авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ № 1-2 (31-32) зима, весна Казань 2012 Главный редактор Ответственный секретарь Рафаэль ...»

-- [ Страница 6 ] --

Сегодня этническим группам нужна «демократия на каждый день», то есть не имитационные, а работающие институты, как в этнической, так и в социальной сфере. Эффективность этих институтов определяется степенью их влияния на политику властей, социальной защищенностью граждан, мас штабами коррупции, реальным обеспечением не только политических, но и социально-экономических, этнокультурных прав и свобод граждан Россий ской Федерации. Такая демократия станет эффективной и для сохранения межэтнического согласия в нашей стране. Разнообразие жизненных и куль турных ориентаций способно сформировать новую, основанную на взаимо понимании и доверии, сплоченность, целостность общества. Премьер-ми нистр Англии Дэвид Кэмерон, объясняя свои претензии к мультикультура лизму, заявил, что такая политика «поощряет параллельную, не связанную друг с другом жизнь различных культур», и это приводит к «ослаблению коллективной идентичности». В этой связи гражданская культура должна развиваться не вместо национальных культур, а вместе с ними24.

Паин Э.А. Трудный путь от мультикультурализма к интеркультурализму // Вестник Инсти тута Кеннана в России. 2011. № 20. С. 79.

Леонид Савинов* Объединение субъектов Российской Федерации:

новый институциональный дизайн Проблемы административно-территориального устройства (АТУ) ак туальны для многих федеративных государств и имеют свою историю, свя занную, главным образом, с особенностями исторического и социально политического развития. Вместе с тем, немаловажную роль играют харак тер политических режимов, форма организации народного хозяйства (на циональной экономики), географические и климатические условия, чис ленность и структура населения и др.1 Немаловажным фактором, опреде ляющим новый институциональный дизайн политического пространства в условиях трансформации АТУ, являются стратегии и поведение (участие) политических акторов2.

Под административно-территориальным устройством государства по нимается разделение государственной территории на определенные едини цы, в соответствии с которым строится система государственного (регио нального), а также местного управления в рамках государственно-терри ториального (ГТУ) и местного территориального (МТУ) управления. По большому счету понятие АТУ показывает характер и особенности взаимо отношений между государством и его составными частями: регионами, территориями и муниципалитетами.

Как показывает исторический опыт, АТУ является крайне консерва тивным и остается в неизменном виде в течение длительного времени, не смотря на происходящие модификации в политике, экономике и социаль ной сфере. При этом такое устройство складывается, как правило, эволю ционно, на протяжении нескольких столетий. Однако административно территориальное деление со временем меняется в соответствии с потребно стями общества, новыми политическими, экономическими и социальными задачами, проблемами регулирования новых социальных отношений.

* Савинов Леонид Вячеславович – кандидат политических наук, доцент, Сибирский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (г. Новосибирск).

См. подробнее: Территориально-политическое устройство российского государства: от про шлого к будущему: тез. докл. всерос. науч. конф. РАГС, 3 апр. 2008 г.: VI полит. чтения каф. политологии и полит. управления / отв. ред. А.С. Фалина. М., 2008. 77 с.

См., например: Дагбаев Э.Д. Политические стратегии акторов в процессе укрупнения регио нов / Э. Д. Дагбаев // Регионалистика и этнополитология / ред. Р.Ф. Туровский. М., 2008.

С. 45–69.

Леонид САВИНОВ. Объединение субъектов Российской Федерации… В прямом значении анализируемое понятие применимо лишь к уни тарному государству, так как для федерации первично федеративное уст ройство. В последнем случае собственно территориальное членение при суще субъектам федерации3.

В рамках российской научной традиции необходимо выделить досо ветский (имперский), советский (унитаристский) и постсоветский (федера тивистский) периоды в исследовании проблем АТУ.

Первый их них представлен работами таких выдающихся российских философов, обществоведов и юристов как А.А. Жилин, Ф.Ф. Кокошкин, И.А. Ильин, Н.И. Лазаревский, В.В. Сокольский, М.Б. Ратнер, А.С. Ященко и др.

Советский период был во многом определен идеями В.И. Ульянова (Ленина) и И.В. Джугашвили (Сталина). Вместе с тем, свой достойный вклад в понимание проблем федерализма и федеративного устройства вне сли Ю.В. Бромлей, Э.Б. Генкина, Д.Л. Златопольский, И.М. Кислицын, О.Е. Кутафин, Г.П. Макаров, И.П. Тройкин, И.С. Чигарев, О.И. Чистяков, В.А. Чирко, Д.А. Чугаев, С.И. Якубовской и т. д.

Современные исследования российского федеративного опыта, в том числе административно-территориального устройства, представлены в ра ботах Р.Г. Абдулатипова, Ю.В. Арутюняна, Г.В. Атаманчука, М.В. Баглая, М.Н. Губогло, Л.М. Дробижевой, А.К. Здравомыслова, В.Ю. Зорина, К.В. Калининой, Н.П. Медведева, В.А. Михайлова, Э.А. Паина, В.А. Тиш кова, Ж.Т. Тощенко и др.

Российская научная электронная библиотека eLibrary в поиске по клю чевым словам «объединение субъектов РФ» и «объединение субъектов фе дерации» выдает 73 и 120 работ соответственно4. Их распределение по го дам представлено в таблице 1.

Таблица Распределение публикаций по тематике объединения субъектов РФ Годы 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 Коли- 3 4 5 1 6 7 9 9 10 7 чество публи- – – – – 12 7 19 12 24 27 каций Итого: 3 4 5 1 18 14 28 21 34 34 Современные зарубежные федерации значительно отличаются по числу субъектов: США – 50, Швейцария – 26, Индия – 25, Германия – 16, Канада – 10, Австрия – 9, Бельгия – 3.

По состоянию на 8 мая 2012 года.

158 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. Таким образом, мы наблюдаем повышение интереса научного сообще ства к теме объединения субъектов Федерации.

Внимательное знакомство с тематикой публикаций показывает, что работы последнего периода необходимо дифференцировать по доминиро ванию политико-идеологических, социально-экономических и культурно исторических оснований современного российского федеративного и ад министративно-территориального устройства5. Характер нынешней рос сийской федерации смешанного типа при наличии как территориального, так и национального принципов определяет значительную чувствитель ность ко всем трем базовым основаниям федеративного устройства. При этом невозможно отделить или представить в доминирующем положении ни политические, ни экономические, ни культурно-исторические факторы.

В этом отношении особого внимания заслуживает научное издание «Государственно-территориальное устройство России (экономические и правовые основы)», подготовленное в Минэкономразвития России и Рос сийской академии наук6. Заметим, что участники указанного проекта явля ются авторами идеи федеральных округов и проекта укрупнения и унифи кации субъектов Российской Федерации.

Традиционно в качестве научной основы административно-террито риального устройства в России предлагалось экономическое районирова ние, которое выполняет три основные функции:

- политическую, которая способствует укреплению целостности и устойчивости государства;

- хозяйственную, которая создает наилучшие условия для развития региональных комплексов хозяйства и товарных рынков;

- организационную, обеспечивающую управляемость территориями, регулирование их развития.

Существующее в современной России АТУ берет свое начало со вре мен Петра I, но в значительной степени продолжает советскую модель фе деративного устройства. При Петре I были учреждены 8 губерний с припи санными городами, которые состояли из провинций, а последние включали уезды. Такая система управления носила мобилизационный характер и бы ла направлена на формирование сильной империи, ее армии и флота. Уже при Екатерине II с присоединением значительных территорий в 1775 году была проведена реформа государственного управления, которая осущест См., например: Лебедева Е.Б., Бусыгина И.М. Административно-территориальное деление в РФ: реформы и фактор политического режима // «Полис». 2012. №3. С.45–62;

Косиков И.Г.

Исчезающие субъекты Федерации: российские автономии в контексте федеративной ре формы // «Россия и современный мир». 2007. №2. С.125–141.

См.: Государственно-территориальное устройство России (экономические и правовые осно вы). Научное издание. Под ред. А.Г. Гранберга, В.В. Кистанова. М., 2003. 44 с.

Леонид САВИНОВ. Объединение субъектов Российской Федерации… вила значительную децентрализацию власти. Созданные в те годы губер нии в подавляющем большинстве просуществовали вплоть до 1917 года.

После Октябрьской революции административно-территориальное уст ройство как РСФСР, так и СССР было разработано на основе экономическо го районирования с образованием национальных субъектов. И именно тогда появились укрупненные региональные экономические районы. Позднее сформировалась сетка из 13 районов, включая союзные республики СССР.

В тот период доминировали наряду с экономическими факторами АТУ национальный (этнический) и «центристский» принципы:

- учет экономических и естественноисторических условий развития регионов;

- максимальное приближение территориальных органов власти и управления к населению и хозяйству;

- социальный принцип как возможно более полное удовлетворение социальных потребностей и культурно-бытовых запросов населения;

- укрепление ведущей роли городов и поселений городского типа;

- учет национального (этнического) состава и культурно-бытовых особенностей7.

