авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ № 1-2 (31-32) зима, весна Казань 2012 Главный редактор Ответственный секретарь Рафаэль ...»

-- [ Страница 5 ] --

Рафаэль ХАКИМОВ. Судьба наций и право народов на самоопределение Определение народа по территориальному принципу очень привлека тельно из-за своей простоты, однако порой оно оказывается неприменимо для новых национальных меньшинств, оказавшихся во вновь образованных государствах, например, для сербов в Боснии или Косово. Поэтому, считает Гидон Готтлиб, «принцип самоопределения необходимо дополнить новой схемой с меньшим упором на территориальное перераспределение и с большим – на региональное урегулирование. Подобный подход (его можно охарактеризовать формулой “государства плюс нации”) требует целевого создания специальных территорий и зон, пересекающих государственные границы;

учреждения особых механизмов управления и защитных режимов в местах культурных и исторических святынь тех или иных этнических групп, признания статуса и прав национальных сообществ, не имеющих собственной государственности;

помощи народам в установлении экстер риториальных связей и союзов. Такой подход также акцентирует важность различения между национальностью и гражданством при решении задач обеспечения национальных прав и сохранения национальной самобытно сти. Формула “государства плюс нации” сама по себе не запрещает поиск территориальных компромиссов, а наоборот, расширяет спектр возможных решений в случаях, когда одни лишь территориальные изменения оказы ваются недостаточными или полностью невозможными»18.

Нынешняя международная система отдает приоритет государствам. В то же время народы, не организованные территориально в независимые государства являются существенным политическим фактором. Они, как правило, не имеют и достойного международного авторитета, что постоян но толкает их на борьбу за признание своего статуса. «Если договориться, что международное признание статуса нации не должно влечь за собой ав томатическое санкционирование ее территориальных претензий, – считает Готтлиб, – то получение самого признания станет гораздо более легким делом… Более низкое правовое положение сообществ, не обладающих тер риториальным суверенитетом, можно до известной степени смягчить, пре доставляя им привилегии, аналогичные тем, которые отдельные районы Европы получили в рамках Европейского Союза в соответствии с Мааст рихтским договором. В международной практике не существует никаких запретов, препятствующих предоставлению делегатам нетерриториальных сообществ постоянного представительства в региональных организациях типа Совета Европы или СБСЕ»19.

В общественном мнении, среди юристов и политиков, принцип равно правия и самоопределения народов трактуется как отделение от государст Гидон Готтлиб. Нации без государств // «Панорама-Форум». Казань, 1996. №2.С. 107.

Там же. С. 114.

124 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. ва, стремление к полной независимости. На самом деле международное право дает более гибкую трактовку. Отделение от государства – всего лишь одна из форм самоопределения, причем наиболее радикальная. Далеко не все народы стремятся к полной независимости, нередко предпочитая отде лению широкую автономию в рамках единого государства. В соответствии с «Декларацией о дружественных отношениях», могут быть различные формы самоопределения:союз в виде конфедерации или федерации, ассо циированный статус, автономия или же полное растворение в структуре государства. В документе записано: «Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического ста туса, свободно определенного народом, являются способами осуществле ния этим народом права на самоопределение»20. Самоопределение и полная независимость не являются тождественными понятиями.

Следует обратить особое внимание на то место в «Декларации о дру жественных отношениях», где утверждается территориальная целостность и политическое единство в качестве принципа, превосходящего право на рода на самоопределение: «Ничто в предшествующих абзацах не должно истолковываться как разрешение или поощрение “каких-либо действий”, которые ограничивали бы этот принцип»21.Однако, это ограничение отно сится лишь к государствам, которые ведут себя «в соответствии с принци пом равноправия и самоопределения народов, как описано выше и, таким образом, имеют правительство, представляющее весь народ, принадлежа щий к данной территории, без различия расы, вероисповедания или цвета кожи». Иначе говоря, сам принцип целостности государства оказывается ограниченным рядом условий и не является безусловно приоритетным по сравнению с другими нормами международного права;

во всяком случае он ниже по своей значимости, нежели права человека.

Сложность трактовки этнических прав склоняет многих теоретиков и политиков решениенациональных проблем видеть в соблюдении прав че ловека. Нередко в литературе и на практике смешивается право личности определять свою национальность с коллективным правом на самоопреде ление. Иначе говоря, трактовка прав человека как индивидуальных, граж данских исключает коллективные права, что только обостряет существую щие проблемы. Конечно, по мере того как нормы прав человека расширя ются и включают права этнических, религиозных, языковых и культурных Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединен ных Наций (1970) // Права и свободы народов в современных источниках международного права (сборник документов). Казань, 1995. С.117.

Там же.

Рафаэль ХАКИМОВ. Судьба наций и право народов на самоопределение общин, появляется возможность политического участия и защиты своеоб разия этнических групп, самоопределение частично теряет свою привлека тельность как средство самозащиты, тем не менее, как показывает практи ка, право на самоопределение народа остается важнейшим международным принципом. В любом случае, каковы бы ни были возможности для расши рения норм прав человека, они не предназначались для удовлетворения требований самоопределения народов.

В международных документах нет формулировки различий между меньшинствами и народами, хотя специалистами допускается как их сме шение, так и разграничение по следующему критерию – у меньшинств су ществует вне пределов данной страны государство, поддерживающее куль турное развитие этноса. Народ же не имеет такой возможности и может надеяться только на собственные силы. Впрочем, это всего лишь одна из версий. В европейской конвенции о защите национальных меньшинств не дается определение понятию «меньшинства», а обозначенный круг вопро сов, требующих решения, в равной мере может быть отнесен и к народам22.

Права меньшинств не занимают центральное место в международных нормах. В то же время вектор перемен в этой сфере, инициированный ООН и европейскими странами, направлен на расширение правовых и процедур ных средств защиты меньшинств. После более чем десяти лет обсуждений в Комиссии по правам человека, в декабре 1992 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию по правам лиц, принадлежащих к националь ным, этническим, религиозным или языковым меньшинствам. Конферен ция по Безопасности и Сотрудничеству в Европе обратилась к проблеме прав меньшинств в Копенгагенском Документе, принятом в 1990 г., а в ию ле 1992 г. согласилась назначить Верховного Комиссара по делам нацио нальных меньшинств с широкими полномочиями по сбору и получению информации, а также предупреждению членов СБСЕ о потенциально кон фликтных ситуациях. Европейская Хартия по языкам регионов или мень шинств, принятая под эгидой Совета Европы была открыта для подписания в октябре 1992 г. Европейская Конвенция по защите меньшинств была подписана европейскими странами, включая Россию. Наконец, параллель ная инициатива излагает детали прав коренных народов на управление сво ей территорией, ресурсами, природной средой и государственными струк турами, а также признает право коренных народов на самоопределение, повторяя формулировки Статьи 1 «Пактов». Эти права важны для защиты самобытности народов, находящихся под угрозой исчезновения, определя См.: Европейская конвенция о защите национальных меньшинств // Европейские конвенции в Российской Федерации. Казань, 2000. С. 105–115.

126 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. ются ли эти народы как меньшинства, коренные народы, региональные или культурные общины.

Международные документы требуют от государств представительно сти всех групп населения, включая меньшинства, что предполагает внут реннюю демократию. Однако, демократические процедуры по принципу «один человек – один голос» могут привести к дискриминации меньшинст ва. Механическое большинство через голосование в парламенте легко иг норирует интересы меньшинств. Яркий тому пример – принятие Государ ственной Думой РФ федеральных законов, ущемляющих права народов, причем в нарушение Конституции РФ. При этническом доминировании русских в парламенте политическая целесообразность оказывается выше признания прав других народов.

Один из самых сложных вопросов в международной практике – сецес сия, которая не только конфликтогенна сама по себе, но может обострить все отношения внутри и вне государства до кровавого конфликта, задеть региональные интересы, а порой втянуть другие государства в процесс уре гулирования своих проблем. Там, где встает вопрос о независимости, тре бование одной группы о самоопределении неизбежно предполагает отказ другой группе в территориальной целостности. Причем и в том, и в другом случае можно говорить о «народе». В настоящее время сецессия не имеет однозначной трактовки в международном праве, хотя она не запрещена.

Аргументы в пользу отделения могут быть связаны со стремлением избе жать дискриминации, сохранить культуру, обеспечить самооборону и ис править прошлую несправедливость. Юридическим оправданием сецессии является угроза уничтожения этнической группы – геноцид в международ ном праве признается незаконным.

Важный аргумент, ставший популярным с 1970-х гг., основан на при оритете прав человека и реализации интересов меньшинств. Всеобщая Декларация прав человека включает такую норму, как «восстание против тирании и угнетения» в качестве «последнего средства». Однако сецессия может не быть самым подходящим средством для достижения справедли вости. Свержение угнетающего режима и восстановление прав человека могли бы иметь такой же положительный политический результат, как се цессия. Ценности национального единства и территориальной целостности говорят о том, что менее радикальная альтернатива была бы предпочти тельнее. Наконец, нет никакой гарантии, что новые государства станут лучше защищать права человека, чем те, на смену которым они пришли, тем более, что раздел страны обычно происходит по административным границам, которые с точки зрения тех или иных этносов могут быть не справедливыми.

