авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |

«Рашид Мурадович КАПЛАНОВ Труды. Интервью. Воспоминания Rashid Muradovich KAPLANOV Works. Interviews. Memoirs Центр научных работников и преподавателей ...»

-- [ Страница 10 ] --

В этих разговорах был еще один участник – библиотека. Она окру жала нас со всех сторон, нависала над нами. Собственно вся квартира была одной большой библиотекой. Состав книг был пестрым и неожи данным: на одной полке могли находиться английский детектив, куп ленный по случаю, чтобы было, что почитать в самолете, и Библия на амхарском языке. Библиотека отражала характер своего хозяина. Ее размеры и содержание оставались для меня загадкой, которую я так и не разрешил: книжные полки громоздились одна над другой до по толка и следовали прихотливым изгибам стен квартиры. Более или ме нее мне удалось познакомиться с той частью библиотеки, что распола галась в кабинете и, видимо, была важнейшей, так как это были те кни ги, которые были всегда под рукой. Когда Рашид Мурадович отлучался из кабинета, я вначале робко и издалека рассматривал полки, забитые книгами, со временем осмелев, стал позволять себе копаться в них, вытаскивая и рассматривая заинтересовавшие меня книги, по большей части это были словари и справочные издания. Иногда во время разго вора Рашид Мурадович с неожиданным для него проворством, жестом фокусника снимал с полки ту или иную книгу, чтобы проверить или уточнить информацию. Его обращение с книгой по точности движений было сродни движениям хирурга – ни одного лишнего.

Что еще поразило меня тогда, в начале 90-х, так это количество стран, которые посетил Рашид Мурадович. Позднее он заметно увеличил свой «охотничий» список, но уже тогда он был весьма солидным. Он не рас сказывал о стране как таковой, упоминания о ней всплывали в контексте более общей темы и служили иллюстрациями. Он был необычный путе шественник. Несмотря на то, что, как правило, маршруты его путешест вий совпадали с туристическими, его взгляд на путешествие как на нечто в духе «Необычайных приключений Тартарена из Тараскона», или «По смертных записок Пиквикского клуба» (произведений любимых и по этому часто цитируемых), даже круиз по Средиземному морю (а что еще может быть банальней в качестве путешествия?) превращал в цепь забав ных и опасных для жизни событий, из которых он выходил с честью. Он ожидал впечатлений и получал их. Кстати, в том памятном круизе фи нальной точкой приключения, уже на пути из Стамбула в Одессу, было прочтение «Золотого теленка» Ильфа и Петрова на украинском языке.

Физическое путешествие и книжное приключение вновь соединились.

Воспоминания о Рашиде Капланове Центральными героями в его рассказах были встреченные им люди и книги, которые он привез. Последние, извлеченные из очередного потертого и видавшего виды портфеля, демонстрировались немедленно в виде трофеев. Как правило, это были книги, подаренные благодарны ми и изумленными аборигенами, нередко с учеными степенями. Просто покупать книги было неинтересно, а вот выменять их на хороший рас сказ было обязательной частью «настоящего» приключения.

Та легкость жизни, которую Рашид Мурадович демонстрировал окру жающим, была сознательно выбранной позицией воспитанного человека, вернее сказать, светского человека. Необычное происхождение (Рашид Мурадович по отцу был потомком знатного кумыкского рода), блестящие лингвистические и гуманитарные способности – все это способствовало такому впечатлению, помогало ему скрываться под маской светского льва, князя (так же между собой, но с заглавной буквы, называли его и многие из окружающих). Он не обременял нас собой, потому что считал это непри личным. А это уже немало и заслуживает уважения, говорит о характере, которому присуща свобода и бесстрашие, качества редкие во все времена.

Человек тяжело физически больной, он не позволял болезни стать домини рующей в своей жизни, он просто не замечал, отменил свои недуги.

Та же легкость бытия была присуща ему и в научной сфере, и точно так же она была не более чем формой. Так играть с историей и, расска зывая о ней, менять регистр повествования от серьезного исследования до забавного эпизода, анекдота, мог позволить себе человек, свободно владеющий предметом научного исследования. Его кажущаяся несерь езность в этой области была просто оборотной стороной предельного профессионализма, дарившего ему свободу выражения.

Позднее, уже студентом, мне посчастливилось написать несколько небольших работ в соавторстве с Рашидом Мурадовичем, и я в полной мере смог оценить его профессиональные качества. Его работа над тек стом статьи производила впечатление. Это была работа фокусника, ко гда благодаря нескольким исправлениям (тогда мне казалось, что даже совсем и незначительным), текст из грубого, неумелого ремесленного произведения, которое рассыпалось прямо на глазах, превращался в не что стилистически ажурное, легкое, скрепленное железной логикой по вествования. Этому нельзя научиться, но такая работа задавала планку, показывала, каким должен быть идеал.

Идеал, конечно, недостижим – на то он и идеал, и место Рашида Му радовича всегда будет вакантно. После его ухода оказалось, что приро да все же терпит пустоту, и незаменимые есть и будут всегда. Сейчас, уже по прошествии времени, можно оценить то, что не замечалось в беге повседневности, ту задачу, которую видел перед собой Рашид Мурадович: вовлечение в орбиту научной иудаики как можно большего числа молодежи. И я благодарен, что был одним из них.

326 Воспоминания о Рашиде Капланове Семен Чарный* В середине 2000-х годов в рамках проводившегося Международным «Мемориалом» конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век»

по инициативе Международного исследовательского центра рос сийского и восточноевропейского еврейства (МИЦРВЕ), руководимого Олегом Будницким, была образована номинация «История российского и восточноевропейского еврейства».

Автору, как координатору этого совместного проекта, выпала задача по поиску и привлечению участников Отборочного совета из числа из вестных ученых и преподавателей иудаики, которые и определят, какие три работы по еврейской тематике будут признаны лучшими. Естествен но, речь шла не обо всех работах по еврейской тематике, количество которых достигало 40–50, а о 10–15, прошедших предварительный отбор.

Когда я начал составлять список возможных кандидатов, готовых взяться за эту волонтерскую работу, фамилия председателя Академиче ского совета Центра «Сэфер» пришла мне в голову одной из первых.

В его кандидатуре идеально совпадало сразу несколько условий, необ ходимых для участников Отборочного комитета – широкие историче ские познания (я хорошо помнил по своим студенческим годам лекции кн. Капланова, которые имели лишь один недостаток – очень уж их трудно было конспектировать ввиду огромного объема информации), и интерес к деятельности молодежи, делающей первые шаги на попри ще иудаики, возможность (а главное – желание) заниматься волонтер ской работой на благо российской иудаики.

Впрочем, изначально Рашид Мурадович отнесся к предложению с некоторой степенью осторожности. Встретив меня в своей квартире с неизменной ниточкой в руках (ниточка эта, как доверительно сооб щил однажды Р.М., попала даже в один из спектаклей, поставленных его студентами), он заметил, что, конечно, посмотрит работы, но не обещает, что сможет сделать это быстро. Подобное скептическое отно шение меня не удивило, поскольку многие из тех, с кем я общался, по лагали, что речь идет о чем-то типа школьных сочинений – этакой лег * Семен Александрович Чарный – канд. ист. наук, сотрудник НИПЦ «Мемориал».

Воспоминания о Рашиде Капланове кой формы графомании. Впрочем, по мере знакомства с работами уча стников конкурса впечатления Рашида Мурадовича изменились и дочи тывал он их с большим энтузиазмом.

Р.М. Капланов участвовал в работе Отборочного совета дважды:

в 2005 и 2006 гг. Каждый раз для этого требовалось прочесть, проана лизировать и оценить свыше 200 страниц текстов, напечатанных на компьютере, машинке, а иногда даже написанных от руки. Надо заме тить, что Рашид Мурадович был внимательным и достаточно снисходи тельным к делающим первые шаги молодым исследователям – редко какая работа получала у него оценку ниже «четверки».

Интерес Ращида Мурадовича к оцененным работам сохранялся и по окончании очередного экспертного цикла. На последней для него Еже годной конференции по иудаике центра «Сэфер» в начале 2007 г., пред ставляя сборник лучших работ на еврейскую тематику, поступивших на конкурс «Человек в истории. Россия – ХХ век», выпущенный совместно «Мемориалом» и МИЦРВЕ под названием «Полустертые следы», он, отметив, что те истории, которые опубликованы в этой книге, показы вают нам жизнь еврейских общин в разных городах с абсолютно иной стороны, чем обычно. «Мы можем быть уверены, что из этих молодых людей вполне вероятно могут вырасти ученые, и мы можем также ска зать, что из них почти наверняка вырастут хорошие люди» – сказал то гда Р.Капланов.

В 2007 г. сотрудничество по разным причинам не сложилось, а в даль нейшем произошли известные события, в результате которых наше со трудничество прервалось навсегда… 328 Воспоминания о Рашиде Капланове Борис Котлерман* В сентябре 2009 г. во Франкфурте-на-Майне, в издательстве “Peter Lang” под редакцией д-ра Б. Котлермана вышел сборник “Mizrekh – Jewish Studies in the * Far East 2009”.

С ама идея зародилась в разговоре с Рашидом летом 2006 г. Мы вместе преподавали на школе по иудаике под Днепропетров ском и, разумеется, много беседовали. Среди прочего выясни лось, что у Рашида были родственники среди харбинцев. Рашид тогда предложил рассматривать восточноевропейских евреев на Дальнем Востоке в общих рамках, невзирая на государственные границы.

Мы решили провести в Харбине или Биробиджане конференцию именно в свете этой концепции и, если удастся, создать журнал на язы ках, на которых евреи на Дальнем Востоке разговаривали. После этого мы еще пару раз обсуждали эту идею по телефону, он обещал связаться с председателем Евроазиатского еврейского конгресса, Александром Машкевичем, написать что-то о евреях Харбина… Летом 2007 г. мне удалось организовать такую конференцию в Би робиджане во время Летней международной школы идиша. В сентябре 2007 г. я побывал в Харбине и договорился с местными исследователя ми иудаики о выпуске сборника. К сожалению, с Рашидом мне больше не удалось поговорить – он уже был в больнице… Все, что я смог сде лать, – это поблагодарить Рашида за идею.

* Д-р Бер (Борис) Котлерман – научный сотрудник и преподаватель университе та Бар-Илан (Израиль);

Дальневосточной государственной социально-гуманитарной академии (Россия).

* См.: http://www.peterlang.com/index.cfm?vID=59306&vLang=E&vHR=1&vUR= 2&vUUR=3.