Сегодняшнее состояние АТУ России многие исследователи видят в не гативных оценках и в качестве решения проблемы предлагают унификацию субъектов Федерации. Критике подвергается раздробленность и бессистем ность существующего территориального деления, сохраняющегося почти без изменений с советских времен, а также национальный (этнический) принцип федерации. Отмечается, что русские насчитывает 4/5 всех жителей. При этом национальные (этнические) образования составляют лишь треть всех терри ториальных единиц. Именно поэтому они отказываются определять совре менную Россию как полиэтничное и многосоставное государство. В связи с этим предлагается переход от национально-территориальной к территори альной федерации в форме объединения субъектов РФ.

Особо отметим, что тезис о моноэтническом характере современного российского государства представляется ошибочным как с научной, так и с политической точек зрения. Необходимо учитывать не только численность этнических миноритариев, но и территории их традиционного проживания – почти половину территории страны.

Противоположную позицию, основанную на серьезной критике объе динительных процессов, в апреле 2010 года представил Институт совре менного развития (ИНСОР)8. Осуществленный анализ показывает, что ук Там же. С. 31–32.

См.: Объединение регионов Российской Федерации: за и против. М., 2010. Режим доступа:

http://www.insor-russia.ru/files/Regions_for_and_againts.pdf 160 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. рупнение регионов в нынешнем его виде имеет больше издержек, чем по зитивных приобретений9.

Россия – сложносоставное федеративное государство. В него входят согласно ч. 1 ст. 5 и ч. 1 ст. 65 Конституции РФ шесть видов субъектов:

края, области, города федерального значения, республики, автономные ок руга и автономная область. Таким образом, Россия является уникальным федеративным государством как по количеству субъектов, так и по слож ности федеративного и административно-территориального устройства.

При этом национально-территориальные образования, существовав шие прежде в рамках РСФСР внутри краев и областей, с принятием Кон ституции РФ 1993 г. приобрели правовой самостоятельный статус субъек тов Федерации. По состоянию на ноябрь 2005 года Российская Федерация насчитывала 89 субъектов. Однако в 2003 году инициированные федераль ным Центром процессы по объединению субъектов привели к тому, что декабря 2005 года на карте России появился новый субъект – Пермский край, результат объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого авто номного округа (КПАО). Затем последовательно произошли новые объеди нения, которые привели к сегодняшней архитектуре АТУ и изменениям в численности субъектов РФ (см. таблицу 2).

Во многом эти объединительные процессы необходимо рассматривать в плоскости «интеграция – дезинтеграция»10. Этот аспект укрупнения субъ ектов РФ представляется наиболее значимым при определении новой поли тической конфигурации и новых политических реалий, связанных с поли тическими, социально-экономическими и культурными трансформациями, определяемыми объединением субъектов. Отметим, что именно процессы интеграции и дезинтеграции в России обычно совпадают с изменениями в отношениях федеральный Центр – регионы. И укрупнение субъектов РФ свидетельствует, как справедливо указывает В. Мартьянов, о возросшей роли федерального Центра и усилении политики администрирования, а не о попытках регионов усилить свое влияние на Центр посредством объеди нения11.

Шибаева О.О. Укрупнение регионов: проблемы и перспективы // «Вестн. Моск. ун-та». Сер.

21. Управление (государство и общество). 2011. №4. С.65.

См.: Ашихмина Я.Г. Интеграционные проекты в современной России: виды и характеристи ки // «Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук». 2010. Вып. 10. С.193–203.

Марьянов В.С. Унитарный федерализм // Федерализм и централизация. Екатеринбург, 2007.

С.39.

Леонид САВИНОВ. Объединение субъектов Российской Федерации… Таблица Динамика изменения структуры АТУ и численности субъектов Автономные Нацио Города Советские Со- Автоном- нальные / феде- Об Годы Края циалистические ные об- Автоном рального ласти Республики / ласти ные значения Республики округа Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика 1930 – 7 6 11 14 1961 – 6 49 16 5 Российская Федерация 1991 2 6 49 20 1 1992 2 6 49 21 1 2005 2 7 48 21 1 2007 2 7 48 21 1 2008 2 9 46 21 1 В результате объединения субъектов Федерации в форме включения автономных округов в состав краев и областей в 2003–2008 годах число субъектов Федерации сократилось с 89 до 83. Таким образом, прекратили самостоятельное существование 6 из 10 автономных округов, а три области (Пермская, Камчатская, Читинская) сменили название на края. Всего поте ряли самостоятельный статус субъекта Федерации шесть автономных окру гов, четыре из них находились на территории Сибирского федерального округа (СФО). Население шести присоединенных автономных округов на начало 2007 года составляло 0,3% от населения России (см. таблицу 3).

К 2008 году процессы дальнейших объединений приостановились и уже не представляются однозначно целесообразными и необходимыми.

На начальном этапе объединения субъектов РФ поддержка указанных процессов со стороны населения была недостаточно высокой и вызывала опасения федерального Центра. Так, по данным социологических опросов, в КПАО на подготовительной стадии «за объединение» высказалось 49,5% жителей, «против» 17%;

в Пермской области «за» – 44,7%, «против» – 7,6%12. Таким образом, проект объединения субъектов поддерживало менее 50% населения региона. Тем не менее, для реализации проекта руково дством округа и области были привлечены значительные федеральные ин вестиции и административный ресурс, которые позволили успешно реали зовать объединительный проект.

Колмогорова Д.М. О ходе процесса образования нового субъекта РФ – Пермский край: по шаговая хроника // Панорама исследования политики Прикамья. Вып. 3. Пермь, 2005. С. 87.

162 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. Таблица Сводная таблица результатов объединения субъектов РФ в 2003–2008 гг.

Результаты Дата Статус Название референдума образо Объединяе- террито- Дата объеди- вания № мые субъек- рии ав- референ- За объе ненного нового Явка, ты тономно- дума динение, субъекта субъек % го округа % та Пермская Админи 84 83, область стратив Пермский но-тер- 07.12. 01.12.

Коми край ритори- 2003 Пермяцкий 90 89, альная автономный единица округ Краснояр 92, ский край Админи Эвенкий стратив ский авто но-тер- 79, номный Краснояр- ритори- 17.04. 01.01.

2 округ ский край альные 2005 Таймырский единицы (Долгано с особым Ненецкий) 69, статусом автономный округ Камчатская Админи 84, область стратив Камчат- но-тер- 23.10. 01.07.

3 Корякский ский край ритори- 2005 автономный 89, альная округ единица Иркутская Админи 68,98 89, область стратив но-тер Усть Иркутская ритори- 16.04. 01.01.

4 Ордынский область альная 2006 Бурятский 99,51 97, единица автономный с особым округ статусом Читинская Админи 72,82 90, область стратив но-тер Забайкаль- ритори- 11.03. 01.03.

Агинский ский край альная 2007 Бурятский 82,95 94, единица автономный с особым округ статусом Леонид САВИНОВ. Объединение субъектов Российской Федерации… Как отмечают большинство экспертов, состоявшиеся в настоящее вре мя объединения в основном были проведены с целью разрешения противо речий в управлении сложносоставными субъектами. Модель объединения автономных округов, находящихся в составе материнских субъектов, пред полагает, что более сильные территории (края и области) должны стать «локомотивами» развития автономных округов. Таким образом, в основе объединения и эффективной модели интеграции должны лежать два базо вых принципа:

- материнские территории в силу уровня своего социально-эконо мического развития способны быть «локомотивами» развития;

- автономные округа не способны самостоятельно преодолеть эко номическое отставание;

политика их властей «пассивна».

Не следует сбрасывать со счетов и устойчивые традиции построения в России федерации с очень сильной этнической составляющей. Обществен но-политическая ситуация в регионах показывает, что именно этнический фактор часто является причиной антиобъединительных настроений людей, их озабоченности за судьбу своего этноса, своей культуры и языка. Оче видно, что при всей уязвимости подобного этнического подхода к федера тивному строительству, игнорировать этнонациональный фактор в услови ях реформы субъектного состава в ближайшие годы не удастся13.

Обратимся к проблемам и рискам, которые возникли в ходе и в резуль тате изменения АТУ современной России. Предлагается их дифференциро вать по трем основаниям:

- политическом (в том числе правовом и управленческом);

- социально-экономическом;

- социокультурном.

Как ни странно, уже одной из первых сложностей, с которыми столк нулись авторы объединения субъектов Федерации стали правовые и управ ленческие аспекты.

Так, в российском законодательстве до сих пор существует несколько правовых пробелов, связанных с объединительными процессами и их ре зультатами14:

См.: Мкртумян А.Р. Объединение субъектов Российской Федерации: проблемы и перспек тивы // Режим доступа: http://www.fpa.su/problemy-realizatsii-konstitutsionnogo-zakonodatels/ См. подробнее: Личичан О.П., Дамдинов Б.Д. Проблемы взаимодействия нормативно правовых систем субъектов Российской Федерации на территории новых субъектов Россий ской Федерации, образованных в результате объединения // «Сибирский юридический вест ник». 2010. № 2. С.28–32;

Дамдинов Б.Д. Административно-территориальные единицы с особым статусом: проблемы теории // Там же. 2009. № 3. С.34–41;

К вопросу об особом ста тусе автономных округов в объединенных «сложносоставных» субъектах Российской Феде рации: проблемы теории // Там же. 2006. №1. С.25–29.

