авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 21 |

«А.И. Субетто КАПИТАЛОКРАТИЯ И ГЛОБАЛЬНЫЙ ИМПЕРИАЛИЗМ Санкт-Петербург 2009 УДК 316:321 ББК 66 С89 С89 Субетто, ...»

-- [ Страница 4 ] --

Правительства передают все больше количество своих традиционных полномочий международным организаци ям, где принимаются важнейшие политические и эконо мические решения. Иерархия ценностей определяется принципом пользы при нарастающем равнодушии к ду ховной истине. Все эти процессы подчас сопровождают ся глубоким моральным кризисом, разрушительно влияю щим на личность и общество, забвением и даже совер шенным отвержением богоданных нравственных норм.

Нельзя не замечать роста потребительских настроений, рождающих грубый эгоизм, бездушие, несправедливость, жестокость, помрачающих образ Божий в человеке».

Патриарх Московский и Всея Руси Алексей II («Пре бывая со своим народом», 2000).

Термин «глобализация» завладел интеллектом западной науки, стано вится своеобразной меткой происходящих процессов в мире, основой оценок и рефлексии многих мыслителей и политических деятелей в России.

Понятие «глобализация» по своему смыслу многомерно. Если его не свя зывать с тотальной вестернизацией мира (на что обращает внимание А.С. Панарин, 1998, 2000) и установлением Нового Мирового Порядка по про екту мировой финансовой капиталократии (мондиализма), то фактически он будет собой означать рост экономической, геополитической, информационной, культурной, духовно-нравственной взаимозависимостей в системе бытия чело вечества на Земле во второй половине ХХ века, и особенно в конце его.

Одним из наиболее мощных объединяющих начал, проявившихся в ХХ веке, является объединяющее человечество экологическое, природное нача ло. В начале ХХ века на него обратил внимание великий русский мыслитель космист, естествоиспытатель В. И. Вернадский в своем учении о ноосфере.

Категория ноосферы у В. И. Вернадского многоплановая. Она отражает и факт появления человеческого разума на Земле ( в нашей оценке – Большой Бионоосферный Взрыв в процессе биоэволюции на Земле около 5-10 млн. лет назад, приведший к эволюции человека или антропогенезу), и факт превра щения научной мысли человечества, объединенной с современными техноло гиями и энергетикой, в фактор геополитической истории Земли, и, наконец, как будущее состояние человечества и Биосферы, в котором обеспечивается дальнейшие социальное развитие человечества в динамической гармонии с Биосферой. Ноосфера в последней идентификации предстает как Биосфера Земли, ассимилированная человеческим разумом.

Нами ноосферное учение В. И. Вернадского развито на основе учения об общественном интеллекте (А. И. Субетто, 1992-2000). Сформировано и аргу ментировано теоретическое положение, что единственной формой устой чивого развития человечества в XXI, XXII веках, если оно преодолеет уже состоявшуюся первую фазу Глобальной Экологической Катастрофы, явля ется управляемая социоприродная эволюция на базе общественного ин теллекта и образовательного общества (А. И. Субетто,1994, 1995, 1999, 2000). Таким образом, управляемая социоприродная эволюция на базе обще ственного интеллекта и образовательного общества становится еще одним уточнением категории ноосферы. Как развитие учения о ноосфере, его трансформация в теоретическую систему, вооружающую общественный ин теллект человечества (его совокупный разум) теоретико-методологическими основами для такого «управления», предстает, в нашей оценке, ноосферизм.

Теоретическая система ноосферизма и ноосферного человековедения рас крывается нами в отдельной монографии, подготовленной к публикации.

Кроме того, отдельные положения ноосферизма отражены в наших книгах «Россия и человечество на «перевале» Истории» (1999), «Основы Некласси ческой социологии (2000), «Введение в Неклассическое человековедение»

(2000). Следует подчеркнуть, что ноосферизм имеет много смысловых гло бальных «измерений», в том числе «измерение» в контексте ноосферного или экологического социализма (коммунизма).

Таким образом, ноосферизм предстает как результат ноосферно социалистической глобализации, т.е. такой глоаблизации, которая обес печивает реализацию императива выживаемости человечества в XXI ве ке. Естественно, что эта, ноосферно-социалистическая глобализация, со храняющая все виды разнообразия локальных форм социально экономического, культурно-этнического бытия общностей людей и их ме тодов хозяйствования, противостоит монетарно-капиталократической глобализации, проект которой принял форму мондиализма.

Реальные процессы глобализации, носящие противоречивый характер, мы представили в концепции Синтетической Цивилизационной Револю ции, происходящей во второй половине ХХ века (А. И. Субетто, 1991, 1994, 1995, 1999, 2000). Синтетическая Цивилизационная Революция есть Великий Синтез (и, конечно, взаиморезонанс) шести основных «цивилизационных ре волюций»: системной, человеческой, инновационно-интеллектуальной, ква литативной, рефлексивно-методологической, образовательной. Каждая из этих «революций» создает свой контекст глобализации:

• глобализация как системная революция в системе основ жизнеуст роения человечества, включающая в себя системно-технологическую (сис темно-технологическая глобализация!), системно-информационную (систем но-информационная глобализация!), системно-экологическую (системно экологическая глобализация!) революции;

• глобализация как синтетическая «человеческая» революция, тре бующая нового универсального, всесторонне развитого, гармоничного, твор ческого человека, адекватного растущей системной сложности мира, пораж даемой им же самим;

этот тип «глобализации» не есть космополитизация че ловека, к чему стремится в своей стратегии глобализации «Капитал-Бог», а, наоборот, не только сохранение разнообразия – этнического, культурного, локально-цивилизационного, и другого, но и его развитие с одновременным увеличением доли универсального, фундаментального образования и воспи тания, обеспечивающих формирование его знаниевой, научной вооруженно сти, готовности к решению глобальных проблем и готовности «взвалить» на свои «плечи» ответственность за судьбы всего Мира: человечества, Биосфе ры, Земли, Космоса;

• глобализация как интеллектно-инновационная цивилизационная революция, включающая в себя: «интеллектуальную революцию», превра щение общественного интеллекта и его функций, механизмов, в том числе механизмов планирования, проектирования, программирования, прогнозиро вания в главный фактор социальной эволюции и экономического развития;

«инновационную революцию», превращение «мира бытия человека» в «мир изменений», в мир высокой динамики – социальной, экологической, эконо мической, научно-технической, потребительской и т.п.;

«креативную рево люцию», отражающую собой резкий скачок в востребованности «миром вы сокой динамики» «человека творческого» (хомо креатора), превращение творчества в одну из главных функций любого управления;

• глобализация как квалитативная цивилизационная революция, определяющая глобализацию мира, экономики, социума через «качество», через конкуренцию по качеству, в том числе геополитическую конкуренцию по качеству интеллектуальных ресурсов, качеству науки, качеству культуры, качеству образования, в целом – по качеству общественного интеллекта. На ми показано, что в результате квалитативной революции появляется новый тип экономики – квалитативной, «быстроходной» или «горячей», наукоем кой, интеллектоемкой, образованиеемкой экономики, появляется квалита тивно-регулируемый рынок. Главной интенцией квалитативной революции становится формирование управления качеством жизни на базе закона опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта, качества образования, которое и есть одновременно управле ние социоприродной гармонией;

• глобализация как рефлексивно-методологическая революция в системе функционирования и развития человеческих знаний, включающая в себя новые парадигмальные революции, связанные со становлением новых системной (системогенетической), классификационной (таксономической), циклической, квалитативной, методологической парадигм в организации знаний, а также становление таких проблемно-ориентированных междисцип линарных комплексов как экология, биосферология, ноосферология, челове коведение и др.;

• глобализация как образовательная цивилизационная революция, изменение социальных функций образования, превращение его в главный механизм воспроизводства общественного интеллекта с одновременной со циальной тоталитаризацией образования и становлением «образовательного общества». Главным в этой «революции» является то, что образование стано вится «базисом базиса» социально-экономического воспроизводства. Напри мер, в экономике США около 70% прироста национального дохода знаний и образования. Ведущими императивами образовательной революции стано вится переход к всеобщему высшему образованию уже в начале XXI века в большинстве стран мира.

Синтетическая Цивилизационная Революция создает предпосылки для перехода человечества от Классической, Конкурентной Истории к Не классической, Кооперационной, Ноосферной Истории в форме управляе мой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образо вательного общества. В этом контексте Синтетическая Цивилизацион ная Революция предстает как некая определенная фаза Социалистиче ской Цивилизационной Революции.

Капиталократия стремится «укротить» Синтетическую Цивилизацион ную Революцию для реализации своих целей. «Капитал-Мегамашина» фун даментальное противоречие Синтетической Цивилизационной Революции, в котором отражается борьба социалистических и капиталистических начал социальной эволюции человечества, пытается по-капиталистически ассими лировать, произвести его капиталорационализацию.

Глобализация «Капитал-Мегамашины» представляет собой противопо ложную мировую тенденцию. «Капитал-Мегамашина», в своей экспансии хочет стать глобальной « Капитал – Мегамашиной», которая должна «пере работать» все человечество, пропустить его через себя, в «Глобальный Чело вейник» (по А. А. Зиновьеву), в атомизированное человечество из людей – «перекати поле», людей – «неокочевников», люмпенов, маргиналов, без на ционально-этнических корней, одинаковых своей монетарной (денежной) одинаковостью, измеряемых количеством денег (электронных денег), кото рыми они владеют.