Воспоминания о Рашиде Капланове 330 Воспоминания о Рашиде Капланове Анна Шаевич августа 2007 года Рашид Мурадович опаздывал на поезд Москва – Черновцы. Его домашний телефон не отвечал, мобильного у него не было. Встретившиеся на перроне студенты говорили, что виде ли его на вокзале. Но поезд тронулся, а он так и не появился. Дважды пробежав весь состав, я поняла, что в этот поезд он так и не сел. Каково же было мое удивление, когда на странной станции Сухиничи, где, вы пучив глаза, носятся по платформе люди с огромными и чудовищными мягкими игрушками, в наше купе совершенно неожиданно ввалился сияющий Рашид Мурадович: «А вот и я!».

Выяснилось, что часы на привокзальной площади у фонтана, где «Их сиятельство» беспечно почитывали газетки, стояли. Рашид Мура дович был страшно горд своей небывалой находчивостью – сидя в ва гоне-ресторане и поедая борщ, он весело и подробно рассказывал, как всего за 500 рублей умудрился вскочить на молдавский поезд, который нагнал наш в Сухиничах… Привокзальные часы пытались его спасти, но Рашид Мурадович не верил в приметы и, как оказалось, прыгая с поезда на поезд, догонял судьбу… Я все время мысленно возвращаюсь в эту черновицкую школу и по нимаю, что пропустила, не заметила, не доглядела… А теперь вдруг вижу, как он уже за завтраком заглатывает горсти таблеток, что в обыч ной жизни не было ему свойственно, как пропускает экскурсионные поездки, предпочитая отлежаться в гостинице, и слышу, слышу, как он, конечно, шутя, говорит мне, зазывающей его на лекцию: «госпожа Шаевич, Вы явно хотите моей смерти»… Он был очень одиноким человеком: у него не было ни семьи, ни близких родственников, ни близких друзей. В сущности, мы и были его семьей в его последние годы. Иногда я подвозила его вечерами домой, и всякий раз он говорил: «Как? Вы не бывали у меня дома? Какое упу щение! Я непременно Вас приглашу, но как-нибудь в другой раз… се годня у меня как-то не прибрано». Мне довелось побывать у него дома однажды – уже после его смерти.

Анна Шаевич – координатор студенческих программ Центра «Сэфер».

Воспоминания о Рашиде Капланове В квартире на Ленинском было много книг – остатки некогда огром ной библиотеки. Почти сразу у нас возникла идея создания библиотеки его имени: отобрать книги по иудаике в «библиотеку Капланова», по местить ее в «Сэфере» (либо на кафедре иудаики, либо где-то еще) и дать возможность студентам пользоваться ею. Увы, нашу идею вряд ли удастся претворить в жизнь… Очень жаль, что не всем очевиден та кой простой и естественный способ увековечения памяти Рашида Му радовича. А ведь это, безусловно, соответствовало бы его пожеланиям, поскольку из всех людей его интересовали исключительно «милые крошки», которых он выуживал из разных городов и весей и привлекал к занятиям иудаикой.

Входя по утрам в «Сэфер», Рашид Мурадович неизменно задавал один и тот же вопрос: «Как там наши милые крошки, что пишут?». Он всегда принимал самое активное участие в отборе студентов на школы и конференции, помнил про каждого и очень настаивал на своих канди датурах.

Когда же ему наскучивала сэферовская суета, он брался развлекать нас своим многоязычием: «Ну-с, кажется, сегодня мы еще не слышали итальянского? Французского? Португальского?» – и начинал названи вать многочисленным знакомым по всему миру, практикуя различные европейские языки.

“Сэфер” осиротел и опустел. Мы долго привыкали к «физическому»

отсутствию Рашида Мурадовича, постоянно обмениваясь его фразами, кидая друг другу его излюбленные шуточки («не крал я сосисок!»), по купая столь любимый им зефир в шоколаде (с привлекательным для его уха названием «шармель»)… В нашем вечном шуме, гаме и нервотрепке Рашид Мурадович был островком спокойствия и неиссякаемого оптимизма. Нередко слыша лось из его угла: «Мне кажется, вы преувеличиваете размеры бедствия.

Вы всегда опасаетесь провала, но в итоге все как-то устраивается. И на этот раз все будет хорошо. Каким-то чудесным образом придет спасе ние!». Так всегда и получалось… Так, надеюсь, будет и впредь. Но только не появится уже на пороге Рашид Мурадович со своим неизменным «А вот и я!», не спросит: «Не желаете ли сушеной папайи?».

332 Воспоминания о Рашиде Капланове David Rozenson* In Memory of Professor Rashid Kaplanov, z”l A s young Sefer students step over old, crumbling stones that once served as the foundations of Jewish synagogues and houses of study;

as we enter living fields of old Jewish tombstones in villages whose population was once more than 70% Jewish and young Sefer students carefully record the names, the dates, the Jews of influence;

as growing numbers of academic articles focusing on various fields of academic Jewish study by young local scholars appear in print and repeatedly quoted;

as we gather to think about ways to further strengthen, enhance, and expand Sefer and academic Jewish life in the former Soviet Union, Rashid Kaplanov, of blessed memory, comes to mind repeatedly.

He is no longer with us but his presence is everywhere;

the voice of his childish laughter fills the busses as they move slowly across the wobbly streets of Ukrainian cities and the image of his way of playing with little pieces of string as he would share his vast encyclopedic knowledge is still in front of us as young students, the new generation of Judaica scholars, take over classes and the leadership of academic Jewish life.

Professor Rashid Kaplanov had no biological children but there is no doubt that he birthed, together with Dr. Victoria Mochalova, who continues to lead Sefer, an organization that has done much to give life to academic Jewish study in the former Soviet Union.

We miss him but are forever grateful for all that he has done.

May his memory be a blessing to us all.

* David Rozenson – Executive Director of the AVI CHAI Foundation in the former Soviet Union.

Воспоминания о Рашиде Капланове Дэвид Розенсон* Благословенной памяти профессора Рашида Капланова К огда юные студенты «Сэфера» ступают по старым разбитым камням, которые некогда были частью фундамента еврейских синагог и домов учения;

когда мы входим на еврейские клад бища, полные старых надгробий, в местечках, население которых неко гда насчитывало до 70% евреев, и студенты тщательно записывают имена, даты жизни, сведения о выдающихся евреях;

когда все большее число научных статей по различным областям академической иудаики здешних молодых ученых появляется в печати и многократно цитиру ется;

когда мы собираемся, чтобы обсудить пути дальнейшего укрепле ния и расширения «Сэфера» и еврейской академической жизни в быв шем Советском Союзе, мы неизбежно вспоминаем Рашида Капланова, благословенна память его.

Его уже нет с нами, но его присутствие ощущается постоянно: его детский смех как будто звучит в автобусах, медленно едущих по изви листым улицам украинских городов, все еще перед нашими глазами его манера играть с ниточкой, делясь своими огромными энциклопедиче скими познаниями;

его образ возникает и когда молодые студенты, но вое поколение исследователей сами начинают преподавать и лидиро вать в сфере академической иудаики.

У профессора Рашида Капланова не было своих детей, но несомнен но он – вместе с д-ром Викторией Мочаловой, которая продолжает ру ководить «Сэфером», – дал жизнь организации, много сделавшей для возрождения еврейских академических исследований в странах бывше го Советского Союза.

Нам его не хватает, но мы бесконечно благодарны ему за все, что он сделал. Пусть его память будет благословением для всех нас.

* Дэвид Розенсон – исполнительный директор Фонда АВИ ХАЙ в бывшем Со ветском Союзе.

334 Воспоминания о Рашиде Капланове Виктория Мочалова* М ы познакомились с Рашидом Мурадовичем в самом начале 90-х годов, так сказать, на заре Еврейского университета в Москве (ЕУМ), где мы оба с ним читали лекции. Потом мы шутили, что осуществили раздел Европы, поделили европейскую кар ту – ему была отведена Западная и Центральная, мне – Восточная Европа.

Все мы в ЕУМе были «почасовиками», и потому поначалу я никого из других преподавателей не знала – приходила на свои лекции, и уез жала сразу после их окончания. Но вот однажды была анонсирована встреча с тогдашним главой университета – равом Адином Штайнзаль цем, и был объявлен полный сбор преподавателей. Тогда я впервые увидела весь – довольно обширный – преподавательский состав. Рядом со мной оказался импозантный джентльмен, который представился кня зем и предложил мне обращаться к нему «по-свойски – Ваше сиятель ство». Я без рассуждений и затруднений приняла эту, как мне показа лось, игровую форму, и сохранила это обращение до конца наших зем ных отношений. С затруднением я столкнулась лишь однажды, при до вольно комических обстоятельствах: мы с князем, уже как руководите ли Центра «Сэфер», были приглашены на какую-то вечернюю встречу в кошерный ресторан, располагавшийся тогда в одном из жилых домов в Большом Спасоглинищевском переулке, на знаменитой «Горке», и ехали из разных мест. Я с трудом нашла нужный номер дома и стала поджидать князя, потом увидела вдалеке, как он мечется в бесплодных поисках значительно ниже по переулку, на уровне синагоги. Мне пред стояло громко крикнуть, чтобы позвать его, и тут я осознала опреде ленную неуместность крика «Ваше сиятельство!» на весь синагогаль ный переулок. Пожалуй, это был единственный случай, когда я оклик нула его по имени.

(Подвозивший нас однажды таксист, когда князь вышел у своего дома, спросил меня: «А почему вы все время называли этого человека “ваше величество”? – Да не “величество”, а “сиятельство”! – Ну, какая * Виктория Валентиновна Мочалова – канд. филол. наук, ст. научн. сотрудник Института славяноведения РАН;

директор Центра «Сэфер».

Воспоминания о Рашиде Капланове разница?!?» – Хорошо, что князь не слышал этой реплики, он довольно педантично относился к этого рода номинациям).

В первой половине 90-х годов мы общались периодически – ездили вместе на научные встречи – то в подмосковное Крекшино, где состоя лась первая, теперь можно сказать, историческая, конференция по иудаике, то в Иерусалим, а с образованием Центра «Сэфер» (1994), где он стал председателем Академического совета, а я — директором, наше общение перешло в жанр повседневного сотрудничества. К тому же в 1995 году я переехала на юго-запад, и мы с князем стали еще и сосе дями. По утрам я обычно заезжала за ним, и мы вместе ехали на работу (к моменту нашей встречи он успевал купить свежие газеты и журналы и жадно их, я бы сказала, проглатывал;

вообще чтение было его пред почтительным, если не сказать – перманентным занятием), вечерами я подвозила его домой. Встречались мы и в неформальной обстановке, ходили друг к другу в гости, вместе ездили на разного рода вечера, встречи, приемы. Столь плотное и многолетнее общение привело к то му, что князь прочно вписался в мой жизненный ландшафт, стал частью моей жизни, и пока она длится, во мне жива и память об этом необы чайном человеке.

