, свя занного с обсуждением актуальных вопросов, корректная модерация ими, представляется одним из способов достижения согласия, культур но-смысловой консолидации.

Полифункциональность досугового общения, его открытый харак тер, взаимосвязь с другими формами жизнедеятельности субъектов продемонстрированы ими в ответах на вопрос о привлекательности до сугового общения возможностью открытия новых перспектив: получе ния новой (нужной) информации, установления перспективных контактов. Молодежь, отдающая предпочтение эмоциональной состав ляющей досугового общения, оценивает «новые» перспективы скорее нейтрально – 56%;

12% не обнаруживает связи между досуговым об щением и «новыми» перспективами;

для 32% такие перспективы при влекательны. Респонденты среднего возраста придерживаются несколько иной позиции: 42% из них рассматривают досуговое общение как условие открытия для себя перспектив;

23% – так не считают;

35% – испытывают затруднения в их оценке. «Рацио» респондентов данной группы указывает на их готовность к разнообразным контактам, в том числе и приносящим пользу в индивидуально-личностном, профессио нальном росте.

Менее выражена данная потребность у обследуемых старшей воз растной группы: 68% из них придерживаются нейтральной позиции;

8% такие перспективы оценивают положительно;

24% – отрицательно.

Ответы респондентов данной возрастной группы демонстрируют их общий пессимистический настрой, обусловленный социальным стату сом, снижением самооценки и социально-психологического самочув ствия. Вместе с тем социально-культурные практики организации досугового общения, вовлечение в них представителей пожилого поко ления – все это способно изменить данную ситуацию, открыть перспек тивы индивидуально-личностного роста, социальной значимости представителей данной возрастной группы.

Нерегламентированность хронотопа досугового общения, свобода выбора предмета, партнеров эвристичны по своей сути, связаны с от крытием для себя другого человека, что отмечает 61% представителей молодежи (19% придерживаются противоположного мнения и 20% за нимают нейтральную позицию). «Другой» не столь привлекателен для обследуемых среднего и пенсионного возраста. Лишь 18% и 9% (соот ветственно) отметили возможность «открытия другого» в процессе до сугового общения. Лидирующая позиция в этой оценке обследуемых молодого поколения связана с их открытостью ко всему новому, стрем лением к познанию мира, других людей как части мира, эвристические возможности которого неисчерпаемы. Открытия, которые делает моло дежь в процессе досугового общения (партнера, события, его предмета), не всегда имеют конструктивный характер, поэтому необходима гра мотная культурно-смысловая навигация, создание и продвижение куль турных лидеров, задающих векторы открытия в другом созидательных смыслов. Вместе с тем с возрастом, формированием социально культурного опыта у респондентов снижается оценка другого как от крытия: их трудно чем-либо удивить, в восприятии другого преоблада ют стереотипы, «рацио», критичность, а в иных случаях – равнодушие, зависть. Досуговое общение, в основе которого лежит взаимный инте рес субъектов, подразумевает создание такой архитектоники досуговых событий, в которых его герои были бы источником открытия другого, вокруг которого (или его главной культурно-смысловой идеи) субъекты могли бы объединиться, актуализировать, открывать для себя новые культурные смыслы.

Таким образом, полученная в результате опроса информация поз воляет сделать выводы о полифункциональности досугового общения, в процессе которого субъектами удовлетворяется широкий спектр по требностей, определяющих его многовекторную, многогранную само цельность. Для молодежи досуговое общение выступает в качестве своеобразного «окна» в мир, определяющего множественные ракурсы его видения и освоения вместе с другими, создания согласованных культурно-смысловых картин мира, что связано с открытием для себя других людей и себя, своей сущности. Более избирательны потребно сти, реализуемые в досуговом общении для средневозрастной группы, в них сочетаются рациональные и эмоциональные мотивы, при этом в не которых позициях доминирует «рацио» (в иных досуговое общение об следуемых старшего возраста привлекает респондентов своей душевностью и предсказуемостью, гарантирующей привычный ход со бытий, сохраняющий уклад и ритм жизни). Однако для всех групп ре спондентов досуговое общение является источником получения положительных эмоций и пользы (в соответствии с их представления ми, адекватными возрасту, социальному опыту, культурному багажу).

Материальный уровень жизни обследуемых имеет значение в плане возможностей потребления досуговых услуг (как предмета досугового общения) и, как показывают данные, обнаруживает ограниченные воз можности, неравный доступ респондентов к данным услугам. Культур но-смысловая полинасыщенность досугового общения создает неограниченные возможности для консолидации его субъектов, что обусловливает проектирование и реализацию диверсифицированных по содержанию, формам, материальной доступности, возрастной востре бованности досуговых услуг, программ, удовлетворяющих потребности субъектов, способствующих их культурно-смысловой консолидации.

Теоретический анализ литературы, контекста ситуации, характе ризующейся высокой степенью ее диверсификации, а также получен ные в ходе исследования данные способствовали выявлению функций досугового общения.

В качестве генеральной функции досугового общения выступает его развивающая функция, предусматривающая:

– развитие культурной идентичности субъектов взаимодействия;

– развитие их креативности как условия саморазвития и общения;

– развитие социабельности, участников досугового общения, со здание солидарностей на основе проектирования конструктивных куль турных смыслов взаимодействия.

Одновременно досуговое общение связано с удовлетворением комплекса потребностей (и решением сопряженных с ними социокуль турных, педагогических задач), которые детерминируют ряд сопут ствующих функций досугового общения:

– отдых, компенсация жизненных впечатлений, недоступных в других видах деятельности вместе с другими;

– получение удовольствия (гедонистическая функция досугового общения в условиях консьюмерного общества приобретает особенное значение);

– получение пользы, измеряемой индивидуально-личностным развитием (получение новой информации, опыта, обмен субъектами информацией, опытом в процессе общения);

– создание позитивного, оптимистического фона общения, уста новление эмпатических отношений с другими людьми;

– реализация и развитие креативности субъектов в процессе их досугового взаимодействия;

– создание культурно-смыслового каркаса отношений, социализа ция (знакомство с новыми людьми, укрепление связей, возможность обменяться взглядами по поводу общекультурных вопросов, развитие социабельности, улучшение взаимопонимания с людьми и т.п.);

– самореализация, развитие креативности, социализация, получе ние положительных эмоций в процессе досугового общения в вирту ально-реальной среде (в социальных интернет-сетях и реальной прак тике);

– создание культурно-смысловых досуговых солидарностей как общностей активных, объединенных общими интересами, конструктив ными взаимодействиями субъектов.