Нынешняя капиталистическая глобализация началась в США. В США не произошло формирование нового этноса, не состоялся этногенез. На этот факт обратил внимание Л. Н. Гумилев. В его оценке американское этниче ское образование есть «химера». Почему? Потому что здесь стал формиро ваться классический капиталистический человейник изначально, по скольку сюда «съезжались» «отбросы» капиталистического мира Европы, «изгои», чьим идеалом были деньги, владение как можно большим капита лом. США стали формироваться на основе монетарно-капиталистической идеологии и радикального эгоизма. Поэтому американизм стал наиболее «чистой идеологией» капиталократии, ориентированной на создание господ ства мировой капиталократии на основе глобального капиталистического общества («открытого общества» по К. Попперу и Дж. Соросу).

Мировая капиталистическая система со свободным перемещением капи тала, управляемым мировой финансовой капиталократией из США, стано вится фактором глобализации, противонаправленной организмической гло бализации, олицетворяемой Синтетической Цивилизационной Революцией.

Глобальная капиталорационализация стремится к монетарному уп рощению мира, превращению его в капитало-механистический мир.

Иными словами, глобализация по образу и подобию Капитала Мегамашины (Капитала-Бога) есть глобализация, направленная на уничтожение всех видов разнообразия человечества, превращение всех людей в «западоидов» (если воспользоваться метафорой А. А. Зиновьева), а более правильно, – в «американоидов», т.е. идеальных «капиталочеловеков»

и монетарных потребителей.

В этом контексте капиталистическая глобализация предстает как по следний акт «войны» Капитала-Бога против человечества, его капиталора ционализированной «переработки» в «капиталороботов» или «капиталоки боргов». Идеологическое прикрытие этой глобальной трагедии осуществля ется «постиндустриальной» фразеологией. На самом деле логика перехода от «индустриального общества» к «постиндустриальному обществу» за внеш ней феноменологической «трескотней» скрывает сущностное: переход к ми ровой власти «фиктивного» или «фискального», «спекулятивного» капитала, манипулирующего информацией и энергией по своему усмотрению (кого «наказать», кого «помиловать») с помощью «больших денег».

Фактически капиталорационализирующая все глобализация призва на закрепить растущее глобальное экономическое первенство и дикта туру мировой финансовой капиталократии (со столицей в США). Меха низмы этой диктатуры мы уже рассматривали выше (банки, кредит, сеть ТНК и т.д.). Причем «мировой рынок» через систему финансовой капиталократии (валютная система, мировые банки, управление соотношением национальных валют, монетарные агрессии, рынки ценных бумаг и фондовые рынки и т.

д.), систему ТНК, иерархию «рынков» увеличивает имущественное расслоение человечества, обеспечение обогащения «золотого миллиарда». А. С. Пана рин замечает по этому поводу, артикулируя логику переходов от «индустри ального общества» в «постиндустриальное общество»: «Человечество делит ся на постиндустриальное меньшинство («золотой миллиард»), которое успе вает войти в процветающее информационное общество (наш комментарий: о «процветающем информационном обществе» можно еще поспорить, С. А.) до того, как экологический капкан захлопнется, и доиндустриальное или прединдустриальное большинство, для которого эта перспектива навсегда оказывется закрытой. Так, на наших глазах происходит крупнейшая социо культурная катастрофа христианства – единой общечеловеческой перспекти вы». (А. С. Панарин, 1998, с. 165). Заметим только, что генезис этой катаст рофы более ранний, он связан с тем, что капиталорационализация связана с дехристианизацией западного мира, которая происходит уже на протяжении уже почти трехсот лет. Капитал-Бог свергает «земных богов», в том числе принимая облик «антихриста», что хорошо заметили православные мыслите ли. Капитал-Бог, как Антибог, как Сатана, с помощью своей глобализации устанавливает свое господство над миром, в котором нет места человеку, в котором заменителем человека становятся деньги и только деньги, устанав ливает «Строй Денег» Жака Аттали.

Глобальная капиталорационализация лежит в основе Нового Мирового Порядка, центральной категории мондиализма как геополитической филосо фии мировой финансовой капиталократии (ее отдельных «рупоров» – Бже зинского, Клинтона, Гора, Сороса, Олбрайт, Кисинджера, Аттали и дру гих).

Установление Нового Мирового Порядка несет в себе антиноосферное, антиэкологическое начало. Оно – «халиф на час». В нем предполагается ре шение экологических проблем стран «золотого миллиарда» за счет стран «незолотых миллиардов». Мондиализм только на время устраняет экологиче скую агонию «золотого миллиарда» (в условиях уже состоявшейся первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы) за счет вывоза «грязных тех нологий» в «развивающиеся страны».

Новый Мировой Порядок есть глобализация капитализма, его по следний реванш в конце ХХ века. За счет глобализации Капитал Мегамашина Западного Мира переводит свои внутренние противоречия во внешний мир. «Внутренний пролетариат», например, в США почти исчезает.

Рабочий класс в США капитализируется, ему «выделяется» кусок «пирога», получаемого за счет эксплуатации остального мира. «Золотой миллиард»

превращается через систему мировой капиталократии в «совокупного капи талиста», эксплуатирующего «всемирного рабочего» – «незолотые миллиар ды». Для сохранения этого мирового порядка мировая капиталократия уста навливает однополярный мир с военной гегемонией США, их Вооруженных Сил. С этой целью и ведется «необъявленная холодная» вначале, а затем и «локально горячая», война против СССР – России, как «полюса», противо стоящего военной (силовой) гегемонии США. Как уже, в контексте очерков, неоднократно показывалось, что эта «война» продолжается. Ее цель превра тить Россию в сырьевой придаток мировой капиталократии, расчленив ее территорию на систему «слабых» государств.

Мондиализм изначально был пропитан русофобией и антироссийской идеологией. Это обусловлено еще и тем, что Россия по своей исторической евразийской логике развития есть общинная, коллективистская, социалисти ческая по цивилизационным «корням» и одновременно антикапиталистиче ская цивилизация. Поэтому наступление капиталократии в России особенно разрушительно. Поэтому, именно поэтому, в России капиталократия носит компрадорский, колониальноориентированный, а значит, космополитиче ский, американофильный и антирусский характер. Капиталократия в России – на стороне мировой капиталократии в «войне» против России. Идеология глобализации в этой «войне» становится одним из инструментов идеологиче ского наступления, в том числе в сфере образования, культуры, экономики.

Капиталорационализация использует социал-дарвинизм, неомальтузиан ство как свое «оружие» в процессе работизации «непокорных». Одним из мифов неомальтузианства в системе мондиализма – это миф о демографиче ской катастрофе, перенаселении, о необходимости регулирования рождаемо сти. Мировая капиталократия поддерживает этот миф, «кормит» финансово его апологетов. Идея проста. Количество «еды» на Земле ограничено. И на чинаются проводиться расчеты, сколько людей может прокормить Земля. Ес ли исходить из стандартов жизни среднего гражданина США, потребляюще го энергии в 40 раз больше, чем житель в «развивающихся» странах, то и по является по расчетам – всего один «золотой миллиард». На самом деле «на грузка» на Природу Земли возрастает за счет США и стран Западной Европы, капиталистически эксплуатирующей все ресурсы Земли.

Введем понятие «энергочеловека». В США в среднем 1 человек – это 40 «энергочеловеков». Тогда только США представляет собой население почти в 15 миллиардов «энерголюдей», потребляющих почти 50% энергоре сурсов мира. Иными словами, экологическая ситуация в мире ухудшается не столько за счет «демографического взрыва» в Азии, Африке и Южной Аме рике, сколько за счет экспоненциального роста энерголюдей в Европе, США, Японии. «Золотой миллиард» в этом случае равен приблизительно 30- миллиардам по энергетическому эквиваленту, что намного больше по чис ленности, чем все остальное человечество. Вот «где собака зарыта». Но такая логика обвиняет глобальный капитализм, она раскрывает его античеловече скую сущность, а поэтому «замалчивается». «Сатана там правит бал, сатана там правит бал, люди гибнут за капитал!».

В заключение приведем цитату из книги Джульетто Кьезы «Прощай, Россия»: «Третий Рим, или вернее, страна, претендовавшая на этот титул, сворачивает свои знамена. Первый пал под ударами полчищ варваров, вто рой под ударами Востока, который с рождения пропитывал его. Этот Рим уничтожается на наших глазах Западом. Единственное отличие от двух других состоит в том, что падение совершается намного быстрее. И без боя. Россия со всей своей хваленой духовностью склоняется с приходом скупого царства прагматизма, успеха и материализма» (Дж. Кьеза, 1997, с. 257). Мировая финансовая капиталократия устами Дж. Кьезы празднует победу. Провозглашается приход «скупого царства прагматизма, успеха и материализма», «глобального человейника», монетарного человечества.

Только победа ли это? Не крик ли это «слепого западоида» в объятиях «капи талократического трупа», «мертвеца», Капитала-Мегамашины, прощающейся со своей человеческой, и даже духовной в эпоху Просвещения, оболочкой?

Мир переживает Бифуркацию. Закончилась История Бога-Капитала. И в этом акте Истории, рождающем прорыв человечества к новым духовно ноосферным, социалистическим горизонтам, прагматизм капиталократии, ее культ «успеха» рождает «крик» «глухих» и «слепых», «бунт слепых». Все «бжезинские», «кьезы», «фукуямы»! – Вы рано празднуете победу! Слышите гул намечающегося «глобального землятресения»! Это Земля, Биосфера, Чело вечество из своего «чрева» рождают Новую Историю, Новое Качество Бытия Нового Человека. А Россия, как центр («сердце») мира, только своей трагедией, как всегда, индикатирует будущий прорыв человечества – прорыв XXI века!

