авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 21 |

«А.И. Субетто КАПИТАЛОКРАТИЯ И ГЛОБАЛЬНЫЙ ИМПЕРИАЛИЗМ Санкт-Петербург 2009 УДК 316:321 ББК 66 С89 С89 Субетто, ...»

-- [ Страница 3 ] --

Иными словами, если измерять эффекты и затраты (и их соотно шение) с позиций «мирового рыка» и «мировой рыночной стоимости», диктуемой мировой финансовой капиталократией, то экономика России после подсоединения к «мировому рынку» становится неэффективной и уже вследствие неблагоприятных условий жизни и больших энергоза трат на ее воспроизводство «обречена» на гибель, что и происходит.

Либерализм, исповедующий идеологию «мирового рынка», и механизмы мировой капиталократии, ее реализующие, – МВФ, ГАТТ и другие становят ся идеологией (уже внутри России) и механизмами ее самоуничтожения.

«Мировой рынок», таким образом, становится стратегией мировой капиталократии для установления мирового господства, уничтожения страновых экономических систем как самостоятельных, «привязке» их к «управляющей руке» мировой капиталократии в США.

Концепция «мирового рынка», рожденная американским либерализмом для реализации финансовокапиталистической экспансии и захвата регио нальных рынков, сопровождается концепцией «мирового государства», ко торое становится формой институционализации мировой финансовой капита лократии, а «мировой рынок» – инструментом реализации управления миром со стороны финансового «Капитала-Бога», «фиктивного капитала».

Уже из изложенного ясно, что эта «онтология мирового, финансового Капитала» является виртуальной, вне Бытия человека и человечества, проти востоит ему. Она уже привела к первой фазе Глобальной Экологической Катастрофы, превратившей всю рыночно-капиталистическую цивили зацию человечества в Большую Утопию, ведущую человечество к гибели.

Здесь нет «света в конце туннеля». Будущее предстает как «черная дыра» Ка питала-Бога, уводящая человечество в небытие.

И мировая финансовая капиталократия в этом, онтологическом, смысле «слепа». Имея претензии на «управление миром» на базе абсолю тизации возможностей финансовой капиталовласти, она по своей сути антионтологична, она обречена на гибель. С позиций учения об общест венном интеллекте, разработанного автором, которое базируется на «эволю ционном» определении интеллекта как управления будущим и будущетворе нием, сгармонизированного с прогрессивной космоэволюцией, эволюцией Природы (Биосферы) на Земле, мировая финансовая капиталократия предстает как общественный «антиинтеллект», как рукотворный Ан тихрист или Сатана.

Для большей аргументации указанного нашего вывода обопремся на вы сказывания Франсуа Миттерана в марте 1995 года на Всемирном форуме на высшем уровне в интересах социального развития в Копенгагене (тогда еще Президента Франции) и Бригитта Даль, спикера параламента Швеции (мы их цитируем по кн. «Новая парадигма развития России», 1999, с. 10) «Я задаю себе вопрос, говорит Ф. Миттеран, – сумеем ли мы предотвратить пре вращение мира во всеохватывающий рынок, где господствует закон силь ного, где главной целью является получение максимальной прибыли в кратчайшие сроки, где спекуляция за несколько часов сводит на нет плоды труда миллионов людей и подвергает опасности результаты таких переворо тов опасности результаты таких переворотов как эти? Я спрашиваю себя – не отдаем ли мы будущие поколения игре этих слепых сил? Сумеем ли мы соз дать международный порядок, основанный прогресс и прежде всего на соци альном прогрессе?» В. Даль продолжает мысли Ф. Миттерана: «Мы хотим ответственного «устойчивого развития, основанного на экономическом росте, который достигается не путем безжалостной эксплуатации человека и приро ды и не путем жесткой эксплуатации других народов и их природных ресур сов. Мы хотим искоренить бедность, безработицу и слабую развитость многих стран, обеспечить здоровую экономику, работу, социальное благополучие, со хранение окружающей среды и устойчивое развитие. Мы ясно видим, что рыночная экономика с ее безудержной эксплуатацией человека и природы и жесткие санкции, предпринимаемые Международным валютным фон дом по отношению к развивающимся странам, сами по себе не могут ре шить упомянутые проблемы – они не могут дать работу безработным и осуществить переход к экологическим безопасным технологиям, они не могут защитить интересы бедных людей и следующих за нами поколений. Скоро нас будет 10 миллиардов. Нельзя поэтому основывать стратегию выживания человечества на сегодняшних технологиях и неолиберальной рыночной экономике» (выдел. мною, С. А.). Фактически авторы хотя и не аппелируют к категориям социалистической революции и капиталовласти, но в неявном ви де их выводы корреспондируются с нашими. Рынок есть инструмент капита лократии, которая реализуется по закону силы денег и подкупа, и которая эко логически слепа, антиэкологична. Новый Мировой Порядок мировой финан совой капиталократии на основе «всеобщего рынка» увеличил неустойчивость развития человечества и в, нашей оценке, уже породил первую фазу Глобаль ной Экологической Катастрофы, которая сопрягается с социально антропологической катастрофой в мире. Выход – только в Социалистической Цивилизационной Революции, которая Капитал ставит в подчинение Труду и которая «укрощает» слепоту рыночных сил на основе развития планово управляющих начал, в том числе механизмов общественного интеллекта.

1.7. «Рынок» – механизм реализации капиталократии «… труд является единственной субстанцией экономики…»

Р. Т. Зяблюк («Экономическая тео рия…», 1996, с. 250) «Раньше человек работал только днем. Ночью спал. Даже при самой грубой эксплуатации… Но человек создал машины… люди должны ра ботать во вторую и третью смены.

…Жить… по логике орудий. По логи ке технологии. По программе. Пост модернизм – это технотронный ка питализм».

(В. А. Кутырев, 1999, с. 53) Капитал «ненавидит» труд. Он стремится к самовозрастанию «безы нерционному», т.е. к такому, в котором не было бы затрат времени на цикли ческий акт воспроизводства. Здесь закон экономии времени приобретает «абсурдные черты».

Капитал стремится к бесконечному линейному возрастанию. И в этом стремлении он доходит до Великого Отказа от труда, как источника сво его происхождения, который одновременно становится Великим Отказом от времени. Здесь, в этом своем предельном самовыражении, он осуществ ляет свое эсхатологическое предназначение – стать Богом. Но когда он им становится, это означает окончательно изгнание им «из себя» труда, и вместе с этим «изгнанием» – смерть человечества. Но Капитал – это экономиче ская субстанция, порождаемая человеком. Она воспроизводится челове ческим обществом. Поэтому «Капитал-Бог» погибает вместе со своим носителем – человечеством. В этой своей судьбе он повторяет «цикл рако вых клеток», убивающих организм-носитель и соответственно самих себя.

Но это – в Пределе, который и есть экологический Предел капитализма, рыночно-капиталистической организации жизнеустроения человеческо го общества.

Финансовая капиталократия порождает «мифы», которые несут в се бе смысловой «заряд» антитрудовой этики. Человек приобретает ценность, реализует свое самовыражение не через труд, а через владение капиталом, деньгами. В финансовокапиталократическом обществе с виртуальной эконо микой наиболее уважаемыми людьми становятся финансовые капиталокра ты, дельцы, бизнесмены, «делающие деньги» люди, которые умудряются ов ладеть как можно большим количеством денег без труда (т.е. «на халяву», за счет спекуляций, воровства и различных сомнительных махинаций и т.п.).

«Деньги» не пахнут. Формируется культура «халявы». Капиталократия сти мулирует общество к его разрыву с нравственными ограничениями, к расста ванию с традиционными ценностями уважения к труду, любви, культа семьи, культа женщины, коллективизма. «Героем» становится человек, добываю щий деньги любым путями. Капиталократ, как и Бог, неподсуден (только в логике онтологии Капитала-Бога, а не человека). Но чтобы в обществен ном мнении этот принцип приобрел поддержку, для этого капиталократии необходимо, чтобы каждый исповедовал только ценность денег и власти денег и не исповедовал больше ничего. «Сатана там правит бал, сатана там правит бал, люди гибнут за металл».

Западная культура, породившая капитализм, первоначально созданный на протестантской этике, в ХХ веке демонстрирует «небрежение» ценностью труда. Труд как «герой», как созидатель, как основа нравственности изгнан из литературы, кино, телевидения, живописи и т.д.

Капиталократии для ее господства необходим человек по образу и подобию, похожий на нее. Поэтому вместо прославления труда происходит прославление потребительства и бандитизма. Капиталократии нужен «чело век потребляющий», человек развлекающийся, «человек пустоты», а не чело век – творец, человек труда.

В этой антитрудовой духовно-мертвящей экспансии капиталокра тия уже осуществляет «расчеловечивание» человека, ведет борьбу про тив национально-этнического, культурного разнообразия. Нивелировка человеческого бытия, осуществляемого «капиталом над капиталом», «капи талоденьгами», носит диктаторский характер. Возможность жить остается тому, кто владеет капиталом и делает деньги, чья жизнь обладает «рыночной стоимостью». Другим «Капитал-Бог» оставляет единственное – «жизнь без жизни», «жизнь без социума», «жизнь после смерти».

При этом «отверженными» становятся целые народы, живущие в невы годных с точки зрения воспроизводства капитала на основе механизмов «ми рового рынка» условиях. Эти территории мировому капиталу нужны только для получения ресурсов, в первую очередь энергетических. Поэтому и насе ления по количеству остается на этих территориях столько, сколько нужно для обслуживания добычи и обеспечения потоков ресурсов. Россия, как са мая «холодная» цивилизация мира, обречена по планам мировой капитало кратии на превращение ее в колониальную территорию, обеспечивающую энергоресурсами, необходимыми для жизни «золотого миллиарда». Для об служивания этой функции по оценкам М. Тэтчер и З. Бжезинского доста точно только 25 миллионов русских (россиян). Остальные должны исчезнуть, т.е. умереть, как «ненужный материал».