Мне, как и многим другим коллегам, увы, уже приходилось писать воспоминания о Рашиде Мурадовиче, когда мы готовили посвященный ему сборник материалов конференции 2007 года1, ставшего последним годом его жизни.

Там я попыталась назвать то, что казалось мне основным в личности князя – его «великолепное презренье» к разделяющим людей и культу ры границам, игнорирование всяких лингвистических, пространствен ных, географических, или хронологических пределов. Ему каким-то неведомым образом удавалось существовать не столько в определенном месте, сколько как бы в мире в целом, и не столько в конкретном вре мени (хотя он более, чем кто-либо из известных мне людей, интересо вался текущими событиями, политикой, регулярно давал себе труд ездить в киоск на «Парке культуры» за свежим номером “Economist”), сколько во времени, понимаемом во всей его исторической протяжен ности.

Да и то, что принято называть личной жизнью, у него отнюдь не ограничивалось домашним кругом, напротив, в орбиту его широко по нимаемой семьи самым естественным образом вовлекались его одно кашники, приятели, коллеги (весьма международное сообщество) и – особенно – студенты, в неисчислимом своем множестве привечавшиеся в его доме и выполнявшие функцию «детей». Князь – опять же, видимо, в силу своей экзистенциальной безбрежности – пренебрегал и возрас тными, поколенческими границами, чувствуя себя в молодежной среде 336 Воспоминания о Рашиде Капланове более чем комфортно. Впрочем, в нем самом сохранялись многие чер ты, обычно приписываемые детскому возрасту: непреходящая радость бытия, веселый нрав (“semper felix” было его девизом), неистощимая любознательность, склонность к игре, наивная доверчивость, иногда дорого ему обходившаяся, но при этом никак не вытесняемая горьким опытом (в его лозунге «я предпочитаю доверять людям!», казалось, со держался отказ от коррекции светлой картины мира из-за каких-то имевших место вполне мрачных фактов), нежелание выполнять скуч ные обязанности, отсутствие определенных навыков (вроде завязыва ния шнурков или попадания пуговицей в петлю). Список можно было бы продолжать, но в его итоге неизменно возникал бы образ этакого Питера Пэна, только увеличившегося в размерах и обретшего множест во научных сведений.

Помню, как однажды наши студенты пригласили нас с князем на дискотеку, устраивавшуюся в связи с каким-то еврейским праздником.

Я очень удивилась, сказав им, что в дни нашей юности мы отнюдь не стремились видеть на наших вечеринках «взрослых», однако студенты отвели это соображение, утверждая, что в отношениях с нами они не ощущают «конфликта поколений». Думаю, что в первую очередь и в высшей степени это относилось именно к князю, который, как мне ка жется, с присущей ему легкостью существовал одновременно в разных возрастных измерениях. Мы с ним приняли приглашение и поехали (ездили и в дальнейшем) в какой-то клуб, и князь там совершенно не принужденно веселился и отплясывал с «милыми крошками», как он называл своих студентов. Вообще казалось, что его любовь, снисходи тельность и терпимость к ним не знала пределов, и когда он обнаружи вал в моем отношении к студентам значительно большую степень тре бовательности, взыскательности, то всякий раз настойчиво напоминал:

«Ну, это же детки, милые крошки!!!». Если же эти «крошки», которых он, как правило, подчеркнуто называл по имени и отчеству, в своей бе залаберности переходили какие-то и для князя очевидные грани (кста ти, он любил цитировать чеховское «всякому безобразию есть свое приличие!»), то он лишь совершенно благодушно сокрушался: «Ох, уж эти милые детки! Вечно приходится за ними подтирать!».

Помню, как в Академии Маймонида, где мы с ним – по приглаше нию Михаила Анатольевича Членова – тоже читали лекции, студенты устроили капустник, на котором пародировались и преподаватели.

Один из студентов изображал князя (судя по дошедшим до нас слухам – нас на этом капустнике не было, – весьма удачно и смешно, подражая привычке князя крутить пальцами нитку, вероятно, служившую ему суррогатом четок), и позже, на экзамене, опасался гневной реакции преподавателя. «Ну, что вы, – благодушно успокоил его князь, – нас Воспоминания о Рашиде Капланове с вами, Рашидов Мурадовичей, не так много на свете!». И поставил хо рошую (полагаю – незаслуженно) оценку.

Его отношение к студентам было одновременно и трогательно отеческим (он их опекал, всячески стимулировал к занятиям наукой, особенно заботясь о молодых людях из каких-нибудь весьма отдален ных от серьезных научных центров регионов, привлекая их к участию в сэферовских программах, часто селил их у себя дома), и вполне дру жеским, как бы – «без чинов», что среди других преподавателей встре чается довольно редко.

В моей памяти постоянно всплывают какие-то сценки из нашей об щей жизни (вот князь прислушивается к происходящему в его присут ствии страстному коллективному обсуждению достоинств, а точнее – недостатков некоей коллеги и резюмирует: «Я, кажется, принял реше ние: пожалуй, я стану любить NN, ибо, как я понял, ее никто не лю бит»), его поговорки и прибаутки на разные случаи жизни (например, когда ему не хотелось погружаться в какую-то требующую решения проблему, он обычно говорил «ну, этому мы, пожалуй, посвятим от дельное заседание»). Очень часто, когда мы с ним куда-то ехали на мо ей машине, а я, по обыкновению теряясь в определении маршрута, про сила его помощи, он неизменно отвечал, что не знает и не хочет знать этого чуждого ему города, что его предков сюда сослали (имелся в виду дедушка по отцу, знаменитый кумыкский князь Рашидхан Капланов, здесь же и расстрелянный в 1937 году), и цитировал из Александры Бруштейн «Ах, боже в небе! Откуда же я должна знать такое?». В нем причудливым образом сочетались прекрасное знание географии мира (он буквально стенал и долго, месяцами, не мог успокоиться, увидев в одном из университетских учебников неточные географические све дения) – и полное отсутствие ориентации в топографии города, в кото ром родился и вырос.

Вообще с практической стороной жизни он был мало знаком и не стремился к познаниям в этой неинтересной и незначительной области, в отличие от других сфер его обширных интересов, которые он неуто мимо насыщал. Но житейское туда отнюдь не входило. Помню, как спустя некоторое время после смерти его мамы, Лилии Исаевны, с ко торой он, никогда не заводивший своего отдельного дома и семьи, про жил 51 год своей жизни, он спросил меня, не знаю ли я случайно, где вообще люди обычно берут носовые платки. Однажды мы брели по за снеженной дороге с работы, и он посетовал на дискомфорт – забиваю щийся сквозь оторванную подошву снег. Я порекомендовала купить новые ботинки, на что князь ответил, что он не в курсе, как это делает ся, ибо раньше этим всегда занималась мама. Когда она в конце своей жизни тяжело заболела и была прикована к постели, князь трогательно 338 Воспоминания о Рашиде Капланове заботился о ней. Как-то в этот период он сказал мне, что теперь, сидя у одра, не может заниматься никакой серьезной наукой, и потому при нялся за изучение грамматики малайского языка.

По неведомой мне причине князь страстно любил оперетту (кажет ся – «из всех искусств»: к изобразительному искусству и театру он был холоден, не могу вспомнить каких-то его отзывов о концертах класси ческой музыки, литературная классика была скорее составным, как бы конститутивным элементом его общей образованности, литературный же авангард, как мне представляется, был ему явно чужд), постоянно напевал разные партии, а, например, «Любовь такая глупость большая, влюбленных всех лишает разума любовь. Все это знают и понимают, но все равно влюбляться будут вновь и вновь» из Кальмана была просто его выходной арией (справедливости ради надо признать, что его при страстие к пению не обеспечивалось какими-то заметными музыкаль ными дарованиями). Когда один наш коллега, однокашник князя, ре шил эмигрировать в Канаду (как полагал князь, увлекаемый туда лю бимой женой), мы в «Сэфере» подготовили для традиционной «отваль ной» специальный номер – опереточный канкан на излюбленную музы ку князя из «Сильвы» с несколько препарированным, однако по прежнему подчеркивавшим неразумность любви текстом («…Все это знают и понимают, но все равно в Канаду едут вновь и вновь»). Этот канкан мы исполняли втроем – вдохновенно отплясывающий князь в центре, разумеется, с неизменной бабочкой, гротескно компенсирую щей небрежность остальных деталей его гардероба, в окружении двух сэферовских дам. Возможно, это была единственная непосредственная реализация пристрастия князя к оперетте, и как можно было судить, она произвела на публику впечатление (спустя долгое время на каком-то вечере ко мне подошла дама и сказала: «Я вас узнала – вы танцуете», что, разумеется, было отраженным светом тогдашнего танцевального триумфа князя).

В последние годы князь стал уделять меньше времени собствен ным непосредственно научным исследованиям, активизировав свою преподавательскую, педагогическую деятельность. Мне кажется, что его студенты, как и любая аудитория, перед которой он выступал с лекциями (надо отметить, что при всем своем нездоровье, грузности и хромоте князь был весьма мобилен и, пренебрегая тяготами путеше ствия, объездил с лекциями едва ли не полмира), многое почерпнули от лектора с такой редкостной эрудицией и энциклопедической обра зованностью.

14 августа 2007 года, закончив читать свои лекции на студенческой школе, которую «Сэфер» на этот раз устроил в любимых им Черновцах, князь намеревался отправиться в свое очередное путешествие (его Воспоминания о Рашиде Капланове страсть к перемещению в пространстве – от Петрозаводска до Биро биджана, от Южной Африки до Австралии, не говоря уже о европей ских странах, Израиле, Америке, – была, возможно, одним из вариантов его общей неутолимой страсти к познанию) по Закарпатью, но уже на автобусной станции ему стало плохо, и очевидно только благодаря бы строй реакции и усилиям провожавшего его черновицкого коллеги Александра Безарова, обширный трансмуральный инфаркт на фоне бу кета других болезней не сразил его прямо на месте.

Последние месяцы его жизни были очень тяжелы – и для его ока завшегося изношенным организма (своим здоровьем он пренебрегал примерно так же, как и одеждой, они как-то не заслуживали его на правленного на совсем иное внимания), и для пытавшихся его спасти врачей – в Черновцах и в Москве, и для его близких, друзей, коллег, учеников. Но сам князь совершенно не изменял себе, сохранял не толь ко спокойствие духа, но и присущие ему радость жизни и чувство юмо ра. 16 августа я позвонила ему из Польши, где тогда была на другой нашей летней школе, по мобильному Саши Безарова, который проводил у его постели много времени (своего мобильного, как и компьютера, у князя никогда не было, как и интереса к технологическим новинкам).