Рафаэль ХАКИМОВ. Судьба наций и право народов на самоопределение Опора на права человека для разрешения проблемы самоопределения народов оставляет неясным вопрос соотношения индивидуальных и кол лективных прав. Хотя индивидуальные права не совпадают с коллектив ными, но они тесно связаны. Статья 21 Всеобщей декларации прав челове ка гласит, что «каждый имеет право на участие в управлении своей страной прямо или через свободно избранных представителей... Воля народа лежит в основе власти правительства». Право на свободу выражения собственного мнения, создание ассоциаций и невмешательства в личную жизнь остают ся, главным образом, правами личности, но они также защищают культуру меньшинств. Право избирать или быть избранным имеет значение только тогда, когда другие права человека, такие как свобода выражения собст венного мнения, создания ассоциаций и проведение собраний гарантирова ны. По мере того, как нормы прав человека расширяются и включают права этнических, религиозных, языковых и культурных общин, возможность политического участия и защиты своеобразия, самоопределение частично теряет свою привлекательность как средство самозащиты. В любом случае, каковы бы ни были возможности для расширения норм прав человека, они не предназначались для удовлетворения требований самоопределения.

Вновь признанные государства, основывающие свои претензии на са моопределение на этнических или религиозных принципах, должны при знавать законность возникновения таких же претензий внутри страны.

Предполагается, что любые изменения границ должны основываться на результатах референдумов, проводимых с соблюдением прав человека, хо тя какие-то ограничения на географию таких референдумов могут нала гаться. Признание нового государства, возникшего на этнической основе или на основе существующих административных границ, должно быть обусловлено возможностью мирных изменений самих границ. При всей теоретической ясности такой постановки вопроса, тем не менее, на практи ке возникают проблемы, решение которых не столь однозначно как может показаться на первый взгляд.

В странах, где демократия еще не успела пустить глубокие корни, на ционализм создает почву для появления авторитарных режимов, что от нюдь не безразлично для международного спокойствия и мира. На примере Грузии можно было наблюдать, как нежелание договориться и обеспечить права осетин и абхазов привело к войне в 2008 г., причем все происходило под «демократическими» лозунгами.

Обзор случаев сецессии убеждает, что в реальности берут верх не юридические теории, а конкретная политика, более важными оказываются геополитические интересы, нежели формулировки международного права.

Например, отделение Бангладеш, против которого поначалу выступило 128 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. большинство государств, больше обязано индийской армии и политической поддержке СССР, чем принципу самоопределения.

Европейское сообщество увязывает сецессию с чисто политической проблемой признания, накладывая на потенциально новые государства многочисленные требования демократии, соблюдения прав человека и прав меньшинств, нераспространения ядерного оружия и решения споров мир ным путем. Этот список критериев выходит за рамки традиционных стан дартов, применяемых в международном праве.

Со временем значение международных границ уменьшается, и принцип территориальной целостности теряет былую жесткость. По мере того, как психологические и официальные границы государств становятся все более проницаемыми, международное сообщество все более гибко смотрит на по граничные столбы. Фактическая власть государства значительно уменьшает ся. «В большинстве случаев самоопределение должно означать не государст венность или независимость, – считает Ханнум, – а осуществление того, что может быть названо “функциональным суверенитетом”. Этот функциональ ный суверенитет предоставит суб-государственным группам полномочия, необходимые для управления политическими и экономическими делами не посредственно к ним относящимися. В то же время, функциональный суве ренитет не даст упустить из вида законные требования других частей населе ния и самого государства»23. Этот «свернутый» или «функциональный» су веренитет является результатом возрастающей взаимозависимости в мире, в котором абсолютная политическая или экономическая независимость невоз можна. Естественно, и содержание самоопределения, подобно международ ному праву, находится в постоянном развитии.

Первая, вильсонианская фаза, была откровенно политической: фор мально признавая необходимость удовлетворения национальных устремле ний, реальная политика того времени не признавала права всех народов на свободу от внешнего диктата или на жизнь в собственном демократическом национальном государстве. Вторая фаза, фаза деколонизации, признала незаконность колониализма и право зависимых территорий стать самостоя тельными государствами. Эта вторая фаза не обращалась к национализму в вильсонианском смысле этого слова. Постколониальная эра – третья стадия эволюции, на которой международное право гарантирует индивидуумам и народам гораздо больше прав человека, включая самоопределение, но, как правило, исключает право на государственную независимость или увязыва ет ее с целым рядом условий соблюдения демократии.

Государство, в котором защищены права человека, скорее всего, более благоприятно отнесется к предложениям по своему конституционному пе Хёрст Ханнум. Указ. соч. С. 103.

Рафаэль ХАКИМОВ. Судьба наций и право народов на самоопределение реустройству. Демократические правительства Бельгии, Испании, Канады, Великобритании передают значительные полномочия этническим регионам или общинам. Напротив, недемократическим гораздо труднее делиться властью. Мягкий подход к урегулированию проблем национализма отража ет глубокие перемены наших дней, размывающие государственный сувере нитет и уменьшающие прежнюю исключительную важность территориаль ного фактора. Эти перемены происходят вследствие эволюции всемирной экономики с ее свободным перемещением информации, капиталов и техно логий. В свете происходящих в мире противоречивых событий многие ана литики признают, что сложность факторов, вовлеченных в проблемы отде ления, делает невозможным рекомендовать правила, которые однозначно определяли бы применимость права на самоопределение народов.

Борис Железнов, Рамиль Хайруллин* Право и национальная культура в Российском полиэтническом государстве Национальная политика Российского полиэтнического государства се годня стоит перед острой необходимостью разработки целостной системы мер, направленных на упорядочение современных отношений между наро дами как в политической, экономической, идеологической областях, так и в области культуры, которая, безусловно, является одним из основных фак торов, определяющих своеобразие каждого этноса и, в то же время, объе диняющих народы страны.

Но если мы говорим об упорядочении межэтнических отношений, то неизбежно возникает вопрос об «инструментарии», который может опти мально способствовать такому упорядочению. Опыт, накопленный челове чеством, свидетельствует: это – прежде всего, право. Без нормативно– правового регулирования никакие нравственные и прочие критерии не спо собны поддерживать нормальное сосуществование народов. Право обеспе чивает цивилизационное развитие и всего социума, и всех его составляю щих, включая этническую культуру.

Правовое регулирование – это не только метод упорядочения нацио нально-культурных отношений. Право само по себе есть необходимый и даже глубинный элемент культуры. Концептуальный подход к праву как элементу культуры и цивилизации позволяет характеризовать истоки, зна чимость и социальную ценность права в широком, общесоциологическом плане. Как глубинный элемент культуры право не только вбирает в себя ее ценности, но и реализует основополагающие требования и достижения ци вилизации, обеспечивая тем самым сохранение, а в известной мере и при умножение потенциала материальных, социальных и духовных богатств общества1.

Если же обратиться конкретно к взаимодействию права и националь ной культуры, то в условиях диалога культур право выходит за рамки на циональных правовых систем и приобретает качественные характеристики элемента общецивилизационной культуры.

* Железнов Борис Леонидович – доктор юридических наук, профессор кафедры конституци онного и административного права Казанского (Приволжского) федерального университе та;

Хайруллин Рамиль – аспирант кафедры конституционного и административного права К(П)ФУ (г. Казань).

См.: В.С. Нерсесянц. Философия права. М., 1997. С. 126.

Борис ЖЕЛЕЗНОВ, Рамиль ХАЙРУЛЛИН. Право и национальная культура… С учетом возрастающей роли и значения национальной культуры в жизни общества дальнейшее развитие принципов ее взаимодействия с пра вом представляется исключительно актуальным.

Правовое регулирование отношений в сфере национальной культуры в Российской Федерации можно определить как осуществляемый государст вом соответствующий международно-правовым обязательствам РФ и уста новленный федеральным законодателем способ и, в то же время, организа ционно-правовую форму защиты прав народов на культурное самоопреде ление. Государство устанавливает правовые основы национально-куль турного развития, способствующие созданию условий для реализации за конных интересов граждан в процессе выбора ими пути своего националь но-культурного развития, включая меры государственной поддержки само стоятельного решения соответствующими этносами вопросов самобытно сти национальной культуры2.

Что же касается методов правового регулирования национально культурных отношений, то они решающим образом зависят от методов государственного руководства обществом, от формы государства. Так, в рамках советской государственности «автономные республики не издавали законов, в которых учитывались бы особенности национальных литератур, изобразительного и театрального искусства…, по вопросам использования национального языка, организации науки, народного образования, здраво охранения»3.

Обобщенное законодательное регулирование по кругу этих вопросов Федерация (РСФСР) сохраняла почти целиком и полностью за своими орга нами, что, безусловно, шло вразрез с национальным суверенитетом народов.