«Первородный грех» капитализма начался с безработицы и уничтоже ния крестьян. Здесь сразу же проявилась пока в «зародыше», в «гене», анти трудовая логика эволюции капитала. Пример – раскрестьянивание в Англии в эпоху первоначального накопления капитала, когда крестьянин был изгнан с земли, превращен в безработного, а затем, соответствии с законодательством, отражающим буржуазное право, в Англии был переправлен на «виселицу», чтобы не нарушал порядок благопристойного буржуазного общества.

Безработица оправдывается идеологией либерализма. Более того, она рассматривается как другое измерение либерально-рыночно-капиталистиче ской организации, при которой труд, не нужный для самовозрастания капи тала, изгоняется из сферы его воспроизводства, как неэффективный. «Капи тал там правит бал, капитал там правит бал, люди гибнут за капитал!»

Безработица нужна «Капиталу-Богу», капиталократии как основа для реализации «дисциплины голода» и экзистенции (существования) че ловека в страхе за свое будущее, за свою жизнь. Экзистенциализм, как фи лософия Запада, порожден таким капиталомироустройством. Он тоже – часть философии и психологии страха.

Капиталократия реализуется на онтологических императивах: императи ве постоянной поддержки безработицы и императиве удержания «человека труда» в страхе за свое будущее, за «место работы».

Уже здесь проявляются «системогены» капиталократического то талитаризма-фашизма. «Либерализм капитала» по отношению к труду оборачивается другой, своей «тайной» стороной – тоталитарной жес токостью.

«Труд», «человек труда» планомерно капиталом отчуждается (от про дуктов труда) и затем полностью «забывается» (а если он «возникает», предъявляя претензии на свой трудовой вклад в его воспроизводство, то уничтожается или через «голодную смерть», разрушение семьи, или же наси лием, через «горячую войну» против труда во времена конфликтов).

К близкой к нашей оценке приближается М. Н. Глазунов, который отме чает: «Мистика капиталистической экономики выражается на одном полюсе в самоотчуждении труда, а на другом – в кажущемся самовозрастании капи тала» (с. 107). Поэтому: «Своеобразие современной западной идеологии, ко торая вот уже добрую сотню лет вынашивает амбиции стать единственной в мире, состоит в том, что публично призывая к идеологическому плюрализму и даже записывая его как основополагающий принцип в конструкции свежеис печенных «демократических» государств, она сводит этот плюрализм к аг рессии против коммунистических идеалов, воспевающих не «человека эконо мического», т.е. менялу (наше замечание: не случайно Иисус Христос изгнал «менял из Храма», С. А.), а «человека труда» (с. 99). (Цит. по книге: «Теоре тическая экономия: реальность, виртуальность и мифотворчество», М.: 2000).

1.8. Капиталократия против труда « – Что ты, Оаким, человек или машина?

- Я не знаю»

Р. Зелазни (1992, с. 14) «… – Как ты чувствуешь себя, Оаким? – спрашивает Анубис.

- Я не знаю, – отвечает он, и голос его странный и хриплый.

- Посмотри на себя.

Оаким смотрит на сверкающее яйцо – свою голову, желтые линзы – свои глаза, металлическую бочку – свою грудь.

Люди могут начинать и завершать свой путь по разному, – говорит Анубис. – Не которые начинают так, как машины, и медленно завоевывают свою человеч ность. Другие могут кончить машинами, медленно теряя человечность в течение своей жизни…»

Р. Зелазни (1992, с. 13, 14).

Капиталорационализация техноморфна, потому что «Машина Капи тала» и техника изоморфны. «Машина Капитала» построена рационально механистично, поэтому она «сходна» с техникой, создаваемой человеком.

Это сходство системогенетично, потому что «техническая цивилизация» ро ждается из «Капитала-мегамашины» и служит затем и основанием, и стиму лом развития «Капитала-мегамашины».

Капитал машиноподобен. Промышленный капитал эволюционно вто ричен по отношению к торговому, ростовщическому капиталу, который поя вился за несколько тысячелетий до «машинной эры» эволюции капитала. Из вестна марксова аксиома: классический капитализм рождается вместе с про мышленной эволюцией, с появлением «капитала-техники», т.е. капитала как машинного средства производства.

Капитал рационализирует труд. Труд должен был пройти стадию рацио налистической специализации, уподобляющей его машине, чтобы затем стать машинным трудом, вызвав «машинную революцию» труда. «Машина»

становится посредником между трудом и капиталом, она начинает ему задавать ритм и организацию «действия», операциональную организацию.

«Машина», будучи «овеществленным», накопленным трудом, «овеществ ленным прошлым трудом», призванная к жизни «капиталом», начинает «возвышаться» над живым трудом. Капитал, фетишизируя все вокруг себя, фетишизирует и машину.

Человек-создатель машины, «демиург» машины по Н. А. Бердяеву ока зывается лицом к лицу перед «вызовом» восстания «машин» против челове ка. «Машины-фетиши» отказываются подчиняться человеку. Они предстают как «уполномоченные» «Капитала-мегамашины» и требуют от имени «Капи тала-Бога» подчинения себе, своему ритму. Они формируют императив техноморфизации человека, превращения самого человека в «машину по производству капитала».

Осуществляется синтез Машины и Капитала, в которой Капитал Мегамашина, встраивает в себя машины, и их «обожествляет» по отношению к человеку, отчуждает их от человека и фетишизирует их. «Подобное» со единяется с «подобным».

С позиций человека, его прогрессивной социальной эволюции, человек творец создает машину, осуществляет научно-технический прогресс с целью «высвобождения труда» для творчества, для большего раскрытия «человече ского» в человеке. В этой логике техника, машина предстают как «продле ние» и «усиление» органов человека (его рук, ног, глаз, слуха и т.д.), т.е. по вышение мощи человека в преобразовании окружающего мира.

Системогенетическая спираль развития техники отражает «спиральную»

эволюцию передачи функций человека технике и их усиления (функций «ру ки», динамики и функций мышечной энергетики, функций интеллекта и т.п.).

Но в логике эволюции «Капитала-Мегамашины» все «переворачивается».

«Капитал» стремится освободиться от труда, «изгнать» его своего «поля деятельности». И в этом противостоянии труда и капитала в капиталистиче ском мире техника становится частью «инструментария» капитала в борьбе против труда.

Капитал замещает труд машинной, вытесняя рабочих из производст ва, не для того, чтобы они занялись творчеством, а для усиления скорости самовозрастания, для получения все большей и большей прибыли.

Капиталорационализация ассимилирует механорационализацию производства для изгнания из него «человека труда».

Капитал «все и вся» превращает в машину, в том числе и человека.

Современный этап характеризуется становлением интеллектуальной техники, компьютеризации всех сфер жизни, становлением компьютерно коммуникационного «монстра» с центральным управляющим «процессором»

и «прикрепленными» к нему роботизированными системами. «Интернет» – проект – только часть этого глобального процесса интеллектуальной маши низации жизни человека, в которой человек все больше становится малень ким биороботом. Если что-то в «природном человеке» не соответствует «ми ру искусственного», то капитал готов через технику, и биоинженерию (ген ную инженерию) и «биопротезные системы» «протезировать» его, превра тить в «биороботический придаток» машинной «Капитал-мегамашины».

«Капитал-Бог» имеет «облик» тотального технотрона, превращающее «гражданское общество» в перспективе в компьютеризованный, технотрон ный «человейник» в страновом и мировом масштабах, что хорошо показано А. А. Зиновьевым в социальном негативном прогнозе – антиутопии «Гло бальный Человейник».

Но Капитал и как форма его реализации во властном отношении – Капи талократия сознательно «прячет» эту логику. Человек не замечает этой «роковой» технотронной функции капитала и капиталовласти.

Фетишизируется конфликт между человеком и техникой, который является превращенной формой конфликта Капитала-Бога и человека.

Технике придаются демонические черты, которые несут себе «отсвет» «Ка питала-Бога» или Антибога. Эта фетишизация характерна для многих мысли телей, занятых этой проблемой: О. Шпенглера, А. А. Бердяева, Н. Н. Мои сеева, В. А. Кутырева, Э. Тоффлера, и других.

В. А. Кутырев лет пять назад написал философское эссе «Искусственное и естественное: борьба миров», в котором показал «запредельную» (с позиций здравого смысла), античеловеческую логику развития техники и технической цивилизации человечества, направив весь пафос философской критики против логики «искусственного», против научно-технического прогресса и техниче ского творчества человека. Техника, «искусственное» у Кутырева, как и у Бердяева, предстают «вторичным, злым демиургом», порожденным творчест вом человека и «восставшего» против него, осуществляя закабаление и «рас человечивание» человека. Эссе Кутырева повторяет пафос статьи Н. А. Бер дяева, написанной еще в 30-х годах, «Человек и машина». Бердяев заостряет внимание на императиве, как бы формируемым машинами по отношению к человеку: императиве машиноморфизации (техноморфизации) человека.

«Машина хочет, чтобы человек принял ее образ и подобие» – восклицает Бер дяев. В. А. Кутырев предупреждает человечество, что наступление «искусст венного мира» на «естественный мир» человека закончится смертью «естест венного человека» и возможной его трансформацией в «человека искусствен ного», «биоробота» или в киборга (о наступлении «киборговой эры» в разви тии системы «человечество – Биосфера предупреждает В. А. Зубаков).