Голос у него был ужасный – говорить мешала одышка, тем не менее, он не без своей обычной шутливой интонации сообщил мне, что «скорее жив, чем мертв», в конце сеанса связи предложил поговорить «при бо лее благоприятных обстоятельствах». Поговорить нам позже удава лось – и по телефону, и при личных встречах в больнице, но вот дож даться более благоприятных обстоятельств – увы.

Неизменными в болезни оставались и общительность князя (Саша Безаров писал мне из Черновиц: «Очень много у него посетителей бы вает, а ему нельзя много общаться. Посещают все его знакомые»), и его «политиканство» («а я, знаете ли, политикан», – говорил он мне в ответ на удивленный вопрос, почему его интересуют выборы, например, в Албании, – «вот если завтра будут выборы в Сьерра-Леоне, так у меня и там есть свой кандидат!»), сослужившее ему на этот раз дурную службу. В черновицкой больнице он вступил в жаркий политический спор с соседом по палате (видимо придерживавшимся прокоммунисти ческих убеждений и негативно отзывавшимся о Ю. Тимошенко), в ре зультате чего пережил новый сердечный приступ и был переведен в реанимацию. Возможно, тут сыграл свою печальную роль кумулятив ный эффект: вызов был брошен и рыцарственности князя, считавшего своим долгом вступаться за даму, и его представлениям о научной кор ректности (его оппонент описал этническое происхождение Тимошенко неким абсурдным термином, князь же не замедлил парировать это утверждением, что «науке такая нация не известна»), и его декларируе 340 Воспоминания о Рашиде Капланове мому «украинскому национализму» (точнее, как «антиимпериалист» он был, если можно так сказать, «националистом» всех когда-либо угне тавшихся Российской империей народов).

Мне в связи с этим эпизодом вспоминается еще один – давний и на нашей памяти уникальный – случай внезапно гневной и чрезвычайно бурной реакции князя на нелестное высказывание одного из его коллег о Г.В. Старовойтовой. К потрясению присутствовавших при этой сцене, князь мгновенно вскочил и не замедлил перейти к рукоприкладству.

Однако тогда, несколько лет назад, его сердце, видимо, было еще спо собно переносить подобные потрясения.

Неизменными в болезни оставались и обычно ему свойственные лю бознательность, пристрастие к экзотическим сюжетам (свою студентку, навещавшую его в московской больнице, он попросил – собственно го воря, на пороге смерти, – привезти ему книгу по истории древнего Ки тая), и игривая шутливость (когда он заново учился садиться и вставать с помощью очаровательной медсестры, то периодически восклицал:

«Нет, определенно женюсь!», а нам иронически сообщал, что уже с ин структором исполняет «танцы народов»), и привычная тональность об щения: на мой вопрос, какие у него есть пожелания (имелось в виду, что привезти ему в больницу), он ответил, шутливо имитируя еврей скую интонацию: «Чтоб вы мне были здоровы и счастливы!», а на во прос, как он сегодня (3 ноября) себя чувствует, – «Да все у меня замеча тельно! Слухи о моей смерти сильно преувеличены!».

В сохранившихся письмах того периода есть моя (датированная 4 ноября, т.е. за три недели до смерти) записка коллеге, который соби рался навестить князя в больнице: «Не откладывай – можешь не успеть.

Дела плохи (объективно, а субъективно он равен себе)».

В эти тяжкие месяцы мне казалось, что «весь мир», а не только «ближний круг» переживает, участвует, старается как-то помочь, зво нит, пишет. Все многочисленные письма распечатывались и приноси лись князю в реанимацию или, когда наступало улучшение, в палату.

Он был очень признателен всем корреспондентам (более всего его ра довали письма студентов) и в своей обычной манере шутливо сообщал нам, что «знакомится с письмами трудящихся» и обдумывает, не соз дать ли том переписки – со своими ответами.

Было впечатление, что какая-то ранее незримая международная ар мия бойцов вдруг встала в разных концах мира, готовая к борьбе за спа сение князя и по мере сил, и сверх сил выполняла разные задачи: на первой линии фронта – неутомимые Иосиф Зисельс в Киеве и Саша Безаров, «Хесед-Шошана», героические врачи – в Черновцах, затем – в Москве;

казалось, весь «Джойнт» – в Иерусалиме, Киеве, Москве;

все наши раввины, президент РЕКа Вячеслав Кантор, друзья и коллеги Воспоминания о Рашиде Капланове в разных странах… С благодарностью упомянуть всех, кто сражался в рядах этой армии и давал возможность Рашиду, его кузине Галине Исаевне и нам в «Сэфере» ощутить атмосферу этой человеческой соли дарности, немыслимо – их список слишком обширен.

Отдельной страницей этой общей борьбы за жизнь князя стала его сложнейшая транспортировка в реанимобиле из Черновцов в Москву, которую наш киевский коллега Володя Любченко, с годами перешед ший из категории «милых крошек» в число друзей князя и приехавший в Черновцы его навестить, восхищенно назвал «сухопутной операцией ковер-самолет». В ней действительно было много чудесного, просто волшебного, обеспеченного высочайшим профессионализмом героиче ской медицинской бригады «Экстрамеда» во главе с доктором Алексе ем Тимуровичем Пучковым, которого нам рекомендовала Наоми Зуб кова. Эта локальная битва за перевоз князя была блистательно выигра на, но обеспечить победный исход всей войны за его жизнь оказалось выше сил. Мне пришлось публиковать хронику о состоянии князя в своем «живом журнале», чтобы не пересказывать эту информацию, то – обнадеживавшую, то (чаще) – нет, ежедневно и многократно всем интересовавшимся положением дел.

Кажется, все сражались, как могли. Кажется также, что в числе этих «всех» не было самого князя: сражения, борьба, усилия – все это было не из его словаря. «Он не сотрудничает», – сказал мне внимательный лечащий врач Георгий Владимирович.

Князь во время своей последней болезни не отступил от основного, как мне казалось, принципа своего существования, в силу которого не приятностям и печалям нет места в его жизни, и как будто вытеснял из сознания (и разговоров) все то, что могло бы омрачить радость бытия.

Результаты (не обнадеживавшие) обследований, оценки и прогнозы врачей, дурное самочувствие – все это каким-то беспечным и беспе чальным образом игнорировалось им, не принималось во внимание, или – как бы неким царственным жестом, княжеским указом – отменя лось, лишалось значения, и «субъективность» торжествовала победу над печальной «объективностью» медицинских фактов. Вот одна из моих записей того периода: «Его боевой дух никуда не делся и как буд то не зависит от состояния сердечной мышцы, как это ни странно».

Столь приверженный к перемещениям в пространстве, он и в боль нице планировал какие-то будущие дальние путешествия (в том числе, например, в Стамбул), а утомленный долгой больничной неподвижно стью, убеждал нас, что «морально готов к свободе», не считаясь с тем, что физические возможности позволяли ему проделывать лишь один печальный и короткий маршрут: из общей палаты в реанимацию – и обратно. Столь невелика была теперь амплитуда колебаний его маят 342 Воспоминания о Рашиде Капланове ника, и только в этих узких пределах он мог балансировать. Самым дальним доступным ему путешествием этих дней оказался переезд до мой – и, увы, практически сразу же – обратно в кардиологический центр.

25 ноября маятник опять качнулся влево: у князя повысилась темпе ратура, он перестал есть, стал задыхаться, и ему оставалось лишь про делать свое последнее земное путешествие – из общей палаты в реани мацию.

27 ноября 2007 года князя не стало. Он скончался, не приходя в соз нание. Мы похоронили его в соответствии с еврейской традицией, на еврейском кладбище в Малаховке, где позже его родственники устано вили памятник.

Примечание Проблемы еврейской истории. Материалы научных конференций центра «Сэ фер» по иудаике. Ч. II. Памяти профессора Рашида Мурадовича Капланова. М.:

Книжники, 2009.

Приложения ПРИЛОЖЕНИЯ W 344 Приложения Приложения Список печатных и рукописных работ Рашида Мурадовича Капланова* 1. Х. Ортега-и-Гассет и его концепция «массового общества» // Про блемы испанской истории. 1975. – М., 1975. – С. 74–98.

2. Россия и страны вооруженного нейтралитета // Война за независи мость и образование США. – М., 1976. – Гл. XVIII. – С. 344– (в соавторстве).

3. Падение португальского фашизма. Аналитический обзор // Западно европейские крайне правые. Сб. ИНИОН. – М., 1976.

4. Португальский фашизм после Второй мировой войны. Идеология и политика. 1945–1968. Автореф. дисс. на соиск. степени канд.

ист. наук. Раздел 07.00.00 – исторические науки. Специальность 07.00.03 – Всеобщая история. – М., 1977.

5. Португалия (1945–1950) // Всемирная история в 13 т. – Т. XI.– М., 1977. – Разд. 3. С. 354–358.

6. Pensamiento de Ortega y Gasset // Cincias Sociales. 1977. – № 2.

7. Интеллигенция и крайне правые // Интеллигенция и политика. РЖ:

ИНИОН. – М., 1978. – С. 303–327.

8. Португалия (1950–1960) // Всемирная история в 13 т. – Т. XII. – М., 1979. – Разд. 8. С. 298–301.

9. Международное рабочее движение. Вопросы истории и теории.

В 7 тт. – Т. IV. – М., 1980;

Т. V. – М., 1981 (разделы).

10. Португалия (1960–1970) // Всемирная история в 13 т. – Т. XIII. – М., 1983. – Разд. 8. С. 287–290.

11. Региональные и националистические партии и организации // Со временная Испания. – М., 1983. – С. 152–167.

* Не включены в список тезисы выступлений на конференциях, лекции и про граммы курсов, как и отраженные в отчете Р.М. Капланова за 1986–1989 гг. работы, оказавшиеся недоступными для описания de visu: Эволюция и крах салазаризма // Неофашизм в Западной Европе;

Андоррцы;

Национальные проблемы в Западной Европе: государственно-правовые аспекты;

Германо-польский конфликт в 1939 г.

Работы, отмеченные знаком *, публикуются в настоящем сборнике. – Ред.

346 Приложения 12. Иберизм в общественно-политической жизни Португалии // Расы и народы. Ежегодник. Вып. 13. – М., 1983. – С. 191–206.