Как очевидно, досуговая деятельность, реализуемая посредством механизма общения субъектов, имеет полифункциональный характер, отражающий диверсификацию социально-культурных, антропологиче ских изменений, которая нашла выражение в разнообразных потребно стях в досуговом общении.

Полученные в результате опроса данные, уточнение функций до сугового общения представляют большое значение для педагогической науки и практики, поскольку они обладают значительным диагностиче ским потенциалом, являются основанием для теоретических выводов, а также для эмпирического проектирования социально-культурных, педа гогических технологий, организации оптимальных практик, досуговых событий, способствующих развитию культурной идентичности, креа тивности, социабельности субъектов, их консолидации на культурно смысловом уровне.

Литература 1. Киселева, Т. Г. Социально-культурная деятельность : учебник / Т. Г. Кисе лева, Ю. Д. Красильников. – М.: МГУКИ, 2004.

2. Рябков, В. М. Историография педагогической теории социально культурной деятельности (вторая половина ХХ – начало XXI веков) : монография / В. М. Рябков. – М., 2009.

3. Словарь иностранных слов. – 13-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз.,1986.

4. Философский энциклопедический словарь. – М.: Сов. энциклопедия, 1983.

Т. С. КРЮКОВ СОВРЕМЕННЫЕ РОССИЙСКИЕ «НЕФОРМАЛЬНЫЕ»

ОБЪЕДИНЕНИЯ МОЛОДЕЖИ: ТИПОЛОГИЯ И ФУНКЦИИ Первое десятилетие XXI века характеризуется глобальным пото ком информации. Из разных стран мира благодаря Интернету, телеви дению и печатным органам средств массовой информации на молодых людей России выливаются прозападные, то есть американские и евро пейские, аналоги программирования поведения, как позитивного, так и негативного.

«Перестроечные» времена разрушили молодежную идеологию россиян, которая раньше базировалась на коммунистической и социали стической почве.

В 90-е годы XX столетия были во многом утрачены идеалы, кото рым придерживались во времена коммунистической партии и комсомо ла.

Но молодым людям свойственно организовываться и реализовы ваться вокруг какой-либо идеи, которая может их объединить, дать воз можность творчески и социально развиваться. Найти друзей по интересам, составить свой круг общения, который будет соответство вать социальному статусу, интеллекту, кругозору и потребностям, не за висимым от основного вида деятельности, другими словами, отличным от обучающего учреждения: школы, высшего учебного заведения или учреждения, в котором молодой человек работает.

Поэтому в больших городах России начинают образовываться «неформальные» объединения молодежи, которые восполняют потреб ности молодых людей. Это несанкционированные властью, автономно и спонтанно возникающие молодежные группы и движения, объединен ные общими идеалами и интересами, отличными от общепринятых, традиционных представлений о престижном и полезном. «Неформаль ные» объединения молодежи исторически возникают вместе с выделе нием молодежи в отдельную социально-демографическую группу, расширением границ молодежного возраста, с ростом многообразия форм ее воспитания и образования. «Неформальные» объединения мо лодежи образуют особый молодежный социум, или молодежную суб культуру, в которой выражаются как специфически молодежные интересы (спорт, мода, искусство и т.д.), так и своеобразно понимаемые молодежью традиционные формы деятельности (политика, культура, бизнес и т.д.).

В качестве «неформальных» объединений молодежи выступают разного рода инициативные группы, клубы по интересам, «группы рис ка» и т.д. Хотя во всех такого рода молодёжных объединениях господ ствует спонтанное, «неформальное» общение, они имеют вполне определённую внутреннюю структуру. Для всех «неформальных» объ единений молодёжи характерно наличие «неформальных» лидеров, идентификационных символов и ритуалов, особого языка (сленга).

Сверх того, многие молодёжные группы располагают своими рабочими и печатными органами. Все «неформальные» объединения молодёжи условно можно подразделить на объединения молодёжной субкультуры и молодёжные группы социально-политических инициатив.

В понятие «неформальная» организация социологи вкладывают разный смысл. А.И. Пригожин (2) считает, что «неформальная» органи зация определяется как один из типов организованности социальных систем, возникающий и существующий наряду с формальной организо ванностью этих же систем. «Неформальная» организация – это спон танно сложившаяся система социальных связей, норм, действий, являющихся продуктом более или менее длительного межличностно го и внутригруппового общения. В.В. Прибыловский, президент информационно-исследовательского центра «Панорама», специалист по экстремизму и национализму Комитета по делам молодежи г. Желез нодорожный Московской области, считает «неформальными» такие объединения и движения, которые либо принципиально избегают офи циального статуса, либо не имеют возможности его получить ввиду специфики своей деятельности.

С юридической точки зрения, «неформальное» объединение – это такое объединение, которого нет в реестре Министерства юстиции. Это может быть и группа, выражающая личные интересы составляющих ее людей и не испытывающая необходимости в регистрации (как правило, это культурные объединения, профессиональные союзы, созданные с целью взаимной поддержки, иногда педагогические объединения).

А.И. Пригожин пишет: «Причины возникновения “неформаль ных” объединений кроются, во-первых, в неизбежной ограниченности, недостаточности “формальной” организации, которая в принципе не может охватывать и регулировать все процессы функционирования со циального организма, и, во-вторых, в специфике деятельности индиви дов в организации, выражающейся в нетождественности индивида и его организационной функции (личной автономии), а значит, в возможно сти его самодеятельности, привнесении им в организацию элементов более широкой социальной среды (интересов, влияний, планов), в стремлении к дополнительному взаимодействию с людьми, удовлетво рению их разнообразных социальных потребностей» (2).

«Неформальные» объединения представляют самые разнообраз ные интересы входящих в них молодых людей, которых отличает ак тивная жизненная позиция, подражание выбранному типу поведения.