В принципе об этом же предупреждает О. Шпенглер в книге «Закат Ев ропы» в начале 20-х годов уходящего ХХ столетия, когда он сформулировал противоречие между «цивилизацией» и «культурой». В его логике победа «цивилизации» заканчивается гибелью «культуры». При этом само понятие «цивилизации» отражает «машинную или техническую» цивилизацию, кото рая не оставляет место чувствам, любви, поиску человеком смысла своего Бытия, дружбе, солидарности, т.е. культуре, поскольку она все рационализи рует, ставит на место истины пользу или выгоду. Э. Тоффлер пишет в своих футурологических концепциях, раскрывающих приход информационного общества и его будущее в XXI веке, правда с позитивных, «неопозитивист ских» позиций, все о том же.

Фактические во всех этих феноменологических построениях происходит фетишизация конфликта человека и техники. Конфликт «фетишных» челове ка и техники отображает на самом деле конфликт между человеком и Капи талом-Мегамашиной. «Сатана там правит бал, сатана там правит бал, люди гибнут за капитал!»

Научно-технический прогресс объективен. Призывы осуществить детех низацию бытия (которые в том или ином виде присутствуют в ряде работ, по священных проблеме конфликта между человеком и техникой), чтобы «спа стись», утопичны. Развитие науки и техники не остановить. «Закон удвоения»

человека, о котором автор писал в ряде монографий (А. И. Субетто, 1997, 1999, 2000), отражающий «удвоение сущности человека» в процессе его сози дательной деятельности, отчуждение каких-то моментов этой «сущности» и их «перенос» на производимые продукты, которые в свою очередь начинают воз действовать на человека и природу, является объективным законом, законом социальной эволюции человека. Нами разработана концепция фундаменталь ных противоречий человека (А. И. Субетто, 1994, 1997, 1999), в которой рас крываются 5 форм первого фундаментального противоречия человека, связан ного с действием «закона удвоения». При анализе этих форм показано, что фундаментальные противоречия человека, в том числе первое фундаменталь ное противоречие человека, могут играть роль «прогрессивных» и «регрессив ных» движителей в социальной эволюции человека.

Особенность «общества Капитала» в том и состоит, что антион тологическая сущность по отношению к человеку (т.е. антиантропная направленность) «онтологии Капитала» (Капитала-Бога), характеризую щейся тотальной, «абстрактно-денежной» монетаризацией человеческого бытия и соответственно, на этой основе, – его капиталорационализацией, делает направленность фундаментальных противоречий человека в сторону торжества «левополушарного», «искусственного», «рационального» и унич тожения «иррационального», «правополушарного», всего того, что связано в человеке с его эволюционной памятью (см. А. И. Субетто, «Бессознательное.

Архаика. Вера», 1997;

«Онтология и феноменология педагогического мас терства», 1999), что делает его «корневым» и действительно человеком, а не роботом. Человек несет в себе, накапливаемую «эволюцией» память о самой себе. Как было показано, Капиталу-Богу, как и его священнослужителю – мировой финансовой капиталократии, такой человек не нужен, он мешает установлению его господства как отчужденного от человека Капитала, капи тала-Фетиша. Мировому «открытому обществу» в форме тотального «Строя Денег» по Жаку Аттали нужны новые «кочевники», «перекати-поле», лю ди, не укорененные в национально-этнических культурах, в «предках», в Ис тории, т.е. «люди без истории», «без исторической памяти», управляемые «машины» – делатели денег.

Конфликт человека и техники есть «видимость» или «кажимость», за ко торой прячется сущностное – конфликт человека и капитала, человечества и мировой финансовой капиталократии, стремящейся установить власть ее «больших денег» и ее самой в мире навсегда, на вечные времена.

«Злой демон техники» – производное от «злого демона Капитала»

или «Капитала-Бога». «Сатана там правит бал, сатана там правит бал, люди гибнут за металл!»

Бюрократия – другая сторона капиталократии. У К. Маркса имеется очень проницательное замечание о том, что бюрократ делает своей част ной собственностью государство. На верхнем уровне приватизацию госу дарства осуществляет финансовая капиталовласть. Как мы уже отмечали, это прекрасно показал на примере механизмов приватизации в России, осу ществленной под контролем мировой финансовой капиталократии (у Чубай са в помощниках и советниках находилось около 2000 американцев под ру ководством Сакса), Б. Березовский. Бюрократия формируется как часть го сударства и поэтому в условиях господства капиталократии и как ее часть.

Бюрократ приватизирует должностные полномочия для приобретения капитала. Можно сказать так, что бюрократ приватизирует всю «пирамиду управления», которая находится в сфере его полномочий, с тем, чтобы мак симизировать реализацию своего экономического интереса.

Но феномен бюрократии этим не ограничивается. Бюрократизм возни кает как результат бюрократизации управления, превращения системы управления в формализованную, «абстрактную» бюрократическую ма шину. Данный феномен связан с тем, что в структуре управления в любой системе в условиях стабильности появляется тенденция к унификации, к уподоблению управления к «механизму» или «машине управления», дейст вующим также механистически детерминированно, как и машина.

Бюрократ (в рамках данной тенденции) стремится жить жестко по инст рукции. Его главное кредо: «управляй сложным, как простым».

Если прибегнуть к образу «профессионального кретинизма» К. Маркса, использованного им, чтобы показать растущую неадекватность «узкого спе циалиста» многомерному миру, его профессиональное отчуждение, связан ное со специализацией под воздействием специализированного производства («производственной мегамашины»), то напрашивается формула своеобраз ного «управленческого кретинизма» (см.: А. И. Субетто. Творчество, жизнь, здоровье и гармония, 1992, с. 126) как результата такой жесткой управленче ской профессиональной специализации.

Процесс унификации в управлении ведет к «обезличиванию» бюрократа.

Пройдя весь цикл бюрократизации, бюрократ становится «серым», одинако вым. Бюрократическая машина превращает всех управляющих в «одинако вых», поскольку действует принцип функционирования такой «машины»:

«незаменимых нет».

Здесь возникает гомология между бюрократической унификацией и монетарной унификацией человеческой массы, превращающих ее в «се рую расу».

Можно слово «бюрократизация» заменить словом – неологизмом «взаи мозаменизацией». Высший уровень такой унификации – «взаимозамениза ции» человеческих индивидов показан в романе «МЫ» Евгения Замятина.

Единое Государство Замятина – это художественный образ бюрократиза ции, охватившей все государство. Этот феномен бюрократического то талитаризма нами назван бюрократоализмом (А. И. Субетто, 1992, с. 122–134). В этой Единой Государственной Машине (по Замятину) проис ходит формирование «человейника» (по А. Зиновьеву). Тоталитарная бю рократизация рождает такого же «одинакового» человека, как и тота литарная монетаризация.

Можно сказать так: если бюрократизация есть унификация человека че рез унификацию отношений в управлении, превращающую управление в «мегамашину», то монетаризация есть денежная (или вернее – капиталоде нежная) унификация всех отношений, как проявление действия Капитала Мегамашин.

Капитал-Мегамашина воспроизводит регулярно «бюрократическую мегамашину», как свое собственное самоотображение, обеспечивая в бу дущем ее превращение в глобальную технотронную мегамашину Капита ла при техноморфизации информационных потоков на компьютерно сетевой базе.

Бюрократизация, доводящая человека в структуре управляющей систе мы почти до состояния «автомат», является предтечей тотального тех нотронного глобального управления (на базе компьютерно-сетевого управ ляющего «монстра»), смыкающегося с Капитал-Мегамашиной. Что и проис ходит. Будущая «электронизация капиталоденег» призвана завершить данный цикл по формированию капиталоуправляющей технотронной надгосударственной системы как орудия мировой финансовой капитало кратии.

Единое Государство Замятина – это социальный мир, уничтоживший собственное разнообразие, точно так же, как пытается это сделать мондиа лизм через формирование Нового Мирового Порядка, призванного уничто жить разнообразие наций, культур, этносов, через всеобщую монетаризацию человека, общество «потребителей-роботов», гоняющихся за «призраком»

овладения как можно большим количеством капиталоденег, чтобы стать «господами» над другими, а в пределе над всем миром.

Всеобщая жажда власти через капитал и управление, т.е. капиталовласть и капиталоуправление, приводит в этом «капиталистическом зазеркалье», мистифицирующем все и вся, к полному отождествлению «потребителя»

– «монетариста» и бюрократа. Бюрократом становится именно «потреби тель». Бюрократ капитализируется. Здесь он начинает «потреблять»

управление, присваивая его эффекты (результаты) себе, включая воз можность «ренты» в форме «взяток», т.е. коррупции.

Коррупция, с одной стороны, есть форма получения «теневой рен ты» от положения бюрократа на «должностной лестнице» государственного управления в «капиталообществе» где все продается и покупается. С другой стороны, коррупция есть форма управления государственной бюрокра тической машинной со стороны капиталократии. Коррупция в «обще стве Капитала» бессмертна точно так же, как и бессмертна финансо вая капиталократия и ее «божество» – Капитал-Бог.

Демократия призвана «прикрыть» эти «срамные места» капитали стического общества, придать формальный вид, будто «потребители», ста новящиеся на «час» («халиф на час») «избирателями», управляют государст вом и через него капиталом. На самом деле «пирамида» перевернута. И то гда вдруг обнаруживается старая марксистская истина, что буржуазная демократия есть диктатура капитала, т.е. капиталократия, есть моне тарный, капиталистический тоталитаризм, несравнимый по своей же сткости с бюрократическим тоталитаризмом. Именно, в «ситуациях необ ходимости» он легко превращается в фашизм, а в условиях Нового Мирового Порядка, который пытаются установить мондиалисты, – в глобальный фа шизм, что и было продемонстрировано США и НАТО в войнах с Ираком и Югославией – Сербией в последние годы.