В 1968 г. ученые Института государства и права АН СССР, изучив как соотносятся правовые акты министерств культуры РСФСР и Татарской Республики, установили, что Минкульт РСФСР издал Положение о Мини стерстве культуры Татарии, хотя издание подобного положения входило в компетенцию Совета Министров ТАССР.

Впрочем, нежелательная преемственность в сфере правового регули рования национально-культурных отношений иногда ощущается и в наши дни. Например, в свое время органы РСФСР проявляли повышенное вни мание к некоторым вопросам национальной письменности. В 1939 г. по решению федерального центра Татарская и ряд других автономных рес публик перешли с латиницы на кириллическую графику, хотя далеко не все в этих республиках были уверены в правильности такого решения, полагая, Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 2010.

Б.Л. Железнов. Советское автономное государство (вопросы теории). Автореферат дис....

д.ю.н. М., 1989. С. 35.

132 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. что латиница полнее соответствует звучанию тюркских языков. Когда же Государственный Совет Республики Татарстан уже в наше время решил вернуться к латинице как графической основе татарского языка, Федерация этого сделать не позволила. Парламент России 11 декабря 2002 г. внес в Закон «О языках народов РСФСР» от 25 октября 1991 г. поправку, согласно которой алфавиты государственных языков республик должны строиться только на графической основе кириллицы. Такое решение федерального парламента выглядит спорным, так как «Республики вправе устанавливать свои государственные языки… Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изу чения и развития»4. Тем более что речь идет об использовании националь ного языка лишь в пространственных пределах республики.

Заметим, что нерешенные правовые проблемы использования нацио нальных языков связаны не только с разграничением правомочий Федераль ного центра и субъектов Федерации. Не меньшего внимания к себе требует вопрос о преподавании русского и татарского языков в школе. В частности, общественность Татарстана неоднозначно относится к «расчасовке» школь ных занятий по изучению этих языков. И хотя по этому вопросу в 2011 г.

было даже принято заключение Конституционного Суда Российской Феде рации (в связи с жалобой гр. Хапугина), проблема сохраняется. Другая про блема тоже связана с национальным компонентом в сфере образования: не мало молодых людей из национальной «глубинки» слабо владеют русским языком и практически не в состоянии успешно продолжать учебу в средних и высших учебных заведениях, которые, как правило, расположены в круп ных городах, проводят занятия и располагают учебной литературой, в основ ном, на русском языке. Правовое решение этих вопросов, как и в советские времена, пока представляется затруднительным.

Серьезные вопросы правового регулирования национально-культур ных отношений предстоит решить и в сфере разграничения полномочий между органами России и регионов. Анализ норм, регулирующих отноше ния в области культуры и закрепленных в Конституции РФ, Основах зако нодательства о культуре, в других федеральных источниках, позволяет вы делить, прежде всего, такие полномочия Федерации, как обеспечение прав и свобод человека в области культуры;

установление основ федеральной культурной политики, принятие федеральных законов в области культуры и федеральных государственных программ культурного развития;

правовое регулирование отношений собственности, основ хозяйственной деятельно Ст. 68 Конституции Российской Федерации;

между тем решение татарстанского парламента о возвращении к латинице основывалось на трудах татарских ученых – языковедов, пола гающих, что латинский алфавит лучше представляет звучание татарского языка.

Борис ЖЕЛЕЗНОВ, Рамиль ХАЙРУЛЛИН. Право и национальная культура… сти и порядка распоряжения национальным культурным достоянием Рос сийской Федерации;

формирование соответствующих статей закона о фе деральном бюджете, федеральных фондов развития культуры;

установле ние налоговых льгот, бюджетного финансирования государственных и му ниципальных организаций культуры;

финансирование организаций культу ры, находящихся в федеральном ведении;

координация внешней политики в области культурного сотрудничества;

регулирование вывоза и ввоза культурных ценностей;

определение принципов государственной политики в области подготовки кадров, занятости, оплаты труда, социальных гаран тий норм и льгот;

создание единой системы информационного обеспечения культурной деятельности в Российской Федерации;

создание Свода памят ников истории и культуры Российской Федерации.

К ведению же органов власти на региональном и муниципальном уровнях в области культуры в основном относятся осуществление на мес тах федеральной политики в области культуры, разработка на ее основе территориальных и иных программ сохранения и развития культуры, их реализация, финансовое и материально-техническое обеспечение;

форми рование территориальных и иных органов государственного и муници пального регулирования культурной деятельности;

создание, реорганиза ция и ликвидация организаций культуры соответствующего подчинения;

формирование фондов развития культуры и утверждение объемов средств, направляемых на финансирование культуры в бюджетах субъектов Феде рации и муниципальных образований, установление местных налогов и сборов на цели культурного развития, региональных нормативов финанси рования культурной деятельности;

международные культурные связи;

ус тановление дополнительных льгот, видов и норм материального обеспече ния объектов и работников культуры;

организация подготовки, переподго товки, повышения квалификации кадров.

Но осуществляемое государственными и муниципальными органами нормативно-правовое регулирование в области национальной культуры должно строиться на оптимальном соотношении правомочий всех ветвей власти и всех ее этажей – от федерального до муниципального. Оптималь ным же это соотношение в условиях российского федерализма сможет стать лишь тогда, когда оно будет основываться на принципе субсидиарности.

Иными словами, разграничение правомочий на всех трех уровнях власти должно обеспечиваться не одними только решениями центра, как это делает ся сейчас, но и посредством свободного взаимообмена правами и обязанно стями, т.е. исходя из того, на каком уровне те или иные правомочия могут быть лучше, успешнее реализованы. Подобный взаимообмен возможен лишь «на улице» с встречным, а не односторонним движением, и это становится 134 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. особенно очевидным, когда обращаешься к такой щепетильной и ранимой сфере общественной жизни, как национальная культура.

Еще одной важной проблемой сегодня является умелое использование правовых установлений для противодействия влиянию религиозных экс тремистов на национальную культуру народов.

Религиозный экстремизм проявляется не только в среде исламистов, но и в кругах православных шовинистов (пример тому – бандитские напа дения скинхедов на лиц «кавказской» или «среднеазиатской» национально сти). В апреле 2012 г. общественность была возмущена обещанием москов ского адвоката «залить кровью Москву и страну», если в России не будет учреждена система шариатских судов.

Вопрос об оптимальном взаимодействии права и национальной куль туры в конфессиональной сфере имеет особое значение для Республики Татарстан, которая по праву считается сегодня одним из центров мусуль манской религиозной жизни в стране. Республика позиционирует себя как государство, демонстрирующее высокий уровень веротерпимости, подлин ное уважение ко всем конфессиям, в то же время, в республике уделяется особое и оправданное внимание исламу, и это обстоятельство ни коем об разом не ухудшает установившийся на ее территории здоровый конфессио нальный климат.

И все же вряд ли можно гарантировать, что в какой-то момент здесь не произойдет смещение конфессиональных акцентов. Непродуманное реше ние властей, серьезная вылазка национал-экстремистов – и обстановка мо жет выйти из-под контроля. Следует также учитывать, что на республику внимательно взирает весь мусульманский мир, при этом далеко не всегда позитивно: кое-кто непрочь использовать ее как плацдарм для реализации своих далеко идущих идеологических и геополитических интересов. Экс тремальное крыло ислама пропогандирует универсальный проект «Консти туции исламского государства», в который, своеобразно толкуя суры Кора на и законы Шариата, исламисты пытаются внести ортодоксальные право вые нормы. Например: «арабский язык является единственным языком ис лама и единственным языком, который использует государство»;

«основ ной деятельностью государства является распространение ислама»;

«джи хад является обязанностью всех мусульман»;

«целью образования является, прежде всего, формирование исламской личности»;

«распространение ис лама является осью, вокруг которой вращается вся внешняя политика». А вот одна из заключительных норм проекта: «…те государства, которые вы нашивают коварные замыслы по отношению к нашему государству – такие как Россия, рассматриваются как потенциально находящиеся в состоянии Борис ЖЕЛЕЗНОВ, Рамиль ХАЙРУЛЛИН. Право и национальная культура… войны с нами. С ними нельзя устанавливать дипломатические отноше ния»5.

Правда, далеко не все идеологи ислама и исламские правоведы разде ляют подобные взгляды. Например, 10 декабря 1983 г. в Лондоне так назы ваемый Исламский Совет Европы принял проект «Конституции исламского государства», гораздо больше отвечающий современным взглядам на на циональную культуру. Мухаммад Садруддин в своей статье «Зачем му сульманам российская конституция?» отмечает, что многие положения Российской Конституции, включая сферу культуры, не противоречат исла му;

приверженец ислама уже самим фактом своего проживания в России изъявляет готовность соблюдать Российскую Конституцию, живя в мире с немусульманами, – полагает этот автор. Совершенно очевидно, что государство не может не замечать попыток экстремального крыла религиозных идеологов и правоведов использовать культурологическую роль права для внедрения исламизма, равно как и ве ликодержавного православного шовинизма в национальное сознание наро дов России. Вместе с тем, то лучшее, что есть в разных религиях, вполне можно экстраполировать в законодательство России (например, многие нравственные каноны православия, ислама или иудаизма), не допуская, однако, чрезмерного увлечения конфессиональными ценностями и не за бывая, что церковь у нас отделена от государства.