По данным различных социальных исследований в «неформальном»

движении участвуют миллионы молодых россиян. Если 15–20 лет назад спектр интересов различных объединений сводился к десяти-двадцати наименованиям, то сегодня речь идёт о многих десятках (от 70 до 200).

Деятельность абсолютного большинства самодеятельных объеди нений осуществляется в рамках правовых и моральных норм. Лишь для 6–9% таких групп характерны антисоциальные проявления. Тем не ме нее, факт возникновения «неформальных» групп и их быстрый рост сигнализирует о том, что в обществе существуют серьёзные проблемы, противоречия, значительный недостаток в удовлетворении интересов и запросов людей. Эти новые образования восполняют, компенсируют его.

Типология «неформальных» молодёжных объединений может быть условно представлена несколькими социальными группами обще ственных объединений.

1. Асоциальные группы стоят в стороне от социальных проблем, но не представляют угрозу для общества (панки, хиппи, мажоры и т.д.).

Они пропагандируют свободный вид деятельности и жизни вне правил и традиций. Данные группы существуют независимо от политики и приоритетов той страны, в которой они существуют.

2. Антисоциальные группы носят явно выраженный агрессивный характер, им присущи нравственная глухота, стремление утвердить себя за счёт других (фашисты, националисты, религиозные объединения экс тремистского толка, банды как объединения по территориальному при знаку и т.д.). Данные молодежные объединения «подпитываются»

радикальными партиями. И выступают примитивным оружием альтер нативных движений.

Зачастую к ним апеллируют организации, которые несут в себе негативный характер и пропагандируют свои правила и идеи.

3. Просоциальные группы – социально положительные, приносят пользу обществу («зелёные», объединения по защите памятников, жи вотных, добровольные дружины, волонтёры и т.д.) Эти группы и объ единения молодых людей имеют позитивный характер деятельности, которая направлена на возрождение исторических и экологических цен ностей, пропаганду и изучение историческо-экологического наследия.

4. Досуговой направленности – группы, объединенные по интере сам к какому-либо искусству, культуре или спорту. Наиболее распро странённые направления: хип-хоп культура: брейк-данс, граффити, искусство «эм-си» (МС), ди-джеинг, реп-музыка, рок-музыка, авторская песня;

экстремальное катание: скейтборд, роллер спорт, велоэкстрим;

«неформальное» авто-мото движение: байкерское (мото) движение, дрэгрэйсинг (гонки на автомобилях);

«фанатское» движение: фанаты спортивных клубов, фэн-клубы звезд эстрады;

черлидинг;

«клубная»

культура»;

игровые «неформальные» виды спорта: сокс, фризби и т.д.

Деятельность каждого «неформального» молодёжного объедине ния нуждается в глубоком анализе. Мониторинговые исследования, анонимное анкетирование и другие формы научных исследований пред ставляют интерес как для понимания проблем отдельной социальной группы, так и для объяснения перспектив развития общества в целом.

«Неформальные» объединения молодежи выполняют определен ные функции. Одной из главных среди них считается возможность са мореализации, то есть субъективного воплощения.

Так же можно добавить инструментальную, когда группа стано вится инструментом для достижения сознательных или несознательных результатов;

компенсаторную функцию, связанную с отсутствием лич ной независимости в официальных структурах, хотя независимость «неформальных» объединениях мнимая.

Эвристическая функция выражает художественно-творческие и нравственные устремления молодежи и реализуется в социокультурной деятельности.

Таким образом, факторами, способствующими возникновению «неформальных» молодежных объединений, являются: невозможность реализации в кругу семьи, в школе, в вузе или в «формальных» обще ственных организациях. Среди побуждающих мотивов стремления к уходу молодежи в «неформальные» группировки или объединения можно назвать такие, как желание обрести единомышленников, ока заться в среде себе подобных, получить возможность общения и взаи мопонимания, уйти от одиночества, заполнить свободное время, уйти от постоянного надзора родителей и педагогов, противопоставить силе общества коллективную силу объединения (1).

С началом перестройки в СССР «неформальные» объединения молодёжи получили широкое развитие в составе «народных фронтов», а также в форме разнообразных групп молодёжной субкультуры. В со временной России «неформальные» объединения молодёжи носят в основном неполитический характер. Но, независимо от своей полити ческой или иной ориентации, «неформальные» объединения молодёжи выступают важной частью демократического, плюралистического об щества. В отличие от консервативно мыслящих «отцов», молодёжь сме ло проигрывает принципиально новые стратегии и стили жизни, выступая важнейшим источником социально-политических инноваций.

Посредством своих «неформальных» объединений молодёжь достигает самоидентификации по отношению к старшему поколению, приобща ясь – зачастую в конфликтной форме – к активной политической жизни и содействуя социальному контролю над властью.

Многое из того, что мы сейчас переживаем, запад уже перерабо тал, и целый спектр «неформального» российского мира – калька с ино странного, причем картинка иллюстрирует ситуацию, отстающую на несколько десятков лет. Во многом это явилось следствием неудовле творенных потребностей, желаний и амбиций «советского человека», которые 1990-е годы так и не смогли полностью «перемолоть».

Кроме того, к последнему десятилетию ХХ века сложился новый пласт своеобразной «неформальной» среды, которая также несет на се бе отпечаток советского времени, но преследует иные цели (если вооб ще такие цели есть). Существуют такие «неформальные» группы, которые свойственны исключительно городам России, или только Москве, или же отдельному городскому району, парку, улице.

Объединения «неформалов», как правило, нигде не зарегистриро ваны, уставов или положений не имеют. Условия членства в них доку ментально не оговорены, численность колеблется.

Тем не менее, «неформалы» могут успешно вписываться в про цесс демократизации общества, а могут стать дестабилизирующим фак тором, выступая с нигилистических позиций и демонстрируя открытое противостояние правоохранительным органам и органам власти.

Для молодых россиян характерен более высокий уровень нетер пимости, особенно по национальному признаку, а также проблемы, вызванные такими противоречиями, как богатство и бедность, образо ванность и безграмотность, ценность здоровья, увлечение спортом и наркомания, курение, алкоголизм.