164 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. – проблема соотношения нормативно-правовых систем субъектов Федерации, объединяющихся в один новый субъект;

- проблема действия уставов объединившихся субъектов РФ;

- проблема преодоления правовых коллизий: а) несоответствие меж ду актами объединившихся субъектов РФ и нового субъекта РФ, одинако выми по форме, следовательно, обладающими одинаковой юридической силой;

б) несоответствие между актами объединившихся субъектов РФ и нового субъекта РФ, неодинаковыми по форме, следовательно, обладаю щими формально разной юридической силой.

Особую сложность вызывает проблема содержания понятия «админи стративно-территориальная единица с особым статусом» до сих пор не рас крытая в российском законодательстве15.

В каждом из пяти примеров создания нового субъекта Федерации, на территории шести автономных округов были созданы пять специфических административно-управленческих систем. Предлагается их объединить в три группы:

- административно-территориальные единицы нового субъекта Фе дерации с администрациями на территории бывших автономных округов (Усть-Ордынский Бурятский округ, Агинский Бурятский округ);

- административно-территориальные единицы нового субъекта Фе дерации со специальными министерствами в Правительствах (Коми Пермяцкий округ, Корякский округ);

- административно-территориальные единицы – муниципальные об разования (Эвенкийский муниципальный район, Таймырский (Долгано-Не нецкий муниципальный район).

Сравнительный анализ административно-управленческого статуса но вых округов с особым статусом представлен в таблице 4.

Таким образом, наиболее стандартизированная и схожая модель управления создана в Красноярском крае. Здесь бывшие автономии полу чили статус муниципальных районов с особым статусом и фактически ни Более подробно о проблеме особого статуса территорий в составе объединенных субъектов см.: Княгинин К.Н. Особый статус административно-территориальной единиц, образован ных на территории бывших автономных округов: опыт теоретического моделировании // «Академический юридический журнал». 2011. №43. С.9–19;

Княгинин К.Н. Территории бывших автономных округов в объединенных субъектах Российской Федерации в поисках особого статуса // «Современное право». 2010. №11. С.45–51;

Брежнев О.В. Администра тивно-территориальные единицы с особым правовым статусом в объединенных субъектах Российской Федерации: опыт, проблемы, перспективы развития // «Конституционное и му ниципальное право». 2010. №7. С.30–36;

Григонис В.П. Конституционное законодательство об образовании нового субъекта Российской Федерации и правовой статус автономных ок ругов // «Мир юридической науки». 2010. №3. С.40–56.

Леонид САВИНОВ. Объединение субъектов Российской Федерации… чем кроме этнокультурной специфики не отличаются от других муници пальных районов края.

Таблица Сравнительная характеристика административно-управленческого статуса бывших автономных округов Числен ность Название админист- Адми- титуль Пло ративно-терри- нистра- ного Уровень в щадь ториальной единицы, Администра- тивно- этноса, АТУ ново- терри № созданной в результа- тивное управ- терри- тыс.

го субъек- тории, те объединения ление тори- чел. / % та РФ тыс. кв.

вместо автономного альное от об км округа деление щего населе ния Министерство 6 муни по делам Коми-Пермяцкий территори- ципаль 1 Коми-Пер- 59,0 32, округ альный ных мяцкого районов округа муници- Администра 2 Эвенкийский район - 21,5 767, пальный ция района Таймырский Долга- муници- Администра 3 - 13,8+7,6 879, но-Ненецкий район пальный ция района Министерство по делам Ко рякского ок руга и терри 4 муни ториям тради территори- ципаль 4 Корякский округ ционного 26,7 301, альный ных проживания района коренных малочислен ных народов Севера Администра 6 муни ция Усть Усть-Ордынский территори- ципаль 5 Ордынского 39,6 22, Бурятский округ альный ных Бурятского районов округа Администра- 3 муни Агинский Бурятский территори- ция Агинского ципаль 6 62,5 19, округ альный Бурятского ных округа района Очень похожие системы управления наблюдаются в случае с Коми Пермяцким и Корякским округами. В обоих случаях созданы специальные министерства по делам округов (выполняющие межведомственные и коор 166 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. динационные функции) с сохранением традиционно сложившегося муни ципального деления территории бывших автономных округов.

Третья модель управления бывшими автономиями представлена на примере бурятских автономных округов. Хотя в них сохранено традицион ное муниципальное деление и созданы администрации на местах, функ ционал последних очень сильно отличается. Так, Администрация Агинско го Бурятского округа Забайкальского края является исполнительным орга ном государственной власти Забайкальского края, осуществляющим функ ции по взаимодействию с исполнительными органами государственной власти Забайкальского края и координации их территориальных органов на территории Агинского Бурятского округа. Руководитель указанного органа одновременно является заместителем председателя Правительства Забай кальского края. Кроме того, в округе сохранены управленческие структуры, ставшие территориальными органами краевых министерств и ведомств.

Таким образом, округ фактически сохранил все права и полномочия, а его администрация удержала реальную власть на прежней территории.

Здесь утрачен лишь формальный статус субъекта. Кстати, сопротивление объединению со стороны этнонациональных элит и титульного населения в Агинском Бурятском автономном округе было наиболее острым и практи чески ставило под угрозу срыва объединительный проект федерального Центра. Жесткое сопротивление также позволило получить не только га рантии сохранения большей административно-управленческой и культур ной автономии, но и потребовать серьезных экономических преференций и поддержки инфраструктурных проектов на территории округа.

Другой особенностью Устава Забайкальского края является норма, со гласно которой краевое законодательное собрание на срок своих полномочий образует консультативно-совещательный орган – собрание представителей Агинского Бурятского округа, обеспечивающий формирование предложений по защите законных интересов народов, проживающих на территории окру га, их прав на сохранение самобытности, культуры, языка, обычаев и тради ций. Кроме того, устав гарантирует, что на территории Агинского Бурятско го округа наряду с государственным языком может использоваться бурят ский язык, обеспечивается право граждан получать и распространять инфор мацию на бурятском языке, а органы государственной власти края способст вуют созданию на территории Агинского Бурятского округа учреждений образования и культуры для сохранения языков и культур16.

Согласно действующему Уставу Иркутской области, Усть-Ордынский Бурятский округ входит в состав Иркутской области как административно Кынев А.В. Недостижимая симметрия: об итогах «укрупнения» субъектов Российской Фе дерации // Неприкосновенный запас. 2010. №3 (71). С.58.

Леонид САВИНОВ. Объединение субъектов Российской Федерации… территориальная единица с особым статусом, который устанавливается в целях:

- обеспечения сохранения и развития национальной самобытности народов, традиционно проживающих на территории Усть-Ордынского Бу рятского округа;

- гармонизации социально-экономического развития Усть-Ордын ского Бурятского округа и остальной части территории Иркутской области;

- эффективного осуществления государственной власти Иркутской области на территории Усть-Ордынского Бурятского округа.

При этом ст. 15. Устава Иркутской области прямо указывает, что Ис полнительную власть Иркутской области на территории Усть-Ордынского Бурятского округа осуществляют исполнительные органы государственной власти Иркутской области (их территориальные подразделения), включая администрацию Усть-Ордынского Бурятского округа. Самой Администра ции переданы лишь вопросы развития образования на национальных язы ках, а также национальной культуры и национальных видов спорта (смот реть рисунок 1). Все другие вопросы находятся в компетенции Правитель ства Иркутской области.

Рисунок Структура Администрации Усть-Ордынского Бурятского автономного округа Важнейшим показателем политического веса бывших автономных ок ругов является возможность влияния на принятие значимых решений в ор 168 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. ганах власти новых субъектов РФ. Один из таких инструментов – предста вительство в региональных Законодательных собраниях (парламентах).

В Пермском крае Коми-Пермяцкий округ гарантированно располагает лишь двумя депутатскими мандатами из шестидесяти (3,3%), а в Краснояр ском крае бывшие Таймырский и Эвенкийский округа гарантированно имеют по два мандата из пятидесяти двух (по 3,8%). Корякский округ смог обеспечить себе в законодательном собрании объединенного Камчатского края десять гарантированных мест из пятидесяти (20%). Пять мандатов из пятидесяти (10%) у Агинского Бурятского округа и четыре мандата из пя тидесяти (8%) у Усть-Ордынского Бурятского округа. Фактически же по лученное представительство оказалось наиболее высоким в Камчатском крае, где, помимо десяти гарантированных мест по округам, еще два пред ставителя Корякского округа стали депутатами по партийным спискам. В Забайкальском крае по партийным спискам избраны пять представителей Агинского Бурятского округа – помимо пяти депутатов, прошедших по многомандатному округу17.

Потеря политического представительства этнонациональных элит в исполнительных структурах власти особенно заметна на примере Усть Ордынского Бурятского округа, где главой администрации в ранге замести теля губернатора Иркутской области является русский по этнической при надлежности С.В. Серебренников. В отличие от Усть-Орды Агинская бу рятская элита никогда не допускала избрания или назначения на должность руководителя округа не бурята. Сегодня должность заместителя председа теля Правительства Забайкальского края – руководителя Администрации Агинского Бурятского округа Забайкальского края занимает С.Б. Мажиев, коренной бурят Агинского округа.