1.12. Глобализация как форма установления нового мирового порядка мировой финансовой капиталократии «Разгром, который учинил враг в наших домах, в наших министерствах и шта бах, в наших умах и сердцах, сопоставим с самыми темными и кромешными дея ниями в российской истории, самыми беспощадными и смертоносными наше ствиями. Этот враг, прикидываясь «ре форматором» и «благодетелем», десять лет творит сознательное зло, терзает Россию, иссушая ее здоровье и волю, от нимая последние деньги и хлеб, обрекая на духовный паралич и уныние. Тайна гибели «Курска» еще не раскрыта, но в ней, как в «черном ящике», таится страшный факт таранного удара по России».

Игумен Аристарх, Ю. В. Бондарев, В. И.

Веренников, С. Ю. Глазьев, Г. А. Зюганов и др. («В час беды», 2000, с.1).

Капиталистическая экономика постоянно, ежечасно рождает «те невую», криминальную экономику. Криминальная экономика – это ее «зеркало», ее симметрическое отображение. Известны высказывания и Маркса, и Прудона, что частная собственность есть воровство. Капитал не знает морали. Если прибыль превышает 1000%, «служители Капитала-Бога»

готовы идти на все, на любые преступления, на любые войны. Кто владеет большими количествами денег, тот правит миром.

Поэтому, в стремлении занять высокую ступень иерархии в капиталокра тии, появляются «адепты Капитала-Бога», идущие по «преступным маршру там». Наркокапитал в США занимает третье место по приносимой при были. По ряду данных «преступный капитал в мире» представляет собой ве личину около 1,5 трлн долларов. Свобода перемещения капитала в Новом Ми ровом Порядке превращается в свободу перемещения преступного капитала.

Преступный капитал – плоть от плоти так называемого «легального кап тала». Они неотличимы. «Деньги» не пахнут источниками своего происхож дения.

«Легальный капитал» Англии в XIX веке использовал наркотики как оружие для закабаления населения Китая. Терренс Маккена в книге «Пища богов» писал: «Торговля опиумом была не чем иным, как британским терро ризмом, направленным против населения Китая, до тех пор, пока ограниче ния, установленные китайским правительством на ввоз опиума, не покончили с этим» (цит. по кн.: «Война по законам подлости», 1999, с. 195). «Опиумная война» в Китае – преступление английской капиталократии против человече ства, которое навсегда останется символом аморальности капиталистическо го мироосвоения, не считающегося с ценностями жизни людей и народов.

Адольф Гитлер, хорошо владевший опиумно-алкогольными стратегия ми Капитала по колонизации стран, говорил о необходимости поголовной алкоголизации русского народа: «Русские живут недолго, 50-60 лет. Почему мы должны им делать прививки? Действительно, нужно применить силу в отношении наших врачей, запретить им делать туземцам прививки и застав лять их мыться. Зато дать им шнапсу и табаку сколько пожелают») (Г. Пикер «Застольные разговоры Гитлера»).

Тот же Терренс Маккена обращает внимание на неразборчивость запад ных разведслужб в использовании средств для достижения целей, в том чис ле в использовании наркотиков. Собственно говоря, об этом свидетельствует и известное высказывание Аллена Даллеса осенью 1945 года, начальника ЦРУ в то время, в котором была дана программа стратегии по уничтожению русского народа и России (А. И. Субетто, 1995, 1997, 1999).

«Теневая» экономика не ограничивается торговлей наркотиками, алко голем, но и включает в себя торговлю людьми, детьми, человеческими орга нами. Вместе с установлением в России «демократической капиталократии»

появилась и торговля детьми на фоне обнищания населения и резкого роста количества бездомных детей и «детей-сирот при живых родителях». По оценкам В. Паршуткина, председателя правления Фонда по содействию усыновлению детей-сирот, «ребенок выступает как предмет спекуляции в бизнесе чиновников, продающих «хороший товар» за определенную плату.

Родители-иностранцы, обращающиеся к услугам агентств по усыновлению, готовы заплатить 20-30 тыс. долларов за ускорение процедуры» («Общая га зета», №8, 1997 г.).

Особое место в этой торговле занимает нелегальная торговля девочками и девушками, поставляемыми на «рынок проституции». Россия стала одним из поставщиков такого товара, как и другие развивающиеся страны. В 1996 году РОВД Ставрополя была обнаружена группировка из 4-х сутенерш (Сабина Да витадзе, Салимат Салпогорова, Светлана Салпогорова, Анжела Рамазанова), кравших девочек и переправлявших их в Турцию, в солнечную Анаталью для «потехи» любителей «клубнички». («Война по закону подлости», 1999, с. 186).

Глобализация капитала, формирование глобальной Капитал Мегамашины сопровождается появлением «преступной» глобальной Ка питал-Мегамашины, как неотъемлемой части первой, более того, одного из ее инструментов. Коррупция делает все формы монетарного управления рынком капиталов «преступными», построенными на подкупе.

Вся приватизация по Чубайсу прошла под контролем мировой финансо вой капиталократии. Когда в ноябре 1991 года Чубайс занял пост председа теля Госкомитета по управлению государственным имуществом, то сразу же были «выписаны» из США советники, которые обеспечили приватизацию «лакомых кусков» государственного капитала России – СССР американцами.

Здесь мы воспользуемся данными из беседы корреспондента С. Иванова с отечественным экономистом В. А. Деминым (С. Иванов, 2000, с.3). Амери канская фирма «Ник энд Си Корпорейшн» через подставные юридические лица стала владельцем целого комплекса предприятий: АО «Курский при бор» (16% акций), «Авионика» (34%), Тушинский машиностроительный за вод» (16,3%), АО «Рубин» (6,89%) и многих других. В результате у «Ники», а значит у ВПК США, оказались крупные пакеты акций 19-и важных оборон ных предприятий. Но это только маленький пример захвата ВПК США и со ответственно финансовой олигархией США ВПК России, его предприятий, реализации экономической войны мировой капиталократии против России и подготовка «базы» для осуществления будущей «горячей» войны, с целью ее окончательной колонизации. Трагедия подводного атомного ракетоносца «Курск» – с наибольшей вероятностью результат нападения американской атомной подлодки и пролог к будущей войне США против России.

Чубайс и его команда специально снижала государственную долю соб ственности на предприятиях ВПК России, при этом, по свидетельству В. А.

Демина, на чековых аукционах под различными предлогами отсекались рос сийские фирмы и граждане. Так, например, при проведении закрытого чеко вого аукциона по продаже акций стратегического АО «Энергия», ведущего предприятия космического оборонного комплекса, большинство российских и физических лиц к участию в аукционе не были допущены. Поэтому прак тически все досталось иностранным инвесторам.

В С.-Петербурге «Сименс» пытается захватить главные энергетические предприятия в России. Этот пример – маленькая часть подготовки мировой капиталократией плацдарма для захвата всего энергетического машино строения и энергетической системы России. В результате приватизации у «Сименса» оказалось 20% акций ЛМЗ и столько же «Электросилы». «Си менс» инициировал процесс банкротства ЛМЗ (в КУГИ Петербурга практи чески уверены, что за этим стоит традиционный благодетель России – «Си менс»). В процессе банкротства он сумел провести 6 своих представителей в комитет кредиторов ЛМЗ, общее число которых всего лишь 9 человек (вот вам механизм функционирования иностранной финансовой капиталократии в России, С. А.). Сейчас этот процесс блокирован (С. Иванов, 2000, с.3). Но сам факт отражает общую тенденцию захвата иностранным капиталом ключевых позиций в системе капиталовласти в России.

Результат деятельности команды приватизаторов под руководством Чу байса стал «преступлением века» – национальной изменой интересов России.

В августе 1994 года в совместном документе российские спецслужбы дали оценку: «Приватизация предприятий военно-промышленного комплекса привела к массовой утечке новейших технологий, уникальных научно технических достижений практически даром на Запад. В целом Запад приоб рел в России столь большой объем новых технологий, что НАТО учредила для их обработки специальную программу» (С. Иванов, 2000, с. 3). Поистине, «сатана там правит бал, сатана там правит бал, Россия гибнет за капитал!».

Вопреки распространенным легендам о «русской мафии» в ряде случаев прослеживается связь иностранных инвесторов с западным криминальным миром. Так, например, по словам заместителя начальника управления эконо мической контрразведки ФСБ России А. Юрченко (июнь 1997 года), усили ваются попытки иностранных криминальных групп отмыть в России «гряз ные деньги». «Теневая экономика» Запада становится одной из «колонн»

экономического наступления Запада на Россию А. Юрченко отметил, что за последние два года, т.е. 1995-1997гг., ФСБ разоблачила и пресекла попытки 10-и криминальных зарубежных групп, пытавшихся своими действиями на нести существенный экономический ущерб России (С. Иванов, 2000, с. 3).

«Сатана там правит бал, там правит бал преступный капитал!».

Капитал преступен изначально. Его цивилизовывание происходит с помощью капиталократического права и «гражданского общества». Фор мально – буржуазные «оковы» права «гражданского общества» ему не поме ха, потому что он создает эти «оковы» или «правила игры» (по Дж. Соросу).