В обществе произошёл идеологический раскол. Одни причисляют себя к фашистам и националистам, другие считают себя убеждёнными антифашистами и демократами.

Используя религиозное прикрытие, образовательные, оздорови тельные и культурные инициативы, религиозные деструктивные орга низации формируют разветвлённые хорошо управляемые структуры.

Среди «неформально» настроенной молодёжи на территории Москов ской области зарегистрированы представители организаций сатанин ской направленности. Их реальная опасность для общества кроется в открытой ненависти к другим религиям, агрессивности и непредска зуемости поведения, что связано с употреблением адептами культа алкоголя и наркотических веществ. Церковь сатаны со всеми её ответв лениями широко представлена в Интернете, выпускает свои журналы и листовки. Секты оказывают крайне вредное воздействие на психику молодёжи, способствуют антиобщественному, асоциальному поведе нию своих адептов, разрушению семей, интеллектуальной и духовной деградации.

Доминанта риска в поведенческих моделях является общей харак теристикой современной российской молодёжи. По отношению к таким явлениям, как экстремизм, требуются постоянная профилактика и сдерживание. Одним из методов действенной профилактики экстре мизма является организация досуга молодёжи. Существует ряд моло дежных «неформальных» объединений, основой которых является стремление молодых людей организовать свой досуг посредством твор ческого и физического совершенствования. Естественно, большой по пулярностью среди молодежи пользуются модные, зачастую не так давно возникшие виды досуга, создающие альтернативу антисоциаль ным экстремистским группировкам. Экстремистские проявления наблюдаются у относительно небольшого круга молодых людей. В свя зи с этим следует говорить о культуре и системе образования как о сдерживающих факторах экстремистских проявлений.

Молодёжная культура – это факт, который нужно принять, изу чать. Основываясь на полученной информации, следует сформировать предпосылки к сдвигу ценностной шкалы молодёжи в направлении со циально положительной реализации личностного потенциала.

Молодёжь сегодня достаточно реальная и мощная сила, которая может способствовать или препятствовать развитию общества.

Мир молодежных объединений очень богат. Местами он пре красен, местами отвратителен. Однако люди, вовлеченные в «нефор мальные» организации, представляют собой, быть может, наиболее ак тивную и остро осознающую себя часть населения, источник энергии, новых форм, идей и подходов. С другой стороны, они подчас отличают ся неуважением к закону, эпатирующим поведением, склонностью к не мотивированному протесту.

Так или иначе, участники «неформальных» объединений различ ной направленности – это несколько десятков тысяч человек, умеющих и пытающихся влиять на окружающих. Изучение досуга и перспектив развития, «формальных» и «неформальных» молодежных объединений представляется чрезвычайно важным с теоретической и практической точки зрения.

Специалисты социально-досуговой и культурно-досуговой дея тельности должны остро реагировать на потребности российской мо лодежи. Знать какие «неформальные» молодежные объединения суще ствуют на современном этапе развития российского общества. Доско нально разбираться и отличать друг от друга цели и задачи любого «неформального» объединения. Анализировать, почему молодежь вы бирает эту группировку, чего не хватает в организации социокультурной и культурно-досуговой деятельности молодежи. Развивать деятельность учреждений культуры и искусств с учетом предпочтений молодого по коления. Пропагандировать здоровый образ жизни и проведения куль турного досуга, ориентированного на общечеловеческие ценности.

Необходимо искать новые подходы к молодежной аудитории. Раз рабатывать инновационные формы и технологии молодежного досуга.

Чтобы отвлечь от негативного влияния антисоциальных «неформаль ных» групп. А асоциальные, просоциальные и досуговые «неформаль ные» группы молодежи объединить и направить в положительное, позитивное русло. Так как молодежь – это перспектива дальнейшего развития и совершенствования российского общества.

Литература 1. Ковальчук, М. А. Особенности субкультуры неформальных молодёжных объединений / М.А. Ковальчук, М.И. Рожков, А.М. Ходырев. – М., 2005.

2. Пригожин, А. И. Современная социология организаций / А.И. Пригожин.

– М., 1995.

Ю. А. АКУНИНА ПРОТЕСТ КАК СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРОЕКТНЫЙ ПОДХОД На протяжении многих лет в России происходили перемены и преобразования, которые нередко сопровождались не только становле нием новой социокультурной системы, но прежде всего разрушением социальной структуры общества и ценностных оснований российского общества.


На содержание и уровень развития современной культуры россий ского общества значительное влияние оказали: радикальные изменения основ политической, экономической, социальной и культурной жизни, массовые перемещения в Россию различных групп населения из ближ него зарубежья и возникновение вследствие этого новых межэтни ческих, демографических, территориальных и иных образований;

изме нение и усложнение социальной структуры общества, появление в ней новых социальных групп, рост имущественного неравенства, усиление вертикальной и горизонтальной мобильности;

переоценка историческо го прошлого на основе расширения информации настоящего и перспек тив будущего.

По мнению известных философов (Ю. Хабермас, П. Рикер), футу рологов (Э. Тоффлер, Т.Р. Гарр, С. Хантингтон) процессы глобализации, сопровождающиеся чувствами утраты стабильности, неуверенности в завтрашнем дне, могут инициировать всплеск протестных форм культу ры в социуме.

Систематизируя наиболее распространенные подходы к дефини ции протеста, можно выделить те, в которых протест трактуется как социальное явление, которое принимает формы «оспаривания», «отри цания» всей социальной деятельности, самих принципов общественно политической жизни, существующих порядков и институтов, опреде ленных тенденций в государственной политике или способов ее осу ществления. Иное основание для дефиниции протеста используется авторами, разрабатывающими проблематику политического конфликта, рассматривающего протест как форму проявления политического кон фликта, предмет которого касается конкретных действий и политики властей. В большинстве случаев протестное поведение оказывается не столь продолжительным и включает такие формы, как демонстрация, всеобщие забастовки, уличные столкновения и прочие действия, свя занные с нарушением общественного порядка.