Наконец, к проблемам взаимодействия права и национальной культу ры, дальнейшее исследование которых особенно востребовано современ ным состоянием национально-культурных отношений, следует отнести правовые аспекты деятельности национально-культурных автономий – об щественных организаций, непосредственно участвующих в развитии куль туры дисперсно расселенных и малочисленных народов страны. Опреде ленный вклад в такое взаимодействие призван внести Федеральный закон «О национально-культурных автономиях», принятый 17 июня 1996 г. С его появлением правовая база, обеспечивающая решение этнических проблем, существенно расширилась. Закон способствует «гражданам Российской Федерации, принадлежащим к различным национальным общностям, в частности, малочисленным, дисперсно расселенным народам, этническим меньшинствам решать вопросы сохранения и развития своей самобытно сти, традиций, языка, культуры, образования. Национально-культурная автономия является важным средством выявления и удовлетворения этно культурных запросов граждан, достижения межнациональной стабильно Таксиютдин Набхани. Система ислама (приложение: Конституция исламского государства).

6-е издание. М., 2001.

Мухаммад Садруддин. Зачем мусульманам российская конституция? // URL:

http://www.ansar.ru/rightway/2011/12/09/24968. (Дата обращения: 18.05.2012).

136 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. сти, предупреждения конфликтов на этнической почве. Национально-куль турная автономия, являясь экстерриториальным общественным формиро ванием, не ущемляет прав субъектов Российской Федерации, закрепленных за ними Конституцией Российской Федерации, а расширяет их возможно сти и ответственность в осуществлении государственной политики»7.

Понятие «национально-культурная автономия» появилось в трудах со циал-демократов еще в конце XIX века. К сожалению, в советском госу дарстве национально-культурную автономию рассматривали как проявле ние «буржуазного национализма». В зарубежных странах, за исключением непродолжительного периода первой трети XX века, эта проблема освеща лась фрагментарно, в рамках более широких исследований о судьбах на циональных меньшинств8.

Теоретиками и разработчиками программы культурно-национальной автономии были видные австрийские социал-демократы О. Бауэр и К. Рен нер. К. Реннер делал основной упор на нацию как на некую духовно культурную общность. О. Бауэр, в свою очередь добавлял к этому и такой признак, как исторически сложившейся психофизический тип людей, свя занных общностью языка и территории. Наиболее же спорными были во просы о том, как должны «автономизироваться» нации – по территории проживания, либо по всей территории Габсбургской монархии9.

В России Ленин демонстрировал резко отрицательное отношение к на ционально-культурной автономии. Он считал, что пропаганда этого институ та препятствует классовому единству пролетариата различных наций и от крывает путь к сотрудничеству с национальной буржуазией. Пропаганду идеи национально-культурной автономии Ленин пренебрежительно называл мерзостью10. И лишь к середине 90-х годов у нас в стране начало склады ваться четкое понимание того, что национально-культурная автономия не просто направлена на защиту, сохранение и развитие культуры народов, но и является одной их наиболее разумных форм их самоопределения.

В наше время национально-культурные автономии российских этносов стали важной частью деятельности государственных и общественных структур, предметом научно-аналитической работы и законотворчества. В связи с ростом национального самосознания и расширением сопровож Постановление Правительства РФ от 01.05.1996 «Об одобрении и представлении на утвер ждение Президента Российской Федерации Концепции государственной национальной по литики Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ». М., 1996. №19.

С. 2312.

См.: Ю.А. Петрова. Комментарий к Федеральному закону от 17 июня 1996 г. «О националь но-культурной автономии» // «Новая правовая культура», 2007.

См.: Т.Я. Хабриева. Национально-культурная автономия в Российской Федерации. М., 2003.

С. 19–24.

В.И. Ленин. Полн. собр. соч. Т. 48. С. 130.

Борис ЖЕЛЕЗНОВ, Рамиль ХАЙРУЛЛИН. Право и национальная культура… дающих его как позитивных, так и негативных явлений, повышается акту альность этой проблематики в науке и практической деятельности не толь ко государственных, но и общественных институтов. Особенно остро это ощущается в формах реализации национального суверенитета народов тех автономных округов, которые за последние годы исчезли с карты страны, объединившись с соседними субъектами Федерации. В различных вновь образованных субъектах РФ вопросы сохранения национально-культурной самобытности бывших титульных этносов, отказавшихся от своей террито риальной автономии, сейчас решаются по-разному, единой концепции нет.

Между тем именно институт национально-культурной автономии пред ставляется важным средством унифицированного решения этой проблемы, которое, с учетом местных условий, может быть положено в основу взаи модействия государственно-правовых и общественных институтов во всех вновь образованных субъектах Федерации.

Со времени вступления в действие Закона «О национально-культурной автономии» в стране учреждены сотни национально-культурных автоно мий местного, регионального и федерального уровня. Первыми на феде ральном уровне были образованы немецкая, украинская, татарская, еврей ская, корейская, сербская национально-культурные автономии. В Респуб лике Татарстан был принят свой закон о национально-культурных автоно миях, регулирующий их организацию и деятельность с учетом местных особенностей11.

Перед национально-культурными автономиями сразу же встала задача – научиться работать с государством, со всеми ветвями власти, с чиновни ками государственной службы и местного самоуправления, установить свя зи с творческими союзами, прессой и электронными СМИ.

Между тем, в становлении национально-культурных автономий на блюдаются и позитивные, и тревожные тенденции. Так, постоянным коми тетом Государственной Думы РФ по национальным отношениям в свое время был внесен проект поправок в Закон «О национально-культурных автономиях», предусматривающий более эффективную поддержку феде ральных НКА за счет федерального бюджета. Принципы и модель взаимо действия органов власти и национально-культурных организаций вошли в содержание проекта. Однако данный проект был снят с рассмотрения и остался «под сукном».

Наряду с институтом национально-культурной автономии требуют по вседневного внимания вопросы правового регулирования деятельности Закон РТ от 12 мая 2003 г. «О национально-культурных автономиях в Республике Татар стан» // Республика Татарстан, 2003, 16 мая.

138 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. других общественных объединений: ассоциаций, творческих союзов, обще ственных центров. Это хорошо видно на примере Республики Татарстан.

Например, в советское время здесь не было общественных объедине ний, которые ставили бы перед собой задачу удовлетворения духовных запросов всей татарской диаспоры в стране. В годы перестройки это об стоятельство было подвергнуто справедливой критике. В программе Всета тарской ассоциации деятелей культуры и искусства подчеркивалось, что были «сведены на-нет культурно-информационные связи этнического ядра нации, локализованного до недавнего времени в рамках «автономного»

Татарстана, с многочисленной татарской диаспорой. Крайне отрицатель ную роль сыграла фактическая изоляция национальной культуры от обще мирового культурного потока. Татарская культура, развивавшаяся в усло виях абсолютного диктата идеологизированной, усредненно-серой, так на зываемой общесоветской культуры, деградировала и провинциализирова лась...»12. И не случайно с началом перестройки татарская общественность стала активно устанавливать культурные связи с диаспорами. В частности, в конце 1980-х годов в Финляндии побывала всесоюзная делегация обще ства «Родина». Из поездки она вернулась с убеждением о необходимости «просить руководство Московского татарского культурного центра дать предложения о формах установления контактов и сотрудничества с органи зациями финских татар...»13.

Общественными организациями республики в конце 1980-х – начале 1990-х гг. была поставлена задача обеспечить не только поступательное и всестороннее развитие нации, но и укрепление единства с диаспорой. Так основной целью общества «Милли Йорт» стало «содействие реализации суверенных, национальных, социальных, политических, экономических и культурных прав, всестороннее развитие татарской нации, а также поддер жание с этой целью общественных контактов с лицами татарской нацио нальности в республике, стране и за рубежом»14. В программе комитета «Суверенитет» предлагалось в будущей Конституции Татарстана закрепить «право на самостоятельное решение вопросов науки, образования, культу ры и духовного развития татарской нации и других народов, проживающих на территории республик»15. В 10-й резолюции Татарского общественного центра (ТОЦ) «О представлении интересов РТ и татарского народа в зару Программа Всетатарской ассоциации деятелей культуры и искусства: концепция развития национальной культуры / Суверенный Татарстан. Документы. Материалы. Хроника: В томах. Т. 3. Модель Татарстана. М., 1998. С. 97–98.

ЦГА ИПД РТ. Ф. 15. Оп. 15. Д. 1640. Л. 85.

Суверенный Татарстан. Документы. Материалы. Хроника... Т. 3. С. 152.