Не случайно, что в СССР считалось спекуляцией и экономическим преступ лением, то в «ельциновской России» становится «правилом» зарабатывания денег, как и во всем мировом финансово-монетарном пространстве. В этом «пространстве» преступный капитал чувствует себя вольготно. Он становит ся «кентавром», т.е. соединением «белого» или «чистого» и «грязного» капи талов. Образуется фискальный капиталооборот по формуле: «грязные Д – чистые Д – грязные Д – чистые Д…». Переход «грязных денег» в «чистые деньги» на юридическом языке называется «отмыванием денег». «Грязные деньги», превратившись в «чистые», начинают контролировать «чистые ка питалы», заставляя их патронировать «грязные». «Мировой грязный капи тал» сопровождает «мировой чистый капитал», как его «тень». Он необходим для реализаций тайных стратегий финансовой капиталократии, включая нар коагрессии, наподобие «опиумной войны», развязанной английской капита лократией в Китае в прошлом веке.

С помощью коррупции «грязный капитал» стремится захватить государ ственную власть изнутри, по каналам взаимодействия «Капитал Мегамашины» и бюрократической машины. Происходит криминализация го сударства как одна из сторон его капитализации, превращения государства в элемент капиталократии. Все капиталистические государства в той или иной мере криминальны, потому что капиталистическая система по своей сущности не может не быть криминальной.

Монетаризация и технологизация «Капитал-Мегамашины», которые мы анализировали выше, переходят в монетаризацию и технологизацию «преступ ной» Капитал-Мегамашины, которая начинает внедряться в главные «каналы»

капиталовласти – энергетический и информационный. Вместе с компьютериза цией появляется «компьютерная капиталопреступность» как их «тень». «Тень»

Капитала-Мегамашины «повторяет» все метаморфозы, которые происходят с ним в конце ХХ века. Преступный Капитал и преступная капиталократия поги бают вместе с Капиталом-Богом. Они просто «говорят» нам о той стороне его «природы», которую он «прячет» от света, а именно «преступной природы», «Сатана там правит бал, сатана там правит бал, люди гибнут за металл!»

1.13. Криминальная экономика – необходимое звено в системе мировой финансовой капиталократии «…некоторые заходят слишком далеко. Деньги становятся для них всем – богом, смыслом жизни, единственной любо вью и отрадой. И когда это случается, они утрачивают свою человеческую сущность и превращаются в живущих под камнями пауков, которые вечно плетут сети интриг, играют людьми, словно куклами,…, они ничего не создают, а только разрушают…»

Эдвин Ч. Табб («Наемник», 1999, с. 490).

«… идея, что богатые отнимают жизненные соки у бедных, абсурдна. Эксплуатация пролетариата капиталистом-нани мателем – выдумка социалистов… Общая польза состоит в замене конкретных целей абстрактными правилами…»

Ф. Хайек (1999, с. 109) «… высшим типом экономики товарного хозяйства являет ся-де современный рынок, представленный капиталистиче ской системой хозяйства. Все прямо так и написано. По добное представление и есть тупиковое представление».

Л. И. Абалкин («Экономическая теория…», 1996, с. 24).

Капиталорационализация охватывает всю структуру общественно го интеллекта, в том числе и науку. Приведенные к данному очерку три эпиграфа из разных источников, отражающих мысли известного зарубежного писателя – фантаста Эдвина Ч. Табба, философа-экономиста Ф. Хайека и отечественного ученого-экономиста Л. И. Абалкина, демонстрируют разные оценки экономического бытия и экономической науки.

Эдвин Ч. Табб, будучи далеким от научно-экономической рефлексии, фактически глубоко схватывает закономерность, связанную с монетари зацией человеческого бытия и фетишизацией денег и капитала, ведущих к «разрушению» «внутреннего мира» человека, духовного мира, культуры, к росту насилия во взаимоотношениях между людьми, подтверждая этим самым наши оценки.

Фридрих Хайек, наоборот, апологетирует «мир Капитала», «свобод ный Рынок» и «рыночную свободу», придавая им статус сущностных сто рон экономического бытия и выступая против социализма и планирования.

Рыночная стихия, которая по Хайеку обладает способностью устанавли вать якобы спонтанный порядок, есть та отправная позиция, с которой он критикует социализм и марксизм. Хайек отрицает, что богатство создается трудом. В его логике оно создается капиталистом с помощью денег и рын ка, а поэтому оно не может служить основой для вывода об эксплуатации бедных. А поскольку он фетишизирует источники происхождения богат ства, его накопления у «немногих», постольку он верно выполняет функ цию научного обслуживания капиталократии, сохранения ее устоев. Апо логетирование «свободного рынка» «возвращает» его, причем на уровне его «бессознательного», к апологетированию капиталорационализации.

Вернее, более правильно было бы сказать так: капиталорационализация, «абстрактная империя капиталократии» его устами манифестирует отказ ученых и государства от любых попыток создать целевое управление эко номическими процессами в обществе и требует ограничиться только абст рактными правилами «игроков», которые «играют» на «рынках» и выби рают себе «власть» (по Соросу).

Леонид Иванович Абалкин, выступая в дискуссии 1996 года в МГУ, представляет противоположную научную позицию. Абсолютизация рынка как движителя экономического развития есть «тупик» экономической науки (в западно-либеральной версии), отражающий тот факт, что она в ХХ веке именно вследствие данной либерально-рационалистической установки поте ряла и прогностическую, и объяснительную силу.

Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы в конце ХХ века выступила не только Пределом прежних оснований бытия человека, но и науки об обществе и человеке, профильтрованной по содержанию Духом Ка питала, либерально-рыночными установкам.

Формируется феномен капиталократической науки, «слепой» по отношению к «императивам будущего», потому что они направлены про тив оснований бытия капиталократии.

Капитал в своей экспансии стремится подчинить себе все: человека, его мозг, нравственность, все его создания, в том числе культуру, науку, религию. Общество, поклоняющейся «Капиталу-Богу» и на этой основе под чиняющееся его «служителям» – капиталократии, создает и науку, которую условно можно было бы назвать «наукой капиталократии».

Капиталократия стремится подчинить себе всю науку, сделать из нее инструмент своей власти. Но если в области естественных и технических наук, в области математики она не вторгается во внутренние механизмы ее функционирования, а лишь использует ее результаты для извлечения все большей прибыли и создания механизмов насилия, механизмов власти, то в области обществоведения и человековедения капиталократия подчиня ет себе содержание науки, заставляя ее «работать» на свою идеологию – обоснование вечности рыночно-капиталистической организации хозяй ства и установление господства капиталократии на вечные времена.

С этой целью капиталократия и ее «научные оракулы» используют несколько научно-идеологических установлений:

1. Построение общественной науки не по принципу поиска истины, а по принципу поиска выгоды. Поэтому на передний план выходят не вопро сы раскрытия сущности, поиска ответов на вопросы «почему?» и «что?», а инструментальные вопросы типа «как?». Поэтому капиталократическое обществоведение и человековедение носят инструментальный, «модель ный» и феноменологический («явленческий») характер. В этом типе наук нет «законов», более того на категорию «закона» накладывается «табу».

Но зато имеется множество «моделей» и «процедур», которые имеют свои «ситуационные предписания», т.е. в каких «ситуациях» полезнее применять те или иные процедуры или модели. Фактически в капиталократических нау ках, обращенных к исследованию общества и человека, абсолютизируется кибернетический принцип «черного ящика» типа «вход-выход» («стимул реакция», «затраты – прибыль» и т.п.). А поскольку «черный ящик» (когда не ставится вопрос истины и наука ограничивается «явленческим уровнем») может быть описан «п+1»-ой теорией или, что почти тоже самое, «п+1»-ой моделью, то в такой капиталократической науке утверждается «принцип плюрализма». И тогда выбор той или иной теории или модели, способа объ яснения определяется «вкусом» выбирающего, а не методологией поиска на учной истины. Формируется феномен капиталократической науки – фе номен плюрализма «феномено-событийных интерпретаций» (понятие за имствовано у Ю. М. Осипова) реальности, которую исследует эта наука.

Ну, а «феномено-событийными интерпретациями» можно управлять, их можно заказывать, исходя из целей управления социально-экономическими процессами со стороны капиталократии и, в первую очередь, мировой фи нансовой капиталократии. «Фонд Сороса» в России профинансировал разра ботку тысяч учебников в области обществознания и человекознания (эконо мики, культурологии, политологии, истории, филологии и т.п.), в которых проводилась «идеология либерализма», «свободно-рыночной экономики», в области национальной истории – антироссийская, антирусская (русофобия) и антисоветская (история СССР как «отклонение» от «цивилизационного», чи тай – «рыночно-капиталистического», пути на базе модели «открытого обще ства» и «открытого мирового рынка»;

принижение заслуг советского народа, а в его составе – в первую очередь русского народа, в Победе над гитлеров ской Германией в 1941-1945гг, и возвеличивание вклада в Победу США, Англии и Франции). Иными словами, мировая капиталократия финансирует те научные построения (дает соответствующим «ученым» гранды), кото рые обеспечивают ей «выгоду», обеспечивают сохранение установившего «строя Денег», его экспансию и конкретно приносят прибыль.

2. Построение науки на основе методологии позитивизма и неопо зитивизма, т.е. на основе «пан-логической» рационализации методологии науки. «Наука капиталократии» – позитивистская наука. Капитало кратия «боится» диалектики, потому что диалектическое мировоззре ние устанавливает «преходящий характер» любого порядка, любой орга низации, в том числе рыночно-капиталистической.