На уровне макроанализа среди причин протеста выделяются пока затели социального самочувствия и динамика социальных ожиданий населения. В связи с этим следует подробнее остановиться на феномене депривации, который является одним из центральных элементов во многих объяснительных моделях конфликтов и сопряженных с ними протестных действий. Под депривацией понимается субъективное чув ство недовольства, которое проявляется по отношению к своему насто ящему. Впервые концепция депривации, точнее – относительной депривации, была введена в научный оборот С.А. Стауффером, а затем получила развитие в работах Р.К. Мертона и Т.Р. Гарра, которые лич ностные стремления, надежды, требования определяют системой соот несения – совокупностью идей и наблюдений, на основе которых индивид выносит свои суждения о конкретной ситуации, так как может существовать разрыв между уровнем потребности в каком-то благе и теми условиями, на которые индивид реально может рассчитывать. К основным элементам модели относительной депривации относятся:

субъект депривации, система социальных сравнений;

внешние воздействия;

уровень депривации. Растущие расхождения между ожиданиями, де терминированные социальными сравнениями, и реальностью приводят к усилению неудовлетворенности, что способствует возникновению мо тиваций по включению субъекта депривации в ту или иную форму уча стия в протестных действиях.

Среди многообразных форм культурного протеста заметное место занимают те из них, с помощью которых люди непосредственно выра жают свое несогласие и конфликт с доминирующей культурой (вариан ты проявления которых могут быть различными – от «мягких», таких как нонконформизм и диссидентство, до «жестких», радикальных (экс тремизм), зачастую предполагающих проявления насилия и стимули рующих разрушение существующей культуры и социального порядка).

В современной России стремительно развиваются и получают всё большую популярность протестные движения религиозного характера, использующие православную риторику в целях разжигания религиоз ной и национальной вражды, оправдания экстремистских, террористи ческих и иных преступных деяний, пропаганды необходимости изменения конституционного строя страны и других идей, направлен ных на политизацию и радикализацию последователей православия.

Объединив имеющуюся информацию, можно назвать наиболее ак тивные российские объединения, использующие радикальные право славные воззрения.

Во-первых, это группа Душенова – Назарова, объединяющая ряд незарегистрированных в государственных органах общественных объ единений и медиагруппу, включающую следующие сегменты: Интер нет-ресурс, видео-компанию «Куликово поле» и газету «Русь Православная». Лидерами данной группы являются православные националистические деятели: Душенов Константин Юрьевич и Назаров Михаил Викторович. В начале 2005 года через имеющиеся информаци онные возможности в российских печатных и электронных СМИ груп пой Душенова – Назарова было опубликовано обращение ряда обществен ных деятелей и депутатов Государственной Думы Федерального Собра ния РФ в Генеральную прокуратуру Российской Федерации. В указанном обращении, базирующемся на анализе изданной организаци ей «Конгресс еврейских организаций и объединений в России» книги «Кицур Шульхан Арух», содержится требование запрета деятельности российских иудейских организаций за пропаганду исключительности по религиозному признаку. Данное обращение получило широкий об щественный резонанс, получив известность как «письмо 500». Группа Душенова – Назарова причастна к подготовке и распространению при знанного экстремистским материалом фильма «Россия с ножом в спине.

Еврейский фашизм и геноцид русского народа», в котором дискредити ровались органы государственной власти Российской Федерации и ру ководство РПЦ. Они же являлись организаторами таких деструктивных акций, как Санкт-Петербургский и Московский «Русский марш» и об ращения граждан в государственные органы против проведения в г. Москве «Всемирного саммита религиозных лидеров». В настоящее время группа Душенова – Назарова вплотную подошла к созданию Об щероссийского правозащитного центра и собственных силовых подраз делений на базе спортивных клубов, занимающихся популяризацией в молодежной среде различных видов единоборств. Они создали с целью информационного освещения своей политической деятельности в сети Интернет «кольцо ресурсов “Жить без страха иудейска”», куда вошли разные политико-православные организации и движения: «Братство во имя Святого Преподобного Иосифа Волоцкого», «За Веру, Царя и Оте чество», «Имперская Россия», «Народное сопротивление», «Нацио нально-державная партия России», «Русское имперское ополчение», «Русский общенациональный союз», Русско-славянское движение «Русский Марш», «Русь возрожденная», «Русь православная», «Союз православных хоругвеносцев», «Союз русского народа», «Студенческий профессиональный союз России», «Черная сотня».

Во-вторых, это общероссийское общественное политическое движение «Русский общенациональный союз» – религиозно националистическое общественное объединение, которое совместно с другими националистическими группами под видом военно спортивных и молодежных патриотических лагерей организует подго товку групп активистов, способных проводить «акции прямого дей ствия», включая инициирование массовых протестных акций с элементами насильственных действий.

В-третьих, это союз православных хоругвеносцев (СПХ), кото рым декларируются укрепление православной веры, восстановление русского национального сознания и имперского российского патрио тизма, а также восстановление самодержавной монархии на территории России. Основной формой деятельности является организация молит венных стояний и крестных ходов, на которых собираются религиозно консервативно и националистически настроенные лица.

В-четвертых, это общероссийская политическая общественная ор ганизация «Союз Христианское Возрождение», идеологической плат формой деятельности которого является учение русского религиозного философа И.А. Ильина о русском христианском национализме, а основ ной задачей – «возрождение Православия и национального самосозна ния русского народа в России».

В-пятых, это последователи Катакомбной (Истинно православной) Церкви, основателями которой являются: митрополит Иосиф (Петров), архиепископы Феодор (Поздеевский) и Андрей (Ухтомский). Вокруг них сформировались движения «иосифлян», «фе доровцев», «андреевцев», состоящие из архиереев, духовенства и ми рян, не признавших Декларацию митрополита Сергия 1927 года о лояльности Русской православной церкви по отношению к Советской власти. Катакомбная Церковь, как православное течение, в СССР состо яла из различных, придерживающихся радикальных взглядов «истинно православных» групп, в основном – подпольных. Указанные группы воспринимали существовавший политический строй как «царство ан тихриста», в связи с этим стремились не контактировать с советским обществом и государством, отказывались получать паспорта граждан СССР, официально устраиваться на работу, отдавать детей в общеобра зовательные учреждения, служить в армии, прикасаться к деньгам, раз говаривать с официальными лицами, использовать общественный транспорт. Во время Великой Отечественной войны многие «истинно православные» представители Катакомбной Церкви оказывали содей ствие немецко-фашистской армии, воспринимая Германию, ее полити ческий строй как освободителей русского народа от «сатанинского строя». В настоящее время последователи Катакомбной Церкви при держиваются идеологических установок политизированного правосла вия с элементами националистического характера. Группы верующих входят в автономные организации, ведущие религиозную деятельность конспиративно, не допуская к своим обрядовым практикам посторон них лиц.