Объединительные процессы привели и к значительному сокращению регионального чиновничьего аппарата. Наиболее сильно пострадали феде ральные государственные служащие в бывших автономиях Красноярского края и Камчатской области. Большая их часть понесли потери как в стату сах, так и доходах. Однако при объединении им обещалось, что ни один сотрудник федеральных структур не будет уволен, а их количество сокра тится только за счет выхода людей на пенсию. Многим государственным служащим пришлось переводиться на работу в краевые и областные цен тры, как это произошло в Усть-Ордынском округе.

В целом примеры Иркутской области и Камчатского края позволяют говорить о постепенном отказе от тех особых прав и полномочий, которые во время торга, сопровождавшего объединение регионов, смогли обеспе чить себе элиты бывших автономных округов. По-видимому, уже в сле Там же. С.53.

Леонид САВИНОВ. Объединение субъектов Российской Федерации… дующем электоральном цикле институциональные возможности влияния бывших автономных округов на деятельность органов власти объединен ных регионов еще более снизятся.

Похожие настроения демонстрирует и население объединенных субъ ектов. Так, социологические опросы, проведенные в Иркутской области, свидетельствуют, что жители Приангарья совершенно неоднозначно оце нивают как результаты, так и перспективы объединения. К примеру, на вопрос «Как вы относитесь к объединению Иркутской области и Усть Ордынского Бурятского автономного округа?» получено следующее рас пределение ответов: «Положительно, объединение пойдет на пользу как области, так и округу» – 48%, «Негативно, объединение не пойдет на поль зу ни области, ни округу» – 29%, «В большей степени объединение прине сет пользу только округу» – 15%.

Характерно и то, что жители области крайне осторожно оценивают со блюдение законности в преддверии и ходе референдума по объединению.

Большая часть опрошенных респондентов (56%) полагает, что все было в рамках законности и никаких нарушений в период подготовки и проведе ния референдума ими замечено не было. Остальные 44% опрошенных рас пределились следующим образом: 14% из них затруднились с ответом;

треть респондентов (30%) считают, что референдум проходил с наруше ниями законодательства. Любопытно отметить, что среди тех, кто считает, что референдум проходил без нарушений, большинство постоянно прожи вает в Иркутской области. Жители же Усть-Ордынского Бурятского округа (68%) уверены, что референдум проходил с грубыми нарушениями россий ского законодательства. Подобное распределение ответов респондентов ярко демонстрирует отношение населения к происходящим изменениям18.

Вместе с тем ожидания жителей Усть-Орды омрачает тревога в связи с потерей самостоятельности в принятии решений и возможность утраты финансирования программ, направленных на сохранение национальной самобытности19.

Требуют отдельного рассмотрения проблемы социально-экономи ческого развития бывших автономных округов. И здесь необходимо разли чать новые субъекты Российской Федерации, созданные в процессе объе динения, как минимум по двум направлениям:

- экономическая самодостаточность нового субъекта;

Бадмаева И.Ж. Отношение жителей Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа к процессу объединения // «Вестник Бурятского государственного уни верситета». 2010. №6. С.203.

Там же. С. 206.

170 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. - успешность экономической и социальной включенности бывших автономных округов в социально-экономическое пространство нового субъекта Федерации.

По первому показателю вне конкуренции Красноярский край. Именно поэтому на официальном сайте Эвенкийского муниципального района к семилетию процесса объединения выставлено оптимистичное обращение к посетителям сайта. Указывается, что «в целом можно смело утверждать, что присоединившиеся территории ни в чем не потеряли: сохранена бюд жетообеспеченность всех трех территорий, каждый год организуется «се верный завоз», кипят большие стройки, жители пользуются всеми социаль ными благами: медициной, образованием и т.д. Социально-демографиче ская ситуация и в Эвенкии, и на Таймыре вполне благополучная: фиксиру ется достаточно высокий уровень рождаемости, снижаются показатели смертности. Это говорит о том, что в целом жизненный уровень северян вырос. В перспективе северные территории из дотационных превратятся в районы-доноры»20.

На сайте особо отмечается, что в Красноярском крае должное внима ние уделяется коренным малочисленным народам Севера, проживающим преимущественно в Эвенкии и на Таймыре. Действуют краевые законы и программы поддержки коренных малочисленных народов Севера (КМНС).

В этом году по плану принятие краевого закона «О северном оленеводстве в Красноярском крае». На страже интересов коренного населения стоят депутаты комитета по делам Севера и коренных малочисленных народов Законодательного Собрания края, который возглавляет парламентарий от Эвенкии Анатолий Амосов, специалисты краевого агентства по делам Се вера и поддержке КМНС, уполномоченный по правам КМНС в крае Семен Пальчин, активисты Региональной Ассоциации общественных объедине ний КМНС Красноярского края и, конечно, специалисты отраслевых управлений в муниципальных образованиях Эвенкии и Таймыра.

Неплохо с социально-экономических позиций обстоят дела в Иркут ской области и в Пермском крае – достаточно крупных промышленных, научных, образовательных и культурных центрах России. Однако и созда ние Пермского края, и Иркутской области в формате «сильный регион по могает слабому» не решает проблемы социально-экономической отстало сти округов, и еще больше опускает их с федерального уровня на регио нальный и муниципальный.

А вот ситуация в экономике Камчатского и Забайкальского краев вы зывает сильные сомнения в их способности вывести новые регионы на ка Семь лет с момента референдума по объединению регионов // Режим доступа:

http://www.evenkya.ru/news/7referend.html Леонид САВИНОВ. Объединение субъектов Российской Федерации… чественно новый уровень социально-экономического развития. С учетом отставания экономики всего Забайкалья и отсутствия интегрирующих про ектов по освоению ресурсов механизм объединения не может выполнять ни функцию поддержки слабых субъектов, ни функцию мультипликатора рос та. Ситуация Камчатского края аналогична Забайкалью. Следовательно, если рассматривать объединение субъектов РФ с рациональных позиций, а не как политическую задачу, процесс активного объединения не выглядит эффективным решением проблем, требующих проведения дифференциро ванной региональной политики21.

В связи с этим, становится актуальной целесообразность объединения Тюменской области и входящих в нее округов, а также судьбы Архангель ской области и Ненецкого автономного округа. Указанные автономные округа по своему экономическому потенциалу и уровню развития значи тельно опережают свои материнские субъекты22.

Социокультурные проблемы объединения субъектов Федерации свя заны главным образом с сохранением и развитием культуры, языка и тра диционного образа жизни коренных этносов бывших автономных окру гов23. Не менее актуальна и проблема сохранения их этнической идентич ности в условиях утраты политической автономии.

В заключении подведем итоги. Что получила Российская Федерация и федеральный Центр в результате объединения, то есть фактической ликви дации матрешечных субъектов?

В политическом плане основная задача – уход от ассиметричной феде рации и унификация системы государственного управления – не решена24.

Во-первых, процесс объединения субъектов РФ фактически свернут и вос принимается населением главным образом как проект по ликвидации этно национальных автономий. Во-вторых, система управления в ликвидиро См.: Малышева В.Н. Процесс объединения субъектов как одно из направлений территори ального развития Российской Федерации // Режим доступа: http://www.jurnal.org /articles/2008/polit47.html;

Лексин И.В. «Сложносоставные регионы»: проблемы предстоя щих изменений в территориальном устройстве РФ // «Формула права». 2005. № 1;

Иванов В. Путин и регионы. Централизация России. М., 2006. 240 с.;

Юсубов Э.С. К вопросу об объединении субъектов РФ и образования в ее составе новых субъектов / Конституция как символ эпохи. Т.1. М., 2004. С. 373–374.

См., например: Филиппова Н. Поглощение или интеграция? Согласование конкурирующих региональных интересов в Архангельской и Тюменской областях // «Сравнительное кон ституционное обозрение». 2009. №2. С.103–116.

О проблеме обеспечения интересов титульных этносов объединенных субъектов РФ см.:

Филиппова Н.А. Традиционные этнические меньшинства в новых субъектах Российской Федерации: альтернативные подходы к обеспечению интересов «титульных» наций // «По литическая экспертиза: ПОЛИТЭКС». 2009. Т.5. №3. С. 6–25.

См.: Иванов А.М. Ассиметрия в федеративном устройстве России // «Философия права».

2009. №6. С.101–106.

172 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. ванных автономных округах стала еще более сложной и ассиметричной, особенно в понимании «особого статуса».

В социально-экономическом аспекте объединение не дало принципи ально позитивных результатов: уровень и качество жизни населения быв ших автономных округов фактически не изменилось к лучшему. Многие обещанные Москвой в ходе подготовки к референдумам по объединению проекты и социальные программы в большинстве случаев остались не вы полненными. К примеру, меморандум об образовании Пермского края, подписанный в феврале 2003 года, предусматривал реализацию Комплекс ной целевой программы по ускоренному развитию инфраструктуры Коми Пермяцкого округа до 2015 года, в том числе: строительство железной до роги Сыктывкар-Кудымкар-Григорьевское, развитие окружной сети авто дорог, модернизацию кудымкарского аэропорта.

В культурном содержании результаты объединения более значимы и связаны с тем, что в условиях ликвидации политической автономии было просто необходимо сохранить и развивать традиционную культуру, язык, национальные традиции и образ жизни коренных (титульных) этносов лик видированных автономных округов. Региональные программы поддержки именно в сфере культуры можно считать наиболее успешными.