Было бы профанацией объяснять появление позитивизма и неопозити визма логикой развития «буржуазной науки», как то делал «вульгарный мар ксизм» в 20-х – 30-х – 40-х годах в СССР. У него есть объективные основа ния и объективные заслуги перед мировой наукой. Формальная логика, ма тематические логики как методы научного познания имеют свои сферы при ложения, свою эффективность в объяснении окружающего мира. Но они и ограничены именно границами формально-логической формализации. Эта ограниченность формально-логических построений и соответственно аксио матической математики была доказана Геделем (знаменитые теоремы Геде ля). Отражением этой ограниченности явился и «принцип дополнительно сти» Н. Бора, и «Антропные принципы». Нами обосновано положение, что в настоящее время человечество переживает «цивилизационно-исторический переход» от Конкурентной Истории к Кооперационной, от эпохи Классично сти (Классической Стихийной Истории) к эпохе Тотальной Неклассично сти, в которой Неклассическими становятся все компоненты человеческого бытия, в том числе вся наука. В этом контексте формируется система «прин ципов Дополнительности» или «Дополнения», которые начинают (в логике познания истины) учитывать «природу Наблюдателя», их влияние на ре зультаты «наблюдений». В таком понимании «принципы Дополнительно сти» имеют своим отображением другой принцип – «принцип единства Истины, Добра и Красоты». Истина не может быть полностью познана без «критериев Добра» («критериев должного», обеспечивающих выживаемость человечества, сохранение жизни человека и всего живого на Земле) и «крите риев Красоты» (т.е. критериев «закона Гармонии» как закона развития и эво люции любого «целого») (А. И. Субетто, 1994, 1995, 1999).

Капиталократическая наука востребовала позитивизм (неопозити визм) и его абсолютизировала не по логике отображения «земной реально сти», «реальности бытия земного человека» и созданного им общества во взаимодействии с «реальностью бытия природы, Биосферы на Земле», а по логике отображения бытия «Капитала-Бога», Капитала-мегамашины, монетарно рационализирующей подчиненный себе «мир человека».

Рациональный Дух капитала, ориентированный на превращение всего в капиталоденьги, формирует «рационального человека», подчиняющегося аксиомам «рационального поведения», максимизируещего получаемую вы году (прибыль). Капиталорационализация Бытия человека, осуществляемая на основе «пан-капитализации» мира человека, его хозяйствования, перехо дит в «пан-рационализацию» капиталократической науки. Отдельные ученые-позитивисты работали и работают в науке искренне, выбирая свою методологию индивидуально. Таким был выбор Ф. Хайеком своего принци па «методологического индивидуализма» (Ф. Хайек, 1999). Но объективно этот выбор предопределен, с одной стороны, установкой на инструмента лизм, феноменологию в науке, а, с другой стороны, капиталорационализаци ей бытия, навязываемой «Капиталом-Богом» и его служителями – капитало кратией – обществу и человеку.

Монетарная рационализация экономической реальности, которой восхищаются и Ф. Хаек, и Дж. Сорос (1999), позволяющая «оцифровать» и «закодировать» весь «мир человека» (на современном этапе – на основе «электронных денег» и «электронных кредитных карточек»), служит «от правной точкой» рационализации экономической науки и социологии, что хорошо показал в своей антиутопии «Глобальный человейник» А. Зиновьев, повторив в каких-то главных чертах (что нами показывалось выше) антиуто пию «МЫ» Замятина.

«Капитал-Бог» создает «изолированного человека», «человека атома», «вращающегося» только вокруг своих интересов, своего «эго», которое, в конечном счете, сводится к получению личной прибыли, личной выгоды. Но это обратил внимание еще К. П. Победоносцев с его филосо фией «дней» и «дел» (А. И. Субетто, 1999), а затем Э. Фромм с поставлен ной проблемой «быть» или «иметь». «Рациональный» монетарный чело век Запада выбирает не «быть», («дни» по Победоносцеву), а «иметь» или «владеть» (дела» по Победоносцеву). И в этом своем выборе он антион тологичен, т.е. противостоит своему человеческому бытию, и в истори ческой перспективе именно вследствие своей антионтологичности он об речен на «исчезновение».

Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы в конце ХХ века – первый акт драмы капиталократического или рыночного человека, «хомо экономикус», «экономического животного» и одновременно «рациональной машины по деланию денег» в «монетарном обществе», т.е. выступающим «винтиком» в «теле» «Капитала-Бога» – огромной Капитал-Мегамашины.

«Человек-атом» – основа построений позитивистских моделей эко номической науки и социологии.

«Человек-потребитель», «человек, стремящийся любыми средствами получить личную выгоду» становится основой онтологии капиталократиче ской науки. Он стремится «владеть» и «иметь», но не «производить» и «творить». Он стремится потреблять, но не «давать» и «отдавать».

Это «превращенный», «вывернутый наизнанку, мир человека», постав ленный онтологией Капитала-Бога или Капитала-Мегамашины «с ног на го лову». Здесь «капитал» своим бытием подменяет бытие человека. «Ка питал там правит бал…».

Вот почему в западной экономической науке базисом экономики стано вится не производство, в начале – сельское хозяйство, утилизирующее сол нечную и теллурическую энергию и обеспечивающее человека продовольст вием и, следовательно, жизнью, затем промышленное производство, а систе ма распределения продуктов на основе рынка. В этой экономике производст во становится одним из звеньев рыночно-распределительной экономики.

В западной экономической науке, таким образом, все переворачива ется. На передний план выходит механизм распределения, а не производ ства: это в первую очередь «рынок», проблема опосредованного рынком «спроса» и «предложения», механизмы перераспределения капитала.

Труд уходит в «тень». Разговор о труде в такой экономической науке почти исчезает. «Героем» экономической науки становится «бизнес»

(предпринимательство) и «бизнесмен», «менеджер». Теперь не труд произ водит богатство мира (как было у Адама Смита), обеспечивает восхо дящее воспроизводство капитала, создает технологический базис эконо мики, а бизнес, предпринимательство, менеджеры (управляющие). Эко номическая наука приобретает «превращенную форму», «сканируя» «пре вращенную форму» бытия человека в «обществе Капитала». Такая наука дает якобы теоретический базис для будущего якобы существования капита ловласти – «капиталовласти», подчиняющей себе человека, ее воспроизво дящего.

Следует еще раз сделать оговорку. Наука опирается на рациональные дискурсы. Но она не может только им ограничиться. Она должна быть от крытой к развитию изучаемой реальности, к «двигающемуся», эволюциони рующему разнообразию, к сменяемости качеств.

Капиталорационалистические обществоведение (в первую очередь эко номическая наука и социология) и философия боятся «качественно иного», боятся диалектики, стремятся ограничиться только формальнологическим дискурсом. А. С. Панарин в своих последних работах (1998, 2000) правильно поднял методологическую проблему прогнозирования наступления «каче ственно иного», которое не может являться простейшей экстраполяцией на стоящего в будущее. Но именно такая логика, опирающаяся на законы сис темогенетики и диалектики, в том числе на системогенетические законы ин вариантности и цикличности развития, спиральности развития и другие (тео рии системогенетики и социогенетики на базе системогенетики и учения об общественном интеллекте раскрыты в цикле работ автора за период с 1983 по 2000г.), может понять закономерности наступления «качественно иного», механизмы диалектического «отрицания».

Н. Н. Моисеев расширяет понимание рационализма. В его теоретиче ской системе «рациональным» выступает то, что способствует «выживанию человечества», повышению качества управления, решению экологических проблем. Фактически здесь поставлена проблема Неклассического рациона лизма (А. И. Субетто, 1995, 1999), который выступает диалектическим отри цанием «пан-логического», недиалектического рационализма систем позити визма и неопозитивизма. Неклассический рационализм есть одно из «изме рений» Неклассической науки и Неклассического общественного интеллекта, противостоящих монетарно-либеральному, капиталорациональному стерео типу «науки Запада», находящейся на службе у мировой капиталократии и у «Капитала-Бога». «Сатана там правит бал, стана там правит бал, наука гибнет за капитал!»

3. Капиталорациональная наука общества и человека есть либе ральная наука, т.е. наука, базирующаяся на догматах либерализма и со циал-дарвинизма. Это третье научно-идеологическое установление мировой капиталократии и ее «клевретов в науке».

Социал-дарвинизм и либерализм в «научно-идеологическом» капитало кратическом установлении – близнецы.

Социал-дарвинизм – одно из «псевдонаучных» фундаментов либера лизма. Он появился задолго до открытия Ч. Дарвина. Вспомним кредо Гоб бса, которое он рассматривает как основу «гражданского общества» или «от крытого общества» (по Попперу и Соросу): человек человеку – волк, потому что он «эгоцентричный атом», ведущий борьбу за свою свободу и свою вы году, в которой «другой» – враг. Хаббард в идеологии «дианетики» или «са ентологии» данный принцип возводит в основной: все, кто не исповедует догматы хаббардизма – «сапрессоры», которых надо уничтожать, потому что они мешают процессу наращивания капитала «церкви Саентологии» для дос тижения цели – господства над человечеством, а затем и над всем космиче ским миром, в том числе и над христианским «божьим царством» (см. «Ан ти-Саентологию…», 1998, в т.ч. статью автора: «Хаббариада как феномен социальной вирусологии»).

Данное кредо Гоббса, на основе которого «гражданское общество» есть «правовое общество», в котором «право» призвано цивилизовать «дикое из начально общество», построенное на основе «закона джунглей», в дарвиниз ме только получило дополнительное доказательство. Триада дарвинизма «наследственность, изменчивость, отбор», в которой главный акцент сделан на «естественный отбор», обратной стороной которого становится «борьба за существование», становится основой социал-дарвинизма.