Таким образом, можно говорить о «треугольнике изоморфизмов»:

Капитал-Мегамашина изоморфизм изоморфизм Мегомашина техники изоморфизм Бюрократическая ме или Технологическая гамашина управления Мегамашина (и государственная и надгосударственная) Капитал-Мегамашина наиболее скрыта от «глаз» Наблюдателя, поскольку ее носителем является капиталоденежная субстанция, в свою очередь иерархи зованная. Верхний уровень представлен самым крупными концентрациями капиталоденег в самых крупных банках мира, движение которых «тонко»

управляются соотношениями «курсов национальных валют к доллару». При мером может служить саммит «большой семерки» в Японии, на Окинаве в конце июля 2000 г., на котором главным вопросом было «кризисное положе ние всей мировой валютно-финансовой системы» и сохранение статуса долла ра США. Клинтон, представляющий интерес мировой финансовой капитало кратии в США, сделал свои предложения в чрезвычайно жесткой форме. Эти предложения сведены к следующему. «Германии и странам Евросоюза пред писывалось сузить сферу применения «евро» с дальнейшими снижением его курсового отношения к доллару. Японии, напротив, – резко утяжелить иену для сокращения экспортных пороков. При этом всем странам «семерки» пред лагалось отказаться от крупных продаж долларов за собственные валюты, по скольку это может «спровоцировать общий обвал». Ответом других стран «семерки» стало «согласие сквозь зубы»…» («Завтра», июль, 2000г., №30(347), с.1, «Табло»). Сам этот «саммит» – один из примеров управления мировой финансовой капиталократией «движением» капитала и богатств в странах мира и пример макроуправления потоками на так называемом «миро вом рынке». Конечно, эта финансовая капиталовласть не всесильна и «поле»

ее воздействия ограниченно. Мы пишем о тенденции финансового капитала США стать мировым господином. Будущие битвы впереди!

Здесь же подчеркнем, Капитал-Мегамашина управляет (в своей эволю ции) сращиванием Технологической мегамашины и Бюрократической мега машины, делая последнюю технотронно-компьютеризованной.

Техника, начиная с 70-х годов, все больше становится Технологией.

Технология есть новая качественная форма бытия техники в виде технологи ческого комплекса, охватывающая всю «цепочку» операций от «входа» к «выходу». В. А. Кутырев специально разрывает два «корня» переводя слово «технология» в «техно-логию», т.е. техническую логику («логию»). Проис ходит автоматизация и компьютеризация технологий. Технологии предстают как «логико-процессное» содержание систем машин и систем управления. С появлением информационной техники стал развивать класс информационных технологий. Техническая Мегамашина стала трансформироваться в Техноло гическую мегамашину. Технология сокращала время на производство и управление. Мир становился технологическим, а автоматизация управления, сращивание управления и «искусственного интеллекта», начиная с 70-х го дов, стали превращать «технологический мир» в «технолого роботизированный мир», в «технотронный капитализм».

«Капитал-мегамашина» ассимилировала этот процесс технологиза ции. «Капитал-техника» трансформировался в «Капитал-технологию». Тех нология стала проникать в банки. Это означало, что и «монетарный капитал», «капиталоденьги», их оборот в мире «технологизировались.

Рынок технологий по жесткости конкуренции выдвинулся на первое место. Вместе с технологизацией капиталистического мира возникли и «технологический империализм», и технологическая конкуренция на меж страновом уровне в форме «технологических войн» и «технологической раз ведки». «Фонд Сороса», оказывавший «помощь» российской науке с помо щью грандов, фактически выполнял крупномасштабную акцию технологиче ской разведки в России. Для получения грандов необходимо было заполнять отечественным ученым целые «досье», банк которых принес такой объем «нау-хау» и технологических секретов Западу, в первую очередь США, включая оборонные технологические секреты России – СССР, что их стои мость в 10 раз перекрыла выполненное инвестирование в технологическую разведку в России под видом благотворительной помощи российской науке.

Мировая финансовая капиталократия реализует технологическую власть, которая включает в себя, в том числе, вопрос опережения техноло гиями вооруженной борьбы со стороны США, как столицы финансовой ка питаловласти, по отношению к другим странам.

Формируются списки технологий, которые американским компаниям за прещается продавать за пределами США (или за пределами США и Европы).

По отношению к СССР действовал список ОККОМ, запрещающий продавать определенные виды техники и технологии СССР и который означал торгово технологическое эмбарго СССР со стороны Запада. Есть данные, что, не смотря на официальные заявления со стороны руководства США об оконча нии «холодной войны» после развала СССР, список ОККОМ не ликвидиро ван и продолжает действовать в торговле с Россией.

Операция по стратегическому разоружению России и превращению ее окончательно в «сырьевой придаток» империи США управляется мировой финансовой капиталократией. СНВ-2 и нарушение договора России – СССР с США по ПРО 1972 года являются частью этой стратегии. России предписы вается договором уничтожить шахтное базирование самых опасных для США ракет СС-18 (которые «Пентагон» назвал «Сатаной») с разделяющими ся боеголовками, которые являются для США (в случае осуществления вой ны против России по сценарию войны США и НАТО против Югославии в 1998 году) реальным «оружием возмездия». По оценкам Ю. П. Савельева, ректора знаменитого «Военмеха», доктора технических наук, специалиста в области отечественного ракетного вооружения, американцы сразу, после по явления СС-18 с 10-ю разделяющимися боеголовками, вставшими на боевое дежурство в 1975-м году, впервые ощутили полную беспомощность и без защитность, потому что с этого момента СССР получил абсолютный страте гический перевес (Ю. Савельев, «Сатана» на страже, «Советская Россия», 2000г, 1 июня). «Ракета СС-18 «Сатана» (под таким названием она фигуриру ет в американских официальных документах), – это действительно монстр, который на порядки превосходит любые другие существующие сейчас ра кетные системы. Прежде всего это самая тяжелая боевая стратегическая ра кета – ее вес свыше 210 тонн. Для сравнения: американские МХ почти в два раза легче. А вес ракеты определяет ее полезную нагрузку. У нашей ракеты она составляет 8,8 тонн – целая космическая орбитальная станция». Ком плекс ее тактико-технических характеристик, – как показывает Ю. Савельев, – позволяет преодолевать любую систему ПРО.

Ю. Савельев показывает, что вследствие морского подводного базирова ния ракет США их разоружение по СНВ-2 является обратимым, а наше, по скольку оно шахтное, необратимым. После того, как США почувствуют, что они добились необходимого уровня ракетно-ядерного разоружения России, они пойдут на восстановление своего ракетно-ядерного потенциала, нарушая договор СНВ-2. При этом, если для них «цикл восстановления» имеет не сколько месяцев, то для нас возвращение статус-кво может оказаться эконо мически невыполнимым вследствие разрушения ВПК России.

Нынешний проект начальника Генштаба генерала Квашнина по ликви дации ракетно-космических сил как отдельного рода войск продолжает ли нию одностороннего разоружения России.

Компрадорская олигархия в России – финансовая капиталократия и «пи таемая» ею военная бюрократия фактически является «проводниками» поли тики мировой финансовой капиталократии по военно-технологическому и стратегическому разоружению России.

Это только один из примеров геополитики мировой финансовой капита лократии в США. Новый Мировой Порядок базируется на монопольной военной силе США и привязанной к ней силе НАТО. Мировая финансовая капиталократия поддерживает эту силу как свою «силу». Как только США почувствуют свою безопасность, в мире начнет действовать механизм гло бального технотронного фашизма, который по жесткости далеко «обой дет» гитлеризм. Военные преступления США и НАТО в Югославии явля ются предиктором будущих технотронных войн.

А Дугин, рассуждая в геополитической логике, анализируя «однополяр ный мир», а «однополярный мир» есть другая ипостась «мира мировой фи нансовой капиталократии» со «столицей» в США, подчеркивает, «что в на стоящий момент нет ни одного военного образования симметрично сопоста вимого с военной мощью США, и нет единой идеологической конструкции, столь же универсальной, распространенной, общепризнанной и общеприня той, как либерально-капиталистическая…» (А. Дугин, 2000, «Асимметрия», с. 8). Военная мощь США – слуга «мировой финансовой капиталократий» в ее стремлении к мировому господству. «Капитал-Мегамашина», становясь «Богом», переводит «технологию» в «технологию истребления» «непокор ных» или «неизбранных» в рамках идеологии мондиализма. В этом вся «соль»!

Геополитика вне теории капиталократии, вне понимания становящейся гло бальной капиталистической системы как «пирамиды финансовой капитало власти» с ее экспансией в сторону установления своего мирового господства на «вечные времена» становится неполной, в какой-то мере схоластической.

Этот недостаток характерен для всех геополитических построений.

1.9. Капиталорационализация мира техники и бюрократии « – Я не гадалка и не предсказательни ца будущего. Я – электро-механо биологическое устройство бога Логи ки. Моя цена – наслаждение и я могу сделать богом любого человека».

(Р. Зелазни, 1992, с. 131).

«… индивидуализм, гедонизм, мужене навистничество еще не все. Йяйя опи сывает свой положительный идеал – «Страну глухих». Это не что иное, как наивно изображенный либеральный рай – мир развлечений и наслаждений.

В котором никто не слышит другого.

Где царствуют деньги и нарцис сизм…»

М. Олисава (2000) Капиталократия и Мегамашина капитала, которой она управляет, охва тывает капиталорационализацией и культуру. Капиталократия начинает «смотреть» на культуру как на источник дохода и механизм завоевания на циональных рынков. Кроме того, он создает «свою культуру» для унич тожения национальных культур в целях установления Нового Мирового Порядка. Таким инструментом становится «масс-культура», производимая в США, свободная от национально-культурных архетипов и моральных ценно стных запретов.