К Катакомбной (Истинно-Православной) Церкви, по имеющимся у нас данным, себя относят:

– Истинно-Православная Церковь России;

– Церковь Иоанна Богослова;

– Российская православная автономная церковь;

– Российская православная церковь;

– Истинно-православные христиане-федоровцы;

– Русская катакомбная церковь истинно православных христиан;


– Российская автокефальная Истинно-православная Церковь;

– Истинно-Православная Катакомбная Церковь;

– Истинно-Православная Церковь (Московская митрополия);

– Российская Истинно-Православная Церковь (Московская архи епископия);

– Православная Российская Церковь (Истинно Православная Цер ковь);

– Православная Российская Церковь (Высшее церковное управле ние);

– Апостольская Православная Церковь;

– Богородичный центр;

– Русская истинно-православная церковь;

– Серафимо-Геннадиевская ветвь Истинно-Православной Церкви и ряд других общин.

Последователи Катакомбной Церкви негативно настроены по от ношению к органам государственной власти, лицам нерусских нацио нальностей, а сегодня все более политизируются и радикализируются, активно участвуют в распространении экстремистки настроенных мате риалов националистического характера.

По предварительным оценкам, численность последователей Ката комбной Церкви не превышает одной тысячи человек. Указанная цифра не учитывает полного количества последователей указанного религиоз ного течения, подсчет которых проблематичен вследствие того, что они не афишируют свои мысли.

Далее, в-шестых, это Георгиевский православный союз («Геор гиевцы»), актив которого составляет молодежь. Союз сотрудничает с молодежными движениями «Наши» и «Молодая гвардия», организует массовые акции национал-патриотического, в том числе насильственно го характера. В частности, ими проведены акции против деятельности на территории России «Общества сознания Кришны».

Все вышеприведенное свидетельствует о том, что в современном российском обществе все более востребованным становится обращение к национал-патриотическим идеям, идет возрождение радикальных православных вероучений, которые приобретают популярность на фоне духовно-нравственного вакуума, переоценки ценностных установок в обществе.

Именно сейчас как никогда ключевое значение в социальной мо дернизации приобретает культурное воспитание, основанное на рели гиозной толерантности, уважении к вере и обычаям других народов, нивелировании проявлений национальной или религиозной розни, ростков терроризма и экстремизма.

Интегрирующим основанием процесса профилактики религиоз ного экстремизма, на наш взгляд, может стать социально-культурная де ятельность гражданского общества, которая разворачивается в социаль но-культурной деятельности вузов, созидательных общественных объединений, воспитывающих специалистов по работе с подрастающим поколением, лидеров созидательных общественных движений, техноло гов, менеджеров социально-культурной деятельности. На наш взгляд, внедрение инновационных технологий социально-культурной деятель ности в учебную и воспитательную работу образовательных учрежде ний позволит значительно снизить уровень деструктивных тенденций среди населения, будет способствовать формированию духовности, со зиданию, творчеству.

А. В. КУЗЬМИН ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ В ПРОЦЕССЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СУБЪЕКТОВ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Проблема распространения экстремизма в России становится од ним из ключевых факторов, угрожающих национальной безопасности, государственной целостности, ведет к росту социальной напряженно сти.

В силу своей специфики борьба с экстремизмом требует особых форм противодействия, адекватных реалиям сегодняшнего дня и опи рающихся на закон, учитывающих социально-культурные особенности.

Борьба с любыми экстремистскими проявлениями должна предусмат ривать широкий комплекс организационных и практических мер со сто роны различных властных государственных структур, общества, всех субъектов социокультурных процессов.

Деятельность по предупреждению и пресечению актов террориз ма базируется на принципах и требованиях законности, регулируется правом. Особенностью правового регулирования в этом случае является то, что в действующем законодательстве Российской Федерации нормы, регулирующие эту деятельность, рассредоточены по различным отрас лям права, подзаконным и ведомственным актам. Особую роль в этом играет нормативная база предупреждения и пресечения терроризма, которая отличается неопределенностью и спецификой. Наш анализ по казывает, что, во-первых, она характеризуется множеством и раз ноуровневостью правовых источников, во-вторых, большинство источ ников имеют разную отраслевую принадлежность. Данная особенность объясняется и тем, что предупреждение и пресечение терроризма охва тывает весьма обширный круг отношений самых различных субъектов и объектов, предопределяющих также широкий спектр правовых норм, регламентирующих эту деятельность.

Сегодня обоснованно признается, что уровень осуществления мер по предупреждению и своевременному пресечению террористических актов на основе действующего законодательства явно не достаточен.

Основные концептуальные документы в указанной области имеют пре имущественно оборонительный характер и не рассчитаны на упреж дение. В силу этого, по мнению профессора А.Ф. Майдыкова, государ ственные институты фактически обречены на постоянное отставание от новых угроз экстремизма и терроризма (2, с. 77).

Экстремизм - это способ достижения различных целей путем ис пользования радикальных методов (терроризм, массовые беспорядки, захват заложников).

В связи с тем, что экстремизм – это лишь средство, он может иметь различную идеологическую ориентацию и целевую направлен ность, вторгаться в любые сферы общественных отношений: религиоз ные, национальные, межпартийные, внешней и внутренней политики, экологические.

В связи с этим необходимо особо выделить общественную по требность в разработке и обосновании нового направления - социально культурной профилактики терроризма и экстремизма. Речь идет о необ ходимости всестороннего исследования особой педагогической систе мы, интегрирующей усилия учреждений культуры и образования, правоохранительных органов, общественных организаций по формиро ванию личностных установок и социальных норм, препятствующих распространению и закреплению ценностей и стереотипов экстремист ского поведения. Это направление лишь в последнее время стало пред метом специальных диссертационных исследований (Ю.А. Акунина, Г.М. Акунин и др.).