Правда, уже во второй половине XIX века одновременно с дарвиновской теорией эволюции возникает ей противостоящая эволюционная гипотеза князя П. Кропоткина, в соответствии с которой главным механизмом эволюции является не «отбор», а «сотрудничество», взаимопомощь». В первой половине ХХ века появляется теория номогенеза Л. С. Берга, которая также противостояла дарвиновской схеме объяснения механизмов эволюции, показывая, что в биоэволюции на Земле есть законы («номос»), «канализи рующие» ее «ход», т.е. ограничивающие действие механизмов конкуренции и естественного отбора. А. А. Любищев в своей теоретической системе объ яснения прогрессивной биоэволюции обосновавает синтез дарвиновской и берговской парадигм эволюции.

На основе анализа современных взглядов на синтетический эволюцио низм, а также разработанной теоретической системы системогенетики, автор выдвинул свою теоретическую схему синтетической эволюции, в которой осуществляется синтез дарвиновской, берговской и кропоткинской пара дигм и которая развивает традицию российской эволюционики (А. И. Су бетто, 1994, 1997, 1999). Нами уже показывалось выше, что в новом взгляде на эволюцию возникает представление о симметрии и асимметрии законов кооперации и конкуренции, механизмов отбора и интеллекта, в соответ ствии с которым конкуренция и отбор уже не имеют такого абсолютного значения, как это имеет место в социал-дарвинизме. Появляется новое пони мание роли закона кооперации как не менее значимого закона эволюции по отношению к закону конкуренции.

Более того, нами показано, что в «конусе прогрессивной эволюции» на блюдается закономерность сдвига в доминантах: от закона конкуренции и механизма «естественного «отбора» – к закону кооперации и «меха низму интеллекта» (или механизму «опережающей обратной связи»).

Данная теоретическая схема позволяет по-новому взглянуть на Историю человечества и на природу человека. В ней наблюдается тенденция роста кооперированности социальных, экономических систем и сопряженного с ним роста идеальной детерминации через общественный интеллект (а по следнее означает рост проективных, плановых начал общественного интел лекта в исторической детерминации). Таким образом, исчезает научная плат форма под социал-дарвинизмом, оправдывающем либеральную атомизацию общества.

Роль кооперации, содружества, взаимопомощи, любви не только в социальнеой эволюции, но и в биоэволюции объясняет, почему в любом живом сообществе рождаются и «эгоисты», и «альтруисты», что ут верждение, что животный мир состоит только из «эгоистов», а затем, соответственно и человечество, «вышедшее» из «животного мира», яв ляется злой клеветой, далекой от истинного положения дел.

Чем больше становится сфера действия кооперации в человеческом ми ре, тем больше требуется в социуме «альтруистов» и тем более общество ну ждается в опережающем развитии качества своего совокупного интеллекта (и, следовательно, функций управления будущим).

Социал-дарвинизм сохраняется потому, что он нужен капитало кратии для сохранения мифа об эгоизме «человеческой природы», по скольку такой миф оправдывает «мир наживы». Капиталократия свой «мир войны – войны Капитала против труда и человека», который построен на завести, на разжигании чувства враждебности ко всем, кто может стать на пути обогащения, получения своей наживы, проектирует на «мир природы», выстраивает научные системы, наподобие «социал-дарвинизма» для оправ дания своей идеологии и своей «войны». Основной мотив социал дарвинизма, как правильно отмечает М. Диченко, – «ЭГО над всем и всеми», который становится основным «стержнем» идеологии либерализма.

Либеральному Западу противостоит кооперативный Восток (в том числе и кооперативная Россия), который сохранял доминанту общинности, закона кооперации. По М. Диченко, его идеология сводится к формуле «ЭГО как все и со всеми» (М. Диченко, 1999, с. 45). Конечно, эти формулы условны, но в первом приближении достаточно отражают различия между либеральным Западом и общинным (по генам «будущего» – социалистическим) Востоком.

Социал-дарвинизм – основа хищнического отношения мировой финан совой капиталократии к странам мира, в том числе и против России, против которых на протяжении всего ХХ века идет никогда не прекращающаяся война. Она имела формы стратегий колониализма, неоколониализма, в том числе денежно-кредитного (монетарного) колониализма, подкрепляемого си ловыми акциями, военными шантажами, переходящими в «горячие войны».

«Социал-дарвинизм» в случае кризиса капитализма всегда рождает фашизм, который «корнями своими» берет «соки» (питается ими) у «социал дарвинизма».

Либерализм рожден капиталократией. Он другая сторона социал дарвинизма, но очень респектабельная, поскольку «эгоцентризм» хищника – потребителя или «хищника-капиталократа» прикрывается красивым и «слад ким» словом «свобода».

Свобода – вечный миф либерализма, с помощью которого капитало кратия прячет античеловеческий облик «Капитала-Бога» и соответст венно себя самой. Либерализм – научное прикрытие «общества капиталокра тии», в котором всеми социальными институтами, и государством в целом, правит капитал, вернее, выражаясь языком Дж. Сороса, «большие деньги».

Свобода и есть капиталовласть.

Либерализм есть синоним капиталократической формы бытия, где свободой владеет только капитал, причем чем больше денег, олицетво ряемых капиталом, тем больше у него свободы и власти. Поэтому истин ный либерализм уничтожается изначально, уничтожается Капиталом Мегамашиной. Но чтобы этим самым не вызвать идеологическое прозрение масс, поднимающее их на борьбу против капиталовласти, он сохраняет (как свою «одежду») «скорлупу» или «оболочку» либерализм.

Мы уже показывали, как под оболочкой либерализма рождается гло бальный монетарный технотронный фашизм. Именно германский либера лизм 20-х годов родил гитлеровский фашизм. Именно, либерализм США и Европы породил жестокую технотронную войну против маленькой Югосла вии, в которой из самолетов расстреливалось все двигающееся на земле, мирные люди, старики, дети, уничтожались экономика страны.

В науке либерализм служит основой обоснования либеральной экономи ки и демократии. Фактически миф свободного рынка, без которого либе рализм себя не идентифицирует, является основой стратегий экономи ческого неоколониализма во второй половине ХХ века, в первую очередь стратегий по захвату ресурсов в самостоятельных, казалось бы юриди чески суверенных в соответствии с Уставом ООН, государств. Пример – постоянные заявления Президента и Конгресса США, что США будут при менять свои вооруженные силы, в любой точке земного шара, где появляется угроза их экономическим интересам. А их интересы повсюду: в Югославии, в Саудовской Аравии, в Южной Америке, в Азии, теперь и в России и т.д.

Прав Михаил Диченко, петербургский экономист, когда пишет: «Либера лизм, который может продолжить существование, только пожирая все боль ше и больше ресурсов, всегда, облизываясь, смотрел на Россию. Конец 80-х и первая половина 90-х гг. – годы разрушения традиционной обрабатывающей промышленности, основной массы высокотехнологичных предприятий и превращения страны в сырьевой придаток развитых стран, что произошло с большинством колоний в XVIII – XIX вв. Мы специально эти методы и ре зультаты более подробно рассматривали выше на ярком примере Индии.

Принципиально ничего с тех пор не изменилось: в ответ на попытки прове дения государственной политики поддержки своей промышленности, разда ются голоса о нарушении действия рыночных сил. Международный валют ный фонд, как шаман у костра, не устает заклинать: «Финансовая стабилиза ция! Финансовая стабилизация!» Обожествление и насаждение радикаль ного рынка и всех его сопутствующих структур и правил (давно не дей ствующих, кстати, в самих развитых странах) – старейший метод эко номического колониализма» (М. Диченко, 1999, с. 57).

Интересно, что в «Протоколах собраний сионских мудрецов» (для нас неважно, кем создан этот документ, а важно, что он талантлив по своему со держанию, и будучи созданным в конце XIX века или в первые годы ХХ ве ка, оказался прогностичным и хорошо отражает позицию капиталократии) в «протоколе 4» указывается: «… для того, чтобы свобода окончательно раз ложила и разорила… общества, надо промышленность поставить на спекуля тивную почву: это послужит к тому, что отнятое промышленностью от земли не удержится в руках и перейдет к спекуляции, то есть в наши классы» (С.

Нилус, 1999, с. 146). И далее: «Политическая свобода есть идея, а не факт.

Эту идею надо уметь применять… Задача… облегчается, если противник заразится идеей свободы, так называемым либерализмом, и ради идеи по ступится своей мощью (наше замечание: что и происходит с Россией – СССР в 90-х годах!). Тут-то и проявится торжество нашей теории: рас пущенные бразды правления тотчас же по закону бытия подхватываются и подбираются новой рукой…» (С. Нилус, 1999, с. 126). Какой рукой? Рукой капиталократии, т.е. рукой власти капитала.

Происходящая капиталорационализация России под видом «рыночных реформ» и под флагом либерализма характеризуется мощным наступлением на экономическую науку в вузах России. Изгоняется марксизм. Труды К.