Программа Комитета «Суверенитет» от 25 ноября 1990 г. / Суверенный Татарстан. Доку менты. Материалы. Хроника... Т. 3. С. 12.

Борис ЖЕЛЕЗНОВ, Рамиль ХАЙРУЛЛИН. Право и национальная культура… бежных странах и международных организациях», принятой на II съезде ТОЦ, официальным властям Татарстана предлагалось: «...разработать и осуществить систему международной информации, учредить статус звания «почетного гражданина РТ» для присвоения этого звания татарам, прожи вающим за рубежом, участвующим в возрождении татарской нации и вно сящим вклад в социально-экономическое и культурное развитие республи ки. Добиться у Союзного Правительства для почетных граждан РТ свобод ного въезда в РТ и других льгот, предусмотренных для данной категории граждан»16.

В 1990 г. создается общество «Ватан», целью которого стало установ ление и развитие культурных связей с татарской диаспорой дальнего зару бежья. В состав «Ватан» вошли 13 республиканских обществ, а также представители зарубежных стран17. Становление этой официальной орга низации происходило в рамках Всесоюзного общества по культурным свя зям с соотечественниками за рубежом «Родина».

«Ватан» занимался активной визовой поддержкой гостей Татарстана, выступая посредником между государством и частными лицами, а также зарубежными организациями;

получал визы для желающих обучаться за рубежом, деловых туристов, деятелей культуры, журналистов и т.д. Все официальное, документальное оформление зарубежных поездок творче ских работников «Ватан» обеспечивал через Выездную комиссию Кабинета Министров РТ. Таким образом, в свое время это общество, концентрируя инициативу частных лиц и общественных организаций, претворяло в жизнь потребности татарской общественности. Участие государства при этом за ключалось и в создании законодательной базы для деятельности нашей творческой интеллигенции в сфере зарубежных связей.

Такие законодательные акты, как Конституция СССР;

Закон от 26 ап реля 1990 г. «О свободном национальном развитии граждан СССР, прожи вающих за пределами своих национально-государственных образований или не имеющих их на территории СССР»;

российские федеральные зако ны: от 9 октября 1992 г. «Основы законодательства РФ о культуре»;

от мая 1995 г. «Об общественных объединениях»;

Закон РТ от 4 августа 1998 г. «О культуре» и др. заложили основы институализации зарубежных связей национально-культурных общественных организаций.

Успешный опыт культурного и других видов обменов облегчил созда ние представительств Татарстана и других республик за рубежом.

Резолюция № 10 / Суверенный Татарстан... Т. 2. Современный национализм татар. М.:

ЦИМО, 1998. С. 20–208.

ЦГА ИПД РТ. Ф. 8251. Оп. 1. Д. 9. Л. 12.

140 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. Для татарской нации, две трети которой живет за пределами Татарста на, сохранение единого культурного поля является важнейшей задачей. В Татарстане в начале 1992 г. прошел Учредительный съезд Всетатарской ассоциации «Магариф» (Просвещение). В 1992 г. было проведено органи зационное собрание деятелей татарской культуры... На нем присутствовали 34 человека из областей России и представитель японской диаспоры18.

В 1992 г. в Казани состоялся 1-й Всемирный конгресс татар (ВКТ). Эта организация также поставила своей целью вести «деятельность... по удовле творению духовных потребностей татар, проживающих за пределами Татар стана»19. В состав ВКТ вошли три представителя зарубежной диаспоры.

Председатель ВКТ И. Тагиров определил в качестве стратегии татар ских общественных организаций «обеспечение духовного сплочения, куль турного единства татарского народа». ВКТ объединил 180 местных органи заций. Большинство из них расположено в России, есть в Турции, в США.

Конгресс стимулировал развитие татарских общественных национально культурных центров за пределами России.

Единственным общетатарским средством массовой информации дол гое время была зарубежная радиостанция «Азатлык» (Свобода). Лишь в 1994 г. проблема общетатарского радиовещания стала решаться. По пред ложению Исполкома ВКТ Кабинет Министров РТ принял Постановление «Об организации радиовещания на коротковолновом диапазоне». Это ве щание должно было охватить страны СНГ и дальнего зарубежья20.

В 1997 г. ВКТ обратился к официальным властям разных стран с просьбой способствовать развитию культурных связей с РТ. В обращении к татарам диаспоры прозвучал призыв: придерживаясь местных законов, расширять опыт национально-культурной автономии, создавать центры образования, информации, искусства, усиливать связи между ними и Та тарстаном21.

В 1999 г. представители ВКТ были приняты в состав комиссии по во просам культуры, образования, информации и науки межпарламентской ассамблеи государств-участников стран СНГ.

Общественность Татарстана и татарская диаспора глубоко заинтересо ваны в установлении и развитии не только национально культурных связей, но и в сохранении и дальнейшем развитии имеющегося мирового культур ного наследия татар.

Как справедливо указывает Р.М. Валеев, «Реализация стратегии сохра нения и возрождения нашего историко-культурного наследия возможна «Шэhри Казан». 17 июня 1992 г.

Резолюция ВКТ // «Татарстан». 1995. № 3/4.

ЦГА ИПД РТ. Ф. 8260. Оп. 1. Д. 19. Л. 3.

Донья дэулэтлэре башлыкларына мэрэжэгать // «Шэhри Казан». 1997. 2 сентября.

Борис ЖЕЛЕЗНОВ, Рамиль ХАЙРУЛЛИН. Право и национальная культура… только при условии расширения и повышения культурной базы, правового, финансового, научно-технического и организационного обеспечения и, конечно, подключения всех информационных и технических возможностей современного общества. Сохранить наше богатое наследие многонацио нального народа Татарстана возможно лишь в том случае, когда это будет делом не только специалистов-археологов, историков, архитекторов, крае ведов, но и руководителей разного ранга, широких слоев общественности.

Нам всегда надо помнить, что памятники легко ранимы. Они разрушаются от наших разногласий и распрей, от нашего равнодушия и невнимания больше, чем от природных бедствий»22.

*** Итак, суммируя наши достижения и недостатки в сфере взаимодейст вия государства, права и национальной культуры, можно констатировать, что положительные сдвиги здесь достигнуты, но в целом нам еще только предстоит по-настоящему разработать концептуальные основы государст венной и правовой политики, отвечающей интересам культурного развития народов Российской Федерации. Этому, несомненно, будет способствовать Указ Президента РФ от 7 мая 2012 «Об обеспечении межнационального согласия», которым предписано утвердить уже до конца 2012 года страте гию государственной национальной политики, предусмотрено образование при Президенте Совета по межнациональным отношениям, проведение системного мониторинга состояния межнациональных отношений, совер шенствование работы по пресечению проявлений национального и религи озного экстремизма23.

Валеев Р.М. Историко-культурное наследие Татарстана. Казань, 2007. С. 186.

Российская газета, 2012, 8 мая.

Гульнара Габдрахманова* Гражданская идентичность в этносоциологическом измерении В последние годы при анализе российского социума в концептуальном понимании сформировалось представление о необходимости разделения государственной и гражданской идентичностей. Основатель этого подхода Л.М. Дробижева предлагает рассматривать государственную идентичность как матрицу отожествлений и представлений о себе («кто мы» и «какие мы»). Гражданскую идентичность – как систему чувств общности с граж данами страны, солидарности вокруг ответственности за свою судьбу и жизнь окружающих, готовность к действию во имя этих представлений и переживаний, доверие к окружающим, участие в политической жизни страны. В консолидирующих факторах государственной и гражданской идентичностей много общего, что связано с представлениями людей о стране1. Однако, главной особенностью гражданской идентичности являет ся то, что она складывается через осознание себя в категориях гражданских групп, относительно независимых от государства, но пользующихся его поддержкой и защитой закона. Признание общей значимости, ценности каждого индивида, представителей различных социальных, этнических групп является основой гражданской сплоченности. А консолидация сооб щества, в свою очередь, является предпосылкой формирования граждан ского общества или предгражданских институтов, создания массовых на строений поддержки политического курса элит на определенной террито рии и других условий, крайне необходимых для модернизации2.

О важности построения гражданского общества в РФ говорит и выс шее руководство страны. В выступлении по случаю празднования Дня на родного единства 4 ноября 2011 г. Президент РФ Д.А. Медведев специаль но обратил внимание на гражданскую общность как на нравственную опо ру современной инновационной экономики, технологического перевоору жения промышленности, модернизации управления и всей общественной * Габдрахманова Гульнара Фаатовна – доктор социологических наук, зав. отделом этнологии Института истории им. Ш.Марджани АН РТ (г. Казань).


Дробижева Л.М., Рыжова С.В. Российская идентичность и межэтническая толерантность // Социальные факторы консолидации Российского общества: социологическое измерение.

М.: Новый хронограф, 2010. С. 121, 120.

Абалмасова Н.Е., Паин Э.А. Опора на символы в формировании региональной идентичности.

URL: http://www.hse.ru/org/persons/67416 (дата обращения: 2.04.2012).