13. Националистические и регионалистские буржуазные партии в стра нах Западной Европы // Буржуазные политические партии стран За падной Европы в 80-е годы. РЖ: ИНИОН. – Вып. 1. – М., 1984.

14. O iberismo na vida sociopolitica de Portugal // Cincias Sociales. 1985. – № 1. – P. 142–156.

15. Шпаниш-португалише йидн ин Русланд ун Украине (XVI–XVIII йорхундерт) // Советиш Геймланд, 1985, № 2. – С. 148–157.* 16. К истории караимского литературного языка // Малые и дисперсные этнические группы в Европейской части СССР. – М., 1985. – С. 95– 106;

переизд. в: Caraimica. 2008. № 6. – С. 40–46.* 17. Национально-региональные движения в странах европейского Сре диземноморья (70–80-е годы XX в.) // Средиземноморье и Европа:

исторические традиции и современные проблемы. – М, 1986. – С. 113–145.

18. As relaes culturais luso-russas no sculo XVIII // Resistncia, 1986. – № 2.

19. У истоков национальных движений народов Испании // Проблемы испанской истории. 1987. – М., 1987. – С. 80–95.

20. Мальтийцы: народ на перекрестке культур // Расы и народы. Совре менные этнические и расовые проблемы. Вып. 17. – М., 1987. – С. 189–203.

21. Русско-португальские культурные связи в XVIII – первой половине XIX в. (некоторые малоизученные аспекты) // Становление капита лизма в Европе. – М., 1987. – С. 240–247.

22. Правый радикализм в Западной Европе // Лабораторные тетради ИОН. – М., 1988. – Вып. 8.

23. Португальцы // Народы мира, Историко-этнографический справоч ник / Гл. ред. Ю.В. Бромлей. М.: Советская энциклопедия, 1988.

С. 372–373.

24. Вопросы новейшей истории в португальской историографии // Со временная зарубежная немарксистская историография. Критиче ский анализ. – М., 1989. – С. 461–472.

25. La idea europea en la obra de Jos Ortega y Gasset // Espaa y el Mundo. – Mosc, 1990. № 6. – P. 124–132.

26. Франсуа Гизо: у истоков либерального европеизма // Европейский альманах. – М., 1990. – № 1. – С. 52–63.

27. Los orgenes del nacionalismo vasco y cataln // Espaa Moderna y Con tempornea. – Madrid, 1990.

28. Orgenes de los movimientos nacionales de los pueblos de Espaa // El Contacto. Espaa vista por los historiadores soviticos y espaoles.

Mosc: Instituto de Historia Universal, 1990. P. 174–198.

Приложения 29. Португалия после второй мировой войны (1945–1974). – М., 1992. – 187 с. (монография).

30. Le Portugal d'un ingenu muscovite // Belvdre. 1992. № 4, Janvier Fvrier. – P. 54–63. – Trad. par A. Coldefy-Faucard.

31. El futuro de la CEI // La Vanguardia. 1992. 19 enero. P. 25. – Trad.:

E. Fernndez.

32. Лужичане // Европейский альманах: история, традиция, культура.

1992. – М., 1992. – С. 163–169.

33. Политический либерализм в истории евреев Центральной и Восточ ной Европы в XX веке (доклад на Пятом ежегодном семинаре «Еврейская цивилизация и еврейская мысль», Москва, 1993) 34. Судьба западноевропейского либерализма в XX в. // Демократия в Западной Европе XX века. – М., 1996. – С. 18–46.

35. Эволюция и крах авторитарного режима в Португалии // Тоталита ризм в Европе XX века: из истории идеологий, движений, режимов и их преодоления. – М., 1996. – С. 402–420.

36. Евреи и национальное движение Восточной Европы в период между двумя войнами (доклад на конференции «Евреи в меняющемся ми ре», Минск, 1996).

37. The Second Half of the XVIII Century: Spiritual Decline or Rebirth?

(доклад на конференции “The Gaon of Vilnius, and the Annals of Jew ish Culture”, Вильнюс, 1997)*.

38. Антонио Нунес Рибейро Саншес – первый еврейский интеллигент в Российской империи (1 часть) // Вестник Еврейского университета в Москве. – М.–Иер., 1997. – № 1(14). – С. 154–176.* 39. Португальцы // Страны и народы мира. М., 1998. С. 428–429.

40. Jews in the Former Soviet Union: Between Dissolution and Renais sance // Jewish Centers & Peripheries. Europe Between America and Israel Fifty Years After World War II / Ed. by S. Ilan Troen. – New Brunswick & London, 1999. – P. 101–111.* 41. К читателю нашего журнала // Вестник Еврейского университета. – М.– Иер., 1999. – № 1 (19). – С. 3–4 (фрагмент предисловия, напи санного в соавторстве с И. Барталем).* 42. Antnio Ribeiro Sanches nasceu h 300 anos. O mdico dos “males de amor” // Pblico. 7 Mar. 1999 (в соавторстве с Jos Milhazes) 43. Intellectual Contact between the Sephardic Diaspora and the Baltic Lands in the XVIII Century (доклад на III международной конференции “Jews in a Changing World: Outstanding Jewish Personalities in the History of Latvia and Baltics”, Riga, 1999).

44. Судьба «диктатуры с человеческим лицом» // Журнал GEO. – М., 2000. – № 3.

45. Марранизм как литературное явление (доклад на IX Международ ной научной конференции из цикла «Еврейская история и культура 348 Приложения в странах Центральной и Восточной Европы»: «Судьба еврейского духовного и материального наследия в XX в.», Киев, 2001) 46. Помбал в России (доклад на Международном научном коллоквиуме «Европейское Просвещение и развитие цивилизации в России», Са ратов, 2001).

47. Jewish studies in Eastern and East-Central Europe: a historical perspec tive // Jewish Studies and the European Academic World;

Plenary Lec tures Read at the VIIth Congress of the European Association for Jewish Studies, Amsterdam, 2002 / Ed. by A. van der Heide and I.E. Zwiep. – Paris: Peeters, 2005. – P. 121–126.* 48. Новые тенденции в западной историографии европейского антисе митизма (доклад на Международной научной конференции «Погром 1903 года: взгляд через столетие», Кишинев, 2003).

49. Иудаизм (раздел) // Религии мира: история, культура, вероучение / Под ред. А.О. Чубарьяна и Г.М. Бонгард-Левина. – М., 2006. – С. 122–151.

50. Становление и тенденции развития португальской партийно-поли тической системы (70–80-е гг.) (недатированная рукопись).

51. Что теперь? (публицистический текст о распаде СССР, рукопись) 52. От века мы молчали? (публицистический текст о ситуации в Бело руссии, 1991, рукопись).

53. Le voyage au bout de l’Empire (рукопись, 1991).* 54. [О суверенитете Татарстана] (рукопись без заголовка, 1992) 55. Испано-португальские евреи в России и на Украине (XVI–XVIII вв.) (недатированная рукопись).* 56. А.Н. Рибейру Саншес и абсолютистское государство (по данным советских архивов) (недатированная рукопись).* 57. Catholicism and Orthodoxy as seen by an XVIII century Portugal Jew (доклад).* 58. R.Z. Kaplanov: А Political Profile (недатированная рукопись).* 59. Ислам в современном мире: некоторые соображения (недатирован ная рукопись).

60. Европейская идея у Х. Ортеги-и-Гассета (недатированная рукопись).

61. Gli Ebrei post-Sovietici fra rinascita e emigrasione (недатированная рукопись).


62. La Russia si guarda nello specchio Jugoslavo (недатированная рукопись).

63. [Дом Багратионов] (недатированная рукопись по грузинской генеа логии).

64. The Role of Religion in the Political Cultures of Nationalism (недати рованная рукопись).

65. Jews and Russians: 1000 Years of Contacts (недатированные те зисы)*.

Приложения Рецензии 1. Lucena M., de. A evoluco do sistema corporativo portugues. Vol. 1.

O salazarismo. Lisboa, 1976 // Новая и новейшая история. – М., 1976. – № 6. – С. 203–205.

2. Mendelsohn E. The Jews of East Central Europe between the wars. Bloom ington, 1983 // Вестник Еврейского университета в Москве. – М.– Иер., 1992. – № 1. – С. 247–249.* 3. Новое о произношении иврита у караимов Восточной Европы // Вест ник Еврейского университета в Москве. – М.–Иер., 1995. – № 1(8). – С. 242–246 (в соавторстве с М. Гаммалом).* 4. Miller Ph.Е. Karaite Separatism in nineteenth-century Russia. Joseph Solo mon Lutski’s «Epistle of Israel’s Deliverance». Hebrew Union College Press. Cincinnati, 1993 // Вестник Еврейского университета в Моск ве. – М.–Иер., 1996. – № 2. – С. 277–280 (в соавторстве с М. Гамма лом).* 5. Fishman D.E. Russian’s First Modern Jews: The Jews of Shklov. New York, 1995 // Вестник Еврейского университета в Москве. – М.–Иер., 1996. – № 1(11). – С. 234–236.* 6. Rubenstein J. Tangled Loyalities: The Life and Times of Ilya Ehrenburg.

New York, 1996 // Holocaust and Genocide Studies. – Oxford University Press, 2000. – 14, № 2. – P. 281–283.* Переводы 1. Фрайтаг Г. «Синагогу – под клуб!» Дебаты о закрытии Московской хоральной синагоги в 1920-е годы // Московская хоральная синагога.

100 лет. Научные чтения. – М., 2006. – С. 104–119 (пер. с нем. яз.).

2. Тысяча лет культуры ашкеназов. – М., 2006. – 558 с. (пер. с франц. яз.

совм. с Е.И. Лебедевой).

350 Приложения Анатолий Воробьев* Князья Каплановы.

Опыт генеалогии Х очу сразу оговориться, что фамилия князей Каплановых не име ет никакого отношения к известной ашкеназской фамилии Ка план – кроме созвучия, разумеется. Княжеская фамилия Капла нов образована прибавлением русского патронимического суффикса «-ов» к тюркскому имени Каплан (‘тигр’) – не очень распространённо му, но довольно известному (к примеру, мы знаем двух Каплан-Гиреев, правивших Крымским ханством в XVIII веке). Еврейская же фамилия Каплан произошла от польского слова caplan (‘священник’, а оно – от латинского capellanus ‘капеллан’). Заметим также, что еврейская фами лия Каплан идентична фамилии Коэн (или Коган).

Следует иметь в виду, что еврейская фамилия Каплан имеет ряд производных (Капланский, Каплянский, Каплун, Коплун, Каплансон, Каплин, Каплунов и некоторые другие)1, в том числе и Капланов. В то же время, некоторые князья Каплановы вне России использовали фами лию «Каплан». Но, несмотря на эти совпадения, по сути – это две со вершенно разные фамилии.