Маркса и Ф. Энгельса не перездаются. Подготавливаемые экономисты в вузах России не знают теории капитала по Марксу, не знают трудов Ленина по им периализму. Усиленно внедряется в процесс обучения «экономикс». Этим са мым создается поколение экономистов в России, которые специально про граммируются «колониально мыслить», а это и означает мыслить экономиче ски либерально. В России стала формироваться либеральная феноменологиче ская экономическая наука, эпигонствующая по отношению к англо американской монетарной версии экономики. Так, мировая капиталократия пытается поставить интеллект российской экономической науки под свой кон троль и влияние. Конечно, это только тенденция. Не все российские вузы сме нили «вывески» кафедр политэкономии на «вывеску» кафедр экономических теорий, не все ученые мгновенно сменили «тогу» марксиста на тогу «либера ла», но тенденция либерализации экономической науки России, как процесс ее колонизации, капиталократической мифологизации явно просматривается.


Либерализм в экономической науке для того и предназначен, чтобы заставить экономическую науку, как и социологию (потому, что в социо логии – аналогичные процессы), обслуживать мировую капиталократию, служить ей верой и правдой.

В пространстве феноменологической экономической и социальной нау ки, к тому же, легче психологически жить. Потому что такая наука не рево люционна, она не ищет истины, а вполне удовлетворяется той «выгодой», ко торая перепадает от «пирога» финансовой капиталократии, например, от Фонда Сороса.

Капиталорационализация наука сопровождается своеобразной «ра циональной мистификацией», «игрой в науки», которые рождаются по требностью капиталократии лишить общественные науки и науки о человеке их прогностического потенциала. Так же, как монетаризация че ловека превращает его в капиталоробота, точно так же монетаризация науки, превращает ее в товар, «рационально-роботизированный суррогат», в «капи талоденьги» с одновременным «занулением» смысла науки. Отсутствие смысла, содержания, научного поиска истины камуфлируется «псевдонауч ной формой». Возникает своеобразный «модерн в науке», сканирующий «модерн в искусстве», о котором мы писали выше. Такая «наука об обществе и человеке» превращается в «великий нуль» Лорена Айзли, т.е. в «форму», прячущую «пустоту» такого научного дискурса.

Иллюстрацией изложенного положения служит работа «Интеллектуаль ные мошенники» знаменитых ученых-естествоиспытателей с мировым име нем Алана Сокала и Жана Бринктома (мы опираемся на работу Давкинса Р. «Разоблаченный постмодернизм», переданный нам в форме компьютерной распечатки В. Я. Ельмеевым, см.: Dawkins R. Postmodernism disrobed // Na ture. Vol. 399. July 1998, pp. 141-143. Рецензия на книгу: Sokal A., Bricmont L.

Intellectual impostures/ 1998;

в дальнейшим мы используем цитирование из этой работы).

А. Сокол и Ж. Бринктом показывают пустоту социальных текстов та ких модных французских «интеллектуалов» как психоаналитик Феликс Гваттари, Жан Лакан, Делез и др. Приведем в качестве примера «шедевр»

Ф. Гваттари: «…мы можем ясно видеть, что не существует двухзначного (bi-univocal) соответствия между линейными связями означающего (linear signifyiting links), или архи-письмом (archi-writing), зависящего всецело от автора, и мультиреференциональным, многомерным, механическим катали затором. Симметрия шкалы, трансверсальность, патетический, недискур сивный характер их экспансии – все эти размерности уводят нас от логики исключительного среднего (exluded middle) и укрепляют нас в решении отка заться от онтологической бинарности (ontological binarism), которую мы ранее критиковали». А. Сокал и Ж. Брикмонт назвали такой дискурс Гваттари как «самую блестящую, какую мы когда либо встречали, по месь научного, псевдонаучного и философского жаргона». Такой же псев донаучный язык демонстрировал и соратник Гваттари Жиль Делез.

Петер Медавар дал следующую характеристику подобного типа фран цузскому стилю интеллектуализма (для которого, по нашей оценке, характе рен нарциссизм «пустоты»): «Стиль стал предметом первостепенного значения, и что за стиль! По-моему, он характеризуется высокомерным гарцеванием, исполнен самозначимости, конечно же, он возвышен, но в ба летной манере, выполнив ряд выученных па, он застывает как бы в ожида нии взрыва аплодисментов. Он оказал плачевное влияние на качество совре менной мысли…». Мы только добавим к этой блестящей оценке П. Медавара.

Во-первых, эта оценка подходит ко всей капиталократической науке. Во вторых, она действительно «высокомерно гарцует», находясь в упоении нар циссизма, самолюбования, не замечая «наездника», ее «погоняющего», – ка питалократию и, в первую очередь, мировую финансовую капиталократию, не жалеющую денег для процветания такой науки.

Отметим, что «Делез и Гваттари писали сами и принимали участие в написании книг, описанных присно известным Мишелем Фуко как «вели чайшие из великих… Возможно, когда-нибудь наш век будет носить имя Де леза» (Р. Давкинс, 1998). Итак, капиталократическая наука формирует по клонение «великим нулям», выполняется «заказ» капиталократии на разру шение науки об обществе изнутри. Либеральная наука, также как и либе ральное искусство, стремится к чистой форме, отчуждаясь от содержания.

Этот процесс подобен процессу эмансипации Капитала-Бога, стремящегося к «чистоте» и быстроте действия Капитала-Мегамашины, освобождающейся от источника своего происхождения – труда.

Другой интеллектуальный плут Лакан прибегает к математической аб ракадабре. Вот отрывок из его рассуждений: «Итак, вычисляя это значения в соответствии с используемым здесь алгебраическими методами, получаем, в частности:

S (signifier) (значимое) s (signified) (обозначаемое) = s (the statement)(утверждение), при S=(1), сле довательно: S=-1.»

Р. Давкинс пишет: «Не надо быть математиком, чтобы понять, что это смешно. Это в духе Алдеуса Хаксли (Aldous Nuxly), который в своем доказа тельстве Бога делил нуль на число и получал бесконечность. В дальнейшем рассуждении, совершенно в том же самом типичном для него духе, Лакан приходит к заключению о том, что эрекция органа «…тождественна значе нию -1, полученному вышеуказанным методом, т.е. наслаждению, которое он восстанавливает как коэффициент своего утверждения к функции ут раты значимого (signifier) (-1)».

Р. Давкинс обращает внимание на то, что это не наука, а интеллек туальное «игро-играние». Компьютерно-монетарная Капитал-Мегамашина с «электронными деньгами» создает виртуальный капитализм, который превращает свою науку тоже в виртуальный модерн, в котором «игра» и «интеллектуальное плутовство» становятся выражениями той челове ческой катастрофы, которую такой «капитализм» порождает.

«Но разве сами постмодернисты не заявляют о себе, что они всего лишь «играют в игры»? Разве вся их философия не сводится к одному пункту о том, что все зыбко, что нет абсолютной истины, что все написанное имеет тот же статус, что и любое другое, что ни одной точке зрения нельзя отдать предпочтения?» (Р. Давкинс, 1998). Итак, капиталократическая наука «по бедно шествует», она уничтожает социологию, антропологию, другие обще ственные науки изнутри, «выедая» у них позитивное содержание.

Закончим данный анализ «модерна или постмодерна в науке» следую щими словами Р. Давкинса (Richard Dawkins is at Oxford University Museum of Natural History, Parks Road, Oxford OXI 3PW, UK):

«Я обращался к этой программе, и она выдала мне статью David LL.

Werther and Rudolf du Garbandier (Кембриджский университет, английское отделение) (это символично, так как именно Кембридж счел возможным присудить почетную степень Жаку Деррида) из 6.000 слов под названием «Капиталистическая теория и субтекстуальная парадигма контекста». Вот типичный «отрезок» из этой работы, впечатляющий своей ученостью: «При анализе капиталистической системы встаешь перед выбором: либо отка заться от неотекстового материализма, либо придти к выводу о том, что общество обладает объективным значением (ценностью). Если верен диа лектический деситуациализм, то мы должны выбирать между дискурсом Хабермаса и субтекстуальной парадигмой контекста. Можно было бы ска зать, что субъект контекстуализируется в текстуальный национализм, который включает истину как реальность. В некотором смысле, предпо сылкой субтекстуальной парадигмы контекста является то, что реаль ность создается из коллективного бессознательного».

Обращайтесь к «Генератору Постмодернизма». Он, в буквальном смысле слова, неистощимый источник хаотически порождаемых, синтаксически вер ных бессмыслиц, ценных по сравнению с реальными вещами лишь тем, что их смешно читать» (Р. Давкинс, 1998).

Еще в 30-х годах на лекциях в Ленинградском университете бытовал из вестный пример синтаксически верной бессмыслицы: «Глокая коздра болд ланула бокра и курдячит бокренка». Правда, здесь есть определенный смысл:

«коздра» – похоже, хищник, слова «болдланула» ассоциируется со слово «боданула», «бокренок» по нормам построения слов в русском языке – оче видно «ребенок бокра», «курдячит» может означать «терзает». Назовем такое «псевдоонаучивание» текстов «принципом коздры». «Принцип коздры»

очень характер для «модернизма науки». Он, в нашей оценке, фактически выполняет роль механизма социальной вирусологии в науке, разрушающей ее позитивный, прогностический потенциал.

Капиталократии нужна «наука», обожествляющая устройство мира на принципах капиталократии и уводящая «мир науки» в «мир игры», в «мир плюрализма, полипарадигмальности», в котором вопрос о научной истине становится вопросом «моды» или «вкуса».

Капиталорационализация науки переходит в капиталорационали зацию всего общественного интеллекта в странах Мира с одновремен ной его капиталистической стратификацией. А поскольку, образование – главный механизм воспроизводства общественного интеллекта, то этот процесс капиталистической рационализации и стратификации стано вится ведущим в образовании на страновом и глобальном измерениях.