Ясно, что поскольку США становится мировой столицей финансовой ка питалократии, постольку она и создает «масс-культуру» как инструмент уста новления своего культурно-информационного господства, призванного сниве лировать все «национальные культуры» мира и расчистить пространство для перерождения «национального человека», «корневого человека» по П.А. Флоренскому в космополита, «бескорневого» человека, человека без на ционально-культурной памяти, человека с манипулируемым сознанием и с по требительско-рыночными инстинктами, обеспечивающее унифицированное поведение «экономического животного», без которого невозможны «мировой рынок» и «мировое открытое общество» (идеал К. Поппера и Дж. Сороса).

В США как родине классического, космополитического капитализма, воспринявшего законы морского пиратства от первых переселенцев – анг лийских морских пиратов, не смогла возникнуть национальная культура та кого уровня, которая была характерна для стран Европы, Китая, России, Ин дии и т.д. Культ денег, культ Капитала, «Капитал-Бог» вытеснили в «душах»

американцев духовность, изгнали «богов» тех или иных религий, которые они формально исповедовали. Осталось одно поклонение – поклонение день гам. А если нет святого в душе, то не остается и места для культуры. Фило соф Джордж Сантаяна (преподаватель Гарвардского университета), при надлежавший к американским консервативным элитарно-академическим кругам первой трети ХХ века, утверждал, что географические просторы Америки соседствуют с «моральной пустотой» американской души. «В ин теллектуальном отношении они более пусты, нежели Сахара», – говорил он об американцах (цит. по [А. Медведев, 1999, с. 15], выдел. мню, С. А.).

К. Клуге в работе «Коммунизм Христа» (написанной им в 30-х годах) воспроизводит яркий пример долларовой монетаризации духовности амери канца. «Доктор философии Айн Ранд, – пишет он, – известна в университе тах Америки своими лекциями об ошибочности альтруизма. Согласно ее тео рии, только эгоистические стремления людей способны привести к полному материальному успеху. Христианский же альтруизм ведет к социализму, а тот, в свою очередь, – к коммунизму. На платье этой дамы красуется массив ная золотая брошь, изображающая символ американского доллары – $. Это откровенно демонстрирует ее кредо: эгоизм вместо альтруизма и любовь к наживе вместо любви к ближнему» (К. Клуге, 1992, с. 60).

Вот этот образ «пустоты» и тяготение к некрофилии в американ ской культуре хорошо показал американский эссеист Лорен Айзли. В расска зе – эссе «Танцующая крыса» он выделяет курсивом тезис: «Впереди пусто, сзади пусто. Поклоняйтесь же ему – великому нулю» (Лорен Айзли, 1994, с.

63, выдел. мною С. А.). Пустота, «великий нуль» – метафоры, которые пере кликаются с высказываниями Сантаяны, отражающие «пустоту» культуры, когда культом становятся капиталоденьги, потребительство, вещизм.

Капиталорационализация культуры делает ее механистической, аб страктной, дематериализованной. Техноморфность капитала порождает техноморфность, абстрактность, фиктивность порождаемой им культуры.

«Капитал-Бог» порождает и культуру по образу и подобию своему.

Монетаризация ценностей и монетаризация человека сопровожда ется и монетаризацией культуры. Такая культура начинает функциониро вать и развиваться капиталоморфно. Она должна приносить «успех», т.е.

прибыль, обеспечивать самовозрастание капитала. Объекты культуры, осо бенно живопись, кино, становятся эквивалентами капиталоденег, ценных бу маг и начинают обращаться на соответствующих аукционах и «смотрах», по добно обороту капиталов на финансовых рынках. Фиктивный капитал (спекулятивный капитал) создает фиктивную культуру. Виртуальная экономика создает свое «зеркало» – виртуальную культуру.

Интересен в рамках нашей логики анализа анализ захвата в своеобраз ный «плен» после II Мировой войны европейской культуры американцами, превращения ее в «золушку» на балу у «принца» – американской культуры и американской капиталократии, управляющей «аукционами» и формирующей «заказы» на моды и стили в живописи, музыке, кино.

Корни такого подхода американцев к миру искусства являются общими для «атлантизма», т.е. англо-американской цивилизации как торгашеский с торгашеской концепцией ценностей. Суть по А. Медведеву состоит в том, что «имеющееся в качестве первичной ценности золото можно превратить в любую другую ценность: моральную, философскую, культурную. Сердоболь ным суесловам следует помнить, что под термином «общечеловеческие цен ности» существуют совершенно определенные понятия абсолютно иной, враждебно настроенной ко всему остальному миру цивилизации, для кото рой и Россия, и Европа представляются объектом для собственного обога щения и ничем иным» (А. Медведев, 1999, с. 38, 39).

Американцы и англичане в 1944–1945 гг. в Европу пришли не как побе дители Германии, а победители Европы, требующие от нее контрибуции. Ев ропа после войны для финансовых капиталократов англо-американского аль янса стала «полем обогащения». Как только союзники высадились в Сици лию, британское радио незамедлительно передало, что в Британский музей отправлены два судна с культурными ценностями. По свидетельствам тех лет были выпущены листовки и плакаты, изображающие негров в англо американской форме, обменивающихся репликами: «Мы едем в Европу, что бы спасать Культуру;

«А что такое культура, Джимми?» и тут же ответ в ви де рисунка, изображающего негра, волочащего за талию Венеру Милосскую, на которой написано: «цена 2$» (А. Медведев, 1999, с. 40).

Финансовая капиталократия США, начав поход за завоевание мирового господства, начала с идеологического подчинения себе Европы уже в начале ХХ века. «Абстрактная империя» (по Соросу) финансовой капиталокра тии востребовала абстрактное, денатурализованное искусство.

С этой целью был сформирован «образ современного художника – не уемного новатора, для которого творчество, в первую очередь, перманентные поиски искусства» (А. Медведев, 1999). Такой художник сам рассматрива ется капиталократией как товар, ему разрешается любое эпатажное, амо ральное поведение (Пример с тестом на поедание собственных фекалий «людьми искусства», приведенный выше и есть пример такого поведения).

Его имя служит имиджем тех картин, которым капитал «присваивает» цену и делает их в определенном смысле «ценными бумагами», «капитал деньгами».

Формируется «арт-капитал», как часть монетарного капитала.

Особую роль в этом процессе сыграли Маршаны, исполнявшие заказную функцию финансовой капиталовласти США в сфере искусства. Возникла система аукционов – как механизмов регулирования цен на произведения ис кусства. Вот как об этом пишет А. Медведев. «Маршаны, занимающиеся торговлей новым искусством, установили и новые правила. Художник, вне сенный в каталоги аукциона, уже неволен произвольно назначить цену за свои работы для покупателя, решившего приобрести у него работу помимо аукциона. Покупатель знает, что выше определенной суммы этот ху дожник не может назначить цену и, не вступая в торги с художником, он всегда купит его работу у маршана за твердую цену (наше замечание:

«маршанские» аукционы предстают как инструмент капиталократии, управ ляющие потоками арт-капитала и его стоимостью, С. А.). Если художник не пожелает, чтобы сделка сорвалась, он оценит свое произведение согласно стоимости аналогичного, внесенного в каталоги аукциона. Маршан держит художника не только на жестком поводке цены – также устанавлива ется предпочтительная тематика» (с. 19). И здесь мы сталкиваемся с яв лением, которое мы назвали капиталорационализацией искусства. Финан совая капиталократия начинает задавать стиль искусства, его доминирующие образы, иногда даже цветовой выбор. И если приезжавшие в начале 30-х го дов в Европу американские скупщики картин требовали от художников кар тин с цветами, то маршаны эти требования переводили в свои требования к художникам. «Пожалуйста, пишите букеты, гирлянды, веночки, клумбы – лишь бы были цветы. Пишите в любой манере, но цветы. Вспоминается бай ка про Форда, – пишет А. Мельников, – который, отвечая на вопрос дизайне ров, какого цвета может быть автомобиль, говорил: можете красить в любой цвет, лишь бы был черный. Там, где речь идет о прибыли, художнику не позволяют вольностей» (с. 19).

Мировая капиталократия таким образом стала создавать систему монетарных ценностей искусства, не совпадающую с их подлинными ценностями по меркам ценностей человека, более, приветствующих «расче ловечивание человека», его распредмечивание на языке искусства.

Уже «кубизм» в начале ХХ века стал подкармливаться капиталократией.

Молодой Пикассо был поддержан Волларом, за спиной Брика стоял «делец»

Вильгельм Уде. С 1906 года покровителями Пикабиа, Дюшана и Пикассо стали американские бизнесмены Вальтер Аренберг и Альфред Штиглиц.

Уже в 20-х годах на «рынках арт-капитала» стали играть аналогично иг рам на «рынках ценных бумаг». Пример: Канвейлер в 1925 году скупил множество картин кубистов и «диких». Затем он «выбросил» на рынок всю свою коллекцию, что привело к колоссальному падению цен на картины ху дожников новейшей школы. Картины Пикассо можно было купить за 300 400 франков. Возникли возможности спекуляции на поднимающихся модных течениях, которые сразу же были оформлены. Подробный анализ этих про цессов выполнен А. Медведевым (1999), мы же только воспользовались ря дом примеров из этого анализа.

Следует подчеркнуть, что внедрение рынка в мир искусства («вшивого рынка» по А. Пушкину), привел к его поведению, какое характерно для то варного рынка. Произошла товарно-денежная фетишизация предметов искусства, как процесс становления того монетарного мира (в Новом Миро вом Порядке), который и необходим для реализации капиталовласти. И здесь Капитал-Бог создает свою неорелигию. В моменты кризисов перепроиз водства «картины» также сжигались, как и сжигались мешки с кофе (или то пились в море). Когда Жорж Руо получил от наследников Амбруаэ Волара 315 картин кисти… художника Жоржа Руо, то это означало их перепроиз водство и обесценение. Чтобы этого не произошло, Жорж Руо в присутствии нотариуса произвел для кинохроники съемку колоссальнейшего «аутодафе»


сожжения всех своих 315 картин (А. Мельников, 1999, с. 21).