В целом, необходимо говорить о постепенном отказе от тех особых прав и полномочий, которые во время торга, сопровождавшего объедине ние регионов, смогли обеспечить себе бывшие автономии.

Таким образом, итоги объединения субъектов Федерации свидетельст вуют о доминировании негативных последствий над позитивными дости жениями, а также наличии большого числа рисков и угроз социально политического и этнокультурного содержания отложенного характера.

Евгений Клементьев, Александр Кожанов* Культурно-языковые проблемы в идеологии умеренного крыла карельского движения Статья посвящена анализу основных идеологем и приоритетных на правлений деятельности карельских общественных организаций умеренно го крыла карельского движения, особенностям их работы в зависимости от уставных положений, времени возникновения и территории расположения.

Карельское национальное движение как составная часть финно-угор ского движения также было рождено эпохой общественных трансформа ций1. Серьезные изменения в политической жизни страны и республики * Клементьев Евгений Иванович – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора этнологии Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН;

Кожанов Александр Алексеевич – кандидат исторических наук, заведующий кафед рой архивоведения и специальных исторических дисциплин Петрозаводского государст венного университета (г. Петрозаводск).

К. Сануков. Финно-угры и финно-угроведение: новые горизонты // «Финно-угроведение».

1994. № 1. С. 3–5;

К.Н. Сануков. Историческая судьба марийского народа и задачи марий ского национального движения // Пробуждение финно-угорского Севера. Опыт Марий Эл.

Том 1. М., 1996. С. 41–63;

Г.Н. Крайнов. Национально-освободительное движение марий ского народа: история и современность // Там же. С. 63–73;

В.Д. Шаров. Этнополитическая ситуация в республике Мари Эл // Там же. С. 74–94;

Ю.П. Шабаев. Идеология национально го движения и ее восприятие общественным мнением // «Этнографическое обозрение».

1998. № 3. С. 110–128;

Ю.П. Шабаев. Логика противостояния // «Бюллетень Сети этнологи ческого мониторинга и раннего предупреждения конфликтов». 2005. № 60. С. 48–52;

В. Ко зин, Н. Шилов. Взаимодействие государства и национальных общественных организаций // «Бюллетень Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов».

2001. № 38. С. 50–52;

С.Б. Терентьева, А.А. Попов, Н.А. Нестерова. Государственная на циональная политика в Республике Коми (1990-е годы) // Республике Коми – 80 лет. Очер ки, посвященные 80-летию государственности Республики Коми в составе Российской Фе дерации. 2001. С. 146–172;

С.К. Смирнова, М.Н. Губогло и др. Феномен Удмуртии. Т. 3.

Идеология и технология этнической мобилизации. Кн. 1. Удмуртское национальное движе ние. Надежды. Возможности. Реалии. М. – Ижевск, 2002;

А.А. Попов, А.Ф. Сметанин, Н.А.

Нестерова. Об особенностях этнической мобилизации в финно-угорских регионах Россий ской Федерации (на примере Республики Коми) // История, современное состояние, пер спективы развития языков и культур финно-угоских народов. Материалы III Всероссийской научной конференции финно-угроведов (1–4 июля 2004 г., Сыктывкар). Сыктывкар, 2003.

С. 552–554;

М.Н. Губогло, С.К. Смирнова. Феномен Удмуртии. Т. 9. Траектория деинфан тилизации. Из опыта этнорегиональных исследований. М.-Ижевск, 2006 / Глава 17. Траек тории преодоления этнической инфантильности. Групповой аспект этнической мобилиза ции. С. 450–454;

Ю. Шабаев. Финно-угорское движение: глянец и изнанка // «Бюллетень Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов». 2007. № 74.

С. 30–34;

Ю.П. Шабаев. Общественно-политические объединения финно-угорских народов // Правовой статус финно-угорских языков и этнокультурные потребности российской шко 174 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. конца 1980-х годов дали выход накопившимся за многие десятилетия проб лемам в области национально-культурного и языкового развития карель ского этноса. В открытых публичных дискуссиях, республиканских средст вах массовой информации активно велось обсуждение вопросов статуса и политического устройства республики, его экономических, политических, юридических правах, межнациональных отношениях, представительстве карел в структурах власти и управления и т.д.2 Особое место в дискуссиях заняли проблемы правового статуса карельского языка и его современного состояния3.

У истоков карельского национального движения стояла гуманитарная интеллигенция (научные сотрудники, учителя, артисты, работники культу ры, СМИ и др.), инициировавшая проведение 25 мая 1989 г. научно-прак тической конференции «Карелы: этнос, язык, культура, экономика. Проб лемы и пути развития в условиях совершенствования межнациональных отношений в СССР».

В резолюции конференции была дана критическая оценка языковой и этнокультурной ситуации в республике, предложена система первоочеред ных мер, определяющих перспективы развития карельского этноса, его языка и культуры. Рекомендации предусматривали безотлагательное вос создание карельской письменности, подготовку букварей, введение препо давания карельского языка в начальных классах в местах компактного рас селения карел, обучение детей навыкам родной речи в детских общеобра зовательных учреждениях, проведение курсов, кустовых семинаров по под готовке учителей и воспитателей, открытие кафедр родных языков в вузах республики, увеличение объема радио- и телепередач на карельском языке т.д. Вся работа по сохранению, возрождению и развитию культурно-язы кового наследия должна была проводиться с учетом диалектных различий в карельском языке4.

Конференция продемонстрировала готовность карельской обществен ности самостоятельно формировать и осуществлять этнокультурную и язы ковую политику, направленную на сохранение карелами своей этнической индивидуальности.

лы. М., 2011. С. 90–98;

Шаров В.Д. Этнокультурная политика в республике. С. 196–199;

Шаров В.Д. Марийский этнос: от традиции к современности. Йошкар-Ола, 2011 и др.

Подробнее см. «Ленинская правда». 1989. 19 августа, 22 августа, 26 октября;

1990. 2 февраля, 4 мая, 16 мая;

«Набат Северо-Запада». 1990. 14 декабря;

1991. 26 ноября;

«Комсомолец».

1988. 24 октября;

1990. 27 декабря и др.

См. подробнее: Карелы: модели языковой мобилизации. Сборник материалов и документов.

Петрозаводск, 2005. 281 с.

См. Карельское национальное движение. Часть I. От съезда к съезду. Сборник материалов и документов. Петрозаводск, 2009. С. 22–23.

Евгений КЛЕМЕНТЬЕВ, Александр КОЖАНОВ. Культурно-языковые… Она стала стартовой площадкой, на которой с созданием Общества ка рельской культуры (Karjalan rahvahan litto) произошло структурно-орга низационное оформление умеренного крыла карельского национального движения. Первым председателем Общества карельской культуры был из бран научный сотрудник Института языка, литературы и истории Карель ского филиала АН СССР кандидат филологических наук П.М. Зайков.

На начальном этапе этнической мобилизации, каким стал рубеж 1980– 1990-х годов, политический фактор оказывал заметное влияние на зарож дающееся национальное движение. Накал этнополитических страстей наи более ярко проявился на июньском 1991 г. съезде представителей карел.

Декларация, принятая съездом, предлагала заменить название Карельской АССР на Карельскую Республику, неукоснительно выполнять условия Тар туского мирного договора 1920 г., т.е. предоставить республике право на национальное самоопределение, самостоятельность в ведении внутренних дел, признание карельского языка языком администрации, законодательст ва и народного просвещения, устройство экономической жизни в соответ ствии с местными потребностями, предоставить национальным образова ниям право собственности на землю и природные богатства и др. Попытки политизации проблем национального возрождения на съезде стали одной из важнейших причин размежевания карельского движения на два крыла – умеренное и радикальное.

Радикалы выдвинули различные варианты достижения Карелией «подлинного суверенитета». Они настаивали на формировании структур власти по национальному признаку, введении гражданства, решении во просов собственности. Они считали, что «карелы имеют законное, консти туционное право на национальную государственность», строительство од нонационального государства («Карелия для карел»). Лидер радикалов А.С. Григорьев выступал за предоставление в парламенте республики не менее трети мест карелам, вепсам и финнам, а главой республики, по его мнению, должен быть представитель «карело-финских народов». Государ ственными языками в Карелии предлагалось провозгласить русский и фин ский языки6.

Программа радикалов вызвала негативную реакцию населения респуб лики, прежде всего представителей прибалтийско-финских народов, так как вела к межэтнической конфронтации и препятствовала реализации планов национального возрождения.

См. подробнее: Е.И. Клементьев, А.А. Кожанов. Предисловие // Там же. С. 61–62.

«Олонецкая правда». 1991. 4 июня;

«Ленинская правда». 1991. 14 июня;

«Набат Северо Запада». 1991. 14 июня, 12 июля;

«Новости для всех». 1991. 26 июня, 17 июля;

«Северный курьер». 1991. 24 сентября.

176 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. Приоритетным направлением деятельности организаций умеренного крыла стало решение этнокультурных, прежде всего языковых, проблем.