Каплановы – один из кумыкских княжеских родов Дагестана. Все кумыкские князья (бии) ведут свой род от Султан-Мута (Султан-Мах муда), сына одного из шамхалов2 Тарковских, жившего в конце XVI ве ка. Многие исследователи считают, что им был Чопан, другие полага ют, что отцом Султан-мута был сын Чопана – Андий.

Султан-Мут происходил от неравнородного брака. Согласно кумык ским адатам (которые в этом мало отличаются от обычаев других севе рокавказских народов), неравнородным считался брак бия (или равного ему по происхождению) с женщиной из более низкого сословия. Дети от такого брака не наследовали княжеского статуса и составляли осо бую сословную группу и назывались «чанка» (или «джанка»). Чанки формально не являлись наследниками своих отцов-биев и получали права собственности на землю только по воле самих отцов.

* Анатолий Борисович Воробьёв – специалист по генеалогии, ученик Р.М. Капла нова.

Приложения Браки чанков, как правило, заключались с женщинами одного с ни ми происхождения. Иногда чанки всё-таки женились на кумыкских княжнах (или женщинах столь же высокого рода);

дети от таких браков считались полноправными биями. Подобные «высокие» браки допуска лись лишь в тех случаях, когда чанки «отличались умом, особенной храбростью или военными успехами»3.

Султан-Мут был сыном шамхала и дочери кабардинского узденя (этот статус приблизительно соответствует нетитулованному дворяни ну). Единокровные братья Султан-Мута, рождённые другой женой шамхала – дочерью уцмия Кайтагского, – не признали в Султан-Муте равноправного с ними наследника. Но ему всё-таки удалось заставить братьев выделить ему часть наследуемой земли (на правом берегу Су лака), и, таким образом, он стал хозяином собственного удела. По скольку жёны Султан-Мута были дочерьми высокородных владетелей, его сыновья получили княжеский статус.

Так Султан-Мут стал родоначальником всех кумыкских князей.

Согласно преданию, Султан-Мут погиб при отступлении русских войск под командованием окольничего И.М. Бутурлина из Тарков, что, судя по дипломатическим документам, происходило в конце 1604 года4.

Однако есть исследователи, которые считают, что он прожил ещё 30, а то и 40 лет.

Для исследования более глубоких корней кумыкских княжеских ро дов необходимо установить происхождение шамхалов, ветвью которых они являются.

По этому поводу существует несколько гипотез.

1. О кипчакском (половецком) происхождении шамхалов писали Рашид ад-Дин (XIV в.) и Эвлия Челеби (XVII в.).

2. Хазарскую гипотезу поддерживал, в частности, известный отече ственный востоковед Владимир Фёдорович Минорский (1877–1966).

3. Некоторые источники указывают на происхождение шамхалов от Чингиз-хана. Сторонники этой гипотезы аргументируют её этимологи ей слова «шамхал», которое они связывают с именем двоюродного бра та хана Узбека – Шевкала или Чолхана (более известного в русских ле тописях как Щелкан), убитого во время восстания против Орды в Твери в 1327 г.

4. Наконец, наиболее популярная и самая лестная для мусульман ги потеза возводит шамхалов к арабскому племени курайш, а конкретно – к одному из дядьёв основателя ислама Мухаммеда. Из дошедших до нас свидетельств эта версия впервые была выдвинута в «Дербенд-наме»

(XVII в.). Согласно ей шамхалы происходят от потомка дяди Мухамме да, уроженца Сирии по имени Шахбал. В ряде случаев слово «шамхал»

связывается с наименованием места рождения Шахбала – провинцией 352 Приложения Шам (название Сирии) и городком Халь. В других источниках утвер ждается, что Шам – название не всей Сирии, а лишь города Дамаска (откуда халифы посылали правителей в Дагестан), а слово «хал» озна чает «князь». Некоторые крупные учёные ставили и ставят эту версию происхождения шамхалов под сомнение. Например, около ста лет назад академик В.В. Бартольд (1869–1930) на основании исторических источ ников утверждал, что исконная форма «шаукал» превратилась в «шам хал» именно под влиянием такой якобы арабской этимологии. В совет ское время выдвигались иные аргументы: так, один известный даге станский историк в своей работе 1957 г. назвал гипотезу об арабском происхождении кумыкских правителей «легендой, выдуманной и раз дутой мусульманскими феодально-клерикальными историографами»5.

К сожалению, в настоящее время наука не располагает достаточны ми данными для того, чтобы принять или опровергнуть каждую из при ведённых выше гипотез. Более того, учитывая, что вообще крайне мало известно о шамхалах до XVI в., может оказаться, что все эти гипотезы достоверны: нельзя исключить, что династий шамхалов было несколь ко, и каждая из них могла иметь своё происхождение.

Вернёмся, однако, к Султан-Муту. Как было отмечено выше, у него было несколько жён, имевших высокое происхождение, позволившее его детям быть причисленными к княжескому сословию. Более того, один из сыновей Султан-Мута – Айдемир – был в 1635–1641 годах шамхалом Тарковским. От его внуков и правнуков произошли 9 родов кумыкских князей:

1. Айдемировы (родовое имение – село Эндирей) 2. Хамзины (Хамзаевы, Алишевы) (село Костек) 3. Темировы (Эндирей) 4. Муртузали-Аджиевы (Аджиевы) (Эндирей) 5. Алибековы (село Аксай) 6. Эльдаровы (Аксай) 7. Арсланбековы (Аксай) 8. Уцмиевы (Аксай) 9. Каплановы (Аксай) От брата шамхала Айдемира происходит десятый бийский род – Ка заналиповы (Казаналыповы) (Эндирей).

Родоначальником княжеского рода Каплановых был праправнук Султан-Мута и правнук шамхала Айдемира – Каплан Ахмедов (или Ахматов). Родился он, судя по имеющимся данным, в конце XVII в.

Во всяком случае, в указе императрицы Елизаветы от 21 декабря 1743 г.

(ст. ст.) и объявлении вице-канцлера графа Бестужева-Рюмина от того же числа фигурируют «аксаевские владельцы» Али-бек Султан-Мутов и Каплан-бек6. Существуют также и другие документы, относящиеся Приложения к 1722–1725 гг. (охранный лист от 8 сентября 1722 г., данный по пове лению Петра I;

письмо Петра I;

указ Петра I от 22 сентября того же года донским и терским казакам;

указ за подписью генерал-лейтенанта Ма тюшкина от 25 августа 1725 г.), в которых фигурирует «владелец Сул тан-Мут аксаевский»7. Известно, что селом Аксай владел правнук и тёзка упоминавшегося выше Султан-Мута, сына шамхала. Насколько известно из дошедших до нас документов, единственным Султан Мутом из аксайских владетелей был отец Али-бека и дядя Каплана – лицо, упоминаемое в документах 1743 года. Этот факт достаточно убе дительно свидетельствует о том, что именно этот Каплан-бек – родона чальник князей Каплановых.

Такая генеалогическая интерпретация подтверждается также и «Ро дословной росписью Шевкалов (т.е. владельцев) Кумыцких и Тарков ских, сочинённой в Санкт-Петербурге в сентябре 1758 года в бытность тамо Костековского воеводы Алиша»8.

Не противоречит нашему предположению о времени рождения Ка план-бека в конце XVII в. и тот факт, что его внук – князь Муртазали Капланов – умер в 1804 г., имея звание подполковника.


Нам известно также, что праправнук Каплан-бека Ахмедова – князь Абу-Муслим – родился в 1819 или 1822 г. (в послужном списке точная дата не указана), а старший из его детей – Будай-хан – родился в 1859 г.

Значит, князь Абу-Муслим Капланов моложе своего прапрадеда, Ка план-бека примерно на 120–130 лет, а Будай-хан моложе его же (пра прапрадеда) примерно на 160–170 лет, то есть временной интервал ме жду поколениями довольно продолжителен и составляет, в среднем, около 35 лет. Но если принять во внимание многодетность семей, а также тот факт, что многие из князей Каплановых (так же, как и дру гие кавказские и российские аристократы) женились, как правило, по сле выхода в отставку, такой интервал между поколениями не кажется нереальным.

К одной из ветвей княжеского рода Каплановых принадлежал князь Каплан-аджи. Обстоятельства его жизни нам, к сожалению, не извест ны, но, судя по его имени, можно выдвинуть предположение, что при рождении он был назван Капланом, а дополнение «аджи» («хаджи») получил после того, как совершил хадж – паломничество в Мекку. Ве роятно, он был сыном упомянутого выше подполковника Муртазали и дядей также уже упоминавшегося генерал-майора Абу-Муслима.

Из имеющегося послужного списка следует, что сыном Каплан-аджи Капланова был штабс-капитан, князь Завит Капланов (ок. 1838 – 1914), кавалер орденов св. Станислава 3-ей ст. (1869) и св. Анны 3-ей ст.

(1879), позднее – и.д. начальника 3-го участка Хасав-Юртовского окру га Терской области9.

354 Приложения Младший сын Завита Каплан-аджиевича, Ирбаин-хан, пошёл по сто пам отца – на военную службу. После окончания Владикавказского ре ального училища он поступил в Николаевское кавалерийское, откуда был выпущен в 1910 г. корнетом. Затем служил в 17-м Нижегородском драгунском полку;

в 1918 г. имел чин полковника. После Гражданской войны, во время которой он воевал в рядах армии А.И. Деникина, – и был его адъютантом, Ирбай-хан Завитович эмигрировал. Сначала он жил в Европе, а с 1923 г. – в США. В 1933 г. он женился на американке Вернон Роджерс Магоффин. Для неё это был четвёртый брак. По аме риканским понятиям, для князя Капланова брак не был мезальянсом, ведь его супруга принадлежала к старой американской аристократии – её дед и прапрадед по отцовской линии были губернаторами Кентукки, а среди предков по материнской были губернаторы Мэриленда и Мас сачусетса ещё колониальных времён. Детей в этом браке не было. Через год после смерти князя его вдова вышла замуж опять.

Дочь Завит-хана, Наджабат, родная сестра Ирбая Завитовича, вышла замуж за представителя другого известного северокавказского рода – кабардинского князя Бекович-Черкасского. Фёдор Николаевич (Тембот Жанхотович) Бекович-Черкасский – генерал-майор русской армии, уча стник русско-японской и Первой мировой войн, командир полка «жёл тых» кирасир, кавалер орденов св. Георгия 3 и 4 степеней. 3 февраля 1919 года был избран правителем Кабарды. В 1920 г. супруги эмигри ровали, жили в Париже. Здесь Бекович-Черкасский возглавил Объеди нение кирасир полка Его Величества. Это брак также был бездетен.