Создается «абстрактное» искусство, «авангард», произведения которых более соответствуют «абстрактности» капиталоденег. Как свидетельствует А.

Мельников, «история авангарда… начала развиваться в совершенно иной плоскости, более соответствуя принципам игры на финансовых и то варных биржах» (с. 21).

Америка стала создавать искусство без традиций. По понятиям фи нансовой капиталократии США нужно было поставить искусство и культуру Европы, «богатые традициями, мировым признанием «на колени». Для этого нужно было сделать «культурную революцию». Низвергнуть традиционную культуру Европы с пьедестала, лишить ее истории и на освободившееся ме сто поставить новаторское искусство, новаторскую культуру, не признаю щую европейских традиций, «классику», искусство и культуру без истории.

Это финансовой капиталократии США и удалось сделать во второй половине ХХ века.

Европейская интеллигенция смогла идентифицировать эту «угрозу», но отразить ее не смогла, потому что наступила «эпоха наступления финансо вого капитала на все стороны жизни человечества». «… В Америке… – го ворит Фернан Леже, – нет ни традиций, ни разнообразия обычаев, ни «своего» искусства – есть доллар. А доллар – это не символ настоящего богатства страны. Вы отъезжаете от Нью-Йорка за сто, пятьсот, за тысячу километров, всюду вас встречает одинаково красивая блондинка и предлагает сэндвич и кока-колу» (А. Мельников, 1999, с. 25). Культур ная революция по-американски, а вернее монетарная революция в евро пейской культуре, в нашей оценке, инициированная капиталократией США, началась в 1949 году, с выхода работы «Абстрактное искусство, его истоки и первые мастера». Здесь немалую роль сыграли братья Аллен Дал лес, и Джон Фостер Даллес (директор ЦРУ и госсекретарь), близкие с семьей Рокфеллеров, сделавших ставку на развитие арт-капитала, в утвер ждении главенствующей роли Америки в формировании рынка совре менного искусства. Франция, как «столица» европейского искусства, зако нодательница мод, сдалась на милость победителя – финансовой капитало кратии США. Появляется «новое искусство» в США, устанавливающее свою традицию, которое проводит экспансию в Европе. Это искусство от рицало все нормы, отрицало человека. По утверждению Бюрена «полосы, мазки, кисти и черные круги претендуют стать демистификацией искусст ва – частным и простым утверждением живописи в ее новом качестве» (А.

Мельников, с. 54).

Фетишизация захватывает и музыку, на что обратил внимание Тео дор Адорно еще в 1938 году в работе «О фетишистском характере в музыке и регрессе слушания». Рок-н-ролл, «рок-революция» 60-х годов, музыкальный «модерн» 70-х – 80-х годов – отражение монетарной революции в музыкаль ном искусстве, благодаря которой музыка становится «арт-капиталом», как и живопись.

Обратим внимание на следующий феномен. Как мы показали, вследст вие изоморфизма «капитала-машины» и машины в технике, техноморфный капитал порождает капиталоморфную технику, а затем капитал-техника пре вращает искусство в «технику» по своему генезису, но поскольку она не по рождает «продукцию», то – в «пустоту», «великий нуль» по своему содержа нию. Лорен Айзли в своих эссе «схватил» эту «пустоту» монетарного про странства жизни, где царствует Капитал-Бог, и не остается «воздуха»

для «дыхания» живому человеку, не остается его и в американизирован ной культуре, пропущенной через «мясорубку» Капитал-мегамашины.

Поклоняйтесь ему, великому Нулю! – вот что остается в неорелигии Капита ла для «денежного человека». Капиталорационализация человека превращает его и его культуру в «ничто», в «нуль», таков итог экспансии капиталовласти на все сферы жизни человека и ее ценностно-смысловые «измерения».

Пример «нуля» – «искусство» прикормленных Дж. Соросом юношей – редакции журнала «Радек» в упоминавшейся уже статье В. Васильченко «Смрадек». В этом журнале они «представили фотографии блестящих ком ков экскрементов с аккуратными указаниями в правом верхнем углу – какой автограф кому принадлежит. Кто-то расписался на белом фаянсе, кто-то за просто – на газете. Самым «плодовитым» оказался «авангардист – иконобо рец» Авдей Тер-Оганьян, некогда прославившийся публичным осквернением православных икон (за что был бит и судим по статье 282 ч. УК РФ). По следний «автограф», если верить надписи, принадлежит Ю.М. Лужкову, причем представляет из себя почему-то крест маковки православного хра ма…», – пишет В. Василенко и далее замечает: «Эту «загадку» «известному филантропу» недурно было бы разъяснить на суде. Будем надеяться что мос ковский градоначальник приложит к этому определенные усилия» (В. Ва сильченко, 2000). Далее в этой статье показывается «чернуха» в журнале:

«графический цикл «Памяти Чикатилло» (каракули, в которых с трудом уга дывается голый мужчина, кромсающий голую женщину), порно, в том числе Авдей Тер-Оганьян («Авдей – иконоборец»), охотно позирующий на фоне оскверненных икон с топором в руках и поясняющий «непонятливым», что «это смешно, это достойно смеха, а не сопереживания, а уже тем более – не осуждения» (В. Васильченко, 2000). «Открытое общество» им. Джордуа Со роса устами журнала «Радек» (№2, 2000) и на благотворительные деньги Дж. Сороса ведет борьбу против русской культуры и православия.

Мировая финансовая капиталократия уничтожает в конце 90-х годов куль туру в России, расчищая пространство для «великого нуля» – «антикультуры», которая агрессивно, с топором в руках А. Тер-Оганьяна оскверняет русские православные иконы. Капитал-Бог предстает в истинном лице Сатаны. «Са тана там правит бал, стана там правит бал, гибнет за металл искусство и культу ра!» Капиталорационализация человеческого мира, Новый Мировой Порядок мондиалистов, «Строй Денег» Жака Аттали не оставляет место человеку и культуре, идет «опустынивание» в культурном пространстве.

«Великий нуль» – другой образ Капитала-Бога. Капиталократия, осо бенно мировая финансовая капиталократия, с помощью «открытого общест ва» осуществляет всеобщую агрессию против человеческой культуры, ее «многоцветья», ее разнообразия. Разрушенные православные храмы в Юго славии-Сербии в результате «ковровых бомбежек» авиации США и НАТО в 1998 году и «Авдей-иконоборец», оскверняющий православные иконы и кор мящийся для этих деяний на деньги Дж. Сороса – символы, которые как бы совмещаются, приобретают «зловещий смысл» наступающего техно тронного фашизма, нового Мирового Порядка – строя мировой финансо вой капиталократии, в котором уничтожается все, что выступает за «человеческое в человеке», за солидарность, за любовь, за материнство, за духовность, за альтруизм против оголтелого эгоизма «монетарного челове коробота», против «человекоденег».

Т. М. Горичева, православный философ и богослов, четко уловила «са танинскую сущность» культуры, находящейся в «услужении» у Капитала Мегамашины, у капиталоденег. «Причина такова, что мы сейчас живем в об ществе потребления, совершенно сатанинском, причем сатанизм становится обыденным. Мы живем в обществе бульварного сатанизма. Вторая, т.е.

апокалиптичнеская, смерть уже наступила, люди стали как клонирован ные, похожи на всех этих кибергов. По телевидению уже только киборгов показывают… Если б сейчас были белые мыши вместо людей – никто бы и не заметил… Деньги крутятся, прибавляются к деньгам… Это механизм накопления капитала и уничтожения человека и Бога… Бог уж унич тожен, человек уничтожается… Эта цивилизация окрашена в киборгиче ский, сатанинский свет…» («Экогеософский альмонах», 1999, №1, с. 52).

Монетаризация человека и культуры как база реализующейся мировой финансовой капиталовласти – монетарной власти («Сатана там правит бал, сатана там правит бал, люди гибнут за металл»), оборачивается их гибелью, капиталогенным Апокалипсисом. Приход этой «культуры» в российское телевидение демонстрирует эту злую, демоническую волю к «культурному опустыниванию» со стороны американизма здесь, в России. Мировая капита лократия расчищает «жизненное пространство» для «золотого миллиарда»

«монетарных человекороботов». Пример – фильм В. Тодоровского «Страна глухих», в котором едва ли прикрытая и сафическая ориентация, и зашифро ванная идеологема либерально-капиталистического эгоизма, пестующего только себя, свое «Я», свои прихоти и желания, свое безграничное «хочу», пестующего в себе (уже в нашей логике) – «Капитала-Бога»: «живи для се бя», «откажись от жертвенности», «плыви по воле волн», точь-в-точь как у Айн Ранд (которую мы цитировали по свидетельству К. Клуге выше). «Стра на глухих» становится синонимом капиталократической культуры, синони мом «глухого одиночества», в котором «человек-атом» слышит только себя, и больше никого, в том числе не слышит и свою совесть (ведь «совесть» ро ждается только в «солидарном» обществе, в «МЫ» – бытии), не слышит, сле довательно, и Бога. "«Страна глухих» – страна без Бога, это и есть капи талократическая смерть человечства. М. Олисава (на анализ которого мы опираемся) подчеркивает антитеистическую линию, поскольку «глухота, взя тая как позитивное качество, есть подчеркнуто антихристианская, антитоми стская линия. Тот, кто имеет уши (которые у Йяйи так и не отрезали) и не слышит, того не касается спасительное дуновение СЛОВА, которое было в начале» (М. Олисава, 2000). Глухота – это «плюнуть на все», «оглохнуть пе ред лицом мира» (чтобы ни за что не отвечать), как мечтают героини фильма, – эта «глухота» и находится в основании действий «Авдея-иконоборца», про чих «калопоедающих» авангардистов. Авангардисты, пестуемые Соросом и Ко, никого не слышат, они не признают традиций, они только слышат себя.