Реализация этой педагогической системы, которая снимает огра ничения профилактического воздействия, объективно характерные для отдельных групп социальных институтов, является решающим услови ем для интеграции усилий государства, органов местного самоуправле ния и гражданского общества.

Уникальность данной системы, на наш взгляд, заключается в рас смотрении социально-культурной сферы, с одной стороны, как интегра ционной основы для объединения усилий всех социальных институтов по профилактике терроризма и, с другой, в понимании этой сферы как выразителя содержательных и ценностно-смысловых компонентов, определяющих социальную, культурную, национальную идентичность личности.

В рамках современной социальной философии и философии куль туры утверждается, что общество и культура суть производные сов местной жизни и деятельности людей. Их формы и содержание порож даются для удовлетворения потребностей и реализации интенций ими самими, а не заданы априори. Из этого следует, что понимание процес сов формирования, существования и изменения социальных и культур ных целостностей, их освоения предполагает изучение социальных взаимодействий и их последствий (А.Я. Флиер, Э.А. Орлова и др.).

Опираясь на анализ работ современных теоретиков культуры, можно сделать вывод о том, что продукты социального взаимодействия составляют искусственное, то есть неприродное окружение людей. В ходе совместной жизни и деятельности люди упорядочивают их по раз личным, значимым для них основаниям (полезность, удобство, доступ ность, экономия усилий и пр.). Совокупность этих порядков можно считать социокультурным пространством существования людей, а фор мы реализующихся здесь процессов определяют характер социального и культурного времени. Каждое поколение осваивает эти простран ственно-временные координаты как исходную, естественную данность.

Особое внимание на так называемое пространство социально культурного воспитания давно обратили внимание представители оте чественной педагогической науки, в том числе и теории социально культурной деятельности (М.А. Ариарский, А.Д. Жарков, Л.С. Жаркова, Е.И. Григорьева, Н.Н. Ярошенко и др.).

Взаимодействие – это одна из философских категорий, отражаю щих процессы взаимодействия различных объектов друг с другом, их взаимную обусловленность, изменение состояния, взаимопереход, а также порождение одним объектом другого. Взаимодействие представ ляет собой вид непосредственного или опосредованного, внешнего или внутреннего отношения, связи. Свойства объекта могут проявляться и быть познанными только во взаимодействии с другими объектами.

Отечественный философ А.Г. Спиркин справедливо указывает на то, что «взаимодействие выступает как интегрирующий фактор, посред ством которого происходит объединение частей в определенный тип це лостности, организация структуры. Каждая форма движения материи имеет в своей основе определенные типы взаимодействия структурных элементов. Взаимодействие определяет отношение причины и след ствия. Каждая из взаимодействующих сторон выступает как причина другой и как следствие одновременного обратного влияния противопо ложной стороны» (3, с. 394).

Современные педагогические исследования показывают, что сов местное решение социокультурными институтами задач воспитания ос новывается, прежде всего, «на их взаимодействии по достижению общих целей и результатов, по решению значимой для них проблемы или задачи и определяется как взаимодействие профессиональных со обществ в решении общих задач воспитания по типу “общность – общ ность”, а не только “учреждение – учреждение”» (5, с. 4). Думается, что именно первый тип взаимодействия обладает наибольшим воспита тельным эффектом.

Основой для формирования концепции взаимодействия субъектов социально-культурной деятельности, ориентированного на профилак тику экстремистского поведения молодежи, по нашему глубокому убеждению, должна стать не только правовая база, но и мощный теоре тический потенциал педагогической науки.

Речь идет, прежде всего, об идеях, развернутых Н.Н. Иорданским, С.А. Каменевым, М.В. Крупениной, А.П. Пинкевичем, С.Т. Шацким, В.Н. Шульгиным, Е.И. Тихеевой и другими представителями так назы ваемой «педагогики среды». Она представляет собой теоретическое обоснование и опыт разработки различных стратегий использования воспитательных возможностей среды в педагогическом процессе.

Системное социально-педагогическое развитие принцип «педаго гики среды» получил в работах В.Г. Бочаровой, Б.З. Вульфова, Ю.Д. Красильникова, И.А. Липского, Ю.А. Стрельцова, В.Д. Семенова, М.М. Плоткина, А.Г. Хрипковой и др.

Л.И. Новикова и ее научная школа дополнили эту концепцию по нятием воспитательного пространства, которое выступает результатом использования интегрированных воспитательных потенциалов отдель ных подпространств: природного, культурного, образовательного, соци ального, информационного. Это пространство, где существует субъективно заданное множество связей и отношений и осуществляется деятельность различных учреждений по воспитанию личности.

Воспитательное пространство, включающее в себя культурно образовательную среду, способную эффективно решать современные задачи воспитания, объединив социокультурные институты, выступает одним из механизмов развития личности и феноменом педагогической действительности в условиях гуманизации образования (Н.М. Борытко, А.В. Гаврилин, Д.В. Григорьев, Л.И. Новикова, Н.Л. Селиванова, И.В.

Степанова).

При этом надо сказать, что вопросы взаимодействия субъектов со циально-культурной деятельности хотя и являются системообразующи ми, изучены еще недостаточно.

Понятие «субъекты социально-культурной деятельности» отлича ется многозначностью. Это обусловлено тем, что сама социально культурная деятельность тоже многозначна: индивидуальная и социаль ная (коллективная) культурная деятельность;

профессиональная и непрофессиональная (любительская) деятельность;

деятельность не формальная (нормативная), исторически сложившаяся на использова нии существующих в обществе социальных норм (обычаев, нравов) вокруг какой-либо цели, ценности или потребности, и деятельность формализованная (учрежденческая), обладающая самовоспроизвод ством и имеющая определенное общественное назначение.