Старший сын Завит-хана – Рашид-хан Капланов – известный обще ственный и государственный деятель, адвокат. Он окончил юридиче ский факультет Сорбонны. Во время младотурецкой революции и неко торое время после неё Рашид-хан жил в Константинополе (Стамбуле), работал в Комиссии по реформе законодательства при Министерстве юстиции, а также преподавал государственное право в Школе судей и гражданского права и читал лекции в Школе политических наук в Константинополе. Одновременно, как журналист, сотрудничал с рус скоязычной газетой «Стамбульские новости».

С конца 1913 г. Рашид-хан жил в России, в Дагестане;

работал при сяжным поверенным во Владикавказе, в 1917 г., после февральской ре волюции он возглавил борьбу народов Северного Кавказа за независи мость и социальные преобразования. Был одним из организаторов и руководителей Союза Объединённых Горцев Кавказа, Главой и мини стром внутренних дел Горского правительства. С ноября 1918 г. по март 1919 г. входил в состав вновь организованного Горского (Терско Дагестанского, располагавшегося в Темир-Хан-Шуре) правительства:

сначала министром внутренних дел, а затем был избран на пост Главы Приложения Союзного Правительства. Уйдя в отставку, по приглашению руководства Азербайджанской Демократической Республики занимал посты минист ра просвещения и, позже, финансов. В период Гражданской войны неод нократно арестовывался: и Деникиным, и красными. С 1920 г. Рашид хан Капланов жил и работал в Москве, в частности, преподавал в Ин ституте востоковедения.

8 октября 1937 года он был арестован в Москве, осуждён за активное участие в контрреволюционной и террористической деятельности. 10 де кабря этого же года приговорён к расстрелу и в тот же день казнён.

Реабилитирован посмертно 29 апреля 1991 г.

Его жена Ольга, дочь первого тобольского раввина, динабургского мещанина Хаима Аршона10, врач, окончившая медицинский факультет Сорбонны, тоже была осуждена и находилась 10 лет в ссылке как член семьи врага народа, впоследствии реабилитирована.

Сын Рашид-хана Капланова – Мурад Рашидович – также был аре стован НКВД и приговорён как сын врага народа к 10 годам заключе ния в лагере. Отсидев 5 лет, он был мобилизован в действующую ар мию, в штрафбат. Демобилизовался в 1946 году и, несмотря на приго вор и срок, сделал блестящую карьеру: стал выдающимся учёным и ин женером – генеральным конструктором спутника «Молния-1», автором изобретений в области средств и систем космической радио- и телеви зионной связи;

дважды лауреатом Государственной премии СССР. На граждён двумя орденами Трудового Красного Знамени и другими на градами, доктор технических наук, профессор.

Его сыном был Рашид Мурадович Капланов, историк, один из глав ных участников возрождения иудаики в России, профессор, Член Евро пейской Академии наук, Член Совета Всемирной Ассоциации исследо вателей иудаики, в 2002–2006 годы – Президент Европейской Ассоциа ции исследователей иудаики (European Association for Jewish Studies).

К другой (возможно, более старшей) ветви рода Каплановых при надлежал князь Камил Даниялович Капланов – известный дагестанский писатель и литературовед11, взявший псевдоним Султанов, который носят и его потомки. Его сын – князь Казбек Камилович Капланов (Султанов) – известный литературный критик, доктор филологических наук, профессор, ведущий специалист и заведующий Отделом литера тур народов РФ и СНГ Института мировой литературы РАН.

Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность Казбеку Камило вичу за помощь, оказанную при подготовке данного исследования. Вы ражаю также благодарность Анатолию Джелал-Эрастовичу Коркмасову и Рафаэлу Михайловичу Абрамяну.

356 Приложения Приложение Происхождение князей Каплановых 1. Султан-Мут, 1-я жена – дочь Али-бека Кази-Кумыхского, 2-я жена – дочь уцмия Кайтагского, 3-я жена – дочь нуцала Аварского 1.1. Айдемир (шамхал: 1635-41), 1-я жена – сестра кабардинского князя Мурада Алкасова, 2-я жена – дочь князя Джучилава Казикумух ского 1.1.1. Орусхан = чанки 1.1.2. Чопалав 1.1.2.1. Айдемир = князья Айдемировы (Эндирей) 1.1.2.2. Хамза 1.1.2.2.1. Хамза = князья Хамзины (Хамзаевы, Алишевы) (Костек) 1.1.2.2.2. Темир = князья Темировы (Эндирей) 1.1.2.3. Чопан 1.1.2.3.1. Муртузали-Аджи = князья Муртузали-Аджиевы (Аджие вы) (Эндирей) 1.1.3. Али 1.1.4. Алибек 1.1.4.1. Султан-Махмуд (Султан-Мут Аксайский) 1.1.4.1.1. Алибек = князья Алибековы (Аксай) 1.1.4.1.2. Эльдар = князья Эльдаровы (Аксай) 1.1.4.1.3. Арслабек = князья Арсланбековы (Аксай) 1.1.4.1.4. Уцуму = князья Уцмиевы (Аксай) 1.1.4.2. Ахмед-хан 1.1.4.2.1. Каплан = князья Каплановы (Аксай) 1.1.5. Муртазали 1.2. Казаналып = князья Казаналиповы (Эндирей) Приложения Приложение Князья Каплановы Приведённая ниже роспись включает в себя всех известных князей Каплановых и их потомков по мужским и женским линиям.

К сожалению, в настоящий момент нам не представляется возмож ным с уверенностью представить единую родословную князей Капла новых. Курсивом выделены те из князей, чьё место в родословной ука зано предположительно.

кн. Каплан-бек 1. кн. Ахмад-хан 1.1. кн. Муртаз-Али 1.1.1. кн. Каплан-аджи Капланов 1.1.1.1. кн. N. Капланов 1.1.1.1.1. кнж. Умухали Капланова, совладелица с дядей, кн. Завитом, земли во 2-м участке Хасав-Юртовского округа 1.1.1.2. кн. Завит Каплан-аджиевич Капланов (ок. 1838–1914) + Айбала (ок. 1868 – ?), дочь узденя Аджиева 1.1.1.2.1. кн. Рашид-хан Завитович Капланов (30.7/11.8.1885, Дагестанская обл., с. Аксай – 10.12.1937, М., полигон «Коммунарка»)15.

+ (Париж) Ольга Ефимовна (Элька Хаимовна) Аршон (17.12.1886, Двинск – 29.09.1964, М.) 1.1.1.2.1.1. кнж. Фатьма Рашидовна Капланова (в некоторых докумен тах ошибочно – Фатьма Фащидовна Каплан16;

31.5.1911, Кон стантинополь – 18.10.1992. М.) +1. (? – 15.4.1936) Юрий Александрович Мазель +2. (25.7.1937, М.) Исай (Израиль) Семёнович Окунев (5.10.1911, Черкассы – 15.2.1963, М.), сын купца Семёна Наумовича (Симхи Нухимовича) Окунева (1879 – 13.2.1973, М.) и Брониславы Нау мовны Жаботинской 1.1.1.2.1.1.1. Флора Исаевна Окунева (30.3.1938, М. – 21.4.2005, Штут гарт) + (10.1.1959, М.) Юрий Яковлевич Прохоров (7.4.1930 – 1998, Штут гарт), сын Якова Михайловича Прохорова и Анны Николаевны) 358 Приложения 1.1.1.2.1.1.1.1. Евгений Юрьевич Прохоров (*26.10.1959, М.) 1.1.1.2.1.1.2. Галина Исаевна Окунева (*10.07.1941, М.) + (2.3.1963, М.) Александр Михайлович Любимов-Либинзон (позже – Любимов;

18.03.1937, М. – 21.1.1999, Хайдельберг, Гер мания), сын Михаила Матвеевича (Матусовича) Либинзона (псевдоним – Любимов;

27.2.1897 – 22.6.1958) и Татьяны Исаа ковны Пинес 1.1.1.2.1.1.2.1. Ирина Александровна Любимова (*23.03.1965, М.) + (24.4.1984, М.) Руслан Олегович Бешенцов (*23.08.1959, М.) 1.1.1.2.1.1.2.1.1. Ольга Руслановна Любимова (Бешенцова;

*2.11.1984, М.) 1.1.1.2.1.1.2.2. Валерия Александровна Любимова (*24.04.1972) + Павел Юрьевич Филенков (*24.05.1957) 1.1.1.2.1.1.3. Нонна Исаевна Окунева (*25.04.1944, Куйбышев) + Александр Иванович Горелов (*19.11.1945) 1.1.1.2.1.1.3.1. Дмитрий Александрович Горелов (*30.08.1974, М.) + Вера Ивановна Гусева (*24.08.1974), дочь Ивана Николаевича и Раисы Александровны 1.1.1.2.1.1.3.1.1. Михаил Дмитриевич Горелов (* 30.05.1997) 1.1.1.2.1.2. кн. Мурад Рашидович Капланов (1915, с. Аксай17 – 1980, М.) + (1.9.1951, М.) Лилиана Исаевна Рамбах (30.10.1918, Харбин – 1999, М.), дочь Исая Рамбаха и Леи Иосифовны Гальберг (1900 – 25.9.1991, М.18) 1.1.1.2.1.2.1. кн. Рашид Мурадович Капланов (18.1.1949, М. – 27.11.2007, М.) 1.1.1.2.2. кнж. Нажабат/Надживат Завитовна Капланова (29.10/10.11.

1886 – 7.3.1979, Монморанси, пригород Парижа) + кн. Фёдор Николаевич (Тембот Жанхотович) Бекович-Черкасс ский (14/26.5.1870, с. Бековичево, Малая Кабарда – 16.11.1953, Париж) 1.1.1.2.3. кн. Ирбай-хан/Ирбиан-хан Завитович Капланов (28.12.1887/ 9.1.1888 – 10.10.1947, Нью-Йорк) + (11.1.1933, Нью-Йорк) Vernon Marguerite Rogers Magoffin (? – IV.1956), дочь 21-го губернатора Кентукки Берии Магоффина (Beriah Magoffin;

1815–1885) и Элизабет Моран Роджерс (Elisa beth Moran Rogers)21;

её четвёртый муж. 1-й муж (11.5.1911):

Chester P. Siems (? – 23.10.1918)22;

2-й муж (1.1.1920 – XII.1920;

развод): Rushton Peabody23;

3-й муж (1923/4 – V.1932;

развод):

George Drexel Steel24;

5-й муж (27.12.1948): E. Dudley Haskell 1.1.1.2.4. кнж. Абидат Завитовна (18/30.3.1890 – ?) Приложения 1.1.2. Меджид-Султан 1.1.2.1. кн. Абаду-Муслим/Абумуслим Капланов (1819/20/22 – 10/22.2.