Роль же политического фактора в повседневной работе организаций после довательно ослабевала, защита национальных интересов не превращалась в борьбу за власть. Именно в диалоге с властными структурами «умеренные»

видели возможность решения своих самых насущных задач, тем более что и республиканские власти в условиях нарастающей массовой обществен ной и политической активности прибалтийско-финских народов уже не могли отмежеваться от решения назревших проблем. В реализации нацио нальных инициатив заметную роль сыграли Постоянная комиссия Верхов ного Совета Карельской АССР по национальной политике, языку, культуре и охране исторического наследия, Постоянная комиссии Верховного Сове та по науке и народному образованию, Государственный комитет по вопро сам национальной политики (Госкомнац), образованные на рубеже 1980– 1990-х годов7.

Устав, принятый Обществом карельской культуры в1989 г., важней шими целями деятельности признал «сохранение и развитие культуры и языка карел, воспитание уважения к культурному наследию карел и их языку;

изучение и распространение знаний о прошлом и настоящем карель ского этноса, участие в решении вопросов, важных для карельской народ ности»8.

Переименование Общества карельской культуры в Союз карельского народа в апреле 1991 г. мотивировалось расширением круга решаемых во просов. Новым уставом определялись следующие направления деятельно сти Союза: пропаганда карельской культуры;

организация кружков по изу чению карельского языка, истории и культуры карел;

музейная работа;

поддержка деятельности кооперативных, хозрасчетных и других предпри ятий по возрождению, сохранению и развитию национальных местных ре месел, промыслов;

создание печатного органа, развитие литературы на ка рельском языке;

сотрудничество с отечественными и зарубежными госу дарственными и общественными организациями для достижения постав ленных целей9. Эти целевые установки стали общими для всех возникших позднее организаций «умеренного» крыла карельского движения.

Включенные в устав при перерегистрации в 2000 г. пункты политиче ского содержания (право законодательной инициативы, право участия в избирательных кампаниях, право проведения митингов и демонстраций и З.И. Строгальщикова. Этническая мобилизация прибалтийско-финских народов в Карелии:

особенности и итоги // «Ученые записки Петрозаводского государственного университета».

Серия: Общественные и гуманитарные науки. 2011. № 3 (116). С. 17–23.

Устав Общества карельской культуры // Текущий архив Общества карельской культуры.

Устав Союза карельского народа // Текущий архив Союза карельского народа.

Евгений КЛЕМЕНТЬЕВ, Александр КОЖАНОВ. Культурно-языковые… др.) мало что изменили в деятельности организации. Функции политиче ского представительства этноса к этому времени закрепились за съездом представителей карел и Советом уполномоченных.

С первой половиной 1990-х годов связаны наибольшие успехи в дея тельности Союза. В этот период на основе двух диалектов была воссоздана карельская письменность (1989 г.), приняты «Программа развития нацио нальной школы на 1991–1995 годы» (1990 г.) и «Концепция развития куль туры и языка карел, вепсов и финнов Республики Карелия» (1993 г.);

соз даны кафедры карельского и вепсского языка в Петрозаводском государст венном университете (1990 г.) и Карельском государственном педагогиче ском университете (1992 г.), на базе кафедр финского языка ыл создан фа культет прибалтийско-финской филологии и культуры (1993 г.);

в Петроза водске была открыта финно-угорская школа (1994 г.);

начало работать на циональное издательство «Периодика» (1992 г.);

с 1990 г. на карельском языке стали издаваться газета «Оma мuа» («Родная земля»), художествен ная и учебная литература, словари;

в структуре исполнительной власти республики был создан специальный орган – Комитет по национальной политике и межнациональным отношениям (1992 г.), был принят закон «О правовом статусе национального района, национальных сельских и посел ковых Советов» (1991 г.);

в 1992 г. статус «национального» получил Кале вальский район;

создан Фонд национального возрождения малочисленных народов Карелии (1992 г.);

открылся созданный по инициативе организа ций трех прибалтийско-финских народов республики Центр национальных культур (1992 г.), принят республиканский закон «Об образовании»

(1994 г.), в котором имелась статья, по которой представителям коренных малочисленных народов (карел и вепсов) создавались условия для получе ния основного общего образования на родном языке;

создан народный хор «Оma pаjo» («Родная песня»), ряд фольклорно-музыкальных коллективов;

стали регулярно проводиться курсы по изучению карельского языка, курсы повышения квалификации учителей карельского языка, праздники и фести вали карельской культуры и т.д.

В те годы многим казалось, что критическую ситуацию с карельским языком еще удастся преодолеть. Особые надежды в решении языковых задач возлагались на школу, которая, по замыслу Союза, в условиях мас штабной языковой и этнической ассимиляции карел должна была взять на себя функции этнической социализации подрастающего поколения и обес печить перспективы сохранения и развития карельского языка. Поэтому в течение многих лет активисты карельского движения настойчиво ставили вопрос о создании отдела национальных языков в Министерстве образова ния республики, обсуждали вопросы кадрового и учебно-методического обеспечения преподавания карельского языка в школах, открытия нацио 178 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. нальных дошкольных учреждений, возвращения карельским поселениям исконных названий и др.

Именно этот период отмечен самыми высокими темпами развития так называемой «национальной» школы: с 1989 г. по 1995 г. численность школ с преподаванием карельского языка как предмета возросла с 11 до 60, а число школьников, изучающих карельский язык, увеличилась с 301 до 2 55210.

Однако уже во второй половине 1990-х годов Союзу пришлось столк нуться с комплексом проблем, вызванных спадом общественной активно сти и нарастающими темпами языковой ассимиляции карел, принявшей, по всей очевидности, уже необратимый характер. Вытеснение карельского языка из сферы семейного общения, особенно из общения с детьми, стави ло перед Союзом задачу поиска новых подходов к решению проблемы.

Стремясь переломить ситуацию, Союз приступил к активной законо творческой деятельности. При его участии в 1994–1998 гг. было разработа но восемь проектов законов о языках в республике, призванных обеспечить надежную правовую базу для сохранения и развития карельского языка, повышения его престижа и конкурентоспособности в глазах карельского населения – главного адресата законопроектов11.

Публикация законопроектов сопровождалась многочисленными вы ступлениями в средствах массовой информации как сторонников, так и противников огосударствления карельского языка12. Карельская общест венность ожидала, что такое политическое решение парламентариями Ка релии будет принято.

В 1998 г. законопроект, наделявший карельский язык статусом второго государственного языка, депутаты Законодательного Собрания республики не поддержали13. При участии активистов движения Госкомнацем был раз работан пакет новых языковых законопроектов. Наконец, после многолет него и длительного обсуждения, в марте 2004 г. вступил в силу закон «О государственной поддержке карельского, вепсского, финского языков Рес публики Карелия»14, а в мае 2005 г. программа к этому закону15.

Однако неисполнение закона и программы, отсутствие должного конт роля за выполнением принятых решений приводили к тому, что темпы раз Текущий архив Министерства образования Республики Карелия. Копия.

См подробнее: Карелы: модели языковой мобилизации. Раздел II. Проекты законов о госу дарственном языке (государственных языках) Республики Карелия. Петрозаводск, 2005.

С. 95–128.

Там же. С. 129–231.

Там же. С. 276.

Собрание законодательства Республики Карелия. 2004. № 43. Ст. 251.

Собрание законодательства Республики Карелия. 2005. № 6. Ст. 519.

Евгений КЛЕМЕНТЬЕВ, Александр КОЖАНОВ. Культурно-языковые… вития «национальной» школы стали снижаться. В языковой политике все отчетливее стало ощущаться замалчивание реального положения дел16.

К началу 2008/2009 учебного года число школ, где карельский язык изучался как предмет или факультативно, сократилось до 40, а число уча щихся до 1 559. Министерство образования было вынуждено признать, что в рамках республиканского базисного плана школа не в состоянии обеспе чить ее выпускникам освоение карельского языка на функциональном уровне17.

Во второй половине 2000-х гг. Министерство образования и Госком нац республики становятся объектом постоянной критики Союза. Впрочем, критика приобретала все более формально-декларативный характер, свиде тельствуя об отсутствии не только у властных структур, но и у самого Союза четкой, взвешенной позиции, как в оценке сложившейся языковой ситуации, так и в поисках выхода из нее.

Реакцией на сложившуюся ситуацию стала «вторая» волна карельско го движения, начавшаяся примерно в середине 2000-х годов и нашедшая выражение в росте числа локальных организаций и обществ на местах и активизации деятельности карельских молодежных организаций («Молодая Карелия» и «Триас»).

Первые из локальных карельских организаций возникли в 1990-е годы в Олонце, Пряже, Коткозере, Эссойле, Паданах, Сегеже, Калевале, Кес теньге, Лоухи, Пяозере сначала как отделения Союза карельского народа.

Во второй половине 2000-х гг. в нескольких районах республики возникли новые, уже самостоятельные организации: «Видлицкие карелы» – в Оло нецком, «Карельский родник» – в Кондопожском, «Вешкельские карелы» – в Суоярвском, «Тунгудские карелы» – в Беломорском районах.


Их деятельность объединяет осознание необходимости решения на ме стном уровне главной задачи – сохранения карельской культуры и языка.

Задачи политического характера в уставных документах практически от сутствуют. Например, положение о праве выдвигать собственных кандида тов на выборах в органы местного самоуправления было включено только в См. подробнее: Е.И. Клементьев. Современная языковая ситуация и национальная школа // Современное состояние и перспективы развития карельского, вепсского и финского языков в Республике Карелия. Материалы научно-практической конференции. 31 октября 2992 г.