Гульнара ГАБДРАХМАНОВА. Гражданская идентичность… жизни России3. Наша задача заключается в том, чтобы показать восприятие демократических ценностей и институтов как свойств гражданской иден тичности, а также уровень включенности этнических групп в структуры гражданского общества, степень активистких позиций. Эти вопросы связа ны с перспективами объединения российских народов на основе общегра жданских ценностей, осознанием представителями разных национально стей групповых интересов и умением отстаивать их в рамках гражданского общества, консолидационными возможностями институтов демократии и демократии участия этнических групп, предполагающей широкое перма нентное обсуждение всех более или менее важных для общества проблем.

Материалы репрезентативных социологических исследований круп ных исследовательских центров РФ и работы ведущих специалистов (пре жде всего, В.В Петухова), демонстрируют сложение в сознании россиян базовых демократических ценностей и институтов: выборность органов власти, свобода слова и печати, свобода передвижения, свобода предпри нимательства и т.д. Данные этносоциологических исследований, проводи мых под руководством Л.М. Дробижевой, фиксируют одинаковое воспри ятие демократических преобразований у представителей разных этниче ских групп. Это нашло свое подтверждение и в совместном проекте Инсти тута социологии РАН (Центр исследования межнациональных отношений) и Института истории им. Ш.Марджани Академии наук РТ (Центр этносо циологических исследований). В рамках проекта на рубеже 2011–2012 гг.

были проведены этносоциологические опросы русских и татар Татарстана.

Программа и инструментарий исследования разработаны Л.М. Дробиже вой, С.В. Рыжовой, Р.Н. Мусиной. В данной статье представлены результа ты исследования городской части этнических групп (опрошено 492 русских и 506 татар – горожан). Автор принимала участие в исследовании.

По данным исследования, «переход к рыночной экономике, возмож ность ведения индивидуальной предпринимательской деятельности» как положительное явление в истории постсоветской России поддержали почти половина татар и русских горожан Татарстана, опрошенных в 2011 г., столько же – «свободу слова и печати» (табл. 1). Большую поддержку у наших респондентов получил федерализм как один из атрибутов и гарантов демократии (61,7% татар и 50,8% русских). Одновременно наблюдается единство в понимании этническими группами базовых основ российского государства. 77,7% татар и 80,3% русских ответили, что общество должно строиться на единой ценностной базе, которая признается всеми независи мо от национальности.

URL: http://news.kremlin.ru/video/1006 (дата обращения: 8.11.2011).

144 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. Таблица Оценки постсоветских реформ русскими и татарами Татарстана, 2011 г., % Положительная Отрицательная И то, и другое Варианты татары русские татары русские татары русские Переход к ры ночной эконо- 44,7 44,1 23,5 25,4 20,9 20, мике Распад Совет 20,6 22,4 55,3 52,4 13,8 14, ского Союза Свобода слова, 46,4 49,2 23,7 18,9 20,2 21, печати Провозглашение суверенитета 61,7 50,8 13,4 17,9 13,0 18, республиками Растущее влия 18,0 23,2 49,6 48,0 18,0 18, ние Запада Достижения «демократического транзита» за годы реформ в этниче ской сфере России очевидны. Это преимущественно мирный путь решения конфликтных ситуаций с этническим подтекстом, закладывание основ под линного федерализма, отделение этничности от государственного строи тельства, перенесение на уровень субъектов федерации норм о гарантии основных прав и свобод человека и т.д.4 Но демократизация национальных отношений в РФ принесла и новые межэтнические дистанции. Одной из базовых ценностей, разграничивающих этнические группы, стала проблема государственного устройства и политики, связанной с многонационально стью Российской Федерации.

В течение последних 15 лет мнения представителей разных этнических групп о государственном устройстве РФ менялись. То, что Россия – общий дом для всех народов, и все они должны обладать равными правами, никто не должен иметь никаких преимуществ, остается наиболее распространен ным мнением, но с каждым годом получает все меньше поддержки. По ма териалам аналитического доклада Института социологии РАН в России в 1990-е гг. эта точка зрения была характерна для большинства населения (64–65%). В 2000-х гг. число сторонников снизилось: в 2001 г. эту позицию поддержали 61%, в 2011 г. – 47%. В тоже время доля людей, которые пола гали, что «Россия – многонациональная страна, но русские, составляя большинство, должны иметь больше прав» выросла вдвое (с 14% до 31%), а Дробижева Л.М. Двадцать лет российской трансформации. Завоевания демократии и этнона циональные проблемы России // Общественные науки и современность. 2005. №2. С.16–28.

Гульнара ГАБДРАХМАНОВА. Гражданская идентичность… вместе с теми, кто считает, что «Россия должна быть государством русских людей», они составили 45% (25% в 1995 г.)5. В национальных регионах ситуация иная (табл. 2). В Татарстане меньшее число сторонников предос тавления для народов разных объемов прав, причем и среди русского насе ления республики. Фиксируются большие расхождения и по доле людей, которые полностью поддерживают самостоятельность республик (в Татар стане – это 28,3% татар и 21,1% русских, а по России – 13% респондентов) и радикально настроенных по отношению к автономии (в Татарстане – это 9,7% татар и 11,8% русских, по России – 24% респондентов). Согласован ность мнений наблюдается в ответах о праве народов на выход из состава РФ (в России в сумме ответ «полностью» и «скорее согласны» выбрали 64% респондентов)6. Единая поддержка последнего мнения в России и в Татарстане связана со страхом людей из-за террористических актов на Се верном Кавказе, в крупных городах и населенных пунктах страны, который вызывает общую озлобленность и готовность к радикальным действиям7.

Таблица Степень согласия респондентов Татарстана с ответами, 2011 г., % (полностью и скорее согласны) Варианты Татары Русские Было бы лучше, если бы народы республик имели больше 68,8 61, самостоятельности Необходимо упразднить деление России на 29,9 32, республики Было бы лучше, если народы, которые не хотят жить вме 58,7 59, сте, имели бы право выхода из России Насилие в межнациональных и межрелигиозных спорах 81,1 82, недопустимо Насилие допустимо, если нарушается справедливость в 25,3 25, отношении моего народа Все народы России должны обладать равными 93,6 92, правами Россия – многонациональная страна, но русские, состав 11,3 21, ляющие большинство, должны иметь больше прав В республиках РФ титульные народы должны иметь боль 12,0 8, ше прав, чем русские и другие народы Дробижева Л.М. Российская идентичность и межэтнические отношения // Двадцать лет ре форм глазами россиян (опыт многолетних социологических замеров). Аналитический док лад. Электронный ресурс. М., 2011. С. 207–208.

Общероссийские данные приводятся по: Дробижева Л.М. Российская идентичность… С. 208–209.

Там же. С. 210.

146 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. Изменения в представлениях о государственном устройстве РФ про изошли под влиянием нескольких факторов. Немаловажную роль стала играть актуализировавшаяся в последние годы тенденция к политизации этничности некоторыми акторами. Этничность для них становится агита ционным козырем в предвыборных кампаниях, используется для повыше ния политического рейтинга, для завоевания политических, социальных и экономических дивидендов. Заявления о русских как о государствообра зующем народе актуализуют этнические идентичности нерусских народов.

Существенное значение стали играть и изменения в этнических чувст вах людей. Как показывают материалы репрезентативных опросов, реали зованных творческой группой под руководством Л.М. Дробижевой, в тече ние последних 15 лет доля людей, считающих, что они «никогда не забы вают о своей национальности» выросла примерно в два раза. В городах Татарстана у татар это вариант ответа выбрали в 1994 г. 50,5% респонден тов, в 1999 г. – 51,9%, в 2011 г. – 77,6%. Среди русских – 27,1% 37,8%, 64,9%, соответственно.

Значит ли, что современные этнические чувства и этнорегиональные интересы несут элементы сепаратизма и политической разобщенности? Для начала рассмотрим матрицу современных самоидентификаций русских и татар Республики Татарстан (табл. 3).

Таблица С кем и в какой степени русские и татары Татарстана испытывают чувство общности, 2011 г., % В значитель- В некоторой Не ощущаю ной степени степени С кем Вы ощущаете чувство общности тата- рус- тата- рус- тата- рус ры ские ры ские ры ские С людьми, строго соблю 66,0 68,1 28,9 28,9 5,1 3, дающими закон С гражданами России 66,0 67,5 30,8 31,3 3,2 1, С людьми того же достатка 71,3 73,0 26,1 25,0 2,6 2, С людьми своей 78,9 75,0 19,6 23,4 1,6 1, национальности С жителями своего города 69,0 69,1 27,7 28,7 3,4 2, С жителями Татарстана 62,6 61,8 34,2 34,1 3,2 4, С людьми моей веры 69,2 68,9 26,1 26,2 4,7 4, С людьми моей профессии 65,8 64,4 26,1 28,3 8,1 7, С людьми моих взглядов 70,4 73,0 22,1 21,7 7,5 5, Анализ ощущений связанности – «Мы-идентификаций» у русских и та тар Республики Татарстан дает основание отметить тот факт, что представи Гульнара ГАБДРАХМАНОВА. Гражданская идентичность… тели этнических групп включены в систему сложных социальных ролей, значимость которых не всегда одинакова, но она совпадает у народов. Для большинства русских и татар Татарстана не важны макротерриториальные общности. Зато очень важны макробщности, отражающие духовную бли зость людей во всем ее многообразии. При этом национально-этнический фактор оказывается в системе «мы-идентификаций» гораздо важнее, чем гражданский. И, как показывают исследования Института социологии РАН, эта ситуация была характерна для России в целом до середины 2010-х гг. В последующие годы российская идентичность стала немного преобладать над этнической на фоне сохранения значимости последней. Это позволяет иссле дователям сделать вывод об отсутствии конкуренции между общероссийской и этнической идентичностями8. В чем причина отставания гражданской со ставляющей идентификаций в Татарстане?