Эта «глухота» капиталократической культуры – отражение «глухоты»

Капитала-Бога и всей служащей ему капиталократии, признающей только одну страсть – страсть власти над миром с помощью денег и ку пленной на эти деньги военной силы.

«Дух Капиталократии» – это Дух Денег, постоянно уничтожающий Дух человека, Дух наций и народов. Этот Дух «объят» «монетарной гордыней»

(«большие деньги управляют Историей» по Соросу), которая и есть гордыня «Капитала-Бога» или «капиталогенного Люцифера». А. С. Панарин несколь ко в «другой плоскости» рассуждений правильно подчеркивает «опаснейшие искушения либертаристского неозычества», а вернее искушения «Капитала Бога», предлагаемые человеку в «либеральной оболочке», как искушение деньгами и искушение свободной на основе капиталоденег. Такой, «иску шающийся» «Капиталом-Богом» человек разрушает культуру, освобождается от культуры, как и от «человека» в самом себе, превращаясь – в «либерально го капиталокиберга». А. С. Панарин так раскрывает истоги искушения либе рализмом: «Дух предельного релятивизма и скептического уныния на одной стороне. Люциферова гордыня новых сверхчеловеков – на другой – таковы нагилистические крайности позднего модерна. Не случайно новейшая мо дернизация, охватившая страны «второго мира», формирует людей двух формаций: на одной стороне – неспособных выдерживать пронзительный холод секуляризованного мира беглецов-эскапистов, уходящих в наркоти ки или «виртуальную реальность» (наше замечание: скорее всего более адекватно было бы рассуждать о «пронзительном холоде» монетарного мира, в котором люди и их жизнь превращаются в деньги, «оцифровываются» и «расчеловечиваются» по образу и подобию Капитала-Мегамашины, С. А.), на другой стороне – суперменов великой криминальной революции, пре вращающих общество в джунгли (наше замечание: «общество Капитала» из начально по своей сути и интенции было «обществом джунглей», что мы уже показывали выше;

только проявилось, С. А.). Это предельное истощение культуры и морали человеческой среды в собственном смысле сочетается с предельным истощением природной среды – основы нашей жизни» (А. С.

Панарин, 2000, с. 111, 112). Собственно говоря, капитализм уже в его гло бальном измерении привел к Глобальной Духовной, Глобальной Информа ционной, Глобальной Антропологической Катастрофам в конце ХХ века, что и индикатируется первой фазой Глобальной Экологической катаст рофой. Все это и означает, что Капитал-Мегамашина уничтожает культуру человечества с ее социоприродной гомеостатической функцией и уничтожает «человека культуры». «Сатана там правит бал, культура гибнет за металл!»

«Капиталократия устанавливает свое господство над миром с помощью «расчеловечивания человечества» и на «обломках мировой культуры».

«Общечеловеческие ценности» мондиализма и американизма на деле обора чиваются «ценностями», «убивающими» национальные ценности и ценности культуры. Это и происходит в России, когда под лозунгами «общечеловече ских ценностей» вот уже 10 лет идет наступление на ценности русского на рода, на русскую культуру и русскую философию, уничтожается история России, советская история, память о Великой Отечественной войне. Мировой капиталократии нужны «общечеловеки», которые по содержанию оказыва ются «нулями», «оболочками пустоты».

Подчеркнем еще раз. Капиталорационализация переходит в машиниза цию человека, в машинизацию его чувств и его ценностей. Этот процесс и есть тотальная монетаризация, т.е. превращение всего, что есть в жиз ни, в деньги, и не только в жизни, но и за пределами жизни – в смерти.

Поэтому «война» и «питается» капиталом. Она – одна из форм его су ществования.

Капиталорационализация уничтожает культуру, переводя ее в «технику»

без чувств, в «технику расчеловечивания человека и уничтожения культуры».

Вместо любви – секс, причем машиноподобный секс. Вначале секс стал маши ноподобным. Капиталорационализация любви и женщины началась с прости туции, с продажи женского тела. Это великое преступление «Духа капита ла» и «капиталократии» перед человечностью и человечеством. И затем, она стала виртуализироваться (в «компьютерном мире») и роботизироваться.

Технотронный капитализм уже осуществляет превращение человека в ма шину, как делал это Анубис с Оакимом в фантастическом романе-мифологеме Р. Зелазни «Создания света, создания тьмы. Бессмертный» (1992).

«Гор входит в маленькую комнату. В комнате – определенного рода по стель. Голое женское тело с большой грудью лежит на постели, проводами подсоединенное к сверкающему металлическому аппарату. В стену вставлен громкоговоритель.

- Соединяйтесь с вопрошающей единицей машины, – говорят ему. – Что бы вы хотели узнать?

Снимая с себя набедренную повязку, Гор выполняет указание.

- Наше правило таково, что на ваши вопросы будут поступать отве ты до тех пор, пока вы в состоянии будете удовлетворить ее, – говорят ему. – Что бы вы хотели узнать?». Далее происходит диалог между Гором и компьютером-сексоскопом, который реализует себя как «прогнозирую щая машина» только в результате контакта пользователя с ней через поло вой акт (наше замечание: виртуально-гибридное изобретение – «сексуально биоэлектронный интерфейс», С. А.).

«Голос, доносящийся из громкоговорителя – сухой, монотонный (ника ких эмоций!, С. А.).

- Я не гадалка и не предсказательница будущего. Я – электро-механо биологическое устройство бога Логики. Моя цена – наслаждение и я могу сделать богом любого человека (наше замечание: этакая сексокапитали стическая машина!, С. А.). Однако для этого мне необходим более слож ный вопрос. Я не располагаю достаточными данными, чтобы сейчас отве тить (на заданный вопрос Гора, С. А.), так что продолжай заниматься лю бовью и скажи мне что еще…» (Р. Зелазни, 1992, с. 131).

Таким образом, мировая финансовая капиталократия создает «тонкий механизм» монетаризации культуры и человека, даже любви (проституция и есть машинизированная монетаризованная любовь, которая по образу и по добию Капитала-машины превратила женщину в «машину любви» для «ка питализированных мужчин», получающих в «машинах любви» половое удовлетворение за деньги, С. А.). Мировая финансовая капиталократия тво рит духовно опустошающийся человеческий мир, что и означает его превра щение в «тело» «Капитала-Бога». Категория «модерна», которой являются философы Запада, и наши, вслед за ними, пытаясь уйти от реалий капитало генной тотализации мира, фактически описывает «зачинающийся» капитало кратический Апакалипсис, на деле характеризующий Финал капиталократи ческого мира. «Круг модерна, кажется, замкнулся: – восклицает А. С. пана рин, – предельная прометеевая гордыня (а мы заметим: «гордыня Капитала в человека и Капиталократии»!, С. А.) обернулась предельным самоуничтоже нием и самоотрицанием. Это самоотрицание – факт не только морально метафизического плана: он может в самом скором времени обрести прямые политические последствия. Предельное обесценение и самообесценение че ловека (наше замечание: а это и есть вожделенная мечта «Капиала-Бога», связанная с расчеловечиванием и монетаризацией человека, С. А.) способно сегодня облегчить сползание к практикам геноцида, заказ на который, кажет ся, уж созрел у тех (наше замечание: у мировой финансовой капиталократии, С. А.), кто осознал, что ресурсов планеты на всех не хватит» (А. С. Панарин, 2000, с. 113). Мондиализм несет в себе гены будущих таких практик геноци да! «Сатан там правит бал, там правит бал мировая капиталократия!»

1.10. Капиталорационализации культуры «Дух капиталократии»

как Дух Денег “Если человек как-нибудь потеряет на дежду на прибыль, то не побоится на рушить честность, и как другим чрево, так ему золото и надежда корысти становится во всем вместо Бога. Пото му Св. апостол, имея в виду зловредный яд этой болезни, назвал её не только корнем всех зол, но и идолослужением…” Прп. Иоанн Кассиан (“Сребролюбие”;

1997, с. 22).

«Недаром отрекающихся в настоящее время от Христа сравнивают с Иудой.

Делается это не для оскорбления от падших (они достойны великой жало сти), а потому что в обоих случаях есть общее душевное устроение: без веры, а по выгоде шли за Христом, по выгоде и продали».

Игумен Никон Воробьев (там же, с. 24).

Капиталократия, «молясь» Маммоне или, в авторском варианте, «Капиталу-Богу», осуществляет дехристианизацию Западного мира. От «западного христианства» осталась только одна «оболочка», под которой скрывается только одна «капиталистическая вера», заимствованная у иудаиз ма, «вера деньгам». «Бессеребренничество» как основание человеческого ду ха, обращенное к чувствам соборности, любви к ближнему, к чувству долга, альтруизма, социальной справедливости, к культу труда (раннехристианская заповедь – «кто не работает, тот не ест») вызывает у капитолократии нена висть, потому что оно «подрывает» основы бытия. Вспомним кредо Айн Ранд, связанный с абсолютным эгоизмом, с символом доллара вместо «сердца».

Дух Капитала, выступая против Труда, против человека, естест венно, выступает и против христианского коммунизма. «Дух Христа» враг «духу Капитала». Поэтому христианский коммунизм, все то, что в хри стианстве носит направленность антикапиталистическую, направленность против «сребролюбия как духа антихриста» (см. «Сребролюбие…», 1997), вызывая ненависть у капиталократии, и особенно у высшего уровня ее ие рархии – мировой финансовой капиталократии.