1874) – генерал-майор + Айбала/Айбулла, дочь князя Темирова 1.1.2.1.1. кн. Будай-хан (25.12.1859/6.1.1860 – ?) – генерал-майор 1.1.2.1.2. кн. Ахмад-хан (Ахмед Саиб Каплан;

4/16.12.1860 – 1920), один из лидеров младотурок, историк, профессор Стамбульского уни верситета 1.1.2.1.3. кжн. Хаджарай (7/19.12.1862 – ?) 1.1.2.1.4. кжн. Айханым (2/14.11.1863 – ?) 1.1.2.1.5. кн. Муртазали (20.11/2.12.[или 21.11/3.12.]1864 – ?) 1.1.2.1.6. кн. Муцал-хан (18/30.12.1865 – ?) 1.1.2.1.7. кн. Умахан (8/20.11.1867 или 9/21.12.1869 – ?) 1.1.3. кн. N. Капланов 1.1.3.1. кн. Адиль-Султан Капланов, прапорщик, награждён знаками отличия Военного ордена 4 и 3 ст. 1.1.3.1.1. кн. Алхаз Адиль-Султанович Капланов 1.1.3.2. кн. Халил-Султан Капланов (1840 – ?), поручик 14-го гусарского Митавского полка, заболел умопомешательством 1.1.3.3. кн. Тау-Султан (Тав-Султан) Капланов (ок. 1845 – ?), поручик 1.1.3.3.1. кн. Даниял Тау-Султанович Капланов +1. NN.

+2. NN.

1.1.3.3.1.1. [1 бр.] кн. Камил Даниялович Капланов (псевдоним – Султа нов;

*V.1911, с. Туршунай Бабаюртовского р-на – II.2002, Махач кала) + Кука Исмаиловна Намитокова (2.1.1922, село Понежукай, Псе купский район, Адыгея – 17.1.2006, Махачкала), дочь Исмаила Алиевича Намитокова (1883, Понежукай – 1970-е, Кисловодск) и Дарихан Ереджибовны Нехай42 (ок. 1905, аул Вочепший, Ады гея – 1980-е годы, Кисловодск) 1.1.3.3.1.1.1. кнж. Лейла Камиловна Капланова (Султанова;

*17.5.1945, Махачкала), доцент Дагестанского Государственного университета + Сиражудин Камилович Юнусов (*16.6.1944, Махачкала), до цент Дагестанского технического университета 1.1.3.3.1.1.1.1. Камил Сиражудинович Юнусов (*4.5.1971, Махачкала) +1. Надия Бамматгереевна N. (*8.9.1977) +2. Ирина 360 Приложения 1.1.3.3.1.1.1.1.1. Тимур 1.1.3.3.1.1.1.1.2. Екатерина 1.1.3.3.1.1.2. кн. Казбек Камилович Капланов (Султанов;

*26.07.1946, Махачкала) +1. (1981, Махачкала) Умсайтин Башировна Акаева (*30.11.1958, Махачкала), дочь Асельдеровой, врач +2. (1987, Махачкала) Мадина Гаджиевна Газимагомедова (*23.01.

1955, Орджоникидзе), дочь Гаджи Гаджиевича Газимагомедова (23.2.1911, Карата, Ахвахский район, Дагестан – 12.7.1976, Ма хачкала) и Замиры Дзабоевны Моргоевой (1.5.1923, Гизель, Се веро-Осетинская АССР – 17.6.2005, Махачкала) 1.1.3.3.1.1.2.1. [1 бр.] кн. Даниял Казбекович Капланов (Султанов;

13.4.1982, М.) 1.1.3.3.1.1.2.2. [2 бр.] кн. Камиль Казбекович Капланов (Султанов;

26.11.1988, Махачкала) 1.1.3.3.1.2. [1 бр.] кнж. Эсу Данияловна Капланова 1.1.3.3.1.3. [1 бр.] кнж. N. Данияловна Капланова 1.1.3.3.1.4. [1 бр.] кн. N. Даниялович Капланова (умер в раннем воз расте) 1.1.3.4. кн. Салим-Султан Капланов В роспись не вошли:

Махмуд Капланов и его сын Каплан-аджи • Поручик Абдул-Хамид Капланов • Маджид Капланов • • Салим-Султан Капланов (возможно – одно лицо с упомянутым выше кн. Салим-Султаном Каплановым, см. № 1.1.3.4 выше) Примечания Beider A. A Dictionary of Jewish Surnames from the Russian Empire. – Teaneck (NJ): Avotaynu, Inc., 1993. – P. 288.

Шамхал (шаухал) – титул феодальных владетелей в Дагестане.

Сборник документов по сословному праву народов Северного Кавказа. 1793– 1897 гг. / Сост. Х.М. Думанов, А.И. Мусукаев, А.А. Максидов. – Нальчик, 2003. – Т.

1. – С. 56–57.

Там же. – С. 53–54.

Магомедов Р.М. Общественно-экономический и политический строй Дагеста на в XVIII – начале XIX вв. – Махачкала, 1957. – С. 144. Цит. по: Алиев К. М. Шау халы Тарковские. Страницы кумыкской родословной. – Махачкала, 2008. – С. 20.

Приложения Сборник документов по сословному праву народов Северного Кавказа. – С. 116.

Там же. – С. 114–115.

Архив внешней политики Российской империи. Ф. 121: «Кумыцкие дела».

Оп. 7. Д. 1758. Л. 2. Цит. по: Алиев К.М. Шаухалы Тарковские. Страницы кумык ской родословной. – С. 179–182).

Список лицам Хасав-Юртовского округа;

Полный послужной список состоя щего по армейской пехоте поручика князя [Завита] Капланова // РГВИА. Ф. 400.

Оп. 17. Д. 12053. Лл. 7–11.

Гончаров Ю.М. Очерки истории еврейских общин Западной Сибири (XIX – начало XX в.). – Барнаул, 2005. – С. 90 (http://new.hist.asu.ru/biblio/evrei/84-95.html).

Коркмасов А.Д.-Э. История наших поколений… Об увольнении от службы поручика князя [Завита] Капланова // РГВИА.

Ф. 400. Оп. 17. Д. 12053. Л. 3.

Там же. Л. 10 об.

Там же. Л. 10 об.

Там же;

Списки жертв политического террора в СССР (http://lists.memo.ru/ d15/f209.htm);

http://memory.pvost.org/pages/kaplan.html.

Согласно, например, повторному свидетельству о перемене фамилии I-МЮ № 271326 от 5.1.1999.

Или г. Дзауджикау (ныне Владикавказ) Северо-Осетинской АССР (согласно свидетельству о браке II-А № 851051, выданному 1.9.1951 г. Управлением милиции г. Москвы).

Свидетельство о смерти IX-МЮ № 80607, выданное отделом ЗАГС исполко ма Октябрьского райсовета гор. Москвы.

Полный послужной список… поручика князя [Завита] Капланова // РГВИА.

Ф. 400. Оп. 17. Д. 12053. Л. 10 об.;

Незабытые могилы: Российское зарубежье: нек рологи 1917–1997: В 6 т. / Сост.: В.Н. Чуваков;

под ред. Е.В. Макаревич. Российская Гос. Биб-ка. Отдел литературы русского зарубежья – М., 1999 – Т. 1: А-В. – С. (со ссылкой на: Русская мысль. – Париж, 1979, 15 марта, № 3247;

29 марта, № 3249).

Полный послужной список… поручика князя [Завита] Капланова // РГВИА.

Ф. 400. Оп. 17. Д. 12053. Л. 10 об.;

The New York Times. – 12.10.1947.

The New York Times. – 12.1.1933;

The Clay Family by Hon. Zachary F. Smith and Mrs. Mary Clay. – Louisville (Kentucky), 1899. – P. 214;

The New York Times. – 13.4.1956. – P. 25.

The New York Times. – 27.4.1920. – P. 12.

The New York Times. – 2.1.1920.

The New York Times. – 12.1.1933.

The New York Times. – 28.12.1948. – P. 16.

Полный послужной список… поручика князя [Завита] Капланова // РГВИА.

Ф. 400. Оп. 17. Д. 12053. Л. 10 об.

Полный послужной список умершего генерал-майора князя [Абумуслима] Капланова // РГВИА. Ф. 400. Оп. 12. Д. 2859. Лл. 3–13.

Там же. Лл. 8об., 28об., 36об., 42об., 52об. и 54.

Там же. Лл. 8об., 28об., 36об., 42об. и 52об.

Там же;

Алиев К. Ахмед Саиб Каплан. Общественно-политический деятель и интеллектуал XX века // http://www.kumukia.ru/modules.php?name=Pages&file= print&pid=9001.

362 Приложения Полный послужной список умершего генерал-майора князя [Абумуслима] Капланова // РГВИА. Ф. 400. Оп. 12. Д. 2859. Лл. 8об., 28об., 36об., 42об. и 52об.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Список лицам Хасав-Юртовского округа, заявившим о привилегированном происхождении // ЦГА РСО–А. Ф. 262. Оп. 1. Д. 54. Лл. 37–38 об.;

Алиев К. Забы тые герои забытых войн России. Ещё раз о кумыках – кавалерах Георгиевских на град // http://www.kumukia.ru/modules.php?name=Pages&file=print&pid=9422.

Список лицам Хасав-Юртовского округа… Там же;

Полный список о службе поручика князя Капланова // РГВИА.

Ф. 400. Оп. 9. Д. 3632. Лл. 7–10.

Список лицам Хасав-Юртовского округа;

Коркмасов А.Д.-Э. История наших поколений, или кавказские гвардейцы в свите императора // http://rcnc.ru/index.

php?option=com_content&task=view&id=454&Itemid=51.

Список лицам Хасав-Юртовского округа… Списки жертв политического террора в СССР (http://lists.memo.ru/d24/f110.htm).

Старшая сестра Героя Советского Союза Даута Нехая (1917–1955) По информации К.К. Султанова.

По информации К.К. Султанова.

По информации К.К. Султанова.

По информации К.К. Султанова.

По информации К.К. Султанова.

По информации К.К. Султанова.

Список лицам Хасав-Юртовского округа… Список лицам Хасав-Юртовского округа… Полный послужной список умершего генерал-майора князя [Абумуслима] Капланова // РГВИА. Ф. 400. Оп. 12. Д. 2859. Лл. 8об., 28об., 36об., 42об. и 52об.

Там же.

Там же.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.