Как показывают наши материалы, в целом позитивное отношение к ценностям демократии этнических групп сочетается со скепсисом ее инст рументальных возможностей. Российская демократия реализовалась на уровне нормативной модели, но не переросла в реальную демократию уча стия. Когда этнические группы говорят о равенстве, то они имеют в виду не только декларируемое равенство в правах (оно закреплено Конституцией РФ), сколько о реальных практиках выражения равенства прав. Почти 90% татар и русских, живущих в городах Татарстана, отметили важность в со временной России защиты прав народов, а также необходимость обеспече ния равенства в правах представителей разных национальностей и вероис поведаний (табл. 4).

Таблица Распределение ответов респондентов Татарстана на вопрос:

«Что сейчас особенно важно для России?», 2011 г., % (ответы «полностью согласен» и «скорее согласен») Варианты Татары Русские Преодоление общественного неравенства, 88,3 89, достижение социальной справедливости Наведение порядка в стране, жесткая борьба 89,9 91, с коррупцией Защита национального достоинства, равно правие людей разных национальностей и 89,1 86, вероисповеданий Дробижева Л.М. Российская идентичность… – С. 204.

148 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. Основания для такой обеспокоенности имеются. Для русских Татар стана значимой проблемой является представительство в органах власти. В 2011 г. 53,7% русских Татарстана согласились с тем, что они имеют мень ше возможностей занять пост во властных структурах республики. Налицо как наличие потребностей на представительство интересов русских рес публики, так и осознание существующей системы удовлетворить такой запрос. Важность этой проблемы отмечает И. Урбанити, согласно которому представительство «позволяет гражданскому обществу (во всех его частях и со всей ее сложностью) идентифицировать себя политически»9.

В последние годы для русской общественности Татарстана проблема реального равенства в правах выстраивается вокруг вопросов преподавания татарского и русского языков в школах республики. Лидерами проводятся специальные мероприятия – обращения в суд, протестные митинги, пуб личные выступления, целью которых является изменение существующей системы преподавания татарского языка10. Во многом актуализация проте стных выступлений русских – это следствие их ухода от ощущений потерь статуса старшего брата, восприятий обвинений в имперской политике – особенностей ментальности русских 1990-х гг., а также это и ответ на но вые вызовы глобализации и миграции 2000-х гг., которые провоцируют этническую категоризацию реальности и у других нерусских народов.

Татарская политическая и национальная элита продолжает придержи ваться курса защиты татарской культуры и языка. Приветствуя участников Всероссийского схода предпринимателей татарских сел 24 марта 2012 г., Президент РТ Р.Н. Минниханов отметил: «Нас всех интересуют вопросы поддержки и сохранения культуры татарского народа, его консолидации, сохранения традиций и обычаев татар»11. В Татарстане предпринимаются попытки создания механизмов сохранения культуры и идентичности татар.

Это и Закон о переходе татарского языка на латинскую графику, отклонен ный Государственной Думой РФ. Это и обсуждение реализуемой в совре менной России концепции исторического образования, которая, по мнению специалистов, «основывается на господстве государственной идентичности (в упрощенном западном понимании термина «национальный») над этни ческими идентичностями, с их последующим поглощением (вплоть до по Социальные сети доверия, массовые движения и институты политического представительст ва в современной России: опыт «старых» и «новых» демократий в условиях глобализации.

Научный доклад. URL: http://www.isras.ru/files/File/Doclad/Networks_2007.pdf (дата обраще ния: 26.03.2012).

О мероприятиях см.: Ходжаева Е. Татарский язык в школах Татарстана: общественные де баты и мнение населения // Неприкосновенный запас. 2011. №6(80). URL:

http://magazines.russ.ru/nz/2011/6/ho19.html (дата обращения: 25.03.2012).

Портал Правительства Республики Татарстан. URL: http://prav.tatarstan.ru/rus/index.htm /news/128264.htm (дата обращения: 3.04.2012).

Гульнара ГАБДРАХМАНОВА. Гражданская идентичность… давления локальных идентичностей)»12. Это и поддержка национального образования и дискуссии вокруг современных этноязыковых политик Рос сии и Татарстана. Отмечается неустойчивость правового статуса нацио нальной школы в образовательной сфере РФ13.

Ощущение неэффективности демократии в этнической сфере взаимо связано не только с политической, но и с социально-экономической ситуа цией в стране. Известно, что в более низких стандартах жизни наблюдается наибольшее число гражданских скептиков – тех, кто отказывает граждан ским организациям в положительном влиянии на общество, а относитель ная депривация населения негативно влияет на межэтнические контакты даже в стабильных демократиях (Р.Дарендорф)14. Как показывают наши исследования, нарушение гражданских прав, ощущение правовой незащи щенности, экономическое неблагополучие зачастую приводят к актуализа ции этнических чувств, восприятию социальных проблем в этнических ка тегориях. Например, бедные, неквалифицированные рабочие, жители ма лых городов, (те, кого можно отнести к нижнему слою общества и те, кто остался на периферии политической и социально-экономической модерни зации), чаще объясняют собственные социальные неудачи «неподходящей национальностью»15. Снижение чувства психологического неравенства по этническому признаку – значимый ресурс для адаптации людей к рыночной экономике и демократизации. Поэтому одной из первоочередных проблем России становится эффективная модернизация социально-экономической сферы, в условиях современного запаздывания которой сегодня зреют де структивные тенденции в сфере межэтнических отношений.

Возможным отражением многообразия интересов и мнений, присутст вующих в современном обществе становится модель «размышляющей» де мократии, теоретиком которой является Ю.Хабермас. Предполагается, что в современном демократическом представительстве классический принцип равного права граждан на формирование политической воли через выборы дополняется множеством других возможностей влиять на процесс принятия общезначимых решений путем донесения до власти идей, обсужденных и сформулированных в публичной сфере представителями гражданского об щества. В Российской Федерации лимиты демократизации национальных Гибатдинов М.М. Роль исторического образования в формировании личности в условиях гетерогенного российского социума. URL: http://www.tataroved.ru/institut/center/publ/14/ (да та обращения: 25.03.2012).

Мухарямова Л.М., Андреева А.Р. Феномен национальной школы в социологических ракур сах. Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2008. С. 81, 89, 99.

Цит. по: Дробижева Л.М. Двадцать лет… С. 25.

Габдрахманова Г.Ф. Этнокультурные ресурсы экономического развития. Казань: Казан.

ун-т, 2010. С. 212–216.

150 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. отношений необходимо рассматривать в сопряжении с низким уровнем включенности россиян в различные сети социального взаимодействия, структуры гражданского общества. Предвыборная кампания Президента РФ 2012 г. нарушила тенденцию снижения политической активности населения России. Но в целом, сегодня практически невостребованными являются виды активности и участия, связанные с традиционными институтами – партиями, профсоюзами, общественными организациями (табл. 5). 3/4 россиян увере ны, что в стране все решают руководители и политики, а число скептиков выросло за последнее десятилетие с 47% до 66%16.

Таблица Степень социальной активности татар и русских Татарстана, 2011 г., % Посещали ли Вы за последние два года собрания Татары Русские или участвовали в других мероприятиях… национально-культурных обществ 2,4 3, профсоюзов 8,3 9, религиозной общины (церкви, мечети) 5,5 7, политической партии, движения 2,8 0, жилищного комитета 5,5 4, организации ветеранов, пенсионеров 1,4 0, экологических организаций 0,8 0, других подобных организаций 1,4 2, В российском обществе массовое политическое и общественное не участие этнических групп сопровождается ростом активных, зачастую ра дикальных действий. В 2011 г. 68% татар и русских Татарстана отметили, что испытывают раздражение или неприязнь к представителям каких то национальностей. В целом по России 61% респондентов поддерживают принудительное выселение из своего города или села представителей ка ких-то национальностей17. Все чаще мы наблюдаем за молодежными экс тремистскими выступлениями и преступлениями на национальной почве.