Россия, как евразийская общинная цивилизация (А. И. Субетто, 2000;

С. И. Григорьев, А. И. Субетто, 2000) с тысячелетней логикой развития, восприняла от Византии в Х веке Православие и трансформировала его в Русское Православие, продолжающее охранять в высшей степени догматы первоначального христианства с его «ядром» христианского коммунизма – коммунизма Христа. Поэтому оно становится одним из главных препятствий в планах мировой финансовой капиталократии по монетарной колонизации России, её расчленению (по планам Б. Клинтона, З. Бжезинского и других мондиалистов). Именно этим обусловлен объявленный мировой капитало кратией (из США) «крестовый поход» против Православия (устами М. Ол брайт в феврале 1998 года, устами З. Бжезинского).

Почему древнехристианские догматы, которые вошли в «плоть» Русско го Православия вызывают такую ненависть? Потому, что именно «христиан ство», как учение Христа и его апостолов в своём неискаженном виде, уже 2000 лет назад носило антикапиталистическую направленность, направлен ность против «сребролюбия» и «ростовщичества», поощряемых иудаистски ми священниками для достижения мирового господства над «гоями» со сто роны избранного Богом Иеговой народа «Израиль».

Именно по древнехристианской догматике осуществляется отождеств ление между Маммонной («богом богатства») и Сатаной, Антихристом.

Сребролюбие и есть Дух Антихриста.

Приведём ряд извлечений из высказываний апостолов и святых, вос пользовавшись анализом, выполненным в книге «Сребролюбие как дух анти христа» (М., «РАРОГЪ», 1997).

Иоанн Златоуст отмечает: « Если в первом возрасте не научимся ничему разумному, в юности не будем жить воздержанно, сделавшись мужами не по бедим сребролюбия, то, придя в старость, как бы на некоторое дно корабля, и ослабив ладью души всеми этими язвами, по разрушении досок ладьи, достиг нем пристани со множеством сора вместо духовных сокровищ, и возбудим в диаволе смех, а себе причиним плач и доставим нестерпимые мучения. Итак, чтобы этого не случилось, оградивши себя отовсюду и противоставши всем страстям, отвергнем пристрастие к богатству, чтобы достигнуть и буду щих благ, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа…» (с.

19). Иоанн Кассиан на своём языке показывает путь движения капиталиста к безумству денег (или монетарному безумству), когда по Марксу, если «светит»

капиталисту норма прибыли 1000 и более процентов, он идёт на всё: «Итак, эта страсть, когда возобладает расслабленною и холодною душою челове ка, сначала побуждает его к малому стяжанию, представляя ему некото рые справедливые и как бы разумные предлоги, по которым он должен сбе речь или приобрести несколько денег. С умножением денег увеличивается и неистовство страсти (к деньгам!, С. А.)… Таким образом, становится жал кой душа, связанная змеиными узами, когда худо собранное имение с непо требным старанием желает умножить, сама для себя порождая язву, кото рую жестоко распаляется и всецело занята помышлением о прибыли, ниче го другого не видит взором сердца. Как только то, откуда бы можно дос тать денег. Если человек как-нибудь потеряет надежду на прибыль, то не побоится нарушить честность, смирение, и как другим чрево, так ему зо лото и надежда корысти становится во всём вместо Бога» (с.22) Иоан Лествичник прямо указывает: «Сребролюбие есть и называется корень всем злым;

и оно действительно таково, ибо производит ненависть, хищения, зависть, разлучения, вражды, злопамятство, жестокость и убий ства» (с.26). В «Цветнике Духовном» фактически указывается связь «сребро любия» как древнего понятия (на греческом языке – «любостяжания») с меха низмами финансовой капиталовласти – ростовщичества, процента: «Сребро любец ни о чем не хочет ни слышать, ни говорить, как о серебре и росте, и о росте на рост». Для сравнения приведём высказывание «Мишны», раскры вающего механизмы финансовой капиталовласти, освящаемой Талмудом:

«Всё дано под залог, над всей жизнью раскинута сеть. Лавка открыта, владе лец даёт в долг, и книга открыта, и рука записывает;

и всякий, кто хочет одол жить, может прийти и одолжить;

но взыскивающие постоянно ежедневно при ходят и забирают долг, с ведома человека или без ведома, – есть у них основа ния на то;

и суд – суд правый…» («Трактат Авот», 1990, с 141).

Н. Виноградов, православный мыслитель, обращается к учению святого Апостола Павла, в котором Апостол Павел показывает, что наступление «времён люта», предшествующих второму приходу Христа, связано с уходом христиан в сребролюбие как основу «самолюбия». Н. Виноградов замечает:

«…самолюбие (т.е. эгоизм, С.А.;

здесь имеется любовь только себя) есть ис ходный пункт отхождения от истинного Богопочитания. Подобно тому, как при начале земной истории человечества самолюбие явилось отличительным признаком человечества – и при конце истории человечества грубое самолю бие лиц, внешне исповедующих Христа, явится единственным двигателем их жизни;

из этого пагубного чувства, как мутного источника, произойдут и разовьются другие пороки, приписываемые апостолом людям последнего времени. Вот почему апостол определяет «самолюбивы» и ставит вперёд других наименований, характеризирующих «последних» людей. Внешняя основа самолюбия есть искание и приобретение личных только выгод и полное нерадение об искренней пользе и выгоде ближнего;

на это-то и намекает апостол кратким выражением: «сребролюбцы» вслед за указа нием главной, существенной черты: «самолюбцы» («Сребролюбие…», 1997, с. 48).Здесь для нашей логики важно то, что «Строй Денег» Жака Аттали, Финал Истории в виде торжества мировой капиталистиче ской системы над системой социализма по Ф. Фукуяме неожиданно сов падают с «концом истории» по Апостолу Павлу. Но, если у первых – это торжество мировой капиталократии, Капитала – Бога на вечные времена, превращение человека в вечного «делателя денег» и «потребителя», находя щегося под властью капиталократии, то у святого Апостола Павла – кон текст совершенно полярный по смыслу. Это эпоха «последних» людей, «по грязших» в сребролюбии и эгоизме, «страна глухих», неспособных к любви к ближнему и, следовательно, к Богу, которые должны предстать перед Страшным Судом. И именно эти «последние люди», нарушившие завет Хри ста («путь к Маммоне и путь к Богу – разные пути», потому что первый ведёт к Сатане), т.е. те, кто, стал молиться «капиталоденьгам» и «Капиталу-Богу», должны быть отправлены в «ад», в «геенну огненную».

В такой своеобразной форме мы встречаемся с «жестким отрицанием»

древним христианством и Православием нынешнего идеала мондиализма – Нового Мирового Порядка. Неожиданно Новый Мировой Порядок как «Строй Денег» и диктатуры мировой финансовой капиталократии, мо нетаризовавшей всё пространство жизни человечества, не только «по работив» его, но и «роботизировав» (вынув «души» из людей за «деньги»), предстаёт как капиталогенный Апокалипсис, «конец христианской истории», конец «христианского человека» и «час расплаты» за «сребролюбие» и «вся кое стяжание» (свт. Тихон Задонский) как формы отступничества от Христа, его заветов. Как говорил святой Василий Великий, «страсть к приобретени ям заглушает у родителей голос природы, возбуждает ссору между братьями, наполняет пустыни убийцами, моря разбойниками, порождает клеветников в городах» (с.27). Протоирей П. Соколов, продолжая эту мысль, ещё раз ука зывает: «Сребролюбцы поистине несчастнейшие люди и в сей, и будущей жизни. Здесь они в беспрестанных заботах, трудах и беспокойстве, а там должны терпеть вечное мучение». И далее: «Заповедь Спасителя о не стяжательности (Мф. 6, 19) относится не к одним богачам, но и к бедным, потому что и нищий столько же может быть привязан сердцем своим к одно му рублю, сколько богач к целым тысячам» («Сребролюбие…», 1997, с.30).

Уже изложенное, с учетом высказанного выше, в предыдущих очер ках, показывает полярную противоположность истинного христианст ва – Православия – капиталократии и мондиализму. Поэтому мировая капиталократия и объявила «крестовый поход» против Православия как «истинного христианства», сохраняющего в целостности основные по ложения «христианского коммунизма» с его направленностью против бо гатства и культа денег как «инструментов» Сатаны, воюющего против Бога. « В грядущем новом мировом порядке будут и побеждённые» страны, – при знаёт Аттали, – все, те, кто не сможет атомизироваться для «Нового миро вого порядка» (наше замечание: «атомизироваться», значит стать «экономи ческим животным», «делателем денег», отказавшись от национальных кор ней, «космополитом», «эгоистом», логика поведения которого диктуется только «выгодой», «прибылью», С.А.). «Число побежденных, конечно, пре высит число победителей. Они будут стремиться получить шанс на достой ную жизнь, но им, скорее всего, такого шанса не предоставят… Они окажут ся в загоне, будут задыхаться от отравленной атмосферы, а на них никто не станет обращать внимания из-за простого безразличия» (цит. по М. Назарову «Тайна России», с.624). М. Назаров, анализируя философскую онтологию Ж.

Аттали, известного мондиалиста, идеолога «Нового Мирового Порядка», известного еврейского «банкира-интеллектуала», отмечает, что онтология капиталистической цивилизации «приближает планету к экологической ката строфе». «Нельзя не видеть, что человеческий эгоизм, отвергнувший Божест венную Истину и набирающий всё более грозное техническое могущество, рано или поздно приведёт к саморазрушению мира. Вот от чего православная цивилизация предохраняла мир, много веков выполняя роль Удерживающе го. Поэтому против неё, как против препятствия, всегда объединялись все апостасийные силы мирового зла. Поэтому и сейчас в России решается не только вопрос направления «экономических реформ», но и судьба мира: вос становим ли мы свою удерживающую роль» (М. Назаров, 1999, с.625).

1.11. Война мировой финансовой капиталократии против Православия «Государственные границы становятся во многом ус ловными, ибо потоки людей, товаров и информации с на растающей легкостью перемещаются по всему миру.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.