Петрозаводск, 2004. С. 15–21;

Е. Клементьев. Республика Карелия: правовая ситуация в сфере этнокультурного и языкового образования // Правовой статус финно-угорских языков и этнокультурные потребности российской школы. М., 2011. С. 101–120;

Е. Клементьев.

Республика Карелия: этнокультурные и языковые потребности школьного обучения // Там же. С. 121–177.

Материалы научно-практической конференции «Через прошлое в будущее» (Олонец ХХ век). Anuksenlinna, 2009. С. 30.

180 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. устав Лоухского карельского общества18. В то же время активисты этих организаций поддерживали решения Совета уполномоченных и съездов карел об огосударствлении карельского языка, увеличении представитель ства карел в структурах власти и управления.

Необходимо отметить, что в основе регионализации национального движения в Карелии лежат не этнополитические, как это наблюдается у ряда финно-угорских народов России19, но исторические и этнокультурные факторы. Она была обусловлена особенностями этнического развития ка рел, незавершенностью процесса их этнической консолидации, находящих свое отражение в культурно-языковой сфере.

Север и юг Карелии представляют собой две крупные этнокультурные зоны с переходной между ними зоной – средней Карелией. Этнокультур ные ареалы совпадают с ареалами распространения диалектов карельского языка. В составе карельского этноса исторически сформировались три ос новные этнодиалектные группы, обладающие специфическими культурны ми особенностями и двойной идентичностью – общекарельской и локаль но-языковой20.

Карелы-ливвики расселены в основном в Олонецком, частично в Пря жинском и Суоярвском районах, карелы-людики – в Кондопожском, час тично в Олонецком и Пряжинском районах, собственно карелы – в районах северной (Калевальском, Лоухском, Беломорском) и средней Карелии (Муезерском, Медвежьегорском). Культура южных групп карел испытала заметное влияние русской и, в меньшей мере, вепсской культуры, северных карел – финской, что было обусловлено языковой близостью и пригранич ными связями, в том числе родственными21.

Протокол организационного собрания карелов п. Кестеньга // Текущий архив «Лоухского карельского общества».

Ю.П. Шабаев. К вопросу о «новом национализме» финно-угров России // История, совре менное состояние, перспективы развития языков и культур финно-угорских народов. Мате риалы III Всероссийской научной конференции финно-угроведов (1–4 июля 2004 г., Сык тывкар). Сыктывкар, 2003. С. 566–568.

Наряду с общим для всех карел этнонимом karjalani, karjalaine (карьялани), карелы, говорящие на ливвиковском диалекте карельского языка (олонецкие, частично пряжинские карелы), со храняют языковой этноним, называя себя livgiline, livvikk (ливвики), говорящие на людиков ском диалекте (кондопожские, частично пряжинские карелы) – luudilaine (людики).

См. подробнее: Д.В. Бубрих. Происхождение карельского народа. Петрозаводск, 1947. 54 с.;

Р.Ф. Тароева. Материальная культура карел (Карельская АССР). Этнографический очерк. М. Л., 1965. 222 с.;

Ю.Ю. Сурхаско. Об историко-этнической типологии карельской свадьбы // «Советская этнография». 1972. № 4. С. 102–107;

Его же. Карельская свадебная обрядность (Конец XIX – начало XX в.). Л., 1977. 172 с.;

А.П. Косменко. Об ареальной характеристике изобразительного искусства карел Карельской АССР // К истории малых народностей Евро пейского Севера СССР. Петрозаводск, 1979. С. 63–70;

Её же. Традиционный орнамент фин ноязычных народов Северо-Запада России. Петрозаводск, 2002. 220 с.;

Духовная культура се Евгений КЛЕМЕНТЬЕВ, Александр КОЖАНОВ. Культурно-языковые… Диалектные группы карел отличаются друг от друга и по численности.

Ливвики – наиболее многочисленная и довольно компактно расселенная группа, людики – самая малочисленная группа, части которой удалены друг от друга на значительные расстояния. Большая часть собственно карел в настоящее время проживает в нескольких довольно крупных населенных пунктах на севере республики.

Этнокультурная и языковая специфика нашла отражение в уставных документах организаций. Задачи «Вешкельских карел» и «Эссойльских карел» – «сохранение, возрождение и развитие исторического наследия карелов-ливвиков»22. «Олонецкие карелы» ориентируются в то же время и на карел-людиков23, интересы которых также отражает «Карельский род ник». Организации северных карел «Ухут-сеура», Лоухское карельское общество, «Кестеньгские карелы», «Пяозерские карелы» (в меньшей мере «Тунгудские карелы») заметное внимание уделяют поддержке карельско финского культурного наследия, в том числе традиционного двуязычия.

В настоящее время все общественные организации делают акцент на работе с подрастающим поколением, обучая детей навыкам родной речи, привлекая их к участию в различных этнокультурных мероприятиях.

Каждая из них самостоятельно выстраивает траекторию своей дея тельности, оборотной стороной чего является их относительная изолиро ванность, партнерские отношения поддерживаются преимущественно в пределах диалектных зон. Связи вне этих территорий, в том числе c петро заводскими организациями, гораздо слабее.

Приграничное положение, этнокультурная и языковая близость мест ного карельского населения к финнам определяют роль контактов с Фин ляндией для северных организаций. Трансграничное сотрудничество спо собствует разработке совместных проектов. Так, например, в пос. Калевала уже с 2001 г. при поддержке финляндской стороны реализуется проект «Kieli pesa» («Языковое гнездо»), по которому в дошкольных образова тельных учреждениях общение с детьми ведется только или преимущест венно на карельском или финском языках. Постепенно расширяют парт нерские связи с Финляндией и организации южных карел.

В то же время некоторые мероприятия локальных организаций посте пенно приобретают межрайонный и общереспубликанский характер. Это республиканский фестиваль карельской литературы «Здесь родины моей гозерских карел конца XIX – начала XX в. Л., 1980. 216 с.;

Материальная культура и декора тивно-прикладное искусство сегозерских карел XIX – начала XX в. Л., 1981. 260 с.

Перспективный план культурно-просветительской работы общественности с. Вешкелицы // Текущий архив КРОО «Вешкельские карелы»;

Протокол учредительного собрания КРОО «Эссойльские карелы» // Текущий архив КРОО «Эссойльские карелы».

Устав КРОО «Олонецкие карелы» // Текущий архив КРОО «Олонецкие карелы».

182 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. начало», посвященный памяти классика карельской поэзии В.Е. Брендоева, республиканский фольклорный праздник «Вешкельская ярмарка», гастроли в городах и районах Карелии видлицкого театрального коллектива «Tilkuzet» («Лоскутки»), Дни «Калевалы», республиканский фестиваль ка рельской песни имени В. Пяллинена и др.

При этом следует особо подчеркнуть наметившуюся тенденцию про фессионализации народного творчества, примером чему являются спектак ли видлицкого театрального коллектива «Tilkkuzet» («Лоскутки»). С марта 2007 г. по сентябрь 2010 г. коллектив театра представил на суд зрителей более 20 спектаклей преимущественно на ливвиковском диалекте карель ского языка, принимал участие в районных фольклорных праздниках и фестивалях, организовал ряд конкурсов чтецов и т.д.24 «Ухут-сеура» под держивает деятельность Калевальского народного театра, спектакли кото рого идут на финском языке и северном диалекте карельского языка, и дет ских фольклорно-драматических коллективов. Детский кукольный театр «iiliusku» («Ящерка»), созданный студентами кафедры прибалтийско финской филологии Петрозаводского госуниверситета, постоянно выезжа ет в районы республики, убедительно демонстрируя возможности развития театрального искусства на родном языке.

Организации тесно взаимодействую с местными этнокультурными центрами, поддерживаемыми федеральными, региональными и муници пальными властями.

Территориально они рассредоточены в местах компактного расселения карелов, финнов и вепсов. В карельской среде действуют национальный центр сямозерских карелов «Сямозерье» в п. Эссойла, центр карельского языка и культуры «Livvin kesrus» («Ливвиковский центр) в п. Эссойла, эт нокультурный центр Пряжинского национального муниципального района в п. Пряжа, культурно-досуговый центр в с. Вешкелица Суоярвского муни ципального района, Олонецкий национальный музей карелов-ливвиков им.

Н.Г. Прилукина с филиалом в д. Большая Сельга, гостевой дом «Кинерма»

Пряжинского муниципального района, гостевой дом общества карел-лю диков в с. Михайловское Олонецкого муниципального района, этнокуль турный центр «Kalevakatalo» («Дом Калевалы») в п. Калевала, «Дом дерев ни Вокнаволок» филиала культурно-музейного центра г. Костомукша.

Наряду с просветительской, исследовательской и музейной работой, возрождением и проведением традиционных и новых праздников, на базе ряда этноцентров работают различные кружки, проводятся занятия по ка рельскому языку для детей школьного и дошкольного возрастов и т.д.

Паспорт театрального коллектива «Тилкузет» // Текущий архив КРОО «Видлицкие карелы».