На фоне реальной социальной пассивности наблюдается довольно вы сокий уровень позитивной потенциальной активности (табл. 6). Почти по ловина наших респондентов готова что-нибудь делать для России. Обна руженная вилка между реальным и потенциальным участием отчасти свя зана с тем, что сегодня многие жители страны проявляют свою доброволь Петухов В.В. Перспективы политической модернизации в России и развитие гражданской активности населения // Вестник Института социологии РАН. 2011. №3. С.51.

Дробижева Л.М. Российская идентичность и проблемы межэтнического согласия // Казан ский федералист. 2011. №4 (30). С. 16–17.

Гульнара ГАБДРАХМАНОВА. Гражданская идентичность… ческую активность в одиночку или со своими близкими, отстраняясь от большинства организаций «третьего сектора». Поэтому современная пере загрузка инфраструктуры гражданского общества требует завершение ре формы местного самоуправления и «третьего сектора» («НКО»)18, что мо жет стать противовесом роста установок на патернализм (табл. 7).

Таблица Распределение ответов на вопрос: «Что значит, на ваш взгляд, быть патриотом России?», 2011 г., % (ответ «полностью согласен») Варианты Татары Русские Гордиться своей страной 60,7 61, Говорить о своей стране правду, какой горькой она 43,3 43, бы не была Не говорить, что у страны есть свои недостатки 16,8 16, Чувствовать ответственность за происходящее 44,7 42, в стране Что-нибудь делать, быть полезным стране 43,9 43, Таблица Уровень социальной поддержки в представлениях татар и русских Татарстана, 1994 г., 1999 г.*, 2011 г., город, % 1994 1999 Думая о будущем, в своей жизни Вы можете тата- рус- тата- рус- тата- рус рассчитывать на… ры ские ры ские ры ские на свою способность за 24,4 25,7 51,3 49,8 75,1 74, работать, профессию на поддержку семьи, 40,7 25,4 77,1 68,0 85,0 81, родственников, друзей на поддержку со стороны 6,7 8,6 20,4 14,7 36,6 34, государства * Данные за 1994 г. и 1999 г. приводятся по: Мусина Р.Н. Этнокультурные ориентации и социальные ориентации в условиях социально-экономической трансформации общества: при мер Татарстана //Социальное неравенство этнических групп: представления и реальность: авт.

проекта и отв. ред. Л.М. Дробижева. М.: Academia, 2002. С. 356.

17–18 ноября 2011 г. в г.Казани прошел первый форум социально ори ентированных некоммерческих организаций, на котором Президент РТ Р.Н. Минниханов отметил, что руководство республики будет развивать Там же. С. 58.

152 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. партнерство между государством и некоммерческим сектором19. В сентябре 2011 г. в республике была принята целевая программа «О поддержке соци ально ориентированных некоммерческих организаций в Республике Татар стан на 2011–2013 годы». В программе девять направлений. Среди них под держка деятельности по оказанию услуг инвалидам, детям-сиротам, семьям, ветеранам войны и труда, поддержка благотворительных организаций, во лонтерского движения, а также поддержка мероприятий по гармонизации межнациональных отношений. Последнее направление в Татарстане доволь но активно и продуктивно развивается, прежде всего, через Дом дружбы на родов и Ассамблею народов Республики Татарстан. По мнению Л.В. Сагито вой, деятельность этого Посредника, связанная с оказанием услуг по право вой защите для трудовых мигрантов, с работой в качестве переводчиков на судебных разбирательствах, с оказанием материальной помощи нуждаю щимся, с посещением специального приемника-распределителя УВД Казани, где содержатся граждане, подлежащие выдворению с территории РФ, с пере дачей продовольствия и одежды, с доставкой погибших или умерших ми грантов на родину, заставляет обратиться к продуктивному опыту развитого в западной демократии института посредничества20.

Другой причиной политической и общественной пассивности является низкий уровень институционального доверия и, прежде всего к институтам, которые призваны защищать интересы граждан (см. рис. ниже).

Формальные государственные структуры в представлениях русских и татар Татарстана уступают по уровню доверия институтам, отражающим духовную близость представителей этнических групп (к соседям, к своему или соседствующему народу). Самый низкий уровень доверия наблюдается по отношению к бизнесу, в особенности к крупному. Сегодня одной из первостепенных задач становится снятие негатива, который накопился в отношениях между крупным бизнесом и обществом. Первые пока замкну лись на решении корпоративных интересов, потеряв тем самым реальную связь с обществом. Нахождение механизмов перевода частных, групповых интересов на язык общезначимых проблем становится приоритетной зада чей. Разворот крупного бизнеса в сторону общественных интересов, созда ние условий для его заинтересованности во вложениях в социальную сферу (здравоохранение, образование, экология), могло бы повысить к нему дове рие со стороны рядовых граждан России и стимулировать механизмы фор мирования гражданского общества.

URL: http://president.tatarstan.ru/news/view/109913 (дата обращения: 31.03.2012).

Сагитова Л.В. Институты-посредники в процессе адаптации этнических мигрантов (Опыт Республики Татарстан) // Этнологические исследования / под ред. Г.Ф. Габдрахмановой, Д.М. Исхакова, Л.В. Сагитовой. Выпуск V. Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2011. С. 314–315.

Гульнара ГАБДРАХМАНОВА. Гражданская идентичность… Рисунок Низкий уровень доверия наблюдается и по отношению к органам пра восудия. И в смене ситуации пока не заинтересована российская элита, для которой настоящий порядок станет противоречить сложившимся корруп ционным системам21.

Рассматривая уровень доверия к общероссийской и региональной вла стям и ее лидерам важно отметить два момента. Во-первых, наблюдается совпадение оценок в этнических группах по отношению к региональной и общероссийской власти, и это существенный показатель солидаризации населения. Во-вторых, за последние 15 лет уровень доверия к общероссий ской власти заметно вырос. И.М. Кузнецов, анализируя результаты иссле дования «Социальное неравенство этнических групп и проблемы интегра ции в Российской Федерации» (1999–2002 гг.) по городской выборке, при шел к интересным выводам. Во-первых, на период исследования уровень доверия к общероссийской власти оказался ниже, чем к региональной. И эта ситуация характерна не только для Татарстана, но и для трех других обследованных регионов – Саха (Якутии), Башкортостана, Оренбуржья.

Живите дома. И не рухнет дом. Интервью с М.Ф.Чернышом // Российская газета. 16 марта.

2012 г. С. 11.

154 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. Во-вторых, на момент исследования 1999 г. оказалось, что «чем выше уро вень доверия к региональной власти, тем выше уровень региональной кон солидации. И, наоборот, высокий уровень региональной консолидации со пряжен с высоким уровнем доверия к региональным властям. К сожа лению, статистически незначительные доли доверия к общероссийской власти не позволяют пока сформулировать аналогичные выводы относи тельно сопряженности этого уровня власти и общероссийского полюса консолидации»22. Однако, выявленная нами в 2011 г. положительная дина мика доверия позволяет сделать вывод о том, что общероссийская власть становится значимым институтом построения гражданского общества и солидаризации россиян, а региональные власти не теряют своего значения для современных идентификаций представителей этнических групп.

В целом, говоря о проблеме доверия, важно отметить, что глубина поддержки гражданами ценностей и норм позволяет им взаимодействовать на равной и взаимовыгодной основе. В современных социологических кон цепциях отмечается, что «…чем крепче взаимное доверие и надежнее от ношения взаимопомощи, чем более разветвлены и переплетены социаль ные сети, тем надежнее связи между людьми, тем устойчивее, сплоченнее и эффективнее общество, прочнее его демократический устои»23. Залогом дальнейшего успешного развития России становится широкий радиус глу боких и прочных доверительных отношений – институциональных меж групповых, межличностных. Этносоциологическое исследование 2011 года выявило, что самый высокий уровень доверия фиксируется по уровню межгруппового доверия (между русскими и татарами) (рис.). Это наблюда ется и среди других российских народов, имеющих многовековой опыт совместного проживания. В российском обществе этнические категории, не подавляя другие социальные идентичности, расширяют и укрепляют соци альные связи, доверительные отношения. Поэтому позитивная этничность является практической платформой для формирования дальнейшего обще ственного развития и переустройства РФ.

Подходя к выводам, отметим, что для успешного инновационного раз вития России, идеологию которого задало руководство нашей страны, важ ной необходимостью становится эффективная политическая и институцио нальная модернизация, повышение доверия к социальным институтам. Ба зовые структуры гражданского общества могут стать основой для мобили зации демократических сил и их активного участия в процессе модерниза ции политической и общественной сферы, тем более что это соответствует Кузнецов И.М. Тип экономических ориентаций и дифференциация этнических групп // Со циальное неравенство… С. 184–187.

Козырева П.М. Доверие и его роль в консолидации российского общества // Социальные факторы... С. 165.

Гульнара ГАБДРАХМАНОВА. Гражданская идентичность… ожиданиям и настроениям этнических групп Российской Федерации. Пока же, декларируемое признание приоритетности и значимость демократиче ских ценностей, расходятся с подлинными их проявлениями в сознании представителей этнических групп. Российская демократия реализовалась на уровне нормативной модели, но не переросла в демократию участия.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.