Собственно говоря, монетарная глобализация, реализуемая мировой финан совой капиталократией, включает в себя момент интеллектуальной и обра зовательной стратификации общественного интеллекта, с тем, чтобы в странах «не-Европы», т.е. в странах «не-золотых миллиардов», формирова лись системы совокупного интеллекта колониального типа, «жующие» те знания, которые необходимы, чтобы не появлялось сопротивление Новому Мировому Порядку.

«Капитал-Бог» и осуществляемая капиталорационализация изначально стремились подчинить себе общественный интеллект, знания человека, его духовность и культуру, перерабатывая их по образу и подобию своему.

Примером капиталорационализации образования на страновом уровне в капиталистической стране может служить система образования Франции, со циологический анализ которой выполнили К. Борло и Р. Эстабль (в своей монографии «La escuela capitalista», впервые опубликованный в 1971 году и затем выдержавшей около 20-и изданий). Мы опираемся на анализ результа тов социологического исследования К.Борло и Р. Эстабля, осуществленного отечественным социологом и общественным деятелем Сергеем Кара-Мурзой в работе «Новая школа: фабрикация «низколобых» («Наш современник», 1995, №7, с. 131-139). С. Кара-Мурза, как и К. Борло и Р. Эстабль, показы вают, что буржуазная школа создает внутри себя два «коридора обучения» – один для элиты, то бишь, капиталократии, или обслуживающей ее элиты, другой – «для» фабрикации субъектов», которые должны были заполнить как обезличенная рабочая сила фабрики и конторы» (с. 132). Масса учеников, как отмечает С. Кара-Мурза, разделялась на «контролируемые части» – контро лируемые навязываемым «укладом школы, системой оценок и премий, по ощряемой конкуренцией». «Школа «фабрикующих субъектов» не давала че ловеку стройной системы знания – освобождающего и возвышающего» (с.

132). К. Борло и Р. Эстабль провели статистический анализ количественных данных и он оказался настолько разоблачительным для капиталистической системы образования, что имел в общественном сознании французов эффект «разорвавшейся бомбы». Согласно переписи 1968 года 86,6% французов в возрасте 15 лет и старше имели максимум справку о начальном образовании, 47,6% не имели никакого свидетельства об образовании, только 6% – уровень средней школы и выше. Среди молодежи положение оказалось чуть-чуть лучше: лишь 66,64% имели уровень начальной школы и ниже.

Капиталократия в системе капиталистической школы запускает механиз мы социального разделения детей. Первый механизм-выстраивание барьеров поступления по возрасту. Дети низших классов специально тормозятся в сво ем развитии в школе. 63% детей рабочих и 73% детей сельскохозяйствен ных рабочих (против 24% детей из «хороших семей) на год или больше от стают от «нормального возраста» для перехода в школу второй ступени.

«Это усугубляется еще и тем, что среди детей рабочих лишь треть успе вает на «отлично» и «хорошо», против 62% детей буржуа. Казалось бы, что в детстве разница в один-два года, потом наверстает. В СССР огромная масса людей прошла через вечерние школы и рабфаки, составила важную часть луч ших кадров. Но нет, в западной школе возраст используется как критерий для дискриминации: ребенка отправляют во второй «коридор» школы потому, что он «слишком стар, чтобы продолжить школу в своем классе». Авторы (К.

Борло и Р. Эстабль, С. А.) пишут: «Организация школы по классам со строгой последовательностью возрастов – исторически недавний факт, неизвестный до развития капитализма – является ничем иным как особым социальным механизмом, смысл которого вытекает из результата, а не из псевдобиоло гических, псевдопсихологических и псевдонаучных оправданий, которыми его сопровождают. Это особенность буржуазной школы, развитая специ ально (наше замечание: и управляемая капиталократией, С. А.) для достиже ния указанного эффекта». Эффект – разделение детей между полной средней школой (ПС) и начальной профессиональной, не дающей среднего образования (НП). И разделение это поразительно симметрично: В НП попадает 548 детей рабочих (против 146 идущих в ПС), а в ПС попадает 543 ребенка буржуа (про тив 148, идущих в НП). Именно необходимостью скрыть это объясняют авторы непонятное, на первый взгляд, плохое состояние школьной статистики на Запа де..."» (С. Кара-Муза, 1995, с. 134).

Капиталократическая школа в коридоре для «низколобых» «фабрикуемых субъектов» специально, программно заданно формирует «мозаичную культуру»

(в противовес «университетской», в которой формируется «универсально целостное» мировоззрение будущих управленцев и «властителей душ»). «Низ колобый» или «человек массы» (вспомним понятие «серой расы») наполняется в школе сведениями только для выполнения контролируемых операций. Это человек самодовольный, не самокритичный, считающий себя образованным, но образованный для того, чтобы быть «винтиком» «фабрики», подчиненной Ка питалу-Мегамашине и всей «вертикали» капиталократии.

Интересен генезис капиталократической школы. К. Борло и Р. Эстабль отмечают те усилия по созданию учебников для формирования «мозгов» ра бочих, которые продемонстрировали ученые – адепты капиталократии. «Эти книги, – пишут К. Борло и Р. Эстабль, – были подготовлены с особой тща тельностью в отношении идеологии бригадой блестящих, относительно мо лодых ученых, абсолютных энтузиастов капиталистической реформации.

Штат элитарных авторов подбирался в национальном масштабе (наше за мечание: это происходит и в наши дни в России, когда ученые энтузиасты капиталистической реформации «пекут» соответствующим образом на правленные идеологически учебники на деньги Фонда Сороса, С. А.), и про тиводействовать им не могли ни педагоги, ни разрозненные ученые, ни рели гиозные деятели. Отныне знание в начальную школу могло поступать толь ко через Сорбонну и Эколь Нормаль… Ясность, сжатость и эффектив ность идеологического воздействия сделали эти книги образцом дидактиче ского жанра» (цит. по раб.: С. Кара-Мурза, 1995). Вот пример учебника од ного и того же автора для детей буржуа и для детей рабочих. «В книге приве дены отрывки из истории Франции Лависса о правлении Людовика XIV в двух вариантах. Это просто потрясает. Один вариант – содержательное и диалектическое описание, заставляющее размышлять. Другой – примитив ный с дешевой моралью, во многих утверждениях, противоречащий первому варианту. Просто не верится, что это писал один и тот же автор», – вос клицают авторы анализа (С. Кара-Мурза, 1995, с. 136).

Вот еще один факт для нашей социологической рефлексии уже по отно шению к реформам в российской школе 90-х годов! «С точки зрения мето дики преподавания в школе «второго коридора» (ППШ) господствует «пе дагогика лени», а в школе для элиты педагогика напряженных умствен ных и духовных усилий (наше замечание: в стратегии перехода российской школы на 12-летнее обучение по существу, независимо от мотивации авторов этой идеи, поскольку программа содержательно не изменяется и программа первого курса высшей школы не затрагивается, закладывается «педагогика лени», чтобы превратить нашу молодежь в поколение «низколобых», которое легче будет колонизовать Западу, С. А.).

Опросы учителей и администраторов, работающих в школьной системе, показали, что, по их мнению, главная задача ППШ – «занять подростков наиболее экономным и «приятным для учеников» образом.

Поэтому что, они не такие, как другие», в нормальных классах. Социоло ги даже делают вывод: используемый в ППШ «активный метод» обучения поощряет беспорядок, крик, бесконтрольное выражение учениками эмоций и «интереса» – прививает подросткам такой стереотип поведения, который делает невозможной их адаптацию (если бы кто-то из них попытался) к школе системы ПС, уже приучившей их сверстников к жесткой дисциплине и концентрации внимания. Таким образом, ППШ ни в коем случае не являет ся «худшим» вариантом ПС, как бы «низшей» ступенью, с которой можно, сделав усилие, шагнуть в нормальную среднюю школу. Напротив, ППШ ак тивно формирует подростка как личность, в принципе несовместимую со школой «первого коридора». Переход в этот «коридор» означает не просто усилие, а этап саморазрушения и воспринятой системы знаний, и метода познания, и стереотипов поведения» (С. Кара-Мурза, 1995, с. 135, 136).

Обратим внимание на один, важнейший момент «капиталорационализа ции школ» в странах Запада, процесса их превращения в часть Капитала Мегамашины.

Мы уже отмечали, что «история Капитала-Мегамашины, ее обожествле ние» сопровождается тотальной войной против труда, культивированием воспитания не только «служителей Бога-Капитала», но и всей его «паствы» – «потребителей-микрокапиталистов», мечтающих стать большой «капитало властью».

Социалистическая революция в России в 1917 году, возвестившая об ус тановлении в России «общества труда», породила советскую школу, которая была тотально трудовой, в то время как капиталистическая школа оставалась принципиально антитрудовой. С. Кара-Мурза, на наш взгляд, правильно и профессионально «тонко» подчеркивает складывающиеся различия между советской школой и буржуазной школой Запада. «Суть этого различия не в том, что там растят белоручек, а у нас – работяг. Быть может, даже, наоборот: школьники, приучаемые молиться доллару, не гнушаются под работать. Мы говорим сейчас не о дефектах реализации принципов, а о принципе. А суть его в том, что в нашей школе труд представлялся не проклятьем человека, а делом чести и даже духовного подвига – «воля и труд человека дивные дивы творят». А там, в учебных программах сама тема труда является табу – труд как будто не существует, говорить о нем нельзя… (наше замечание: в этой антитрудовой тезе капиталистического образования отразилась антитрудовая направленность Духа Капитала, С. А.).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.