Евгений КЛЕМЕНТЬЕВ, Александр КОЖАНОВ. Культурно-языковые… По направлениям своей деятельности локальные организации могут быть условно разделены на две группы:

1. Организации, придерживающиеся в своей работе преимущественно культурно-просветительского направления («Вешкельские карелы», «Вид лицкие карелы», «Эссойльские карелы», «Карельский родник», «Кестеньг ские карелы», Лоухское карельское общество, «Пяозерские карелы»). В большинстве случаев они возникли на основе самодеятельных фольклор ных, театральных и музейных коллективов. Некоторые из них тяготеют к привычным, традиционным методам и формам работы, другие используют современные IT-технологии, внедряют новые формы деятельности: органи зуют языковые лагеря и этнокультурные школы, создают Центры языка и культуры, проводят языковые конкурсы и фестивали;

2. Организации, сочетающие в своей работе культурно-языковую дея тельность с участием в решении некоторых социально-экономических во просов развития территорий («Ухут-Сеура» и «Олонецкие карелы»).

Организация «Молодая Карелия» («Nuori Karjala») возникла в конце 1993 г. среди студентов факультета прибалтийско-финской филологии и культуры Петрозаводского госуниверситета по инициативе и при поддерж ке Союза карельского народа. Своими задачами «Молодая Карелия» про возгласила сохранение и развитие культурно-языкового наследия карел, а также изучение, пропаганду и распространение духовных ценностей всех прибалтийско-финских народов, сближение и сотрудничество с молодежью и молодежными организациями финно-угорских народов25.

Однако до середины 2000-х годов «Молодая Карелия» из-за постоян ной смены членов организации и ее руководства ограничивала свою работу проведением эпизодических этнокультурных мероприятий26. С 2006 г. ор ганизация, уточняя основные направления и организационные формы дея тельности, стала демонстрировать повышенную активность27.

Рассматривая культурно-языковую проблематику в качестве главной, «Молодая Карелия» переносит акцент своей деятельности с сохранения на актуализацию карельского языка в молодежной среде, выбрав сферу со временной массовой культуры как наиболее близкую этой аудитории. Ор Устав РМОО «Молодая Карелия»« // Текущий архив РМОО «Молодая Карелия».

«Северный курьер». 1994. 2 марта;

«Карелия». 1995. 8 апреля.

См. подробнее: «Карелия». 2007. 1 февраля;

«Курьер Карелии». 2007. 8 октября;

Выступле ние председателя исполнительного совета «Nuori Karjala» («Молодая Карелмя») Н. Антоно вой на Международном семинаре «Международные нормы и законодательство Российской Федерации в области сохранения языка и культуры, традиционного образа жизни, природо пользования коренных народов. Нормы. Теория. Практика. 25–27 ноября 2008 г. Петроза водск, 2008. С. 133–135;

А. Чубурова, А. Цыкарев. Карельские молодежные национальные общественные организации // Этнополитическая ситуация в России и сопредельных госу дарствах. М., 2011. С. 142–144.

184 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. ганизация стала проводить этно-фолк-тусовки, этно-фолк-марафоны, дис котеки с этнической музыкой. Усилиями «Молодой Карелии» издается сборник популярной в республике группы «Anna tulla» («Заходите сюда»), поддерживается детский кукольный театр «iiliusku» («Ящерка) и другие литературные и музыкальные молодежные инициативы.

Большое внимание уделяется издательской деятельности. «Молодая Карелия» была участницей двух масштабных международных проектов:

«Продвижение печатного прибалтийско-финского слова в Республике Ка релия» (2006–2009 гг.) и «Обучение профессиональному издательскому делу в Республике Карелия» (2006–2008 гг.).

В музыкальных и издательских проектах «Молодой Карелии» явно выражены отказ от консервации национальной культуры в «фольклорно этнографических» рамках и стремление к созданию новых, профессиональ ных форм, что, по мнению известного финно-угроведа К. Санукова, явля ется одним из условий национально-культурного возрождения: интерес к этнофутуризму представляет собой вариант приспособления к процессам глобализации и «дает неплохие шансы для «диалога культур» на регио нальном уровне28.

Положив в основу своей деятельности фандрайзинг, «Молодая Каре лия» обеспечила своим проектам финансовую поддержку со стороны зару бежных и отечественных фондов.

От большинства карельских организаций «Молодую Карелию» отли чает стремление к широким международным связям. С 1993 г. она является членом Международной ассоциации финно-угорских народов (МАФУН), представители организации принимали участие в работе всех пяти Всемир ных конгрессов финно-угорских народов. Она участник издания междуна родной финно-угорской газеты «Кудо+коду», международного бюллетеня «МАФУН сообщает». «Молодая Карелия» активно сотрудничает с фин ляндскими культурно-просветительскими организациями: Обществом М.А. Кастрена (M.A. Castrenin seura), Фондом им. Ниило Хеландера (Niilo Helanderin saatio), Фондом калевальской культуры «Юминкеко» (Jumin keko-saatio), Обществом финской литературы (Suomalaisen kirjallisuuden seura), Обществом карельского языка (Karjalan kielen seura), Карельским просветительским обществом (Karjalan sivistysseura), Культурным фондом Финляндии (Suomen kulttuurirahasto) и рядом других общественных орга низаций финно-угорских народов.

Одним из важнейших приоритетов ее деятельности в последнее время является организация специализированных языковых групп в детских обра К. Сануков. Финно-угорские народы России в условиях глобализации // «Финно-угрове дение». 2011. № 1. С. 7, 8.

Евгений КЛЕМЕНТЬЕВ, Александр КОЖАНОВ. Культурно-языковые… зовательных учреждениях («языковых гнезд»). К настоящему времени в Петрозаводске и районах республики, несмотря на противодействие со сто роны правительственных учреждений федерального и республиканского уровня, создано несколько таких «языковых гнезд».

«Молодая Карелия» в своей работе ориентируется, прежде всего, на городскую молодежь. Слабой стороной ее деятельности является отсутст вие постоянной связи с районами республики, что организация пытается компенсировать привлечением сельской молодежи к участию в различных проектах, проведением обучающих семинаров с целью подготовки квали фицированных общественников, нехватка которых особенно остро ощуща ется на селе.

«Молодая Карелия» первой из карельских организаций создала собст венный Интернет-ресурс (http://nuorikarjala.onego.ru), который детально освещает деятельность карельских общественных организаций, финно угорского движения России, а также Финляндии, Венгрии и Эстонии.

Наличие у организации собственных источников финансирования и медиа-возможностей определяют известную независимость и самостоя тельность ее позиций, что выделяет ее среди многих других национальных объединений республики.

Вторая половина 2000-х годов – время возросшей общественной и по литической активности организации. Представители «Молодой Карелии»

являются членами различных коллегиальных органов и консультативных советов, работа которых направлена на развитие межнационального со трудничества.

«Молодая Карелия» начинает проявлять себя и в сфере этнополитики, подвергнув жесткой критике закон «Об общественных организациях Рос сийской Федерации», затрудняющий международное сотрудничество, дей ствия федерального центра, исключившего национально-региональный компонент из системы школьного образования, республиканские ведомст ва, ответственные за развитие «национальной» школы.

Информационная открытость, пристальное внимание к отражению своей деятельности в СМИ объясняется «рыночным» подходом к роли и функциям современных общественных объединений, создающих, по сло вам бывшего руководителя организации Н. Антоновой, условия для удов летворения разнообразных потребностей людей. Профилем «Молодой Ка релии», по сути, является менеджмент в сфере этнокультурной работы, по средничество между фондами, органами власти и «заказчиками» в лице различных организаций, локальных сообществ и т.д.

Молодежная организация «Триас» (название происходит от числа учре дителей) была создана в 2006 г. Согласно уставу, деятельность организации «направлена на выявление, анализ и решение актуальных этносоциальных, 186 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. этнополитических, этнокультурных и этноязыковых проблем путём разра ботки и реализации общественно-полезных программ и мероприятий»29.

По характеру и направлению своей работы организация «Триас» во многом похожа на «Молодую Карелию», но, в отличие от последней, не многочисленна и не стремится к публичной и политической деятельности.

Основной профиль ее работы – это менеджмент в сфере этнокультурной работы, разработка и реализация этнокультурных и информационно просветительских проектов, осуществляемых при участии «организаций доноров» и организаций-партнеров.

«Триас» также принимает активное участие в деятельности МАФУН.

Выступая в качестве посредника между фондами и органами власти, «Три ас» установил широкие связи в республике и за ее пределами. Работа орга низации поддерживается Госкомнацем и Министерством культуры респуб лики, музеем «Кижи», районными администрациями и муниципальными учреждениями культуры и образования. Партнерами «Триаса» являются молодежные национальные и общественные организации республики и молодежные организации других финно-угорских народов России. Глав ными зарубежными его партнерами являются Карельское просветительское общество Финляндии, финляндское Общество карел-людиков, Культурный фонд Финляндии.

Наиболее масштабной является его деятельность, связанная с под держкой двух этнолокальных групп карельского этноса карел-людиков и тунгудских карел. Цель этих проектов – развитие этнокультурного потен циала территории. По мнению членов «Триаса», сохранение локальной культуры обеспечивает жизнеспособность территории, культурное своеоб разие может использоваться и в прикладных сторонах развития террито рий, например, для туризма, развития местных ремесел, «брендирования, то есть большей узнаваемости места»30.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.