Обобщенным субъектом социально-культурной деятельности яв ляется сообщество многочисленных социально-культурных институтов и отдельных лиц (рядовых граждан, в том числе специалистов, ученых, управленцев, воспитателей и т.д.), которые в индивидуальном и группо вом порядке, на профессиональной и непрофессиональной основе участвуют в производстве, распространении и освоении ценностей, культурных продуктов, благ и услуг. В современной парадигме соци ально-культурной деятельности в этом сообществе в качестве субъектов выступают практически все – и создатели, и потребители культурных ценностей (1, с. 232).

Экстремизм, являющийся одним из реальных способов установ ления тоталитаризма, перенял от него основную характерную черту – выдвижение упрощенных, элементарных вариантов решения сложней ших общественных проблем. Этим обуславливается рост популярности идей экстремизма в молодежной среде.

События последних лет свидетельствуют о существенной активи зации противодействия экстремистским проявлениям. Ведь каждое из экстремистки направленных преступлений вызывает значительный об щественный резонанс, обсуждается в средствах массовой информации, в национальных диаспорах, способно резко дестабилизировать ситуа цию в конкретном регионе.

Для Московской области в силу особенностей её геополитическо го расположения, высокой концентрации производственных и научных объектов, вопрос борьбы с экстремизмом имеет особую актуальность.

В связи с упрощением порядка въезда и пребывания на террито рии Российской Федерации увеличился приток мигрантов, которые, как правило, находятся на территории Московского региона на нелегальном положении.

Данная ситуация, напрямую влияет па количество совершаемых преступлений экстремистской направленности.

И здесь необходимо остановиться на факторах, которые могут спровоцировать всплеск экстремистских проявлений в молодежной среде.

Прежде всего, негативные настроения среди населения может спровоцировать перевес мигрантов над местным населением, приори тетное предоставление рабочих мест иностранным гражданам, а также мест в школах и детских садах. Необходимо также обратить внимание работодателей, предоставляющих рабочие места мигрантам из соседних республик, на необходимость тесного взаимодействия с УФМС и УВД в вопросах трудоустройства иностранных граждан, соблюдения миграци онного законодательства.

Исходя из анализа происходящих процессов в социальных сферах и сфере миграции в 2010 году, можно сделать вывод о возможном росте на территории Московской области противоправных действий экстре мистской направленности. Следует отметить, что за последние три года в несколько раз увеличилось количество протестных акций, несанкцио нированных митингов, пикетирований и шествий. Активизировалась незаконная деятельность эмиссаров международных экстремистских организаций.

Так, по данным МВД России, в 2010 году на территории Россий ской Федерации проведено 435 несанкционированных акций. Кроме то го, наметилась тенденция использования различными деструктивными силами неформальных молодежных объединений экстремистской направленности, скинхедов, фанатов спортивных клубов, антиглобали стов, в том числе на финансовой основе, в массовых протестных акциях с целью дестабилизации обстановки и дискредитации органов власти.

Наблюдается активизация деятельности ряда общественно политиче ских движений, таких как «Солидарность», «Справедливость», а также деструктивной секты «Свидетели Иеговы». Ожидается увеличение чис ленности участников данных организаций из-за проводимой ими агита ции на территории Московской области. Кроме того, лидеры националистических группировок продолжают активную работу, свя занную с распространением влияния в сфере спортивных фанатов. Дан ный процесс создает угрозу массовых антиобщественных проявлений.

В 2006 году вступил в силу Федеральный закон «Об общих прин ципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»

от 06.10.2003 № 131-ФЗ (ред. от 07.05.2009). Данный закон внес значи тельные коррективы в правовое регулирование местного самоуправле ния в России, четко регламентировал задачи и функции органов местного самоуправления;

экономические основы местного самоуправ ления;

расширил перечень форм непосредственной демократии при осуществлении местного самоуправления и др.

Безусловно, что этот судьбоносный для страны документ не оста вил без внимания вопросы профилактики терроризма и экстремизма.

Новшеством закона, вступившего в силу с 01 января 2006 года, стало выделение трех видов вопросов местного значения отдельно для поселений, муниципальных районов, городских округов. Применитель но к интересующему нас вопросу все три типа поселений ориентирова ны «на участие в профилактике терроризма и экстремизма, а также в минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений терроризма и экстремизма в границах поселения», а также «предупреждении и лик видации последствий чрезвычайных ситуаций в границах поселения»

(4, с. 45).

Однако эти положения закона существенно ограничивает одна из главных идей, которая заложена в законе - переход местного самоуправ ления на принципы самофинансирования. Именно поэтому интеграцию деятельности всех учреждений, организаций и объединений, действу ющих на территории, можно рассматривать как действенный способ преодоления дефицита финансирования и повышения социальной эф фективности профилактической работы.

Специалисты, работающие с молодежью, не готовы к управлению взаимодействием субъектов социально-культурной деятельности в рам ках воспитательного пространства поселений, муниципальных районов, городских округов, в то время как именно уровень местного самоуправ ления является сегодня оптимальным для организации и развития взаи модействия социокультурных институтов. Он характеризуется разнообразием и множественностью субъектов, отражает социально экономические, демографические, культурные особенности региона и его населения.

В настоящее время экстремизм является одним из факторов, ока зывающих негативное влияние на экономику, политику, правопорядок, социальную стабильность, будущее детей и молодежи.

Учитывая возраст большей части членов лидирующих радикаль ных левых, правых, националистических партий и движений, таких как «Русское национальное единство», «Национально-большевистская пар тия», «Авангард красной молодежи», «Народная национальная партия», «Движение против нелегальной иммиграции», «Славянский союз», сле дует говорить о таком виде экстремизма, как молодежный экстремизм.

Он выражается в пренебрежении к действующим в обществе правилам и нормам поведения.

Социально-культурное взаимодействие как фактор профилактиче ской работы ориентировано на формирование в подростково молодежной среде социально-одобряемых норм. При этом нужно при знать то, что подростково-молодежные группировки и сообщества экс тремистской направленности опасны не только как субъекты социального действия, но и как среда формирования личности и созна ния подрастающего поколения.

Уход из семьи, отказ от работы или учебы, от общественной жиз ни, стремление замкнуться в узкой среде нередко приводят молодых людей в секты и другие религиозные объединения. Первоначально, на этапе вовлечения там «поймут», поддержат, а в дальнейшем превратят в источник доходов или преступника.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.